авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

СОВРЕМЕННАЯ

МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА В

ЗЕРКАЛЕ АРХИВОВ РУССКИХ

МУЗЫКАНТОВ

0

КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

РОССИЙСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ НАУЧНЫЙ

ФОНД

СОВРЕМЕННАЯ

МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА В

ЗЕРКАЛЕ АРХИВОВ РУССКИХ

МУЗЫКАНТОВ

по итогам научно-исследовательской практики

в центральных хранилищах России

Москва, Клин, Санкт-Петербург:

31 октября – 12 ноября 2011 года

КУРСК 2012 1 УДК 78 ББК 85.31 М89 М89 Современная музыкальная культура в зеркале архивов русских музыкантов: по итогам научно-исследовательской практики в центральных хранилищах России: Москва, Клин, Санкт-Петербург:

31 октября – 12 ноября 2011 года / Отв. ред. М.Л. Космовская. Ред.

С.Е. Горлинская и Л.А. Ходыревская. – Курск: Изд. Курск. гос. ун-та, 2011. – 127 с.

В сборник включены путевые заметки и статьи, созданные по итогам первой источниковедческой практики «Архивы русских музыкантов в центральных хранилищах России» аспирантов и студентов факультета искусств (кафедры методики преподавания музыки и изобразительного искусства) Курского государственного университета, прошедшей при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда Регионального конкурса «Курская область – 2011 года» (проект под руководством С.Е. Горлинской).

В материалах сборника отражены как впечатления начинающих ученых, полученные в ходе экспедиции, так и их первые опыты научных обобщений, а также публикации архивных документов и материалов.

Сборник подготовлен при поддержке гранта РГНФ:

проект № 11-14-46601е/Ц УДК ББК 85. © Авторы публикаций, © Курский государственный университет, СОДЕРЖАНИЕ Космовская М.Л. Предыстория: немного об идее экспедиции и ее реализации………………………………………………………………….. ГЛАВА I. ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ Полянская В.А. Впервые в столичном архиве (о Государственном центральном музее музыкальной культуры им. М.И. Глинки)………… Кирик Е.А. Государственный Дом-Музей П.И. Чайковского………….. Журбенко Н.С. Санкт-Петербург: четвертый–девятый дни…………. Журбенко Н.С. Российская национальная библиотека глазами курян… Ефанова Т.А. Шереметевский дворец в прошлом и настоящем………... Космовская М.Л. В гостях у Н.А. Римского-Корсакова………………. Ефанова Т.А. Санкт-Петербургская консерватория им. Н.А. Римского Корсакова: от музея – до библиотеки…………………………………….. Кирик Е.А. Самая необычная встреча конференции……………………. Журбенко Н.С. О знаменательной встрече………………………………. Бычков Д.В. Удивительный и неповторимый……………………………. Бычков Д.В. Научная конференция кафедры музыкальной критики Санкт-Петербургской консерватории…………………………………….. ГЛАВА II. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ ИЗ АРХИВОВ РУССКИХ МУЗЫКАНТОВ В ОЦЕНКЕ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ: ОТ ИСТОРИИ – К СОВРЕМЕННОСТИ Горлинская С.Е. Плясовая Курской губернии «Соловейко, соловушка»

(по материалам архива Н.И. Абрамычева)……………………………….. Ефанова Т.А. Проблемы сохранения народного наследия и их решение Н.Ф. Финдейзеном………………………………………………………….. Ефанова Т.А. Этнографические исследования М.И. Глинки (по материалам раритетных изданий)………………………………………… Полянская В.А. Начало деятельности Бесплатной музыкальной школы по материалам и документам Российской национальной библиотеки… Горлинская С.Е. Деятельность странствующих оперных трупп в Курске в 1870-х годах (на примере деятельности Г.А. Лишина)……...... Журбенко Н.С. Музыка в школе: прошлое и современность (по материалам архива Н.Ф. Финдейзена и «Русской музыкальной газеты») Кирик Е.А. Материалы В.В. Андреева в фондах ГЦММК, ГДМЧ и РНБ………………………………………………………………... Горлинская С.Е. Музыка в Курском государственном городском театре имени М.С. Щепкина в 1918 – середине 1920-х годов………………….. Горлинская С.Е. Нотная тетрадь Н.Н. Щеглова как источник сведений о музыкальной жизни Курска середины 1920-х годов………………….. ГЛАВА III. ПУБЛИКАЦИЯ АРХИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ Полянская В. Правила работы Бесплатной музыкальной школы……… Горлинская С.Е. Музыкальная жизнь Курской губернии и личные архивные фонды (по страницам письма Григория Андреевича Лишина к Николаю Феопемптовичу [Соловьеву])………………………………… Кирик Е.А. История одного письма создателя Оркестра русских народных инструментов (из рукописных фондов В.В. Андреева)……… ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………. Перечень ахивных материалов и документов, изученных в экспедиции Указатель авторов…………………………………………………………... ПРЕДЫСТОРИЯ:

НЕМНОГО ОБ ИДЕЕ ЭКСПЕДИЦИИИ И ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ Нужна ли музыкантам, тем более будущим учителям музыки архивная практика? Ответ на этот вопрос для многих далеко не однозначен: казалось бы, для того, чтобы говорить с детьми о музыке, достаточно знать лучшие сочинения мировой музыкальной классики и современности, уметь играть на нескольких музыкальных инструментах и любить детей.

Что может дать погружение в прошлое российской и мировой музыкальной культуры? Недолговременное, на короткий период в 10– дней? Будет ли достигнут научный и исследовательский результат?

Ответить на эти вопросы можно было бы только проведя такую практику и удостоверившись, что не только художники или культурологи, у которых стандартами предыдущих поколений летние экспедиции предусматривались как обязательные, но и музыканты нуждаются и притоке новых впечатлений и в конкретных навыках работы с материалами и документами кульминационных интеллектуальных моментов истории России.

В разработке программы поездки сыграл немаловажную роль и еще один с одной стороны частный разговор, а с другой – факт истории, удививший меня когда-то в юности, в начале 1970-х годов.

В.С. Шидловская (1880–1977), дочь одного из активных общественных и художественно-критических деятелей Курского края второй половины XIX – начала ХХ века (десятки его публикаций сохранились на страницах курской периодической печати), всю свою жизнь работала учителем начальных классов. Приближаясь к 100-летнему юбилею, она с упоением рассказывала о своих итальянских путешествиях:

о музеях, об опере, о встречах с интересными людьми. «У Вас была богатая семья?» – спрашивала я. «Что ты, деточка, – говорила подружка моей прабабушки1, как она сама себя называла, – такие поездки раз в пять лет предоставлялись учителям начальных классов, чтобы им было, что рассказать своим ученикам…»

Роль впечатлений молодости трудно переоценить! Вот и было предложено, впервые в истории музыкальной культуры Курского края, проведение музейно-исследовательской практики под руководством доктора и кандидатов наук трех направлений: историка, педагога и Космовской Александры Владиславны (187?–1949), классной дамы (ее фотографиии с различными учебными группами хранятся в семейном архиве) и начальницы Мариинской гимназии.

искусствоведа (причем именно музыковед возглавил эту экспедицию) выезд в научные архивные центры России студентов, магистрантов и аспирантов Курского государственного университета.

Группой основных организаторов-участников проекта с ХХ века ведется плодотворная поисковая работа в архивах и библиотеках России и ближнего зарубежья.

Идейным вдохновителем заявляемого проекта также является доктор искусствоведения, профессор, зав. кафедрой методики преподавания музыки и изобразительного искусства М.Л. Космовская, ныне работающая над подготовкой к изданию третьего тома Дневников Н.Ф. Финдейзена (1909–1920). Два первых тома1 и первый полутом третьего тома подготовлены при грантовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда.

Научный поиск привел к написанию и успешной защите диссертаций Т.А. Брежневой «История становления и развития музыкального образования в Курском крае (вторая четверть XIX – начало XX веков)»

(дис. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук. – Курск, 2005. – 301 с.) и С.Е. Горлинской «Музыкальная жизнь Курской губернии до 1917 года»

(дис.... канд. иск. – Курск, 2009. – 321 с.).

Дальнейшие исследования Т.А. Брежневой ведутся в плане накопления фактологического материала в рамках темы «Музыкальные деятели Курского края (40–50-е годы XX века): Словарь» (грант РГНФ № 10-04-72402а/Ц) и научных обобщений по историографии музыкальной региональной культуры.

Диссертация В.А. Лаптевой «Музыка и математика в дошкольном воспитании и образовании» (кпн, защищена в 2000 году) была начата в ходе научно-педагогического эксперимента М.Л. Космовской в детском саду №9 города Курска (1993–1995 годы), черпавшей педагогические идеи из архива Н.Ф. Финдейзена (фонды – во всех планируемых для работы архивах) с его Дневниками и многочисленными документами о его просветительской и педагогической деятельности. Логичным продолжением исследований В.А. Лаптевой стала тема «Моделирование музыкально-педагогической компетентности педагога-“немузыканта” в условиях музыкального сопровождения общего образования (Курская область)» (грант РГНФ № 10-06-72612а/Ц).

В процессе подготовки и написания диссертаций Т.А. Брежневой и С.Е. Горлинской были изучены фонды Курского областного Финдейзен Н.Ф. Дневники 1892–1901 / Вступительная статья, расшифровка рукописи, исследование, комментарии, подготовка к публикации. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. – 430 с.;

Финдейзен Н.Ф. Дневники 1902–1909 // Вступительная статья, расшифровка рукописи, исследование, комментирование, подготовка к публикации М.Л. Космовской. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2010. – 391 с.

краеведческого музея, Государственного архива Курской области, музея Курского института непрерывного профессионального образования (повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов отрасли образования), Отдела рукописей Российской национальной библиотеки, фонды рукописей Российской государственной библиотеки, архивы Государственного центрального музея музыкальной культуры имени М.И. Глинки, Государственного дома-музея П.И. Чайковского, Музей СПб консерватории, библиотеки Харьковского государственного университета искусств им. И.П. Котляревского и Харьковской городской специализированной музыкально-театральной библиотеки им. К.С. Станиславского.

