авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |

«Виктор Усов Советская разведка в Китае 20-30 годы XX века Введение В Советском Союзе в литературе на тему советской ...»

-- [ Страница 3 ] --

передачей д е н е г п редстави телям ком партий. ОМ С конспирировал не только свою работу, но и себя — как за границей, так и в России. 31 марта 1924 г. секретарь ИККИ И. А. Пятницкий писал начальнику иностранного отдела ГПУ М. Трилиссеру: «В целях сокрытия при получении (валю ты ) из Госбанка названия наш его учреждения, нам необходимо, чтобы получатель валюты Эклунд А. А. — предъявитель сего — был бы снабжен фиктивным удостоверением. Поэтому просим Вас выдать е м у у д о с т о в е р е н и е в т о м, что он с о т р у д н и к по ответственным поручениям ИНО, либо какого-нибудь крупного треста, если таковые у Вас имеются».

Возникали определенные сложности с получением валю ты для за р уб е ж н ы х ком партий на местах. Ее получение по еж еквартальны м запросам с мест по телеграфу могло привлечь внимание местных спецслужб.

Поэтому, к примеру, агент ОМСа в Шанхае Альбрехт в своем письме Пятницкому предлагал «принять меры, чтобы бюджеты (компартий. — В. У.) посылались нам не т е л е гр а ф н о, по за п р о су, а п р о с т ы м и б а н к о в ск и м переводами и регулярно без запроса, причем не от одного лица, а из разных стран от разных людей».[172] В другом документе — письме заведующего ОМСом П. В о м п е н а ч а л ь н и к у с п е ц и а л ь н о г о о т д е л а ГПУ Г. И. Бокию от 7 июня 1924 г. — говорилось: «Нам необходимы невы полненны е (так в тексте, видимо, незаполненные, чистые. — В. У^бланки, снабженные лишь печатями и подписями на немецком языке, разных со в е тск и х к р у п н ы х х о з я й с т в е н н ы х у ч р е ж д е н и й и см еш анны х общ еств, имею щ их связи с заграницей, 172 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.465.

особенно с Германией и другими странами Средней Европы». По таким подложным документам прибывали в Москву и многие делегаты конгрессов Коминтерна. В свою очередь, И НО ГПУ неоднократно обращался в ОМС ИККИ с просьбой об изготовлении паспортов для своих работников, так как ГПУ «не в состоянии снабдить (своих людей) такими паспортами».

Эта просьба не была сл уча й н ой. В 20-е годы Коминтерн за рубежом организовал важный технический о т д е л по п о д д е л к е п а с п о р т о в. В Б е р л и н е, в штаб-квартире Западного бюро Коминтерна был создан « Н - А п п а р а т ». Он с о с т о я л из н е с к о л ь к и х б ю р о.

Паспортное бюро располагалось на втором этаже жилого дома с окном во двор. Оно действовало с 1923 г. под видом технического бюро, без вывески и уведомления п о л и ц и и. Б ы л и е ш е б ю р о по с в я з и и б ю р о по заготовлению материала для работы, мастерская по и зго то в л е н и ю печатей, ш т а м п о в с н е с к о л ь к м и м и с к л а д а м и м а т е р и а л о в и ш т е м п е л е й, с л у ж б а по изготовлению цинкографических клише. Специальный человек занимался изготовлением оригиналов для клише и приобретением типографских шрифтов в берлинских типограф иях. Однако из-за плохой конспирации, по доносу жильцов дома, полиция однажды нагрянула на квартиру, где располагалось паспортное бюро. Все это следует из отчета сотрудника нелегального паспортного бюро ЦК КПГ Ф ранца о провале бюро от 4 ноября 1924 г.[174]В связи с данны м отч етом, полученны м нелегальной комиссией ИККИ, Исполком подготовил в 173 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.131.

174 Коминтерн и идея мировой революции. С. 504-509.

конце 1924 г. проект циркулярного письма к компариям, в котором требовал неукоснительного соблю дения правил конспирации. С 1926 г. помощник начальника ОМС Яков Миронов-Абрамов становится руководителем «Н -А п п арата». Лео Ф лиг, ветеран по р уко вод ству м о л о д е ж ь ю и т а й н ы й с о в е т н и к КПГ, о р г а н и з у е т пр акти ч еское и зго то вл ен и е п асп ор тов с пом ощ ью подпольного центра в Берлине (Пасс-Аппарат). Ему помогают два специалиста: Рихард Грокопф (Тургель) и Карл Вин ( Ш и л л и н г ). В н а ч а л е 30- х некий Риат становится директором Бюро паспортов Коминтерна, с приходом к власти нацистов Пасс-Аппарат переезжает в Копенгаген под р уко водство д а тско го ком м униста Р и х а р д а Е н с е н е. В 20- е и в н а ч а л е 3 0 - х г о д о в П а с с - А п п а р а т в ср е д н е м и з г о т о в л я л о к оло сотни паспортов в год.

Более точная иллюстрация методов, используемых Коминтерном, может быть найдена в деле Ноуленса, которого раскрыли в Шанхае в 1931 г. Руководители Дальневосточного Бюро Коминтерна, месье и мадам Ноуленсы были арестованы в Шанхае. И у них было обнаружено множество паспортов.[175] Отдел международной связи добился, чтобы люди и грузы, направлявш иеся по его линии, как правило, освобождались на территории СССР от таможенного и паспортного контроля (в паспорте имелся условный знак). В тех случаях, когда уполном оченны е ОМСа сопровождали груз морем, они зачислялись в состав 175 Фалиго Р., Коффер Р. Ук. соч. С. 306-307;

Frederick S. Litten. The Noulens Affair.

P. 492-512.

команды советского судна, транспортировавшего данный груз.

Расширялись различные контакты и связи ОМСа с ГПУ-ОГПУ. Это касалось не только переправки людей и грузов и обеспечения подложными документами, о чем уже писалось.

О М С получал из Н а р к о м и н д е л а тексты бесед сотрудников полномочных представительств СССР с руководителями компартий, материалы о положении в зарубежных коммунистических и социал-демократических партиях.

Из документа «О взаимоотношениях отделения ОМС с уполномоченными ИККИ» от сентября 1927 г. наглядно видно, как непросто складывались взаимоотношения между уполномоченными ОМСа и ИККИ. Речь шла об отделении ОМСа в Китае. В нем, в частности, говорилось, что это отделение «имеет целью установить связь между ИККИ и Китаем» и оно «не подчинено уполномоченным ИККИ в Китае, а ответственно за свою работу перед ОМС ИККИ». Более того, любые сношения уполномоченного ИККИ с отделением ОМСа должны были производиться «исклю чительно через заведую щ его ОМСом или его зам естителей», ф инансовы е операции — «лиш ь по указанию ОМС ИККИ», то же касалось заказов паспортов, прохождения всей переписки с заграницей. Наконец, «все конф ликты м еж ду уп о л н ом о чен н ы м и ИККИ и отделением разрешаются ОМСом».[176] У ве личение количества провалов у военных разведчиков к лету 1925 г. вынудило Москву провести августа совещ ание представителей Разведупра, ИНО 176 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.117.

ОГПУ, НКИДа и Коминтерна. Оно было созвано по предлож ению советского полпреда в Чехословакии Антонова-Овсеенко (одновременно являвшимся представителем Коминтерна под псевдонимом Ковач). В письме он указывал, что Разведупр, ИНО и Коминтерн не согласовывают своей деятельности, подкапывают друг под друга и т. д. Совещание, в котором приняли участие И. А. Пятницкий, Я. Берзин, А. Логинов, приняло решение вынести работу разведок из посольств, сократить работу спецслужб через местные компартии и прибегать к ней т о л ь к о с с о г л а с и я м е с т н ы х ЦК или р у к о в о д с т в а Коминтерна. Было решено, что в случае, если члены компартии переходят на работу в разведку, то они о б я з а н ы п р е д в а р и т е л ь н о в ы й т и из р я д о в с воей компартии. Было принято также решение, что список т а к и х л юд е й б у д е т со ста в л я ть ся в е д и н ств е н н о м экземпляре и храниться у И. А. П ятницкого.[17 Характерно, однако, что данное с о в е щ а н и е р е ш и л о не п р е р ы в а т ь п о л н о с т ь ю сотрудничество компартий с разведкой, так как «товарищ Берзин указывал, что невозможно обойтись без квартир и адресов местных товарищей».[178] В связи с о б о с т р и в ш е й с я м е ж д у н а р о д н о й обстановкой, ухудшением дипломатических отношений с рядом стран и р а с к р ы т и е м н е к о т о р ы х с о в е с т к и х резидентов, по инициативе Политбюро ЦК ВКП(б) был принят ряд мер, которые усложнили условия работы уполномоченных ИККИ. Им было запрещено использовать в качестве «крыш и» советские оф ициальные 177 Владимир Пятницкий. Ук. соч. С. 217-218.

178 Там же. С. 218.

представительства за рубежом. «Обязать ИККИ, ОГПУ и Разведупр в целях конспирации принять меры к тому, чтобы товарищи, посылаемые этими организациями за границу по линии НКИД и НКТорга, в своей официальной работе не выделялись из общей массы сотрудников полпредств и торгпредств, — говорилось в Постановлении Политбюро ЦК от 5 мая 1927 г. — Вместе с тем обязать НКИД об е сп е чи ть со о тв етств ую щ и е условия для выполнения возложенных на этих товарищей специальных поручений от вышестоящих организаций».

«Совершенно выделить из состава полпредств и торгпредств представительства ИНО ГПУ, Разведупра, Коминтерна, Профинтерна, МОПРа... Проверить состав представительств ИНО ГПУ, Разведупра, Коминтерна...

Привести в порядок финансовые операции Госбанка по обслуж иванию револю ционного движ ения в других странах с точки зрения максимальной конспирации»,— говорилось в Постановлении Политбюро ЦК от 28 мая 1927 г.[179] Как правило, по данным советского дипломата Г. Б е с е д о в с к о г о, р а с п р е д е л е н и е д о л ж н о с т е й в посольствах СССР за рубежом происходило по такой схеме: п р едстави тель ЧК — ОГПУ обы чно получал должность второго секретаря, представитель военной разведки — военного атташе, а представитель Коминтерна — референта бюро печати.[18° Хотя бывали и исключения из этого правила.

179 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.133.

180 Григорий Беседовский. На путях к термидору. М.,1997. С.35.

28 ап реля 1928 г. по д о к л а д у И. Ст а ли н а «О Коминтерне и Советской власти» было принято решение, где говорилось, что «для того, чтобы не дать врагам лишнего повода утверждать о переплетении Советской] власти с Коминтерном, снять доклад т. Рыкова об СССР на VI конгрессе... тт. Бухарину и Пятницкому разработать вопрос о выдаче денег секциям Коминтерна не из Москвы и не через русских, а из Берлина (Запбюро) и Иркутска (Востбюро), обязательно через иностранных товарищей».[181] За время с 1928 по 1935 г. в работе ОМС произошли значительные изменения. В конце 1929 г. был создан секретно-инструкторский подотдел. Он находился в подчинении заведую щ его ОМСом, непосредственное р у к о в о д с т в о им б ы л о в о з л о ж е н о на з а м е с т и т е л я заведующего отделом С. А. Сиротинского.

