авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«1 9 3 5 - 1 9 4 5 гг к т Ъ - С *^ РАССЕКРЕЧЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ Л » СЛУЖБЫ 8НЕШНЕИ РАЗВЕДКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Служба внешней разведки ...»

-- [ Страница 6 ] --

Возможно, что именно поэтому министр Крофта опять п уб л и ч н о за н я л ся п р о б л е м о й ч е ш с к о -г е р м а н с к и х отношений и в своей речи, произнесенной 28-го с.м. в чеш ской лиге, вы ступил против н е п р а в и л ь н ы х утверждений германской прессы по вопросу о плохом о б р а щ е н и и с н е м е ц ки м нац. м е н ь ш и н ств о м в Чехословакии. В своей речи, которая, между прочим, была вы держ ана в прим ирительном тоне, министр Крофта отбрасывал пожелания и тезисы Генлейна. Ввиду того, что этот абзац имеет принципиальное значение, я привожу его дословно: «Если в германской прессе или где бы то ни было утверж дается, что разреш ение вопроса немецкого нац. меньшинства в духе пожеланий партии, во главе которой стоит г-н Генлейн, является у с л о в и е м у л у ч ш е н и я о т н о ш е н и й м е ж д у н ам и и Германией, то я вынуж ден настаивать на том, что чехословацкое правительство не может согласиться с этой точкой зрения. Эта так называемая проблема немецкого нац. меньшинства может быть разрешена только чехословацким правительством. Мы не можем обсуждать эту проблему с кем бы то ни было другим».

(Речь была произнесена в присутствии немецкого меньшинства, и поэтому на немецком языке.) Н апряж енная атм осф ера, возникш ая в чешско-германских отношениях, в данный момент тем сильнее ощ ущ ается здешними правительственными кругами, что здесь в связи с испанским конфликтом постоянно говорят о неясности германской политики, за котор ой с л е д я т с б о л ь ш о й п о д о з р и т е л ь н о с т ь ю и беспокойством.

Польский посол д-р Казимир Папе.

Посылается:

Директору Кобылянскому, МИД — П.ІІ, Польскому посольству в Берлине.

Верно: НАЧ. 7 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД КОМИССАР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ 3 РАНГА (Слуцкий) Сообщение польского посольства в Стокгольме в МИД СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО 7 О т д е л о м ГУГБ Н К В Д п о л у ч е н из В а р ш а в ы следующий документальный материал:

Документально Перевод с польского Польское посольство в Стокгольме № 33-43 30. VI. Секретно Г-ну министру иностранных дел в Варшаве.

О бсуж дая поездку министра Сандлера в П рибалтийские государства, следует преж де всего констатировать, что ее ход и результаты совершенно не к о м м е н т и р о в а л и с ь в зд е ш н е й п рессе. Газеты о граничились помещ ением чисто инф орм аци он н ы х телеграмм, а по возвращении министра появилась только одна редакционная статья, обсуждающая ее значение.

Точно так же и интервью, данное мин. Сандлером прессе по его возвращении, носило чисто общий характер. В нем подчеркивалось сотрудничество Ш веции с П р и б а л ти й ски м и госуд ар ств ам и в Л иге Н аций, указывалось на развитие торговой и культурной связи.

Визитам министра здесь старались придать прежде всего характер актов вежливости, и равно мин. Сандлер, как и вице-министр Гюнтер, который также принял участие в поездке, в разговорах со мной и моими коллегами подчеркивали отсутствие политических моментов в происходящих беседах, не говоря об обмене мнениями по совершенно общим вопросам, главным образом в рамках работы в Лиге Наций. Это относится в особенности к Латвии, которая, так же как и Швеция, состоит членом Совета Лиги Наций.

Г-н Сандлер подчеркивал при этом нежелание этих государств вмешиваться в дела великих держав.

Эта сдержанность прессы и правительственных кругов не значит, однако, что здешняя общественность не и н т е р е с у е т с я в и з и т а м и г-на С а н д л е р а и не усматривала в них далеко идущих целей. Наоборот, в о з н и к а е т в п е ч а т л е н и е, что эта с д е р ж а н н о с т ь вызывается желанием избежать обсуждения политики нынешнего министра иностранных дел, которого уже в теч ен и е п р о д о л ж и те л ьн о го времени здесь многие обвиняют в чрезмерной политической активности и, в особенности, в чрезмерном подчинении директивам А н г л и и. Э ти г о л о с а ч а с т о и с х о д я т о т к р у г о в, придерживающихся филогерманской ориентации, но встречают отклик у всех тех, которые хотели бы возврата к политике строгого нейтралитета и отхода от всяких проблем большой европейской политики.

П р о и с х о д и в ш а я в п о сл е д н е е время в п рессе полемика об отношении Швеции к Лиге Наций, в которой приняли участие осн овн ы е органы либер альн ой и со ц и ал -дем о кр ати ческо й партии, т. е. газеты явно недружелюбно настроенные по отношению к нынешнему реж иму в Германии, и подвергш ая резкой критике политику Великобритании, может рассматриваться как своего рода предостережение от чрезмерного участия в международной политике, в котором здесь подозревают г-на Сандлера. Однако это не значит, что сближение с Прибалтийскими государствами здесь расценивалось о тр и ц а те л ь н о, — дело л и ш ь в том, чтобы оно не выходило за рамки общих интересов на базе общей политики независимости от каких бы то ни было блоков и чтобы оно не п риобрело характера более тесного политического соглашения. Поэтому кажется вполне вероятным, что г-н Сандлер, отдавая себе отчет в этой ситуации, действовал в Прибалтике весьма осторожно и ограничился разговорами общего характера, считая сам ф а к т св о е го ви зи та д о с т а т о ч н о й, при н ы н е ш н и х условиях, манифестацией.

Что касается поездки лорда Плимута, то на мой вопрос г. Гюнтер заявил, что, на основании информаций, собранных в Прибалтийских столицах, он ограничился только наблюдениями и информацией, не затрагивая никаких конкретных вопросов.

По сведениям, полученным мною от г.г. Сандлера и Гюнтера, в Прибалтийских государствах господствуют в общем спокойные и даже оптимистические настроения.

Т о ч к а з р е н и я на н ы н е ш н ю ю с и т у а ц и ю т а м преимущественно совпадает с точкой зрения Швеции и Польши, сказал мне г-н Сандлер. Что касается русских вопросов, то визит в Прибалтийские страны не дал никаких указаний в смысле оценки последних событий в СССР, к которым, однако, в этих государствах относятся спокойно. Там не предполагают, чтобы со стороны СССР этим государствам угрожала какая-нибудь опасность.

Наоборот, как там утверждали, в Москве господствует убеждение, что существование на восточном побережье Балтийского моря этого ряда государств желательно для безопасности СССР.

О т г-н а Г ю н т е р а я с л ы ш а л, ч то в з а и м н о е сотрудничество всех трех Прибалтийских государств не о с т а в л я е т ж е л а т ь л у ч ш е г о. В Л а т в и и и Э ст о н и и п о д ч е р к и в а л о с ь, что б л и з к и е и д р у ж е с т в е н н ы е отношения с Польшей не препятствуют им, однако, сотрудничать с Литвой, причем они надеются, что и В арш ава с полны м п о н и м а н и е м о тн е се тся к этой ситуации. О тносительно настроений в Литве к с о о б щ е н н ы м г-ну м и н и стр у и н ф о р м а ц и я м я могу добавить, что г-н Гюнтер определил их, — поскольку дело касается Польш и, — как « уны ние без всяких а г р е с с и в н ы х с т р е м л е н и й, но т а к ж е и без всяки х тенденций к урегулированию вопроса, — по крайней мере, со стороны тех лиц, которые находятся теперь в Литве у власти». Когда я задал г-ну Сандлеру вопрос относительно внутренних затруднений Литвы, о которых он упомянул в беседе со мной до своей поездки как о мешающих соглашению с Польшей, он дал уклончивый ответ, говоря, что он подразумевал под этим нажим о б щ е ств е н н о го м нения, с которы м п р а в и те л ьство вынуждено считаться.

Н а к о н е ц, если д ел о ка са е тся в о п р о со в экономического характера, затронутых во время визита, то, по с л о в а м м о и х с о б е с е д н и к о в, о н и и м е л и возможность констатировать в вопросе сотрудничества с « г р у п п о й О с л о » б о л ь ш о й и н т е р е с, но с к о р е е т е о р е т и ч е с к о г о х а р а к те р а. О д н а ко не и ск л ю ч е н а возможность некоторой инициативы со стороны этих государств, в особенности Л атвии, в сторону присоединения к этой группе. С другой стороны, темой разговоров был, несомненно, и вопрос относительно денежных сумм за шведский экспорт, замороженных в Прибалтийских странах, так как мне известно, что рост этого экспорта без со о тв етствую щ е й ком пенсации является причиной забот здешних хозяйственных кругов.

Польский посол Потворовский.

Посылается: в МИД П.П., в посольство в Риге, 1 в Гельсингфорсе, " в Таллине.

Верно: НАЧ. 7 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД КОМИССАР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА (Слуцкий) Сообщение польского посольства в Риме в МИД «22» VIII 1937 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО 7 О т д е л о м ГУГБ Н К В Д п о л у ч е н из В а р ш а в ы следующий документальный материал:

Документально Перевод с польского Польское посольство в Риме (Квиринал) № 3-48 25.І.1937 г.

Секретно Г-ну министру иностранных дел в Варшаве.

Как вопрос крейсера «Лейпциг», так и отсрочка в и з и т а г-на Н е й р а т а в Л о н д о н п о с л у ж и л и д л я итальянских руководящих кругов поводом для того, ч то б ы п о д ч е р к н у т ь н е р у ш и м о с т ь с о л и д а р н о с т и итало-германских начинаний. Тот факт, что Италия заняла по отношению к Франции и Англии аналогичную с Германией позицию в вопросе о якобы совершенном на этот крейсер нападении, слабо скрываемое недовольство здешних официальных кругов намечаемой поездкой фон Нейрата и, прежде всего, бросающееся в глаза бессилие И т а л и и по о т н о ш е н и ю к эти м ф а к т а м, а т а к ж е пассивность, с которой она подчинилась германскому динамизму, — все это бросает яркий свет на неравенство обоих партнеров.

