авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |

«Виктор Усов Советская разведка в Китае 20-30 годы XX века Введение В Советском Союзе в литературе на тему советской ...»

-- [ Страница 10 ] --

Кому принадлеж ал саквояж — мне неизвестно, но присутствовавший при обыске угольной ямы третий механик Гибшер высказал предполож ение, что он, возможно, был похищен и спрятан в угольную яму на переходе из Владивостока в Шанхай, ибо подобный саквояж имелся у пассажирки-немки, следовавшей в Шанхай. В тот же вечер, 28 февраля, на борт прибыл генерал Ху в сопровождении других военных, в том числе одного русского белогвардейца в китайской офицерской форме, которые потребовали указать, где на судне спрятаны пушки и вообще оружие, угрожая, что скрытие этого оруж ия, в случае обнаруж ения, будет иметь фатальные последствия. По настоянию генерала Ху тут же вторично, в присутствии нескольких белогвардейцев, о с м о т р е н а б ы ла д и п п о ч т а. В п р и с у с т в и и те х ж е белогвардейцев капитаном был составлен акт осмотра, ф и к с и р у ю щ и й, что ничего к о м п р о м е т и р у ю щ е го в диппочте не было. Однако генерал Ху отказался от подписания акта. Ничего при этом из диппочты вновь изъято не было. Генерал Ху уклонился от подписания акта без объяснения причин. Того же 28 ф евраля произведен был детальный обыск во всех служебных помещениях, который также не дал решительно никаких результатов. При обыске пассажирки под фамилией Гроссберг у нее найдены были визитные карточки на китайском и английском языках, причем ею тут же было объявлено, что она — Бородина, путешествующая под своей девичьей фамилией. 1 марта обыск не судне продолжался, и в третий раз произведен был обыск диппочты в присутствии белогвардейцев шаньдунской армии, и на этот раз обнаружены были пять— шесть листовок какой-то китайской рукописи. Откуда они появились — сказать не могу, но свидетельствую, что при первом и втором обысках этих листовок не было, хотя осматривалось все содержимое очень тщательно, вплоть до отдельных листов книг. При всех трех обысках диппочты присутствовал мой второй помощник Гораин. же марта вновь были обысканы все каюты, каковой обыск, так же, как и предыдущий, ничего не обнаружил.

При этом осмотре капитану задан был вопрос, сколько на судне коммунистов, причем у одного из коммунистов на борту, а именно секретаря судовой ячейки Гибшера, произведен был белогвардейцами дополнительны й обыск, который тоже не дал никаких результатов. Из архива ячейки изъяты были все протоколы. Имеющееся у капитана и у старшего помощника Важенина и у двух дипкурьеров огнестрельное оружие генералом Ху было отобрано, в чем выданы расписки. 2 марта, ввиду того, что проверка угля производилась слишком медленно и тем самым задерживался отход парохода, я заявил письменный протест военному командованию, требуя освобождения судна немедленно, так как в результате обысков ничего найдено не было. Ответа до сего дня нет.

3 марта, окол о 9 часов утра сняты были с борта дипкурьеры, три человека. И пассажирка Бородина вместе с частью их багажа. Пополудни того же дня три дипкурьера вернулись обратно;

такж е вернулась к вечеру гр-ка Бородина в сопровождении одной из жен Чжан Цзунчана. Утром 3 марта те же дипкурьеры и Бородина отправились с парохода под конвоем, куда — не знаем».[817] Итак, находившиеся на борту парохода советские дипкурьеры Иван Крилл 42 лет, Грейбус 36 лет и Карл Сярэ, а также супруга главного политического советника 36-летняя Фаина Бородина вместе со всем экипажем судна, составлявшем 47 человек, были арестованы. марта последовала нота Посольства СССР в Китае, где г о в о р и л о с ь, ч то « п о п о л у ч е н н ы м п о с о л ь с т в о м сообщениям, русские белогвардейцы, принадлежащие к регулярной армии Чжан Цзунчана, захватили 28 февраля советское торговое судно «Памяти Ленина», которое н а п р а в л я л о с ь в Х а н ь к о у за г р у з о м ч а я. Э т и белогвардейцы забрали пароход для перевозки войск и вооружения и задержали команду и пассажиров, включая дипломатических курьеров. Их судьба до сих пор не 817 Там же. С. 143-145.

вы ясн ен а».[818]На нее последовал ответ китайского министерства иностранных дел от 11 марта 1927 г.

следующего содержания: «Министерство имеет честь подтвердить получение письма от 5 марта... Посольство п р е д ъ я в л я е т п р о т е с т и з а я в л я е т, что к и т а й с к о е правительство должно нести полную ответственность за жизнь и имущество указанных граждан СССР.

Министерство считает долгом сообщить в ответ к сведению г-на поверенного в делах, что в настоящее врем я от о со б о н а з н а ч е н н о г о д и п л о м а т и ч е с к о г о комиссара пр. Шаньдун получен по телеграфу ответ, что трое курьеров и жена Бородина из Нанкина доставлены в Цинаньфу и пользуются очень хорошим обращением и проживают в доме г. Сие в безопасности».[8 9 Очевидно, к и т а й с к и е в л асти е щ е не р е ш и л и, что д е л а т ь с арестованными.

Однако еще до этого письма было дано поручение соответсвующим службам проверить, где находится Ф. Бородина. И вот 9 марта 1927 г. в 19 час. 20 мин.

послана шифровка в Пекин на телеграмму от 9 числа сл едую щ его содерж ания: «Г-жа Бородина с тремя русски м и с о д е р ж и тся с 6-го сего месяца в до м е, по-европейски оборудованном, под стражей, но с ней обращаются как с почетным гостем. О дальнейшем будет реш ено по окончании войны. Так как дип курьеры су щ е с т в у ю т то л ь ко для связи п р а в и те л ь с тв а с посольствами, то здешнее правительство не желает признать г-жу Бородину и спутников как курьеров и с ч и т а е т з л о у п о т р е б л е н и е д о к а з а н н ы м при все х 818 Ф.С.Бородина. В застенках китайских сатрапов (Мои воспоминания). С. 819 Там же. С. 133-134.

о б с т о я т е л ь с т в а х, та к как п р о в о з и л о с ь о р у ж и е и агитационная литература». Подпись: Зиберт.[820] К и тай ски е власти после ареста Ф. Бородиной пытались надавить на ее супруга. Об этом красноречиво го в о р и т п и с ь м о, п р и с л а н н о е от Ч ж ан Ц з у н ш э н а Бородину.

Однажды утром в Ханькоу, где находился главный политический советник Бородин, ему доложили, что в приемной его дожидается какой-то мандарин, который называет себя посланным от маршала Чжан Цзунчана.

Бородин принял неожиданного гостя, который вручил ему письмо и добавил, что имеет передать от маршала также и устное поручение.

«Многоуважаемый высший советник, — говорилось в послании. — В то время, когда ваша супруга проезжала Н а н к и н, в этом р а й о н е п р о и с х о д и л о у с и л е н н о е передвижение войск. Я был обеспокоен тем, чтобы она не пострадала от какой-либо несчастной случайности, и поэтому пригласил ее сойти на берег. Так как и на берегу, в Нанкине, безопасность вашей супруги не могла быть обеспечена, я просил ее проехать в Цинаньфу.

Не беспокойтесь за судьбу вашей супруги — она рассматривается нами, как почетная гостья».[821] У стн о е п о р у ч е н и е Чж ан Ц зун ч ан а, н о си в ш е е ск р ы т у ю у гр о з у, б ы л о с л е д у ю щ е г о с о д е р ж а н и я :

«Продолжение военных действий между Югом и Севером может повлечь за собой международные осложнения такого порядка, что создастся угроза, в частности для 820 Там же. С. 132.

821 Ф.С.Бородина. В застенках китайских сатрапов. С. 35-36.

Китая и Советской России. Тогда мож ет угр ож ать опасность и вашей супруге. Если бы г-н Бородин мог употребить свое влияние, чтобы добиться заключения перемирия между Югом и Севером, то тем самым была бы оказана большая услуга делу всеобщего мира, в частности, от этого вы играли бы интересы Китая, Советской России и была бы обеспечена безопасность вашей супруге».[822] « М а р ш а л ста ви т меня в оч ен ь н е л о в ко е положение, — ответил Бородин. — Если бы я в данный момент высказался за мир между Югом и Севером, то я навлек бы на себя справедливые обвинения в том, что я ж елаю спасти свою ж ену. Если, наоборот, я буду противиться всяким предлож ениям о мире, то мои действия могут быть истолкованы как личная обида за арест моей жены. Если маршал думает, что, задержав мою жену, он принудит меня занять определенную позицию в вопросах войны и мира меж ду Югом и Севером, то, к сожалению, я должен разочаровать его.

Что же касается безопасности Бородиной, — сказал в заключение советник, — то ее судьба находится в руках ки тай ского народа, которы й, я ув е ре н, сум е е т ее защитить».[823] Видимо, поняв, что торг провалился, и учитывая апрельские события в Пекине в первой половине мая 1927 г., Ф. Бородина была перевезена в Пекин и брошена в следственную тюрьму. Начались ее допросы. Она стала т р е б о в а т ь в стр е ч и с п р е д с т а в и т е л е м с о в е т с к о г о консульства. Усилия увенчались успехом, Бородиной 822 Там же. С.36.

823 Там же. С.36.

р а зр е ш и л и в стр е ти ть ся с се к р е т а р е м п е к и н ск о го консульства СССР Юшкевичем. Она узнала, что судно «Памяти Ленина» было потоплено белогвардейцами, что вся ком анда парохода и капитан си д ят в тю р ь м е Цинаньфу, ребята, захваченные в советском посольстве при налете в апреле 1927 г., сидят в той же тюрьме, что и она, но к ним н и ко го не п у с к а ю т. П о л о ж е н и е арестованных с парохода «Памяти Ленина» особенно о сл о ж н и л о сь после отъезда из Пекина советского временного поверенного в делах А. С. Ч ерн ы х.[824]В печати стали п о я в л я ть ся все б о л е е у г р о ж а ю щ и е сообщения о предстоящей казни если не всех, то части арестованных «русских коммунистов». Опасность стала вполне реальной после казни 28 апреля 1927 г. к и т а й с к и х к о м м у н и с т о в / 825 И х о т я в р е з у л ь т а т е длительных разбирательств сначала в военном, а затем в гражданском суде было установлено, что прямых улик п р о ти в с о в е т с к и х с о т р у д н и к о в по с у щ е с т в у нет, пекинские власти в то время отказались освободить заключенных. Как подчеркивал на суде официальный защитник Ф. Бородиной и дипкурьеров Кантарович, «дело, которое рассм атривается, является первым крупным политическим процессом против граждан СССР в Китае и против н е тр а к та тн ы х и н о стр а н ц ев 824 A.C.Черных (1892-1940), уроженец г. Селенгинска. В 1926-1927 гг. — временный поверенный в делах СССР в Китае, в 1927-1928 гг. — член коллегии ЦСУ СССР, в 1928-1931 гг. — на ответственной работе в Госплане СССР, в 1931-1933 гг. — вице-президент Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук, в 1933-1935 гг. — член Всесоюзного Радиокомитета при CHK СССР. В 1935-1939 гг. — полпред СССР в Иране.