Шире развернул работу пункт связи ОМСа в Шанхае — крупнейший в Азии, стремившийся наладить контакты с революционными организациями Китая, Кореи, Японии и других стран. Шанхайский пункт занимался получением и отправкой почты, заш иф ровкой и расш иф ровкой шифротелеграмм (в связи с усложнением работы после н а л е т о в на н а ш и п р е д с т а в и т е л ь с т в а в 1 9 2 7 г.

представитель ОМСа в Шанхае предлагал Пятницкому усилить конспирацию, «чтобы каждая телеграмма имела собственный ключ, так как в наших условиях неудобно х р а н и т ь т е л е г р а м м ы » 182 ), р а с п р о с т р а н е н и е м коммунистической литературы, финансовыми 181 РЦХИДНИ.Ф.167.Оп.162.Д.6.Л.70.Цит. по: Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К.

Шириня. Ук. соч. С.134.

182 ВКП(б), Коминтерн... Т.З. С.465.

операциями, в том числе передачей денег из Москвы руководителям компартий, приемом и отправкой работников ИККИ и обесп ечен и ем их квартирам и, включая явочные, отправкой китайских студентов в Международную ленинскую школу, Коммунистический ун и в е р си те т тр уд ящ и хся Востока (КУТВ) и другие с п е ц и а л ь н ы е у ч е б н ы е з а ве де ни я СССР. Связь с представителем ОМСа в Шанхае предлагалось осуществлять следующим образом: приезжий должен был сначала остановиться в отеле «Палас», «Плаца» или «Б арлингтон О теле», затем по те л еф о н у 188-24 в течение дня позвонить и справиться о каком-нибудь товаре, но только у Хабера (А. Е. Альбрехта. — В. У.) и, между прочим, должен сказать, что он от Мишеля из П а р и ж а или ч т о - л и б о вроде этого. З а п р е щ а л о с ь приезжим прямо идти на квартиру агента ОМСа или на его «предприятие».[183] Пункт связи ОМСа в Ш анхае действовал через подставные экспортно-импортные фирмы. Так, в 1928 г.

это была «Метрополитен Трейдинг К». «У нас здесь имеется довольно солидное предприятие, — писал агент ОМСа А л ь б р е х т П ятн и ц ком у, имея в виду данную фирму, — которое мы используем для получения средств и некоторых материалов».[184] Основной костяк работников азиатских пунктов связи составляли европейцы, за которыми полиция устанавливала слежку (к примеру, в Китае работали американцы Юджин Деннис,[185]Эрл Браудер (Джордж 183 ВКП(б), Коминтерн... Т.З. С.465.

184 ВКП(б), Коминтерн... Т.З. С.463.

185 Френсис Уолдрон (Юджин Денис, Врансис Валдро, Тим Райян, Мильтон Морис), Гаррисон Джордж, Филипп Аронберг, Джим Долсон, Стив Нелсон, супруги Маргарет Унжюс и Чарльз Крумбей, Паскаль Косгрейв, Марион Эмерсон и др.). 18^Предпочтение отдавалось западным европейцам.

«Присылайте сюда (в Шанхай. — В. У.) только людей, которые могут сойти за европейцев (немцев, французов, англичан и т. д.), — просил агент ОМСа в Шанхае, — но ни в коем с л у ч а е « ч е х о в, б о лг а р, ю г о с л а в я н » и т. д.».[187]Причем предлагалось их соответствую щ им образом проинструктировать, чтобы они держ ались « п о д а л ь ш е от н а ши х « со се д ей », 188]под к от орыми имелись в виду сотрудники ИНО ОГПУ и IV управления Штаба РККА.

Нередко это были недостаточно подготовленные в профессиональном отношении люди, плохо знакомые с особенностями местных условий жизни, обычаями и традициями данного народа, что послужило причиной ряда крупных провалов и арестов работников пунктов связи ОМСа в Шанхае, Харбине, Ханькоу, Сингапуре.[189] М е ж д у К о ми н т е р н о м и Н а р к о м и н д е л о м часто возникали противоречия и вспыхивали стычки из-за вмешательства во внешнеполитические дела сотрудников Коминтерна. В документах от своих сотрудников глава Наркоминдела Г. В. Чичерин часто видел доказательства (1904-1961) В 1931-1934 гг. член Дальбюро ИККИ. С 1935 г. на партийной работе в США.

186 Владимир Пятницкий. Ук. соч. С.227.

187 ВКП(б), Коминтерн... Т.З. С.465.

188 ВКП(б), Коминтерн... Т.З. С.465.

189 Г.М.Адибеков, Э.Н.Шахназарова, К.К. Шириня. Ук. соч. С.160.

«отрыва коминтерновской политики от общей линии внешней политики» 0 Советской России. В одном из писем Чичерин 6 августа 1921 г. писал, что «Отдел внешних сношений жалуется на деятельность Туркбюро Коминтерна, которое безответственным образом вмешивалось во внешнюю политику и рассылало агентов в соседние страны, причиняя вред их деятельностью нашим международным отношениям».

УТК — КУТК — кузница кадров для Китая В СССР концепция осуществления мировой революции посредством свержения правящих режимов силой революционных народов при прямой поддержке извне (т. е. из Советской России) предусм атривала подготовку руководящих кадров для этих народов на территории Советской России.

В первую очередь попытались организовать китайцев и корейцев, находящ ихся на территории Советской России. С финансовой помощью Наркоминдела была создана ки тайская рабочая о р га н и за ц и я, ей выделили три помещения в Петрограде и часть особняка в Москве по Богословскому переулку, дом № 6. Для китайцев были созданы агитационные курсы, им помогли созвать Всероссийский съезд китайских рабочих (на последнее мероприятие было выделено 10 тыс. рублей), данной организации ежемесячно выделялось до 20 тыс.

190 В.М.Гиленсен. Ук. соч. С.71.

рублей.[192]После определенной подготовки китайские и корейские агитаторы стали посылаться на Дальний Восток с целью «установления связи с пролетарскими д е м о к р а т и ч е с к и м и о р г а н и з а ц и я м и » того региона.

С т о и м о с т ь к а ж д о г о а г и т а т о р а с п р е м и е й при возвращении обратно определялась, судя по письму Л. Карахана В. Ленину о пропаганде на Востоке от февраля 1919 г., в Северный Китай и Корею 10 тыс.

рублей, а в Южный Китай — 20 тыс.[193] Учебные заведения, которые стали создаваться для трудящихся Востока, также могли рассматриваться как школа по дг о т о вки о п р е д е л е н н о г о числа б у д у щ и х п о т е н ц и а л ь н ы х р а з в е д ч и к о в (п осл е д а л ь н е й ш е г о обучения в спецшколах) из китайцев, корейцев, японцев и т. д. Для этих целей было решено создать специальные учебные заведения для народов Востока под контролем Коминтерна. По постановлению ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1 9 2 1 г. в т о м ж е г о д у в М о с к в е б ы л с о з д а н Коммунистический университет трудящ ихся Востока ( К УТВ ), в 1923 г. п о л у ч и в ш и й имя И. В. С т а л и н а, просущ ествовавш ий до 1938 г. Уж е в 1921 г. в нем училось 36 китайских революционеров, через год — 42, в 1924 г. уж е около 90 человек. В 1925 г. в связи с большим наплывом китайских студентов в атмосфере роста национально-освободительного движения и начала национальной антиимпериалистияческой революции в Китае созрела идея создания в С оветской России с п е ц и а л ь н о г о в ы с ш е г о у ч е б н о г о з а в е д е н и я для трудящихся Китая. С этой целью в Москве был открыт 192 Коминтерн и идея мировой революции. С.131.

193 Там же. С. 131.

Университет трудящихся Китая им. Сунь Ятсена (УТК), просуществовавший до 1930 г. После поражения КПК в антиимпериалистической революции и установления в Кит ае ж е с т о ч а й ш е г о « б е л о г о т е р р о р а » У Т К был переименован 17 сентября 1928 г. в Коммунистический университет трудящихся Китая (КУТК). В конце 1925 г.

при участии М. Бородина Гоминь дан и ком партия отобрали 310 учащ ихся для направления их в УТК.

Первая группа из 118 человек прибыла в М оскву в ноябре. По данным Дэн Сяопина, как минимум 103 из них были членами партии и комсомола.[1 Уже в феврале 1926 г. число китайских студентов в нем было около человек (причем члены КПК и ком сом ола вначале составляли две трети, а затем — в период единого фронта и Северного похода — более трех четвертых от всего состава), а к концу года их насчитывалось уже более 500. По некоторым оценкам (точных данных в нашем распоряж ении нет), в конце 1927 — начале 1928 г. в Коммунистическом университете трудящихся Китая (КУТК), образованным путем слияния бывшего УТК и китайской группы, ранее находившейся в составе КУТВ ( 3 0 - 4 0 ч е л о в е к ), о б у ч а л о с ь уж е о ко л о человек.[196]Весной 1927 г. вместе с М. Н. Роем и членом Политбюро ЦК КПК, членом ЦИК и Политсовета ЦИК Гоминьдана Тань Пиншанем в Китай выехала первая группа численностью около 40 человек из числа лучших слуш ателей — членов КПК и ком сом ола.[197]К концу 195 Маомао. Мой отец Дэн Сяопин. М.1995. C.127.

196 Sheng Yueh. Sun Yatsen University in Moscow and the Chinese Revolution. A Personal Account. Lawrense. 1972, p.42;

A.M. Григорьев. Революционное движение в Китае 1927-1931 гг. М.1980. С. 161.

197Там же, р. 16-18;

С. 161.

1927 г. д в у х г о д и ч н ы й курс п одг от овки з а к о н ч и ли несколько первых групп общей численностью около человек. Часть выпускников была оставлена для работы в КУТК в качестве переводчиков, инструкторов, для исследовательской работы по Китаю, значительная часть была направлена в различные военные школы, училища и военно-политические академии СССР. А с 1925 по 1930 г. прослушали различные курсы в КУТК около китайских студентов.[198] Помимо этих учебных заведений существовали и другие: летом 1922 г. было открыто отделение КУТВ в Иркутске, где также учились китайцы. Во Владивостоке с середины 20-х годов ф ун кц и о н и р о ва л а Китайская ленинская школа, а также совпартшкола для молодых китайских рабочих. Помимо китайцев в этих учебных заведениях учились и представители «национальных м е н ь ш и н с т в » К и т а я, х о т я их к о л и ч е с т в о б ы л о значительно меньше, всего несколько десятков человек.

