авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |

«Виктор Усов Советская разведка в Китае 20-30 годы XX века Введение В Советском Союзе в литературе на тему советской ...»

-- [ Страница 4 ] --

наладить д и п л о м ати ч е скую работу, устан ови ть необходи м ы е контакты с китайским военным командованием и гражданскими, особенно дипломатическими, чиновниками».[275]В первой декаде 1921 г. он уже начал вести переговоры с китайской сто р о н о й о п о д п и с а н и и с о гл а ш е н и я и о тк р ы ти и ж е л е зн о д о р о ж н о го сообщения между Читой и Маньчжурией. Вечером 6 марта договор был подписан, а 7 марта 1921 г. граница была открыта и первый поезд отправился из г. Маньчжурия в Читу. В конце 1921 г.

Жуйков заболел и в декабре выехал в Москву, где после отдыха и лечения вновь поступил в А к а де м и ю генерального штаба.[276] Здесь следует отметить, что представители ДВР в Китае иногда действовали от Центра и Кремля более свободно (чем это представлялось раньше в нашей литературе) в проведении каких-то конкретных действий, сообразуясь с действительной обстановкой. В качестве п рим ера м ож но п ри вести д е й ств и я п р е д се д а те л я дипломатической миссии ДВР в Китае И. Юрина при встречах летом — осенью 1921 г. с Чжан Цзолинем для обсуждения проблем КВЖД. В ходе этих переговором Юрин отказался передавать Чжан Цзолиню требование Ч и ч е ри н а о д и сл о к а ц и и 2 0 -ты ся ч н о го со в е тско го военного контингента вдоль КВЖД в случае ее передачи Китаю. По его мнению, такое предложение было бы все равно неприемлемо для китайцев и только испортило бы атм о сф е р у на переговорах. Д ругой пример. Ю рин 275 П.Ф.Жуйков-Александровский. Подписание соглашения между ДВР и Северо-восточным Китаем в марте 1921 г. (воспоминания). — Советское китаеведение. М.,1958, № 2. С.133.

276 Там же. С. 135.

отказался выполнять директивы правительства ДВР о торговом договоре с пекинским правительством, проект которого, по его словам, был «чрезмерно нахальным по содержанию», заявив китайской стороне, что проект договора им еще не получен из Читы.[277] В связи с распространяемы ми с начала 1922 г.

повсюду слухами, что якобы официальные представители ДВР и коммунисты завезли в Харбин и тайно хранят огро м н ое кол и чество о руж ия, 27 ф евраля 1922 г.

полиция Чжан Цзолиня и оф ицеры главного штаба китайских войск произвели сорок обысков в различных официальных учреждениях ДВР, даже в канцелярии и на квартире особоуполномоченного читинского п р а в и те л ь ств а О за р н и н а, а та к ж е в п о м е щ е н и я х профсоюзов, в рабочем клубе и домах многих русских граж дан.[278]Консулы иностранных держав в Харбине весьма живо интересовались происходившими событиями и с нетерпением наводили справки в ходе обысков (очевидно многие догадывались, что ДВР была создана как «база для нелегальной интенсивной пропаганды идей III Интернационала в Восточной Азии, особенно в Китае и Корее», как об этом говорилось в Тезисах 1920 г. о текущих вопросах дальневосточной политики уполномоченного Сибревкома и будущего председателя правительства ДВР А. И. Краснощекова, которому были даны широкие полномочия по формированию структур « буф ер н о го госуд ар ства» ). Но, к их б о л ьш о м у 277 РЦХИДНИ. Ф.372.0П.1 Д. 62. Л.185-186. Цит. по: М.С.Фкус. Ук. соч. С.160.

278 Газета "Шанхайская жизнь от 4 марта 1920 г. Цит. по: М.А.Персиц.

Дальневосточная Республика и Китай. С.245.

279 М.В.Фукс. Ук. соч. C.146.

огорчению, никакого оруж ия не было обнаруж ено.

Министерство иностранных дел ДВР направило ноту протеста министру иностранных дел Китая Ян Хойцину. В ноте у к а з ы в а л о с ь, что ки та й ск о е п р а в и те л ь с тв о, покровительствуя белогвардейцам, фактически проводит в р а ж д е б н у ю по о т н о ш е н и ю к Д В Р п о л и т и к у и п р е п я тств уе т го р я че м у стр е м л е н и ю народов двух соседних стран ж ить в мире и тесной д р у ж б е.[28° О ф и ц и ал ьн ы е п р едстави тел и П екина в М а н ь ч ж у р и и в ы н у ж д е н ы б ы л и з а я в и т ь о св о е й абсолютной непричастности к обыскам. Что же касается китайского правительства, то оно долго молчало, и лишь после второй ноты, направленной ему 19 апреля 1922 г.

пекинской миссией ДВР, заявило 1 мая 1922 г. о своем глубоком сожалении по поводу обыска, произведенного у Озарнина, и сообщило, что приказало маньчжурским властям впредь относиться к представителю ДВР в Харбине с особым вниманием и дать ему охрану.[281] В таких условиях разведывательная работа в Китае имела огромное значение для обеспечения российских интересов на Дальнем Востоке. Из Китая добывались сведения о Японии, рядом была Корея, много корейцев жили на территории Северо-восточного Китая и имели нужную информацию о положении в стране и политике Японии. Гонконг, М акао, И ндокитай такж е были в пределах досягаемости советской разведки в Китае.

Известно, что одной из главных задач закордонной разведки ИНО ОГПУ в 20-е годы являлась борьба с вооруженной белогвардейской эмиграцией, 280 Документы внешней политики СССР. Т.У. М. 1961. С. 127-127.

281 Документы внешней политики СССР. Т.У. С.227-228,733 -734.

подготавливавшей военное вторжение в СССР. В связи с этим особое внимание ИНО ОГПУ уделялось центру русской эмиграции Харбину, особенно организациям белоэмигрантов. Вообще Китай стал особым районом эмигрантского рассеивания. Сюда устремились остатки войск адмирала Колчака, отрядов генералов Дитерихса, Каппеля, атамана Семенова. В Маньчжурии в 20-х годах жили от 150 до 300 тыс. выходцев из России. Пребывание на территории Китая частей белой армии создавало серьезную проблему в советско-китайских отношениях. В эмигрантских кругах русских не переставали строиться планы антикоммунистической борьбы, от засылки на советскую территорию одиночек или групп партизан до ф антастических замыслов закладки динамита в ж елезнодорож ны х туннелях Забайкалья и Заамурья.

Генерал А. И. Андогский проектировал создать несколько десятков летучих партизанских отрядов по 25 человек, хорошо вооруженных и знающих местность, для работы среди населения Приморья, Забайкалья и Заамурья.[282] Первыми партизанами, оперирующими в Маньчжурии в приграничной советской полосе были одиночки. Одним из них был некто Емлин, крестьянин из Южного Приморья. Емлин еще во время Октябрьской революции собрал на Урале партизанский отряд из нескольких сот человек и довольно успешно боролся против красны х частей. Когда на Урале появились регулярны е белы е части, Емлин со своим отрядом прим кнул к ним. Благодаря своей отваге и организаторским способностям он быстро выдвинулся и 282 П. Балакшин. Финал в Китае. С. П. Балакшин. Финал в Китае. С. 116-117.

за г оды б е л о г о д в и ж е н и я д о с л у ж и л с я до ч и н а подполковника.

В Харбине Емлин задержался недолго. Он вскоре перебрался на станцию Пограничная, откуда несколько раз переходил на советскую сто р о н у, п р о б и р аясь насколько можно в глубь России, поднимая население против комиссаров и чекистов и беспощ адно расправляясь с ними. В период советско-китайского конфликта Емлин оказался на станции Ханьдоухецзы, где находились хунхузы. Он набрал отряд из м естны х жителей и очистил станцию и поселок от хунхузских банд, пока туда не подош ли регулярны е китайские части.[283] Другим партизаном-одиночкой был некий капитан Петров, носивший ф амил ию Овечкина. Петров о п е р и р о в а л главны м о бразо м в р а й о н а х стан ц и й Пограничной, Никольска-Уссурийского, Владивостока и Сучана.[284] На з а п а д н о й л и н и и К В Ж Д н а ч а л о б е л о г о партизанского движения положил атаман забайкальского войска генерал Шильников, служивший одно время у атамана Семенова до ссоры с ним и перехода на службу к адмиралу Колчаку. В пограничной зоне Забайкалья по реке Аргунь он основал казачьи посты, из которых позже образовались небольш ие партизанские отряды. Из командиров этих отрядов особенно выделялись казаки Гордеевы, М ы л ьн и ко в, п о ги бш и е в З а б а й ка л ье, и 283 П. Балакшин. Финал в Китае. С. 117.