вообще».[826]Поэтому оно «привлекает внимание всего мира».

Дипкурьеры и Ф.Бородина предстали перед судом в Пекине. Защитником в суде по делу Бородиной, как мы уж е г о в о р и л и, был т р и д ц а т и л е т н и й К а н т о р о в и ч (А. Я. Канторович (Терентьев, Аякс, 1896-1944, родился в П е т е р б у р г е в се м ь е ю р и с т а, а к т и в н ы й у ч а с т н и к револю ции и граж данской войны. В 1 9 1 9 -1 9 2 1 гг.

сотрудник П етроградского отделения ИККИ, в 1921-1922 гг. — сотрудник информационного отдела И ККИ в М о с к в е.[827 О к о н ч и в в 1922 г. ф а к у л ь т е т о б щ е ств е н н ы х наук П етро гр адско го ун и верси тета, работал в Народном комиссариате иностранных дел. В Китай попал в 1924 г. в составе комиссии профессора П е р г а м е н т а. В а п р е л е 1 9 2 8 г. А. К а н т о р о в и ч возвр ащ ается в М оскву, в Н ародны й ко м и ссар и а т иностранных дел, а в 1932 г. переходит на работу в Институт мирового хозяйства и мировой политики), пом огал е м у в ка ч е ств е к о н с у л ь та н т а и зв е стн ы й американский адвокат, редактор газеты «North China Star" Ч ар л с-Д ж е й м с Фокс, но китайские власти не с о г л а с и л и с ь д о п у с т и т ь его в суд в к а ч е с т в е з а щ и т н и к а. [828]Ф. Б о р о д и н а и д и п к у р ь е п ы б ы л и освобождены после энергичных демаршей руководства СССР только 12 июля 1927 г., когда им был вынесен оправдательны й п р и го в о р.[829]Этот эпизод в жизни 826 Ф.С.Бородина. Ук. соч. С. 186.

827 Коминтерн и идея мировой революции. М.1998. С.153.

828 Ф.С.Бородина. Ук. Соч. С. 114 - 829 Там же.

Ф. С. Бородиной подробно описал М. И. Казанин в своей книге «В Штабе Блюхера»: «Расчет контрреволюции был примитивен — угрожая расправиться с Бородиной, повлиять на позицию ее мужа. Однако, поскольку ни сам Бородин, ни его жена не выражали желания идти на какую бы то ни было сделку, Чжан Цзолинь и его б л и ж а й ш и й п о д р у ч н ы й, в то врем я ш а н ь д у н ск и й дуцзюнь(военный губернатор провинции. — В.У.) Чжан Цзунчан, готовили Бородиной судьбу Ли Дачжао (ей было предъявлено обвинение по 101-й статье, грозившей пожизненным заключением или смертной казнью.— В.У.).

Ее предали суду, но демократично настроенный судья (очевидно, дело не в «демократичности» судьи, а в крупной взятке ему, хотя прямых документов по этому п о во д у нами не о б н а р у ж е н о, но и м ею тся устн ы е свидетельства и косвенные документы. Так, в те годы в Пекине ходили слухи, что судья Хо получил взятку в 200 тыс. д о л л а р о в, эти слухи п о д т в е р ж д а е т сама Ф. Бородина в своей книге «В застенках китайских сатрапов»: «Впоследствии в газетах распространились известия о том, что Хо Чун якобы был подкуплен нашим посольством и получил за наше освобождение двести тысяч долларов».[830] — В. У.) провел заседание рано утром, вынес оправдательный приговор и, зная, что за это придется отвечать головой, бежал. Бородина тут же п о к и н у л а з д а н и е с у д а ».[831]Как в с п о м и н а л а сама Бородина, гнев милитаристов обратился на родных судьи — его жену, двоих детей и брата. Они были задержаны и отправлены в расп оряж ен и е Чжан Цзучана, а там посажены в тюрьму. Обо всем этом, не переставая, 830 Там же. С. 125-126.

831 М.И.Казанин. В штабе Блюхера. С. 160.

жужжали провода телефонов, пространные сообщения появлялись во всех газетах мира. Поиски Бородиной в Пекине продолжались. Начальник пекинского гарнизона объявил награду в 30 тыс. долларов за ее поимку, мукденские власти назначили за ее голову — 20 тыс.

долларов.[832]Считалось, что Фаина Бородина возможно скрывается на территории советского посольства. Входы в посольский квартал в Пекине в течение двух месяцев были оцеплены многочисленными шпиками и русскими белогвардейцами. Поперек улицы Лигэйшэн, идущей к посольству, вырыли довольно глубокие ямы и повесили плакаты «ехать медленно», чтобы полицейские пикеты м огли и м е ть вр е м я вести н а б л ю д е н и е за всем и автомобилями, которых в то время в Пекине было немного. Вот как описывал происходившее американский журналист Шиэн: «Пекин был перевернут вверх дном, открыта была слежка за поездами, производились налеты на подозрительны е дома. В Тяньцзине был установлен контроль над отходившими пароходами.

Бородину никак не удавалось найти.[833]Ее портреты помещались во многих газетах и висели у полицейских управлений в Пекине, Тяньцзине, Мукдене и других городах М аньчж урии. Особое внимание призывали обратить на г. Тяньцзинь. Он был выбран потому, что считалось осуществить бегство легче всего там. В эти дни полицейские власти города следили «за всеми полными, чернявой внешности, дамами». Для того чтобы сбить с толку китайцев (Ф. Бородина находилась в Китае), советские спецслужбы опубликовали в зарубеж ны х га зе та х д е з и н ф о р м а ц и ю о то м, что она е д е т во 832 Ф.С.Бородина. Ук. соч. С. 126.

833 Там же. С. 161.

Владивосток. «Но вот однажды, через десять дней после оправдания Б о р о д и н о й,— всп о м и н ает К а з а н и н, — японское агентство Ренго в депеше из Владивостока сообщило, что Бородина прибыла во Владивосток на японском пароходе, и подробно передало ее впечатления во время заключения и суда в Пекине. Еще через десять дней газеты опубликовали интервью с Бородиной в сибирском экспрессе и затем ее заявление по приезде в Москву. Сомнений быть не могло, сообщения эти были напечатаны всей мировой прессой. Итак, Бородина ускользнула из лап Чжан Цзолиня и теперь была в безопасности в Москве. Чжан Цзолинь и его подручные признали свое поражение и прекратили слежку». А в это время Ф.Бородина пряталась в домике, находившемся в одном из узких пекинских переулков старого города.

По имеющимся у нас данным, хозяевами дома были два человека: востоковеды Борис Иванович Панкратов (1892-1979) и Петр Антонович Гриневич (1888-1941), оба учившиеся в Восточном институте во Владивостоке, только первый — в 1916 г. его закончил, а второй — в этом году поступил в институт.

С п р а в к а. Б о р и с И в а н о в и ч П а н к р а т о в им ел китайское имя Пань Кэфу, а прозвище Уцюань, у него было также монгольское и тибетское имя Лобсан Чултим.

С 1917 г. Борис Иванович начал преподавать в институте монгольский и маньчжурский языки, тогда на год его направили в Пекин для усовершенствования знаний в китайском языке. Вернувшись, он помимо преподавания исполнял обязанности секретаря по студенческим делам, видимо тогда он теснее и познакомился со студентом Гриневичем. В 1918 г. Панкратов был откомандирован в Китай и н а х о д и л ся в Х а н ь к о у до 1921 г., там он преподавал русский и англий ский языки и изучал местные диалекты. В Ханькоу с ним произошла одна «история», которая вынудила его покинуть этот город.

В 1921 г. он жил на территории бывшей русской концессии. У него слож ились довольно приличны е отнош ения с главой русской колонии Бельченко, в прошлом русским консулом, имевшим неплохие связи с местными китайскими властями. Вокруг было много эм и гр а н то в. О д н а ж д ы Б е л ьч е н ко н а ш е п та л и, что Б. И. Панкратов симпатизирует советской власти и он привлек Панкратова к суду за просоветские убеждения.

Последнего судили Бельченко и представитель китайских властей. Реш ением суда п о дсуд и м ы й долж ен был п о к и н у т ь р у с с к у ю к о н ц е с с и ю и т о м у н и ч е го не оставалось, как уехать в Пекин. Там он устроился на работу в агентство РОСТА и одновременно в Институт русского языка при китайском МИДе. Сохранились документы, подтверждающие, что уже в сентябре 1921 г.

ему предлагали провести квалификационные испытания в этом и н ституте. Из-за нехв атк и х о р о ш и х квалифицированных востоковедов его в 1923 г. взяли переводчиком с английского и китайского языков в Консульский отдел Советского посольства, где он и проработал до 1929 г. Видимо в начале 20-х годов он и поселился в том доме, о котором мы упомянули в начале статьи. У Панкратова были налажены хорошие контакты с Г о с у д а р с т в е н н ы м п е к и н с к и м к и т а й с к о -р у с с к и м университетом, с Пекинской коллегией адвокатов, он принимал активное участие в научной жизни пекинских университетов и институтов, где преподавал, выступал с докладами, занимался исследованиями. Вскоре после п р и е з д а в П е к и н он б л и з к о п о з н а к о м и л с я с представителям и передовой интеллигенции, руководителями движения «4 мая»: профессором Ли Дачжао и Ху Ши. Дружба с первым продолжалась до самого ареста китайскими властями в 1927 г. Панкратов с риском для себя старался помочь Ли Дачжао, спрятать его и лишь по счастливой случайности избежал участи других советских людей, пытавшихся также его спасти. С Ху Ши он познакомился в 1921-1922 гг. в Пекинском университете. Жили они недалеко друг от друга и это способствовало общению. Ху Ши ввел Панкратова в китайские научные круги.

С п р а вк а.Петр Антонович Гриневич родился января 1888 г. в семье священника на Украине. В 1920 г.

окончил Восточный институт, а в 1924 г. — факультет общ ествен н ы х наук ДВГУ. С 1925 г. он становится преподавателем восточного факультета ДВГУ и работает в этом качестве до 1928 г. В эти годы Гриневич часто выезжал в научные командировки в Китай. С виду довольно молчаливый и даже сумрачный и казавшийся довольно чудаковаты м Петр Антонович был очень добрым и отзывчивым человеком.