Среди них был д о в о л ь н о б о л ь ш о й п р о ц е н т уй гур о в.[199]Только на территории Среднеазиатских республик в 20-х годах прож ивало около 500 тыс.

уйгуров, причем около половины из их числа формально являлись китайскими подданными.

198 Г.В.Ефимов. Из истории Коммунистического университета трудящихся Китая — Проблемы Дальнего Востока. 1966, № 2. С. 172;

А.В.Панцов. Из истории идейной борьбы в китайском революционном движении 20 -40-х годов. М.,1985. С. 48, 50;

Хуан Цзилян. Московские Университет трудящихся Востока и Университет им.

Сунь Ятсена. — Хэйлунцзян шэхуй кэсюэ. 1997, № 5. С.66.

199 В.Бармин. Синьцзян в истории советско-китайских отношений 1918-1931 гг. — Проблемы Дальнего Востока.1999. № 4. С.117.

200 Там же.

По просьбе руководства КПК (в частности, Чжоу Эньлая) Советский Союз организовал военную подготовку китайских революционеров, приехавших в Моск ву по ком и н те р н о в ско й и другим лини ям, на спец и ал ьн ы х военны х курсах. О рганизация военно-учебного процесса была возложена на Генштаб. В связи с этим он во второй полови н е 1927 г. внес с п е ц и а л ь н о е п р е д л о ж е н и е о б с у д и т ь на п р а в и т е л ь с т в е н н о й м е ж в е д о м с т в е н н о й китайской комиссии в Москве следующие вопросы:

«I.

1) О китайских учениках в ВУЗах.

2) Ч то д е л а т ь с политически неблагонадежными.

3) Как быть с фыновцами (представители 1-й н а ц и о н а л ь н о й а р м и и Фэн Юй с я н а. — В. У ), оканчивающими в этом году.

II.

О целевой установке для китайских групп в ВУЗах (КУТК, Университет им. Сунь Ятсена) — необходимо ли преподавание тактики партизанской борьбы, техники подполья, усиление идейного и политического воспитания».[201] 201 Архив МО,1920. ОП.68.Д.4.Л.275. Цит. по: Р.А.Мировицкая. Советско-китайские отношения: проблемы военной помощи Компартии Китая в 1927-1929 гг. — И не распалась связь времен... К 100-летию со дня рождения П.Е.Скачкова. М.,1993.

С.309.

Для китайских групп был открыт прием в Военную академ ию им. М. В. Ф рунзе, В о е н н о -п о л и ти ч е скую академию им. В. И. Ленина, высшую артиллерийскую ш колу, военны е учебны е заведения в Киеве и др.

Обучение китайских командиров осуществлялось также на курсах «Выстрел». Только в 1927 г. китайские группы проходили обучение: в военных школах и академиях ( человека: из них 29 коммунистов, 51 комсомолец, членов Гоминьдана, 33 фыновца), в школах ВВС ( ч е л о в е к а : 13 к о м м у н и с т о в, 7 к о м с о м о л ь ц е в, б есп а р ти й н ы х, 4 фыновца). К он кр етн о в Военной а к а д е м и и им. Ф р у н з е о б у ч а л и с ь 6 ч е л о в е к, в Военно-политической академии им. Н. Г. Толмачева — (там учился и сын Чан Кайши — Цзян Цинго[2° ), на курсах «Выстрел» — 31, в Московской артиллерийской школе — 63, в Тверской кавалерийской школе — 5, в Московской пехотной школе — 13, в Военно-инженерной школе — 15, в Летной военно-теоретической школе — 6, в Летной школе — 3, в Школе воздушного боя — 7, в Военно-технической школе и в Военной школе спецслужб — по 9 человек.[203]На заседании политбюро ЦК ВКП(б) 27 октября 1927 г. было принято решение принять в военны е вузы ещ е 30 ко м ан д и р ов-ко м м ун и стов из б ы в ш и х армий Хэ Луна и Е Тина, в связи с этим «увеличить смету Военведа на 45 ООО руб. по параграфу сметы об отпуске средств на обучение иностранцев в вузах».[204] 202 А.В.Панцов. тайная история совестко-китайских отношений. М., 2001. С.265.

203 Р.А.Мировицкая. Ук. соч. С. 309-310.

204 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С. 162.

Студенты КУТВ и УТК проходили военную подготовку также в летних лагерях. Об этом говорит П остановление закры того заседания Политбю ро ЦК ВКП(б) от 16 июня 1927 г., где в пункте д) предлагается «КУТВ принять 79 студентов, окончивших Университет Сунь Ятсена, в лагерь на летний период для прохождения военного обучения наравне со студентами КУТВ».[205] В связи с событиями 1927 г. в Китае, связанными с «переворотом Чан Кайши» и налетом на Генеральное консульство СССР в Гуанчжоу, где пять его сотрудников были зверски расстреляны, было решено «неблагонадежных студентов» и «правых гоминьдановцев» высылать через Владивосток-Шанхай на родину. Так в пункте г) постановления закрытого з а с е д а н и я П о л и т б ю р о ЦК В К П ( б ) г о в о р и л о с ь о необходимости «отправить в Китай вместе с 36 правыми г о м и н ь д а н о в ц а м и в ы п у с к н о г о к у р с а 32 п р а в ы х гоминьдановца первого курса Университета им. Сунь Я т с е н а.[206 Р е ше н и е м П о л и т б юр о ЦК ВКП(б) от сентября 1927 г. в Китай такж е отправлялись пять слушателей Академии — правых гоминьдановцев. Решением Политбюро от 29 декабря 1927 г. б ы л а п о д д е р ж а н а п о з и ц и я р у к о в о д с т в а Университета им. Сунь Ятсена по очистке его от «правых гоминьдановцев».[208] 205 ВКП(б), Коминтерн. Т.2. С.777.

206 Там же. С.777.

207 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.113.

208 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С. 195.

Вследствие еще большего обострения ситуации в Китае и у х у д ш е н и я о т н о ш е н и й с Г о м и н ь д а н о м в следующем году на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) от 22 марта 1928 г. было предлож ено «ввиду наличия больш ого количества чуж ды х нам элементов среди киткурсантов в военных школах, поручить Киткомиссии провести немедленно чистку с целью удаления всех гоминьдановцев, беспартийных фэновцев и сомнительных либо нежелательных комсомольцев». Всех удаляемых из военных заведений направлять в Китай. «Из числа оканчивающих в этом (1928 г. — В. У.) году в о е н н о - у ч е б н ы е з а в е д е н и я остави ть в СССР тех ки тком ан д и р о в, которы е при соответствующей политической обработке могут быть использованы в дальнейшем Киткомпартией для военной работы в Китае», — говорилось в документе.[210] Администрация и партийное руководство УТК после этого приняли решение исключить из университета детей Фэн Юйсяна: сына Фэн Хунго и дочь Фэн Фунэн (жену Цзян Ц инго, псевдоним — Нежда но в а) (как детей м а р ш а л а Фэн Юй с я н а, с о в е р ш и в ш е г о антикоммунистический переворот в Китае) и ряд других студентов. Однако руководитель УТК Миф предлагал их не высылать в Китае, а рассм атривать в «качестве з а л о ж н и к о в ». Но н а в е р х у б ы л и п р о т и в этог о, и вынужденный смириться с поступившими указаниями, мая 1928 г. дети Фэн Юйсяна, включая еще одну дочь 209 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.352.

Фэн Фуфа (которая также училась в УТК, псевдоним Собинова), выехали в Китай.[211] В связи с событиями в Южном Китае, арестом и убийством наших сотрудников в Гуанчжоу Политбюро ЦК ВКП(б) 23 декабря 1927 г. приняло решение «китайских контрреволю ционеров (студентов и других), вы ступаю щ их в пользу гоминьдановских генералов, а р е с т о в а т ь и д е р ж а т ь в з а к л ю ч е н и и в п р е д ь до освобождения всех советских] граждан на территории Юж[ного] Китая, после чего выслать их». Этот факт ареста группы детей г ом иньд ановс ких высших чиновников и военных, а затем их высылки из СССР подтверж дается данными личного переводчика Мао Ц зэдуна Ши Чжэ, 12]которы й в то время учился в 211 РГАСПИ. Ф.530. 0п.1.Д.34. Л. без №. — Цит. по: А.В.Панцов. Тайная история советско-китайских отношений. С. 266-267.

212 Ши Чжэ (Карский) (1905-1998) — впервые приехал в СССР в 1925 г. Из Москвы его вместе с более чем 20 китайскими слушателями школы инженерных войск направили в Киев в Объединенную военную школу командиров, где проучился до весны 1927 г. Из китайцев была сформирована самостоятельная специальная группа, состоящая из 50-60 человек, там имелась также небольшая группа слушателей, приехавших из школы Вампу, они все были членами Гоминьдан.

Китайские слушатели ежемесячно получали по 80 рублей стипендии. К октябрю 1927 г. все китайские слушатели вместе с Ши Чжэ из Киева прибыли в Москву и были распределены в 4 военных училища, которые располагались в Лефортово.

Ши Чжэ имел русский псевдоним М.А.Карский. Во время У1 съезда КПК, проходившего под Москвой, он обслуживал китайскую делегацию, работал переводчиком. В 1929 г. он выехал на работу в Сибирь. А 1929-1938 гг. — оперуполномоченный Полномочного представительства ОГПУ(НКВД) СССР по Новосибирской области. По данным Ю Маочуня именно в это время Ши Чжэ стал агентом ОГПУ. В 1939 г. — заместитель директора 2-го интернационального детского дома ЦК МОПР, помощник преподавателя китайской партшколы (Москва). В 1939-1940 гг. — корреспондент Отдела печати ИККИ. С 1940 г.

находясь в Яньани (Китай) был специальным секретарем Мао Цзэдуна по радиосвязи с Москвой (учитывая его хорошее знание русского языка). В дальнейшем на работе в органах безопасности ЦК КПК и в Бюро переводов ЦК КПК. В 1991 г. Написал книгу воспоминаний под названием «Рядом с историческим исполином» (Yu Maochun. OSS in China. Prelude to Cold War. New Haven and London. 1996. P.280;

Ши Чжэ. Рядом с историческим исполином.

Советском Союзе.[213]Здесь же давалось указание НКИД «арест китайских контрреволюционеров сопроводить соответствующим заявлением». Специальным пунктом в документе предлагалось Московскому комитету ВКП(б) «организовать протест студенчества КУТВ и Университета имени Сунь Ятсена против зверств в Южном Китае».[214]В тот же день от имени ИККИ была разослана телеграмма Центральным Комитетам всех компартий, в которой предлагалось «провести самую энергичную кампанию против контрреволюции, белого террора в Китае, убийства представителей СССР в Гуандуне». К о мп а р т и я м пр е дл аг ал и о р га н и зо в а ть митинги и демонстрации перед английскими, японскими и американскими консульствами под лозунгами «Защиты китайской революции и СССР».[215] Б о л ь ши н с т в о с л у ша т е л е й в во е н н ые у ч е б н ые заведения принимались из КУТКа и Университета им.