Н аи б о л е е, быть мож ет, ярким этого подтверждением являются высказывания одного вполне з а с л у ж и в а ю щ е г о д о в е р и я л и ц а о то м, что д е л о «Лейпцига» возникло в результате ложной тревоги и ложного сообщения с его борта. Несмотря на то, что ошибка была позднее исправлена командиром судна, Германия не отказалась от обвинения в агрессии и сознательно продолжала действовать в этом духе по отношению к лондонскому Комитету. Италия, которая якобы была поставлена в известность об ошибке, была вынуждена и в дальнейшем поддерживать Германию в ее игре. Мы не имеем возможности проверить, насколько эти сведения отвечают действительности. Во всяком случае позиция Англии и Франции, которые не верили утверж дениям Германии, стремление Германии как можно быстрее ликвидировать дело «Лейпцига» и ее далеко идущий отказ от первоначальных требований компенсации, формулировка всякого рода сообщений на эту тему, иногда совершенно противоречивых, — все это наводит на размышления. Здешний германский посол, которого я сегодня посетил, разъяснил мне, что вопрос о «Лейпциге» следует считать исчерпанным и к нему, по всей вероятности, уже больше не вернутся, по крайней мере Германия. Когда я постарался направить разговор на тему о причинах, совершенно ясно выраженных в прессе, — англо-французских сомнений относительно наличия в данном случае факта агрессии, — я не без удивления услышал из его уст весьма нерешительное по с р а в н е н и ю с о ф и ц и а л ь н о й ге р м а н с к о й п о зи ц и е й утверждение, что, как ему кажется, агрессия все-таки имела место. Из этого я вынес впечатление, что он в личной беседе не хотел вдаваться в утверж дения, относительно которых ему было известно, что они не соответствуют действительности. Он сказал мне, что со гл а сн о п о л у ч е н н ы м из Б е р л и н а р а з ъ я с н е н и я м, германскую декларацию об отказе от морского контроля не сл едует р ассм атр и ва ть как вы ход Германии из лондонского Комитета. Он добавил, что итальянскую новацию следует считать аналогичной. Между прочим, спустя несколько часов это было п о дтверж ден о в коммю нике здеш него министерства «национальной культуры». Говоря о положении в Испании и о его значении для отношений между державами, посол фон Хассель высказал мнение, что нынешний фазис, несмотря на п о с л е д н и е з а т р у д н е н и я, в ы з в а н н ы е д е л о м «Лейпцига», отличается меньшей остротой и что вся опасность зависит лишь от того, захочет ли СССР вызвать войну, — чего он легко мог бы добиться, — или не за хо ч е т этого. П осле д о в о л ь н о п р о д о л ж и т е л ь н ы х рассуждений, лишенных, между прочим, интересных моментов, он сказал, что, по его мнению, СССР не хотел бы теперь войны и что это склоняет его (фон Хасселя) к оптимизму. Когда мы перешли к вопросу об отсрочке визита фон Нейрата в Лондон и я упомянул о том, что, принимая во внимание первоначальное беспокойство Италии и ее тепереш нее удовлетворение, отсрочка поездки или даже временный отказ от нее производит впечатление политического успеха Италии, посол фон Хассель сказал, что реализация этого визита дала бы положительные результаты также и Италии, так как германский министр иностранных дел при обсуждении отдельных проблем с английским правительством был бы лоялен по отношению к Италии. Когда же я обратил его внимание на то, что главной причиной беспокойства Италии, в моем представлении, была не перспектива согласования обоими правительствами конкретны х проблем, а скорее вопрос о будущих англо-германских о т н о ш е н и я х, он п о д т в е р д и л, что п р о с т р а н с т в о, р а з д е л я ю щ е е А н гл и ю и Г е р м а н и ю, м е н ь ш е, чем пространство, разделяющее Англию и Италию.

Кроме того, ссы лаясь на инф ормацию, которую он якобы получил до нашей беседы, он разъяснил мне, что действительной причиной неосуществления этого визита я в л я е т с я, как с о о б щ и л о уж е р а н ь ш е ге р м а н с к о е правительство, то обстоятельство, что в данный момент в связи с делом «Лейпцига» необходимо присутствие министра иностранных дел в Берлине. Ссылаясь на его слова, сказанные за минуту до этого, о том, что вопрос «Лейпцига» следует считать исчерпанным, я высказал предположение, что в таком случае этот визит сможет состояться в ближайшем будущем. Посол не поддержал этой темы.

Я позволю себе, между прочим, отметить, что было бы очень интересно установить, имеется ли какая-нибудь зависимость между отменой несомненно нежелательного для Италии визита фон Нейрата в Лондон и совершенно п р едан н о й Герм ан и и п озиц ией Италии в вопросе «Лейпцига». Нет ли здесь временных уступок Германии в пользу Италии и своего рода компенсации за то, что Германия впутала ее в это темное дело. Если бы это было так, то можно было бы констатировать, что и на этот раз счастливая звезда не покинула Муссолини.

В з д е ш н е м М и н и с т е р с т в е и н о с т р а н н ы х дел компетентный в этих вопросах заместитель генерального директора Гуарнашелли подтвердил мне слова посла фон Х асселя о тн о си те л ь н о отказа Италии от м орского контроля и ее дальней ш его участия в лондонском Комитете. Он разъяснил мне также, что вопрос об оставлении у испанского побережья итальянских военных судов, о котором упоминала здешняя пресса, еще не реш ен. По его сл о в а м, н ы н е ш н е е п е р е д в и ж е н и е германского флота следует рассматривать как своего рода самостоятельную демонстрацию по отношению к красной Испании. Он утверждал, что эти суда вернутся в ближайшем будущем в свои порты или же в районы своей постоянной стоянки.

Гуарнашелли с большим скептицизмом отзывался о намечаемом переходе морского контроля в руки Англии и Франции на тех участках, на которых до настоящего времени контроль осуществлялся Италией и Германией.

Он о т м е т и л, ч т о э т о т ш а г, с о д н о й с т о р о н ы, противоречил бы общим постановлениям о контроле, принятым лондонским Комитетом, хотя он, с формальной точки зрения, мог бы быть реализован помимо Комитета, т. е. без участия Италии и Германии;

с другой стороны, он был бы н ец ел есо о бр азен, так как при разделе участков контроля было постановлено, что Англия и Франция, в глазах испанского общественного мнения сочувствующие красной Испании, оперировали бы у берегов Испании, занятой ген. Франко, а Германия и Италия — у берегов правительственной Испании. Таким образом переход контроля к Англии и Франции не давал бы гарантий объективного и справедливого выполнения обязанностей и являлся бы существенным изменением постановлений Комитета. Несмотря на это Гуарнашелли не определял нынешнюю ситуацию ни как серьезную, ни как чересчур опасную. Относительно мнимого нападения на крейсер «Лейпциг» он высказал предположение, что его с провокационной целью могла совершить советская подводная лодка. Таким образом, он не утверждал, что это н а п а д е н и е и с х о д и л о со ст о р о н ы и с п а н с к о го правительства.

Несмотря на то, что г-н Гуарнашелли, так же как и германский посол, утверждал, что личный контакт фон Нейрата с английским правительством, принимая во внимание отношения, связывающие Германию и Италию, был бы благоприятным явлением также и для Италии, он категорически заявил, что не видит возможности скорого осуществления этого визита, так как это потребовало бы п р е д в а р и те л ь н о го устан о вл е н и я со о тв ет ству ю щ е й атмосферы, чего, по его мнению, теперь нельзя ожидать.

Поверенный в делах А. Завиша.

Посылается: МИД П.І, МИД П.П, МИД П.Ш., в посольства в Париже, Лондоне, Берлине, в делегацию при Лиге Наций в Женеве.

Верно: НАЧ. 7 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД КОМИССАР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА (Слуцкий) Информация польского посольства в Берлине в МИД о внутреннем положении Германии СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО ПОСЛАНО т.т.

СТАЛИНУ, МОЛОТОВУ «29» X 1937 г.

7 о т д е л о м ГУГБ Н К В Д п о л у ч е н из В а р ш а в ы следующий документальный материал:

Документально Перевод с польского Польское посольство в Берлине 6. VII. О внутреннем положении Германии.

Секретно Г-ну министру иностранных дел в Варшаве.

За последние месяцы все яснее вы является в германской общественности нарастание критических настроений по отношению к существующему режиму.

Этот процесс является результатом различных, часто действующих одновременно и взаимно усиливающих друг друга, моментов.

Первое место по своим размерам занимает среди них перемена, которая произошла в позиции масс по отношению к лозунгам и начинаниям н а ц и о н а л - с о ц и а л и с т с к о й п а р т и и. Эта п е р е м е н а проявляется в зн ачи тельн ом равнодуш ии. О билие лозунгов и начинаний, слетов и торжеств вызвало упадок настроений. Режим стал чем-то повседневным, потерял значительную часть своей прежней привлекательности.

Даже связанные с режимом массы начинают смотреть на него более объективными глазами. Начинают наряду с х о р о ш и м и е го с т о р о н а м и з а м е ч а т ь и п л о х и е, сопоставлять на отдельных участках действительность с теорией.

М ом ентом, которы й дей ствует особенно раздражающим образом на среднего человека и чаще всего дает ему повод к критике и недовольству, является расточительность средних и м аленьких партийны х вождей, их несоответствующий общ ему положению высокий жизненный уровень. В особенности в провинции, в небольших городах, где материальное положение каждого общеизвестно и изменение жизненного уровня бросается немедленно в глаза, замечается довольно сильная реакция против сл и ш ком бы стр о го роста благосостояния местных партийных вождей. Она находит о т р а ж е н и е в п е р е д а в а е м ы х от о д н о го к д р у го м у рассказах о разложении и злоупотреблениях.

Это теперь в Германии обычная тема частных разговоров. В этом отношении можно прямо говорить об истинном психозе, который господствует здесь. Факты смешиваются со сплетней и клеветой, забота о чистоте общественной жизни — с завистью. Как бы то ни было, правильная или неправильная критика и обвинения такого рода являю тся доказательством того, что в широких кругах германской общественности господствует недовольство, а их всеобщее распространение указывает на довольно значительную степень этого недовольства.

