авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«Виктор Усов Советская разведка в Китае 20-30 годы XX века Введение В Советском Союзе в литературе на тему советской ...»

-- [ Страница 2 ] --

Известно специальное письмо генерального секратаря Профинтерна С. А. Лозовского от 28 декабря 1923 г. в политбюро ЦК ВКП(б) о взаимоотношениях Советского правительства и Коминтерна. Оно написано в связи с заявлением 18 декабря 1923 г. в сенате США 81 Там же. С. г о с у д а р с т в е н н о г о с е к р е т а р я Ю з а об о т к а з е а м е р и к а н с к о г о п р а в и т е л ь с т в а от п е р е г о в о р о в с С о в е т с к о й Р о с с и е й и от в о с с т а н о в л е н и я с ней дипломатических отношений. Одним из мотивов отказа был, по утверждению Юза, факт «все продолжающейся пропаганды за ниспровержение существующего у нас с троя». 19 д е к а б р я г о с д е п а р т а м е н т С Ш А с де ла л заявление для печати. В нем излагалось содержание «инструкции», будто бы посланной Коминтерном Рабочей партии Америки, по организации «боевых ячеек» для обучения стрельбе и подрывному делу. Госдепартамент зд есь ж е п оп ы тал ся о б о сн о в а ть т о ж д е с тв е н н о сть Советского правительства с Коминтерном. В заявлении Г.

Чичерина по этому поводу говорилось, что «любые д о к у м е н т ы, о п у б л и к о в а н н ы е г. Ю з о м как я к о б ы п ерехвачен ны е инструкции А м ериканской рабочей партии, излагающие детально разработанные планы революции, — фальшивка».[8 ] До се г о д н я ш н е г о дня н е ко то р ы е стороны К о м и н т е р н а как о р га н и за ц и и и его д е я те л ь н о сти остаются еще неясными. Это связано как с тем, что далеко не все работники Коминтерна фиксировали на бумаге, так и тем, что многие действующие лица ушли в «мир иной», в основном в годы репрессий 1937-1939 гг.

(по далеко не полным данным было уничтожено более ста человек руководства Коминтерна),[83]кстати как и д ея тел ей военной разведки и ИНО ОГПУ, что мы наглядно увидим в дальнейшем.

82 Документы внешней политики СССР. М. 1962. Т.У1.С.547-548;

552;

628-629.

83 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч..191-193;

Коминтерн и идея мировой революции. М.1998.С. 64.

Итак, А. Л о зо в ски й пр ед л агал « к а к и м - н и б у д ь ф орм альны м актом, на которы й мож но бы ло бы в дальнейшем всегда ссылаться, торжественно заявить об «абсолю тной независим ости» Советской власти от Коминтерна и наоборот». «В этом постановлении, — писал автор, — воздав долж ное Юзу и всем другим ди п лом ати чески м ж уликам, сказать прим ерно так:

«Всероссийский Съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов торжественно заявляет, что К ом м уни сти ческий И н тернац ионал, как и Красный Интернационал Профессиональных Союзов, находящихся на территории Союза Республик, представляют собой добровольные международные объединения, деятельность которых не может быть контролируема Советской властью и ее органами. С другой стороны, эти добровольные международные объединения революционных рабочих не могут, со своей стороны, к о н т р о л и р о в а т ь д е я т е л ь н о с т ь С о в е т с к о й власти, исклю чительно подотчетной Всероссийскому Съезду Советов».[84 А. Лозовский откровенно писал, что такое «заявление должно в дальнейшем служить прикрытием для всех наших дипломатов».[8 ] В связи с этим и н тер е се н такой факт. Когда британское правительство через свои службы узнало, что в Китае действует в качестве политического советника М. Бородин, то оно запросило совесткую сторону о роли этого «советника» в Китае. На что Литвинов ответил, что «Бородин неизвестен ни ему, ни комиссару Иностарнных 84 Коминтерн и идея мировой революции. М.1998.С.447.

85 Там же.

дел, и если он предпринимает что-либо в Китае, то вне компетенции Советского Союза».[8 ] Типичным для деятельности Коминтерна в 20-е годы становится использование его закордонных организаций в качестве инструмента советской внешней разведки и организации повстанческих операций. Для И.Сталина и его окружения Коминтерн постепенно становится лишь « п о с т а в щ и к о м ка др о в для в е д е ни я п о д р ы в н о й и разведывательной работы».[8 ] Учиты вая, что к револю ционной деятельности Коминтерна за рубеж ом было явно отрицательное о тн о ш е н и е, его п р ед стави тел ям п р и хо д и л о сь там работать в нелегальных условиях, тесно координируя свою работу с разведывательными органами ИНО ВЧК и в о е н н о й р а з в е д к о й, часто под д и п л о м а т и ч е с к о й «крышей» советских полпредств или торговых миссий.

Характерно, что и многие руководители советской внешней разведки вышли из структур Коминтерна или работали в его руководящ их органах. Так, в бюро Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала (ИККИ) с 29 марта 1919 г. входил Я. Берзин, он же входил в Малое бюро ИККИ с июля 1 9 1 9 г. по а в г у с т 1 9 2 0 г., с о с т о я щ е е из 3 - человек.[88]Многие из лучш их советских разведчиков начинали свою деятельность в структурах Коминтерна и затем, после соответствующей проверки, передавались в Разведупр РККА или в ИНО ОГПУ.

86 П. Балакшин. Финал в Китае. С.46.

87 Пятницкий. В. Заговор против Сталина. М. 1998. С. 135.

88 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С. 21-22.

По данным сына О. Пятницкого, по численности и количеству коминтерновских заграничных «пунктов»

(т. е. резидентур) они не уступали ни резидентурам 4-го управления Генш таба РККА, ни резидентурам ИНО ОГПУ.[89 Коминтерновская разведка иногда зарубежными и с с л е д о в а т е л я м и и м е н у е т с я как « п о л и т и ч е с к а я разведка».

О д н а к о к а ж д а я из р е з и д е н т у р р а б о т а л а самостоятельно на свое ведомство и не должна была подменять друг друга. Это наглядно видно из проекта Положения об отделениях Коминтерна за границей и представителях Разведупра и ВЧК от 8 августа 1921 г.

«1. Представитель Коминтерна не может в одно и то же время быть и уполномоченным ВЧК и Разведупра. Наоборот, представители Разведупра и ВЧК не могут выполнять функции представителя Коминтерна в целом и его отделов.

2. Представители Разведупра и ВЧК ни в коем случае не имеют права финансировать за границей партии или группы. Это право п р и н а д л е ж и т исключительно Исполкому Коминтерна.

Примечание: НКИД и Внеш торгу также не дается право без согласия ИККИ финансировать заграничные партии.

Представители ВЧК и Разведупра не могут обращаться к заграничным партиям и группам с п р е д л о ж е н и е м об их с о т р у д н и ч е с т в е д л я Разведупра и ВЧК.

89 Владимир Пятницкий. Ук. соч. С.218.

3. Разведупр и ВЧК могут обращ аться за помощью к компартиям только через представителя Коминтерна.

4. П р е д с т а в и т е л ь К о м и н т е р н а о б я з а н оказывать ВЧК и Разведупру и его представителям всяческое содействие».

Подписан этот документ от Коминтерна Зиновьевым и Пятницким, от ВЧК Уншлихтом, от Разведупра Арвидом Зейботом.[9 ] Для практической работы ИККИ был создан аппарат, которы й на протяж ении всей истории Коминтерна подвергал ся р ео рган и зац и ям — в за ви си м о сти от изм енения п о л и ти ч ески х задач или ж е перипетий внутрипартийной борьбы в рядах ВКП(б). В состав аппарата ИККИ входили отделы, ведавш ие определенными отраслями работы.

Высшим органом Коминтерна являлись всемирные конгрессы. Между конгрессами руководство осуществлялось Исполнительным комитетом Коминтерна (ИККИ). Для реш ения наиболее важ ны х вопросов, связанных с деятельностью Коминтерна и компартий, проводились пленумы ИККИ. Внутри ИККИ, в свою о ч е р е д ь, с с а м о г о нача ла д е й с т в о в а л и свои коллективные руководящие органы.

Малое бюро ИККИ было создано по рекомендации ЦК ВКП(б) в июле 1919 г. 14 сентября 1921 г. оно было переименовано в Президиум ИККИ, который избирался И с п о л к о м о м К о м и н т е р н а и о т ч и т ы в а л с я о своей д е я т е л ь н о с т и на е г о з а с е д а н и я х. В к а ч е с т в е 90 Там же. С.217.

руководящего органа ИККИ Президиум просуществовал вплоть до роспуска Коминтерна в 1943 г.

Секретариат ИККИ был организован в 1919 г. в ка ч е с т ве о р г а н и з а ц и о н н о - т е х н и ч е с к о г о а п п а р а т а Исполкома и возглавлялся в разное время одним или несколькими секретарями ИККИ.

На II Конгрессе Коминтерна в июле — августе 1 9 2 0 г., г д е б ы л с п е ц и а л ь н о о б с у ж д е н национально-колониальный вопрос, был в общем виде принят план действий Коминтерна на Востоке. После II Конгресса были созданы три региональных центра для «руководства революционным движением на Востоке» — в Баку, Таш кенте и Ш ан хае.[91]Т уркестанское бюро Коминтерна (Ташкент), существовавшее с осени 1920 по осень 1921 г., имело два своих филиала по операциям в Северо-западном Китае (Д ж унгарии и Каш гарии) в Андижане и Алма-Ате (тогда г. Верный).[ Исходя из принципов Коминтерна о необходимости сочетания легальной и нелегальной деятельности, в структуре Туркбю ро Коминтерна с самого начала проводилось строгое разделение. Так, закордонную работу вели ко н сп и р ати вн ы е базы вдоль границы со странам и Востока с помощью штатных инструкторов-нелегалов.

Однако по поводу эффективности деятельности Туркбюро Коминтерна имелось довольно много вопросов.

Его работу проверял А. А. Ио ффе, которы й затем 91 РЦХИДНИ.Ф.544. Оп.4. Д.6.Л.111. — Цит. по: В.М.Гиленсен. Туркестанское бюро Коминтерна (осень 1920 — осень 1921 г.) — Восток. 1999.№ 1. С.60.

92 Там же. С.62.

93 Там же. С. 62-63.

направил свой доклад Троцкому, Зиновьеву и Чичерину.

В нем он откровенно сообщал, что для него «совершенно ясно, что это уч р еж д е н и е более вредное, неж ели полезное», «фактически работу ведут политические младенцы, играющие в революцию... денег тратится уйма, а дела никакого».