Сунь Ятсена (127 человек в 1928 г.).[216] По неоднократной и настойчивой просьбе китайской стороны снять с университета название «имени Сунь Ятсена» «в связи с той борьбой, которую компартия ведет против Гоминьдана и против суньятсеновской идеологии», по ход атай ству ректора университета П. Мифа и в связи с изменившейся ситуацией в Китае, Воспоминания. Хэбэй.1991).

213 Ши Чжэ. Рядом с историческим исполином. С.28.

214 ВКП(б), Коминтерн. Т. 3. С. 193.

215 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С. 194.

216 Р.А.Мировицкая. Ук. соч. С.310.

с е н т я б р я 1 9 2 8 г. б ы л о п р и н я т о с л е д у ю щ е е постановление оргбю ро ЦК ВКП(б): «Ввиду слияния китсектора КУТВ с Университетом имени Сунь Ятсена принять предложение объединенного университета о присвоении названия «Коммунистический университет трудящихся Китая».[217] Решающее слово при комплектовании китайских групп в военных училищах и академиях принадлежало китайской делегации при ИККИ. Стал делаться упор на прием в военные учебные заведения только китайских коммунистов. В протоколе № 16 заседания Политбюро ЦК В К П ( б ) от 22 ма р т а 1928 г. п о д ч е р к и в а л а с ь необходимость в текущем учебном году «произвести прием в военш колы не менее 200 киткоммунистов, обратив особое внимание на увеличение контингента курсантов спец иал ьн ы х военно-учебны х заведений (авиационных, артиллерийских, инженерных и т. д.)».

Здесь же отмечалось, что «в связи с изменяющимся составом курсантов поставить вопрос об уточнении целевой установки китгрупп в военшколах в сторону с п е ц и а л и з а ц и и по о с о б ы м п р е д м е т а м ( т а к т и к а вооруженного восстания, партизанская борьба, диверсионная работа и пр.)».[218] Т а к, 17 с е н т я б р я 1928 г. Г е н ш т а б с о о б щ и л руководству Военной академии им. Фрунзе: «Согласно решению инстанций, в Военную академию в предстоящем году посланы 10 китайцев. Отбор кандидатов произведен китайской дел ега ц и ей, которой в этом отнош ении 217 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С. 498-499.

принадлежит решающее слово».[219]Кто же конкретно решал, кого и куда распределить? Судя по имеющемуся протоколу совещ ания по распределению курсантов Высшей пехотной школы от 7 августа 1928 г., в данном случае решали Миф[220]и Чжоу Эньлай (Москвин). Тогда по их решению 110 китайцев «передавались в Военное ведомство для распределения по различным школам» и «41 человек передавался в Университет трудящихся Китая».

Перед советскими военными академиями была поставлена задача подготовить китайских кадровых работников высшей военной квалиф икации. В июле 1928 г. Г е н ш т а б н а п р а в и л р у к о в о д с т в у а к а д е м и й следующий документ: «Академии должны подготовить из китайцев военных и военно-политических руководителей крупными войсковыми частями в Китае (от полка и выше)».[222]В соответствии с этой директивой академии РККА разработали трехлетний план академ ической подготовки особой (китайской) группы. В него включался как сам осто ятел ьн ы й курс «тактика вооруж енного восстания», который следовало читать по 60 учебных часов в год в течение 3 лет, на 2-м и 3-м годах должны были п роводиться « во е н н о -п о л и ти ч е ски е игры на 219 Архив МО,1920. Оп.68.Д. 4.Л. 278. Цит. по: Р.А.Мировицкая. Ук. соч. С.310.

220 Фортус М (П.А.Миф, Вильгельм, Джозеф, Жозеф, Копер, Купер) (1901-1938) — в 1926 г. проректор, в 1927-1929 гг. — ректор УТК (КУТК). В 1928-1935 гг. — заместитель заведующего Восточным секретариатом ИККИ, в 1930-1931 гг. — секретарь Дальбюро ИККИ. В 1936 г. — ректор КУТВ, в 1937 г. — директор НИИ по изучению национальных и колониальных проблем. Незаконно репрессирован, реабилитирован посмертно.

221 Р.А.Мировицкая. Ук. соч. С.310.

222 Там же. С.311.

восстание». В цикл тактики вооруженного восстания входили вопросы подготовки восстания в городах, деревнях, техника подполья, комплектование партизанских отрядов, их подготовка и вооружение.

Изучение опыта партизанской борьбы, помимо изучения общей тактики и получения инструкторских навыков по военным дисциплинам, по решению Оргбюро ВКП(б), ставилось в программы Высш их партийны х курсов при КУТВ.С Для занятий с китайскими группами ' приглашали опытных советских командиров, в том числе и бывших военных советников в Китае — В. Блюхера, Н. Лапина, И. Мамаева.[224] Перед военными учебными заведениями ставилась з адача п о д г о т о в к и к и т а й с к и х с п е ц и а л и с т о в «для нелегальной военной работы в китайских условиях».

В письме Я. Берзина и Ф. Судакова начальнику Военно-политической академии РКК А. Л. Ш иф ресу (1898-1938) предлагалось больший упор сделать «на воспитание руководящих работников подполья, военных отделов парткомов и т. д. Все большее место в учебной программе должны занимать такие предметы, как теория и тактика в о о р у ж е н н о г о восстания, кр естьян ско й партизанской войны и техника подполья». В документе 223 Там же.

224 Иван Кириллович Мамаев (1896 — ?) окончил коммерческое училище в Харбине. Участник Первой мировой войны и гражданской войны в России.

Окончил Восточный факультет Военной академии РККА. В Китае находился с октября 1924 по 1926 г. Преподавал в школе Вампу. Участвовал в боевых операциях в Гуандуне и Северном походе в качестве военного советника при 7-м (Гуансийском) корпусе, а также в штурме Учана. В 1927-1937 гг. — на командных постах в Разведупре. С 1937 г. преподавал в Военной академии им. Фрунзе.

225 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. C.572.

с о о б щ а л о с ь, ч т о «в М о с к в е у ж е п р о в е д е н ы односторонние игры на вооруженное восстание».

К началу 1928 г. в СССР прибыла новая большая группа — около 500 работников КПК и КСМК, участников вооруженных выступлений в различных районах Китая. В их числе находились военные и политические партийные р а б о т н и к и, п о л и т р а б о т н и к и частей Фэн Юй с я н а, руководители и преподаватели военной школы в Сиани, большие группы членом КПК и комсомола — работники партийных органов, профсоюзов, активисты молодежного движения из районов Северного, Северо-Восточного и Ц ентрального Китая, из Ш анхая, Нанкина и Уханя, молодые командиры и политработники — участники Н аньчанского восстания (с 31 на 1 августа 1927 г.

военные части Хэ Луна, Е Тина и Чжу Дэ подняли восстание в Нанчане, повстанцы объявили о создантии револю ционного комитета Гоминьдана, большинство членов которого составляли коммунисты, 1 августа 1927 г поэтому в КНР считается днем основания народной армии), восстаний в Гуандуне и других местах.

Китайские коммунисты, приезжавшие в Советский Союз на VI съезд КПК, конгрессы Коминтерна и по другим п о в о д а м, т а к ж е о б у ч а л и с ь на с п е ц и а л ь н ы х краткосрочных военных курсах. Так, по просьбе Чжоу Эньлая курсы были созданы летом 1928 г. для участников VI съезда КПК, прохо д и вш его по кон сп иративны м причинам в окрестностях Москвы (поселок Первомайский Н ароф ом инского района М осковской области). Как следует из имеющейся в архивах справки, составленной соответствующим отделом Генштаба, 50 делегатов VI съезда КПК были обучены владению оружием, подрывному делу, тактике уличного боя. 10 членов ЦК КПК обучались тактике партизанского движения, технике подполья, владению о р у ж и е м.[226]П одобны е курсы продолжали функционировать и в последующие годы.

Хотя справедливости ради следует сказать, что не всегда программы обучения соответствовали желаниям китайцев, находящихся в СССР. Так, 16 декабря 1927 г. у здания ИККИ прошла демонстрация, на которую вышли около 100 курсантов военно-политических курсов при КУТВ с требованиями улучшения учебного процесса и военной подготовки. (За ней последовало предложение ректора университета Б. 3. Шумяцкого об исключении курсантов из ун и в ер си те та).[227]Китайские студенты направили специальное письмо представителям КПК в ИККИ с а н а л о г и ч н ы м и ж а л о б а м и, вы д ви га л и сь предложения улучшить учебную программу, материалы на китайском языке, число и качество переводчиков, разбивку на группы, условия жизни. 28 января 1928 г. по этому вопросу в Политсекретариат ИККИ поступило п и с ь мо от Сян Ч ж у н ф а, п р е д с т а в л я в ш е г о КПК в Коминтерне. Он писал, что «причины недовольства и волнения китайских курсантов в КУТВ нельзя искать в «анархизме» и «ликвидаторском настроении», которые, по мн е н и ю н е к о т о р ы х русских т о в а р и щ е й, якобы сущ ествую т у китайских товарищ ей в КУТВ». Автор з а я в л я л, что « н е л ь з я в д а н н о м с л у ч а е э т и м и обвинениями («анархизм», «ликвидаторство») прикрывать недостатки работы в китайской части КУТВ».

Сян Чжунфа предлагал «улучшить» «общее и партийное руководство университета», «радикальным образом пойти на реорганизацию военно-политических курсов, 226 Архив МОД920. Оп.68.Д. 4.Л. 278. Цит. по: Р.А.Мировицкая. Ук. соч. С.315.

227 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.222.

потому что от тех курсов, которые существуют сейчас, которые подобраны при огромной затрате средств, которые при отправке в Москву подвергались большому риску, от этих курсов сроком в несколько месяцев или один год пользы совсем мало», как показывает опыт, они себя не оправдали. «Для того чтобы эти курсы себя оправдали, чтобы мы во время вооруженного восстания при помощи этих курсантов могли использовать те или иные отобранные у врагов технические вооружения (пулеметы, оружие, аэропланы, инженерные имущества и т. д.), — писал Сян Чжунфа, — а не только стрелять из винтовки, для этого необходимо выделить часть более развитых и имеющих небольшой военный опыт курсантов из нынешнего состава и направить их в строевые школы на р а з л и ч н у ю в о е н н о - т е х н и ч е с к у ю п одг отовку, а остальных политически более развитых — на общие политические курсы». 2 После этого 20 января 1928 г. была сформирована комиссия по урегулированию конфликта в КУТВ во главе с заместителем заведующего АПО ЦК ВПК(б) Я. Э. Стэном (1924-1937), 293которая после определенной работы вы несла 27 ф евраля 1928 г. свои предлож ения на заседание оргбюро ЦК ВКП(б). Было признано, «что конфликт на китсекторе КУТВ и ВПК возник не только по причинам, связанны м с составом слуш ателей, но и вследствие сущ ественны х недостатков, допущ енны х руководящими работниками КУТВ по линии партийной и учебной работы среди китайских то ва р и щ е й ».