Ценность разработанных фондов и осознание их неисчерпаемости в плане идей, документов и материалов и стали импульсом к организации планируемой экспедиции.

Цель практики состояла в пробуждении научной целеустремленности и пытливости в работе с архивными документами и материалами русских музыкантов.

В соответствии с целью перед экспедицией выдвигались следующие задачи:

– дать возможность начинающим ученым научного поиска в центральных хранилищах России;

– адаптировать навыки, полученные в работе с материалами и документами Государственого архива Курской области к изысканиям в центральных, искусствоведческих архивах, имеющих разнообразные системы классификации и способы каталогизации материалов;

– приобщить к историко-документальной базе российского музыкознания;

– познакомить с рукописями исследователей, которые работали по аналогичным темам в XIX и ХХ веках;

– насытить студентов всех форм обучения впечатлениями от прикосновения к документам различных эпох.

Методологической основой исследования архивных материалов стали формы и методы работы, которые мы находим в трудах по истории отечественной музыкальной культуры (Б. В. Асафьева, А. А. Гозенпуда, Ю. В. Келдыша, К. А. Кузнецова, Т. Н. Ливановой, В. А. Натансона, Н. Ф. Финдейзена), музыкальной социологии (А. Н. Сохора, Ю. В. Капустина) и музыкальному краеведению (Н. Н. Емельянова, Г. М. Кантора, И. Ф. Петровской, Р. М. Преснецова, В. И. Шикова, К. Я. Шишигина, М. А. Этингер).

Метод историзма, как наиболее приемлемый для изучения личных архивов, был принят в работе как доминирующий – с неукоснительным следованием фактам, упоминаемым в документальных источниках, что позволяет, в сочетании с некоторыми другими подходами, достигать максимальной объективности. Бережное отношение к фактам, к памятниками истории музыкальной культуры, к каждому слову – вот та основа, на которой строилась работа в экспедиции.

Безусловно, личные архивы деятелей русской музыкальной культуры требуют комплексного подхода, который позволяет подвергнуть найденные источники всевозможной критике, применяя знания из области истории, источниковедения, музыкознания и других наук. Поэтому работа велась по нескольким направлениям.

Во-первых, это анализ основных видов исторических источников, содержащих какую-нибудь информацию по теме или об изучаемом лице и его окружении (от дневников, писем, воспоминаний до медицинских документов владельцев архивов). Подробную классификацию исторических источников для биографий приводит И.Ф. Петровская в книге «Биографика: Введение в науку и обозрение источников биографических сведений о деятелях России 1801–1917 годов».

Планируемое исследование звукозаписей, связанных с именем владельца изучаемого архива или рукописью, было начато в Российской национальной библиотеке, но более полно продолжено уже post factum, после окончания экспедиции: изучаемые материалы будут собраны в приложение к электронному варианту сборника.

Во-вторых, приведение письменных текстов архивных материалов в легко читаемый вид: расшифровка, компьютерный набор текста и его перепроверка с предварительным анализом времени создания документа, его авторства и адресата.

В-третьих, обобщение полученных сведений в статьях и историографических обзорах.

Программа выездной практики включала работу в трех городах (Москва, Клин и Санкт-Петербург) и четырех музыкальных хранилищах России, каждое из которых имеет свою систему хранения, обеспечивая высокую сохранность материалов: библиотеки и архивы, во-первых, Государственного центрального Музея музыкальной культуры имени М.И. Глинки (г. Москва), во-вторых, Государственного дома-музея П.И. Чайковского (г. Клин, Московская область), в-третьих, Отдела рукописей Российской национальной библиотеки (г. Санкт-Петербург) и, в-четвертых, Музея и библиотеки Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова.

План-программа работ теоретически предполагалась следующая.

Первый день. Понедельник. Москва. Государственный центральный музей музыкальной культуры. Работа с картотеками, отбор материалов, заказ книг и рукописей, составление списка затребованных материалов.

Вечером – отъезд в Клин.

Второй-четвертый дни. Вторник-четверг. Клин. Государственный Домом-Музеей им. П.И. Чайковского. Знакомство с работниками Музея и архива. Работа с каталогами и рукописями Музея.

Пятый-восьмой дни. Пятница-понедельник. Санкт-Петербург. Работа в Российской национальной библиотеке (в выходные дни), в Музее Санкт Петербургской консерватории, посещение Музея Н.А. Римского Корсакова и Музея музыкальных инструментов на Фонтанке.

Девятый день. Вторник. Клин. Дом-музей П.И. Чайковского. Работа с документами и материалами.

Десятый день. Среда. Москва. ГЦММК. Работа с заказанными рукописями и планирование работы на последующие приезды молодых ученых.

После закрытия музея – отъезд в Курск.

Какие же коррективы внесла жизнь? Доброжелательность доктора искусствоведения, ведущего научного сотрудника Государственного Дома музея П.И. Чайковского, хранителя архива П.И. Чайковского, заслуженного работника культуры Российской Федерации Полины Ефимовны Вайдман и Ады Григорьевны Айнбиндер, обеспечивших интенсивность работы в архиве, дали возможность исследовать основные материалы в первый же приезд в Клин (планировалось вернуться для работы с заказанными рукописями). И хотя осталось еще очень много неизученного из запланированного, но главное – первоначальный навык работы в этом архиве и существенные сведения по темам, а также некоторые выписки из документов, материалов, раритетных книг были уже получены. Поэтому, уже в Санкт-Петербурге, после погружения в материалы ОР РНБ, было принято решение о невозвращении в Клин, что было вызвано и еще одной немаловажной причиной: отсутствием своего транспорта из-за сокращения финансирования, что весьма существенно усложнило дорожные проблемы. Впрочем, это дало возможность подольше поработать в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки: бездонной сокровищнице для русской музыкальной культуры.

Первоначально предполагалось, что участниками экспедиции станут молодые ученые в возрасте от 23 до 35 лет: всего – 10 человек, которые будут отобраны по конкурсу научных работ и интересов, проведенному на факультете искусств. Существенным фактором отбора должна была стать тема исследования. Конкурс планировался на апрель 2011 года.

Окончательный список участников должен был быть составлен к 1 мая, а экспедиция проведена в последнюю 10-дневку мая.

Однако жизнь внесла свои коррективы, хотя поддержку Российского гуманитарного научного фонда мы получили: грант № 11-14-46601е/Ц. Но финансирование поступило существенно позднее и ни о какой весенней поездке речи быть уже не могло. Да и размеры его, по сравнению с заявленными в смете, уменьшились почти в пять раз… Пришлось отказаться от заказа автобуса, который обеспечил бы транспортную независимость и сократить количество участников экспедиции, а также историко-педагогическую составляющую руководства работой в архиве.

То есть, вместо четырех ученых старшего поколения (предполагалось не столько руководство, сколько совместная работа с архивными коллекциями по общим темам) и 9 студентов, учебную группу из 5 человек в Москву и Клин Московской области сопровождала кандидат искусствоведения, доцент кафедры методики преподавания музыки и изобразительного искусства Светлана Евгеньевна Горлинская, а в Санкт Петербурге к группе присоединилась доктор искусствоведения, профессор, зав. кафедрой МПМиИИ КГУ Марина Львовна Космовская.

Как и было заявлено, преимущественным правом включения в список участников экспедиции обладали темы историко искусствоведческой и музыковедческой направленности. Так сформировался коллектив научно-учебной группы из пяти человек, ярко и целенаправленно ведущих научную работу и уже имеющих четкую направленность исследований;

тему, связанную с архивным поиском и представивших обоснованный план работы в заявленных учреждениях:

1. Ефанова Татьяна Валерьевна – 3 курс, Направление 050600 (540700) Художественное образование;

Профессионально-образовательный профиль подготовки 540705 Музыкальное искусство. Тема: «Архив Финдейзена о народной музыке».

2. Кирик Елена Александровна – 5 курс, Специальность (030700) Музыкальное образование;

Специализация Музыкальные инструменты и концертмейстерское мастерство. Тема:

«Оркестр русских народных инструментов».

3. Полянская Валерия Анатольевна – 2 курс, Специальность (051100) Дирижирование (по видам исполнительских коллективов – Дирижирование академическим хором). Темы: «Творчество курских композиторов: Г.Я. Ломакина, С.А. Дегтярева», «Бесплатная музыкальная школа».

4. Журбенко Наталья Сергеевна – 1 курс магистратуры, Направление 050600 (540700) Художественное образование. Программа специализироанной подготовки 540701М Музыкальное образование.

Тема: «Музыка в системе общего образования (по материалам русских архивов)».

5. Бычков Данил Владимирович – аспирант второго года обучения по специальности 17.00.09 – Теория и история искусства. Тема: «Роль ансамбля “Русская мозаика” Курской областной государственной филармонии в формировании слушательской аудитории (к проблеме истории интериоризации искусства в бытие)».

Финансирование поездки Данилы Бычкова взял на себя ректорат Курского государственного университета, включив в программу его работы еще и участие в международных конкурсах: «Серебряный камертон» (получил звание лауреата 1 степени и диплом участника) и «Творческие открытия» (получил звание лауреата 2 степени и диплом участника), а также конференции «Современные аспекты методологии музыкознания и музыкальной критики», посвященной 150-летию Санкт Петербургской консерватории и 35-летию кафедры музыкальной критики.

По проекту к концу 2011 года ожидалась публикация серии статей (по одной от каждого участника экспедиции, включая аспирантов, магистрантов, студентов и руководителей), которые войдут, во-первых, в Отчет о проведенной работе в форме электронного сборника статей молодых ученых, написанных под руководством организаторов экспедиции;

во-вторых, в кафедральный сборник 2011 года и, в-третьих, увидят свет в различных российских изданиях. Второй и третий раздел оказался неисполним из-за перенесения сроков поездки на более поздний срок и невозможности за две-три недели обрести историческую перспективу, необходимую для вдумчивой оценки собранных фактов и документов.