Обычно в их дом приходила и приезжала самая р азнообразная публика: китайцы, иностранцы, м и сси о н е р ы, сту д е н ты. И в этом не бы ло ничего необычного, когда однажды вечером в узкий переулок въехала шурша шинами машина с итальянским флашком на капоте, она подкатила к воротам, за которыми располагалась расписанная традиционно для старого города сте н а, о т п у г и в а ю щ а я з л ы х д у хо в. За ней п р о гл яд ы в ал чуд есн ы й сад, о ста в ш и й ся от ранее находившегося здесь храма. Из машины вышли двое иностранцев, а за ними скромно одетая бегинка в громадном крылатом белоснежном головном уборе. Трое неизвестных довольно быстро, чтобы не привлекать внимания посторонних, прошли через ворота, пересекли сад и вошли в уединенный довольно скромный жилои дом. Пекинская полиция, которая уже несколько дней имела специальное задание по поиску особо опасного преступника, не обратила серьезного внимания ни на машину, ни на пассажиров.

Спустя несколько недель та же монахиня, в том же накрахмаленном уборе в сопровождении иностранцев выехала из этого дом ика, стараясь не привлекать внимание посторонних.

По официальной советской версии экипаж судна «П ам яти Л е н и н а » и его пассаж иры попадали под амнистию и 13 декабря 1927 г. после уплаты штафа были выпущены. Однако на самом деле в ход Москвой были пущены крупные финансовые средства. Специальным решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 января 1928 г., подписанным И. Сталиным, разрешалось «отпустить НКИД 280 тыс. долл. сверх уже переведенных 120 тыс.

долл. 8 3для уплаты штрафа за экипаж парохода «Память Л е н и н а » / 835 И так, э к и п а ж п а р о х о д а н а х о д и л ся в заключении в уж асны х условиях (члены экипажа и капитан неоднократно объявляли голодовку на тот или иной выпад против них) в Цинаньфуской тюрьме около 11 месяцев, до первой половины января 1928 г., 8363им не предъявляли никаких обвинений, держа в качестве заложников, и они были выпущены только тогда, когда был выплачен крупный выкуп. Таким образом, можно сделать вывод, что «уже переведенные 120 тыс. долл.»

834 Эти деньги, видимо, были отпущены на взятку судье, рассматривающего дело Ф.Бородиной.

835 ВКП(б), Коминтерн. Т.З.С.197.

836 Ф.С.Бородина. Ук. соч. С.40.

предназначались для выкупа Ф. Бородиной. Известный российйский китаист Ю. М. Гарушянц подтвердил мою догадку, что за Ф. Бородину был дан солидный выкуп, об этом она ему сама рассказывала позднее. Олег Васьков, с ко то р ы м мы с л у ч а й н о в с т р е т и л и с ь в П е к и н ск о м посольстве в Москве на торжествах по случаю 50-летия КНР, такж е подтвердил мне, что именно его отец В а с и л и й В а с ь к о в у ч а с т в о в а л в о п е р а ц и и по освобождению Фаины Бородиной (о точной сумме выкупа он не помнит). На просьбу разрешить сослаться на него при описании этого события Олег Васьков заявил, что действительно необходимо восстановить справедливость и назвать имена участников той операции. В книге Ф. Бородиной «В застенках китайских сатрапов» фамилия В.Васькова стоит только под переводом документа «Ходатайство о предварительном разбирательстве», сделанного в Пекине 27 мая 1927 г., и больше он нигде не уп о м инается. Сын рассказал, что его отец был ответственным лицом за эту операцию, он прятал Фаину и затем с большим риском переправлял ее верблюжьими тропами через Синьцзян на территорию СССР. (Кстати, по воспоминаниям сына, Василий Васкьков, готовясь в эквакуации совесткого имущества из посольства в Пекине в 1929 г., лично упаковал золотые предметы (столовое золото и др.), оставшиеся еще от старого российского п о с о л ь с т в а, и п е р е п р а в и л их все на с о в е т с к у ю территорию).

6 апреля 1927 г. китайские солдаты и полицейские совершили налет на советское полпредство в Пекине и произвели обыск в апартаментах военного атташе и жилых помещениях служащих полпредства, а также в помещении Дальбанка, представительстве КВЖД и др., 15 советских сотрудников и 60 китайских граждан (в к л ю ч а я Ли Д а ч ж а о с д в у м я д о ч е р ь м и ), б ы л и а р е с т о в а н ы. Вот как это с о б ы т и е о п и с ы в а л а В. В. В и ш н я к о в а -А к и м о в а : «6 а п р е л я в п о л о в и н е одиннадцатого утра пятьсот солдат, полицейских и с ы щи к о в о к р у жил и и заняли часть тер р и тори и п о л п р е д ства, о тд е л е н н ую от главной вн утрен н и м переулком. Все входы и выходы были закрыты. Большой двор с десятью домами, где жили сотрудники, военный городок и участок Управления КВЖД, где находились также по мещ ения Д а ль не во с то чно г о банка и торгпредства, были наводнены солдатами. Начались обыски, грабежи, перешедшие в настоящий погром.

Бандиты разнесли клуб, вывезли библиотеку, забрали б у х г а л т е р с к и е кн и ги б а н к а, п р о и з в е л и о б ы с к в помещ ении торгпредства, разгромили отдел ТАСС.

Служебные помещения военного атташе и его личная квартира, а такж е другие частны е квартиры были обысканы и разграблены.... Всю ночь слышался грохот от взламывания замков и рев грузовиков.

...Вместе с к и т а й с к и м и т о в а р и щ а м и б ы л и арестованы пятнадцать советских граждан, в том числе переводчик Гамберг (Майский), сотрудники военного атташе Тонких и Ильяшенко, преподаватель русского язы ка в П еки н ско м у н и в е р с и т е т е С кати н, сто р о ж Григорьев, вице-консул Морозов и др.».[837] Некоторые из них были жестоко избиты. В то время все м е с т н ы е и и н о с т р а н н ы е с р е д с т в а м а с с о в о й информации систематически публиковали якобы изъятые в полпредстве документы, полностью разоблачающие деятельность советских спецслужб в Китае, а также 837 В.В.Вишнякова-Акимова. Ук. соч. С. 239-240.

списки советские военных советников с указанием их псевдонимов.[838]Так, утверждалось, что Тонких «ведал секретной документацией и делал сводки из газетных сообщений о военных делах для военного атташе, ввиду этого он обвинялся как секретны й военны й агент советского полпредства».[839] Наркоминдел и советское полпредство в Пекине выступили с протестами против нарушения китайскими властями элементарных норм международного права.

Так, в ноте Народного комиссариата иностранных дел С С С Р от 9 а п р е л я 1927 г. п о в е р е н н о м у в д е л а х пекинского правительства в СССР по поводу налета китайских солдат и полиции на помещение военного атташе полпредства СССР в Пекине, ареста и и з д е в а т е л ь с т в над с о т р у д н и к а м и п о л п р е д с т в а г о в о р и л о с ь, что « с о в е р ш е н н о н е в е р о я т н о е и неправдоподобное заявление пекинского правительства о том, что при о б ы ск е якобы н ай д ен ы о р у ж и е и докум енты, служ ащ ие доказательством подготовки восстания, может объяснить, почему налет на помещение военного атташе и квартиры сотрудников посольства был произведен в столь исключительной обстановке. Ибо при такой обстановке, и ск л ю ч а ю щ е й возможность элементарного контроля, описи отбираемых вещей и т. д., нет никакой гарантии, что в качестве якобы «найденного» в этих помещениях может фигурировать все м огущ ее бы ть и сп о л ь зо в а н н ы м вр а ж д е б н ы м и иностранны ми влияниями, инспирированными и санкционированными акт набега 6 апреля».

838 Г.Н.Пескова. Ук. соч. № 2. С.72.

839 В.В.Вишнякова-Акимова. Ук. соч. С.242-243.

Далее в ноте говорилось, что «если пекинский кабинет располагал сведениями, что на территории, находящейся в непосредственном ведении советского посольства, находились китайские граждане, которым он п р и п и сы в ал н а п р а в л е н н у ю п роти в его и н тер есо в деятельность, то он имел полную возможность и был обязан в первую очередь довести об этом до сведения Посольства СССР».

В с в я з и со в с е м и з л о ж е н н ы м С о в е т с к о е правительство настаивало на «выполнении следующих элементарных требований»:

1) «Китайский военный отряд и полиция должны быть безотлагательно удалены из помещений военного атташе, сотрудников посольства и торгпредства 2) Все а р е с т о в а н н ы е с л у ж а щ и е с о в е т с к о г о посольства и советских хозяйственны х учреж дений должны быть немедленно освобождены.

3) Все документы, взятые в помещении военного атташе, должны быть немедленно возвращены.

4) И м ущ ество в виде денег, вещ ей, дом аш ней обстановки, книг и проч., р азграбленное и взятое полицией и военным командованием Ангоцзюня («Армия умиротворения государства» — объединение в о о р у ж е н н ы х сил с е в е р о к и та й с к и х м и л и та р и сто в, с оз данное для борьбы против р е в о л ю ц и о н н ы х сил. — В.У.), должно быть немедленно возвращено их владельцам».

Д а л е е в н о т е г о в о р и л о с ь, чт о « в п р е д ь до у д о вл е тво ре ния этих требований Советское правительство вынуждено в знак протеста отозвать с в о е г о п о в е р е н н о г о в д е л а х Г. Ч е р н ы х со всем посольством из Пекина, оставив лишь персонал для выполнения консульских функций».[840] Итак, в Москве было принято решение отозвать весь состав полпредства, оставив лишь консульство и лиц, которым было поручено охранять имущество полпредства.

На запросы представителей печати по поводу опубл ико ва нн ых в иностранной прессе якобы захваченных во время налета на советское посольство в П еки н е « д о к у м е н т о в » з а м н а р к о м и н д е л Л и т в и н о в вынужден был выступить с заявлением.

«В последнее время в связи с обыском в советском полпредстве в Пекине штаб Ангоцзюня (Чжан Цзолина) начал п у б л и к о в а т ь сп и ски « д о к у м е н т о в », я к о бы з а х в а ч е н н ы х в к а н ц е л я р и и в о е н н о го а т т а ше и в квартирах сотрудников полпредства. Кроме того, штаб Ангоцзюня в число этих документов включает также и те документы, которые якобы были найдены при обыске советских д и п л о м ати ч е ски х курьеров, плы вш их на пароходе «Память Ленина» и арестованных полицией Чжан Цзучана в Нанкине.

И н о с т р а н н а я пр е с с а п у б л и к у е т т е к с т ы э т их «документов», переданных их корреспондентами по телеграфу из Пекина, делая вид, будто она верит в их подлинность, комментируя их вкривь и вкось, делая выводы, нужные и удобные тем правительствам, которые поощ ряли налет на советское посольство, если не являлись его инициаторами.

840 Советско-китайские отношения 1917-1957.С.118.