Жалобы на взяточничество часто являются только симптомом, только отражением, а не истинной причиной бр ож ен и я. Она обы ч но им ею т более глубокое о б о сн о ван и е: н е д о во л ьство является результатом материальных и моральных условий, в которых живут отдельные слои населения. Рабочие массы в целом, наряду с интеллигенцией, сильнее всего ощ ущ аю т недостаток политических свобод и прав. Германский рабочий, воспитанны й преим ущ ественно в социалистическом мировоззрении, втянутый в массовое движение, привык рассматривать себя как элемент, принимающий участие в формировании политического лица Германии, он представлял себе, что принимает активное участие в событиях. Поэтому его удручает сознание того, что он является теперь только зрителем, только послушным орудием, массой, которую ведет независимая от нее политическая воля.

Его удручаю т также чрезмерная дисциплина и муштровка на предприятии и внутри профессиональной организации. Постоянные усилия, прилагаемые к тому, чтобы привлечь его на сторону национал-социализма, усиливают его недоверие к режиму. Однако германский рабочий прежде всего недоволен условиями зарплаты.

Хотя безработица доведена до минимальных размеров и общ ая сумма зарплаты рабочи х зн а ч и те л ьн о увеличилась, индивидуальные заработки не намного превысили уровень 1932 года, т. е. периода наибольшей хозяйственной депрессии. За это время цены поднялись на 30-40 %, и прежде всего значительно повысились взносы на партию и ее организации.

Эта д и с п р о п о р ц и я тем б о л е е о щ у т и м а, что германский рабочий полностью отдает себе отчет в том, что за это время произош ло всеобщ ее улучш ен и е конъюнктуры. Он знает, что рабочие массы за границей пользуются этим улучшением, добиваясь повышения заработной платы;

в Германии же правительство не допускает повышения заработной платы, желая этим путем ограничить рост потребления, который мог бы стать опасным ввиду увеличения спроса на сырье. Факт то, что н есм отря на б л а го ж е л а т е л ь н ы е ж есты по отношению к пролетариату, несмотря на восхваление мира труда, несмотря на разные вспомоществования, н о ся щ и е ск о р е е д о п о л н и т е л ь н ы й или м о р а л ьн ы й характер (акция «Сила через радость»), гитлеризм в конце концов снижает жизненный уровень рабочих масс и вносит недовольство в их отношение к режиму.

В еще большей степени, чем позиция рабочих, в отрицательном смы сле зам енилось отнош ение к национал-социализму крестьянских масс. Первоначально новый режим, несомненно, дал крестьянам как классу н а и б о л ь ш и е вы годы в ф о р м е у м е н ь ш е н и я задолженности, установления твердых, более высоких цен на продукты и предоставления разных привилегий.

Кроме того, он ставил их в пример всему народу. Однако со временем положение подверглось существенному изменению. Привыкнув думать старыми хозяйственными категориями, крестьянин считает, что твердые цены наносят ему ущерб, что они слишком низки, так как в порядке свободной торговли при нынешней хорошей конъюнктуре он получил бы больше. Однако самым серьезны м источником н едовольства являю тся многочисленные постановления, издаваемые в связи с акцией, имеющей целью осущ ествление автаркии в о б л а с т и п р о д у к т о в п и т а н и я, а т а к ж е в св я зи с реализацией четырехлетнего плана. Эти мероприятия нормируют процесс производства и отчасти сбыта и налагают на крестьян ряд весьма обременительных обязательств. Привыкший к системе индивидуального ведения хозяйства крестьянин рассматривает все эти м е р о п р и я т и я как в в ы с ш е й с т е п е н и н е п р и я т н о е ограничение его прав, неоднократно действующее во вред его интересам. Он относится в общем отрицательно к таким мероприятиям, как «Ландяр», «Эрнтехильфе»

(помощ ь сбору урожая), рассматривая импровизированных сельскохозяйственных рабочих не как помощь, а как еще одну форму обременения, как дополнительный налог.

Еще более критически, чем мелкое крестьянство, к аграрной политике правительства относятся крупные землевладельцы, которые сильнее страдают от нового курса хотя бы потому, что контроль над ними является более легким и потому более строгим. В кругах крупных з е м л е в л а д е л ь ц е в ч а с т о с л ы ш а т с я ж а л о б ы на дилетантизм и неделовой характер ряда распоряжений, а кроме того, постоянны е нарекания на радикализм общественной системы. Это звучит довольно странно в с о п о с т а в л е н и и с тем ф а к т о м, что при национал-социалистском правительстве значительно улучш илось ф инансовое полож ение крупных землевладельцев, которое до этого было безнадежно.

Наиболее благоприятным из всех общественных слоев является отношение к режиму мелкой буржуазии.

Атмосфера и идеология национал-социализма в общем удовлетворяет этот общественный слой, а его лозунги встречают в нем наиболее глубокий отклик. Но и здесь, в о с о б е н н о с т и за п о с л е д н и е м е с я ц ы, б ы л о м н о го проявлений недовольства. Нарекания на чрезмерный налоговый пресс и дополнительные сборы в пользу партии носят слишком всеобщий характер, чтобы их можно было рассматривать как свойственные только этому классу. Однако и от этого класса исходит очень много жалоб. Ремесленник жалуется, кроме того, на ограничения в области снабжения и переработки сырья и материалов и на их недостаток, мелкий торговец — на отсутствие или недостаточный приток некоторых сортов то в а р о в, на у х у д ш е н и е их к а ч е ств а, ч р е з м е р н о е количество твердых цен, слишком низкие прибыли. Оба они — ремесленник и мелкий торговец — считают, что они слишком стеснены в своей инициативе и свободе действий, слиш ком обременены бю рократическими обязанностями, каковыми являются получение на все специальных разрешений, заполнение сотен формуляров, составление отчетов и статистики.

Значительно сильнее ощ ущают все это крупная торговля и промышленность. Во-первых, потому, что эти круги были гораздо сильнее связаны с либеральным хозяйственным мировоззрением, чем мелкие торговцы и ремесленники, которые имели за собой старинны е традиции цехов и сословий. Во-вторых, потому, что структура крупных предприятий более сложна и поэтому более чувствительна к вмешательству извне. В-третьих, п о то м у, что они п о д в е р г л и с ь го р а зд о б о л ь ш е м у количеству регл ам ен ти р ую щ и х ограничений и предписаний, чем мелкие предприятия, а кроме того, над ними установлено гораздо более строгое наблюдение в отношении выполнения ими распоряжений. Контроль над мелким предприятием или ремесленником значительно труднее, менее эффективен и поэтому обычно менее строг. Крупному предприятию приходится преодолевать массу р а сп о р я ж е н и й, указан и й, за п р е щ ен и й и ограничений, издаваемых различными государственными и партийными инстанциями, — часто отменяемых и и з м е н я е м ы х. О н о в ы н у ж д е н о, что е щ е т р у д н е е, проводить их в жизнь под угрозой строгих взысканий и наказаний. Однако по организационным соображениям это не всегда возможно как из-за техники производства, так и из-за покупателя. Крупные концерны легче могут приспособиться к возрастающ им требованиям. Они у в е л и ч и в а ю т ш тат а д м и н и с т р а т и в н о го персонала, с п е ц и а л и с т о в, к о н с у л ь т а н т о в по в а л ю т н ы м и юридическим вопросам. Мелкий и средний промыш ленник, который лично руководит о р г а н и з а ц и о н н ы м и д е л а м и св о е го п р е д п р и я т и я, касающимися производства и сбыта, не может точно придерживаться всех запрещений и указаний. Нарушая их, он совершает проступки, за которые может быть в любой момент привлечен к ф инансовой и даже уголовной ответственности. Возникает порочный круг.

Яркой иллю страцией к ны неш ней ситуации мож ет служ ить оф и ц и альн ы й опрос, п р ои звед ен ны й в текстильной промышленности (средней) и Рейнской области. Оказалось, что большинство предприятий, — в общем, без злого умысла — не выполняет комплекса р а с п о р я ж е н и й, и зд а н н ы х в связи с в ы п о л н е н и е м четырехлетнего плана. Чрезвычайно много энергии тратится на постоянные сложные ходатайства или о предоставлении соответствующего количества сырья, или о возврате сумм по экспорту, или о предоставлении валюты, необходимой для закупок за границей. Очень часты факты, когда предприятие, несмотря на недостаток или даже временную приостановку поставки сырья, под нажимом правительственных органов не может сократить числа р а б о ч и х, что з н а ч и т е л ь н о у в е л и ч и в а е т себестоимость продукции. Все это приводит к тому, что, несмотря на хорошую конъюнктуру и большие прибыли, которые получает преж де всего м еталлургическая п р о м ы ш л е н н о с т ь, н е с м о т р я на в ы г о д н у ю д л я предпринимателей политику зарплаты, проводимую правительством, настроения промышленных кругов по о тн о ш е н и ю к р е ж и м у п р он и кн уты кр и ти ц и зм о м и недовольством.

Общественной группой, в которой оба эти момента находят самое сильное отражение, является интеллигенция. Даже многие из тех, которые не только принадлежат к национал-социалистической партии, но и з а н и м а ю т в ы с о к и е п о ст ы в а р т и с т и ч е с к и х или культурно-просветительных организациях, жалуются на ограничение свободы мышления, на навязывание сверху готовых схем, в рамках которых только и разрешается д е й с т в о в а т ь. Го р азд о бо лее су р о в ы е су ж д е н и я о национал-социалистических начинаниях высказывают интеллигенты, которые не нашли духовного контакта с р е ж и м о м и о с т а л и с ь в с т о р о н е. Те г о в о р я т о выхолащивании и упадке германской культуры как о свершившемся факте. Они указывают на отрицательные последствия этого, выражающиеся в форме резкого падения влияния германской науки и культуры во всем м и р е. Э т о т п р о ц е с с, по их м н е н и ю, у с и л и в а е т политическую изоляцию Германии.

Серьезным, постоянно усиливающимся источником недовольства, распространяющим притом свое действие на все о б щ е с т в е н н ы е сл о и, я в л я е т с я к о н ф л и к т государства с католической и евангелической церковью.