228 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С. 221-222.

229 Я З. Стэн (1899-1937) в 1924-1927 гг. — член ЦК ВКП(б), заведующий сектором АПО ИККИ, в 1928-1930 гг. — заместитель директора ИМЭЛ.

Констатировались следую щ ие недостатки: в университете «неудовлетворительный подбор партактива в отношении его квалификации», чрезмерная текучесть состава с о т р у д н и к о в КУТВ, « н е д о с т а т о ч н а я связь а д м и н и с т р а ц и и со с т у д е н т а м и на п о ч в е их хозяйственно-бытовых нужд, излишняя административная опека над студентами вне учебного времени», неудовлетворительное состояние общежитий.[230] Было признано «согласиться со снятием с работы в парткомиссии спецгруппы секретаря парткомиссии т.

Вельтнера, одновременно подтвердив необходимость снятия из университета тт. Андреева, Преснева, Обухова и Игнатьева (псевдонимы, читай: У Хуцзин, Хуан Шицзя, Чжу Тинчжан и Цзун Сицзюнь. — В. У ). Приняли также решение откомандировать из университета «активных у ч а с т н и к о в д е з о р г а н и з а т о р с к и х в ы с т у п л е н и й на к и т с е к т о р е К УТ В и ВПК — Л ю л и н а, Л о м о н о с о в а, Грибоедова, Петухова, Осина (читай: Лу И, Ли Сягуна, Чжу Дайцзе, Ма Юаньшэна и Хэ Шэнъяна. — В. У.) и Ван Го и трех аспирантов КУТВ: Меликсетова, Ким Сан Тачи и Удорятина».[231] Однако проблемы с университетом продолжали существовать. В марте 1929 г. в ИККИ поступило письмо делегации КПК, в котором вновь подвергли критике плохую работу в КУТК. В нем указы валось, что за последние годы университет израсходовал на свои нужды 5 млн. рублей. «А п олучен ны е достиж ени я выражаются лишь в том, что среди 250 приехавших 230 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С. 320-322.

231 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.322.

студентов только очень незначительное число можно использовать для работы, — говорилось в письме. — Их учеба так не соответствует действительности и их теоретический уровень так б е д е н ».[232]В докум енте сообщалось, что около 30 приехавших в Китай студентов в ы д а л и себя Н а н к и н с к о м у п р а в и т е л ь с т в у. « Он и опубликовали в печати список студентов, учащихся в Москве. Н е к о т о р ы е из них д а ж е и с п о л ь з о в а н ы и о р г а н и з о в а н ы Н а н к и н с к и м п р а в и т е л ь с т в о м для шпионства среди студентов, вернувшихся из Москвы в Китай, в Шанхае, Дайрене (Дальнем. — В. У.) и других портах», — утверждалось в письме.[233]Считая, что «КУТК есть партийная ш кола ККП», китайская делегация требовала отчета о работе от ответственных товарищей университета, она требовала «усиления военной учебы, введения в курс учебы особого предмета «вооруженное восстание», улучш ения работы библиотеки, м а к с и м а л ь н о г о с о к р а щ е н и я шт ат а у н и в е р с и т е т а, состоящ его из 396 работников. В заклю чение было з а я в л е н о, ч т о « н ы н е ш н е е с о с т о я н и е К У Т К не у д о в л е т в о р я е т » к и т а й с к у ю с т о р о н у и чт о при определении курса университета «нужно исходить из спроса Китая».[234] 6 ноября 1929 г. по решению Секретариата ЦК ВКП(б) вновь была создана комиссия по обследованию КУТКа во главе с К. И. Кирсановой. Комиссия указала, что «директива ЦК о необходим ости мероприятий, ликвидирующих неудовлетворительность социального 232 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.547.

233 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.547.

234 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.550.

с о с т а в а с т у д е н ч е с т в а К У Т К, не в ы п о л н е н а, производственная и партийная практика для студентов не организована, КУТК, не обеспечен кадрами научных работников, преподавателей, руководителей кафедр.

Среди политических, практических и бытовых и з в р а щ е н и й в жи з н и ячейк и КУТК были названы следующие: гоминьдановщина, ликвидаторство, упадничество, правоуклонистские взгляды в вопросах положения в Китае и задачах КПК, борьба против линии партии, призывы к борьбе против политики партии, примиренчество, троцкизм, национализм, нарушение партийной и учебной дисциплины, мелкобуржуазные требования абсолютной демократизации и справедливости, разрыв между массой и руководством, отсутстви е м ин и м альн ого д овери я к р ук о во дя щим парторганам и, наконец, беспринципная групповая борьба, личные склоки и драки.[235]После обсуждения к о м и с с и я р а з д е л и л а с ь п о р о в н у : о д н а ч а с т ь за ликвидацию КУТК (Кирсанова, Петерс, Пш еницын), в т о р а я — п р о т и в л и к в и д а ц и и, за к о р е н н у ю реорганизацию (Булат, Гопнер и Таль). В конце концов победила первая группа (Кирсанова, Петерс, Пшеницын) и КУТК был закрыт.

Т а к и м о б р а з о м, н е с м о т р я на с л о ж н у ю и противоречивую обстановку второй половины 20-х годов, советская сторона не жалея сил и финансовых средств организовала довольно эффективную подготовку военачальников для Китая и КПК. И звестно, что в Военно-политической академии им. Толмачева учился в 1928 г. сын Чан Кайши Цзян Цинго.[236]Учился долгое время и работал в СССР (всего около 15 лет) член КПК и будущий переводчик Мао Цзэдуна Ши Чжэ.[237] Первые группы п о д го то в л ен н ы х военных специалистов отправ ились в Китай в период развертывания строительства Красной Армии и расширения масштабов партизанской войны уже весной — л е т о м 1929 г., а о с н о в н а я ч а с т ь г р у п п а м и и п о о д и н о ч к е в к о н ц е 1929 — н а ч а л е 1930 г. По и м е ющи м с я далеко не полным да н н ым и оценкам зарубежных авторов, значительная часть командного и политического состава частей Красной Армии, начиная от ком андиров и ком иссаров полков и выш е, прош ли подготовку в различных военных учебных заведениях С С С Р, что я в и л о с ь о д н и м из у с л о в и й б ы с т р о г о развертывания вооруженных сил КПК. Среди них были политкомиссары и начальники политотделов, начальники штабов крупнейших военных соединений, организаторы военной разведки, а также особых отделов руководящих органов КПК и Красной Армии.

Многие из слушателей советских военных учебных заведений внесли зам етны й вклад в дело победы китайской револю ции. Хорош о известно, что такие китайские военачальники, ветераны китайской революции, как Чжу Дэ, Линь Бяо, Хэ Лун, Е Тин, Не Ж унчжэнь, Сюй Сяньцянь, Е Цзяньин, Дэн Сяопин и многие другие прошли обучение в советских военных учебных заведениях либо изучили советский военный 236 ВКП(б), Коминтерн. Т.З. С.326.

237 Ши Чжэ (Карский) впервые приехал в СССР в 1925 г.

опыт, взаимодействуя с военными советниками России в Китае.

Были и серьезные проблемы со здоровьем у многих к и та й ц е в, п р и е з ж а ю щ и х на у ч е б у в С С С Р, а это отражалось на учебе, особенно если из них готовили военных специалистов. Так, после одного из медицинских о б с л е д о в а н и й б ы л о в ы я в л е н о, что из 1 0 0 - 1 2 у ч а щ и х ся -к и та й ц е в КУТКа в 1929 г. 70 % больны нервными болезнями и туберкулезом. Те, кто занимались подбором абитуриентов в Китае для учебы в СССР, жаловались, что «очень многие из китайских рабочих (на ко тор ы х д ел ал ся упор. — В.У.) больны : глазны м и болезнями, туберкулезом и сифилисом», что затрудняло работу по подбору.[238] Как следует из архивных документов, во второй половине 20-х годов подготовка и переподготовка командиров китайской армии осуществлялась и в Китае, к примеру, в военной школе Вампу, затем на территории «опорных баз». Только из одного проекта месячной сметы по военной работе в Китае, составленной Чжоу Эньлаем 12 мая 1928 г., видно, какие средства (по 5 тыс.

м ексиканских долларов) СССР выделял на военную подготовку и организацию школ младшего комсостава на о-ве Хайнань, в Хайлуфыне, пров. Хунань;

в каждой школе обучалось по 400 курсантов.[239] Судя по приводившимся документам, требовалось все большее и большее количество китайцев, прошедших обучение в СССР. Так, в пункте № 7 Протоколов № 63 и 238 ВКП(б), Коминтерн и Китай. Т.З. С. 690, 691.

239 Р.А.Мировицкая. Ук. соч. С. 310-311.

64 (Особый № 47) заседаний Политбюро ЦК ВКП(б) от и 21 о к т я б р я 1926 г. го в о р и л о с ь : « Н а п р а в и т ь в р аспоряж ение ЦК Гом иньдана и П ол и туправл ен ия кантонских армий известное количество китайских товарищей из КУТВ и Университета имени Сунь Ятсена в Москве». В Протоколе № 103 (особый № 81) заседания П олитбю ро ЦК ВКП(б) от 19 мая 1927 г. пункт «д»

предлагалось «послать 10 коммунистов-китайцев из оканчивающих КУТВ и Университет им. Сунь Ятсена для работы в частях Юй Южэня, а в пункте «е» поручалось Ф. Раскольникову снестись с Х анькоу по вопросу о включении известного количества кандидатов Юй Южэня в общ ую разверстку китмолодеж и, направляемой в советские вузы. А через неделю 26 мая в пункте «д»

Протокола № 105 (особый № 83) заседания Политбюро ЦК В К П (б ) го в о р и л о с ь : « О т п р а в и т ь о к о н ч и в ш и х Университет им. Сунь Ятсена 64 чел. в распоряжение Нацпра (Н аци онального правительства. — В. У ) ;

в первую очередь — коммунистов и комсомольцев, во вторую — гоминьдановцев».

Студенты, обучающиеся в СССР, использовались также как пропагандисты и агитаторы точки зрения Москвы на обстановку в Китае и в КПК. Об этом говорит п у н к т 1-й П р е д л о ж е н и й Ф. Р а с к о л ь н и к о в а об организационных мерах в отношении Компартии Китая:

«Направить в Китай, в частности в Ханькоу и Шанхай, из К У Т В а и С у н ь я т с е н о в с к о г о у н и в е р с и т е т а гр у п п у студентов, способных объяснить нашу точку зрения и бороться с о п п ор тун и зм ом руководи тел ей Китко м па рти и ».[242] 242 ВКП(б), Коминтерн. Т.2. C.854.