Однако снижать планку исследовательской работы мы не стали, а обещание выпуска сборника по итогам экспедиции (а ведь с 5 участниками это казалось первоначально нереальным) привело нас к весьма любопытному решению. Мы предложили студентам поработать в трех жанрах: эссе о путешествии, научная статья по материалам экспдиции и подготовка к публикации документальных материалов.

В результате Сборник был рубрицирован по следующим главам:

введение, под названием «Предыстория: немного об идее экспедиции и ее реализации», первая глава – «Путевые заметки», вторая глава – «Документы и материалы из архивов русских музыкантов в оценке молодых ученых: от истории – к современности», третья глава – «Публикация архивных материалов».

Уже собранный за месяц после проведенной практики сборник показывает, что импульс к научно-поисковой работе получен немалый и материалы, собранные в ноябре 2011 года в дальнейшем станут базовыми в публикациях студентов и аспирантов по основным направлениям архивной искусствоведческой работы: расшифровка текстов, компьютерный набор, написание научных статей и историографических обзоров по исследуемой теме, научное обобщение полученных результатов.

Таким образом, проект дал возможность студентам-музыкантам разных направлений и специальностей и аспиранту факультета искусств Курского государственного университета целенаправленно в течение дней поработать в лучших архивах России. Даст ли им эта экспедиция импульс к повторным, уже самостоятельным поездкам в эти учреждения?

Покажет время. Однако уже сегодня можно сказать, что существенно активизировалась научная работа не только участников экспедиции, но и всего студенческо-педагогического коллектива факультета искусств, поскольку конкурсное зачисление в число участников проекта и последующие их выступления перед учебными группами (с фото, видео и аудиопоказами) пробудили интерес и стремление к совершенствованию научной работы всех студентов факультета.

Путевые заметки, не авторизированные после эссе, написаны ответственным редактором, как и отдельные разделы (к примеру, о музее Н.А. Римского-Корсакова), а также примечания (с комментарием – ред.) В случае обнаружения недостатков в представленном сборнике, прошу сообщить об этом по адресу: urkas@fitmail.ru, поскольку по итогам дальнейших обобщений материалов научно-исследовательской практики «Архивы русских музыкантов в центральных хранилищах России» будет выпущен в свет бумажный вариант книги (возможно расширенный и дополненный), а также диск с видео и аудио материалами конференции (помимо окончательного электронного варианта), который будет доступен каждому желающему после регистрации в Федеральном депозитарии электронных изданий ФГУП НТЦ «Информрегистр».

Марина Космовская ГЛАВА I. ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ Научно-исследовательская практика «Архивы русских музыкантов в центральных хранилищах России» стартовала в понедельник вечером – отъездом из Курска в Москву 31 октября 2011 года.

МОСКВА: ПЕРВЫЙ ДЕНЬ Утро первого дня (1 ноября) встретило нас хмурой погодой и, если учесть, что прибыли мы в столицу нашей Родины, в Москву, около 7 утра, то есть задолго до рассвета, то можно представить состояние студентов и преподавателей: ночь в поезде давала себя знать.

Символом столицы со времен Московской Руси стала Красная площадь, куда мы и отправились, чтобы встретить рассвет первого дня экспедиции. Из-за обилия и тяжести вещей осуществить мечту – встретить «Рассвет на Москве-реке» (по М.П. Мусоргскому из вступления к опере «Хованщина») почти не удалось, хотя и Спасская башня Кремля, и собор Василия Блаженного, и исторические мостовые центральной площади России остались не только в душе каждого из нас, но и на фотографиях.

Москва. Красная площадь на рассвете ВПЕРВЫЕ В СТОЛИЧНОМ АРХИВЕ Первым научным учреждением, планово посещенным научно исследовательской экспедицией, стал архив Государственного центрального музея музыкальной культуры имени М.И. Глинки (далее – ГЦММК).

ГЦММК им. М.И. Глинки История этого научно-просветительского центра хорошо известна любителям музыки, и не только музыкантам: 11 марта 1912 года около Московской консерватории был открыт Музей Н.Г. Рубинштейна. В году он получил статус Центрального государственного музея. В 1954, в связи со столетием со дня рождения М.И. Глинки, музею было присвоено имя первого классика русской музыки.

Этот музей является сокровищницей памятников музыкальной культуры. Там хранятся нотные и литературные рукописи, нотные издания, автографы, письма, разного рода документы, связанные с жизнью и творчеством деятелей русской и зарубежной музыкальной культуры.

Администрация музея приняла нас очень тепло. Только мы перешагнули порог, нас встретила Татьяна Валериевна Гинзбург (ученый секретарь) и сразу предложила нам варианты плана работы: познакомиться с каталогом рукописей, освоить фонды библиотеки или начать с экскурсии. Именно в этом порядке и работали мы в ГЦММК.

В читальном зале архива, поразившем нас своей камерностью и малооборудованностью: нет ни компьютеров, ни электронных каталогов, мы работали с фондами. Это небольшое, но довольно уютное помещение.

Валерия Полянская. Наталья Журбенко Здесь мы познакомились с Татьяной Валерьевной Гинзбург и Ольгой Павловной Кузиной, которые окружили нас вниманием и всячески помогали в научном поиске. Оказалось, что отсутствие техники совершенно не усложняет работу. Вдоль стен стоят шкафы с множеством маленьких ящиков – это картотека, разделенная на разные блоки: фонды, негативы, позитивы, литературные рукописи, нотные рукописи, библиотека.

Елена Кирик и Татьяна Ефанова в архиве ГЦММК Материалы архивных рукописных фондов предоставляются музыковедам для исследовательской работы в читальном зале Музея.

Наша группа не стала исключением, и нам предложили окунуться в эту атмосферу… В настоящее время рукописные архивы ГЦММК им. Глинки насчитывают свыше 400 тысяч единиц хранения и охватывают период с XVI века по настоящее время. Мы раньше и представить не могли, что будем держать в руках рукописи начала ХХ века, XIX столетия и даже более ранние материалы: такое потрясение повторялось каждый раз при знакомстве с новыми архивами и рукописями.

Не менее обширны и интересны каталоги библиотеки: найдено было немало интересных упоминаний раритетных книг, очень немногие из которых были в свободном доступе из-за некой «проверки», которая, как оказалось, длится не несколько дней, а целые месяцы и даже годы… После долгой и трудоемкой работы с архивами для нас провели экскурсию по выставке музыкальных инструментов. Коллекция музыкальных инструментов (с XIII века до наших дней) складывалась с конца 1880-х годов. Она насчитывает около 3000 единиц хранения. Это музыкальные инструменты народов России и народов, населяющих территорию бывшего СССР, профессиональный инструментарий более чем 50 зарубежных стран, инструменты общеевропейской профессиональной традиции и механические музыкальные инструменты.

Около 900 экспонатов составляют постоянную экспозицию «Музыкальные инструменты народов мира»1.

На экспозиции нас встретил небольшой, но все равно величественный орган работы выдающегося немецкого мастера XIX века Фридриха Ладегаста. Далее мы увидели, как казалось, бесконечное множество струнных инструментов разных народов, среди которых находятся подлинные новгородские гусли XIII и XIV веков, скрипка самого Антонио Страдивари, переданная музею семьей Д. Ойстраха и балалайка мастера С. Налимова, принадлежавшая В. Андрееву – основателю первого оркестра русских народных инструментов.

Затем нас встретила коллекция серебряных духовых и ударных инструментов, а в последнюю очередь – клавишные: различные клавесины, фисгармонии, рояли и даже переносные бюро с выдвигающейся клавиатурой.

Экспозиция озвучена – записаны «голоса» многих инструментов, которые с помощью высококачественной аппаратуры транслируются непосредственно в залы.

Во всем музее витает теплая атмосфера. Нам совсем не хотелось покидать его, но впереди нас ждали новые открытия… Валерия Полянская После закрытия Государственного Центрального музея музыкальной культуры им. М.И. Глинки, в соответствии с программой экспедиционной практики, группа отправилась в Клин, где прошли последующие рабочие дни.

См. ГЦММК:

КЛИН МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ:

ВТОРОЙ-ТРЕТИЙ ДНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОМ-МУЗЕЙ П.И. ЧАЙКОВСКОГО Во второй день нашей научно-исследовательской экспедиции мы посетили Государственный дом-музей П.И.Чайковского (далее – ГДМЧ).

Уникальность этого музея заключается в том, что он является одним из старейших мемориальных музыкальных музеев в России, и был основан в 1894 году.

Находится ГДМЧ в городе Клин Московской области.

Реконструированный дом П.И. Чайковского Музей П.И.Чайковского представляет собой музейный комплекс, куда входит дом, в котором жил П.И.Чайковского – сердце музея, с его внутренним убранством, усадебный парк и постройки на его территории, а также филиал-усадьба «Демьяново». Все это в совокупности воссоздает колорит той эпохи и ее атмосферу.

Дом П.И. Чайковского Приусадебные постройки Усадьба «Демьяново»

А новое здание Музея, где находится библиотека, архивы рукописей и старинных книг, концертный и выставочные залы – погружает нас заботливыми и внимательными учеными бесконечной доброты и отзывчивости: Полиной Ефимовной Вайдман и Адой Григорьевной Айнбиндер, в эпоху современной музыкальной культуры.

Администрация, архив и библиотека ГДМЧ Самым интересным и захватывающим для нас было посещение дома П.И.Чайковского. Этот дом не принадлежал композитору при жизни, он снимал его у мирового судьи В.С.Сахарова, и прожил он там не очень много времени – всего полтора последних года своей жизни. Но какие это были годы!