19 октября 1921 г. Иоффе направил специальное письмо Г. Зиновьеву, в котором дал более развернутую характеристику деятельности Туркбюро. Он признавал, что « к и т а й с к о й р а б о т ы с о в е р ш е н н о н е т », а «в Каш гаро-Дж унгарии работа сводится к организации бедноты на нашей территории», что «политического зн а ч ен и я это не имеет, но п р и в о д и т к тому, что в о з в р а щ а ю щ и е с я на р о д и н у б е з ж а л о с т н о расстрел и ва ются ».[9 ] Отдел международной связи Коминтерна (иногда в литературе называется Отделом международных связей) 8 августа 1920 г. Малое бюро[95]приняло решение о создании специального Секретного отдела (взамен образованной вскоре после I конгресса Особой комиссии 94 Там же. С. 74-75.

95 По решению ЦК РКП(б) от 18 июля 1919 г. Бюро ИККИ постановило выделить из своего состава Малое бюро ИККИ. В него вошли: Я.Берзин, А.Руднянский, Г.Клингер, Н.Бухарин (в качестве представайте л я РКП(б)).24 апреля 1920 г. Малое бюро было перизбрано в следующем составе: Н.Бухарин, К.Радек, Я.Берзин, Г.Клингер, А.Руднянский. Малое бюро стало инграть роль руководящего органа Исполкома.

по связи ИККИ). Его организация была поручена латышу, члену компартии с 1903 г. Давиду Самуиловичу Бейко (Бэйка).с%]Для деятельности Бейко, как, кстати, и для деятельности его известного земляка Яна Берзина было характерно использование своих соотечественников. При нем ключевые позиции в аппарате ОМСа заняли латыши, некоторые из них так и остались работать в Коминтерне после его ухода.[97]Так, заместителем Бейко в ОМСе был его близкий приятель Симонис Бергис (1887-1943), член компартии с 1905 г., живший в эмиграции в Германии и США, арестован в декабре 1937 г.[98]К 11 ноября 1920 г.

отдел оформился как Конспиративный отдел во главе с Д. Бейко.[99]Но этот отдел был слишком слаб и плохо о р г а н и з о в а н и с о в е р ш е н н о не с о о т в е т с т в о в а л ставившимся перед ним задачам и нуждам всемирного коммунистического движения. С июня 1921 г.[100]отдел стал н а з ы в а т ь с я О т д е л о м м е ж д у н а р о д н о й связи (сокращенно ОМС, эта аббревиатура известна во всем мире) °1]с п о д о т д е л а м и связи, ф и н а н с и р о в а н и я, 96 Д.С.Бэйко (Бэйка)(1885-1946). В годы революции 1905 г. был в числе руководителей знаменитого движения «лесных братьев». С 1910 по 1917 г.

находился в эмиграции в США. Одновременно Бэйко являлся управляющим делами ИККИ. Владимир Пятницкий дает его фамилию как Бэйка. См. В.

Пятницкий. Ук. соч. С. 199.

97 Владимир Пятницкий. Ук. соч. С. 199.

98 Там же. С.200.

99 РЦХИДНИ. Ф.495. Оп. 18.Д.59.Л.З-5. — Цит. по: Г.М. Адибеков, Э.Н.

Шахназарова, К.К. Шириня.

100 По данным В.Пятницкого, ОМС был переименован 15 сентября 1920 г. (См.

Владимир Пятницкий. Заговор против Сталина. С. 195).

101 Авторы книги «Дело Рихарда Зорге» Ф.Дикин и Г.Стори датируют появление отдела несколько позже -1922 г., а переводчик книги неверно переводит название л и тератур ы, ш и ф ровал ьны м. О М С руководил всей конспиративной деятельностью Коминтерна и имел разветвленную систему прямых связей с руководством национальных компартий всего мира.

ОМС был, пожалуй, самым законспирированным и секретным из всех других отделов Коминтерна и действовал нелегально. Чисто внешне он полностью копировал любую разведслужбу, то есть располагал ш татом о п е р ати в н ы х работников, легальных и нелегальных, курьеров, шифровальщиков, р а д и с т о в, с л у ж б о й по и з г о т о в л е н и ю ф а л ь ш и в ы х паспортов и других документов. Его главной задачей являлось осуществление конспиративных связей между ИККИ и коммунистическими партиями, что включало в себя пересылку информации, документов, директив и денег, переброску функционеров из страны в страну и т. д. «Наиболее секретным был Отдел международных связей (ОМС), — писала жена Отто Куусинена Айно, работавшая в свое время в Коминтерне. — Это был м озговой центр, святая св яты х Ко ми н т е р н а. Сеть уполномоченных ОМСа охватывала весь мир. Через его агентов руководителям компартий отдавались приказы Коминтерна. Уполномоченные ОМСа передавали компартиям средства, выделяемые Коминтерном на их партийную деятельность и пропаганду...Этому отделу п о д ч и н я л и с ь все т а й н ы е т о р г о в ы е п р е д п р и я т и я, депутации и секретные службы информации. Отдел та к же за н и м а л ся р е д а кти р о в а н и е м, ши фр о в к о й и расшифровкой донесений и пропагандой.

отдела как «секция международных связей» (СМС). (Ф.Дикин, Г.Стори. Дело Рихарда Зорге. М.,1996. С. 32.) Кроме того, ОМС был связующим звеном между Коминтерном и Разведслужбой Генерального штаба, а также между Коминтерном и тайной полицией».[102] Итак, ОМС у подчинялись все тайны е торговы е предприятия ИККИ и секретные службы информации. Он зан и м а л ся т а к же р е д а кти р о в а н и е м, ши фр о в к о й и расшифровкой донесений. В его функции входило и взаимодействие с ОГПУ — НКВД и Разведупром РККА.

Кроме того, в состав ОМСа входил отдел документации, которым руководил Фр и ц Мильтер. Именно здесь подделывались визы, паспорта, печати, документы.

2 мая 1921 г. М а л о е б ю р о И К К И н а з н а ч и л о заведующим ОМСа И. А. Пятницкого, 033вступившего в должность после III конгресса Коминтерна.

102 Цит. по: Владимир Пятницкий. Ук. соч. С. 197-198.

103 Иосель Орионов Таршис (Пятницкий Иосиф Аронович) родился в уездном городке Ковельской губернии Вилькомире (ныне Укмерге, Литва) в 1882 г. У него было три старших брата и три сестры. Иосель выучился читать самоучкой, не по букварю, а по газетам и листовкам на русском, еврейском и литовском языках, большинство из которых было революционного содержания. В семье говорили только по-еврейски. В тринадцать лет родители отдали его в обучение к дамскому портному. Так он становится ремесленником и начинает самостоятельную жизнь.

В конце 1897 г. Иосель перебирается в Ковно (Каунас) к одному из братьев, у которого и поселился. Брат был столяром. Иосель включился в деятельность кружка самообразования и нелегального профсоюза столяров. А оттуда — прямой путь к подпольной революционной деятельности. Интересно, что в Ковно в этот же период начинают действовать будущие соратники Пятницкого по Коминтерну:

Пранпс Эйдукявичус, Арон Сольц и Викентий Капсукас (Мицкевич), а также молодой Феликс Дзержинский.

Из Ковно Иосель перебирается в Вильну, где с помощью местных товарищ ей получает работу и вступает в нелегальный проф сою з дамских портных, а вскоре становится его секретарем и кассиром, не оставляя работы в мастерской. Здесь, в Вильне, в 1900 г. происходит боевое крещение Пятницкого, он участвует в захвате полицейского участка и освобождении трех арестованных товарищей. Спустя две недели ему поручили обеспечить переход двух женщин из числа освобожденных через границу. Это был первый случай, когда ему пришлось иметь дело с нелегальным переходом границы, делом, которым он позднее профессионально занимался на протяжении десяти лет.

Иосель помимо еврейского и литовского, говорил очень плохо на русском и немецком, немного на польском языках. Он, как вспоминают его современники, был очень коммуникабельным человеком, был очень ловок, предприимчив и отважен. Но, несмотря на пылкость натуры, умел сочетать смелость с точным расчетом. В Вильне он знакомится со слесарем по кличке Файвчик, прибывшим из П а р и ж а по п о р у ч е н и ю г р у п п ы « О с в о б о ж д е н и е т р у д а », т о л ь к о что объединившейся с «Искрой». От приезжего Иосель узнает о программе группы «Освобождение труда» и о подготовке издания газеты «Искра». Происходит знакомство с младшим братом Мартова (Цедербаума) Сергеем Цедербаумом (Ежовым). Иосель всецело переключается на транспортировку «Искры» в Россию и от пра в к у н у жн ы х л юд е й за границу. Он с о п р о в о ж д а е т т р ан с п орт ы с нелегальной литературой и занимается переправкой своих людей через границу.

В 1902 г. первый арест девятнадцатилетнего Пятницкого в вагоне поезда. Его отправляют в Киев в Лукьяновскую тюрьму. Там он знакомится со многими крупными социал-демократами: Н.Бауманом, М.Литвиновым (Валах), наборщиком «Искры» Иосифом Блюменфельдом, последний всерьез занялся политическим образованием Иоселя.

18 августа 1902 г., отсидев за пять месяцев и четыре дня, вместе с группой единомышленников Пятницкий совершает дерзкий побег из тюрьмы.

В Киевском государственном архиве имеется несколько материалов Департамента полиции и Киевского губернского жандармского управления. Вот один из них от 5 сентября 1902 г.: «Литер Б-262. Секретно.

Сведения о лице, привлеченном к дознанию в качестве обвиняемого:

Таршис Иосель:

...П. 18. Место воспитания, образование: ни в каких учебных заведениях не был. Совершенно не грамотен по-русски и малограмотен по-еврейски.

...П.22. Основания для привлечения к дознанию: агентурная связь и данные наблюдения, из коих известно, что Таршис был знаком многим крупным деятелям и носил в партии конспиративную кличку «Виленец».

Именно с этого времени у Иоселя появилась кличка, ставшая фамилией на всю жизнь. Социал-дем ократки мать и дочь Бахи придумали ему в целях конспирации прозвище Фрейтак (в переводе с немецкого Пятница), так как он постоянно назначал им встречи именно по пятницам.

К 1903 г. Пятницкий оказывается в Берлине, сразу же включившись в организацию транспорта литературы и людей в Россию. В конце 1903 г. в Берлин приехал член ЦК РСДРП Носков. Пятницкий вместе с ним выехал в Лондон, где в то время находилась редакция «Искры». Там он впервые встретился с Лениным и Крупской. Речь шла о создании транспортного пункта «Искры» в Берлине.

Пятницкий должен был организовать службу связи заграничного центра партии с Россией. С этого момента он стал специализироваться в конспиративной и Заместителем его по отделу, а с декабря 1922 г.

заведующим отдела стал П. А. Вомпе (1890-1925).[104]С а в г у с т а 1 9 2 5 г. з а в е д у ю щ и м О М С а с т а л М. Г р о л ь м а н, 051з а т е м до июня 1926 г. — А. Е. А б р а м о в и ч, и з в е с т н ы й т а к ж е как Альбрехт, Александр, Четуев, Арно, Вудро, М. Х а б е р 1106 ( 1 8 8 8 — ?). П о с л е у х о д а из О М С а А. Е. Абрамовича (он в 1926-1931 гг. стал референтом О трготдела ИККИ, в 1 9 2 6 -1 9 3 0 гг. (с переры вам и) п р е д ста в и те л е м ИККИ в К итае, в д а л ь н е й ш е м на научно-педагогической и хозяйственной работе, с 1961 г.