Обучение китайцев в военных учебных заведениях СССР продолжалось и в 30-е годы. Об этом наглядно говорит «Письмо представителей ЦК компартии Китая при ИККИ Ван Мина и Кан Шэна И. А. Пятницкому о зачислении китайских коммунистов в военные школы, академии, школы ОГПУ» от 31 июля 1933 г.


«По поручению ЦК нашей партии, — говорилось в нем, — о б р а щ а е м с я к вам с п р о сь б о й, чтобы вы поставили перед ЦК ВКП(б) вопрос о том, чтобы ЦК ВКП(б) разрешил ЦК КПК откомандировать 100 китайских товарищей в разные военные школы и академии в СССР.

Из них прим ерно: 20 в а в и ац и о н н ую ш колу, 20 в а р ти л л е р и й ск у ю, 15 в в о е н н о -хи м и ч е ск ую, 15 [в] военную, 10 в пехотную, 10 в кавалерийскую и 10 [в] специальную для работы по линии штаба. Кроме того, просим командировать 20 кит[айских] товарищей на у ч е б у по л и н и и р а б о т у Г П У. В се эти в о е н н ы е сп е ц и а л и сты оч ен ь нуж ны наш ей партии и РККА Китая». Интересно, что над текстом письма слева была помета рукой неизвестного: «Поговорить спешно с т.

Берзиным».[244] Советская разведка в Китае Непосредственно после захвата власти в октябре 1 9 1 7 г. б о л ь ш е в и к и п р а к т и ч е с к и не и м е л и сколько-нибудь достоверной информации о том, что в это время происходило в Китае и каков был там расклад политических сил. Соответственно, было не очень ясно, какую позицию по отношению к двум существовавшим 243 Коминтерн и идея мировой революции. Документы. М. 1998. С. 792-793.

244 Там же. С.793.

тогда в этой стране правительствам — П екинскому республи канском у правительству во главе с Дуань Цижуем и Военному правительству Ю жного Китая в Гуанчжоу во главе с Сунь Ятсеном — следовало занять.

Было известно, что Пекинское правительство признано великими державами, но его политический курс был не вполне ясен. Как должна была вести себя по отношению к нему Советская Россия? Как к пособнику империалистов или как к правительству, по-прежнему находящемуся в неравноправном положении на международной арене и п о то м у п р е д с т а в л я в ш е м у со б о й п о т е н ц и а л ь н о го союзника России? Необходимо было как можно скорее дать аргументированный ответ на данный вопрос, чтобы в дальнейш ем правильно строить свою конкретную политику в отношении восточного соседа. В первую очередь ответы на этот вопрос долж ны были быть получены из Китая от дипломатических сотрудников и от разведки.

П е р в о н а ч а л ь н ы е в згл яд ы р о сси й ск о го дипломатического ведомства на Восток в целом и на Китай в частности хорошо видны из заявлений советской стороны во время обмена визитами 19 и 20 января 1918 г. з а в е д у ю щ е г о В о с т о ч н ы м о т д е л о м Н К И Д А. Вознесенского с китайским секретарем Ли Шичжуаном, котор ы е прош ли в « д р уж еской о б ста н о в ке ». Так, уч а ствовавш и й в обм ене визитам и о тветствен н ы й с о т р у д н и к Н а р к о м и н д е л а Е. П о л и в а н о в з а я в и л китайскому чиновнику: «В Китае и в России революция произошла почти одновременно. Если оставаться на почве исторических ф актов, следует признать, что революционная ситуация в России созрела раньше, чем в Китае. Но путь ее был и зв и л и ст, и никто не мог предположить, что Китай станет страной, опередившей в данном отношении Россию. Я уверен, что китайцы не могут не приветствовать установление власти народа в нашей стране. Ведь народы Китая и России — братья, которые должны рука об руку идти к общей цели».

Далее речь зашла о перспективах революции в Китае и Японии. Ли Шичжуан упомянул о том, что не будь нынешней мировой войны, в России ни при каких условиях не могла бы быть установлена власть народа.

Поливанов приветствовал это мнение своего коллеги:

«Несмотря на то, что мировая война принесла людям н е и с ч и с л и м ы е б е д с т в и я, о н а в то ж е в р е м я способствовала освобождению народов. Я уверен, что противоречия между Англией, Японией и Америкой уже совершившийся факт. В недалеком будущем между этими стр анам и всп ы хн ет война. Ее р езул ьтатом стан ет революция в Японии. Мы должны воспользоваться этим и начать действовать. Сейчас мы способствуем тому, чтобы Индия вышла из-под гнета Англии. Мы помогаем ей обрести независимость. Одним словом, общая ситуация в 20 с т о л е т и и о п р е д е л я е т с я т е м, ч то д н и империалистических правительств сочтены!». 46] Однако вскоре позиция советских руководителей резко изменилась. Этому способствовало два момента:

первое — то, что китайский посланник принял участие в демарше дипломатического корпуса, явившись вместе со своими коллегами к Ленину и заставив его отдать приказ 245 Чжун э гуанси шиляо: э чжэнбянь юй цзяошэ (Исторические материалы о китайско-русских отношениях. Политический переворот в России и повседневные отношения). 1917-1919. Тайбэй,1960. С.267. Цит. по М.Крюков. Извилистый путь к альянсу: Советская Россия и Сунь Ятсен (1918-1923). — Проблемы Дальнего Востока. 1999. № 2. С.110.

246 Там же. С.111.

об освобож дении арестованного румынского посла;

вскоре он вслед за персоналом других посольств покинул П е тр о гр а д и н а п р а в и л ся в В о л о гд у, о тк а за в ш и с ь переехать в Москву. Второе — то, что уже в декабре 1917 г. в результате сговора держав Антанты с Пекином китайские войска, нарушив действовавшие в то время международные соглашения, заняли зону КВЖД, силой о р у ж и я р а з о гн а л и Х а р б и н с к и й С о в е т р а б о ч и х и с о л д а т с к и х д е п у т а т о в и п е р е д а л и к о н т р о л ь над важ н ей ш ей ж е л е зн о д о р о ж н о й м аги стр ал ью белогвардейцам и представителям Антанты.

Уже 22 февраля 1918 г. Наркоминдел направил международным отделам краевых Совдепов инструкцию, в которой предписывал им:

«В отношении китайцев надлежит помнить, что н ы н е ш н е е П е к и н ск о е п р а в и те л ь с тв о не яв л я е тся выразителем воли китайского народа и ведет борьбу с поднявш им восстание против реакционного севера народом Южного Китая, образовавшим Федеративную Республику».[247] Однако в дальнейшем Наркоминдел не отказывался от общения с реакционным Пекинским правительством, но уж е не считал н е о б хо д и м ы м о б су ж д а ть с ним проблемы мировой революции. Данная тема должна была стать центральным пунктом в общении Советского правительства с революционным Югом во главе с Сунь Ятсеном.

247 Советско-китайские отношения. 1917-1957. Сборник документов. М.,1959.

С.37.

Борьба за признание Советская Россия желала, чтобы Китай ее признал и ус та н о в и л с ней о ф и ц и а л ь н ы е д и п л о м а т и ч е с к и е отн о ш ен и я. О д н ако переговоры по этом у вопросу з а т я г и в а л и с ь на н е о п р е д е л е н н о е в р е м я. З д е с ь сказывалась враждебная позиция империалистических го с у д а р с т в, к о т о р ы е, н а ч и н а я с В а ш и н гт о н с к о й конференции, 483оказывали сильный нажим на Пекин, стремясь не допустить заключения российско-китайского с о г л а ш е н и я об у с т а н о в л е н и и д и п л о м а т и ч е с к и х отн ош ени й. П опы тки устан ови ть д и п л о м ати ч е ски е отношения между Китаем и созданной в апреле 1920 г.

Дальневосточной республикой (направившей в конце августа в Пекин своих дипломатических представителей во главе с А. Ф. Агаревым, а затем с И. Л. Юриным ) также ни к чему не привели. Хотя они и создали условия 248 Вашингтонская конференция (12 ноября 1921- 6 февраля 1922 г.), в которой участвовали США, Великобритания, Китай, Япония, Франция, Италия, Нидерланды, Бельгия и Португалия, зафиксировала новое создавшееся после Первой мировой войны соотношение империалистических сил в Китае и бассейне Тихого океана, благоприятное для США. Советская Россия, крупнейшая тихоокеанская держава, не получила приглашение на конференцию. Делегации Дальневосточной Республики, которая прибыла на конфренцию, власти США не разрешили в ней участвовать.

249 Игнатий Людвигович-Маринович Дзевялтовский-Гинтовт (поляк, известный в России как Игнатий Львович. Юрин был одним из первых советских комендантов Зимнего Дворца. В царской армии он командовал ротой. В Красной Армии — главный комиссар военно-учебных заведений, военный комиссар Всероссийского главного штаба, член РВС 12-й армии, затем секретарь Дальневосточного бюро ЦК РКП(б), военный министр, впоследствии министр иностранных дел ДВР.

Фамилия Юрина долгое время замалчивалась в советской исторической литературе в связи с тем, что он в середине 30-х годов якобы бежал в Польшу и стал «изменником, польским националистом». (Е.А.Ягодинский. Первые советские коменданты Зимнего дворца. — Вопросы истории. 1990. № 4. С. 163. Цит. по.

Ф.Б.Белелюбский. «Нет рецепта писать мемуары» (Обзор архива М.И.

Казанина). — И не распалась связь времен...С.77).

для н а п р а в л е н и я в К и тай п е р в о й о ф и ц и а л ь н о й д и п л о м а т и ч е с к о й м и с с и и Р С Ф С Р во г л а в е с А. К. Прайкесом (конец 1921 — первая половина 1922 г.), а затем с А. А. Иоффе (август 1922 — январь 1923 г.).

Она стала возможной только после того, как в сентябре 1920 г. Пекинское правительство наконец отказалось признавать бы вш его царского посла и консулов и объявило аннулированным право экстерриториальности русских на китайской территории.[250] Как известно, Советское правительство ещ е в 1 9 1 7 г. л и ш и л о все ц а р с к и е д и п л о м а т и ч е с к и е представительства за границей их полномочий. Однако они продолжали именовать себя по-прежнему и, более того, пользовались признанием как правительств, при которых они в свое время были аккредитованы и которые надеялись как на реставрацию в России старых порядков, так и дипломатического корпуса. Такое же положение было и в Китае.

Русским посланником в Китае все еще считался князь Н. А. Кудашев. После Октябрьского переворота декабря 1917 г. Кудашев получил от первого народного к о м и с с а р а по и н о с т р а н н ы м д е л а м в п е р в о м п р а в и т е л ь с т в е С о в е т с к о й Р о сси и Л. Д. Т р о ц к о го телеграмму, посланную 30 ноября, где миссии в Пекине бы ло предл ож ен о со тр уд н и ч ать с С оветским правительством. Здесь же излагалась суть внешней политики.[251]Через неделю 7 декабря Кудашевым была получена вторая телеграмма от 5 декабря следующего 250 В.Аварин. Империализм в Маньчжурии. Т.1.М. — Л. 1934. С.199.