Атмосферу этой жизни очень ярко и четко передает нам этот дом, который, почти сразу после смерти композитора, стал домом-музеем по инициативе Модеста Ильича Чайковского, которому пришлось приложить очень много усилий, чтобы выкупить этот дом, сохранить личные вещи старшего брата, и собрать его рукописи, документы и переписки с разными людьми.

В доме до наших дней сохранилась бытовая обстановка последних лет жизни композитора.

Гостиная Кабинет Проходя по комнатам этого дома, кажется, что ты попадаешь в конец XIX века. Эта атмосфера настолько захватывает и погружает во времена композитора, что так и представляется Петр Ильич, играющий на своем рояле в главной комнате, или, пьющий чай у себя в столовой и думающий о своей шестой симфонии.

Столовая Мы в спальне композитора Этот дом не производит впечатления обычного музея. Дом как будто живет своей жизнью, но в эпохе XIX века. Может потому, что в нем до сих пор продолжает звучать рояль композитора.

Домашний рояль С этим роялем связана одна из традиций музея – два раза в год, в день рождения, 7 мая, и в день его кончины – 6 ноября, звучит музыка, исполняемая на его рояле. Многие известные музыканты принимали участие в этих музыкальных собраниях. Почетное право играть на рояле композитора предоставляется молодым пианистам-лауреатам Международного конкурса имени П.И. Чайковского. Также у этого конкурса есть еще одна традиция, связанная с домом-музеем композитора.

Почти после каждого конкурса члены жюри и лауреаты приезжали в Клин, и сажали рядом с домом Чайковского молодые березы. Сейчас там образовалась уже небольшая аллея.

Очень впечатлила библиотека композитора. Многие книги стоят в доме Петра Ильича, а самые старинные и ценные издания хранятся в архиве музея. Документы музея отражают жизнь и творчество русского композитора П.И. Чайковского, а также творчество музыкантов, учеников композитора.

В фонде архива ГДМЧ хранятся документы, отражающие биографию и творческий процесс композитора, раскрывающие историю создания его произведений. Среди них – собрание либретто, сценариев, программ сценических и симфонических произведений, дневники композитора, его записные книжки.

Во второй день пребывания в Клину нам удалось увидеть рукопись оперы «Пиковая дама». Это были непередаваемые впечатления! Как будто время и эпоха застыли на листе бумаги. И эти ноты, такты и мотивы, кажется, написаны в тетради только вчера. А ведь документам уже более сотни лет. Их, как самое дорогое, хранят в сокровищницах архива дома музея П.И. Чайковского.

В архиве ГДМЧ под руководством Ады Григорьевны В музее хранятся не только архивные материалы П.И.Чайковского, но и его брата М.И. Чайковского. Имеются фонды других русских композиторов – А.С. Аренского, У.И. Авранека, М.А. Балакирева, А.К. Глазунова, А.Т. Гречанинова, М.М. Ипполитова-Иванова, Ц.А. Кюи, Э.Ф. Направника, А.Г. и Н.Г. Рубинштейнов, С.И. Танеева, Н.А. Римского Корсакова. Но еще и огромное количество документов различных деятелей искусства, многие из которых были собраны и переданы музею Н.Ф. Финдейзеном.

Находясь в музее, нам удалось не только поработать с рукописными материалами, но и познакомиться с изданиями, которые хранятся в библиотеке музея. Там есть и огромное количество книг, связанных прямо или косвенно с творчеством П.И.Чайковского, и множество другой интересной литературы.

В библиотеке ГДМЧ Мы с удовольствием посетили две экспозиции, которые были организованы в то время в музее. Это выставка «Творчество в усадьбе», рассказывающая о творческой атмосфере в усадьбах окрестностей города Клина и выставка «П.И. Чайковский и Италия», которая отразила впечатления композитора во время поездки в эту страну.

Также, по совету научной группы ГДМЧ, мы побывали в музее усадьбе Демьяново1, поразившей нас своим состоянием, отраженным на одной из фотографий… Памятник архитектуры XVIII века. Некогда это был стиль раннего классицизма с чертами барокко. Подробнее см. на сайте: Памятники архитектуры Подмосковья. – http://nataturka.ru/usadiba/demyanovo.html Усадьба «Демьяново»

К сожалению, здание самой усадьбы не сохранилось в своем историческом облике, а из-за недостаточного финансирования и отсутствия внимания к этому памятнику, находится в плачевном, полуразрушенном состоянии.

Руины вызвали горестное сожаление о том, как много утрачено из богатейшей культуры России… Но в то же время рождается желание восстановить заброшенное поместье, чтобы и этот памятник архитектуры стал еще одной страничкой истории нашей страны, ведь его возможно вернуть и сделать в его помещении еще одну встречу с далеким прошлым русской культуры.

На сегодняшний же день одна только церковь Успения Богородицы, которая также находилась на территории усадьбы, была восстановлена, и то благодаря усилиям ее настоятеля, протоиерея Олега Денисюка.

Церковь при П.И. Чайковском Церковь сейчас Государственный дом-музей П.И.Чайковского – это очень интересное и привлекательное место, которое нужно посетить каждому.

Именно там, как нигде в другом месте, можно погрузиться в эпоху, в которой творил величайший русский композитор, той атмосферой, понять и прочувствовать, чем привлекали П.И. Чайковского эти места, и, конечно же, прикоснуться к рукописям великих людей, которых нельзя так чутко понять, изучая печатный, а не рукописный материал.

О том, насколько многогранна современная культура говорит еще один факт: недалеко от Музея случайно мы уведели… Памятник, который посвящен 6-й симфонии П.И. Чайковского, написанной как раз во время его пребывания в Клину. Так Клин порадовал еще одним, весьма необычным вспечатлением:

Памятник 6-й симфонии П.И. Чайковского Это сооружение показалось нам весьма необычным и любопытным.

Но мы так и не смогли придти к единому мнению, что именно автор этого творения хотел передать и изобразить. Что же он означает?..

Елена Кирик Переезд из Клина – через Тверь – в Санкт-Петербург останется в памяти участников экспедиции многочасовыми ожиданиями электрички, поезда, на который были куплены заранее билеты… А потом, уже в Санкт Петербурге, открытия метрополитена...

Действительно, короткий день накануне Дня народного единства ( ноября) обусловил весьма ощутимый разрыв во времени между электричкой и ночным поездом. Однако и это время общения студентов и преподавателей, находившихся под воздействием впечатлений от двух музеев, было весьма плодотворным. Да и впечатления от окружавшей всех вокзальной обстановки останутся в памяти на долгие годы… САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: ЧЕТВЕРТЫЙ-ДЕВЯТЫЙ ДНИ Блистательный Санкт-Петербург – таким предстал перед нами этот город в День народного единства. Северная столица России – это парадность Невского проспекта, Дворцовой площади, Зимнего дворца и стрелки Васильевского острова… Праздник есть праздник и нам его подарила, прежде всего, прогулка по Петербургу – городу-музею, городу-легенде, городу-сказке:

Около Казанского собора Зимний дворец Дворцовый мост Арка Генерального штаба Особенно памятным стало пребывание в этот день в Казанском соборе, ведь 4 ноября – это еще и день Казанской иконы Божией Матери.

РОССИЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА ГЛАЗАМИ КУРЯН В Российскую национальную библиотеку мы первый раз пришли 5 ноября 2011 года: к самому открытию, в числе первых ее посетителей.

Оперативно записавшись и сдав подготовленные еще в Курске «отношения», мы попытались осмотреться… Переступив порог и оказавшись внутри РНБ, я была поражена могуществом и величием здания. Сразу же почувствовался неповторимый запах книг, который пронизывает до глубины души так, что не можешь надышаться.

Во всем многообразии коридоров и залов очень легко потеряться. Но благодаря вежливому отношению сотрудников библиотеки всегда можно найти выход из любого тупика: как территориального, так и интеллектуального. К ним можно обратиться по любому вопросу – дежурные библиографы помогут разобраться, найти нужную информацию в каталоге. В целом такая атмосфера настраивает на нужный рабочий лад.

К этому времени нам было уже известно, что это – старейшая библиотека России: еще в конце XVIII века, по указу Екатерины II было начато строительство специального здания для Публичной библиотеки.

Построенное по образцу библиотек Европы, новое здание стало хранилищем всех российских книг и рукописей. Однако, в отличие от европейских закрытых собраний, российская библиотека стала публичной:

то есть, общедоступной.

И по сей день, именно здесь, за большой дверью Отдела рукописей, находятся такие шедевры, как Остромирово Евангелие (1056–1057), фрагменты Синайского кодекса (IV век), «Ленинградский кодекс»1 года – древнейшие среди дошедших до наших дней книг.

На полках библиотеки в открытом доступе стоят энциклопедии, словари, систематизаторы… У дежурного можно получить описи документов и материалов личных фондов. А заказав, после работы с описями и каталогами, можно получить нотные и литературные рукописи, нотные издания, автографы, письма, разного рода документы, связанные с жизнью и творчеством деятелей русской и зарубежной музыкальной культуры. И погрузиться в чтение, к примеру, писем Н.А. Римского Корсакова, М.А. Балакирева или В.Ф. Одоевкого… Все еще не веря, что это писано их рукой!!! Более полутора столетий назад… Наша основная работа проходила в рукописном зале библиотеки.

Нам посчастливилось держать в руках документы выдающихся деятелей прошлых веков, таких как Одоевский, Финдейзен. Просматривая Codex Leningradensis (лат.) – наиболее древний список текста Ветхого завета на древнееврейском языке. Подробнее см.: Юревич Д. Ленинградский кодекс и его значение. – http://www.sinai.spb.ru/ot/lencodex/lencodex.html (дата обращения – ноября 2011).

рукописи, я понимала меру ответственности, ведь каждый листочек, письмо на вес золота – с такими документами знакомится далеко не каждый. Но были и свои сложности: разница в правописании затрудняет чтение и разбор рукописей, и поэтому работа с ними требует много терпения и кропотливого труда.