Однако степень интереса к нему различных общественных слоев неодинакова, и неодинакова также их позиция по отношению к этому конфликту. Только с р а в н и т е л ь н о н е б о л ь ш а я ч астъ о б щ е с т в е н н о с т и безоговорочно одобряет акцию правительства, направленную к тому, чтобы всецело подчинить церковь государству. К этой группе принадлежат прежде всего «Дейче Христен» (германские христиане), сторонники языческого мировоззрения и антиклерикалы разных оттенков. М ногие члены партии и сочувствую щ ие, признавая необходимость ограничения роли церкви, считают все-таки неудачными п р и м ен я е м ы е правительством методы. Даже в этих кругах они часто вызывают отвращение. Не всегда так же сильна реакция масс, стоящих вне политической жизни. Большая часть еван гел и ко в и д о во льн о небольш ая — католиков, преимущественно не выполняющих религиозных обрядов и индифферентно относящихся к религии, равнодушно относится к конфликту.

Для значительной части евангеликов и большинства католиков этот конф ликт является, однако, чем-то существенным и близким, вносящим разлад в их совесть.

Действия правительства, направленные к ограничению прав церкви или лишению ее таковых, распространение порочащих слухов о духовенстве и даже о религиозных учреждениях эта часть общественности рассматривает как обиду или даже насилие. Такая политика вызывает критику, недовольство и чувство обиды, а в более активных или теснее связанных с церковью кругах — даже озлобление. Этим кругам все сильнее приходится ощущать ограничение свободы церкви, и в них все более укрепляется желание предпринять борьбу, подвергнуться страданиям, принести себя в жертву.

Эта атмосфера, исходящая от групп неуступчивых л ю д е й и ф а н а т и к о в, с ч и т а ю щ и х себя ж е р т в а м и преследования, распространяется на более широкие круги верующих и постепенно охватывает их целиком.

Антагонизм между государством и церковью углубляется.

Зн ам ен ател ьн о то, что зн а чи тел ьн ое больш инство молодеж и относится к нему или пассивно, или же с т а н о в и т с я на с т о р о н у п р а в и т е л ь с т в а. Т о л ь к о незначительный ее процент усматривает правоту на сто р о н е ц ер кви. Это, н е со м н е н н о, р е зул ьта т и д ео л о ги ч еско й и во сп и тате л ьн о й работы, проводивш ейся в отнош ении м олодеж и национал-социалистской партией в течение многих лет с большой затратой энергии и средств. В результате этой работы германская молодежь школьного возраста в крупных городах и промышленных центрах, за немногими исключениями, слепо предана национал-социализму и его вождю. Только ее не затронул упадок настроения по отношению к режиму. Менее однородна университетская м о л о д е ж ь. Ее в п е р в у ю о ч е р е д ь х а р а к т е р и з у е т чрезвы чайно сильный ж изненны й оппортунизм. Он является гарантией того, что эта молодежь останется послушной тому, у кого в руках будет власть.

Для нынешнего состояния умов германских масс и происшедшей перемены характерна та форма, в которой в н е ш н е п р о я в л я ю тся го с п о д с т в у ю щ и е ср ед и них настроения. Такая суровая критика и резкие суждения в отношении существующего положения и выступающих на политической арене лиц, как теперь, еще не слышались в р а з г о в о р а х со в р е м е н и п р и х о д а к в л а с т и национал-социалистов или по крайней мере со времени б р о ж е н и я, п р е д ш е ств о в а в ш е го л и кв и д а ц и и Рема.

Поражает то, что значительно ослабла осторожность и с д е р ж а н н о с т ь, к о т о р о й р а н ь ш е о т л и ч а л и с ь все высказывания. В то время как раньш е высказывать и с к р е н н и е м н е н и я на п о л и т и ч е с к и е тем ы л ю д и разрешали себе только в тесном кругу доверенных лиц, те п е р ь б р о са ю тся в глаза см е л ы е и кр и ти ч е ски е суждения в присутствии лиц малознакомых и случайно встретившихся и даже в присутствии очень многих. Это касается в первую очередь крупных городов. Ввиду того, что это ста л о в с е о б щ и м я в л е н и е м, это п р и д а е т критикующим лицам субъективное чувство безопасности и самоуверенности. Часто случается, что присутствующие члены партии или молчаливо прислушиваются к такого рода критическим рассуждениям, или же с некоторым смущением выступают в защиту режима, делая это в весьма примирительной форме. Правительство и партия не предпринимают пока никакой серьезной акции против все более сильной и обш ирной волны критических настроений. Причины этого могут быть двоякого рода.

Или правительство, считая, что эти настроения не представляют опасности для прочности режима, хочет им дать выход в течение некоторого времени и таким образом разрядить внутреннюю атмосферу. Или же, — что каж ется более п р ав д о п о д о б н ы м, — оно хочет выявить это недовольство, выяснить причины брожения, создавая условия некоторой безнаказанности, чтобы з а т е м п у т е м р е ш и т е л ь н ы х м ер р а з г р о м и т ь на п р о д о л ж и т е л ь н о е вр ем я в ся к о е с о п р о т и в л е н и е.

Возможно, что съезд в Нюрнберге явится исходной точкой для такой акции.

Ж елая ответить на вопрос, какой удельный вес имеют в политическом отношении охарактеризованные вы ш е н астр о ен и я, надо преж де всего принять во в н и м а н и е то о б с т о я т е л ь с т в о, ч то в н и х м н о го непостоянных, преходящ их моментов. Значительное напряжение и распространение критики является лишь естественной реакцией на слишком продолжительный и слиш ком строгий заж им свободы вы сказы ваться и жаловаться — даже в кругу знакомых. Таким образом, они лишены в значительной степени более глубокой п о л и ти ч е ско й базы. С о в е р ш е н н о ясн о, что та ки е настроения им ею т и некоторы е политические п о сл е д ств и я. Они в ы р а ж а ю тся в д в ух ф о р м а х. В значительном, хотя, несомненно, только временном, равнодуш ии общ ественности к начинаниям н а ц и о н а л - с о ц и а л и с т с к о й п а р т и и. Ч а щ е, чем с эн тузи азм о м, н ы н еш н ем у реж им у приходится сталкиваться со скептицизмом;

в настоящее время он не может в такой степени, как раньше, рассчитывать на жертвенность и помощь масс.

Вторым последствием теперешних настроений масс является гораздо более обш ирный и более полный отклик, который находит ком м унистическая акция.

Проводимая по-прежнему конспиративно, она в довольно значительной степени изменила свои методы. Она меньш е вним ания уделяет распространению коммунистического мировоззрения, снисканию новых сторонников, а всю энергию направляет на то, чтобы дискредитировать национал-социалистский режим на каждом шагу во всех его проявлениях и начинаниях.

Акция, проводимая в этом направлении, прежде всего путем живого слова (листовки играют меньшую роль на п р о м ы ш л е н н ы х п р е д п р и я ти я х), тр уд н о подд ается вы явлен и ю. С арказм и вы см еи ван и е являю тся излю бленны м орудием. Эта акция дает серьезны е р е зу л ь та ты, в о со б е н н о сти в Б е р л и н е, Га м б ур ге, Лейпциге, Рурском бассейне и саксонском промышленном районе.

Кроме коммунизма в Германии по-прежнему нет никакой о р га н и зо в а н н о й о п п о зи ц и и. «Д ейче Ф ре й хетсп а р те й » (Герм анская партия свобод ы ), о которой часто упоминает иностранная пресса, является, насколько удалось установить, обычной мистификацией.

За ней стоят только небольшие эмигрантские группы в Ч ехословакии, Ш вейцарии и Эльзасе, деятельность которы х на те р р и то р и и Герм ании о гр а н и ч и вается к о н т р а б а н д о й и р а з б р а с ы в а н и е м, д а ж е не распространением, листовок с нереально звучащими декларациями. Они попадают в руки небольшого числа лиц и находят лишь очень слабый отклик.

В р е з у л ь т а т е в се го в ы ш е и з л о ж е н н о г о, хотя агитационная сила национал-социалистской идеологии (но не партии, в которую вступить стараются многие, ж елая обеспечить себе лучш ие условия ж изни) за последние месяцы пошла на убыль и хотя настроения по отн ош ен и ю к реж им у п о д вергли сь сер ьезн о м у ослаблению, это не подрывает его прочности и силы. Нет не т о л ь к о п о л и т и ч е с к и х э л е м е н т о в, к о т о р ы е с и з в е с т н ы м и ш а н с а м и на у с п е х м о г л и бы е м у противопоставиться, но — наряду с коммунизмом нельзя выявить даже зачатков какой-нибудь политической ко н ц е п ц и и, сп о со б н о й хотя бы в и д е о л о ги ч е ско й плоскости померяться силами с национал-социализмом.

Из разговоров с противниками режима нельзя извлечь н и к а к и х к о н к р е т н ы х и дей. Их р а с су ж д е н и я идут исключительно по линии критики того, что существует.

Они не отдают себе отчета в том, чем они хотели бы заменить нынешнюю политическую действительность.

Более того, они просто не п р едставл яю т себе без катастроф ы извне возмож ности перемен в течение бли ж айш и х лет. У вер ен н о сть в прочности реж има остается неизменной даже среди его врагов. Среди германской общественности, несомненно, существуют различные стремления, однако нет никакой возможности в ы я в и т ь в ни х хотя бы за р о д ы ш о п р е д е л е н н ы х п о л и т и ч е с к и х к о н ц е п ц и й, не го в о р я у ж е об их кристаллизации.

Основной осью и движущей силой по-прежнему остается канцлер Гитлер. Даже по мнению противников р е ж и м а, он с т а н о в и т с я все б о л е е н е з а м е н и м ы м человеком, без которого трудно себе пр едстави ть п о л и т и ч е с к у ю д е й с т в и т е л ь н о с т ь. Н е с м о т р я на ослабление агитационной силы национал-социалистских л о з у н го в и и д е о л о ги и, н е см о тр я на к р и ти ч е с к о е брож ение во всех о б щ ествен н ы х слоях, автор итет Гитлера не то л ько как вож дя, но и как человека продолжает в Германии расти и укрепляться.

Так представляется в общих чертах внутреннее положение Германии накануне ежегодного смотра сил партии и режима в Нюрнберге.