284 П. Балакшин. Финал в Китае. С. 117.

полковни к Г. П очекунин, ум ерш ий на Т убабао, на Филиппинах.[285] Партизанские группы обычно состояли из людей, хорошо знавших местность и население. Они выбирали малозаметные и труднопроходимые места и пробирались в глубь советской территории. О бы чны м и местами партизанских операций был угольный район Сучана, Иман, на среднем течении Уссури, левый берег Амура от Хабаровска до Благовещенска, Хинганские горы, левый берег Аргуни, где партизаны доходили до Нерчинска и даже до Борзи.

Белое партизанское движ ение заинтересовало Зарубежье. Высший Монархический Совет в Париже послал в Харбин особую группу во главе с капитаном первого ранга К. К. Шубертом, в которой также были капитан второго ранга Б. П. Аперелев, полковники Ю. П. Апрелев, Н. В. Фролов и другие. В распоряжение Ш уберта бы ло передано 40 ты с. иен для ведения партизанских операций. Глава Братства Русской Правды генерал П. Н. Краснов был такж е заинтересован в развитии партизанского движения и считал, что для успеха его в Маньчжурии имелись все возможности. Из средств Братства было вы д е ле н о две тысячи американских долларов, но неизвестно, куда делись эти деньги. Незадолго до советско-китайского конфликта в Харбин из Америки прибыл представитель великого князя Николая Николаевича генерал Н. П. Сахаров с задачей активного формирова ния партизанских отрядов.[286] В течение довольно продолжительного времени Дальневосточный корпус русских добровольцев содержал три регулярно действовавш их партизанских отряда, каждый численностью от 15 до 30 человек. Один из них — отряд П. А. Вершинина действовал в Забайкалье, второй оперировал в Приморье под командованием С. Н. Ма р и л о в а, о тр яд ста р о о б р я д ц а Н. Х у д я к о в а действовал в Амурской области. Оружие они получали из Харбина и других мест Маньчжурии, регулярная связь поддерживалась с одним их партизанских деятелей в Х а р б и н е Н. А. М а р т ы н о в ы м, к о т о р ы й не раз сам переходил советскую границу и пробирался внутрь Приморья.[287] Т а к а я д е я т е л ь н о с т ь б е л ы х п а р т и з а н, их н е о ж и д а н н ы е и д е р з к и е в ы л а з к и на с о в е т с к у ю территорию ставили перед советскими разведывательными органами задачу их скорейш его выявления и уничтожения.

В соответствии с ранее достигнутой договоренностью китайские власти должны были уволить с гражданской и военной службы всех белогвардейцев.

Однако, как выяснялось, в военных действиях на стороне Чжан Цзолиня принимал участие отряд белы х под командованием бывшего царского офицера Нечаева.

М ы с л ь о со зд а н и и б е л о п о в с т а н ч е с к и х войск, которые служили бы китайским генералам, зародилась 286 П. Балакшин. Финал в Китае. С. 119.

287 П. Балакшин. Финал в Китае. С. 119-120.

еще в 1919 г. Тогда атаман Семенов предложил маршалу Чжан Цзолиню сф орм ировать для него конницу из м о н г о л о в под к о м а н д о в а н и е м казаков. О д н а к о н е р е ш и те л ьн о сть стар ого м арш ала тогда не дала возможности осуществиться плану атамана Семенова.[288]Но мысль об использовании формирования белы х для вр аж д овавш и х ки тайски х губернаторов продолжала жить в умах предприимчивых эмигрантских вождей, и время от времени даже осуществлялась на деле.

В 1923 г., в разгар враж ды с « хри сти ан ски м »

ген е р а л о м Ф эн Юй с я н о м, м а р ша л Чжан Ц зо л и н ь 288 Участие атамана Семенова в Белом движении имело свою историю. Еще в октябре 1918 г. адмирал Колчак своим приказом № 67 объявил Семенова изменником и отрек от всех занимаемых должностей с преданием военному суду.

Ему ставилось в вину задержка боевого снаряжения и вооружения, идущего с вотока на сибирский фронт, и бунт против существовавшего в стране государственного строя.

С первого дня основания семеновского отряда японские военные деятели стали играть немалую роль при его штабе. Одним из первых, приставленных к штабу, были майор Куроки, отлично владевший русским языком, и представитель военной миссии полковник Курасава. Позже атаман Семенов, по данным П.

Балакшина, был связан с представителями японского правительства, полковником Иссоме, а когда вопрос коснулся создания в Приморье буф ерного белого го су д а р ств а — с н а ч а л ь н и к о м ш таба я п о н с к и х о к к у п а ц и о н н ы х войск, генерал-майором Танака и командую щ им Квантунской армией генералом Такаянага. В планируемом японскими властями государстве на территории Сибири атаману Семенову предназначалась роль номинального главы. Таким образом, атаман Семенов сразу же связал себя с японцами. Причем в агрессивных планах Японии Семенов должен был играть значительную роль. Японский депутат Киюоме Ичиро заявил в парламенте, что за период с декабря 1918 по февраль 1920 г. генерал Танака израсходовал 21.110.000 иен на поддержание Белого движения и, главным образом, атамана Семенова и его отряда (П.Балакшин.

Ук.соч. С.289). Первое время генерал Хорват обещал помочь атаману Семенову, который испытывал определенны е трудности, но прояпонская ориентация атамана Семенова заставила Хорвата взять свое обещание обратно и отказаться с ним сотрудничать (Л.К.Шкаренков. Агония белой эмиграции. М. 1987. С. 142). «Да простит мне Бог, что я решил поддержать Семенова», — писал поздее Хорват в своем дневнике (П.Балакшин. Ук. соч. С. 288).

вспомнил о предложении атамана Семенова и решил создать иностарнный легион из бывших военнослужащих эм и гр а н то в, х о р о ш о зн а к о м ы х с воен н ы м де л о м.

Формирование отряда было поручено М. М. Плешкову, ком андовавш ем у в Первую мировую войну первым Сибирским стрелковым корпусом. Отряд должен был с о с т о я т ь из т р е х б а т а л ь о н о в и с о б с т в е н н о й хозяй ствен н ой части. На п ри гл аш ен и е П леш акова откликнулись свыше 300 добровольцев иэ эмигрантов, работавш их в исклю чительно тяж елы х условиях на лесных концессиях. Поступавший в отряд подписывал шестимесячный контракт с правом возобновления его на более продолжительный срок. Контракт гарантировал д обр овол ьц у вы плату ж алованья, единоврем енную денежную помощь семье в случае его смерти, и выдачу полного жалованья в случае прекращения службы не по его вине до истечения срока.[289] Когда добровольцы прибыли в Мукден, то между Чжан Цзолинем и Фэн Юйсяном было подписано мирное соглашение, и наемные войска ему были уже не нужны.

Добровольцы с трудом добились выплаты жалованья только за один месяц.

Создание нового отряда наемных войск позднее было предложено шаньдунскому губернатору маршалу Чжан Цзучану, одному из близких людей маршала Чжан Ц з о л и н я. Ч ж а н Цз у ч а н, как и его м а н ь ч ж у р с к и й п о кр о ви те л ь, начал свою а в а н т ю р и с т и ч е с к у ю деятельность в качестве хунхуза.[290]3атем он перебрался во Владивосток, где работал подрядчиком и снабжал 289 П. Балакшин. Финал в Китае. С.265.

290 Хунхуз — разбойник, грабитель.

лесом спичечную фабрику братьев Меркуловых. Во время и н те р в е н ц и и в С и бири он ко м а н д о в а л ки тай ско й дивизией, расквартированной на станции Пограничная.

Начало формирования было поручено полконику В. А. Чехову. А командование русским ш аньдунским отрядом было предлож ено генералу К. П. Нечаеву, к о т о р о г о д а л ь н е в о с т о ч н а я э м и г р а ц и я з н а л а как талантливого и доблестного полковника.

До начала формирования шаньдунского отряда при м арш але Чжан Ц зучане уж е находился в качестве советника бывший правитель Приморья Н. Д. Меркулов.

Кроме самого отряда в Цинанфу, столице провинции Шаньдун, было основано пехотное и артиллерийское военное училищ е с двухгодичным курсом обучения, уком плектованное молодыми эм игрантам и. Осенью 1924 г. генерал Нечаев принял командование русским шаньдунским отрядом.[291] Нечаев командовал бригадой, состоящей из 4 тыс.

белогвардейцев.[292]При отряде была сф ормирована дивизия броневых поездов, начальником которой был назначен произведенный в генералы китайской службы уже упоминавшийся Чехов. Нечаевские бронепоезда, среди которых были поезда под названием «Пекин», «Ш аньдун» и други е, были построены из просты х вагонных платформ, вместо стен у них были мешки с песком. За два года дивизия бронепоездов значительно выросла. И ко времени Северного гоминьдановского 291 П. Балакшин. Финал в Китае. С.266.