Благодаря Наталье Васильевне Ромазановойнаша группа увидела самые старые и редкие рукописи, от которых мы пришли в восторг. Она провела очень интересную экскурсию в святую из святых – в хранилище Российской национальной библиотеки.

Круглый зал Отдела рукописей К сожалению, не каждому студенту КГУ выпадает случай посетить великие библиотеки России. Мне выпала такая удача, и я горжусь тем, что была в этих стенах, и прикасалась к вековым рукописям, которые держали историки с мировыми именами. За короткие 5 дней я буквально перенеслась в то время, когда они были написаны. Жаль, что не все удалось просмотреть, прочитать. Очень хочется надеяться, что у меня будет еще возможность побывать в РНБ.

Наталья Журбенко В воскресенье, 6 ноября мы продолжили работу в Российской национальной библиотеке. Удивительно тает время в этой интеллектуальной точке России: часы превращаются в минуты, минуты – в секунды… А в результате оказывается, что время для работы – истекло и пора уходить!

ШЕРЕМЕТЕВСКИЙ ДВОРЕЦ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ 6 ноября, после работы в Российской национальной библиотеке, мы отправились в Шереметевский дворец.

По дороге во дворец Фонтанный дом Этот музей – особый в России, поскольку у него богатейшая история.

Начиналось все еще в XVIII веке. В 1712 году Петр I выделил фельдмаршалу Б.П. Шереметеву участок земли на левом берегу Фонтанки.

Эта территория в то время называлась «Безымянным ериком» и это же название закрепилось за деревянным домом, вскоре после получения земли построенным для сына Бориса Петровича1 – графа П.Б. Шереметева.

Одно из имений Бориса Петровича Шереметева находилось на курско-белгородской земле – в селе Борисовка ныне Белгородской области, где и родились два выдающихся композитора России, крепостные династии Шереметевых – Степан Аникиевич Дегтярев (1766–1811) и Гавриил Якимович Ломакин (1812–1885).

В конце 1740-х годов на этом месте построили одноэтажный каменный дворец. А чуть позже, в 1750-х годах, надстроили второй этаж по проекту архитектора С.И. Чевакинского. И после этого дворец «Безымянный ерик» переименовали в «Фонтанный дом», поскольку само здание обращено своим фасадом к реке Фонтанке, а за ним и его флигелями был разбит сад с фонтанами и античной скульптурой. Впрочем, и сама река получила свое название из-за того, что ее воды питали близлежащие фонтаны.

Дворец представляет собой памятник усадебной архитектуры в стиле раннего барокко. Внутри «Фонтанный дом» был украшен золоченой резьбой, расписными панно, декоративными тканями, цветным узорчатым паркетом. Мебель, картины, изделия из бронзы, серебра – все это было привезено из Европы.

Еще в середине XVIII века Б.П. Шереметев организовал в своей усадьбе театр с труппой крепостных актеров, а музыкантов отправлял учиться в Италию. При этом существенно менялись фамилии крепостных – они становились или благозвучными (Дихтярев стал, к примеру, Дегтяревым1), или придумавались красиво звучащие псевдонимы (Прасковья Ковалева стала известнейшей артисткой своего времени – Жемчуговой).

Летом на спектакли съезжались все знатные семейства губернии, а зимой – самые выдающиеся люди Санкт-Петербурга, поскольку вместе с графом в столицу приезжала и театральная труппа. Так к началу XIX века «Фонтанный дом» стал одним из центров культурной жизни Петербурга:

здесь жила прославленная крепостная русская актриса Прасковья См. титул рукописи: Дегтярев [Степан Аникеевич] 2 вок. Концерта. Для 4х-голосного хора без сопр. Партитура // ОР РНБ – Ф. 1021 (Собр. ед. муз. поступлений). – Оп. 2. – Ед. хр. 32. – Л.1.

Жемчугова, частым гостем бывал М.И. Глинка, и, наконец, именно здесь Орест Кипренский написал знаменитый портрет А.С. Пушкина.

После революции 1917 года дворец национализировали. Последний владелец дворца – Сергей Дмитриевич Шереметев добровольно передал уполномоченному отдела по охране памятников ключи от дома. Поэтому дворец объявили национальным достоянием, а С.Д. Шереметева до конца его дней – хранителем этой сокровищницы.

Дом занимательной науки (до 1941 года) и Научно исследовательский институт Арктики и Антарктики (после войны) – так назывались организации, которые размещались в Шереметевском дворце.

И именно во флигеле этих организаций с 1924 до 1952 года жила поэтесса А.А. Ахматова. С 1989 года в бывших комнатах Ахматовой открыт литературно-мемориальный музей. Там проходят лекции, музыкальные вечера и временные выставки, посвященные другим поэтам и писателям ХХ века.

Столь разнообразная и насыщенная творческая жизнь дворца привела к тому, что и сегодня он предстает перед посетителями во всем своем величии.

Музею музыкального и театрального искусства здание Шереметевского дворца было передано в конце XX века. Его стали реставрировать, воссоздавая обстановку XVIII века. Сегодня реставрация продолжается, однако дворец уже возвратил себе свое величие и красоту.

Центральное место в «Фонтанном доме» (первый этаж) занимает уникальная коллекция музыкальных инструментов, насчитывающая более трех тысяч экспонатов. И только 1/3 из них экспонируется.

Старинные арфы, виолы, клавесины необыкновенно созвучны стилю дворца, ажурным узорам чугунной ограды, лепным украшениям интерьеров. Одна из самых первых и ярких экспозиций Музейного собрания – полный комплект роговых оркестров XVIII и XIX веков: инструментов-рогов различной величины, которые разделяют на пять групп: дисканты, альты, тенора, басы и контр-басы.

Комплект этого рогового оркестра XVIII века был приобретен для Придворного оркестра в 1900 году. Ранее эти инструменты принадлежали брату Александра I, Князю Константину, а в 1818 году они были подарены герцогу Кобурскому Эрнесту I. В Кобурге они хранились до 1900 года, когда Николай II купил их для создававшегося в то время Музея Придворного оркестра. А вот комплект инструментов XIX века был специально приобретен для коронации последнего русского императора и в 1896 году участвовал в ней. В 1882 году он был задействован в коронации Александра III.

В начале XX века основная часть современной коллекции инструментов рогового оркестра поступила в музей. Громоздкость оркестра вызвана тем, что каждый рог, как и охотничьи рога, способен издавать лишь один звук определенной высоты, а отсюда и большое количество инструментов рогового оркестра, имеющих различную длину, чтобы охватить все звуки хроматической гаммы в пределах четырех с половиной октав. Удивительно, но такой, весьма неповоротливый оркестр, может исполнять классические произведения, в том числе симфонии Гайдна и Моцарта.

Наибольшую популярность роговый оркестр имел во времена Петра I. Игра в этом оркестре всегда требовала от исполнителей, как правило, крепостных музыкантов, огромной концентрации внимания и непрерывных, изматывающих репетиций. Каждый музыкант — «живая клавиша» огромного органа – обязан был играть с необыкновенной ритмической точностью, дабы не разрушить ансамблевое единство целого.

Это было главной причиной исчезновения столь необычного вида музицирования, созданного и расцветшего в России.

Однако сложности в исполнении привели к тому, что роговый оркестр утратил популярность, к тому же, примерно в 1820-х годах, появились усовершенствованные медные духовые инструменты с вентильной механикой. Но и сегодня, в начале XXI века в Петербурге существует роговой оркестр, музыканты которого играют на новых, специально изготовленных копиях старинных музыкальных инструментов.

Роговый оркестр – лишь одно из чудес, которыми полон Музей музыкальных инструментов. Колокола, скрипки, клавишно-ударные инструменты и многое-многое из музыкально-исполнительской сокровищницы не только нашей страны, но и всего мира, хранится в этом Музее.

Однако было очень больно смотреть на неотреставрированные и явно замолчавшие на долгие годы инструменты. Хотелось бы верить, что это – дело времени и к часу окончания реставрации «Фонтанного дома» и музыкальной сокровищнице будет уделено достойное внимание, и все инструменты будут отремонтированы.

Несмотря на то, что «Фонтанный дом» или Шереметевский дворец сегодня занимает Музей музыкального и театрального искусства, а может быть именно поэтому, в нем экспонируются самые различные выставки: истории Шереметевского дворца (нам удалось посетить даже закрытые для экскурсий комнаты и рассмотреть малахитовую коллекцию графа), побывать на выставке «Мария Каллас навсегда…» и в мыслях примерить на себя наряды, в которых выступала одна из величайших певиц ХХ века не только Америки, но и всего мира.

Однокомнатная выставка, посвященная А.К. Глазунову, также оставила приятное впечатление приобщения к музыкальной культуре начала ХХ века. Особенно впечатлили дорожные чемоданы, с которыми выдающийся композитор, ректор Санкт-Петербургской – Петроградской – Ленинградской консерватории путешествовал по всему миру.

Несколько непонятным, но весьма милым стал вернисаж свадебных нарядов, неожиданно поджидавший нас за домовым храмом Шереметевского дворца: отзывчивая и многоинформированная экскурсовод (вернее смотритель зала) буквально обрушила на нас водопад эмоций и информации о костюмах и платьях разных времен, начиная с XIX века.

В целом Шереметевский дворец – «Фонтанный дом» оставил большие разноплановые впечатления. Хотелось только одного – вернуться и рассмотреть, послушать, почитать документы и постоять у отдельных экспонатов подольше… А также взять хотя бы аудиогида и провести с ним не три часа, как это удалось в рамках экспедиции, а гораздо больше времени… Татьяна Ефанова Из Шереметевского дворца весьма логичен был переезд в Мариинский театр (не так ли жили в XIX веке) на вечерний балет «Сильфида».