П репровож дая г-ну министру данный доклад о внутреннем положении Германии, честь имею сообщить, что после съезда в Нюрнберге, на котором я, как и в прошлые годы, буду присутствовать, я позволю себе о св е ти ть д и р е к т и в ы, ко то р ы е б уд ут даны для дальнейшей работы партии и правительства в области внутренней политики.

Польский посол Иосиф Липский.

Посылается: в МИД, ІІ-й., польское посольство в Париже, 1 1 в Лондоне, 11 в Риме, польскому делегату в Лиге Наций в Женеве.

Верно: НАЧ. IV СЕКТОРА 7 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД КАПИТАН ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ (Фурман) Информационное сообщение польского посольства в Риге в МИД СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО 7 О тд е л о м ГУГБ Н К В Д п о л у ч е н из В ар ш авы следующий документальный материал:

Документально Перевод с польского Польское посольство в Риге Об оживлении литовско-французских отношений.

7. VII. 1937 г.

Секретно Г-ну министру иностранных дел в Варшаве.

Ряд выявившихся за последние недели симптомов, свидетельствую щ их об оживлении ф ранко-литовских отношений, и их неблагоприятные для Польши установки з а с т а в л я ю т м е н я о б р а т и т ь в а ш е в н и м а н и е на ф ранцузскую активность на этом участке. Исходной точкой последнего периода следует считать торжества по случаю открытия Наполеоновской выставки в Ковно в мае с.г. Реализации этой выставки, имеющей хорошо скры тую а н ти п о л ьскую те н д е н ц и ю, пр еж де всего сп о со б ств о в а л о ф р ан ц узско е п осол ьство в Ковно, секретарь которого является (фамилия неразборчива. — П ер.) в и ц е -п р е д с е д а т е л е м Общ ества л и т о в с к о -ф р а н ц у з с к о г о с б л и ж е н и я. Д а л ь н е й ш и е симптомы, которые изложу ниже, были направлены на укрепление литовской точки зрения в «виленском вопросе» и в соответствии с пожеланиями советской политики поддерж ивали ан ти п ол ьски е настроения литовцев. Я перечислю ниже проявления французской активности:

1. П р и су тств и е на о ткр ы ти и Н а п о л е о н о в ско й выставки официальной французской делегации в лице депутата Роберта Гранмезон и Гастона Риу.

2. Весьма благож елательная для Литвы статья Гранмезона в газете «Ле пти Курье» (Анжер) в которой он, между прочим, пишет: «Литовский народ 17 лет тому назад порвал всякую связь, даже почтовую, с Польшей, к о гд а П о л ь ш а з а н я л а в и л е н с к и й край в о п р е к и С увал кском у д о говору, на основании которого эта территория переходила под суверенную власть Ковно».

3. И н ф о р м а ц и о н н а я статья о Л и тв е в газете «Иллюстрасион» от 29.V в связи с Парижской выставкой, в которой имеется следующий абзац: «Нельзя писать о Литве, не вспоминая о походе нашей великой армии через эту страну. Император жил в Ковно, нынешней сто л и ц е госуд ар ств а. Старая сто л и ц а, В ильно, оккупирована поляками».

4. Пожертвование французским послом в Ковно 8.000 франков на литовскую военную библиотеку.

5. Приезд делегата французской федерации бывших фронтовиков Леона Агуртен на съезд Союза бывших добровольцев литовской армии. В своей речи на съезде Агуртен расхваливал «сопротивление, оказы ваемое Литвой великому государству, которое покушалось на ее свободу».

6. П р и г л а ш е н и е л и т о в с к и х ж у р н а л и с т о в на двухнедельную экскурсию во Францию и прием этой экскурсии министром Бастидом.

В с я к и е н е б л а г о п р и я т н ы е и в р а ж д е б н ы е по о тн о ш ен и ю к П ольш е в ы сказы ван и я ф р а н ц узски х политиков немедленно подхватываются и раздуваются л и товской прессой с целью за ве р и ть л и то вско е и иностранное общ ественное мнение, что притязания Литвы на Вильно вполне обоснованы и встречают также поддержку со стороны Франции, союзницы Польши.

Я хочу отм етить такж е, что друж ественная по отношению к Литве установка здешнего французского военного атташе Гавеналя, о котором я уже в свое время у п о м и н а л, о с т а л а с ь н е и з м е н н о й. Н е д а в н о, по возвращении из Ковно с Наполеоновской выставки, он сказал одному лицу, которое информировало об этом военного атташе, майора Бржесквинского, что он во время этих торжеств имел возможность убедиться, что Вильно все-таки литовский город.

Сообщая г-ну министру все выш еизложенное, я хотел бы обратить его внимание на то, что такого рода п р о я в л е н и я ф р а н ц у зск о й п о л и ти ки, е сте с тв е н н о, усиливают сопротивление литовцев и их специфическую манию величия, укрепляя их антипольские настроения, а с д р у го й с т о р о н ы, с о з д а ю т в и д и м о с т ь, что они согласованы с основной линией просоветской ориентации Литвы, которая в Ковно в последнее время значительно усилилась.

Польский посол Франц Харват.

Посылается:

г-ну министру иностранных дел — 3 экз., директору Кобылянскому — 1 экз.

Верно: НАЧ. 7 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД КОМИССАР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА (Слуцкий) Информационное сообщение польского посольства в Риге в МИД СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО 7 о т д е л о м ГУ ГБ Н К В Д п о л у ч е н из В а р ш а в ы следующий документальный материал:

Документально Перевод с польского Польское посольство в Риге 23. VIII.37 г.

О беседе с Авенолем на тему о Литве и Балтийской Антанте.

Г-ну министру иностранных дел в Варшаве.

О пребывании Авеноля в Риге я сообщу в отдельном докладе. В настоящее время я хотел бы лишь доложить г-ну министру о моей беседе с Авенолем, которую я вел с ним по его инициативе у Мунтерса. Беседа продолжалась свыше часу. После обеда, который был дан министром Мунтерсом в честь Авеноля, он подошел ко мне и начал разговор на тему о своем визите в Литву, о нашей б ал ти й ско й п о л и ти ке в целом и, в ч а стн о сти, по отношению к Литве, Балтийской Антанте и т. д.

Я изложил Авенолю нашу политику, руководствуясь инструкциями, полученными в этом отношении от г-на министра, а также последними высказываниями г-на министра, известными мне по прессе. Дольше всего я, конечно, остановился на разъяснении ему нашей позиции по отношению к Литве, а также на опасной и враждебной антипольской литовской политике. Авеноль в дискуссии на эту тему не отрицал, что литовская политика по отношению к Польше недружелюбна, и доискивался причин этого в нарушении Польшей прав Литвы на В и л ь н о. С х о р о ш о и з в е с т н ы м и м не л и т о в с к и м и аргументами я разделался довольно легко, убеждая Авеноля, что подход к урегулированию конф ликта д о л ж е н и сх о д и ть из со в е р ш е н н о ины х р е а л ь н ы х предпосы лок. Я представил ему ряд наш их ш агов, вы явл яю щ и х сам ое и скр ен нее наш е ж ел ан и е урегулировать отношения с Литвой, и одновременно указал на ряд фактов, свидетельствующих о злой воле со стороны Литвы, о ее непрестанной диверсионной акции, которая ведется не только ее собственными силами, но и путем о к а з а н и я п о к р о в и т е л ь с т в а д и в е р с и о н н ы м тенденциям других национальностей, как, например, украинцев, чехов и т. д. Я сильно подчеркнул, что считаю больш ой ош ибкой п овед ение разны х д и п л о м ато в, котор ы е со ч у в ств у ю т « о б и ж е н н о й » Л и тве и этим со д е й ств у ю т ещ е б о л ь ш е м у ее со п р о ти в л е н и ю. Я вы сказал та кж е со м н е н и е о тн о си т е л ь н о то го, способствуют ли разные визиты в Ковно сохранению мира и устр а н е н и ю оп асн о сти и за тр у д н е н и й, вытекаю щ их из литовского конф ликта, если они не стараются навести руководящ ие литовские круги на правильный путь, обращая их внимание на опасность игры, ко то р ую Л и тв а л е гк о м ы с л е н н о вед ет. Я подчеркнул, наконец, самым категорическим образом, что П ольш а в теч е н и е ряда лет п о сл е д о в а те л ь н о стрем ится к урегулированию отнош ений с Л итвой, проявляя значительную уступчивость, указал, однако, что антигосударственная акция, которую Литва ведет против Польши — не только на своей территории, но и на территории Польши — на долгий срок становится н е те р п и м о й. А в е н о л ь п р и сл у ш и в а л с я к моим рассуж дениям с больш им интересом и все слабее защ и щ ал позиц ию Л итвы. В п ечатл ен и я от своего пр ебы ван ия в Ковно он резю м и р овал сл едую щ им образом.

Он заявил, ч т о,— хотя ему этого никто ясно не сказал, — из различных намеков он вынес впечатление, ч т о н е т ш а н с о в на с к о р о е у р е г у л и р о в а н и е литовско-польского конфликта. По его мнению, имеются два момента, к урегулированию которых он не видит средства: Литва, глубоко проникнутая стремлением сохранить свою независимость, рассматривает потерю В и л ь н о как гл у б о к у ю р а н у, к о то р а я в с л е д с т в и е продолжительного существования не зажила и остается настолько чувствительной, что по каж дом у поводу реагирует и возбуждает умы. Ввиду позиции Польши, к о т о р а я и с к л ю ч а е т к а к и е бы т о ни б ы л о т е р р и т о р и а л ь н ы е и з м е н е н и я, р ан а п р о д о л ж а е т оставаться открытой и постоянно гноится.

Вторым моментом, по словам Авеноля, является необходимость использования вопросов Вильно для концентрации националистических сил во внутренней п оли тике во круг этого л озун га. При сегод н яш н ем п о л о ж е н и и в е щ е й и п р и н и м а я во в н и м а н и е непримиримый характер литовцев, Авеноль не видит скорого выхода из этого положения.

В конце моей беседы с Авенолем на тему о Литве к нам подошел Мунтерс и также вмешался в наш разговор.