292 В.В.Вишнякова-Акимова. Два года в восставшем Китае 1925-1927. М. 1980.

С.82.

похода она насчитывала 17 (а не четыре, как утверждает Вишнякова-Акимова) бронепоездов.[293] Три ты сячи б е л о гв а р д е й ц е в сл уж и л и у Чжан Цзолиня под командованием братьев Меньшиковых.

Следует заметить, что в Китае даже возникла своего рода конкуренция в деле формирования русских отрядов, предназначенных для службы у китайских милитаристов (к примеру, между Меркуловым и Семеновым).

Итак, соответствующ ее представление китайцам было сделано в ноте советского посольства от февраля 1925 г. Пекин же, несмотря на протест, не пожелал распустить отряд Нечаева, '3рассчитывая, 293 П. Балакшин. Финал в Китае. С. 167.

294 Там же.

295 Отряд Нечаева воевал с переменным успехом, неоднократно он подвергался разгрому. За ним сохранилась дурная слава, так как часто его солдаты занимались грабежами (это можно объяснить еще и тем, что служба у белогвардейцев не была сладкой. Китайские милитаристы им целыми месяцами не платили жалованья. Люди доходили до отчаяния, кончали самоубийством, а вербовщики поставляли все новых и новых наемников, обманом в их ряды завлекая даже подростков). Однако Нечаева боялись китайцы. Так, когда генерал Сун Чуанфан, губернатор провинции Аньхуй, принадлежавший к упэйфуской группировке, в конце 1925 г. напал на Шанхай и нанес жестокое поражение части отряда генерала Нечаева, то китайцы попытались обезопасить себя следующим образом.

По данным В.М. Примакова, «возник слух, что захваченным в плен 300 русским белогвардейцам солдаты Сун Чуанфана отрубили кисти рук. Мотивом этого была боязнь, что пленные нападут на конвой, отнимут у него оружие и снова станут отрядом, способным уйти в горы и вести партизанскую войну. Когда Сун Чуанфан узнал об этом, он распорядился отрубить пленным и головы, потому что меньше варварства в убийстве пленных, чем в том, чтобы отрубить им руки». (В.М.

Примаков. Записки волонтера. М.,1967. С. 129.) Известен случай, когда весной 1926 г., когда войска Фэн Юйсяна уходили из Тяньцзиня, администрация иностранной концессии организовала специальный отряд жандармов, чтобы помешать отряду Нечаева войти в город. Весной 1927 г. он был разбит войсками Национально-революционной армии в Хэнани (В.В.Вишнякова-Акимова. Ук. соч.

С.83).

в е р о я т н о, и с п о л ь з о в а т ь его в б о р ь б е п р о т и в революционных сил. Сообщая об этом М. А. Трилиссеру 16 января 1925 г., Чичерин констатировал, что «этот отряд белых кондотьеров безнаказанно разгуливает по всему Китаю и, пользуясь своей вы сокой военной к в а л и ф и к а ц и е й, о д е р ж и в а е т победы... Со своей стороны, — отмечал нарком иностранных дел, — мы даем т. К а р а х а н у у к а з а н и я на н е о б х о д и м о с т ь дипломатического воздействия на предмет ликвидации этого отряда, но кроме этого необходимо принятие мер по Вашей линии к разложению и ликвидации этого о тряда... » 96]В п у н к т е 9 с п е ц и а л ь н о г о р е ш е н и я Киткомиссии Политбюро ЦК РКП(б) от 17 апреля 1925 г.

говорилось о необходимости «запросить тов. Карахана о тн о си те л ьн о во зм о ж н о сти и ц е л е со о б р а зн о сти и методах разложения отряда Нечаева».[297] Р а зв е д ко й в Китае з а н и м а л о с ь п о л н о м о ч н о е представительство ИНО ОГПУ на Дальнем Востоке, находившееся в Чите. Именно оно засылало нелегальную агентуру в Маньчжурию и Китай. Как уже говорилось, большое значение в те годы придавалось Харбину. Через этот город шла разведы вательная документация из центрального и южного Китая, из Шанхая и Кантона, он служ ил как перевал очн ы й центр при нелегальной переброске людей из Китая в СССР и обратно.

296 Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ). Ф.0100, Оп.9, П.114, Д.1, Л.99. — Цит. по Г.Н.Пескова. Дипломатические отношения между СССР и Китаем в 1924-1929 гг. — Новая и новейшая история. 1998, № 1. С. 107.

297 ВКП(б), Коминтерн и национально-революционное движение в Китае.

Документы. Т.1. 1920-1925. М.1994.С.548.

Советская резидентура в Китае была сосредоточена в таких местах, как Пекин, Шанхай, Кантон, Тяньцзинь, Мукден, Харбин, Чанчунь и др.

Резидентура в Пекине После создания ИНО главой резидентуры в Пекин направляется Аристарх Рыльский.[298] 298 Аристарх Аристархович Ригин (Аристарх Рыльский, 1887-1938). Русский, сын крестьянина, усыновлен педагогом. Окончил немецкую школу в Петербурге в 1906 г., 1-й курс Петербургского университета. Университет в Цюрихе в 1910 г., два курса Военно-медицинской академии в 1913 г., ускоренный выпуск Александровского военного училища в 1916 г. По образованию биолог. В 1905-1910 гг. — эсер, член военно-боевой организации партии эсеров. В 1905-1910 гг. жил в Швейцарии.

До 1917 г. воевал в чине подпоручика на Салоникском фронте (в составе Особого экспедиционного корпуса русской армии во Франции). Был ранен. Вел революционную работу среди солдат. По доносу был выслан во Францию.

Отказался выехать на фронт и получил по болезни отсрочку на два месяца.

Перебрался в Брест (Франция) и на эмигрантском пароходе в сентябре 1917 г.

выехал в Россию. С 1918 г. — член РКП(б). В конце 1918 г. в Киеве секретарь члена ВЦИК Н.С.Тихменева (впоследствии полпреда СССР в Дании) в составе д е л е га ц и и Х.Г.Р а к о в с к о го по п е р е го в о р а м с п р а в и т е л ь с т в о м ге тм ан а П.С.Скоропадского. Был арестован германской полицией, находился в заключении в Лукьяновской тюрьме. В 1919 г. военный руководитель Киевского района, начальник Киевского гарнизона, боевого участка. В 1920 г. член Реввоенсовета 2-й трудовой армии, в 1920-1921 гг. состоял для особых поручений при штабе Ю го -З а п а д н о го ф р о н та. В м арте 1921 г. по п р е д л о ж е н и ю за м е сти те л я к о м а н д у ю щ е го в о й ск а м и У кр а и н ы и К ры м а К.К. А в к с е н т ь е в с к о го был откомандирован в НКИД. Участвовал в работе эвакуационной комиссии в Выборге, Генуэзской конференции.

В 20-е и первой пол овин е 30-х годов — р аб о тн и к ИНО О ГП У. В 1 9 2 2 -1 9 2 3 гг. резидент в П екине (под прикры тием долж ности атташ е и заведую щ его консульской частью полпредства, оперативны й псевдоним «Рыльский»). Затем резидент в Дании (с августа 1924 по март 1925 г., атташе полпредства). В марте — мае 1925 г. 2-й секретарь полпредства в Японии. В августе 1925 г. ЦКК РКП(б) Ригину был объявлен выговор за склоку. С декабря 1925 по 1927 г. резидент ИНО во Франции (2-й секретарь полпредства). С октября 1927 по ноябрь 1928 г. — резидент в Риме (2-й секретарь полпредства). В связи с клеветническим доносом в конце 1928 г. был отозван из Италии. Разбирательство, В 1 9 1 9 -1 9 2 2 г. в П екине работал, возглавляя отдел ен и е РО СТА, А. Е. Х о д о р о в.[299]Когда в Китае появились первые советские представители, он активно сотрудничал с ними, ездил по их поручению на Юг, к Сунь Ятсену.

В 1922 г. в Пекине появляется Я. Давтян. Через пару недель после приезда он писал своему преемнику на посту начальника ИНО ВЧК М.Трилиссеру: «Нашу работу здесь я считаю чрезвычайно важной и полагаю, что тут можно много сделать».[301] Давтян работал по двум направлениям: по линии советника НКИД и резидента внешней разведки ИНО ВЧК. Причем по второй линии он практически выполнял р о л ь г л а в н о г о р у к о в о д и т е л я не м е н е е д е с я т и региональных резидентур нашей разведки в Китае.

которое провел член Коллегии ОГПУ Г.И. Бокий, закончилось оправданием А.А.Ригина.