В ГОСТЯХ У Н.А. РИМСКОГО-КОРСАКОВА Единственный композиторский музей Санкт-Петербурга – Мемориальный музей-квартира Римского-Корсакова, расположенный в дворовом флигеле дома № 28 по Загородному проспекту, мы посетили после второго дня работы в Российской национальной библиотеке. В казенной квартире, принадлежавшей Капелле, на третьем этаже доходного дома Николай Андреевич провел последние 15 лет жизни: с 1893 по годы, написав здесь одиннадцать из пятнадцати своих опер, среди которых «Садко», «Сказка о царе Салтане», «Царская невеста», «Кащей бессмертный», «Золотой петушок» и др.

После смерти композитора долгие десятилетия квартира была коммунальной, но потомки композитора бережно сохранили подлинные вещи и мебель своего гениального предка. По их же инициативе декабря 1971 года и был открыт этот уникальный музей.

Небольшая квартира из четырех комнат (передняя, рабочий кабинет, гостиная и столовая), в которой проходили музыкальные вечера, собирались беляевцы два раза в неделю по нечетным средам, взрослели два сына и три дочери, и сегодня погружают в атмосферу конца XIX – начала ХХ века. Дополняют мемориальную часть музея экспозиционный зал и небольшой, уютный, на 50 мест концертный зал.

Удивительную экскурсию провела по квартире Н.А. Римского Корсакова Зоя Абрамовна Тури: личная заинтересованность, увлекательный рассказ завораживал и хотелось оставаться в этом музее и слушать о композиторе, о стиле его работы, о музыкантах, посещавших его дом, о музыке, которая рождалась и звучала в его стенах. В душе рождались слова глубочайшей благодарности потомкам композитора, которые три поколения добивались создания музея, и сегодняшним хранителям этой художественной отдушины современности: время здесь замирает и мысли о вечном становятся убеждениями.

Рабочий стол, любимое кресло композитора, старинное бюро работы тихвинских мастеров, памятный адрес работы Врубеля, подаренный к 35-летию его творческой деятельности – предметы, знакомые по фотографиям, ждали нас в кабинете. Мы как бы зашли в гости и вот вот вернется хозяин… А вместе с ним и те, кто играл на рояле фирмы «Беккер» в его гостиной – С.В. Рахманинов, А.Н. Скрябин, А.К. Глазунов, И.И. Стравинский и сам Николай Андреевич.

Бережно сохраняющаяся память о тех, кто и сегодня составляет гордость древнего дворянского рода, известного в России с конца XIV века – не только в портретах на стенах столовой и столовых приборах с монограммами Н. Р-К и фамильным гербом, но и, по сути – в самом создании музея: именно это почитание предков и подарило России этот небольшой, но очень впечатляющий и запоминающийся на всю жизнь музей, стены которого помнят своих многочисленных гостей:

помимо уже упомянутых – Лядова и Танеева, Серова и Репина, Шаляпина и Забелу-Врубель и многих других деятелей культуры и искусства.

Творческая атмосфера столетней давности сохраняется и сегодня:

«Вечера в доме на Загородном», концерты молодых исполнителей из цикла «Музыкальная юность Петербурга», а особенно встречи, которые проводятся в мемориальной гостиной и проходят только три раза в год – на открытие и закрытие концертного сезона и в день рождения композитора – 18 марта – вот те мероприятия, на которые нам не удалось, а так хотелось бы попасть в следующий раз, когда судьба подарит нам встречу с Санкт Петербургом.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ ИМ. Н.А. РИМСКОГО-КОРСАКОВА:

ОТ МУЗЕЯ – ДО БИБЛИОТЕКИ Санкт-Петербургская консерватория – старейшая в России: эта хрестоматийная истина обрела архитектурные и визуальные формы во время посещения ее в составе архивной экспедиции 7 ноября 2011 года.

Тот факт, что открылась она в 1862 году на базе Музыкальных классов Русского музыкального общества, для нас сыграл особое значение: мы были в ее стенах накануне 150-летия!

Но в этом ли величественном здании она учреждалась? Ответ на этот вопрос мы получили из увлекательнейшей экскурсии-лекции-беседы, проведенной с нами Андреем Александровичем Алексеевым-Борецким, директором Музея истории Санкт-Петербургской консерватории.

А.А. Алексеев-Борецкий ведет экскурсию по консерватории Из его рассказа мы узнали, что на месте современного здания консерватории в 1783 году находился Большой театр, построенный по велению императрицы Екатерины II по проекту Антонио Ринальди1. Ранее на этом месте располагался Большой или Каменный театр, как его еще называли, который стал первым музыкальным театром в России. В году его здание перестроил архитектор Тома де Томон. В 1801 году января театр сгорел, остались одни стены. Но в 1818 году театр был восстановлен А.К. Модюи. Архитектор старательно сохранил предшествующий, классический облик здания.

Большой театр был очень популярен среди жителей Петербурга. В 1836 году в нем прошла премьера оперы М.И. Глинки «Жизнь за царя», в 1842 – «Руслан и Людмила». В 1847 году Мариус Петипа2 впервые выступил на сцене этого театра.

Антонио Ринальди (1709–1794) – итальянский архитектор, работавший в России.

Известные работы: Мраморный дворец, Князь-Владимирский собор, Католический храм Св. Екатерины и мн. др. в Санкт-Петербурге.

Тома де Томон (1760 – 1813) – французский архитектор, рисовальщик, представитель зрелого классицизма, работавший в России. Известные работы: старый Одесский оперный театр, Монумент Славы в Полтаве в честь столетия Полтавской битвы, фонтаны вдоль дороги из Петербурга в Царское Село (один из них сейчас находится у Казанского собора и еще один – в Московском парке Победы).

Но Большому столичному театру не везло: в 1890 году он сгорел вновь. Император Александр III велел реконструировать его. В то время Санкт-Петербургская консерватория, не имея собственного помещения, просуществовала уже 28 лет. И к декабрю 1896 года было построено новое здание – то, в котором и сегодня находится Санкт-Петербургская консерватория.

Первым выпускником, окончившим консерваторию в 1865 году с серебряной медалью, был П.И. Чайковский. Имя Петра Ильича высечено первым на мраморной доске при входе в Малый зал консерватории.

Помимо Чайковского консерваторию окончили С.С. Прокофьев, Д.Д. Шостакович, В.П. Соловьев-Седой, Г.В. Свиридов и другие известные музыканты и композиторы.

В 1898 году была установлена бронзовая скульптура, изображавшая сидячего Чайковского с раскрытой партитурой в руках.

С 1905 по 1928 год директором консерватории стал А.К. Глазунов.

Его именем назван Малый концертный зал консерватории.

Прикосновением к истории ощущалось наше пребывание в консерватории: коридоры и фойе, классы, на которых таблички с именами работавших здесь лучших музыкантов мировой музыкальной культуры… Как будто они и сегодня там, за дверью! Все это – чудо из чудес, подаренное нам консерваторией.

А еще Музей… Насыщенный экспонатами, для рассмотрения которых не хватило бы всего времени нашей экспедиции. Портрет Елены Павловны Саксен-Альтенбургской – председателя Главной Дирекции ИРМО с 1909 года, фотографии и слепок руки А.Г. Рубинштейна, стол и кресла А.К. Глазунова, памятные доски, документы, материалы… Портрет Е.Г. Саксен-Альтенбургской в центре музейного зала А о каждом экспонате – интереснейшие рассказы, за которыми – история музыкальной культуры России!

Экспонаты музея И доброжелательная атмосфера, которая буквально витала в воздухе.

Особенно запомнилась встреча с Эрой Суреновной Барутчевой, основательницей этого Музея консерватории, удивительно энергичной и буквально пронизанной музыкой: рядом с ней кажется, что Она звучит и сияет.

Хранители музея и представители факультета искусств Таких встреч в жизни бывает очень и очень немного. Спасибо Вам, Эра Суреновна, за доброту Вашего сердца и за бесконечную отзывчивость на каждую мысль и идею, за то, что Вы взрастили такого прекрасного директора в консерваторский Музей.

А.А. Алексеев-Борецкий в фойе оперной студии Консерваторская библиотека – сокровищница материалов: буквально в считанные секунды нам выдали «Русскую музыкальную газету» (1894– 1918) и мы погрузились в ее изучение… Да нет, просто чтение, порой забывая о том, что мы исследуем это издание, ищем информацию по своим темам, стремимся к скорочтению, а не смакованию текста. Сам слог этого издания говорит об иной эпохе, об иных временах. И это увлекало. А проблемы, как оказалось, и 100 лет тому назад были те же… Консерваторию «окружают» два памятника: М.И. Глинке и Н.А. Римскому-Корсакову.

Первый был заложен (по инициативе Императорского русского музыкального общества) в связи со столетием со дня рождения М.И. Глинки. Основоположника русской музыки решили «приблизить» к консерватории, поставив памятник рядом с главным музыкальным учебным заведением России. Открыт он был два года спустя – в 1906 году.

Татьяна Ефанова Вечером мы пошли в гости… К Валерию Александровичу Брунцеву.

И тут нас ждал такой сюрприз, которого мы не ожидали, несмотря на то, что уже слышали о нем.

САМАЯ НЕОБЫЧНАЯ ВСТРЕЧА ЭКСПЕДИЦИИ В первый раз мое знакомство с В.А.Брунцевым произошло еще в Курске. Правда познакомилась я с ним сначала заочно. Работая над моей второй курсовой, я пришла к Марине Львовне Космовской за советом по интересующим меня вопросам. И тут меня ожидал небольшой сюрприз.

Научный руководитель показала мне фотографии различных музыкальных инструментов, находившихся в чьей-то квартире. Тогда я еще подумала, как интересно, у кого дома столько инструментов, разных и интересных. И мне рассказали о встрече с В.А. Брунцевым в Санкт-Петербурге, и о его коллекции музыкальных инструментов разных стран и народов. А самое главное, что меня поразило, – это те эмоции и впечатления, которые мне передала Марина Львовна в своем рассказе: захотелось увидеть это все своими глазами. Вот так произошло мое первое знакомство с коллекцией музыкальных инструментов В.А. Брунцева.