Обстановка налета лишает нас всякой возможности высказаться по поводу всей массы якобы захваченных д о к у м е н т о в. Ни о д и н из н а ш и х о ф и ц и а л ь н ы х п р е д с т а в и т е л е й не б ы л не т о л ь к о п р и г л а ш е н п р и с у т с т в о в а т ь при о б ы с к е, но п о л и ц и я п р я м о противодействовала этому. Например, когда поверенный в делах тов. Черных пытался пройти на территорию военного городка, он не был допущен туда полицией, точно так же не были допущены и другие официальные представители нашего полпредства».

« О б с т а н о в к а пр и а р е с т е и о б ы с к е н а ш и х дипкурьеров в Нанкине была также крайне характерна.

Два первых обыска без участия каких-либо наших оф ициальны х представителей и самих дипкурьеров ничего не дали. И только на третий день, при третьем обыске, опять-таки произведенном при помощи русских б е л о г в а р д е й ц е в и без вс яког о уч а с т и я н а ш и х официальных представителей и самих дипкурьеров, были якобы найдены какие-то документы.

Штаб Ангоцзюня пока публикует только списки «документов», не приводя их подробного содержания.

Единственный документ, фотография которого пока опубликована в газете «Норт Чайна Стандарт» в Пекине, н о с и т все п р и з н а к и п о д л о ж н о с т и, — з а я в и л Литвинов. — Автор этого документа, не зная, очевидно, что в СССР уже десять лет введена новая орфография, пишет этот «документ» по старой орфографии (хотя, если учесть, что несколько российских сотрудников, которые работали в советских ведомствах в Китае, перешли из царских дипломатических ведомств, можно предположить, что они не стали переучиваться и писали как и раньше. — В. У.), притом с массой грубейш их ошибок»/8 Интересно, что после этого налета и знакомства с рядом док ум ен тов, н а й д е н н ы х в советском представительстве, английские власти неожиданно для себя о б н а р у ж и л и копии н е с к о л ь к и х с о в е р ш е н н о секретных английских дипломатических документов. В отчете Министерства иностранных дел говорилось, что среди этих д о к у м е н т о в были «два осо бо в а ж н ы х сообщ ения» из всех, подготовленны х за несколько месяцев британским послом М. Лэмпсоном (это говорило о продуктивности работы советской разведки в Китае).

Сам же Лемпсон утверждал, что утечка информации из дипломатических представительств Италии и Японии была еще более серьезной/8 « Д о к у м е н т ы, п о л у ч е н н ы е из и т а л ь я н с к о г о представительства, включали в себя главным образом расшифровки наиболее важных телеграмм, посылаемых из Пекина в Рим и обратно. А документы из японского представительства носили настолько детализированный характер, что в них была даже точная рассадка гостей на о ф ициаль ных приемах и записи бесед между о ф и ц и а л ь н ы м и п р е д с т а в и т е л я м и м и с с и и и их п о с е т и т е л я м и ».[843]Это д о к а з ы в а е т, что вс е- таки советские секретные службы неплохо работали в Китае, о чем признается за рубежом.

841 Советско-китайские отношения 1917-1957. С. 119-119.

842 О. Гордиевский, К.Эндрю. Ук. соч. С.92.

843 Там же. С.93.

После этого была проведена чистка в английском представительстве, в результате которой в шпионской деятельности в пользу русских были уличены начальник канцелярии и ещ е один представи тель китайского персонала при британской миссии.[844] Шпионажем против иностранных миссий в Пекине, по мнению историка К. Эндрю, занималась в основном военная разведка, а не ОГПУ. Автор приводит один документ, полученный в результате обыска советского п редстави тел ьства, который якобы д е м о н стр и р уе т методы работы разведки СССР. В инструкции по вербовке м ладш его китайского персонала и н остр анн ы х представительств (посыльные, сторожа, садовники и то м у п о д о б н о е ) гово ри л о сь: « С а м ы е п о д х о д я щ и е з а в е р б о в а н н ы е а г е н т ы — это те ч л е н ы (коммунистической) партии, которые имеют достаточную подготовку по вербовке тайны х агентов на основе идеологических убеждений». Завербованные агенты должны были собирать разорванные и выброшенные в м усорны е корзины д о кум е н ты, « и сп о р ч е н н ы е машинописные страницы, первые корректурные оттиски, о с т а в ш и е с я п о с л е р а б о т ы на р а з л и ч н о г о р о д а множительных машинах, и так далее». Особое внимание следовало уделять трафаретам, которые использовались на множительных аппаратах.

« А ген то в, которы м удастся д о б ы ть п о до б н ы е м атериалы, следует поощ рять денеж ны м в о зн а гр а ж д е н и е м — оно, од н ако, д о л ж н о быть небольшим по двум причинам: во-первых, крупная сумма денег в руках агента может вызвать подозрения у других 844 Там же.

сотрудников данного представительства, а через них об этом могут узнать их хозяева;

во-вторы х, если по к а к о й - л и б о п р и ч и н е а г е н т з а п о д о з р и т, что его информация носит ценный характер, он может при удобном случае начать торговаться с нами. Поэтому вы должны постоянно указывать ему на то, что мы ждем от него более важной информации, и если мы платим ему больше, так это потому, что надеемся на то, что в б уд ущ е м он б уд е т р а б о та ть ещ е бо лее усп е ш н о.

Следовательно, вознаграждение таких агентов должно быть немногим больше, чем их зарплата, которую они получают от своих хозяев». И далее: «За хорошую работу тайных агентов вознаграждение должны получать также те агенты, которые их завербовали, поскольку именно они являются движущей силой этой работы».[845]Тайных агентов следовало ориентировать на то, чтобы они проявляли «рвение, пунктуальность и не скрывали своей преданности и привязанности» к своим хозяевам, а также делали все, чтобы избежать подозрений с их стороны. Их связные должны были «постоянно быть начеку, помня о ложной информации», и отдавать себе отчет в том, что агент м ож ет бы ть р аскры т со тр уд н и ка м и п р е д с т а в и т е л ь с т в а и и с п о л ь з о в а н для п е р е д а ч и дезинформации.[846] Такая же участь постигла советские учреждения в Ш ан хае, где р а з м е щ а л и с ь о т д е л е н и я Д а л ь б а н к а, агентство КВЖД, Русско-Азиатский банк. Заблокировано было и находившееся там советское консульство. « апреля советское консульство было окруж ено 845 Там же. С. 93-94.

846 Там же. С.94.

вооруженными белогвардейцами и отрядом английских войск, которые пытались обыскивать всех входящих и выходящих, даже комиссара по иностранным делам ки та й ск о го у п р а в л е н и я Ш а н х а я, и, п о с к о л ь к у он отказался подвергнуться унизительной процедуре, его не п р о п у с т и л и к ге н к о н с у л у Л и н д е », — в с п о м и н а л а В.Вишнякова.[8 / Две недели продолжалась осада. В это время в консульстве находился и Стоянович, который был одним из активных его з а щ и т н и к о в. [848]П е р е х в а т ы в а л и с ь все п и с ь м а и тел егр ам м ы, посетители ш ан хай ского консульства бесцеремонно фотографировались.

А н гл и й ски е власти в июне 1927 г. арестовали Стояновича и журналиста С. Голяновского под предлогом «выступления против нанкинского правительства и за вы ступлени е против сущ ествую щ его порядка».

П о д го т о в к а к о м п р о м е т и р у ю щ и х м а т е р и а л о в для привлечения Стояновича к судебной ответственности была вы полнена известны м в Ш анхае сы щ иком Кедроливанским-Кей из английской службы. Стоянович так характеризовал его: «Кедроливанский — «гроза»

шанхайского преступного мира и неудачник в потугах создания провокационных выступлений в Шанхае против С овучреж дений и отдельны х советских р аб о тн и ко в ».[849 Однако, по данны м П. Балакш ина, В. М. Кедроливанский был одним из самых способных русских детективов при шанхайской муниципальной 847 В.В.Вишнякова-Акимова. Ук. соч. С.243.

848 А.Н.Авдонин. Ук. соч. С.93.

849 К.Стоянович. По английским и китайским тюрьмам. — Архив Л.К.Карповой.

Цит. по: А.Н.Авдонин. Ук. соч. С.97.

полиции. Он ушел оттуда после нескольких лет службы и о т к р ы л с в о ю с о б с т в е н н у ю к о н т о р у.[85° И мя Кедроливанского стало широко известно в связи с делом Э. Доссера и доктора Е. Фортунатова. Доссер, советский гражданин, был арестован по подозрению в шпионаже и подрывной деятельности. При обыске его помещения, К е д р о л и в а н с к и й, тогда сл у ж а щ и й ш а н ха й ско й м уници пальной полиции, наш ел свидетельство Коминтерна, уполномочивавшее Доссера производить забастовки и устр аи в ать волнения среди рабочих Шанхая. Некоторое время спустя после ареста Доссера Ф о р т у н а т о в п р е д л о ж и л К е д р о л и в а н с к о м у 10 тыс.

д о л л а р о в за т о, ч то он на с у д е п о к а ж е т, что коминтерновский документ был сфабрикован шанхайской полицией и по ее приказу подсунут в бумаги Доссера.

Кроме денег Кедроливанскому были предложены билет до Пекина и сопроводительное письмо послу Карахану, который должен был способствовать отправке его в Советский Союз.

О п редлож ен и и Ф ортун атова К едроли ван ски й долож ил своем у начальству. Затем была устроена встреча его с Фортунатовым. Во время передачи денег Кедроливанскому Фортунатов был арестован шанхайской полицией.[851] Недоволен Стояновичем был и Чан Кайши, агенты которого также следили за ним. Гоминьдановцам не нравилось, что последний вместе с журналистом С.

Голяновским организовал в Шанхае информационное бюро советско-китайских журналистов — «Китсовжур», собирал обширную информацию, был хорошо знаком с б о л ь ш и н с т в о м с о в е т н и к о в в К и тае, был о тл и ч н о информированным человеком. Три месяца он провел в китайской тюрьме (ему предъявлялось обвинение, что в его документах оказались расписки на получение денег от Бородина, из этого делался вывод, что он агент Б о р о д и н а ). [852]Т о л ь к о б л а г о д а р я р е ш и т е л ь н о м у вмешательству советского консула в Шанхае Козловского по просьбе ж ен Стоян ови ча и Го л ян о вско го было проведено тщательное юридическое расследование, и на заседании Верховного суда провинции Цзянсу был вынесен оправдательный вердикт по их делу следующего содержания:

«19 сентября 16-го года Республики.

Вердикт Верховного суда провинции Цзянсу.

Ответчики: Стоянович, 41 год, русский, живет в Шанхае.

Голяновский, 36 лет.

851 П. Балакшин. Ук. соч. С.361.

852 Там же. С. 97.

Выбранный ими защитник Чжу Шучжэн.

В с л е д с т в и е т о го, что в ы ш е у п о м я н у т ы е ответчики подозревались в устройстве внутренних смут, Верховный следственный суд провинции Ц з я н с у п р о с и л об о т к р ы т и и по и х д е л у прелиминарного процесса.