После отъезда А.А.Ригина из Италии резидентуру возглавляла его жена З.А.Летавет. В Москве работал в аппарате ИНО ОГПУ. В апреле 1929 г. ЦКК ВКП(б) (в составе парттройки был Н.И.Подвойский — бывший начальник Ригина по Киеву в 1919 г.) на заседании в присутствии самого Ригина и помощника начальника ИНО С.Г. Вележева выговор 1925 г. отменила... В 1935 г. вместе с Артузовы м переведен в Разведупр РККА. Бригадный коммиссар (1935 г.).

Арестован 27 сентября 1937 г., расстрелян 1 сентября 1938 г.

299 Абрам Евсеевич Ходоров (1886-1949) уроженец Одессы, окончил там юридический факультет, участвовал в 1905 г. в студенческом движении.

Октябрьская революция застала Ходорова на журналистской работе во Владивостоке, затем он возглавил в Пекине отделение РОСТА. В 1923 г. — заместитель председателя Восточной торговой палаты. С 1924 г. — на научно-педагогической работе. Незаконно репрессирован, реабилитирован посмертно.

300 В.Н.Никифоров. Советские историки о проблемах Китая. М. 1970. С. 91-92.

301 Очерки истории российской внешней разведки. Т.2. С.46.

В 1923 г. практически были созданы резидентуры в Пекине и Харбине, которые напрямую подчинялись ИНО ОГПУ.

Через полгода работы он пишет М. Трилиссеру:

«Работа здесь весьма интересная, захваты ваю щ ая, огромная, но очень трудная, чрезвычайно ответственная.

О тд ал е н н о сть от М осквы, плохая связь, взаим ное непонимание еще больше осложняют нашу работу... Я никогда (даже в ИНО) так много не работал, как здесь, и никогда мне не стоило это таких нервов». Давтян считал, что именно «здесь узел мировой политики и ахиллесова пята не только мирового империализма, но и наша». °3]По его мнению, исклю чительно от России «зависит здесь завоевание прочных позиций на Дальнем В о с т о к е ».[304]Ч е р е з год р аб о т ы в П е к и н е Д а в т я н докладывал в Центр:

«Она (работа. — В. У.) идет хорош о. Если Вы следите за присылаемыми материалами, то, очевидно, видите, что я успел охватить почти весь Китай, ничего сущ ественного не ускользает от меня. Наши связи расширяются. В общем, смело могу сказать, что ни один шаг белых на всем Дальнем Востоке не остается для м еня н е и з в е с т н ы м. Все у з н а ю б ы с т р о и за б л а го вр е м е н н о ».[3° И действительно, мукденская резидентура через своих агентов в японских спецслужбах получила ун и кал ьн ы й архив до к ум е н то в белой 302 Там же.

303 Там же. С.47.

304 Там же. С.47.

305 Там же.

к о н тр р а зв е д к и всего Д а л ь н е го В о сто ка. Это был несомненный и очень ценный для Центра успех. Давтян специальным курьером направил в Москву полученные документы и сопроводительное письмо в адрес руководства ИНО ВЧК. «Дорогой Михаил Абрамович, — писал он, — с сегодняшним курьером посылаю Вам весь архив белогвардейской контрразведки, полученный в Мукдене. Прошу принять меры, чтобы архив этот не замариновался и был использован...» В 0] 11 февраля 1923 г. он сообщает в Центр:

«Работу я сильно развернул... Уже теперь приличная агентура в Шанхае, Тяньцзине, Пекине, Мукдене. Ставлю серьезный аппарат в Харбине. Есть надежда проникнуть в японскую разведку...Мы установили очень крупную агентуру в Чанчуне. Два лица, которые будут работать у нас, связаны с японцами и русской белогвардейщиной.

Ожидаю много интересного».[307] Однако не все шло так гладко, как хотелось бы.

Возникали внутренние конфликты среди российских р аб о тн и ков в Китае. Разны е х а р а к те р ы, взгл яды, темперамент, задачи, разные ведомства, которые они представляли, — все это накладывало свой отпечаток на взаим оотнош ения. О собенно непросты е отнош ения сложились у Я. Давтяна с А. Рыльским. Его письма в Центр красноречиво говорят об этом. «О Рыльском ничего плохого сказать не могу, но и особенно хвалить также, — пишет резидент 9 декабря 1923 г. — Он сильно 306 Там же. С.48.

307 Там же.

подтянулся с моим приездом, и есть надежда, что он будет полезен. Посмотрим...» Ю] Однако вскоре Давтян пишет соверш енно иное письмо, требуя заменить Рыльского, так как тот не справляется со своими обязанностями, ленив и вял.

«Вопреки м оем у преж н ем у м нению, Ры льский оказался более симпатичным, чем я ожидал, — пишет он через месяц 9 января 1923 г. Трилиссеру. — У него есть некоторая вялость в работе, но в общем и целом он работает недурно и ведет себя очень хорошо. Я им почти доволен и прошу его не заменять, сработался он со мной хорошо».

Но в следующем послании начальнику ИНО вновь звучат негативные нотки о Рыльском.

Я. Давтяну приходилось много работать и по линии НКИД, и не всегда положительно оценивалась в Москве эта р а б о т а, х о т я его м а т е р и а л ы н а п р а в л я л и с ь В. Л е н и н у.[311]Т а к, в п р о т о к о л е № 57 з а с е д а н и я Политбюро ЦК РКП(б) от 23 марта 1923 г., подписанного И. Сталиным, говорилось следующее: «Указать НКИД на н е о б хо д и м о сть п ри н ять все меры к р асто р ж е н и ю заключенного т. Давтяном соглашения о КВЖД (документ в архиве не обнаружен), поставив т. Давтяну на вид 308 Там же. С.46.

309 Там же. С.47.

310 Там же.

311 В архиве РЦХИДНИ в Ф.5, Оп.1. Д.2148 хранится целая подборка писем и докладных записок (87 стр.), направленных В.Ленину в период с февраля по июня 1923 г.

наруш ение директив ЦК. Предлож ить НКИД впредь ответственных поручений не давать т. Давтяну».[312] Не очень хорошо Я. Давтян сработался с коллегами из Н К И Д. В о д н о м п и с ь м е р е з и д е н т в о з м у щ а л с я отношением некоторых из них к работникам службы внешней разведки в пекинской миссии, в другом, что ему постоянно задерживают денежное содержание по линии НКИД.

«Думаю, что Пекин будет моей последней работой в этом милом у ч р е ж д е н и и, — п и ш е т он в т р е т ь е м письме. — Хочу работать в Москве или в крайнем случае на Западе.

Предпочел бы с НКИД вообще порвать, ибо все-таки не могу ужиться с ними».[313] Справедливости ради следует отметить, что он был часто недоволен и работой своего Центра. «Я полагаю, что в Пекине лучш е видно полож ение дел, чем из Москвы. Если вы с этим не согласны, — сообщал он Т р и л и ссе р у 6 сентября 1923 г., — то тогда прош у освободить меня от работы совершенно». В другой раз, в связи с неприятием методов, предлагаемых из Москвы, он заявляет в Центр, что хочет отказаться от работы в ИНО. Из этих материалов перед нами встает человек большого темперамента, требовательности, работоспособности и в то же время неуживчивости.[315] 312 Архив РЦХИДНИ. Ф.17, Оп.З, Д.342, Л.1,4 — Цит. по: ВКП(б), Коминтерн и национально-революционное движение в Китае. Документы. Т.1. 1920-1925.

М.,1994. С.316.

313 Очерки. Т.2. С. 314 Там же. С.48.

315 Жизнь Я.Х. Давтяна безвременно оборвалась в 1938 г. В 1957 г. он был В идим о, вм есте с Д автяном в 1 9 2 0 -1 9 2 3 гг. в советском полпредстве по линии Коминтерна и НКИД работал К. А. Михельсон-Арвис.[316] 22 июля 1921 г. правительство РСФСР официально назначило А. И о фф е Ч резвы чай ны м полном очны м представителем РСФСР в Китае. Возглавляемая им миссия формировалась по типу полпредства и состояла из 14 ч е л о в е к, в к л ю ч а я в о е н н о г о э к с п е р т а А. И. Геккера.[317]Когда в начале 1923 г. А. Иоффе через Ш а н х а й н а п р а в и л с я для л е ч е н и я в Я п о н и ю, его заместителем был оставлен Я. Давтян.[318] В середине 20-х годов в Пекине под «крышей»

врача советской миссии работал Евгений Алексеевич Фортунатов.[319] реабилитирован.

316 Карл Андреевич Михельсон-Арвис (1885-1938), латыш. Член партии большевиков с 1905 г. В 1905-1920 гг. на партийной работе в Латвии, в эмиграции, на Дальнем Востоке. В 1923-1934 гг. состоял в распоряжении Разведупра. Арестован 2 декабря 1937 г., расстрелян 26 апреля 1938 г.