И как же я обрадовалась, когда узнала, что во время нашей научной экспедиции мы сходим в гости к Валерию Александровичу Брунцеву.

Именно сходим в гости, а не посетим, как бывает в музеях, просто выставку музыкальных инструментов.

Погода в этот день была пасмурная, временами моросил мелкий дождь, в общем, не очень благоприятная для прогулок по улицам Санкт Петербурга, да и день выдался насыщенный. Поэтому к концу дня настроение у нас было немного, так скажем, «подуставшим». Но как только нас встретил еще на улице Валерий Александрович, вся усталость куда-то испарилась, мне показалось, что мы подзарядились какой-то небывалой энергией. Но это было только начало нашего знакомства с этим замечательным человеком.

Активный, полный искрящегося оптимизма и желания творить, светлый, радостный, интереснейший человек, рассказчик и музыкант. Помимо всего прочего очень разносторонний человек, который добился успеха во всех своих начинаниях.

Валерий Александрович очень увлекательно рассказал свою биографию: и как он окончил Институт инженеров железнодорожного транспорта, и как стал музыкантом-любителем, и коллекционером музыкальных инструментов. При этом он с детских лет играл в оркестре русских народных инструментов, а затем в духовом и неаполитанских оркестрах. И всегда участвовал в художественной самодеятельности в тех городах, где ему приходилось жить и работать.

А какая прекрасная коллекция музыкальных инструментов получилась у Валерия Александровича! Любой музей мира позавидовал бы такому многообразию музыкальных инструментов: более полутора тысяч (!) музыкальных инструментов. Больше всего меня, как гитаристку, впечатлило собрание различных гитар, многие разновидности которых я раньше видела только на картинках.

Поразила коллекция варганчиков, которых у Валерия Александровича около 90 экземпляров.

А коллекция цитр занесена в книгу рекордов России, и насчитывает она свыше 150 инструментов.

Трудно выделить, что понравилось больше, какие инструменты.

Можно сказать лишь одно, что каждый из них произвел на меня свое особенное, неизгладимое впечатление. И разные гусли, маракасы, барабаны, кастаньеты, цитры, гитары, домры, балалайки, гармоники, лютни и многие другие инструменты, которые можно, наверное, перечислять до бесконечности – все это мы увидели в гостях у Валерия Александровича. А главное – все эти инструменты можно было потрогать, попробовать на них поиграть, чего никак нельзя сделать в музее музыкальных инструментов. Ведь там они все за стеклом, а здесь – в твоих руках! К тому же послушать как играет сам В.А. Брунцев… И глаза разбегались, хотелось подержать все инструменты, с каждым из них сфотографироваться, ведь все они такие красивые и уникальные, каждый в своем роде. И почему время так быстро пролетело… Мне кажется, там можно находиться сутки напролет, и все равно этого времени будет мало, чтобы хоть немножко познакомиться с каждым инструментом.

Хочется отметить, что свою коллекцию Валерий Александрович начал собирать давно. Многие инструменты были ему подарены друзьями, знакомыми, и просто людьми, которые хоть раз побывали в гостях у этого замечательного человека. А гостей в этом доме побывало немало. И все потому, что Валерий Александрович Брунцев очень открытый, общительный, отзывчивый и гостеприимный хозяин. И после приятного чаепития, переполненная эмоций, я подумала: «Какое счастье, что я смогла здесь побывать, и как хочется сюда вернуться опять!»

Елена Кирик О ЗНАМЕНАТЕЛЬНОЙ ВСТРЕЧЕ Северная столица России, Санкт-Петербург славится тем, что практически каждый дом имеет свою особенность, свою историю. В ходе научной экспедиции наша группа посетила немало таких интересных и увлекательных мест. Одной из таких является квартира Валерия Александровича Брунцева, собравшего (с 1964 года) по собственной инициативе подлинный Музей музыкальных инструментов, экспозиция которого насчитывает свыше 1600 экспонатов 140 народов из более чем 100 стран мира.

Валерий Александрович – человек, чья профессия никак не связанна с музыкой: по образованию он инженер, с ранних лет увлекался музыкой и в юности занимался в оркестре народных инструментов, а сегодня говорит о себе как музыканте-любителе.

Слушая его, следуя за ним от экспоната к экспонату, вдыхаешь позитивную атмосферу, которая царит в музее. Очень энергичный, вдохновляющий слушателей собственной увлеченностью и любовью к музыке, он так рассказывает о своей коллекции, что хочется самому попробовать повторить то, что он играет на самых разнообразных коллекционных музыкальных инструментах.

Нашу группу привело в восторг то, что нам посчастливилось не только увидеть и прикоснуться, но и услышать звучание редчайших музыкальных инструментов в умелых руках В.А. Брунцева.

Мелодия и звук, издаваемые ими, позволяют не замечать ни уличного шума мегаполиса, ни сигналов транспорта – ты невольно представляешь себя на народном гулянии экзотической страны или переносишься в мысленное путешествие по разным уголкам мира, забывая о ежедневных проблемах и суете.

Небольшая квартира наполнена не только мелодичностью, но и добротой самих хозяев. Эта теплота, радушие, домашняя обстановка, интереснейшая экспозиция оставили неизгладимое впечатление. Несмотря на то, что в этот день это была уже не первая экскурсия, так как с утра мы успели продуктивно поработать в Санкт-Петербургской консерватории, время для нас пролетело незаметно. А сам Валерий Александрович заразил нас вдохновением и желанием творить!

Мы абсолютно согласны со словами Н.В. Милешиной, которая оставила в его домашней книге отзывов (уникальной и неповторимой, поскольку в ней есть самые выдающиеся российские имена, даже отзыв Д.С. Лихачева) такую запись: «Излучение любви, добра и красоты заряжают огромной положительной энергией каждого входящего в Ваш дом человека, где уютно и комфортно расположились, живут, смотрят на нас, “разговаривают” и звучат как знакомые, так и самые причудливые музыкальные инструменты разных континентов».

Теперь для нас Валерий Александрович Брунцев является потрясающим примером совершенной и животворящей гармонии духовного и материального начал жизни. На таких людях как он держится культурное богатство России.

Наталья Журбенко УДИВИТЕЛЬНЫЙ И НЕПОВТОРИМЫЙ В ноябре 2011 года, находясь в Санкт-Петербурге, участники экспедиции посетили удивительного и интересного человека Валерия Александровича Брунцева.

Удивительный – потому, что он, профессиональный строитель, смог создать крупнейшую коллекцию музыкальных инструментов и официально зарегистрирован в «Книге рекордов России» в номинации – самая большая частная коллекция цитр: струнных щипковых музыкальных инструментов – 151 цитра!

Интересный – потому, что три часа, проведенные в гостях у него дома дали нам возможность не просто узнать об истории коллекции, но и прикоснуться, попробовать самим поиграть на этих редких инструментах.

Звуки, извлекаемые на музыкальных инструментах, помогли ощутить гармонию с окружающим пространством.

Наталья Журбенко, Елена Кирик и Данил Бычков осваивают ксилофон С первых шагов по квартире, стало понятно: это не просто жилое помещение, а исторический музей музыкальных инструментов.

Экспозиции размещены в трех комнатах по видам инструментов. При входе в первую комнату-»холл» на стенах расположилась коллекция звончатых гуслей, бубнов, маракасов и кастаньет.

Валерий Александрович начал свой увлекательный рассказ с гобоя, первого инструмента в его коллекции. На нем он, как музыкант-любитель играл в оркестре. На вопрос: «Что Вас заставило начать собирать инструменты?», он ответил: «Как таковой идеи не было, все началось само собой в начале 1970-х годов. Я играл в музыкальных коллективах на различных инструментах и у меня дома постепенно все они появились. К тому же меня всегда интересовала история их создания и их жизни».

Во второй комнате находится коллекция лютней, балалаек, мандолин и прочих струнных народных, а также самых разнообразнейших ударных инструментов.

Марина Космовская Елена Кирик Особенно мое внимание привлекла стена-витрина с гитарами. Мне, музыканту-гитаристу интересно было узнать больше об этом инструменте.

Валерий Александрович дал мне поиграть на гитаре, на которой играл сам А.М. Иванов-Крамской (основатель гитарного искусства в России), когда приходил к нему в гости.

Не только инструменты заинтересовали меня, но книги из сокровищницы В.А. Брунцева, особенно двухтомник Виктора Попова «Диалоги о гитаре… И не только о ней». Эта книга представляет собой результат многолетнего труда, обширный материал, собранный из мира гитары и гитарной жизни.

Помощь в издании этого тридцатилетнего труда оказал В.А. Брунцев, за что автор выразил ему глубокую, искренюю благодарность.

Наше посещение уникального коллекционера закончилось в третьей комнате. Здесь, помимо иных инструментов (к примеру, шотландской волынки, на которой попробовала играть Валерия Полянская), находится коллекция цитр – старинных музыкальных инструментов, которые были распространены в Европе в последние века.

Валерия Полянская Татьяна Ефанова В коллекции 151 цитра 15-ти разновидностей. Самая старая из них – начала XIX века. Первая цитра в коллекции появилась еще в 1973 году.

За минувшие годы в гостях у любителя-коллекционера побывало около двух тысяч посетителей, о чем имеются записи в гостевой книге, которую бережно ведет Валерий Александрович. К нему едут из разных городов России и зарубежья. «Музей-квартиру» знают и любят. Многие специально приезжают для того, чтобы познакомиться с уникальной коллекцией и историей музыкальных инструментов. Экспозиция постоянно пополняется, развивается и приобретает все новые черты.

Нет сомнения, что данная коллекция представляет необыкновенную историческую ценность. Она может оказать большую помощь в исследованиях по истории инструментов в России.