на пенсии) И. А. Пятницкий, который к этому времени в о згл а в л я л о д н о в р е м е н н о Б ю д ж е т н у ю ко м и сси ю Коминтерна, Орготдел, Оргбюро и Секретариат ИККИ, вызывает из Берлина в Москву руководителя одного из п е р в ы х о п о р н ы х п у н к т о в О М С а за р у б е ж о м А. Л. Абрамова, вошедшего в историю под фамилией Абрам ова-М ирова, 071который в 1926 г. назначается подпольной «технике» и обладал этим делом настолько, что после 1917 г. ЦК па р т и и п о р у ч и л е м у о р г а н и з о в а т ь С л у ж б у с вя з и К о м м у н и с т и ч е с к о г о Интернационала. Он должен был реорганизовать и улучшить работу ОМСа.

Фактически И.А.Пятницкий стал создателем нового конспиративно-технического аппарата Коминтерна. В конце 1921 — начале 1922 г. он лично объехал все основные зарубежные пункты связи, по результатам поездки представив доклад руководству (В.Пятницкий. Ук. соч. С. 14, 203) 104 П.А.Вомпе (1890-1925) родился в Луге в семье земского врача. Получил высшее образование, работал помощником юрисконсульта на Николаевской железной дороге.

105 П.Хубер вообще не упоминает его в руководстве ОМСа (Peter Huber. The Cadre Department, the OMS and the «Dimitrov» and «Manuil'sky» Secretariats during the Phase of the Terror.- Centre and Periphery. The History of the Comintern in the Light of New Documents (edited by M.Narinsky and Surgen Rojaher). International Institute of Social History. Amsterdam. 1996.) 106 Frederick S. Litten. The Noulens Affair. P. 107 Александр Лазаревич Абрамов (Миров-Абрамов) (1895 — 1937) один из з а в е д у ю щ и м О М С а. [108]П е р в ы м з а м е с т и т е л е м Абрамова-Мирова был Рыльский-Люберецкий, вторым — С. Б. Бричкина (1883-1967). В 1926 г. в ОМСе работали 33 человека, в 1927 г. — 45, а в середине тридцатых только в московском аппарате работали 65 человек.[109] В 1920-1921 гг. значительную часть работы ОМС составляла переправка в Москву и обратно делегатов конгрессов Коминтерна, пропагандисткой литературы, различных грузов, в том числе оружия. Этим занималась специальная курьерская служба, созданная при ОМС решением ИККИ. 21 января 1921 г. Малое бюро по докладу Бейко постановило «просить ЦК РКП, чтобы 1) в числе сотрудников НКИД (в отделе дипломатических курьеров) был товарищ, назначаемый Коминтерном и и с п о л н я ю щ и й п о ручения Ко минт е р на;

2) то же в Н арком внеш торге;

3) то же в каж дой из торговы х м и с с и й ». [110]Т а к о е право Коминтерну было предоставлено.

С л е д у е т с к а з а т ь, что к у р ь е р с к а я с л у ж б а и фельдъегерская связь были самыми распространенными руководителей советской военной разведки. Видный деятель Коминтерна.

Родился в Москве в купеческой семье. Получил образование в Германии.

Большевик с 1916 г., участник Февральской и Октярьской революций в Москве. С 1921 г. на дипломатической и коминтерновской работе в Берлине. С ноября 1935 г. — заместитель заведующего. Службы связи ОМС. С 5 сентября 1936 г. — в IV (Разведывательном) управлении Генштаба РККА — помощник начальника Управления, руководитель испанского направления. Арестован 21 мая, расстрелян 25 ноября 1937 г. (А.Колпакиди, Д.Прохоров. Ук. соч. С. 302-303.) 108 А. Л.Абрамов работает на этой должности до августа 1936 г., с сентября 1936 г.

в IV управлении РККА — помощник начальника Управления, руководитель испанского направления).

109 Там же. С.202.

110 РЦХИДНИ. Ф.495. Оп. 2.Д.6.Л.20 об.

средствами связи. Основным средством передвижения вплоть до начала 30-х годов на Д альн ем Востоке о ста в а л с я ж е л е з н о д о р о ж н ы й т р а н с п о р т, та к как р е гул я р н о е в о зд уш н о е п о ч то во е со о б щ е н и е Москва— Новосибирск открылось только 1 августа 1928 г.

Весь путь с четырьмя пересадками продолжался 26 час.

30 мин.

30 августа 1922 г. Оргбюро ЦК РКП(б) приняло решение о том, что отныне пересылка всей секретной ко р р р е сп о н д е н ц и и за п р е д е л ам и М осквы д о л ж н а осуществляться силами специального вновь созданного при ГПУ НКВД подразделения фельдъегерской связи.

Иркутск использовался как «пункт сбора информации» на К и т а й, Ч и та — на М о н г о л и ю, за т е м с о б р а н н а я информация из этих городов один раз в три недели о т п р а л я л а с ь по н а з н а ч е н и ю в К и т а й и М онголию.[1 Однако сущ ествовали и определенные трудности. Секретрь Восточного отдела ИККИ И.Мусин жаловался 22 марта 1923 г. на отсутствие возможности передачи инф ормации по м а р ш р у т у М о с к в а — В л а д и в о ст о к. Т ак как о ф и ц и а л ь н ы й фельдъегерский маршрут существовал только до Читы, д а л ь н е й ш а я ж е п е р е д а ч а и н ф о р м а ц и и м огл а соуществляться на основе «личной договорености» с работниками региональных партийных органов власти.

Выпадение по каким-либо причинам того или иного « н е ф о р м а л ьн о го курьера» вело к н аруш ению и н ф о р м а ц и о н о го о б м е н а по всей ц еп о ч ке м еж ду ц е н тр а л ьн ы м и о р га н ам и КИ и их р е ги о н а л ь н ы м и п о д р азд ел ен и ям и восточн ее Ч иты, особен н о зарубежными. В среднем получение обратного ответа на 111 РЦХИДНИ.Ф.17.Оп.84.Д.403.Л.124. — Цит. по: М.В.Фукс. Ук. соч. С. 168.

письменное сообщ ение посредством фельдъегерской связи осущ ествялось чрезе один месяц. За период прохождения информации от одного к другому адресату от одного до нескольких месяцев происходили серьезные изменения в обстановке на местах, которые не могли учитываться в Центре.

Горестное признание м едленной передачи инф ормации и докум ентов на больш ие расстояния, которое вредит революционному делу, содержится в письме полномочного представителя Советской России в Китае А. Иоффе на имя В. Ленина от 27 января 1923 г.:

«М есяцами мы соверш енно ничего не получали из Москвы, ни директив, ни указаний, ни даже серьезной инф ормации газетного характера. Когда я посылал подробную телеграф ную инф ормацию в Москву, то получал сообщение, что это слишком дорого[112]и должно быть отменено;

информация моя о Китае, как правило, должна идти с курьером и лиш ь в исклю чительны х случаях по телеграфу. Принимая во мнимание, что Китай как никак, а переживает свою революцию, и события здесь разворачиваю тся с чрезвы чайной бы стротой, благодаря всему этому создалась полная взаимная 112 Телеграфные линии вдоль КВЖД (Иркутск — Пекин), а также часть других линий, связывающих Россию с заграницей (в Восточной Азии — связь по линии Шанхай — Нагасаки — Владивосток), еще в 1906 г. были отданы в концессию «Датскому северному телеграфному обществу», которое взимало плату за свои услуги в свободно конвертируемой валюте. В соответствии с действующими тарифами «Датского общества», Дальневосточный отдел ИККИ в Москве, исходя из своего бюджета, был, например, в состоянии отправить заграницу только страниц (8 слов в строке;

30 строк на 1 стр.) телеграмм в год. Кроме того, этому же отделу полагалось только 24 часа пользования «прямым телеграфным проводом» в год для переговоров со своими подразделениями в Сибири и на Дальнем Востоке (М.В.Фукс. Роль региональных властных структур во внешней политике Советской России на Дальнем Востоке в первой половине 1920-х годов. — Русский исторический журнал. Москва Том 1.1998. № 2. С. 166).

о т о р в а н н о с т ь, при к о то р о й с о о б щ а е м ы е м ной с курьерами факты, сплошь да рядом, по получению их Вами, уже менялись и уступали место другим, зачастую их отрицающим фактам, а в кои веки получаемые Вами со о б р а ж е н и я о тн о си л и сь к со б ы ти я м уж е несуществующим. К этому нужно прибавить, что еще чаще Вами даются указания по вопросам, касающимся политики в Китае, не мне, а Дальбюро, Дольревкому, и притом указания, которые противоречат моей политике здесь и все чаще противоречат Вашим же собственным директивам, данным ранее».

Одной из наиболее сложных проблем в те годы были вопросы финансирования. Почти всегда Коминтерн испытывал недостаток денег для закордонной работы.

Ещ е в н ач а л е 1919 г. Л. М. К ар ахан о б р а ти л ся с «совершенно секретным» меморандумом на имя Ленина по вопросам финансирования. Он просил «отпустить Народному комиссариату по иностранным делам 200 тыс.

золотых рублей на поддержку рабочих организаций Востока, посылку агитаторов для целей пропаганды на Востоке, на первую четверть года, январь— март 1919 г.».

Среди стран, перечисленных в данном меморандуме, в которые планировалось направить «агитаторов» для поднятия угнетенных масс на пролетарскую революцию, указывались Северный и Южный Китай, Корея, Персия, Индия.[114] П ервы й бю дж ет К ом и н тер н а, приняты й специальным решением политбюро в апреле 1922 г. по 113 РЦХИДНИ. Ф.5. Оп.1. Д.2147. Л.20;

Цит. по: М.В.Фукс. Ук. соч. C.169.

114 Владимир Пятницкий. Ук. соч. C.320.

докладам Сокольникова и Пятницкого и подписанный Сталиным, составлял 5 536 400 золотых рублей.[115] Однако в эти годы официальный бюджет составлял лишь часть ассигнований на деятельность Коминтерна.

Зачастую из так называемого «резервного фонда», фонда политбюро, бюджета ОГПУ направлялись деньги на те или иные запросы национальных компартий. Так, в апреле 1922 г. Карахан докладывал И. Сталину, что он передал крупные суммы корейцам (дважды золотом на сумму 600 тыс. рублей и один раз царскими купюрами — 4 млн. рублей) для создания двух типограф ий (в Шанхае и Пекине) и для непосредственной нелегальной работы в Корее против япон ц ев, в том числе для организации вооруженного сопротивления^1 Часто на места Коминтерн посылал не денежные купюры, а драгоценности, бриллиантты, их легче было нелегально перевозить через границу. Они занимали м ен ьш е м еста. Д р а го ц е н н о сти д о в о л ь н о часто заделывались в подметки ботинок и каблуки туфель агентов Коминтерна, направлявшихся в ту или иную страну. В Коминтерновском архиве найден интересный документ от 18 августа 1919 г., как повторное письмо на имя секретаря ЦК ВКП(б) Е. Д. Стасовой на вопрос: зачем для нужд служб Коминтерна необходимо определенное количество кожи следующего содержания:

«Уважаемый товарищ Стасова! Кожа нам нужна для подметок, в которые мы будем заделывать ценности, 115 Владимир Пятницкий. Ук. соч. С.246.