317 А.Н.Хейфец. Советская дипломатия и народы Востока. 1921-1927. М., 1968.

С. 140.

318 Там же. С.152.

319 Евгений Алексеевич Фортунатов (1883-1938). Сын профессора медицины, получивший блестящее образование и знавший несколько языков, включая восточные, до 1917 г. работал врачом. С 1903 по 1919 г. — большевик.

Неоднократно арестовывался и сидел в тюрьмах в 1903, 1905 и 1907 гг. Во время первой русской революции член Казанского, Самарского и Ялтинского комитетов партии. Организатор Южного военно-технического бюро в Киеве в 1906-1907 гг.

Делегат Таммерфорсской конференции военных и боевых организаций РСДРП в 1906 г. Проживал на берегах Тихого океана и поэтому считался знатоком Дальнего Востока. С 1920 г. сотрудник ИНО ВЧК. Однажды пытаясь приобрести секретные материалы, был схвачен китайской полицией буквально за руку в момент получения им документов. Был арестован, но затем ОГПУ удалось его освободить за 10 тыс. долларов. После Китая был руководителем О ф и ц и а л ь н ы м послом России в Китае п осле подписания 31 мая 1924 г. «Соглаш ения об общ их принципах для урегулирования вопросов между СССР и Китайской Республикой» и ноты Л. М. Карахана от июня 1924 г. с предложением возвести дипломатические представительства обеих стран в ранг посольств стал Л. М. Карахан. В Пекине он проработал до августа 1926 г., с небольшим перерывом с ноября по октябрь 1925 г.[320] По заданиям Коминтерна неоднократно бывал в Китае, в том числе и в Пекине, Г. Н. Войтинский: в начале 1920 г. во главе миссии Д а л ьн е во сто ч н о го секретариата ИККИ, в 1924 и 1925 гг. — уполномоченным И К К И, в 1 9 2 6 - 1 9 2 7 гг. — к а к п р е д с т а в и т е л ь Дальневосточного бюро ИККИ. Он оказывал большую помощь в создании первых коммунистических кружков в Китае и организации ком м унистической партийной печати: участвовал в работе IV и V съездов КПК и н а и б о л е е к р у п н ы х П л е н у м о в ЦК К П К. О ч е в и д ц ы вспоминали, что, когда однажды Войтинский подъезжал поездом к Харбину, в вагон ворвалась уведомленная провокатором китайская полиция, чтобы захватить «русского агента» с шифрами и бумагами. Но, увидев в Дальневосточного сектора в центральном аппарате ИНО. Во второй половине 30-х годов — создатель и руководитель Ленинградского музея ВЧК. В 1937 г.

арестован, в 1938 г. расстрелян.

Под его началом в О ГП У работал и его сын Ф ортунатов Евгений (1 9 0 4 -1 9 3 9 ), окончивш ий ком м ерческое училищ е, прекрасно владевш ий китайским и английским языками. Евгений в ОГПУ с 1926 г., в 1928 г. вступил в ВКП(б). С 1929 г. — сотрудник ИНО ОГПУ. Арестован по обвинению в шпионаже 13 марта 1939 г. расстрелян 25 сентября 1939 г.

320 М.С.Капица. Лев Карахан. — Видные советские коммунисты — участники китайской революции. М., 1970. С. 16-20.

окно полицейских, Войтинский заперся в купе и, так как ж е ч ь д о к у м е н т ы не б ы л о ни м еста, ни в р е ме н и, проглотил их все. Полиция его увезла, определенное время продерж ала в тю рьме, но улик не было, ей пришлось его выпустить323.

Для улучш ен ия всей военной работы в Китае Китайская комиссия[321]Политбюро ЦК РКП(б) 17 апреля 1925 г. приняла решение «создать в Пекине центр в составе Председателя — полномочного представителя СССР тов. Карахана, членов — военного руководителя тов. Геккера (военный атташе при Постпредстве СССР в Китае — В. У.) и руководителя военно-политической работой тов. Воронина (Птицин) «. В составе комиссии 321 В связи с возрастанием китайского фактора во внешнеполитической деятельности ВКП(б) и Советского государства 19 марта 1925 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло постановление создать комиссию (получившую название «китайской комиссии») в составе: М.В.Фрунзе, в то время кандидата в члены ЦК РКП(б), председателя Реввоенсовета СССР, народного комиссара по военным и морским делам СССР;

Г.Чичерина, В.М.Молотова, кандидата в члены Политбюро, секретаря ЦК РКП(б), Ф.Ф.Раскольникова, заведующего Восточным отделом Исполкома Коминтерна (с заменой Ф.Раскольникова его заместителем Г.Войтинским). Комиссия создавалась в формулировке постановления Политбюро «для общего наблюдения за текущими мероприятиями по помощи Гоминьдану и сочувствующим ему группам». Со временем комиссия пополнялась новыми членами. После кончины 31 октября 1925 г. М.Фрунзе на заседаниях комиссии председательствовал Уншлихт, который стал ее председателем. С 20 сентября 1926 г. ее председателем был К.Ворошилов, затем с 20 октября вновь замененный Уншлихтом. В комиссии работали также А.Бубнов, Я.Берзин. Г. Сокольников, Г.Ягода, Б. Мельников, заведующий Дальневосточным отделом НКИД, Пятницкий.

(Подробнее об этом см.: Вступительную статью А. Картунововй и К. Шевелева к публикации первых 10-ти протоколов заседаний Китайской комиссии. — Военные архивы России. 1 выпуск. 1993. С. 309-311.) 322 Николай Михайлович Воронин (Птицин, 1885-1937) медик по профессии. В 1905-1910 гг. член партии эссеров-максималистов, а затем большевик. Участник гражданской войны в Туркестане. С 23 июня 1921 по 30 октября 1922 г. — член РВС Туркестанского фронта. Награжден двумя орденами Красного Знамени.

ВКП(б), Коминтерн и национально-революционное движение в Китае. Т.1.

1920-1925. С.548.

участвовали Уншлихт, Чичерин, Войтинский, Петров, Лонгва, Мельников, Бортновский и Берзин.[323]Таким образом, с весны 1925 г. в Пекине был создан «центр» по координации и руководству всей работой в Китае, видимо, включая и раведывательную работу. Китайской комиссией было также принято решение о «посылке некоторого количества оружия в распоряжение тов.

Карахана для б езвозм езд ной пом ощ и генералам ».

Уншлихт сообщил, что оружие уже послано в количестве 2 тыс. я п о н с к и х и 2 тыс. г е р м а н с к и х в и н т о в о к и соответствую щ ее количество патронов.[324]Стоимость приготовленного к отправке оружия оценивалась в 7 ООО руб.[325] Р а зв е д ы в а те л ь н а я работа в Китае во второй половине 20-х годов часто вызывала неудовлетворение Центра. На нее тратились большие деньги (по данным Г. Агабекова резидент на месте получал около долларов в месяц, живя на всем готовом ).[326]Часто военные разведчики и сотрудники ГПУ в Китае работали параллельно, не инф орм ируя д р уг друга, скры вая добытые данные, разведывательные данные приходили в центр с большим опозданием. Посылаемые в Москву м а т е р и а л ы ч а с т о б а з и р о в а л и с ь на о т р ы в о ч н ы х, с л у ч а й н ы х, н е п р о в е р е н н ы х д а н н ых. Имели место провалы на местах.

323 Там же. С.546.

324 Там же. С.548.

325 Там же. С.548.

326 Георгий Агабеков. Ук. соч. С.265.

В этом отношении интересна часть письма Фрунзе от 20 мая 1925 г. К ар ахану, п о св я щ е н н ая работе советского военно-политического аппарата в Китае. Он обращал внимание на необходимость улучшения там р аботы а п п а р а т а и н е о б х о д и м о с т ь п о к о н ч и т ь со стремлением к его раздуванию. «Никакого Штаба в Пекине создавать не будем: допустимо лишь некоторое у в е л и ч е н и е его р а зв е д ы в а те л ь н о й части и числа переводчиков в группах». Он ставил одной из ближайших з а да ч р а б о т ы а п п а р а т а в К и т а е и о с о б е н н о его руководящей тройки постановку «на должную высоту информации о событиях, д е й ствую щ и х силах и создающемся положении, а также оценки этих сил и группировок», «мы до сих пор, например, не знаем, что на самом деле происходит на Юге. Необходимо знать не голые отрывочные факты, а обстановку с фактами» — требовал Фрунзе.[327] Нередко возникали трения между сотрудниками различных разведывательных ведомств в Китае. Наверх поступали кляузы друг на друга.