Ныне наш суд этот прелиминарный процесс закончил и вынес следующее решение. Указанное дело слушанием прекратить».[853] После этого Стоянович и его семья вынуждены были покинуть Китай.

7 а п р е л я 1 9 2 7 г. б ы л п р о и з в е д е н о б ы с к в пом ещ ении Т я н ь ц зи н ьско го отделения Д альбан ка, М онценкопе, ком м ерческом агентстве КВЖ Д, С о в т о р г ф л о т е.[854]21 а п р е л я 1927 г. на за к р ы то м заседании Политбюро ЦК ВКП(б) после информации Ворошилова и Карахана о положении в Китае было принято Реш ение: «Всех во е н н о -п о л и ти ч е ски х работников, кои не могут продолжать легальную работу в тех районах, где они работают в настоящее время, перебросить в другие районы;

не представляю щ их ценности работников отозвать».[855]Этим же Решением предлагалось «ввиду отъезда из Китая военного атташе (Р. В. Лонгва — В. У.) общ ее руководство военными работниками временно возложить на тов. Уральского 853 Там же. С.98.

854 Г.Н.Пескова. Ук. соч. № 2.С.72.

855 ВКП(б), Коминтерн. Т.2.С.692.

В. У. ) », с8 5 6 ] а (В. Блюхера. — М. М. Ланшевичу[857 «уничтожить в КВЖД секретную и специальную п ер еп и ску».[858](Понятное дело, что в составе сотр удн и ков КВЖ Д, работали и советские разведчики. К примеру в 1 926-1932 гг. секретарем правления КВЖД был сотрудник советской военной разведки В. И. Клярф ельд.[859]— В. У ) В специальном пункте г) предлагалось запросить Североманьчжурский комитет, «приняты ли меры для уничтожения документов р усски х п а р т о р га н и за ц и й на К В Ж Д.[860]В этом ж е постановлении предлагалось 856 Там же.

857 М.М.Лашевич (1884-1928). Родился в Одессе, там провел годы своего детства и юности. Семнадцатилетнем юношей вступил в ряды РСДРП, после раскола примыкает к большевикам. Состоял членом нокольского, екатеринбургского, петроградского комитетов партии. За свою революционную деятельность сидел в тюрьмах, был в царской ссылке в Вологодской губернии и Нарымском крае. В 1917 г. в составе восставших он участвовал в захвате телеграфа, государственного банка, казначейства и почты в Петрограде. В 1918-1919,1923 гг. — член ЦК партии. Воевал в составе Красной Армии против Колчака, Деникина и Юденича. По окончании польской войны М.М. Ланшевич был отправлен в Сибирь в качестве командующего Сибирским военным округом и председателем Сибревкома. В конце 1925 г. он назначается первым заместителем Наркомвоенмора и председателем Реввоенсовета СССР. За боевые заслуги дважды награжден орденом Красного Знамени.

В 1926 г. он был назначен Товарищем Председателя Китайской Восточной железной дороги и руководил КВЖД до 1928 г.

858 ВКП(б), Коминтерн. Т.2.С.693.

859 В.И.Клярфельд (1895-1939), родился в Херсонской губернии. Окончил реальное училище в 1915 г. и Петроградскую школу прапорщиков в 1917 г. С 1919 г. в РКП(б) и РККА. В 1920-1924 гг. работал в Региструпре. В 1924-1926 гг.

помощник начальника оперативной части штаба 14-й стрелковой дивизии. В 1935-1938 гг. — в распоряжении Разведупра РККА. Расстрелян 19 марта 1939 г.

«Довгалевскому[861]разведать строго секретно программу действий японского правительства в отношении СССР, Маньчжурии и Южного Китая» и сообщить результаты Москве.[862] Итак, в апреле 1927 г. со всей остротой выявился глубокий кризис революции в Китае, который назревал в т е ч е н и е п о сл е д н и х м есяцев. У си л е н и е кл а ссо в ы х требований рабочих и крестьян, активизация политической деятельности коммунистов, расширение сотрудничества коммунистов с левыми гоминьдановцами, обострившиеся разногласия между М. Бородиным и Чан Кайши, наконец, прямой нажим империалистических держав, привели к почти повсеместному выступлению правых гоминьдановцев, прежде всего их генералитета под общим антикоммунистическим знаменем.

М. Бородин, выступая на общем собрании старых большевиков в Москве 23 октября 1927 г., заявил: «Мы порвали с Чан Кайши вовремя. 3 января 1927 г. разрыв стал неизбежен... Уже 3 января мы шли на разрыв с Чан К а й ш и ».[863 О д н а к о это бы ла л и н и я М. Б о р од и н а.

Конфликт между ними приобрел острый характер. Чан Кайши в феврале потребовал отзыва Бородина в СССР.

Свое требование он обосновал в беседах с Г. Войтинским 861 B.C. Довгалевский (1885-1934), инжененр, член РСДРП с 1908 г., с 1921 г.

нарком почт и телеграфов РСФСР, с 1923 г. заместитель нарокма СССР, в 1924-1925 гг. полпред в Швеции, в 1925 — 1927 гг. — в Японии, с 1927 г. — во Франции.

862 ВКП(б), Коминтерн. T.2.C.693.

22 и 23 февраля и с Блюхером 26 февраля 1927 г.[864 Уже в конце января 1927 г. Г. Войтинский информировал Москву о путчистских намерениях Чан Кайши.[865] Рассчитывая подорвать или хотя бы нейтрализовать позиции Чан Кайши, представители ИККИ в Китае и КПК взяли курс на радикализацию ЦИК и правительства Го м и н ьд а н а в У ха н е и о д н о в р е м е н н о п о п ы та л и сь осуществить ряд акций против Чан Кайши и его армии в центрах, к которым она приближалась, — в Нанкине и Ш анхае. В прессе и устной пр оп аган д е КПК была развернута кампания против правых, острие которой н а п р а в л я л о сь против Чан Кайш и. Под д а вл е н и е м М. Бородина в середине марта 1927 г. на пленуме ЦИК Гом иньдана были приняты р еш ения, серьезно ограничивавшие единоличную власть Чан Кайши в ЦИК и его военном совете. В правительство в Ухане вошли два коммуниста. Чан Кайши, маневрируя перед решающими боями за Шанхай, заявил, что подчиняется дисциплине Гоминьдана.

Сразу после мартовского (1927 г.) пленума ЦИК Гоминьдана «с подачи Бородина» глава Уханьского правительства подписал секретный приказ об аресте Чан Кайши.[866]Приказ был вручен коммунисту Линь Боцюйю — политкомиссару одного из основных корпусов армии Чан Кайши, командир которого был связан с уханьскими левыми.[867]Все это происходило еще до «переворота Чан 864 Там же. С. 133.

865 РЦХИДНИ. Ф.514. Оп.1. Д.240. Л. 12-13. — Цит. по: А.Панцов. Ук. соч. С. 21.

866 А.М. Григорьев. Борьба в ВКП(б) и Коминтерне по вопросам политики в Китае (1926-1927). — Проблемы Дальнего Востока. 1993. № 3. С. 112.

867 Биография Линь Боцюя. Пекин.1986. C.127. Подробнее об этом см.: В.Ларин.

Кайши» в Шанхае 12 апреля 1927 г. Причем, судя по о т в е т а м М. Б о р о д и н а на в о п р о с ы с о т р у д н и к а Полпредства СССР в Пекине М. Юшкевича 2 апреля 1927 г. во время их беседы в У х а н е, М. Б ородин неправильно оценивал ситуацию и переоценивал силы левых. «У Цзян Кайши (Чан Кайши.— В. У.) ничего нет.

Есть только главком Цзян Кайши, а у него, пожалуй, 1-я дивизия, на которую он может положиться. Ну, его еще поддерживает группа купцов Нинбо. Вот и все. Нанкин взят нами. Цзян Кайши сидел на воде и в Нанкин не заезжал. Сейчас он в Шанхае. Там он не выступает.

Главком сейчас в положении «летучего голландца», он мечется и не знает, как ему быть. А в Ухане все.

Большинство армии за нами. Рабочие и крестьяне за нами. У нас все».[868]В конфликте с Чан Кайши Бородин о п и р а л с я на х у н а н ь с к о г о ге н е р а л а Тан Ш э н ч ж и (1 8 8 9 -1 9 7 0 ), которы й во время С евер н ого похода командовал 8-м корпусом НРА.

Иной оценки событий, более близкой к реальности, придерживался Блюхер. В беседе с тем же Юшкевичем на следующий день 3 апреля 1927 г. Блюхер считал м ом ент, н аступ и в ш и й после взятия Ш ан хая, неблагоприятным для того, чтобы рвать с Чан Кайши. За Чан Кайши, по оценке Блюхера, большая часть армии Тан Ш энчж и, который будто бы считается опорой Н а ц и о н а л ь н о го п р а в и те л ь с тв а в У ха н е, л и ч н о с ть ненадежная, среди военных кругов непопулярен. Тот Линь Боцюй и секретный приказ об аресте Чан Кайши (март 1927 г.) — Китай и мир. Актуальные проблемы изучения экономики, политики, истории и культуры Китая. М.1991.Ч.П. С.55-59.

868 А.И. Картунова. К вопросу о разрыве с Чан Кайши (январь — апрель 1927 г.).

С.133.

факт, что Ухань пытается опереться на Тан Шэнчжи, дает как раз козырь в руки Чан Кайши против Уханьского правительства. «Чан Кайши идет вправо, — считал Блюхер. —... Он опирается на армию, на значительные к р у г и б у р ж у а з и и, в о з м о ж н о, на и н о с т р а н н ы х империалистов. Он будет поддерж ан целым рядом провинций, в частности, приморскими, в которых давно сильно влияние и м периали стов, Гуандуном и Г у а н си ».[86 Он считал разрыв н есвоевр ем ен н ы м и неорганизованным, когда фактически рвали не мы, а рвал с нами Чан Кайши, пользуясь колеблю щ ейся политикой Уханя. Блюхер считал, что надо продолжать маневрировать с Чан Кайши до занятия Пекина или вообще не порывать с ним. Как подтвердили дальнейшие события, оценки Блюхера были более реалистичны и точны, а высказывания М. Бородина свидетельствовали о непонимании им сложившейся обстановки на Юге Китая и расстановки сил в армии.

Политика М. Бородина и особенно полученное Чан Кайши известие о готовившемся его аресте, несомненно, подталкивала последнего на более радикальные методы борьбы. И это уже показали события в Шанхае.

КПК решила подготовить новое восстание в Шанхае.

Были восстановлены и пополнены рабочие дружины, насчитывающие 5 тыс. человек, созданы городской и районные штабы восстания. Для руководства восстанием ЦК КПК о б р азо в ал тр о й к у во главе с се кр етар е м Шанхайского комитета партии Ло Инуном. Коммунисты действовали в контакте с гоминьдановцами и местной буржуазией. 21 марта, когда части НОА были уже на 869 Там же. С. 133-134.