116 Владимир Пятницкий. Ук. соч. С.246.

главным образом бриллианты. У нас теперь имеется для этого вполне надежный человек.

Очень прошу Вас сделать соотвествующую надпись на н а ш е й б у м а г е. С т о в а р и щ е с к и м п р и в е т о м у п р а в л я ю щ и й д е л а м и К л и н г е р ». [п И в и д и м о необходимая коминтерновским работникам кожа была выделена.

Однако не всегда деньги попадали по назначению, часто они шли на иные цели. К примеру, руководитель Восточного отдела Коминтерна Г. И. Сафаров докладывал Сталину, что денежные средства и ценности выдаются совершенно «безответственным людям из отдельных групп». Он приводил пример, когда неким Ху Нан Гену и К° Чи Иру было выдано 200 тыс. золотых рублей для поддержки национального движения в Корее, однако, как в ы я сн и л о сь, ден ьги пош ли для п р о д о л ж е н и я фракционной борьбы в корейской эмиграции.[118] Известен и другой случай. Таро Есихара (псевдони — Ноги) приехал в Россию в 1920 г. из США, где он был активистом профцентра Индустриальные рабочие мира, р у к о в о д и м о го У и л ь я м о м Х э й в у д о м. В Р о сси и он участвовал в первом съезде народов Востока в Баку в 1920 г. и был делегатом III Конгресса Коминтерна в 1921 г. Осенью 1921 г. по поручению Коминтерна он был направлен в Японию для установления связи с японскими ком м унистам и, вез с собой драго ц енн ы е камни на крупную сумму для финансирования организационных 117 Коминтерн и идея мироввой революции. М.1998. C.153.

118 Владимир Пятницкий. Ук. соч. C. м ероприятий по созданию КПЯ, но расстратил эти средства.[119] О ч е в и д н о, зл о у п о т р е б л е н и я бы ли н а сто л ьк о очевидны, что В.Ленин вынужден был лично набросать проект секретного письма ЦК РКП(б) от 9 сентября 1921 г. следующего содержания:

« Н е т с о м н е н и я, ч[то] д е н е ж н ы е п о со б и я от К о м м ун и сти ч е ско го ] И[нтернационала] компартиям буржуазных стран, будучи, разумеется, вполне законны и н е о б х о д и м ы, в е д ут и н о гд а к б е зо б р а зи я м и отвратител ьны м злоупотребления м.

Ведя б е сп о щ а д н ую борьбу с этими з л о у п о т р е б л е н и я м и, ЦК РКП о б р а щ а е т с я с этим секретным письмом ко всем членам партии, работающим за границей, находящимся там или знакомым ближайшим образом (тем или иным путем) с этой работой.

Ц К з а я в л я е т, ч [т о ] п р и з н а е т в е л и ч а й ш и м п р е с т у п л е н и е м, за к о то р о е б у д у т б е з о го в о р о ч н о и с к л ю ч а т ь из п а р т и и (не го в о р я об у г о л о в н о м п р есл ед ован и и и об о ш ел ьм ов ан и и в прессе, при малейшей к тому возможности) — не только всякое злоупотребление полученными от Коммунистического] И[нтернационала] деньгами (в смысле поддержки направления, желающего отличиться « л е в и зн о й » или « р е в о л ю ц и о н н о с т ь ю » ;

в см ы сл е обеспечения себе или другим лучших, чем средние для партработников, условия жизни и т. п.), — но и малейшее сокрытие от ЦК подробностей насчет расходования этих денег, понимая под сокрытием 119 ВКП(б), Коминтерн и Япония. 1917-1941.М.2001 С.253.

в с я к о е, п р я м о е и л и к о с в е н н о е, у к л о н е н и е от аккуратнейшей и безусловно правдивой информации ЦК насчет каждой копейки расходуемых за границей и получаемых от Коммунистического] И[нтернацио-нала] денег.

Всех виновных в подобного рода сокрытии правды, как ум ы ш ленном, так и по небреж ности, ЦК будет т р е т и р о в а т ь как воро в и и з м е н н и к о в, ибо вред, п р и н о с и м ы й н е р я ш л и в ы м (н е г о в о р я у ж е о недобросовестном) расходованием денег за границей, во много раз превышает вред, причиняемый изменниками и ворами.

Всякий, берущий деньги от Комм унистического] И[нтернационала], предупреждается, что он обязан с абсолютной пунктуальностью выполнить все инструкции и условия, необходимые для безусловно полной, быстрой и правдивой информации ЦК РКП насчет каждой копейки расходуемых денег.

ЦК поручает членам РКП, работающим в ИККИ, немедленно вы работать детальнейш ую инструкцию насчет правил расходования денег, полученных от ИККИ, и отчетности в этом расходовании.

Основными положениями этой инструкции должны быть:

(1) расходование денег без ведома и согласия ЦК местной, аф ф илиированной к К о м м ун и сти ч е ско м у] И [н т е р н а ц и о н а л у ], к о м м у н и с т и ч е с к о й ] п а р т и и, объявляется воровством;

(2) всякий, берущий деньги, хотя бы только для п е р е в о зк и, об яза н д а в а ть р а сп и ск у в ИККИ (или присылать ее), удостоверяющую получение и подчинение правилам расходования;

(3) всякий, получающий деньги, обязан осведомлять о каждой копейке расхода не менее как 2-х товарищей на месте расхода, из коих по кр[айней мере] 1 д[олжен] б[ыть] совершенно легален, т. е. не участвовать ни в малейшем нелегальном акте;

(4) не р е ж е, как раз в три м е с я ц а, в ся к и й получающий деньги должен личной явкой в Москву (или явкой од н ого из у п о м я н у ты х в п а р а гр а ф е 3 лиц) о тч и ты ва ться в М оскве п о д р о б н е й ш и м образом и письменно в каждой копейке».

Как утверждал В.Пятницкий, его отец, который стал п редседател ем Б ю дж етной ком иссии ИККИ, одновременно являясь секретарем делегации ЦК ВКП(б) в К о м и н т е р н е, р у к о в о д и т е л е м е го О р г б ю р о и руководителем личного секретариата при Исполкоме Коминтерна, быстро навел порядок в финансовой сфере.

Однако по воспоминаниям жены одного из лидеров компартии Германии 20-30-х годов и деятеля Коминтерна Маргаретте Бубер-Нейман можно сделать вывод, что это не всегда было так. Она приводит пример, когда ее муж Н е й м а н по п о р у ч е н и ю И. С т а л и н а д о л ж е н бы л встретиться с представителем Коминтерна в Китае (с июля по ноябрь 1927 г.) В. В.Л ом инадзе[121]и с ним п о е ха ть в К ан тон и в о згл а в и т ь там р у к о в о д с т в о 120 Цит по: Владимир Пятницкий. Ук. соч. С. 247-248.

121 В.В.Ломинадзе (псевдоним. Вернер) (1897-1935) — в 1925-30 гг. кандидат в члены ЦК партии. В 1925-1926 гг. — секретарь ИК Коммунистического Интернационала Молодежи. С апреля 1926 г. по декабрь 1926 г. — член Президиума ИККИ. С июля по ноябрь 1927 г. — представитель Коминтерна в Китае. С 1928 г. — на партийной работе. Покончил жизнь самоубийством.

восстанием, одновременно они должны были привезти восставшим деньги. Итак, Ломинадзе и его друг Нейман встретились в китайском порту, предположительно в Шанхае. «На борту океанского лайнера они продолжили путешествие в Гонконг и здесь вскоре угодили в ловушку излиш ней конспирации, — вспоминала она. — Они, конечно, путешествовали под фальшивыми именами и вели себя, по возможности, так, чтобы не бросаться в глаза. Их больш е всего заним ала мысль о ценном содержимом чемодана. Кто-то один из двух постоянно дежурил в каюте. Но когда прибыли в следующий порт, корабль сделал остановку на несколько часов, и все пассажиры отправились на берег, чтобы осмотреть город, оба попали в затрудн ител ьное полож ение. Что им д е л а т ь ? О с т а т ь с я на б о р т у и н а в л е ч ь на се б я подозрение? Или оставить ценный багаж без присмотра?

Они были молоды и легком ы сленны. Ну что может сл учиться с чем од аном за такое кор откое врем я?

Наконец, они удостоверились, что за ними не было слежки и сош ли на берег. Когда они вернулись на пристань, их ожидала неприятная новость. Пассажирам сообщили, что взять их на борт невозможно, так как скоро разразится тайфун. Корабль отправился дальше, так как он должен следовать по расписанию, их же лишь завтра другим пароходом доставят в Гонконг. Само собой разумеется, что ответственность за их багаж берет на себя пароходство.

Что им делать? Оба эмиссара Коминтерна были в ужасе. Они ни в коем случае не могли передать свой чемодан «под ответственность пароходства». В отчаянии ходили они от одного владельца джонки к другому.

Каждый качал головой. Я же не самоубийца! Когда уже была потеряна всякая надежда, Нейман и Ломинадзе нашли оборванного владельца старенькой лодки, которая едва ли вообще могла плавать по морю. Он согласился за большую сумму доставить их на борт, и действительно, доставил их на своей ж алкой ш лю пке на пароход, который уже собирался отплывать. Чемодан остался нетронутым, но случилось именно то, что они так не хотели. Они обратили на себя внимание. Впрочем, это не помеш ало им беспрепятственно достичь Гонконга и о т п р а в и т ь с я п о е з д о м д а л ь ш е в К а н т о н ». [122]В гостиничном номере одного из отелей Кантона они в с т р е т и л и с ь с « о т в е т с т в е н н ы м и т о в а р и щ а м и из Кантонской секции КПК», которым они должны были передать деньги. Китайцы дважды пересчитали доллары, взволнованно пошептались, зачем-то вышли в соседнюю ком нату для беседы, затем посланцам Коминтерна сообщили, что в ожидаемой и уведомленной сумме не хватает 3 тыс. долларов. Последние были потрясены.

Значит, в их отсутствие кто-то вскрывал чемодан. Они еще раз попросили китайцев пересчитать деньги. Сумма оставалась прежней. Тогда они потребовали, чтобы позвонили в Шанхай и узнали, сколько денег было в ч е м о д а н е. О т в е т из Ш а н х а я б ы л б о л е е ч е м неожиданным. Была названа сумма на 2 тыс. долларов меньше той, которую доставили Ломинадзе и Нейман.