Осложнялись условия работы советских военных советников в Кантоне из-за непросты х отнош ений, ск л а д ы в а ю щ и х с я между генералитетом НРА и ру ководителем ю ж но к и т а й с к о й группы вое нн ых советников Н. В. Куйбышевым, не сумевшим адекватно оценить состояние НРА. Москву также беспокоило, что советским военным советникам не удалось наладить должным образом работу в национальных армиях на северо-западе Китая.

327 АВП РФ. Ф.0100. Оп.9. Д.1. П.114. Л.363-364. — Цит. По: А.Картунова. Ук. соч.

C.52.

На II съезде Гоминьдана (январь 1926 г.) Чан Кайши в своем докладе по военному вопросу сформулировал главную цель военной поли ти ки своей партии — подготовка к Северному походу. Из Кантона в Москву поступали по разным каналам сведения, что Чан Кайши и его ближ айш ее окруж ение ф орсирую т подготовку к походу. Мнения же советских работников в Китае о возможностях его успешного проведения были весьма противоречивы.

Все это за ста в и л о р уко в о д ств о ВКП( б) более серьезно заняться осмыслением как советской внешней политики в Китае в целом с учетом новых явлений, так и вопросом о целесообразности Северного похода НРА.

Политбюро ЦК ВКП(б) почти одновременно создает две комиссии: одну во главе с Л. Д. Т р оц ки м, которая работала в Москве, другую во главе с А. С. Бубновым, р а б о т а в ш у ю в К и т а е, 3283и з в е с т н а как К о м и с с и я Ивановского (по псевдониму А. С. Бубнова).

В результате всего этого в начале 1926 г. была с о з д а н а с п е ц и а л ь н а я « К о м и с с и я по в о п р о с у о разведывательной и информационной работе в Китае».

После проверки дел на месте она подготовила 22 апреля 1926 г. свои предложения и направила их в Москву. В них, в частности, говорилось:

«1. Разведка и освещ ение обстановки в Китае (особенно в интересах нашей активной политики в собственном Китае) признается явно неудовлетворительной. Объясняется недостатком средств и организационными недочетами.

328 Картунова А.Н. Москва и Северный поход национально-революционной армии Китая. — Восток. 1998, № 3. С.36.

2. Комиссия признает соверш енно необходимым усилить изучение обстановки в Китае, для этого надо:

а) усилить военную и политико-эконом ическую разведку.

б) О р г а н и з о в а т ь при П о л п р е д с т в е и ссл е д о вател ьско е бю ро с задачей всесто р о н н его изучения политико-экономической обстановки в Китае.

Бюро подчиняется Полпреду, ответственному за общее руководство им. Заинтересованные органы и лица свои задания передают в Бюро через Полпреда.

в) Возложить на резидента Разведупра исполнение с одной сторо н ы за д ан и й Мос к вы, а с др уго й В. А.

(Военного Атташе. — В. У ).[3 2] К этому времени пришли к выводу, что необходимо развязать руки и дать больше свободы военному атташе.

Для улучшения организации и ведения военной разведки еще летом 1920 г. РВСР принял решение об учреждении специального института военных атташе при полномочных представителях Республики в странах, с которыми Советское государство заклю чило мирные договоры и установило дипломатические отношения. А июня 1920 г. РВСР утвердил ин струкц ию военны м представителям РСФСР за границей. В параграфе инструкции был определен круг деятельности военных атташе по сбору сведений и материалов об иностранном государстве. Указывалось, какими методами и путями военные атташе должны были собирать необходимые сведения:

а) путем изучения иностранной литературы;

329 В.А. — Военный Атташе (Прим. автора).

б) изучения нуж ны х данны х из периодической печати;

в) непосредственным наблюдением;

г) агентурой.[330] В том случае, когда военным атташе назначался беспартийны й работник (что в те годы отню дь не я в л я л о с ь и с к л ю ч е н и е м ), его работа с в о д и л а с ь к представительству, консультациям по военным вопросам и изучению вооруженных сил страны пребывания по доступным ему открытым источникам. Агентурой ведал специально выделенный партийный работник, занимавший должность помощника военного атташе.

Итак, военные атташе или их помощники становились р у к о в о д и т е л я м и а г е н т у р ы. О д н а к о к 1926 г. уже требовалось внести некоторые уточнения и разъяснения в старые инструкции.

В специальном Решении Политбюро ЦК ВКП(б), принятом 15 апреля 1926 г., «Военно-политическая работа в Китае и необходимая реорганизация ее на ближайший период» в пункте одиннадцатом говорилось:

«Учитывая опыт прошлого, необходимо дать военному а т т а ш е как р у к о в о д и т е л ю всей в о е н н о й р а б о т ы возможность самостоятельного определения как методов военной работы, так и подходов к вы п ол н ен и ю поставленны х задач в зависимости от обстановки в данной армии в пределах общей политической линии, намечаемой Центром и Полпредом.

Военный атташе, отвечая за результаты в своей области, должен иметь возможность определять для 330 А.Колпакиди, Д.Прохоров. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки. Книга 1. М.2000. С.99.

военных работников их взаимоотношения в военной области с местным командованием и намечать план и линию их работы».[331] Ком иссия И вановского (А. С. Б у б н о в а ), 323р а б о т а в ш а я в К и т а е, « т а к ж е вы сказалась за возлож ение на Военного Атташ е и обязанностей резидента Разведупра». «Такое решение вопроса всецело гарантирует как исполнение заданий Москвы по разведке в Китае, — говорилось в одном из сообщений И. С. Унш лихту от июня 1926 г., — так и обслуживание наших инструкторских групп. Гарантирует нас от мешающих работе недоразумений, как это было на днях в Кантонской группе, где резидент Р. У. доказывал Галину (Блюхеру. — В. У.) свою самостоятельность. В группе имеются сп е ц и ал ь н ы е лица, ведущ ие развед ы ва те л ьн ую работу, и м е ю щ и е возм ож н ость отчасти вести эту работу через кит. органы, — а тут приезжает резидент Р. У. и требует передачи разведки себе, заявляя о своей независимости от начгруппы.

Получается нелепость».[333] 331 ВКП(б), Коминтерн и национально-революционное движение в Китае.

Документы. Т.П. 1926-1927. 4.1. М.1996. С.176.

332 Стремление Москвы разобраться «на месте», что же происходит в действительности в Китае, оценить тенденции и перспективы развития событий побудило Политбюро ЦК ВКП(б) в январе 1926 г. принять решение об откомандировании в Китай инспекционной комиссии, наделенной широкими полномочиями, председателем которой назначить секретаря ЦК ВКП(б) и начальника Главного политического управления Красной Армии А.С.Бубнова, а ее членами Н.А.Кубяка, И.И.Лепсе и Л.М. Карахана. Комиссия работала в Китае более месяца — с начала февраля по конец апреля 1926 г. О деятельности комиссии Бубнова в Китае см. также: Хуан Сюжун. Комиссия Бубнова в Китае. — Данши цзыляо чжэнцзи тунсюнь. 1986.№ 8. С. 26-31.

333 Архив РЦХИДНИ. Ф. 626, Оп.1, Д.17, Л.152.

Таким образом, судя по этой инструкции, военный а т т а ш е сам о б ы ч н о я в л я л с я р е з и д е н т о м Разведуправления. Кто же были военными атташе в Китае в те годы?

Первым советским военны м ат т аше в П екине (1922-1925) был Анатолий Ильич Геккер, 343который вместе с А. Иоффе вел переговоры с Сунь Ятсеном в Шанхае еще в 1923 г.[335] Следующим военным атташе стал бывший член Реввоенсовета Туркестанского фронта H. М. Воронин.[336]Военный атташе руководил работой военных советников через начальников групп — крупных и авторитетных военачальников Красной Армии, таких, 334 Анатолий Ильич Геккер (1888-1937) родился в Тифлисе в семье военного врача Кавказской армии, учился в тифлисской гимназии, затем во Владимирском военном училище в Петербурге, в 1916 г. учился на курсах при Академии Генерального штаба, по их окончании был назначен в штаб 33-го корпуса, входившего в войска румынского фронта. Штабс-капитан Геккер, известный своими революционными настроениями, стал членом корпусного комитета, а в сентябре 1917 г. вступил в партию большевиков. В 1920 г. А.И. Геккер стал начальником штаба войск внутренней охраны республики, руководил операциями войск ВЧК против контрреволюции. В феврале 1921 г. «за отвагу, мужество и распорядительность» был награжден орденом Красного Знамени. В январе — августе 1922 г. помощник начальника, начальник Военной академии РККА. С июня 1922 г. по 1924 г. — первый военный атташе полпредства СССР в Китае. В 1925-1929 гг. — член правления КВЖД и один из руководителей советской разведки в Китае. В 1929-1933 гг. военный атташе в Турции. В 1934 гг. — начальник Главного управления РККА. В 1934 — 1935 гг. — начальник 4-го отдела Разведывательного управления Наркомата обороны. В 1935-1936 гг. — начальник 6-го отдела Разведывательного управления. В 1936-1937 гг. — начальник 11-го (внешних сношений) отдела Наркома обороны. Комкор (1935). Награжден тремя орденами Красного Знамени. Арестован 31 мая 1937-го, расстрелян 1 июля, реабилитирован посмертно в 1956 г.