Хочется закончить свою статью словами создателя первого частного музея в России (г. Ярославль) Джона Мостославского: «Музейное дело – … это не бизнес. Это приобщение народа к национальной мировой культуре»1. И Музей В.А. Брунцева – еще одно тому подтверждение!

Данил Бычков Вторник 8 ноября и среда 9 ноября – два библиотечных дня. Время в Российской национальной библиотеке летит очень быстро: только начинаешь работать – и уже все: вечер… А так много вокруг интересного, что просто совершенно не отвлекаешься даже на документы соседей. А ведь и там – история… В последний день мы познакомились с хранительницей музыкального фонда Отдела рукописей Российской национальной библиотеки, которую в предыдущие дни видели лишь издали. Наталья Васильевна Рамазанова – человек, подаривший нам (помимо увлекательнейшей работы с рукописями) еще несколько интеллектуальных потрясений. Краткая по времени экскурсия в хранилище принесла впечатления, которые останутся с нами на всю жизнь: видеть подлинники знаменных рукописей XII–XIII веков, хотя бы взглядом прикоснуться к двум подаркам Александру II – рукописи оперы «Непредвиденная встреча» Й. Гайдна (1877) и клавира «Оберона» К.М. Вебера;

увидеть автографы Г. Берлиоза (подарок В.В. Стасову) и Д.С. Бортнянского ( Мостославский Джон Григорьевич (род. 1942) – коллекционер, создатель первого и крупнейшего частного музея России «Музыка и время« в городе Ярославле (ноябрь 1993). Цит. по: Музейная касса. – http://offline.business magazine.ru/2006/107/277071/page/1. Дата обращения – 3 мая 2012 года.

года). Да еще и дагеротип М.И. Глинки 1850-х годов: один из немногих портретов классика русской музыки. И некоторые другие рукописи, совершенно потрясающие как своей исторической ценностью, так и прекрасным состоянием, в котором они находятся.

Возвращение в ГЦММК состоялось в последний день экспедиции – 10 ноября. Нас встретили уже знакомые улыбки и глаза. Зайдя в читальный зал, мы были очень обрадованы: нас ждал приятный сюрприз… Чтобы не усложнять нам работу и не заставлять ждать, сотрудники музея заранее подготовили архивные материалы. Когда у нас возникали вопросы, они спешили на них ответить, тем самым помогая нам. Время неумолимо летело вперед, несмотря на наше желание погружаться все в новые документы… Выписав нужную информацию, изучив и проанализировав рукописи, мы были вынуждены попрощаться с уже полюбившимися нам частичками истории, со столицей и отправляться домой. Хотя нас ждала еще одна встреча – с Большим театром.

Валерия Полянская Вечер 10 ноября в опере – достойное завершение нашей экспедиции.

«Руслан и Людмила» – премьерный спектакль (после шестилетнего ремонта одного из самых уникальных театров во всем мире) Большого театра в Москве – неоднозначное, но, тем не менее, яркое и незабываемое впечатление. А если добавить, что нам, как студентам, выделили билеты по 100 рублей (то есть дешевле, чем в курском кинотеатре), то факт еще более удивительный и уникальный.

НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ КАФЕДРЫ МУЗЫКАЛЬНОЙ КРИТИКИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ Два участника экспедиции – М.Л. Космовская и аспирант Данил Бычков (финансирование участия которого в экспедиции шло из средств Курской области) с 10 по 12 ноября 2011 года продолжили работу в Санкт Петербургской государственной консерватории имени Н.А. Римского Корсакова, как в библиотеке, так и на Международной научной конференции «Современные аспекты методики музыкознания и музыкальная критика», посвященной кафедры музыкальной 35-летию критики.

Организовала и провела конференцию бессменная заведующая кафедры музыкальной критики Лариса Георгиевна Данько, заслуженный деятель искусств, член союза композиторов РФ, доктор искусствоведения, профессор, чей юбилей также отмечался на этом форуме: в каждом из докладов были слова признательности и благодарности за радость и счастье многолетней работы с человеком, полным достоинства, уникальной отзывчивости и бесконечного добра. И это – при потрясающей работоспособности и научной прозорливости, что проявляется и в тех, кто получил возможность называться ее учеником:

достаточно назвать имена двух счастливчиков, присутствовавших на конференции – Людмилы Владимировны Гавриловой (первой дипломницы, аспирантки, докторантки Л.Г. Данько, ныне председателя Красноярской региональной организации «Союз композиторов России», доктора искусствоведения, профессора, зав. кафедрой истории музыки Красноярской академии музыки и театра) и Ларисы Панфиловны Соколовой. (руководителя Федеральной целевой программы «Новое передвижничество», кандидата искусствоведения, профессора, зав.

кафедрой музыковедения Государственного музыкально-педагогического института им. М.М. Ипполитова-Иванова). Третья ученица – Марина Львовна Космовская, зав. кафедрой методики преподавания музыки и изобразительного искусства Курского государственного университета, доктор искусствоведения, профессор. И это – только те из учеников, которые присутствовали на юбилейной конференции… Научная часть конференции была столь насыщена мыслью, проблемами, спорами, что все это – почва для многодневных рассуждений, пока же о «внешних событиях».

В рамках конференции была организованна обзорная экскурсия по Музею истории Петербургской консерватории, который был открыт марта 1969 года в 125-летнюю годовщину со дня рождения Н.А. Римского Корсакова. В музее истории, который расположился на 58 кв. м. хранится множество документов, фотографий, портретов, бюстов, памятных досок и других произведений искусства, исторических памятников выдающимся деятелям музыкальной культуры России, чьи судьбы связаны с этой консерваторией. Основателем Музея стала Эра Суреновна Барутчева, профессор кафедры критики Петербургской консерватории, заслуженный работник высшей школы, подарившая всем участникам конференции свою книгу.

Являясь хранительницей Музея по сей день, Эра Суреновна не перестает собирать все новые экспонаты и документы, которые позволяют прикоснуться к истории, к подлинным свидетельствам о тех, кто преподавал и учился в консерватории.

Участников конференции познакомили с фондами музея, которые дали нам возможность ознакомиться не только с историей возникновения консерватории, но и с развитием исполнительских и композиторских школ. Были показаны творения В.А. Беклемишева (мраморная скульптура П.И. Чайковского, тонированный гипсовый бюст А.В. Вержбиловича), Л.А. Бернштама (мраморный памятник А.Г. Рубинштейну), Р.Р. Баха (бронзовый бюст А.Г. Рубинштейна и бронзовый медальон профессора В.И. Рааб), И.Я. Гинзбурга (единственная прижизненная статуэтка П.И. Чайковского), Манизера (статуэтка А.К. Глазунова).

Основу коллекции музея составляют предметы, связанные с жизнью и творчеством знаменитого композитора и ректора консерватории с по 1927 годы – А.К. Глазунова. Среди них – стол композитора и его карта звездного неба (композитор любил заниматься астрономией), подарок от Ильи Репина – рисунок с дарственной надписью.

В музее хранятся очень важные для истории консерватории документы Её Императорского Высочества Александры Иосифовны (1830–1911). Они отражают этот аспект деятельности высочайшей покровительницы Русского музыкального общества, которой она являлась на протяжении семнадцати лет. Это протокол заседания Художественного совета Санкт-Петербургской консерватории от 27 мая 1891 с её автографом. В конце документа стоят подписи профессоров А.Г. Рубинштейна, Ю.И. Иогансена, Н.А. Римского-Корсакова, А.К. Лядова, Л.А. Саккети, Н.А. Галкина, Л.Ф. Гомилиуса и В.И. Рааб.

Эра Суреновна рассказала историю о приобретении музеем удивительной скульптуры – бронзовый бюст выдающегося французского композитора Гектора Люи Берлиоза. Автором этого бюста был не менее известный и уважаемый в свое время французский скульптор XIX века Жан-Жосеф Перро. Особенно радостно ей было сообщить, что именно работники музея выстроили по корреспонденции и документам судьбу бронзового бюста Берлиоза (с которой связан целый ряд известных имен).

Из архивных источников стало известно, что директор Петербургской консерватории в (1871–1876) Михаил Павлович Азанчевский в 1869 году купил в Париже один из экземпляров бронзового бюста Берлиоза (всего их три, один в Америке, второй в Париже) и принес его в дар консерватории – в память о приезде выдающегося французского композитора в Россию.

Вся экспозиция музея имела большое познавательное и эстетическое значение для участников конференции. Представленные фонды рассказали не только об истории создания консерватории, но и о жизни и деятельности тех замечательных людей, которые там учились и работали.

«У нас на один квадратный дециметр приходится больше подлинников, чем в Лувре», – с гордостью говорит Эра Суреновна.

Рассказ сегодняшнего директора Музея, Андрея Алеексеева Борецкого (выпускника хорового факультета консерватории) очень ярко показал, как пополняются фонды консерваторской коллекции. Он поведал участникам конференции о «Зарембовском» деле.

Николай Иванович Заремба (1821–1879) профессор теории музыки, директор Санкт-Петербургской консерватории (1867–1871). Его могила до настоящего времени считалась утраченной, но была найдена по инициативе Музея истории СПб консерватории во главе с А.А. Алексеевым-Борецким. Немалую помощь оказала профессор Э.С. Барутчева. При поддержке ректора СПб ГК С.В. Стадлера мастером Андреем Ивлевым был сооружен крест для надгробья. Летом 2009 года могила Н.И. Зарембы, учителя П.И. Чайковского, Г.А. Лароша, А.Н. Есиповой и многих иных русских музыкантов, была восстановлена.

Последующий поиск привел исследователя в семью потомков Н.И. Зарембы, которые после общения с А.А. Алексеевым-Борецким решили все реликвии, связанные с жизнью и деятельностью выдающегося музыканта своего времени и бережно хранимыми более 100 лет, передать Музею Санкт-Петербургской консерватории.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.