«Этот эпизод доказывал, — констатирует Нэйман, — какая хаотическая неразбериха в ф инансовых делах господствовала тогда в аппарате Коминтерна».

122 Маргарете Бубер-Нейман. Мировая революция и сталинский режим. Записки очевидца о деятельности Коминтерна в 1920 -1930-х годах. М., 1995. С. 68-69.

123 Там же. С. 69.

Решение финансовых вопросов поглощало порой значительную часть времени сотрудников Коминтерна.

Так, на заседании Туркбюро Коминтерна 18 июня 1921 г.

под председательством Я. Э. Рудзутака из 9 пунктов повестки дня три были посвящены решению финансовых проблем, в одном из них говорилось, что «выделена крупная сумма в китайской валю те и значительное количество опиума (!) для отправки агентов в Южный Китай».

Между руководством ОМСа и Наркоминделом первое время часто возникали противоречия и споры по ряду организационных и финансовых вопросов.

В опрос о в за и м о о тн о ш е н и я х м еж ду органам и Народного комиссариата иностарнных дел и Коминтерна был даже заслушан на политбюро ЦК РКП(б) весной 1921 г. и были приняты специальные Тезисы. В них говорилось, что использование аппарата Наркоминдела в «целях осущ ествления партийных задач Коминтерна д о л ж н о п р о в о д и ть ся с со б л ю д е н и е м всех правил строжайшей конспирации и интересов сохранения в цел ости а п п а р а та Н а р к о м и н д е л а. Все п о р уч е н и я дипкурьерам от Коминтерна передавать только через тт.

П я т н и ц к о го и В и л ь к о в с к о г о (с о т р у д н и к а Н К И Д, отвечающего за доставку дипломатической почты за г р а н и ц у ), в о з л о ж и в на н и х п е р с о н а л ь н у ю ответственность за сохранение конспирации. «Поручения дипкурьерам от Коминтерна за границей, — говорилось в Тезисах, — даются представителем Коминтерна с ведома и согласи я п о л н о м о ч н о го п р е д стави тел я РСФСР...

Курьерские отправления представителей Коминтерна 124 Там же. С. 68.

передаются непременно через аппарат миссии».[1 Агентам Коминтерна в особо важных случаях разрешалось посылать шифрованные телеграммы через п о л н о м о ч н ы е п р е д ста в и те л ь ств а РС Ф С Р, «но при условии, что текст этих телеграмм сообщается открыто п о л н о м о ч н о м у п р е д стави тел ю для за ш и ф р о в а н и я шифром Наркоминдела».[126] В Т е з и с а х т а к ж е о г о в а р и в а л о с ь, ч то « п р и использовании служ бы д и п л о м а ти ч е ск и х курьеров н е о б х о д и м о и м е т ь в в и д у у с т а н в о е л н н ы й по согласованию с отдельными сторонами предельный вес н е п р и к о с н о в е н н о й д и п л о м а т и ч е с к о й почты и пользоваться ею поэтому исключительно для пересылки письм енны х сообщ ений и пакетов малого веса». В прим ечани и сп е ц и а л ьн о п о д ч е р ки в а л о сь, что при п о с ы л к е т а к о й п о ч ты « н е о б х о д и м о с о б л ю д а т ь строжайшую экономию в весе — писать на папиросной бумаге, из тонкой бумаги иметь конверты, избегать многих сургучных печатей».[127]Такое примечание не б ы л о с л у ч а й н ы м. Т а к, по с о г л а ш е н и ю м е ж д у правительствами РСФСР и Германии от 18 февраля 1921 г. о взаим ны х правах представительств обоих государств вес секретного багажа диплом атических курьеров ограничивался 15 кг. Однако и этот объем советской дипломатической почты, и предусмотенная со гл а ш е н и е м « св о б о д а п е р е д в и ж е н и я ку р ье р о в »

вызывали «особенно больш ие сом нения» министра внутренних дел Германии и его протест статс-секретарю 125 Коминтерн и идея мировой революции. М. 1998. С. 264-265.

126 Там же. С.265.

127 Там же. С.264.

германского МИДа (от 25.03.1921 г.). Министр утверждал (и, видимо, он был недалек от истины), что в мешках дипломатической почты РСФСР «будет лежать не что иное, как материал для агитации за мировую революцию, так как у России не н айдется ничего л уч ш е го на экспорт».[128] Вставал вопрос о плате за проезд сотрудников и гостей Коминтерна. Коллегия Наркомата иностранных дел 29 сентября 1921 г. постановила, что с «иностранных п у т е ш е с т в е н н и к о в К о м и н т е р н а п л ата за п р о е зд взимается наравне с другими».[129]Последовал протест Пятницкого, который он направил в Президиум ВЦИК (копию в НКИД). «Иностранцы-коммунисты едут не за свой сч е т и д а ж е не за сч е т п а р т и и, а за сч е т Коминтерна, — говорилось в нем. — За визы и за проезд н у ж н о п л а т и т ь в и н о с т р а н н о й в а л ю т е, к о то р а я приобретается нами с большим трудом через Наркомфин и Наркомвнешторг». А поскольку, по словам Пятницкого, ежемесячно в Москву приезжали по 30-40 человек, то «иностранную валю ту придется, конечно, брать из золотого фонда, который был ассигнован Коминтерну.

Если мы за него будем платить советскому учреждению в и н о стр а н н о й ва л ю те, нам п р и д ется на эту сум м у у в е л и ч и т ь б ю д ж е т. Н е л ь з я ли п р о с т о с д е л а т ь б ухгалтерский п ерерасчет м еж ду учреж д ен и ям и ?»

(Напомним, что, к примеру, бю дж ет Коминтерна на 128 Советско-германские отношения. От переговоров в Брест-Литовске до подписания Рапалльского договора. М. 1971. Т.П. С.298;

305..

129 РЦХИДНИ. Ф.495. Оп. 2.3.Д.361.Л.26.Цит. по: Г.М. Адибеков, Э.Н. Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.33.

апрель 1922 г. определялся в 3,15 млн. рублей золотом, из которых 400 тыс. выделялось в резервный фонд.) 13 октября 1921 г. коллегия НКИД оперативно откликнулась на обращ ение Пятницкого следующим постановлением: «Слушали: О невзимании платы за проезд в в а го н а х Н КИД с д е л е га то в К ом и н те р н а.

П о с т а н о в и л и : О т к а з а т ь, п р и н и м а я во в н и м а н и е соображения конспирации и что оплата взимается не за вагон Н КИ Д, а за проезд вообщ е». На за сед ан и и Президиума ВЦИК под председательством А.Енукидзе, состоявшемся 24 октября, было принято аналогичное решение: «Ходатайство отклонить».[1 Однако проблема финансирования не была снята с повестки дня. Боролись за деньги обе о р га н и за ц и и. 20 апреля 1922 г. на политбюро был поставлен вопрос: «О взаимоотношениях НКИД и ИККИ в деле ф и н ан си р ов ан и я работы на Востоке» по докладам Г. Сафарова и Л. Карахана. Было принято следующее решение: «а) установить, что, как правило, ни один расход особого назначения на Востоке впредь не может производиться НКИДелом иначе как по со гл а со в а н и ю с ИККИ и с са н ц и и п о л и тб ю р о : б) поставить на вид НКИДелу произведенные им расходы без согласования с ИККИ и политбюро: в) поручить ком и ссии, н азн ач е н н ой п о л и тб ю р о 20 апреля с.г.

(Молотов, Сокольников и Пятницкий — протокол № 3, пункт 8), при рассмотрении сметы Коминтерна выделить о п р е д е л е н н у ю сум м у в п р е д е л а х этой см еты для усиления расхода на агитацию среди японских солдат».

Этой комиссией из общей суммы резервного фонда 130 РЦХИДНИ. Ф.17. Оп. З.Дело 281.Л.2: Д.298.Л.2. Цит. по: Г.М.Адибеков, Э.Н.

Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.ЗЗ.

К о м и н те р н а в 400 ты с. з о л о т ы х р убл ей 100 ты с.

выделялось для компартий Дальнего Востока.

Д ругой при м ер. Н КИ Д о тка зы в а л ся вкл ю ч ать сотрудников ОМ Са в свои делегации и миссии. октября 1921 г. заведующий ОМС ИККИ И. А. Пятницкий, в связи с этим писал Г. Зиновьеву: «По поручению Молотова я был вызван в ЦК РКП. Там мне показали письмо Чичерина, где он возражает против включения наш его п р е д ста в и те л я в м и сси ю, которая е д е т в Н орвегию, ссы лаясь на п о стан о вл ен и е ЦК РКП об отделении работы Коминтерна и Н арком индела. Я заявил, что ЦК нам предоставил право включать одного представителя в каждую миссию, и от этого права мы не можем отказаться. Можно спорить, годен ли тот или иной представитель, нужно ли послать в тот или иной пункт.

Но ставить вопрос принципиально, чтобы работа КИ [Коминтерна] и НКИД шла так раздельно, чтобы мы не могли иметь своего представителя, посылать телеграммы и вообще пользоваться аппаратом, невозможно».

28 февраля 1921 г. Секретариат ИККИ разослал всем заведующим отделами ИККИ циркулярное письмо с требованием «принять к сведению и руководству, что в целях упорядочения дела и сохранения конспирации всякие сношения с заграницей, как-то: отправка писем, выписка литературы, пересылка печатного материала и т. д. обязательно, без всяких исклю чений, должны 131Там же. Д. 290. Л.З. Цит. по: Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук.

соч. С.34.

132 РЦХИДНИ. Ф.495. Оп. 2.3.Д.361.Л. 29. Цит. по: Г.М.Адибеков, Э.Н.

Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С. 32-33.

передаваться для исполнения Отделу международной связи и производиться только через его посредство».

В начале 20-х годов ОМС состоял из 4 секторов:

с е к т о р а ш и ф р о в к и, с е к т о р а п е р е д а ч и (с в я з и ), счетно-ф инансового сектора (бухгалтерский учет и финансы), сектора учета техники (под этим названием ф у н к ц и о н и р о в а л центр и зго то в л ен и я ф а л ь ш и в ы х д о кум е н то в ). В 1923 г. создается так назы ваем ы й технический сектор. Затем наравне с сектором шифровки был образован сектор учета различных данных и адресов на ф ункционеров нац ион альн ы х ком партий и лиц, ко то р ы е и н те р е со в а л и И К К И. При се к то р е учета организуются фотолаборатория и фотоархив.

Финансирование ОМСа осуществлялось вне сметы Коминтерна. Так, в одном из писем сотрудников ОМСа руководству Коминтерна указывается: «Мы имеем еще второй текущий счет в Госбанке под названием «8-я база физкультурников из Спортинтерна» и проводим по нему операции, когда указать «Коминтерн» нежелательно».


Зачастую для нужд ОМСа использовались и валютные поступления в фонд МОПРа.[134] О М С имел свои н е л е га л ь н ы е о б ъ е к ты, расположенные вне Москвы. Все их территории были огорожены высокими заборами с колючей проволокой, тщательно охранялись военизированными нарядами и собаками.