251 ГАРФ (бывший ЦГАОР). Ф.200. Д. 462.Л.4. Цит. по: Е.А.Белов. Россия и Монголия. М. 1999. С. 150.

содержания: «Совет Народных Комиссаров предлагает всем служ ащ им П осольства н ем ед лен н о ответить, согласны ли они проводить ту международную политику, которая предуказана Съездом Советов Солдатских и Рабочих Депутатов и Съездом Крестьянских Депутатов и которая наш ла себе в ы р а ж е н и е в м е р о п р и я ти я х, направленных к скорейшему заключению мира. Все не желающие проводить эту политику должны немедленно устраниться от работы, сдав дела низшим служащим, независимо от занимавшегося им (так в тексте —В. У.) ранее поста, раз они не согласны подчиняться советской власти. Попытки чиновников, враждебных советской в л а с т и, п р о д о л ж а т ь св о ю п о л и т и к у в п р е ж н е м направлении будут приравнены к тягчай ш ем у государственному преступлению. Содержание настоящей т е л е г р а м м ы с о о б щ и т е всем к о н с у л а м. Т р е б у ю немедленного и категоричного ответа». Однако ответа не последовало. Дело в том, что Н. А. Кудашев 19 ноября 1917 г. получил телеграмму от российского поверенного в делах в Лондоне К. Д. Набокова, в которой сообщалось, что ве сь л и ч н ы й со с т а в М И Д Р о сси и о т к а з а л с я с о т р у д н и ч а т ь с п р а в и т е л ь с т в о м Л е н и н а.[253]Э то сообщение Кудашев передал 21 ноября циркулярной телеграммой всем российским консулам в Китае. На следующий день он также циркулярной телеграммой приказал консулам не подчиняться Троцкому и оставлять его телеграм м ы без ответа. Почти все российские консулы в Китае единодушно последовали этому приказу Кудашева и выразили готовность руководствоваться в своей деятельности только указаниями миссии в Пекине.

252 Там же.

253 Там же. Л. 12;

С. 151.

5 д е ка б р я м иссия сд ел а л а за я в л е н и е ки та й ск о м у правительству о том, что она отказалась подчиняться п р ав и те л ьству б о л ьш еви ков и буд ет п о -п р е ж н ем у « продолж ать свои обязанности до сф орм ирования законного Правительства в России».[254] Китайское правительство не признало Советскую власть. О но д а ж е п р о си л о К уд аш ев а п р е д п и са ть российским консулам в Китае «оказывать содействие китайским властям в мерах противодействия появлению в Китае большевистских агентов». В то же время, по сл о в а м К у д а ш е в а, П екин сн а б д и л и н ст р у к ц и я м и ки та й ски е п о гр а н и ч н ы е власти « о тн о си ться доброжелательно к большевикам».[255] Однако Троцкий не успокаивается и 6 января 1918 г.

шлет очередную телеграмму в российскую миссию в Пекине, где просит указать ф ам илии сотрудников, готовых служить Советскому правительству, и обещает им повышенные оклады.[256]Но и эта телеграмма остается без ответа. Тогда в марте Москва пытается заменить Кудаш ева и консулов своими ди п лом ати чески м и и к о н су л ь ск и м и п р е д с т а в и т е л я м и. О но у в е д о м л я е т пр авительство Китая о том, что д и п л о м ати ч е ски м представителем Советского правительства в Пекине назначается бывший российский вице-консул в Шанхае А. Н. Вознесенский, который был отстранен от работы на посту вице-консула за свои демократические убеждения еще при царском правительстве. Генеральным консулом 254 Там же. Л.33;

С.151.

255 Там же. Л. 39;

С.151.

256 Там же. Л.6;

С.151.

в Урге назначается типографский рабочий из Кяхты А. Н. Васильев, консулом в Кульдж е — ставш ий на сто р о н у С о ве тско й власти се к р е та р ь К он сул ьства А. П. З и н ь к е в и ч, к о н с у л о м в Х а й л а р е — с о л д а т Домбровский, консулом в Куаньчэнцзы (Ч а н ч у н ь )— рабочий-железнодорожник Дронов.[2 Однако Пекинское правительство не признало эти назначения и не пустило названных лиц на территорию Китая.

А К уд аш ев и его ш тат п р о д о л ж ал и за н и м а ть обш ирны е здания миссии в посольском квартале и н а зы в а ть себя п р е д с т а в и т е л я м и В р е м е н н о го правительства и русского народа. Самым умным из членов царской миссии считался, по мнению секретаря миссии ДВР М. И. Казанина, первый секретарь царской миссии В. В. Граве, красивый и стройный, с маленькой острой бородкой, безупречно одетый, всегда ходивший с моноклем. Хорош ее впечатление производил второй секретарь миссии Игорь Митрофанов, молодой, чисто вы бриты й бл он д и н, хорош о знавш и й Пекин и его историю. Хорошо известными среди ориенталистов были драгоманы Бруннет и Гагельстром. Старший драгоман Колесов, по словам китайского учителя Казанина, был «мерзавцем и ничтожеством».[258] И вот наконец 22 сентября 1920 г. китайские газеты опубликовали декрет президента о том, что «Китай...

перестает ныне признавать Российских Посланников и К о н с у л о в », т а к ка к « о н и д а в н о у т р а т и л и св о й п р ед стави тел ьн ы й хар актер и поисти не не им ею т 257 Там же. Л.9;

С.151.

258 М.И.Казанин. Записки секретаря миссии. М.,1962. С.69.

основании продолж ать исполнять леж ащ ие на них ответственные обязанности».[259] В с л е д за эти м п о с л е д о в а л и р а с п о р я ж е н и я провинциальных властей о закрытии царских консульств.

Однако царские дипломаты, опираясь на поддержку дипкорпуса, оказы вали сопротивление исполнению президентского декрета.

По приказу Чжан Цзолиня 30 сентября 1920 г. было закр ы то кон сул ьство в Ц зилине, затем в Хэйхэ, в Шэньяне и Чанчуне. В Шанхае бывший генеральный консул фон Гроссе пытался удержаться на своем посту, но успеха не имел, его заместителем вице-консулом был К. Э. М ецлер, 260]в царском консульстве такж е был консульский судья Н. А. Иванов.[261]В декабре закрылось консульство в Гуанчжоу, а в других городах значительно позже.[262] П осле д л и те л ь н ы х п е р е го в о р о в стар о го консульского корпуса с китайскими властями было до сти гн уто согл аш ен и е, по котором у все ф ункции 259 М.А.Персиц. Дальневосточная Республика и Китай. Роль ДВР в борьбе советской власти за дружбу с Китаем в 1920-1922 гг. М., 1962. С. 122.

260 Вот какую характеристику дал К. Мецлеру генерал Глебов в рапорте, представленном Главному центру Гоминьдана в Нанкине в 1936 г.: «К. Мецлер — человек не русский ни по происхождению, ни по вероисповеданию.

Отличительные черты: наглость, хлестаковщина, беспринципность». Как одно из обвинений в его адрес инкриминировалось то, что «в 1932 г. при конфликте Японии с Китаем, в Шанхае через Эмигрантский комитет тайно набирались русские рабочие для японских войск для перевозки военных грузов и устройства военного аэродрома».(Из архива Ю.А.Черемшанского. Цит. по: П. Балакшин.

Финал в Китае. С.341.) 261 П. Балакшин. Финал в Китае. С.328.

262 М.А.Персиц. Дальневосточная Республика и Китай. М.,1962. С. 122-123.

российского консульства, за исключением судебных, были переданы в ведение Бюро по русским делам. Бюро пр одол ж ал о оставаться в ш анхай ском пом ещ ении консульства в том же составе, но комиссаром по русскми делам был назначен китайский чиновни к М ИДа, в В. Ф. Гроссе стал его заместителем.[263] Известно, что сотрудники царских консульств, разбросанные по разным городам Китая, так же как и сотрудники миссии в Пекине, вели разносторонню ю ан ти со в е тскую д е я те л ь н о сть. Они соб и р али белогвардейских офицеров, а затем переправляли их через границу в армии Колчака, Семенова, Врангеля.

Известна роль князя Кудашева, возглавлявшего царскую миссию в Пекине, который укрывал бандита и убийцу Калмыкова, бежавшего в феврале 1920 г. из Харбина на к и т а й с к у ю т е р р и т о р и ю. А р е с т о в а н н ы й 8 м а р та китайским и властям и, К алм ы ков содерж ался в цзилиньской тюрьме. Однако по указанию Кудашева царский консул в Ц зилине (Гирине) Братцев помог Калмыкову 16 июля бежать из заклю чения, а затем укрывал его в своем консульстве до конца августа.[264] П екинское п равительство безусловно было осведомлено об истинном характере «дипломатической»

работы царского посланника. Для иллюстрации уместно рассказать о беседе между Кудашевым и министром иностранных дел Ян Хойцином, состоявшейся, очевидно, в середине сентября 1920 г. Встреча произош ла по просьбе Кудашева, пришедшего заявить протест против того, что Вайцзяобу (Министерство иностранных дел) 263 П. Балакшин. Финал в Китае. С.328.

264 М.А.Персиц. Дальневосточная Республика и Китай. М.,1962. С.118.

лишило бывшую царскую миссию права шифрованной переписки. Ян Хойцин, отклоняя протест, объяснил решение министерства тем, что «шифровки посольства несомненно связаны с политическими действиями», которы е « м огут создать затр уднения для м естны х китайских властей». И чтобы не было сомнений, о каких д ействиях идет речь, министр сослался на пример цзилиньского консула, который, выполняя распоряжение Кудашева, очевидно, тоже переданное шифром, укрывал у себя политического преступника Калмыкова.[265] Ф и н ан си ро ван и е сотрудн иков консульств и их деятельн ости шло через Русско-А зиатски й банк, в который Китай исправно вносил каждые два месяца 250 ты с. та эл е й в сч е т п о га ш е н и я « б о к с е р с к о й »

к о н т р и б у ц и и.[266]Эти д ен ьги шли в р а сп о р я ж е н и е К у д а ш е в а. Н е о д н о к р а т н ы е п р о те сты С о в е т с к о го п р а в и т е л ь с т в а, о т к а з а в ш е г о с я от п о л у ч е н и я ко н тр и б уц и и, но т р е б о в а в ш е го «не в ы д ава ть эти вознаграждения бывшим русским консулам... или русским о р га н и за ц и я м, на это незакон н о п р е те н д ую щ и м », систематически игнорировались^2 265 Газета "Шанхайская жизнь от 24 сентября 1920 г. Цит. по: М.А.Персиц.