Я бы л п р и я т н о у д и в л е н, когд а М у н т е р с в м оем присутствии категорически заявил Авенолю, что Польша за последнее время проявила много доброй воли для урегулирования отношений с Литвой, соглашаясь на некоторые элементы, которые, по его мнению, должны были облегчить Литве урегулирование с честью этого вопроса. Если это не удалось, то вина падает всецело на Л и тв у. В д а л ь н е й ш е м п р о ц е с се б е се д ы М у н т е р с подчеркнул, что, хотя существующие между Литвой и Польшей отношения в данный момент не скрывают в себе непосредственной опасности, однако в будущем этот вопрос может стать грозным и рискованным для Литвы. «Вообще, — говорил Мунтерс, — Литва плохо сделала, что не урегулировала этого вопроса при жизни маршала Пилсудского, ибо тогда ввиду любви маршала к Литве она имела несомненно шансы добиться большего, чем те п е р ь. В н а сто я щ е е время Л и тва п о сту п а е т неправильно, не принимая протянутой руки министра Бека, так как не подлежит сомнению, что после министра Бека она не получит того, что могла бы получить сегодня».


Впрочем, по поводу этого дела я хотел бы еще отметить, что г-н Анри де Монфор, который во время конгресса балтийских историков был в Риге и дважды п о д р о б н о б е с е д о в а л со м н о й, с к а з а л м н е, что французский посол Трипье заявил ему, что в литовском вопросе Мунтерс полностью разделяет и поддерживает позицию г-на министра.

Возвращаясь к беседе с Авенолем, — для него было откровением, когда я заговорил с ним о советских в л и я н и я х в Л и тв е. Он слуш ал меня с неко тор ы м недоверием, и из его замечаний я вынес впечатление, ч то, по его у б е ж д е н и ю, л и т о в ц ы т о л ь к о р а д и экономических выгод ведут тактическую игру то с СССР, то с Германией. На данном этапе, по мнению Авеноля, усилия Германии, направленные к тому, чтобы укрепить свое влияние в Литве, дают успешные результаты.

Беседа Авеноля со мной коснулась также вопроса о Балтийской Антанте и о нашем отношении к ней. Он стал на ту точку зрения, что изоляция Литвы могла бы ее толкнуть или в сторону СССР, или в сторону Германии, что не с о о т в е т с т в у е т и н те р е са м ни П о л ь ш и, ни Прибалтийских стран. Я дал ему ясное освещение этого вопроса. Прежде всего я представил ему положение отдельных Прибалтийских государств и их взаимные о тн о ш е н и я, затем я п ер еш ел к р а зъ я сн е н и ю фактического удельного веса Балтийской Антанты как блока и нашего отношения к ней. Авеноль слушал меня с большим интересом;

он не мог ничего возразить против моих аргум ентов о том, что Балтийская Антанта в н ы н е ш н и х у с л о в и я х не яв л я ется и н стр у м е н то м и гарантом мира на востоке Европы и что дружественные отношения, связывающие Польшу с Латвией и Эстонией, не могут сами собой распространяться на Балтийскую Антанту, в которой Литва всеми средствам и ведет ди вер си он н ую работу против П ольш и. Я вы сказал мнение, что вопрос о том, что лучше: изоляция Литвы и л и ее у ч а с т и е в блоке, — является весьм а относительным.

Все зависит от роли, какую играют остальные два партнера в блоке. Я высказал сомнение относительно того, не является ли пер еоц енка возм ож н остей и значения Балтийской А н т а н т ы,— такой, какой она является сегодня, — лишь самообманом.

Я, конечно, лишь вкратце изложил г-ну министру содержание беседы, которая, как я уже указал выше, была весьма продолжительной. Факт то, что Авеноль все время после обеда, на котором присутствовал весь дипломатический корпус, провел исключительно в беседе со мной, чем он вызвал чрезвычайное любопытство моих ко л л ег;

пр и чем о со б е н н у ю н е р в о зн о с т ь п р о яви л литовский поверенный в делах, который кружил вокруг нас, желая, по-видимому, подслушать содержание нашей беседы.

Фр. Харват, польский посол.

Посылается: министру иностранных дел — 3 экз., директору Кобылянскому.

Верно: НАЧ. IV СЕКТОРА 7 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД КАПИТАН ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ (Фурман) Шифртелеграмма польского диппредставителя в Токио в МИД ПОСЛАНО т. т. 1 — Сталину, 1 — Молотову 10 ІІІ1937 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО 7 о т д е л о м ГУ ГБ Н К В Д п о л у ч е н из В а р ш а в ы следующий документальный материал:

Документально Перевод с польского Г.М.С. ШИФРТЕЛЕГРАММА (входящая) Г-н. Ромер в Министерство иностранных дел в Варшаве.

Токио, 1/И № Получена 18/І Как я сообщал шифровкой № 3, здешняя пресса поместила сообщение из Лондона о беседе г-на министра с Иденом, в котором нам приписывается инициатива нейтрализации Польши по образцу Бельгии.

Я во сп о л ьзовал ся встречей с м инистром иностранных дел, чтобы распросить его относительно сообщения из Лондона, а когда он ответил мне, что у него их пока нет, а вышеуказанным слухам он не верит, я постарался укрепить его впечатления, указывая на то, что Польш а, связанная оборонительны м и сою зами, которые в последнее время сама укрепила, не смогла бы заключить свою политику в рамки бельгийской формулы.

Кабинет мин. получает 3 экз.

Верно: НАЧ. 7 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД КОМИССАР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА (Слуцкий) 1. VIII.37 г.

ВЕРНО: 4 СЕКТОР Документ польского Генштаба о работе польской разведки против СССР З А М Е Ч А Н И Я ПО В О П Р О С У Р Е О Р Г А Н И З А Ц И И «ПРОМЕТЕЯ» В ПАРИЖЕ.

1937 г. Генштаб, 2-ой отдел № 2304/2/37 от 31.VIII. Разработал В. Пельц, 17.ІІІ.1937 г.

Предшествовавшее дело 2859/ I.

По поручению начальника экспозитуры № 2 2-го отдела генштаба Владислав Пельц, отправляющийся в Париж с целью см ени ть майора В. Д о м б р о в ско го, разработал данные замечания, написанные в одном экземпляре. Этими замечаниями преследуется цель дать и с ч е р п ы в а ю щ у ю или с и н т е т и ч е с к у ю к а р т и н у существующего в Париже положения и господствующих настроений, которые должны были бы быть приняты во внимание при наш их планах реорганизации. В них устанавливаются лишь важнейшие моменты, касающиеся как прометеевского движения в целом, так и парижского участка прометеевской работы с целью дать возможность ориентироваться и облегчить деловую дискуссию по поводу работ, связанных с реорганизацией этой работы в Париже. В основном данные замечания не выходят за рамки, предусмотренные в деле № 2859/36 для всей работы «Прометея». (Дело под заголовком «Директивы для работы в области прометеевской проблемы на 1936-1937 год».) 1. Замечания по в о п р о с у р е о р г а н и з а ц и и прометеевской работы в Париже.

Вопрос о реактивации работы «Прометея» в Париже разработан в директивах, изложенных в деле № 2859/36.

Задача данного доклада состоит в том, чтобы, опираясь на вышеуказанные директивы, точнее изложить организационные принципы «Прометея» в Париже в связи с проектируемым изменением форм и методов его работы. Прежде чем перейти к обсуждению условий работы, существующих в Париже, и наших пожеланий, касающихся «Прометея» на этом участке, необходимо установить основные недостатки организации, которые задерживаю т прометеевское движение в целом. Эти недостатки вызываются следующими обстоятельствами:

а) отсутствием единых идеологических установок и е д и н о й о р га н и з а ц и о н н о й ф о р м ы для в се го п р о м е т е е в с к о г о д в и ж е н и я, в том ч и сл е и клуба «Прометей»;

б) отсутствием тесной координации в работе между « П р о м е т е е м » и п о л ь с к и м и и д е й н о -т в о р ч е с к и м и прометеевскими ячейками, которые, в принципе, должны были доп ол н ить, а такж е идеологически и научно обосновать работу клуба и прометеевское движение.

1). Единые организационные формы прометеевского движения.

Когда в 1929 году был основан в Варшаве клуб «Прометей», польско-прометеевское сотрудничество переживало первый период лихорадочной активности и выработки не только общих идейных установок, но и наиболее практических организационных форм, лучше всего с о о т в е т с т в у ю щ и х с о т р у д н и ч е с т в у п о л ь ски х элементов с руководителями прометеевской эмиграции.

Первая область работы была поручена Восточному институту, О.К.М. (?) и газете «Восток». Идейная база прометеизма была изложена в трудах Вионевского и К р ы м с к о го, а та к ж е в ряд е т р у д о в, н а п и с а н н ы х представителями разных национальностей, участвующих в «П ро м етее». Что касается д р уго го н аправл ен ия польского со тр уд н и ч е ств а с « П р о м е те е м », то оно пр и н ял о ф орм ы со тр у д н и ч е ств а с р ук о в о д я щ и м и центрами прометеевской эмиграции.

П ром етеевская акти вн ость огр ан и ч и л ась ко о р д и н и р о в а н и е м вн еш н его со тр уд н и ч е ств а и регул и р о ва н и е м отн о ш ен и й м еж ду руковод ящ и м и органами как единственными центрами политического руководства в эмиграции. Варшавский клуб поставил перед собою только узкие, чисто клубные, цели: связь между прометеевскими деятелями и обмен мнениями с активными польскими прометеевскими деятелями. Таким образом, он стал на идейно-товарищескую платформу, причем последний момент был сильно подчеркнут в уставе клуба.

Со времени основания «Прометея» как организации прошло 7 лет;

за это время в прометеевском движении п р о и зо ш л а зн а м е н а т е л ь н а я эв о л ю ц и я, которая в настоящее время выкристаллизовывается в конкретные идейно-политические пожелания и требует создания организационных форм, более для них подходящих.