133 РЦХИДНИ. Ф.495. Оп. 2.3.Д.355. Цит. по: Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К.

Шириня. Ук. соч. С.26.

134 Цит. по: Владимир Пятницкий. Ук. соч. С.203.

Так, на базе в П о д л и п ках (за ко д и р о в а н н а я в документах Коминтерна под названием «База № 1») находилось пр оизводство специальной бумаги для докум ентов, изготовлялись ф альш ивы е паспорта и удостоверения, специальные чернила для их заполнения и другие подручные материалы.

В Ростокине («База № 2») действовал мощный рад иоц ентр, о б о р уд о в ан н ы й по п о сл ед н ем у слову техники и позволяющий осуществлять надежную связь с резидентурой ОМСа в больш инстве стран Запада и В о сто ка. Его р у к о в о д и т е л е м был Д. Г. Л и п м а н о в (Глезер). Э5]3десь следует сказать, что в первое время деятели Коминтерна да и советских разведывательных органов, как представляется, явно преувеличивали свои конспиративные возможности и недооценивали западные р а з в е д к и.[136]Т а к, б р и т а н с к о е р а з в е д ы в а т е л ь н о е сообщ ество (преж де всего школа ш иф ровальщ иков правительственной связи), благодаря наличию в его штабе Эрнеста Феттерлейна (Фетти), бывшего ведущего криптоаналитика «черного кабинета» царской России, который вместе с женой убежал в Англию, спрятавшись на борту шведского парохода и благополучно переждав о б ы с к, см о гл а « р а с к о л о т ь » все ш и ф р ы и ко д ы, 135 Там же. С.206.

136 «В течение первого десятилетия пребывания большевиков у власти советские разведывательные органы страдали от двух наиболее серьезных недостатков, — писал ведущий западный теоретик разведывательных проблем Кристофер Эндрю. — Во-первых, большевики, боясь использовать унаследованные от царского режима сравнительно сложные коды и шифры, ввели менее надежную систему передачи секретной информации, на первом этапе основанную на простой перестановке букв. Во-вторых, сильнейшая в мире царская служба дешифровки была расформирована, а некоторые ее ведущие сотрудники, к несчастью для большевиков, бежали за границу» (О. Гордиевский, К.Эндрю. КГБ — разведывательные операции от Ленина до Горбачева. С.81).

применявшиеся Москвой для связи с дипломатическими представителями в Англии и на Востоке, прежде всего в Аф ганистане.^373Главнокомандую щ ий Южной группы Красной Армии, разгромившей в Крыму белого барона Врангеля М. Фрунзе был одним из первых, кто оценил масштабы рассекречивания советской системы шифровки и кодирования. 19 декабря 1920 г. он с возмущением писал в М оскву сл ед ую щ ее: «Из доклада, представленного мне сегодня бывшим начальником врангелевской радиостанции в Севастополе Ямченко, следует, что абсолютно все наши шифры, вследствие их примитивности, разгадываются врагами... Отсюда вывод:

все наши враги, особенно Англия, все это время были в кур се н аш е й в н у т р е н н е й в о е н н о -о п е р а т и в н о й и дипломатической работы».[138] Когда в Москве узнали, что их шифры и коды, применявшиеся как на Западе, так на Востоке, раскрыты, были н ем ед л ен н о приняты меры по разработке и введению новых шифров и кодов. К примеру, советская торговая делегация в Лондоне в конце 1920 г. получила указание вплоть «до разработки новой системы шифра»

пересылать свою корреспонденцию только курьерской почтой. Уже в начале 1921 г. были введены новые советские шифры, которые, по признанию британских криптоаналитиков, в течение нескольких лет за рубежом не могли раскрыть.

В 1925 г. первый заместитель Пятницкого в ОМС А б р а м о в созд ал се к р е тн у ю ш к о л у по п о д го то в к е 137 C.Andrew. The British Secret Service and Anglo-Soviet Relation in 1920. -The Historical Journal. Vol. 20. 1977. N 3. P. 683-691.

138 О.Гордиевский, К.Эндрю. Ук. соч. С. 83.

иностранных радистов Коминтерна для поддержания шифрованного радиообмена с ОМС в Мытищах.[139] На «Базе № 3» в окрестностях поселка Пушкино располагалась школа связи Коминтерна, созданная в 1933 г., которая в обиходе ИККИ называлась Восьмой спортивной международной базой. При школе имелся и ряд лабораторий специального назначения. В эту школу слушателями подбирались молодые, умные, холостые л ю д и, с п о с о б н ы е к и зу ч е н и ю я з ы к о в и те х н и к и.

Программа занятий была очень обш ирной и разнообразной: изучение языков, географии района будущей работы и истории. Особое внимание уделялось изучению тайнописи, приемов конспирации, шифровальному делу, кодам Морзе, средствам связи.

Изучались различные варианты изготовления оборудования средств связи в условиях подполья и подручных материалов.[140] Ещ е в 1920 г. при К о м и н те р н е бы ла создана Военная школа. Малое бюро 15 января 1921 г. приняло решение об улучшении материального положения школы и подготовке в ней курсантов, которые впоследствии могли бы стать военны ми организаторам и в своих партиях.[1‘ Однако решением Малого бюро ИККИ от августа 1922 г. Военная школа была закры та, а ее 139 Там же. С.98.

140 Там же.

л уч ш и е кур санты переданы во ен н ы м ве д о м ствам РСФСР.1 4 ОМС, руководимый О.Пятницким, в 1921-1922 гг.

создал или реорганизовал конспиративные пункты связи в ряде стран, включая Китай (Шанхай). Пункты связи в странах подчинялись непосредственно только ОМСу, их старались оградить от какого-либо контроля со стороны р уково д ства ко м п арти й со о тв е т ств у ю щ и х стран и некоторых советских ведомств.

Часто через пункты связи ОМСа передавались ш и ф р о г р а м м ы, д ен ьги и д о к у м е н т ы « со се д е й »

— Разведуправления РККА и ИНО ОГПУ. В свою очередь, и последние помогали в случае необходимости ОМСу в его работе.

Основных ключевых работников пунктов связи ОМС назначал главным образом из числа ф ункционеров других партий (не страны местонахождения данного пункта), часто из эмигрантской коммунистической среды.

Однако наличие эмигрантов обостряло психологическую н а п р я ж е н н о сть и резко п о вы ш ал о степ ен ь риска, возможность провалов из-за усилившихся полицейских преследований. Челночные рейсы его курьеров также могли вызвать сильные подозрения у местных властей.

П о с л е р я д а п р о в а л о в это п р и в е л о в 19 23 г. к необходимости использования ОМСом фельдъегерской службы Государственного политического управления (ГПУ).

Конспиративны й характер деятельности ОМСа, проводимые им нелегальные заграничные операции, требовали искать для них какое-то прикрытие. Большая 142 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.56.

часть печатной продукции, различных грузов и товаров, п р е д н а зн а ч е н н ы х для К о м и н те р н а, шла на ад р ес Наркомата внешней торговли в Москве. Телеграммы и радиограммы Коминтерна за границу передавались компартиями только через Наркомат иностранных дел (была учреждена должность «представителя ИККИ при НКИД по отправке радиограмм»). Для перевозки людей и грузов ОМС использовал выделенные в его распоряжение по реш ению П ол и тбю ро ЦК В КП (б) и С овнар ком а специальные железнодорожные вагоны и торговые суда.

По данным Р. Фалиго и Р. Коффера, «реальное число подпольных агентов международных связей» ОМСа к концу 20-х годов приближалось к двумстам.[143] С начала 20-х годов работники ОМСа, как правило, являлись сотрудниками посольств СССР, торгпредств, представительств ТАСС и других легальных советских организаций за границей.

В докладной записке одного из руководителей службы связи ИККИ Б. Орлова от 4 марта 1939 г. по так называемому «делу Рюэггов» (известно также как «дело Ноуленсов») (Яков Рудник[144]и его жена, руководители 143 Фалиго Р., Коффер Р. Ук. соч. С.304.

144Яков Матвеевич Рудник (псевдоним Анри, Генри, Марин, Нуленс, Руэг) (1894-1963). Польский еврей. Родился под Киевом в бедной семье. Окончил коммерческое училище. Учился в Петербургском политехническом институте, откуда мобилизован в армию. Окончил военное училище, прапорщик. Участник Февральской революции. Большевик с марта 1917 г. Во время Октябрьской революции комиссар ВРК в Финляндском полку. Участник штурма Зимнего, подавления восстания юнкеров, мятежа Керенского — Краснова. Организатор Красной гвардии в Финляндии. В начале 1918 г. — член коллегии ВЧК в Петрограде. Затем в политотделе Высшей военной инспекции. Летом 1918 г.

руководил нелегальной доставкой оружия в Киев. В конце 1918- начале 1919 г.

учился в Академии Генерального штаба, затем на нелегальной работе на Украине, в Крыму. В марте 1919 г., спасаясь от ареста в Одессе, выехал на пароходе с демобилизованными французскими солдатами во Францию. Активно участвовал в пункта связи ОМСа, арестованные в Шанхае в 1931 г.) ук а з ы в а л о сь : «Д о 1927 г. в стр а н ы, где и м е л и сь дипломатические представительства, работники ОМСа п о с ы л а л и с ь л е г а л ь н о с д и п л о м а т и ч е с к и м и или с л у ж е б н ы м и п а с п о р т а м и, то е сть для в л а сте й и остальны х сотрудников учреж дения они числились обыкновенными сотрудниками, на деле же вели работы исключительно для ОМСа. Вся связь с Москвой — деньги, те л е гр а м м ы, посы л ка почты и п е ч атн о го дела — производилась через аппараты НКИД, и часть своей работы сотрудники ОМСа выполняли в стенах посольства. После обыска помещений Аркоса в Англии, советского] посольства в Пекине в 1927 г. решено было реорганизовать работу ОМСа во всех странах на новых, более конспиративных началах. Работникам ОМСа было запрещено встречаться с иностранными коммунистами в советски х учр еж д ени ях, держ ать там нелегальны е архивы или заготовлять фальшивые паспорта. Диппочтой можно было пользоваться только для получения денег и посылки шифрованных денежных отчетов, а также по вопросам въездных виз в СССР для иностранцев по линии Коммунистического] И[нтернационала]».


Так, 15 марта 1928 г. на Политбюро ЦК ВКП(б) специально слуш ался вопрос О.Пятницкого. И было коммунистическом и забастовочном движении во Франции, подвергался преследованиям. В сентябре 1920 г. вернулся в Россию, политработник на Южном фронте. Затем в аппарате Коминтерна. В феврале 1921 г. направлен резидентом советской разведки во Францию. В 1922 г. арестован и осужден на два года тюремного заключения. В 1925-1931 гг. сотрудник ОМС ИККИ. В 1925-1927 г. в Австриии, в 1928-1931 гг. в Китае, где был арестован под фамилией Руегг.