подступах к городу, 800 тыс. рабочих начали всеобщую забастовку, которая сразу же переросла в вооруженное восстание. К вечеру 22 марта город оказался в руках восставших. Части НРА под командованием генерала Бай Чунси, по приказу Чан Кайши задержавшего наступление на Шанхай, надеясь на разгром рабочих, вступили уже в освобож денны й город. На следую щ ий день другая группировка войск Чан Кайши заняла Нанкин. Это была крупнейшая победа революции, ставшая, однако, и началом ее поражения. Войска под командованием Чан Кайши сразу же попытались лишить восставших Шанхая плодов победы, введя военное положение. Чан Кайши, прибывший в Шанхай 26 марта, через четыре дня после войск Бай Чунси, быстро установил связи не только с находившимися там после изгнания из Уханя правыми го м и н ь д а н о в ц а м и : богаты м то р го в ц е м Чж ан Цзиньцзяном, бывшим анархистом У Чжихуем, видным деятелем в области п р о св ещ е н и я Цай Ю ан ьп эем, теоретиком национализма Чэнь Гофу и Дай Цзитао, но такж е и с китайскими дел овы м и кругами Ш анхая.

Определенную роль в подготовке переворота сыграли старые связи Чан Кайши с шанхайским уголовным миром.

Только главари шаек, например Хуан Цзиньжун, главарь Синего братства (Цинбан), или Ду Юэшэн, тесно связанный с французским генеральным консульством в Шанхае, могли представить необходимые для операции отряды. Чан Кайши, который, по некоторым данным, сам вступил в Синее братство за 10 лет до описываемых событий, когда он был лишь незаметным маклером шанхайской биржи, вновь связался с Хуаном и его подручны ми. [870]В конце марта и начале апреля именно с 870 Жан Шэно. Китайскоке рабочее движение в 1919-1927 гг. М.1969. С.440-441.

их помощ ью он завербовал несколько сот хорош о вооруженных головорезов, организовал из них Общество всеобщего прогресса, временная резиденция которого была расположена на территории французской концессии в доме Хуан Цзиньжуна. Видимо, Чан Кайши даже не старался сохранить в этом смысле полную тайну, по крайнем мере, от международной полиции, в одном из р а п о р т о в к о т о р о й (о т 7 а п р е л я ) у п о м и н а ю т с я «подготовительные меры Общества всеобщего прогресса с целью произвести внезапное нападение на помещение городского совета п р оф сою зов и разоруж ить н а х о д я щ и х с я в нем. Это н а п а д е н и е д о л ж н о производиться членами Синего братства, поддержанных переодетыми в штатское солдатами».

Определенную финансовую помощь Чан Кайши оказали финансовые банкиры Шанхая. Так, на IV съезде про ф со ю зо в н азы вал ась цифра — 15 млн. юаней.

«Банкиры содействовали своими ф ондам и антикоммунистической кампании», — писала «Политик де Пекин» 10 апреля 1927 г., не называя цифр. Другие источники говорили о двух выплатах в начале апреля — одна в 7 млн., другая в 3 млн. юаней.[871 Используя эти ф и н а н с о в ы е с р е д с т в а, Чан К а й ш и в о о р у ж а е т и финансирует отряды шанхайской мафии (из состава тайных обществ Цинбан — «Синее братство» и Хунбан — «Красное братство). С их помощью разоружаются рабочие дружины 12 апреля 1927 г. В помещении их главного штаба в Чжабэе было найдено и конфисковано 20 пулеметов, 3 тыс. винтовок, 200 револьверов системы «маузер», 1 млн. патронов, 2 тыс. пик.[872] В этот критический момент была предпринята попытка открытой империалистической интервенции. В территориальных водах Китая было сконцентрировано более 170 военных кораблей Англии, США, Японии, Ф ранции и других стран, на китайской территории в ы с а ж и в а л и с ь все н о в ы е и н о в ы е к о н т и н г е н т ы иностранных сухопутных войск. В это время Чан Кайши активизирует связи с правыми гоминьдановцами и с консулами империалистических стран. В ночь на апреля войска империалистов в Шанхае арестовали более 1000 коммунистов и революционных рабочих, передав их в штаб Чан Кайши.[873]В 4 часа утра 12 апреля наем ны е банды гангстеров, ф и н а н си р уе м ы е и вооруженные чанкайшистами на деньги шанхайских капиталистов, повязавшие в качестве отличительного знака нарукавную повязку с иероглифом «гун» (труд) и одетые в синюю форму, провоцируют вооруженные столкновения с рабочими пикетами, неожиданно напав на 20 с лишним пунктов в Чжабэе, Пудуне, Наньши и Западном Шанхае при поддержке армии и полиции. Им удалось за несколько часов разоружить все дружины и захватить нескольких рабочих руководителей, в частн о сти, п р е д се д а те л я Совета п р о ф со ю зо в Ван Ш оухуа/874 Массовые митинги протеста в городе были разогнаны пулеметами и подавлены вооруженной силой, рабочие пикеты разоружены, около 300 пикетчиков были 872 Жан Шэно. Ук. соч. С.440.

873 Новейшая история Китая 1917-1970 гг. М. 1972. С. 106-107.

874 Жан Шэно. Ук. соч. С.447.

убиты и ранено. Число убитых и раненых резко возросло, рабочие организации разогнаны, коммунисты вынуждены были срочно уйти в глубокое подполье. М. Бородин и другие советские советники скрылись в доме мрусского коммерсанта В. Е. Уланова во Французской концессии.[875] Одновременно контрреволюционные перевороты были совершены реакционной военщиной в столицах провинций Гуандун, Фуцзянь, Гуанси, Чжэцзян и Аньхуй.

Она демонстрировала, кто является подлинным хозяином в этих районах. Эти события обычно в нашей литературе назывались «контрреволюционным переворотом».

18 а п р е л я 1 9 2 7 г. в Н а н к и н е Ч а н К а й ш и п р о в о з г л а с и л о б р а з о в а н и е с в о е го, в о т л и ч и е от У ха н ь ско го, « Н а ц и о н а л ь н о го п р а в и те л ь ств а », что о зн а ч а л о о ф о р м л е н и е раскола го м и н ь д а н о в с к о го режима.

Все эти с о б ы т и я не на ш у т к у в с т р е в о ж и л и руководство в Москве. 12 мая 1927 г. собирается особое заседание Политбюро ЦК ВКП(б), где заслушивается вопрос о Китае, по которому докладывали Ворошилов и К арахан. Были приняты сп е ц и а л ь н ы е пункты постановления следующего содержания: «г) Поручить комиссии в составе тт. Косиора, Ягоды, Литвинова и Берзина пересмотреть все инструкции НКИД, ИККИ, РВСР и О ГП У по во п р о су о п ор яд ке хр а н е н и я ар хи во в, рассылки и хранения шифровок и др. конспиративных материалов, посылаемых за границу, в направлении максимального обеспечения в конспирации. Срок работы комиссии — двухнедельный. Созыв за т. Косиором, д) Обязать тт. Литвинова и Карахана в двухнедельный срок 875 П.Балакшин. Ук. соч. С.ЗЗ.

представить в Политбюро проект постановления в связи с процессом арестованны х советских работников в Пекине, ж) Считать необходимым посылку специального человека в Китай с целью обеспечить уничтожение всех, ско л ько -н и б уд ь ко м п р о м е ти р ую щ и х, докум е н тов и предотвратить возможность провала остальных. Обязать ОГПУ выделить для этой цели ответственного работника, согласовав его кандидатуру с НКИД и Секретариатом ЦК.

з) Поручить О ГП У и НКИД отправить с указанны м работником в Китай специальны е инструкции всем товарищам, работающим в Китае, на основе настоящего р е ш е н и я П о л и т б ю р о, к) П о сл а ть по л и н и и О ГП У ш и ф р о т е л е г р а м м у о п р и н я т и и с р о ч н ы х м ер по соблю дению конспирации в работе и уничтож ении компрометирующих документов».[876] То, что такие директивы вскоре были посланы, подтверждает в своих мемуарах советский разведчик 20-х годов в Персии, Турции и Афганистане А. Агабеков.

«В с е р е д и н е 1 9 27 г о д а, п о с л е о б ы с к о в, п р о и з в е д е н н ы х ки та й ск о й п о л и ц и е й в с о в е т с к и х консульствах в Шанхае и Кантоне, — вспоминал он, — пришла циркулярная телеграмма для полпредства, то ргп редства, Разведупра и О ГП У с предписанием просмотреть архивы этих учреждений и уничтожить документы, которые могли бы компрометировать работу с о в е т с к о й в л а с т и за г р а н и ц е й. П о л п р е д с т в о и торгпредство немедленно приступили к разбору архивов.

О тобрали ко л о ссал ьн ы е кипы бумаг, п о д л е ж а щ и х сожжению. Целую неделю эти бумаги жгли во дворе полп редства. Пламя п о дн и м ал о сь так высоко, что 876 ВКП(б), Коминтерн. Т.2.С.720-721.

го р о д ско е у п р а в л е н и е, д у м а я, уж не п ож ар ли в советском полпредстве, хотело прислать пожарных.

Мы получили более строгое распоряжение. Москва предписывала уничтожить вообще весь архив и впредь сохранять переписку только за последний месяц, но и ее предлагалось хранить в таком виде и в таких условиях, чтобы в случае налета на посольство можно было н е м е д л е н н о у н и ч т о ж и т ь весь к о м п р о м е т и р у ю щ и й материал. По этой спеш ке можно было заклю чить, насколько велика была паника в Москве».[877] Когда после втор ж ен и я китайской полиции в советские дипломатические учреждения в Китае встала опасность аналогичных вторжений в других странах и перед Н ар ко м и н д е л о м в ы р и со в ы в а л а сь о п асн о сть закрытия некоторых советских посольств, Литвинов п о т р е б о в а л, как в с п о м и н а л с о в е т с к и й д и п л о м а т Г. Беседовский, в категорической форме от Политбюро немедленного запрещения дальнейшей работы агентур К о м и н т е р н а при п о с о л ь с т в а х и д о б и л с я т а к о г о за п р ещ ен и я. «Когда н екоторы е члены П олитбю ро указы вали ему, что контакт в работе посольств с коммунистическими партиями совершенно неизбежен, ибо он вытекает из основной установки на мировую р е в о л ю ц и ю, — писал Г. Б е се д о в ски й, — Л и тв и н о в ответил, что ему поручено не руководство мировой революцией, а руководство Наркоминделом, и он хочет сп а сти от о к о н ч а т е л ь н о г о р а з гр о м а о р га н ы Наркоминдела за границей. Если его перебросят на работу в Коминтерн, он будет, конечно, заботиться об и н т е р е с а х м и р о в о й р е в о л ю ц и и, а п о к а он в 877 Георгий Агабеков. Ук. соч. С.225.