Д еятельн ость «П ром етея» охватила обш ирны е идейно-политические горизонты, разрывая тем самым первоначальны е рамки, намеченны е для ее работы устав о м. Э во л ю ц и я « П р о м е те я » пош ла в сто р о н у объединения всех народов, угнетаемы х Россией, на идейно-независимой от руководящих центров эмиграции, общей платф орме борьбы о Россией как «тю рьмой народов», а также признания права на независимость всех, без исключения, народов, даже тех, которые не имеют в эмиграции легальных представительств. Короче говоря, развитие «Прометея» явно пошло по линии превращения его в «интернационал угнетенных». Эта эволюция «Прометея» приводит к некоторым конфликтам с руководящими политическими центрами, каковыми являю тся н ац и о н ал ьн ы е эм и гр а н тски е центры, по вопросу о праве быть представителями национальных интересов, а такж е по вопросам организационного руководства.

Эти конфликты не особенно грозны (хотя следует признать, что они неприятны), так как они основаны на непонимании возникшего теперь положения вещей, но их м о ж н о б у д е т л и к в и д и р о в а т ь л и ш ь т о гд а, ко гд а руководящие центры поймут, что развитие прометеизма не угрож ает ограничением объема их политической деятельности, а требует лишь разграничения сферы и плоскости, в которы х будет проходить дальнейш ая деятельность.


Гораздо более грозными являю тся, между тем, конф ликты, возникаю щ ие меж ду «П ром етеем » как идеологическим целым с национальными концепциями отдельных его членов. Эти конфликты, как показывают наш и н а б л ю д е н и я, о б ы ч н о п р и в о д я т к сп ор ам о госуд ар ствен н о м суве р е н и те те о тд ел ьн ы х национальностей, входящих в состав «Прометея», над территориями, на которые с большим или меньшим основанием претендуют другие народы. Эти конфликты можно будет ликвидировать путем уточнения идеологии «Прометея», в котором на первое место будет выдвинут принцип о том, что пром етеизм является едины м ф ронтом всех угнетенны х, борю щ ихся за право на н е за в и си м о сть, а не о б ъ е д и н е н и е м п о л и ти ч е ски х организаций, являющихся представительницами бывших государств и теперешних политических интересов этих госуд ар ств. Эта вторая точка зр ения в клубе как организации не играет существенной роли, а, наоборот, является даже вредной.

а). Идеология «Прометея».

Т о, чем в н а с т о я щ е е в р е м я в о т н о ш е н и и политической динамики является «Прометей», возникло как результат воздействия польской политической мысли, этой «легенды над Вислой», о которой писали Крымский и Висневский. Теперешнее идеологическое состояние «Прометея» является доказательством того, что п о л ь ск о е п о н и м а н и е р а з р е ш е н и я к о м п л е к са восточноевропейских вопросов приобрело политический агитационны й смысл и способно сконцентрировать в о к р у г с е б я не т о л ь к о н е п о с р е д с т в е н н о заинтересованны е элементы, являющ иеся представителям и конкретны х госуд арственны х или национальных интересов, но всякие эмоциональные элементы, имеющиеся у истоков великих национальных революций. «Прометей» вступает теперь на указанный и и с п ы т а н н ы й П и л с у д с к и м п уть, т. е. в б о р ь б е за н е з а в и с и м о с т ь б е р е т у с т а н о в к у и м е н н о на эту революционно-национальную динамику.

К о н ста ти р уя те п е р ь, после се м и л е тн е го эксперимента, вышеизложенное положение вещей, мы приходим к вы воду о необходимости создания для п р о м е т е е в с к о го д в и ж е н и я у с о в е р ш е н с т в о в а н н ы х о рга н и зац и о н н ы х ф орм, которы е полностью дадут возм ож ность этому движ ению развить революционно-национальный динамизм и не только по своей идеологической природе, но и в организационном отнош ен ии стать в полном смы сле слова интернационалом народов, угнетаемых Россией. Именно интернационалом, так как это определение уже дает н е ко то р ы е и сп ы та н н ы е ф орм ы и д е о л о ги ч е ско й и эм о ц и о н а л ьн о й м оби л и зац и и масс, угл уб л ен и я их револю ционности, а кроме того, дает испытанные в другом месте самые практические организационные формы для политических организаций этого типа.

Если бы нам удалось придать пром етеевском у движению по возможности точные, но одновременно и гибкие формы интернационала, тогда у нас оказалось бы в руках действительно мощное оружие для борьбы с Россией. В этом, собственно говоря, весь смысл нашего интереса к прометеевскому движению и его организации.

Для того, чтобы д о сти гн уть этого идеала, мы должны умело произвести организационные изменения и создать для них крепкую и ясную идейную платформу.

Идеология клуба должна быть уточнена и должно быть установлено, что:

1) п р о м е те и зм я в л я е тся д в и ж е н и е м всех без исключения народов, угнетаемых Россией;

2) « П р о м е т е й » в с е м и с и л а м и с о д е й с т в у е т стремлениям, направленным к тому, чтобы вызвать национальную революцию на территории СССР;

3) «Прометей» избегает всякого рода доктрин как социальной, так и экономической области;

4) в п р о м е т е е в с к о м д в и ж е н и и и м е ю т п р ав о участвовать не т о л ь к о народы с выкристаллизовавшимися уже национальными отличиями и ясными стремлениями к независимости, но и те, у которы х только теперь нарож дается национальное сам осознание и стрем ление к национальной независимости, и даже племена, которые в настоящее время только переходят на высш ую национальную стадию (сибирские племена);

5) прометеевское движение содействует борьбе за независимость и свободу на территории СССР;

во всех ее ф о р м а х оно о к а з ы в а е т п о д д е р ж к у в ся к о го рода проявлениям распада на национальны е элементы и племена и старается вызвать брож ение националистического характера на тех территориях, где население проявляет пассивность;

6) «Прометей» не выступает в интересах одного народа или объединенной группы народов, а всегда выступает как единый фронт угнетаемых от имени всех у г н е т а е м ы х, в з а щ и т у о с н о в н ы х и н т е р е с о в всех угнетаемых;

7) защ иту основных интересов всех угнетаемых следует понимать как защиту на международной арене права на н е за в и си м о сть и са м о о п р е д е л е н и е всех народов, угн етаем ы х в СССР, как систем атическую разъяснительную акцию на международной арене с целью р а зо б л а ч е н и я н аси л и я, со в е р ш а е м о го над угнетаемыми народами в СССР, как пропагандистскую акцию, научно и исторически обосновывающую идею н ац и он ал ьн ой н ео д н о р о д н о сти С СС Р, а такж е необходимость распада Советской империи на отдельные национальные государства;

8) споры о суверенитете государств над спорными территориями — несущественны и недопустимы;

9) « П р о м е т е й » не я в л я е т с я к о н г л о м е р а т о м организационных единиц, не является также органом, с о с т о я щ и м из п р е д с т а в и т е л е й т е х и л и и н ы х п р а в и т е л ь с т в, ц е н т р о в, п а р т и й. Он я в л я е т с я организацией в политическом и формальном отношении совершенно независимой;

10) «Прометей» мобилизует членов по собственной воле и под собственную ответственность, не беря на себя никаких политических обязательств по отношению к национальным центрам;

но он, с другой стороны, не навязывает никаких формальных ограничений своим членам по отношению к их руководящим центрам.

На построенной таким образом идейной платформе должны быть ликвидированы возникающие теперь в прометеевском движении конфликты и должны быть устранены взаимные претензии и недоразумения.

Национальные руководства должны относиться к прометеизму как к идейно-политическому движению с в о с п и т а т е л ь н ы м и т е н д е н ц и я м и по о т н о ш е н и ю к угн е та е м ы м н ар о д ам и п р о п а га н д и с т с к и м и — по отношению к внешнему миру. «Прометей» не занимает никакой определенной позиции по отношению к текущей политике и диплом атической акции того или иного ко м п л е к са го с у д а р ст в на м е ж д у н а р о д н о й ар е н е.

(Следующие четыре (?) строки неразборчивы. — Пер.) «Прометей» должен иметь право проявлять национальны й радикализм для того, чтобы самым э ф ф е к т и в н ы м о б р а зо м с о з д а т ь р е в о л ю ц и о н н у ю динамику. Радикально-национальны е тенденции не должны ему ставиться в вину и не должны неправильно расцениваться как фашистские симпатии, а тем более не должны рассматриваться как измена интересам народа.

б). Организационная форма.

У становленны е таким образом идеологические формы прометеевского движ ения потребую т от нас создания соответствую щ их единых организационных форм. Возникает необходимость изменить теперешние формы как непригодные и ликвидировать существующую до настоящего времени децентрализацию отдельных клубных ячеек.

При разработке единой организационной формы, у с т а н а в л и в а ю щ е й н о в ы е р ам ки п р о м е т е е в с к о г о движения, следует принять во внимание следующие моменты:

а) единство руководства для всего движения;

б) о т м е н а т о го п р и н ц и п а, что р у к о в о д с т в о организацией поручается исключительно представителям больших народов;

в) у с т р а н е н и е из « П р о м е т е я » и з б р а н н о с т и (элитаризм а) в см ы сле подразделения угн етен ны х народов на две группы (больших и маленьких, имеющих государство и не имеющих такового);

г) в в е д е н и е у с и л е н н о й организационной дисциплины;

д) возможность свободной вербовки членов;

е) возможность тайных планов и действий.

При выработке организационны х форм следует считаться с возможностью легализации «Прометея» в отдельных странах или же в случае невозможности ее осуществления — с необходимостью маскировать работу клуба.

Р е з ю м и р у я все с к а з а н н о е о т н о с и т е л ь н о реорганизации «Прометея», следует констатировать, что о н а с в е л а с ь бы к с о з д а н и ю д л я е д и н о г о (идейно-воспитательного и пропагандистского) фронта угн етен ны х народов специальной и соверш енно н е за в и си м о й о р га н и за ц и и, я в л я ю щ е й ся ц ен тр о м, мобилизующим революционно-национальные стрем ления, а такж е — представительницей самых широких общ ественны х кругов угнетенны х народов, находящихся а эмиграции. Мы заинтересованы в том, чтобы организованный таким образом «Прометей» стал ш колой, воспиты ваю щ ей м олодеж ь в боевом духе.

Необходимо так руководить организацией, чтобы она сумела привлечь в свои ряды как можно более широкие массы самой активной молодежи, а также чтобы она сумела оказывать идейное влияние на отечественные страны. Из этих кадров, как из хорошей опытной среды, мы будем черпать наиболее ценны е элементы для боевых организаций, создание которых предусмотрено в основном деле № 2859/36, раздел «Д».