335 C.Martin Wilbur, Julie Lien-ying How. Missionaries of Revolution. P.428.

336 Н.М.Воронин (Птицин), по профессии медик, участник гражданской войны в Туркестане, был членом Военного совета армии. Награжден двумя орденами Красного Знамени. (А.В.Благодатов. Ук. соч. С.288.) ка к В. К. П у т н а, В. К. Б л ю х е р, Н. В. К у й б ы ш е в, В. М. Примаков.[337] С октября 1925 по февраль 1926 г. военным атташе в Пекин был назначен генерал А. И. Егоров, известный полководец Красной Армии, в марте 1926 г. был отозван в СССР.[338] В 1926 г. — и.о. военного атташе в Китае был латыш по национальности генерал Альберт Янович Лапин.[339] 337 А.В.Благодатов. Ук. соч. С.45.

338 А.И.Егоров родился в октябре 1883 г. в Бузулуке. Военное образование получил в Казанском военном училище, которое окончил в 1905 г. В Первой мировой войне участвовал в качестве командира роты и батальона. После 1917 г.

А.И. Егоров был избран депутатом П Всероссийского съезда Советов и членом ВЦИК.

После окончания гражданской войны, в которой он активно участвовал, А.И. Егоров занимал ряд крупных постов в Красной Армии: командующего в о й скам и о т д е л ь н ы х о к р уго в, н а ч а л ь н и к а ш та б а, а затем н а ч а л ь н и к а Генерального штаба РККА. В 1935 г. стал маршалом СССР. С 1937 г. — первый заместитель обороны. Незаконно репрессирован, скончался 22 февраля 1939 г., реабилитирован посмертно. (А.В.Благодатов. Ук.соч. С.289.) 339 Лапинь (Альберт Янович Лапин, Сейфуллин, 1899-1937). Альберт Лапин родился в семье латышского рабочего в Риге. В 1907 г. его семья переехала в Москву. Он работал на фабрике «Богатырь» и с 1915 г. состоял в большевистской организации. В Москве он окончил школу и коммерческое училище. В 1917 г.


участвовал в революции, был членом Московского комитета партии. В декабре 1917 г. Лапин вошел в состав Главного штаба Красной Армии. В июне 1918 г. он выехал на фронт в Казань для подавления мятежа белочехов, там его назначили комиссаром разведывательного отдела штаба 5-й армии, затем комиссаром штаба армии и заместителем Реввоенсовета армии. Он совершенствовал свое мастерство под руководством командующего 5-й армии С.Н.Тухачевского. 23 июня 1919 г. под Челябинском Лапин был тяжело ранен в позвоночник и несколько месяцев пролежал в госпитале. Врачебная комиссия признала его к военной службе негодным. Однако по просьбе Лапина Тухачевский принял его в свой штаб начальником оперативного отдела. Но как только А.Лапин поправился настолько, что мог передвигаться без костылей, он стал проситься на фронт. Революционный военный совет 5-й армии направил его командиром 30-й стрелковой дивизии, сформированной В.К.Блюхером. Он принимал активное участие в борьбе с белополяками. Именно под его командованием 80-я бригада 27-й Омской стрелковой дивизии, преследуя противника, с ходу форсировала р. Западный Буг, В эти годы при военном атташе в Пекине работал П. Ю. Боровой.[340] С сентября 1926 по апрель 1927 г. последним в о е н н ы м а т т а ш е в К и т а е б ыл Р. В. Л о н г в а.[341]В наголову разбила смоловическую группу и подошла к Варшаве. Когда закончилась война с белополяками, Лапина направили на Дальний Восток очищать край от японцев и остатков белогвардейцев. С 1921 по 1922 г. он занимал различные должности: командующего войсками по охране железных дорог Дальневосточной Республики, врид главкома Дальневосточной Республики, командующего войсками Приамурского и Забайкальского округов. С Дальнего Востока А.Я.Лапин был направлен в Москву для учебы в Военной академии РККА. А в 1925-1926 гг.

он уже военный советник Калганской группы в Северном Китае, в апреле 1926 г.

замещал в Китае военного аташе, затем заместитель главного военного советника Северо-западной армии, возглавляемой Фэн Юйсяном, начальник штаба Хэнаньской группы. По возвращении в СССР — начальник управления боевой подготовки Генштаба, командующий корпусом, зам. командующего Особой Краснознаменной дальневосточной армии Блюхера. Имел четыре ордена Красного Знамени. 11 мая 1937 г. был арестован НКВД и вскоре расстрелян.(C.Martin Wilbur, Julie Lien-ying How. Missionaries of Revolution. P.429.) 340 Павел Юрьевич Боровой (1902 — ?) — сотрудник советской военной разведки, учился в Харбине. В РКП(б) вступил в 1920 г., был сотрудником Разведуправления НРА ДВР. До 1922 г. — на партийной работе на Дальнем Востоке. Окончил Восточный факультет Военной академии РККА в 1924 г. Погиб в начале Великой Отечественной войны. (А.Колпакиди, Д.Прохоров. Ук. соч. 319.) 341 Роман Войцехович Лонгва (1891-1938). Родился в Варшаве в семье коммерсанта. Исключен из гимназии за революционную деятельность. Закончил ее экстерном. В 1910 г. вступил в Союз молодых социалистов. С 1910 по 1918 г. — член ППС Левицы. С марта 1912 по сентябрь 1913 г. находился в заключении за революционную деятельность. В 1915 г. окончил военное училище.

Штабс-капитан 66-го Бутырского полка. В августе 1917 г. участник подавления корниловского мятежа. Член РКП(б) с 1918 г. Участник боев против Краснова и Деникина. В 1920 г. награжден орденом Красного Знамени. С ноября 1920 г. по ноябрь 1921 г. — начальник Разведупра Полевого штаба РВС Республики. С ноября 1921 г. — начальник разведотдела Вооруженных сил Украины и Крыма. В 1922-1925 гг. — в штабе Украинского военного округа, начальник, комиссар разведывательного отделения. В 1925 г. — секретарь Китайской комиссии»

Политбюро ЦК ВКП(б). В 1926 г. — секретарь комиссии Бубнова в Китае, в 1926-1927 гг. — военный атташе посольства СССР в Китае. Именно в бытность Р.Лонгва военным атташе пекинская полиция совершила налет на его ведомство.

По возвращении из Китая работал в Генеральном штабе, был начальником Управления связи РККА. Арестован НКВД 21 мая 1937 г., расстрелян 8 февраля 1926-1927 гг. первым секретарем полпредства СССР в Китае работал Г. И. Сафаров (189— 1942).

В упоминавшихся уже предложениях «Комиссии по вопросу о разведывательной и информационной работе в Китае» в пункте «г» говорилось следующее:

« С е т ь р е з и д е н т у р ы на м е с т а х дл я в е д е н и я агентразведки должна быть общей. Задания даются совместно резидентом Разведупра и Уполномоченным И Н О ».[342]К с т а т и, в о п р о с о п о д ч и н е н и и в с е й разведывательной работы в Китае военному атташе стоял и раньше и был решен положительно. Телеграммой от 17 сентября 1925 г. Берзин сообщал военному атташе в П е к и н е, ч то он с о г л а с е н п о д ч и н и т ь е м у разведывательные группы в Китае. Пункт «г» в предложениях комиссии присутствовал не случайно. К этому времени на местах выявились противоречия и неж елание сотрудни чества меж ду р е з и д е н т у р а м и ИНО и п р е д с т а в и т е л я м и в о е нно й р а з в е д к и К р а с н о й А р м и и, к о т о р ы е не в с е г д а представляли добытую информацию другой стороне. Об этом красноречиво говорит «Рапорт» полномочному представителю СССР в Китае Карахану от И. Я. Разгона (Ольгина) от 5 ф евраля 1926 г. Он долж ен был по заданию Карахана составить документ об инструкторской работе в Китае с выявлением причин и недостатков, мешающих работе. Разгон сообщает, что он не смог в ы п о л н и т ь р а б о т у на х о р о ш е м у р о в н е, т а к как 1938 г.

342 Архив РЦХИДНИ. Ф.627,Оп.1, Д.17, Л.111.

343 Архив РЦХИДНИ. Ф.626, Оп.1, Д.17,Л.152.