Н арком инделе, он долж ен заботиться о советских посольствах».[878] 2 июня 1927 г. в Москве на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) вновь ставится вопрос о положении в Китае ( д о к л а д ч и к и У н ш л и х т и К а р а х а н ). П р и н и м а е т с я с л е д у ю щ е е п о стан о вл ен и е: «П од о тв е тств е н н о сть к о н с у л о в и л и ц, д а ю щ и х в и з ы на о т п р а в к у шифротелеграмм, категорически воспретить посылку специальных телеграмм за подлинными подписями и на имя о ф и ц и а л ь н ы х лиц и уч р е ж д е н и й. П од л и н н ы е подписи, а такж е адреса, ф ам илии о тветствен н ы х работников должны быть заменены псевдонимом».[879] 21 июля 1927 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) вновь заслуш ивается вопрос о положении в Китае, п р и н и м а е т с я р е ш е н и е « п р е д л о ж и т ь т. Г а л и н у (В. Блю херу. — В. У.) сж ечь свой архив», а такж е «просить ИККИ организовать за границей широкую кампанию протеста против расстрела коммунистов в Китае».[880] После налета на Советское посольство в Пекине и захвата документов началась их обработка и публикация.

Б о л ь ш о е в н и м а н и е ср а зу ж е бы л о у д е л е н о этим докум ентам в Пекине со стороны военны х атташ е А м ерики, Англии и Ф ранции. Они одни из первы х организовали отсортировку этих документов, их перевод и пересылку в свои страны. Первые документы в Пекине были опубликованы уже 19 апреля 1927 г. И с этого 878 Григорий Беседовский. На путях к термидору. М.,1997. С.143.

879 ВКП(б), Коминтерн. Т.2.С.762.

880 Там же. С.856.

периода начались перевод и публикация этих документов в китайской и западной прессе. Около 30 уже было опубликовано к концу июня. Наибольший интерес из д о к ум е н то в п р е д ставл ял и м атериалы о советской разведке, военной помощи Гоминьдану и его армиям, работе советских советников в Кантоне.[881] Вот как характеризовал события 6 апреля 1927 г.

известный ленинградский китаевед доктор исторических наук. Г. В. Е ф и м о в в к о л л е к т и в н о й м о н о г р а ф и и «Международные отношения на Дальнем Востоке»: «Во время налета было захвачено больш ое количество всякого рода материалов, в том числе документов, о подлинности которых нельзя судить уже по одному тому, что никаких советских официальных представителей при обыске не было (да, но есть советские архивы, где эти д о к у м е н т ы м о гут х р а н и т ь с я. — В. У ). П е р в ы е из опубликованных «документов» носили явную печать фальшивок (некоторые из них были написаны даже по старой орфографии)».[882]Китайский историк Си Уи из П еки н ского и нститута новой истории академ ии общественных наук попытался разобраться со вторым у т в е р ж д е н и е м — я в л я ю т с я ли эти д о к у м е н т ы ф ал ьш и вы м и. Результаты своего и сслед ован и я он опубликовал в статье «Фальсификация так называемых «Указаний военному атташе в Китае» в целях доказать наличие советского «заговора»».[883]После тщательного 881 C. Martin Wilbur, Julie How. Missionaries of Revolution. Soviet Advisers and Nationalist China 1920-1927. Cambridge- London. 1989. P. 1-2.

882 Международные отношения на Дальнем Востоке. Книга вторая. 1917-1945 гг.

М.,1973. С.74-75.

883 Си Уи. Фальсификация так называемых "указаний военному атташе в Китае в целях доказать наличие советского "заговора —.Лиши яньцзю.1985.№ 2. Более подробно о статье см.: С.А.Жданов. Интересное исследование китайского исследования документов (фотокопии сохранившиеся в архивах полицейского управления Пекина) и бесед с очевидцем и непосредственным участником событий, бывшим чжанцзолиновским дипломатом Чжан Гочэнем, который в 1927 г. возглавлял комиссию по подбору и переводу захваченны х советских докум ентов и признался, что первые опубликованные документы были фальшивками, автор приходит к выводу, что данный документ (Указания Москвы военному атташе в Китае, подготовленные на основе Пленума ИККИ по китайскому вопросу) — фальшивка. На чем же Си Уи основывается?

Прежде всего автор акцентирует внимание на наличии се р ь е зн ы х с м ы сл о в ы х р азн о гласи й п о л и ти ч еско го характера между текстом «указаний» и «Резолюции», прямых противоречий в принципиальных вопросах, касающ ихся характера, особенностей и перспектив китайской револю ции. Т щ ател ьн о сопоставляя содержание «указаний» с документами Коминтерна, автор аргументированно подводит читателя к выводу о « глубоком сом н ен и и в п од л и н н о сти дан н ого «документа».[884]Си Уи, справедливо отмечая, что «в воспоминаниях 80-летнего человека о событиях более чем п о лувеково й д авн о сти могут бы ть н еко то р ы е расхождения и неточности в деталях», особо выделяет из этого материала один момент — «появление на свет имени автор а и н е п о с р е д с т в е н н о го и зго то в и те л я фальшивки» — бывшего белогвардейского журналиста Н. Митаревского, который, используя свое положение «переводчика» документов, издал в те годы книгу под названием «Всемирный советский заговор: разоблачение ученого. — Проблемы Дальнего Востока. 1985. № 3. С. 189- 884 Там же. С. 187.

на о с н о в е е щ е не о п у б л и к о в а н н ы х д о к у м е н т о в, захваченных в советском посольстве в Пекине». Си Уи п и ш ет, что «хотя н е к о т о р ы е з а п а д н ы е и сто р и к и выражали сомнения в компетентности Митаревского и о тм е ч а л и с у б ъ е к т и в и з м его оц ен о к...н о никто не п р е д п о л а г а л, ч то он и я в л я е т с я а в т о р о м фальшивки».[885]Кстати, М. Вильбур и Дж. Хоу в своей м о н о г р а ф и и т а к ж е п о д в е р г а ю т с о м н е н и ю р яд д о к у м е н т о в, о п у б л и к о в а н н ы х в 1920-х годах, как ф а л ь ш и в ы е, и при о т б о р е в св о ю к н и гу от них отказались/8 6 В такой обстан овке русским советникам было небезопасно оставаться в Китае. Они стали выезжать на Родину. 8 июля 1927 г. в Москве собирается экстренное з а с е д а н и е П о л и т б ю р о ЦК В К П (б ) и з а с л у ш и в а е т сообщение о положении в Китае. На нем принимается п о с т а н о в л е н и е, где г о в о р и л о с ь, что « Б а н к и р у (М. М. Б о р о д и н у. — В. У.) с о в е т у е м в ы е х а т ь (из Китая. — В. У ), чтобы не быть высланным. Отъезд Банкир д о л ж ен обстави ть н аиболее п одходящ и м и ф о р м а л ьн о стя м и и м о т и в а м и » / 887 18 июля 1927 г.

Политбюро ЦК принимает текст телеграммы в Ухань, которая в тот же д ен ь у х о д и т в виде ш и ф р о в ки, следую щ его содерж ания: «Галину, Банкиру, Лю ксу (Б л ю х е р у, Б о р о д и н у, П л и ч е. — В. У ). В п о р я д к е партдисциплины Банкиру предлагается немедленно вы ехать Москву. Банкир не мож ет назначить себе заместителя без разрешения Инстанции. Деньгами с 885 Там же. С. 189.

886 C. Martin Wilbur, Julie How. Missionaries of Revolution.P. 2, 16.

887 ВКП(б), Коминтерн. T.2. C.843.

настоящего момента должен распоряжаться Уральский (Блю хер. — В. У.) по п р е д в а р и те л ь н ы м указан и ям отсюда. Инстанция».

16 июля 1927 г. днем Бородин в сопровождении трех десятков сотрудников и журналистов из Ханькоу выехал в Советский Союз, а в 2 часа ночи генерал Хань Цзянь устроил налет на его квартиру, рассчитывая расправиться с ним.[888]Сначала они ехали по железной дороге, затем на автомашинах по провинциям Шэньси и Ганьсу, через зы б уч и е пески Гоби на У лан-Б атор.

Обычный тракт через Калган был закрыт: там стояли в о й ска Ч ж а н Ц з о л и н я. В Ч ж э н ч ж о у к Б о р о д и н у п р и со е д и н и л ся со в е тн и к Л апин. В В е р хн е уд и н ск е Бородин появился только 29 сентября 1927 г. Еще р а н ь ш е д о м о й из Х а н ь к о у в ы е х а л и В и ш н я к о в а с Акимовым.

В августе 1927 г. Ханькоу нелегально покинули з а гр и м и р о в а н н ы е В. Б лю хер и его ж ен а, связная А. Л. Разумова и Ломинадзе. Вот в какой обстановке в ы е х а л Б л ю х е р из К и т а я по в о с п о м и н а н и я м А. Л. Разумовой: «Василий Константинович оставался в Ханькоу, когда город покинули почти все русские со в е тн и к и. К Б л ю хе р у п р и е зж а л о м ного лиц, предлагавш их ему свои услуги. Китайцы, зная, что генерал Галин плохо себя чувствует, особенно знойным летом, предлагали ему поехать в Куньмин, славившийся ровным мягким климатом круглый год, или в любое другое место. На приглашение Блюхер отвечал, что клим ат Китая вреден для его здоровья и что ему необходимо поехать в Кисловодск. Чан Кайши предлагал 888 Р.А.Мировицкая. Михаил Бородин. С.40.

Василию Константиновичу крейсер, чтобы доехать до Шанхая, но Блюхер отказался воспользоваться этим предложением. Было ясно, что Блюхеру не вырваться из Ханьчжоу — так плотно он был окружен «вниманием»

сторонников Чан Кайши. Тогда было решено, что Блюхер вы едет нелегально. Василия К онстантиновича загримировали (загримировали и его жену). Это было необходимо сделать потому, что Блюхера слишком хорош о знали в городе. Он разъезж ал по Ханькоу св о б од н о и на м аш ине, и на м отоц и кле. Один из советских генералов организовал объявление в местной газете о том, что на таком-то пароходе такого-то числа выезжает генерал Галин со своим штабом. К указанному времени стали подъезжать машины, велась погрузка багажа на пароход, создавалась полная картина, будто Блюхер действительно уезжает. А когда подошел момент отъезда, то Блюхера не оказалось. Советский генерал объявил, что Галин заболел. Капитан сказал, что он ждать не может, и пароход отчал ил ».[889] А В. К. Блю хер выехал в Ш анхай на японском пароходе на следующий день. А по версии П. Балакшина, якобы «по дороге в Москву Галин — Блюхер заехал в Ш а н х а й п о в и д а т ь с я с Чан К а й ш и. У Чан К ай ш и отношения с Блюхером были такие, каких он не имел ни с кем из коминтерновских и красноармейских советников.