Находился в заключении до 1937 г. В 1939 г. вернулся в СССР. С 1940 г. на преподавательской работе в СССР. В 1941-1943 гг. в армии, затем в Красном Кресте и в Институте международных отношений.

145 РЦХИДНИ. Ф.495. Оп. 73.Д.77.Л.28. Цит. по В.Пятницкий. Ук. соч. С. 208-209.

принято следующее решение, подписанное И. Сталиным:

«Для упорядочения связи между ком. — и проф. — организациями Китая и Коминтерном и Профинтерном необходимо:

1) Организовать отделение ОМС ИККИ в Харбине вне совучреж дений. Органы ГПУ должны оказывать всяческое содействие при переходе территории СССР через границы направляющихся не через официальные гранпункты и без установленных виз.

2) В ы д е л и т ь из р а б о т н и к о в Х [ а р б и н с к о г о ] консульства верного товарища, который направлял бы кодированны е телеграм м ы в М оскву и получал бы таковые. Этот товарищ долж ен будет быть ко н сп и р а ти в н о св яза н н ы м с одним из то в а р и щ е й Харбинского отделения ОМС.

3) В консульстве ничего не должно храниться. Этот работник никого не должен у себя принимать и т. д. (в о б щ е м, те ж е у с л о в и я, к о т о р ы е п р и м е н я ю т с я к товарищам, работающим в некоторых полпредствах на аналогичной работе, должны быть выполнены и этим товарищем)».[146] С октября 1921 г. было создано Организационное бюро ИККИ, которое должно было заниматься вопросами организационной структуры отдельных компартий — секций Коминтерна, а также осуществлять «надзор за подпольной работой в отдельны х секциях», так как « контрреволю ция из месяца в месяц наглеет и не о гр а н и ч и в а е тся одной п о л и ти ч еско й о б л а сть ю, а прибегает в борьбе с коммунистами к террору, убийству и к а то р ге ».[147]В начале 1923 г. в О ргбю р о вош ел Г. Войтинский.[148] После III конгресса Коминтерна продолж алось формирование Восточного отдела ИККИ. В конце 1921 — начале 1922 г. в Коминтерне существовали два отдела, отвечавшие за осуществление его восточной политики:

Отдел Ближнего и Среднего Востока и Дальневосточный секретариат ИККИ;

последний нередко именовался Отделом Дальнего Востока. Д а л ь н е в о с т о ч н ы й секретариат ИККИ в Иркутске уже имел сравнительно постоянные подразделения: президиум, четыре секции:

монголо-тибетскую, китайскую, корейскую и японскую, с общим штатом более 100 человек. Летом—осенью 1922 г.

в ходе реорганизации было создано три отдела: 1) Отдел Ближнего Востока;

2) Отдел Среднего Востока и 3) Отдел Дальнего Востока. Создание этой структуры в ИККИ, подбор кадров, знающих специфику различных стран Востока, происходили наряду с одновременными мерами по о б у с т р о й с т в у о п о р н ы х п у н к т о в на м е с т а х и укреплению связей с ними.

По решению IV конгресса Коминтерна Исполком должен был обратить особое внимание на организацию 147 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.69.

148 Г.Войтинский (3архин,1893-1953). Сын мелкого служащего, приказчика лесного двора, родился в г. Невеле Витебской губернии. Окончив в 1907 г.

четырехклассное городское училище, три года работал наборщиком типографии в Витебске, в дальнейшем еще три года счетоводом в Стругах-Белых. В 1913 г.

эмигрировал в Америку, жил в США и Канаде, был студентом, рабочим. В 1918 г.

вернулся в Россию, вступил в РКП(б) и начал работать в Красноярском совете рабочих депутатов, участвовал в гражданской войне на Дальнем Востоке. В 1919 г. во Владивостоке был приговорен белогвардейцами к пожизненной ссылке на о-в Сахалин, где в 1920 г. принимал участие в установлении советской власти.

В 1920 г. его принимают в аппарат Коминтерна и сразу же посылают на Дальний Восток по поручению ИККИ.

Восточного отдела. В докладной записке сотрудников ИККИ М. Гольмана и К. Трояновского от 12 декабря 1 9 2 2 г. о р е о р г а н и з а ц и и В о с т о ч н о г о с е к т о р а критиковалась его деятельность за то, что у него не было определенного плана, рационального распределения труда, царила «полная бессистемность». Поэтому IV Конгресс «счел необходимым заменить Восточный сектор В о с т о ч н ы м п о л и т и ч е с к и м с е к р е т а р и а т о м », или Восточным отделом. Впервые для работы на Востоке была создана единая всеохватываю щ ая структура с соответствующим разграничением функций.

4 м ая 1 9 2 3 г. П р е з и д и у м И К К И н а з н а ч и л за ве ду ющ им отделом К.Радека, а заместителем з а в е д у ю щ е г о Г. В о й т и н с к о г о, с 8 м а р т а 1 9 2 4 г.

руководителем стал Ф. Петров (Ф. Ф. Раскольников (Ильин), 1892 -1 9 39, а заместителем остался Г. Войтинский. Одной из трех секций была секция Д альнего Востока, куда входили такие страны, как Япония, Китай, Корея и Монголия.

В январе 1923 г. по предложению Оргбюро ИККИ принимается решение о создании Дальневосточного секретариата ИККИ. Его руководителями были назначены Войтинский, Катаяма, Маринг.

Восточный отдел имел тесные контакты с ГПУ. Так, советские органы Дальнего Востока регулярно сообщали в ИККИ или прямо в Восточный отдел имеющиеся у них сведения о слежке полицейских властей Японии, Китая, К о р е и за к о м м у н и с т а м и, об а р е с т а х, п р о в а л а х нелегальных типографий и связных пунктов, а в свою о ч е р е д ь эти о р г а н ы сами н е р е д к о з а п р а ш и в а л и подобного рода информацию.

Обмен информацией шел и по линии ОМС и органов разведки. К примеру, 13 мая 1922 г. М. А. Трилиссер писал О. П ятницком у: « Н екото ры е из м атериалов, п о л уч аем ы е от н аш их р е зи д е н то в из-за границы, м огущ ие и нтересовать К ом интерн, мы направляем Вам».[149] А вот в качестве примера еще одна секретная информация О. Пятницкому:

«21.12.1925 г. Совершенно секретно. Лично ИККИ — тов. Пятницкому.

Уважаемый товарищ. 1) По проверенным данным, т.

Д е м ь я н е н ко, пом. ком иссара ш там ор си л на Д. В., работающий по связи КИ, вследствие неумения ставить конспиративную работу расшифрован как Ваш сотрудник перед японцами и администрацией пароходов. Доводя об этом до Вашего сведения, добавляем, у нас имеются сведения, что в результате халатности т. Демьяненко была провалена целая группа това р и щ ей, направлявш ихся в Кантон». И подпись:

Начразведупра5е/яж[150] О М С продолж ал руководить своими пунктам и, созданными в основном в портовых городах СССР и зарубежных стран и занимающихся переправкой людей и грузов нелегальным путем в СССР и обратно, внедрением «нелегалов» в другие страны под «крышей» торговцев, представителей фирм и т. д.

149 Там же. С.88.

150 Владимир Пятницкий. Ук. соч. С.219.

З ако н сп и р и р о ван н о сть деятельн ости ОМ С, его тайные операции в зарубежных странах способствовали укреплению связей отдела ИККИ с ГРУ— ОГПУ.

Так, в апреле 1923 г. заведующий ОМС Петр Вомпе (возглавлял отдел с 19 декабря 1922 г. по август 1925 г.[1 ) и начальник фельдъегерского корпуса ГПУ П.

М и тр о ф а н о в п о д п и сал и со гл а ш е н и е «на п р ед м е т использования ф ельдъегерской связи ГПУ для нужд Отдела м еж дун ародн ой связи». В соглашении указывалось, что ОМС должен давать своим органам « р а с п о р я ж е н и я о в ы д а ч е м е с т н ы м о т д е л а м ГПУ соо тветствую щ и х полном очий на право получения корреспонденции ОМСа». ОМС должен был «сообщать в фельдкорпус ГПУ дислосведения о расположении своих местных органов и всякие последую щ ие изменения расположения таковым для включения в расписание м ар ш р утов».[152]Таким образом, ГПУ имело полную картину дислокации всех пунктов ОМСа.

ГПУ через ОМС предупреждало гостей Коминтерна об опасностях, ожидающих на их родине (обыски или ар е сты на г р а н и ц е, г о т о в я щ и е с я п р е с л е д о в а н и я полиции). Иностранный отдел ГПУ запрашивал у ОМСа сведения о деятелях зарубежных партий, приезжавших в С о ве тскую Россию на уч е б у или работу, а т а к же 151 П.Хубер неверно датирует его заведование с 1921 г. (См. Peter Huber. The Cadre Department, the OMS and the «Dimitrov» and «Manuil'sky» Secretariats during the Phase of the Terror.- Centre and Periphery. The History of the Comintern in the Light of New Documents (edited by M.Narinsky and Surgen Rojaher). International Institute of Social History. Amsterdam. 1996. P.149).

обеспечивал ОМС интересующими его разведданными.[153] VI конгресс, исходя из того, что некоторые секции Коминтерна находятся на нелегальном положении, а также считаясь с вероятностью периода нелегальной р а б о т ы для н е к о т о р ы х д р у г и х п а р т и й, п о р у ч и л П резидиуму ИККИ «заняться подготовкой с о о т в е т с т в у ю щ и х партий к этой н е л е г а л ь н о й работе». 54]С этой целью Оргбюро ИККИ 19 декабря 1922 г. создало нелегальную ком иссию в составе:

М. Трилиссер, И. Пятницкий, Г. Эберлейн, Э. Прухняк.

Заведующему ОМС П. Вомпе было предоставлено право участвовать с совещательным голосом в ее заседаниях.

Комиссия стала называться Постоянная нелегальная комиссия ИККИ. 3 февраля 1923 г. вместо выбывших Г. Эберлейна и Э. Прухняка в состав ее были введены Е. Ярославский и В. М ицкевич-Капсукас. 28 февраля 1923 г. по решению Оргбюро в ее состав были введены также заместитель председателя ВЧК И. С. Унш лихт ( 1 8 7 9 - 1 9 3 8 ) ( Я в о р с к и й ), К. Р а д е к и н а ч а л ь н и к Политуправления РВС В. А. Антонов-Овсеенко.[155] Эта комиссия проводила специфическую работу:

помимо выяснения наличия нелегальных партийных организаций, их форм и размеров, уровня связи внутри нелегальны х орган изац и й, методов осущ ествления работы в армии и т. д., комиссия занималась также подготовкой нелегальных явок и нелегальных 153 РЦХИДНИ.Ф.495.0П.23.Д. 365.Л.170.

154 Там же. Ф.490.ОП.1.Д.372.Л.291.

155 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.81.

ти п о гр а ф и й, вела н аб л ю д е н и е за ф а ш и стски м и и белогвардейскими организациями.