Дальневосточная Республика и Китай. М.,1962. С. 119-120.

266 7 сентября 1901 г. пекинское правительство подписало с послами восьми держав, включая Россию, так называемый «заключительный протокол». Он налагал на Китай огромную контрибуцию за материальный ущерб, нанесенный иностарнным державам повстанцами, в размере 450 млн. таэлей, которая должна быть выплачена в течение 39 лет. Вместе с процентами сумма контрибуции составляла 147 млн. фунтов стерлингов, то есть почти полтора миллиарда русских рублей.

267 М.А.Персиц. Дальневосточная Республика и Китай. М.,1962. С.120.

7 августа, вскоре после того как пограничным властям было дано указание пропустить делегацию ДВР в Китай, пекинское правительство официально уведомило К удаш ева и п р авлен ие Р усско -А зи а тско го банка о прекращении взносов «боксерских» денег и о том, что очер ед н ой взнос оно п о л о ж и т в китайский государственный банк.[268] Как только царская миссия была лишена признания китайцев и Кудашев по известным причинам перестал в ы п л а ч и в а ть со д е р ж а н и е ко н сул а м, часть из них обратилась к представителям ДВР с предложением своих услуг. Однако некоторые из них, по данным М. Казанина, просто заним ались вы м огательством и попрошайничеством. Несколько чиновников бывшего консульского аппарата были взяты на работу в аппарат миссии ДВР. Среди них очень хорош ее впечатление производил Тужилин — бывший вице-консул в Цицикаре.

Он был о б р а з о в а н н ы м к и т а е в е д о м, с к р о м н ы м и одиноким.[269] Поэтому закрытие всех царских консульств и отказ пекинского кабинета ф и н ан си р овать д ея тел ьн о сть бывшей царской миссии являлись большим успехом советской дипломатии и выбивали финансовые рычаги у организаторов антисоветской деятельности, а также способствовали созданию минимально необходимых условий для ведения переговоров с миссией ДРВ, а п о з д н е е и с Р С Ф С Р, я в л я я с ь п е р в ы м ш а го м к 268 Газета "Шанхайская жизнь от 8 августа 1920 г. Цит. по: М.А.Персиц.

Дальневосточная Республика и Китай. С. 120.

269 М.И.Казанин. Записки секретаря миссии. М.,1962. С.93.

н о р м а л и з а ц и и с о в е т с к о -к и т а й с к и х о т н о ш е н и й и признания Советской России.

После признания Советского Сою за китайским правительством весной 1924 г. Бюроо по русским делам в Шанхае было закрыто, а здание российского консульства передано совестким консульским представителям.

Совесткая разведка в Китае внимательно следила за дальнейш им и действиям и царских консульских работников и организациями, создаваемыми при их участии.

П о и н и ц и а т и в е д о к т о р а Д. И. К а з а к о в а, п р е д с е д а т е л я Р у сс к о го п р а в о с л а в н о г о б р а т с т в а, состоялось совещание русских эмигранстких организаций в Шанхае по вопросу о правомом положении эмигрантов из России. Избранная комиссия под председательством В. Ф. Гроссе в ы р аб о та л а вр е м е н н о е п о л о ж е н и е о Комитете защиты прав и интересов русских эмигрантов в Ш а н х а е. П р е д с е д а т е л е м к о м и т е т а бы л и з б р а н В. Ф. Гроссе, а вице-председателем Н. А. Иванов. Новая эмигрантская организация стала называться Белым консульством.

Комитет был организован не на основе выборов, а по принципу личного подбора его состава. На первых порах своей деятельносчти комитету пришлось потратить м н о г о в р е м е н и и т р у д а по д е л у г е н е р а л а Н. С. Анисимова, который с группой лиц в 450 человек вышел из подчинения генералу Ф. Л. Глебову (имя 270 Ф.Л.Глебов — генерал, начал Первую мировую войну в чине вахмистра. За боевые заслуги был награжден всеми Георгиевскими орденами и крестами. сентября 1923 г. на пароходе «Охотск» прибыл из Владивостока в Шанхай. По прибытии в Шанхай он продал «Охотск» и другой российский пароход одной китайской фирме. Глебов был фигурой неоднозначной и многих неустраивающий.

Верные семеновцы не могли ему простить перехода на сторону правительства Ф а л д е й г е н е р а л с м е н и л на Ф е д о р, с ч и т а я его плебейским), захватил один из кораблей — Монгугай — и ушел на нем во Владивосток. Это был первый случай массвого возвращение русских эмигрантов в Советский С о ю з, о с т а в ш и й с я н е з а м е ч е н н ы м за п р е д е л а м и Шанхая.[271] С момента возникновения Комитета защиты прав у н е го в о з н и к л и н е д о р а з у м е н и я с н е к о т о р ы м и э м и гр а н тск и м и груп п ам и и их д е я те л я м и. В эти х недоразумениях прежде всего сказалось столкновение граж данской и военной власти, т. е. В. Ф. Гроссе, б ы вш е го р о сси й ско го ге н е р а л ьн о го ко н сул а, и бартьев Меркуловых, когда он заменил атамана Семенова на посту командующего остатками семеновских войск в Гродеково. Участники похода белоповстанческих войск из Владивостока в Корею обвинили Глебова в создании в лагерях беженцев атмосферы концлагерей. По его приказу во Владивосток высылались лица, которых он подозревал в приверженности к большевизму. Люди его отряда, прибывшие в Шанхай, ставили ему в вину полное безразличие к условиям, в которых они находились в трюмах кораблей, страдая от желужочных заболеваний, куриной слепоты, недостатка питания и медиционской помощи, в то же время как он, их начальник, прокручивал деньги в Шанхае. О Глебове говорили, что он однажды заплатил танцовщице в дансинге 500 долларов за порванное платье. Глебова обвиняли в самовольном и безконтрольном распоряжении деньгами, полученными им от продажи кораблей, на которых его отряд прибыл в Шанхай. В 1925 г. по распоряжению атамана Семенова была назначена комиссия по расследованию деятельности Глебова. Комиссия собрала «обширный материал, но обстановка не дала возможности завершить дело до конца». Прояпонские элементы русской эмиграции ставили Глебову в вину, что во время японо-китайского конфликта он способствовал набору русских специалистов, артиллеристов, пулеметчиков и т. д. для гоминьдановских войск.

Люди, стоявшие близко к российским консульским кругам, обвиняли Глебова в недопустимом отношении и грубой травле последнего царского генерального консула в Китае В.Ф.Гроссе. Как считает П.Балакшин, генерал Глебов был платным секретным агентом Гоминьдана (П.Балакшин. Ук. Соч., с. 344). Генерал Глебов не остался в долгу перед своими многочисленными обвинителями. В 1936 г. он представил обстоятельный рапорт Главному центру Гоминьдана в Нанкине, но мишенью для своих обвинений избрал только К.Э.Мецлера и его группу. (П. Балакшин. Финал в Китае. С. 229-240.) 271 П. Балакшин. Финал в Китае. С.337.

Ф. Л. Г л е б о в а, главы б о л ь ш о й в о е н н о й гр у п п ы, прибывшей из Приморья. Эти разногласия усугубились еще и тем, что в стенах российского консульства до передачи его совестким властям ф ун кц и он и р овал комитет по репатриации русских.[272] В 1 9 2 5 г. К о м и т е т по з а щ и т е п р а в б ы л реорганизован, и в его состав вошли председатели всех р у с с к и х о б щ е с т в е н н ы х о р г а н и з а ц и й. Он с та л объединенным представителем русской колонии Шанхая, признаным властями Великого Шанхая, Сеттльмента и Французской концессии.

Углублявшиеся разногласия вылились наконец в полный разрыв в 1926 году, когда на заседании Русского благотворительного общества под предстедательством К. Э. Мецлера было выражено недоверие большинству правления Комитета. В ответ на это В. Ф. Гроссе вышел из К ом итета защ иты прав и о р га н и зо в а л Русский эмигрантский комитет и благотворительное общество под н а зв а н и е м « п о м о щ ь ». В Ш а н х а е та ки м о б р а зо м о б р а з о в а л о с ь стр а зу две п р а в о в ы х о р га н и за ц и и, претендовавших на представительство колонии, и две б л а го т в о р и т е л ь н ы х о р га н и за ц и и. П р е д се д а те л е м Комитета защ иты прав был избран Н. А. Иванов, а В. Ф. Гроссе возглавил Русский эмигрантский комитет.

В 1929 г. К о м и т е т з а щ и т ы п р а в в н о в ь бы л реорганизован, пополнен новыми лю дьми и придан существовавшей Русской национальной общине, во главе которой стоял «старшина Общины», капитан 1-го ранга Н. Ю. Фомин. В октябре 1931 г. В. Ф. Гроссе умер и 272 П. Балакшин. Финал в Китае. С.337.

председательство Русского эм игрантского комитета перешло к К. Э. Мецлеру.

Поскольку в первой половине 1921 г. ДВР вышла на м а н ь ч ж у р с к у ю гр а н и ц у с К и т а е м, м и н и с т е р с т в о иностранных дел республики назначило Э. К. Озарнина своим ге н е р а л ь н ы м ко н сул ом в Х а р б и н е. С в ое го резидента ДВР готовила для Северо-восточного Китая в г. Маньчжурия, где находилась крупная станция КВЖД.

В о с с т а н о в л е н и е н о р м а л ь н о го ж е л е з н о д о р о ж н о го сообщения между Китаем и ДРВ имело крайне важное значение. Этим вопросом занимался лично В. И. Ленин.

Ф. Д зерж инский предложил поручить переговоры с китайскими властями слушателю Академии генерального штаба П. Ф. Ж уйкову-А лексан д ровском у. Перед его о т ъ е з д о м из М о с к в ы Ф. Д з е р ж и н с к и й, П. Жуйков-Александровский и Л. Карахан были приняты В.Ленины м. П оследний, подчеркнув, что советский дипломат встретится с огромными трудностями, сказал:

«Задача ваша состоит в том, чтобы в кратчайший срок заключить с правительством Северного Китая договор об открытии границы с ДВР и установлении сообщения по Читинской и Китайско-Восточной железным дорогам».[274] Уже в декабре 1920 г.

П. Ф. Жуйков-Александровский выехал из Москвы в Читу.

«В мандате, выданном мне МИДом ДВР, — вспоминал он, — зн а ч и л о сь, что я я в л я ю с ь п р е д ста в и те л е м Г е н е р а л ь н о г о ш т а б а. По м н е н и ю р у к о в о д я щ и х товарищ ей, это долж но было мне помочь бы стрее 273 П. Балакшин. Финал в Китае. С. 337-338.

274 П.Ф.Жуйков-Александровский. Дипломатическое поручение. — Вечно живой.

Воспоминания современников о Владимире Ильиче Ленине. М.,1965. С. 264-265.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.