Он считал его в ы д а ю щ и м с я в о е н н ы м, че л о в еко м положительным по своим качествам, совсем не похожим на других советских представителей....При расставании с Чан К а й ш и в Ш а н х а е Б л ю х е р ч у в с т в о в а л се б я подавленным. Чан Кайши сказал ему: «У нас еще будет возможность работать вместе, не стоит огорчаться».

889 Цит. по книге А.Картуновой. В.Б.Блюхер в Китае 1924-1927 гг. М.1979.С.63.

Блюхер ответил: «Надеюсь, что видимся не в последний раз».[890] «Еще до того, как корпус советников при Блюхере выехал из Китая, — вспоминал разведчик И. Винаров, — наш а группа н еза м е тн о р а ста я л а " и исчезла, превратившись в группу из нескольких бизнесменов, срочно открывших небольшие торговые предприятия и н а ч а в ш и х д е л а т ь д е н ь г и ". Р а з у м е е т с я, гр у п п а поддерживала связь с Центром, с управлением Берзина, через нашу шифровальщицу Галину, имевшую в то время официальный статут" в Пекине. Встречи с Галей и обмен секретной корреспонденцией с Москвой осуществлялись по в с е м п р а в и л а м р а з в е д ы в а т е л ь н о г о и с к у с с т в а ». [891]Бы л а о т к р ы т а ш а н х а й с к а я импортно-экспортная фирма во Французском сеттльменте Ш ан х ая и та ка я ж е ф и р м а в П е к и н е, х о з я е в а м и последней официально были поляк, немец и два бывших белогвардейца из армии Колчака.[892] Н а л е т ы на с о в е т с к и е у ч р е ж д е н и я в К и т а е продолжались.

890 П.Балакшин. Финал в Китае. С. 43-44. Позже, когда дипломатические отношения между Китаем и Советским Союзом были восстановлены, Чан Кайши несколько раз обращался с просьбой к советскому правительству о предоставлении ему Блюхера в качестве военного советника. Но положительного ответа не поседовало. В 1939 г. председатель законодательного Юаня Сун Фу прибыл в Москву, где по просьбе Чан Кайши обратился лично к И. Сталину относительно Блюхера. Только тогда Сталин ответил, что Блюхер был казнен за то, «что поддался обольщению японской шпионки» (Чан Кайши. Ук. соч. С.51-52:

цит. по: П.Балакшин. Финал в Китае. С. 43-44).

891 Иван Винаров. Бойцы тихого фронта. С. 173.

892 Иван Винаров. Бойцы тихого фронта. С. 177-178.

7 ноября 1927 г. русские белогвардейцы при полном попустительстве местных властей совершили погромный н а л е т на с о в е т с к о е г е н к о н с у л ь с т в о в Ш а н х а е.

Разъяренная толпа, только что прослушавшая молебен «по убиенным членам семьи Романовых», ломилась в двери, собираясь разнести здание и уничтожить всех находивш ихся в нем ж енщ ин и детей. Вот как это происходило по воспоминаниям известного российского китаиста Ошанина, пересказанным нашим дипломатом Б. Н. Верещагиным: «Огромная толпа белоэмигрантов, в д о х н о в л я е м а я с в о и м и в о ж а к а м и, в том ч и с л е св я щ е н н и к а м и, о б ступ и ла зд ан и е ген ко н сул ьства.

П арадную дверь закры ть почему-то не успели. Со стороны речки Сучжоу под стенами генконсульства на барке, стоявш ей на канале, соорудили виселицу и подож гли п од веш ен н ое чучело « ком м уни ста».

Электричество было отключено, и на одном из окон верхнего этажа от керосиновой лампы вдруг загорелась портьера. Это придало смелости разъяренной толпе, и несколько ч е л о в е к р и н ул и сь к п арадн ы м дв е р я м, намереваясь ворваться в здание генконсульства. Спасла с о т р у д н и к о в, по с л о в а м О ш а н и н а, с ч а с т л и в а я случайность. Напротив парадного входа был установлен в ы ш е д ш и й из строя п у л е м е т « м а к с и м », ко то р ы й незадолго до этого оставили в здании спасавшиеся от преследований повстанцы-коммунисты.

Белогвардейцев-эмигрантов при виде пулемета охватила паника, и они отпрянули назад, началась давка, в которой раздавили несколько человек. Воспользовавшись замешательством и страхом нападавших, сотрудники ге н к о н су л ь ст в а сум е л и за к р ы ть п а р а д н у ю д в е р ь, забаррикадировав ее железным щитом, и припереть толстыми стальными стержнями, а наверху тем временем потушили огонь».[893] В защите генконсульства в этот день отличился Людвиг Мадьяр. Он, вооруженный револьвером, был в числе тех сотрудников, которым была доверена самая передовая линия обороны, — непосредственная защита входа. Был момент, когда тяжелые двери поддались, и погромщики ворвались внутрь. Мадьяр и его товарищи, оказавшись лицом к лицу с ними, ни на миг не дрогнули и продолжали стрелять. Это создало перелом, толпа обратилась в бегство, унося с собой раненых, один убитый остался лежать на месте преступления. Только после того как все было кончено, появилась английская п о л и ц и я с е т т л ь м е н т а. [894]По д а н н ы м к и т а и с т а О. Непомнина, идея с пулеметом «максим» принадлежала именно Л. Мадьяру.

Заместитель народного комиссара иностранных дел Л. К а р а х а н с п е ц и а л ь н о й т е л е г р а м м о й п е р е д а л благодарность генконсулу в Шанхае Б. И. Козловскому и его с о т р у д н и к а м, на п е р в о м м е с т е с р е д и э т и х сотрудников шла фамилия Людвига Мадьяра. 895] 11— 13 декабря 1927 г. в Гуанчж оу вспы хнуло восстание («Кантонская коммуна») — последняя попытка КПК восстановить южную револю ционную базу. По предварительному решению восстание должно было начаться 13 декабря. Однако Ван Цзинвэй, находившийся 893 Б.Н.Верещагин. В старом и новом Китае. Из воспоминаний дипломата. М. 1999.

С. 9-10.

894 А.М.Григорьев, В.Н.Никифоров. Людвиг Мадьяр. C.105.

895 Там же.

в то время в Шанхае, получил сообщение о готовившемся восстании и 9 декабря телеграфировал об этом Чжан Факую и послал в Гуанчжоу свою жену Чэнь Бицзюнь с инструкциями. 9 декабря 1927 г. была перехвачена телеграм м а Ван Цзинвэя сл едую щ его содерж ания:

« С о ветско е ко н сул ьство является ш таб-квар ти р о й коммунистов. Мы ждем, что вы произведете обыск и выгоните советского консула. Все коммунисты подлежат ар е сту. Это в а ж н е й ш а я за д а ч а м о м е н т а ».[896]Эти требования Ван Цзинвэй повторил в телеграмме от декабря 1927 г. Начало восстания было перенесено на часа 30 мин. 11 декабря.[897]Восстание было потоплено в крови. Очевидно, в организации восстания видную роль играл разведчик Г. И. Семенов. Об этом говорит тот факт, что в начале 1928 г. после провала китайской революции и по возвращении в Москву он даже выступал с докладом о Кантонском восстании на расширенном заседании П резидиума Ком интерна, специально посвящ енном причинам пораж ения «Кантонской коммуны», которая продержалсь всего три дня. Сам факт присутствия и вы ступления Семенова перед такой аудиторией лишний раз свидетельствует о том, что в тех с о б ы т и я х в К и тае он играл не п о с л е д н ю ю роль.

Д е я те л ьн о сть Г. И. С ем енова в качестве военного советника, несмотря на общее поражение на том этапе революции в Китае, судя по всему, получила высокую оценку. Не случайно в 1928 г. Семенова не только 896 Содержание телеграммы было опубликовано в "Правде" 13 декабря 1927 г.

Цит. по: А.Г.Афанасьев. Героическое восстание пролетариата Гуанчжоу 11- декабря 1927 г. — Кантонская коммуна (К сорокалетию восстания в Гуанчжоу).М.,1967. С.13.

897 А.Г.Афанасьев. Ук. соч. С.14.

перевели работать в центральный аппарат Разведупра, но и послали на повышение. До мая 1929 г. он служил в должности помощника начальника 2-го (агентурного) отдела Разведупра. Этот пост оказался пиком служебной карьеры разведчика Семенова/8 После указаний Ван Цзинвэя и был совершен налет на генеральное консульство СССР в Гуанчжоу, и пять его с о т р у д н и к о в 14 д е к а б р я 1 9 2 7 г. б ы л и з в е р с к и расстреляны. Это дипломат-разведчик, сотрудник ИНО ОГПУ, секретарь консульства В. А. Уколов,1 " ^ вице-консул А. И. Х а с с и с, 003ш и ф р о в а л ь щ и к г е н к о н с у л ь с т в а Ф. И. Попов, ° 1]а также П. П. Макаров, )2]К. И. Иванов/9 898 С.Журавлев. Ук. соч.

899 В.А.Уколов в 1910 г. за революционную деятельность высылается на вечное поселение в Сибирь, оттуда бежит в Австралию, где встречается с Сергеевым (Артемом), после 1917 г. возвращается на родину, в гражданской войне работает ответственным работником штаба армии на Северном фронте, работает начальником КРО ОГПУ Туркестана, затем переходит в НКИД.

900 А.И. Хассис (1894-1927), в ВКП(б) вступил в 1916 г., работал в рядах Красной Армии в качестве командира и политкома. Окончил Восточное отделение Военной академии в 1924 г. С октября 1924 г. работал в Наркоминделе в отделе Дальнего Востока. В 1925 г. был назначен секретарем генерального консульства в Шанхае, а затем секретарем генерального консульства в Ханькоу, с декабря 1926 г.

назначен вице-консулом генерального консульства в Кантоне.

901 Ф.И.Попов (1896-1927), родился в Стерлитамакском уезде Уфимской губернии в семье крестьянина, был рабочим-столяром. В 1919 г. мобилизуется в Красную Армию. В 1920 г. вступает в ВКП(б), по демобилизации начинает работать шифровальщиком в Наркоминделе. В 1922 г. командируется на работу в Полпредство СССР в Монголии, где работает до 1926 г., а затем переводится в генеральное консульство в Кантоне на должность шифровальщика.

902 П.П.Макаров (1897-1927), из донских казаков, прошел полный курс реального училища, с октября 1918 по январь 1920 г. был матросом. В 1923 г. поступил на службу переводчиком в управление уполномоченного РСФСР в Маньчжурии, затем переводится в консульство в Цицикар. 6 августа 1927 г. переводится Вот как в с п о м и н а л это т р а г и ч е с к о е со б ы ти е г е н е р а л ь н ы й к о н с у л в К а н т о н е в 1 9 2 7 г.

Б. А. Похвалинский[9° (псевдоним Веселов): «Около часов (13 декабря 1927 г. — В. У.), когда мы были уже в столовой, прибеж ал со двора д е ж ур н ы й китаец и сообщил, что мы окружены солдатами.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.