2. Координация работы с Восточным институтом.

С реорганизацией «Прометея» тесно связан вопрос о координировании работы польских прометеевских ячеек с прометеевским движением. Это очень важный вопрос, и неурегулирование его в настоящее время ослабило бы все движение, суживая его и лишая его солидной научной базы.

П ром етеевское движ ение долж но опираться в Варшаве на учреждение научного характера, которое занялось бы углублением и обоснованием прометеизма, а та кж е р а з р а б о тко й для п р о м е т е е в с к о й акции необходимого пропагандистского материала.

Такую роль должен сыграть Восточный институт в Варшаве, который был создан именно с этой целью.

Нынешнее положение в Восточном институте требует улучшения его работы. Институт должен быть всецело п е р е д а н в руки м о л о д ы х п р о м е т е е в ц е в. М о ж н о надеяться, что они сумеют выделить из своей среды достаточно энергичный руководящий аппарат и сумеют м о б и л и зо в а ть д о ста то ч н о н а уч н ы х сил как среди поляков, так и среди представителей прометеевских народов.

В осточны й и н сти тут дол ж ен стать акад ем и ей прометеизма и арсеналом, который снабдит «Прометей»

наиболее эф ф ективны м оруж ием для его акции на международной арене.

II. «Прометей» в Париже.

1. Организационные затруднения.

И зл о ж е н н ы е вы ш е п р и н ц и п ы р е о р га н и за ц и и «Прометея» должны быть, между прочим, реализованы также и в Париже. Однако уже теперь можно ко н статир овать, что нам еченная в П ариж е работа встр ечает больш и е затрудн ен и я. Эти затрудн ени я связаны как с причинами формально-правого характера, так и с более глубокими причинами, скрывающимися в идейном процессе, переживаемом в настоящее время прометеевской эмиграцией в Западной Европе.

а). Формальные затруднения.

Ф о р м а л ь н о -п р а в о в ы е з а т р у д н е н и я в р а б о те «Прометея» возникают в Париже в результате элитаризма (идея избранности некоторых народов) и вытекающих из него глубоко укоренившихся методов политической работы.

В Париже сконцентрировались прежде всего те элементы, которые унесли с собой в эмиграцию легально устан овл ен н ое ещ е нац иональны м учреди тел ьны м собранием пред стави тел ьство интересов народа и государства. На этой почве возникло стрем ление к избранности (элитаризму) на прометеевском фронте, т. е.

к подр а зде л ен ию народов, входящ их в состав «Прометея», на первую и вторую категорию. В состав первой вошли элементы (как, например, грузины и ук р а и н ц ы ), котор ы е на осн о ва н и и сущ е ств ую щ е й государственности пользуются правовым авторитетом на международной арене, признаны западноевропейскими государствами и имели в свое время в этих государствах легальные дипломатические представительства.

Во второй категории оказались представители п р о м е т е е в с к и х н а р о д о в, не и м е ю щ и х п р и зн а к о в бо л ь ш о го го суд а р ств а, как, н ап р и м е р, Кры м, или народов, не имеющ их государственных традиций со времени великого революционного перелома 1917-1920 г.г., как, например, Ид ель-Урал, не говоря уже о представителях народов, находящихся только те п е р ь в ста д и и в о зн и к н о в е н и я и я в л я ю щ и х ся в значительной степени еще и теперь только фикцией, как, например, Казахия. Вполне понятно, что избранные прометеевские народы, организую щ иеся для общей защиты своих интересов, очень неохотно связывались с представителями народов второй категории и еще менее охотно предоставляют им право голоса. Причиной этого является не только «мания величая» представителей п р о м е те е в ски х го суд а р ств е н н ы х нар од ов, так как сущ ествует обоснованная, вытекаю щ ая из деловы х соображений и реальных интересов неблагожелательность к «паталахам». Дело в том, что с о в е р ш е н н о иная п о зи ц и я и и ны е п о л и т и ч е с к и е возможности на международной арене у Грузии или У к р а и н ы, чем у И д е л ь -у р а л ь с к о го или ка за ц к о го движений, неизвестных и неуточненных предыдущими ю ридическими фактами. Политический потенциал и значение грузинских или украинских интересов будет всегда больше, чем у Идель-Урала или Крыма. При таких условиях трудно требовать, чтобы эти несоразмерные для е в р о п е й ск о го поли ти ка величины та кти ч е ски о б ъ е д и н ял и сь и р ассм атр и ва л и сь о д н о вр е м е н н о в с л о ж н о й д и п л о м а т и ч е с к о й и гр е, к о т о р у ю в е д у т официальные представительства прометеевских народов, имеющих свое государство.

П оэтому естественно то, что, когда концепция единого фронта угнетенных народов, организованного для защиты их интересов, была выдвинута в Париже, при организации Комитета Дружбы применялся принцип элитаризма (избранности). Исключение было сделано т о л ь к о для Т у р к е с т а н а и к а в к а з с к и х н а р о д о в (в отношении Кавказа в целом). Это был максимальный компромисс, на который могла пойти верхушка Комитета Дружбы.

Было бы тактической ошибкой, если бы мы считали элитаризм больш им проступком и принципиальной ошибкой Комитета Дружбы. Мы должны разъяснить членам «Прометея» в Париже, что намеченная ныне реорганизация прометеевской акции не направлена против их суверенитета и не ставит себе целью привести к общему знаменателю их национальные интересы (так как это го н е л ь зя с д е л а т ь ), что она н а п р а в л е н а и с к л ю ч и т е л ь н о на то, ч т о б ы п е р е н е с т и р а б о т у « П р о м е те я » в д р у гу ю п л о ско сть — из п л оско сти официального представительства политических интересов в плоскость идейно-в осп ита те ль но го движения, основанного исключительно на социальных моментах.

б). Идеологические затруднения.

В то время как в деле реорганизации «Прометея»

внешним проявлением ожидаемых затруднений в Париже будут ф о р м а л ьн о -п р а в о в ы е мотивы (эл итаризм ) и устранение этих затруднений с нашей стороны должно буд ет идти по линии р азъ ясн ен и я н еоб ход и м о сти переклю чения деятельности «Прометея» на другую плоскость, самыми серьезными затруднениями останутся внутренние мотивы, вытекающие из глубоких идейных течений и современной идейной конфигурации прометеевской эмиграции.

П р о м е т е е в с к а я э м и гр а ц и я не н а х о д и тся под стеклянным колпаком, на нее оказывают воздействие соврем енны е идейны е течения, а такж е нынеш няя поли ти ч еская ко н ъ ю н ктур а, п р е д стави тел ьн и ц ам и которой являются великие державы, выдвигающие те или иные возможности сотрудничества с прометеевской эмиграцией на базе враждебного отношения к России или к большевизму.

Третьим источником воздействия на эмиграцию я в л я ю тся ск р ы ты е т е н д е н ц и и, п р о я в л я ю щ и е ся в лево-демократической солидарности (II Интернационал) или вытекающие из иллюзорных, но еще не изжитых русофильских надежд. Эти надежды проявляются или в более широкой форме именно этой лево-ф ронтовой солидарности (оттуда вытекает возможность переговоров с Керенским), или в форме грубого примирения с судьбой и т. н. «возвращенчества».

П ересечени е этих разли ч н ы х источников в о зд е й ств и я в п си хи к е э м и г р а ц и и д а е т с л о ж н о е скрещение, дающее в конечном результате сегодняшний идейный облик и политическую позицию прометеевской эмиграции в Париже и в Западной Европе вообще.

Современное националистическое течение сильнее всегда о к а зы в а е т в о зд е й ств и е на п р о м е те е в ску ю м ол одеж ь, причем это о б ъ я сн яе тся тем, что в ее п о н и м а н и и это т е ч е н и е я в л я е т с я е д и н с т в е н н о й ж елательной реакцией на обанкротивш иеся левы е установки старого поколения. Этот радикализм молодежи усиливает динамику освободительных стремлений и, выдвигая в качестве идеала национальную революцию, углубляет пропасть между прометеевцами и Россией, провозглашая решительную с ней борьбу.

Ему противопоставляются лево-демократические симпатии старого поколения, н а х о д я щ и е свое обоснование в близких связях между целыми о р г а н и з а ц и я м и, как, н а п р и м е р, г р у з и н а м и, или отдельными представителями и II Интернационалом. Это приводит к особенной остроте традиционного конфликта — «отцов и детей» среди прометеевской эмиграции на западе. Этот конф ликт серьезно затрудняет консолидацию прометеевского фронта в Париже, и вопрос о том, чтобы найти средство, смягчающее эти трения, приобретает теперь первенствующее значение.

Реорганизуя «П ром етей» в Париж е, мы не сможем з а р а н е е о г р а н и ч и т ь с я т о л ь к о н е к о т о р о й частью эм и грац и и, счи таясь с ее си м п а ти ям и, сл ед ует по в о з м о ж н о с т и ш и р о к о о т к р ы т ь д в е р и д л я вс е й националистической и радикальной прометеевской м ол одеж и, оста ю щ е й ся до н асто ящ е го врем ени в оппозиции и находящейся вне влияния национальных центров, но проявляю щ ей больш ую поли тическую активность.

Вовлекая молодые элементы в орбиту «Прометея», необходим о создать о д н овр ем ен но сносны й модус вивенди для обоих поколений, не теряя для работы ни одного из них.

Наряду с острым конфликтом между поколениями и его чрезвычайно тонким отражением в прометеевской массе следует принять во внимание нынешнюю реальную политическую конъюнктуру на западе.

Дело в том, что в данный момент начинается новый период политической жизни прометеевской эмиграции, в котором мы менее, чем когда бы то ни было, являемся единственными политическими друзьями прометеевцев.

Со всей уверенностью можно констатировать факт, что прометеизмом интересуются теперь в Италии и Германии и что интерес к нему нарождается также в Англии и Японии.

Турция такж е, несмотря на противополож ную видимость, неравнодушна к прометеевскому делу.

Вот док аза тельства: у ита лья нце в имеется специальное учреждение (Восточный институт в Милане), которое изучает вопросы Восточной Европы под углом зрения возможности их использования для итальянских империалистических стремлений.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.