17 м арта 1926 г. ИККИ избрал новый состав Оргбюро, председателем которого 26 марта 1926 г. стал И. А. Пятницкий. В конце 1926 г. Оргбюро ИККИ было ликвидировано.

17 марта 1926 г. ИККИ избрал Секретариат ИККИ из 11 человек и 3 кандидатов в Секретариат, председателем с тал О. К у у с и н е н. С и ю л я 1926 г. в з а с е д а н и я х Секретариата ИККИ участвовал Р. Зорге, а с августа ему было поручено докладывать Секретариату ИККИ о ходе контроля и проверки выполнения его решений.[15б] 24 марта 1926 г. в связи с решением о создании секционных секретариатов Президиум ИККИ постановил «ликвидировать Восточный отдел, как отдел, а всех с о т р у д н и к о в п е р е д а т ь в а п п а р а т И К К И ». В ме с т о Восточного отдела был создан Секретариат для Ближнего и Дальнего Востока (лендерсекретариат). Фактически этот подотдел лендерсекретариата находился на правах са м о сто я те л ьн о го секр етар и ата и в д о кум ен тац и и назывался Дальневосточный секретарит (ДВС).

Восточный отдел перестал существовать с 1 апреля 1926 г., после того как Г.Н. В ой тинский 31 марта отчитался о его работе за весь период существования, 156 Р.Зорге следующим образом оказался в Коминтерне. В 1924 г. в Германии проходил IX съезд Компартии Германии. Не него прибыла делегация Коминтерна, в которую входили О. Куусинен, С.Лозовский, Д.Мануильский и И.А. Пятницкий.

Охрану делегации поручили группе боевиков военного отдела партии, возглавляемой Р.Зорге. Там и состоялось знакомство Пятницкого с Зорге. В 1925 г. Зорге вызывают из Германии в распоряжение ИККИ и направляют на работу в ОМС. С ноября 1929 г. Зорге рекомендуют начальнику Разведупра РККА для работы в военной разведке. (РЦХИДНИ. Ф.495. Оп.18. Д.433. Л.52. Цит. по:

Г.М.Адибеков, Э.Н. Шахназарова, К.К.Шириня. Ук. соч. С. 104-105.) сдал документацию в архив и распустил референтов в другие отделы.[157] Дальневосточный секретариат, функционировавший с 9 апреля 1926 г. до начала 1927 г., включал такие страны: Китай, Монголия, Корея, Япония. Ответственным с е к р е т а р е м за с т р а н ы Д а л ь н е г о В о с т о к а б ы л Г. Войтинский. Под его началом работали американский коммунист М. Бедахт (псевдонимы — Маршалл, Джеймс) ( 1883 — ?), а н г л и й с к и й к о м м у н и с т Э. Ф е р г ю с о н, и н д и й с к и й к о м м у н и с т М. Н. Р о й [158 ( 1 8 9 2 - 1 9 5 4 ) (псевдоним ы Аллен и Роберт), представи тел ь Явы Р. Семаун (1899-1971) и немецкий коммунист Г. Реммеле (1 880-1939). Он имел свой опорный пункт в Китае — Бюро ИККИ в Китае.

Для усиления влияния Коминтерна в Китае было предложено создать специальное Дальневосточное бюро в Ш анхае. 25 марта 1926 г. П олитбю ро ЦК ВКП(б) приняло решение «не возражать против образования в Шанхае Дальневосточного бюро Коминтерна».[1 И уже по решению ДВС от 27 апреля 1926 г. было организовано Д а л ь н е в о с т о ч н о е бю ро ИККИ, в со став ко то р о го, утвержденный Политбюро ЦК ВКП(б) 29 апреля 1926 г., входили Г. Н. Войтинский (председатель) (псевдоним Сергей, Сергин), М. Г. Раф ес (М акс) (1 88 3 -1 93 9 ) — 157 И.Н.Сотникова. Реорганизация органов Коминтерна, занимавшихся проблемами Китая (1926 г.) — Китай и Россия в Восточной Азии и АТР в XXI веке.

М.,1995. Ч.П. С.116.

158 Манабенда Нат Рой (1892-1954) в 1927-1928 гг. — член ИККИ, в 1927 г. — представитель ИККИ в Китае. В 1928 г. исключен из Компарии Индии и ИККИ.

с е к р е т а р ь, Л. Н. Г е л л е р [16° ( п р о ф е с с о р ) ( о т Профинтерна), Т. Г. Мандалян (Черняк), Н. А. Фокин (М олодой)1 1 (от КИМа), выехавшие в Китай. На месте планировалось ввести в него представителей китайской, корейской и японской компартий. С китайской стороны в него вошли Генеральный секретарь ЦК партии Чэнь Дусю (псевдоним Старик) и Цюй Цюбо (Литератор). Работа Дальбюро ИККИ в Шанхае началась с июня 1926 г.[162]и велась в нелегальных условиях. Финансировалось работа Дальбю ро из Москвы. В письме от 10 мая 1926 г. в Бюджетную комиссию ИККИ Дальбюро просило выделить на содержание 6 членов бюро ежемесячно по 2400 руб. и 3400 руб. на со д е р ж а н и е о ста л ь н ы х со тр уд н и ко в, те л егр аф н ы е и кварти рные расходы и закупку литературы.[163] Руководство ВКП(б) и Коминтерна в о к т я б р е — н о я б р е 19 26 г. ф а к т и ч е с к и п р и з н а л о деятельность Дальбюро неудовлетворительной.

Практически с начала 1927 г. его деятельность в Китае была прекращена.[164] 160 Л.Н.Геллер (1875-?) в 1922-1930 гг. (с перерывами) — заведующий Восточным отделом Профинтерна. С 1930 г. — на педагогической работе в МЛШ. Незаконно репрессирован.

161 Н.А.Фокин (Молодой, Зимилев) (1899 — ?) — в 1926 — 1927 гг. представитель КИМа в Китае, с 1928 г. — член делегации ВЛКСМ в КИМ, в 1927-1930 гг. — заведующий. Восточным отделом ИК КИМ, в 1930 1933 гг. — заместитель заведующего Восточным отделом Профинтерна. Незаконно репрессирован.

162 А.И.Картунова. Москва и Северный поход национально-революционнной армии Китая. — Восток. 1998 № 3. С.44.

163 И.Сотникова. Ук. соч. С. 120.

164 И.Сотникова. Ук. соч. С. 120.

10 марта 1927 г. Политбюро ЦК ВКП(б) постановило:

а) Признать, что Дальневосточное] бюро должно быть единым для всех восточных стран, со включением в сферу его деятельности Китая, б) Утвердить Дальбюро ИККИ в следую щ ем составе: члены — тт. Бородин, Розенберг, Рой и Секретарем Дальбю ро наметить т.

Лепсе, поручив тт. Кубяку и Молотову переговорить с ним после приезда его в М о ск в у ».[165](И. И. Л епсе ф актически не приступал к работе и не выезжал в Китай).

В критический период развития событий в Китае (об этом будет рассказано ниже) для усиления координации работы п о л и ти ч ес к и х представи тел е й ВКП(б), Коминтерна и военных советников 9 и 16 июня 1927 г.

Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о создании в К и т а е Б ю р о К о м и н т е р н а в с о с т а в е М. Н. Р о я, М. М. Бородина и В. К. Блюхера. В конце июня Рой был отозван в Москву. Ему на смену был прислан Г. Нойман, а затем В. В. Ломинадзе.[166]В начале июля из Китая был о т о з в а н М. М. Б о р о д и н, и н е к о т о р о е в р е м я представителем ИККИ там оставался один В. К. Блюхер.

С марта 1929 г. в составе нового представительства К о м и н т е р н а в К и т а е р а б о т а л и И. А. Р ы л ь с к и й ( р у к о в о д и т е л ь ) и Г. Э й с л е р, 167 Д ж. Х а р д и, 168]в 165 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.130.

166 И.Сотникова. К вопросу об изменениях в представительстве Коминтерна в Китае в 1926-1927 гг. — Проблемы и потенциал устойчивого развития Китая и России в XXI веке. М.,1996. 4.2. С.162.

167 Герхард Эйслер Псевдонимы. Роберт, Робертс) (1897-1968) — в 1927-1928 гг.

кандидат в члены ЦК КП Германии, с 1967 г. — член ЦК СЕПГ, в 1929-1931 гг. — представитель ИККИ в Китае. В 1931-1933 гг. — работник аппарата ИККИ. В 1933-1935 гг. — представитель ИККИ в США. В 1935-1939 гг. — сотрудник заграничного центра КПГ. В 1941-1949 гг. находился в эмиграции в США. В 1 9 27 -19 28 гг. представителем Коминтерна работал Д. П е п п е р, [169]в 1 9 2 7 - 1 9 3 0 гг. п р е д с т а в и т е л ь П роф интерна в Китае и секретарь Т ихоокеан ского секретариата профсоюзов (TOC) и А. Масси.[170]В целом, за некоторым исключением, эта группа представителей составляла Дальневосточное бюро ИККИ, занимавшаяся также вопросами работы компартий Кореи, Японии, Индокитая и Филиппин.[171] Свой пункт связи в период с V до VI конгресса Коминтерна, как уже говорилось, ОМС имел в Шанхае.

Через него была налажена связь с компартиями других стран Д альн его Востока и ЮВА. Отдел продолж ал заниматься распространением политической, в том числе коминтерновской литературы, переправкой людей по суше и по морю, изготовлением поддельных документов, дальнейшем на государственных постах в ГДР.

168 Джордж Харди (Георг, Джордж) (1884-1966) — в 1922-1926 гг. член ЦК и политбюро КП Великобритании, в 1924-1926 гг. — представитель КПВ в Профинтерне. В 1927-1930 гг. — представитель Профинтерна в Китае, секретарь Тихоокеанского секретариата профсоюзов. С 1930 г. — инструктор Англо-американской секции Профинтерна.

169 Йозеф Погани (Джон Пеппер, Джонс) (1886-1938). В 1919 г. — нарком национальной защиты, иностранных дел и просвещения Венгерской советской республики. С 1920 г. в СССР. В 1924-1926 гг. — заведующий Информационным отделом ИККИ. С 1927 г — член Секретариата ИККИ. В 1927-1928 гг. — представитель ИККИ в Китае. В 1929 г. освобожден от работы в Коминтерне. В 1930-1937 гг. — сотрудник Госплана СССР. Незаконно репрессирован, реабилитирован посмертно.

170 Александр Масси (Беренс, Бернс) (1905-1947) — с 1926 г. член ЦК КП Великобритании, в 1928 г. — член ИК КИМ, сотрудник Восточного секретариата ИККИМ, в 1929 г. представитель КИМ в Китае, член Дальбюро ИККИ. В 1929-1932 гг. — секретарь ЦК КСМ Великобритании. В 1932-1938 гг. — секретарь ИККИМ. С 1937 г. — член Президиума КИМ.

171 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.481.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.