«препятствием явился ряд объективны х причин», в п е р в у ю о ч е р е д ь е м у не п о к а з а л и в с е х н у ж н ы х материалов. «Первый отдел» получил, в той или иной форме, наказ о гр а н и ч и ть всякое « п р о н и кн о в е н и е посторонних» и не давать никаких м атериалов, — говорилось в рапорте. — Сбор материала путем бесед и обмена мнений с нашими инструкторами рассматривался там ж е ка к к а к а я - т о т а й н а я р а б о т а, и м е ю щ а я предательскую цель. Создавался ряд самых неудобных положений, грозящих «служебным воздействием» моим с о б е с е д н и к а м, в ы з ы в а ю щ и х и з ы с к и в а н и е вс як их формальных зацепок. Дошло даже до приказания мне выехать в суточный срок из Пекина».

Из-за нехватки средств и специалистов, а также сигналов, которые поступали из Центра, о недовольстве работой на местах, различные разведывательные органы попытались согласовать и сблизить свои позиции, четче определить финансовую сторону дела: кто и кому платит деньги, сократить свой аппарат.

Об этом к р а с н о р е ч и в о гов о ри т д о к у м е н т «Дополнение к «Соображениям о разведке», посланный из Пекина 19 мая 1926 г. и хранящийся в Российском го суд а р ств е н н о м ар х и ве с о ц и а л ь н о -п о л и ти ч е с к о й истории (РГАСПИ). В нем говорилось, что «на периферии мы должны иметь объединенный разведывательный и контрразведывательный орган». Это поможет избежать « р а с п ы л е н и ю с у мм, а с с и г н о в а н н ы х на р а з в е д к у различными разведорганами», уменьшению затрат «на гласный (обслуживающий) аппарат, дабы максимум сумм бросить на секретный (агентурный) аппарат», лучше и 344 Архив РЦХИДНИ. Ф.627, Оп.1, Д. 15, Л.34-34 (а).

д е ш е в л е иметь один т е х н и ч е с к и - о б с л у ж и в а ю щ и й персонал: фотограф, машинистка, дешевле обойдется инф орм ация из объед ин енного органа в Пекин» и обратная (ориентировки и задания на периферию). «Мы слишком бедны людьми и деньгами, чтобы позволить себе иметь двойное число резидентур на периферии, — говорилось в докум ен те. — При разреш ении этого вопроса в п олож и тельн ом см ы сле необходим о: 1) Персональная договоренность между военным и ОГПУ разведорганами в Пекине о назначении резидентов и помощников. 2) Удачная организация резидентуры: при резиденте военном товарище помощник должен быть чекист и обратно. 3) Оперативная подчиненность по отрасли работы ( П е к и н с к о м у развед. Центру). 4) А д м и н и с т р а т и в н о е и ф и н а н с о в о е п о д ч и н е н и е по принадлежности к соответствующему ведомству (резидент или помощник военный остается на учете, оплачивается и принадлежит воен. разведке, тоже в отношении чекиста). 5) Оператив. и техн. расходы также распределяются между военной и чекистской разведкой.

Опер, расходы, оплата агентов определяется отраслю (так в тексте. — В. У.) разведки;

технические расходы приблизительно пополам».[345] В этой же связи х а р а к т е р н о одно з а м е ч а н и е М. И. Казанина в своих воспоминаниях о китайской революции 1925-1927 гг., когда он работал в штабе Блюхера переводчиком. Как ему разъяснил его друг Мазурин, «хотя Бородин и Блюхер видятся друг с другом и служ ат одному делу, обе миссии — политическая 345 Там же. Ф.627. Оп.1. Д.17. Л. 142.

Бородина и военная Блюхера — работают раздельно и взаимной ответственности не несут».3 Нередко возникали серьезные разногласия среди советских работников, посланны х в Китай, которые прослеживаются по документам, хранящимся в наших архивах. Они сущ ествовали между послом Л. М. Караханом (К араханяном ) и военным атташ е A. И. Егоровым и его заместителем В. А. Трифоновым (1 8 8 8 -1 9 3 8 гг.) 473на С евере. «Если бы со в етско е полпредство (в Пекине. — В. У.) хотя бы небольшую часть тех денег, которые сейчас тратятся на поддержку военных авантюристов, истратило на помощь Компартии, на п о д г о т о в к у о п ы т н ы х и з н а ю щ и х п а р т и й н о - п о л и т и ч е с к и х р а б о т н и к о в, на п о м о щ ь к и т а е в е д а м, на л и т е р а т у р у, т о п о л ь з а д л я революционного движения Китая была бы неизмеримо б о л ь ш а я, а С о в е т с к а я Ро с с ия с б е р е г л а бы свои м и л л и о н ы, — писал в своих записках B. А. Трифонов. — Надо ведь помнить, что мы сейчас ведем работу в Китае, совершенно не зная Китая, не владея языком, располагая всего 3 -4 знающими язык переводчиками. Уже одно это обстоятельство должно 346 М. И.Казанин. В штабе Блюхера. М., 1966. C.53.


347 Валентин Андреевич Трифонов вступил в РСДРП(б) в 1904 г. Делегат IX и X съездов ВКП(б) в ноябре 1925 г. Был направлен в Китай в качестве помощника военного атташе А.И.Егорова. Весной по решению комиссии A.C. Бубнова от марта 1926 г. был отозван в Москву из-за его разногласий с советским послом в Китае Л.М.Караханом. В.А.Трифонов подготовил письмо в Политбюро ЦК ВКП(б), объясняя свои разногласия с Караханом ошибочной политикой, проводимой последним в Китае (Письмо впервые опубликовано в ПДВ. 1990 № 3. С. 114-119).

В 1926 г. был назначен торгпредом в Финляндию. Из Финляндии вернулся весной 1928 г. и был назначен членом Президиума Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И.Ленина. В 1937 г. был арестован как участник «троцкистской диверсионно-вредительской организации».

было внушить наш ему полпредству большую о с т о р о ж н о с т ь, б о л ь ш у ю п р о д у м а н н о с т ь в ег о чрезвычайно ответственной работе».[348 Он считал, в отличие от Карахана, что «влияние наших советников и в о о б щ е с о в е т с к о е в л и я н и е на н а р о д н ы е а р м и и совершено ничтожно» при том огромном финансовом бремени, которое несет наша страна.[349] Разногласия сущ ествовали между политическим советником Гоминьдана М. М. Бородиным и главным военным советником Н. В. Куйбышевым. «Считаю, что Бородин со своими засты вш им и прием ам и работы с т а н о в и т с я все в р е д н е е и в р е д н е е, — п и с а л Н. В Куйбышев А. И. Егорову. — Не отрицая, а наоборот, подчеркивая больш ие заслуги Бородина по нашим достижениям в Китае в прошлом, считаю, что он свое сделал и на большее не способен. Необходима присылка в Кантон нового сильного работника и обязательно партийца в лучшем смысле этого слова...За последнее время мы с тов. Бородиным мало ссорились, т. к. он, сильно сдав под моим напором, своим вмешательством мне больше почти не мешает работать...И если я считаю (необходимой) замену Бородина, то на основании своих взаимоотношений, я считаю, что в его прямой работе он сделал все от себя зависящее, и вперед за событиями и обстановкой он не поспевает».[350] Это тревожило Москву. Было решено срочно послать в Китай комиссию для выяснения ситуации на месте.

348 Проблемы Дальнего Востока. 1990. № 3. С. 122.

349 Там же. С.121.

350 ВКП(б), Коминтерн и Китай. Т.2. С. 193.

П о с т а н о в л е н и е из п р о т о к о л а № 3 ( ос обый № 2) з а с е д а н и я П о л и т б ю р о ЦК ВК П( б ), п о д п и с а н н о г о И. Сталиным, гласило: «Считать необходимым срочный о т ъ е з д в Китай к о м и с с и и в с о с т а в е тт. Б у б н о в а (председатель), Кубяка и Лепсе, включив в комиссию т.

Карахана». Комиссии давалось следующее задание: «1) выяснить положе ни е в Китае и ин ф ор ми ро ва ть п о л и т б ю р о, 2) п р и н я т ь на месте, с о в м е с т н о с т.

Караханом, все необходимые меры, поскольку они не нуждаются в санкции политбюро, 3) упорядочить работу посланных в Китай военных работников и 4) проверить, насколько обеспечен правильный подбор посылаемых в Китай работников и как они инструктируются».[351] После тщательного обследования положения дел в Китае комиссия А. С. Бубнова 17 мая 1926 г. представила «О бщ ие выводы и практические предлож ения» по улучшению работы. В разделе « Информационно-разведывательной работы»

говорилось: « П остан овку и нф орм ационной работы вообще, и разведывательной (Разведупр, ИНО ГПУ) в частности, надо признать явно неудовлетворительной.

Разведывательные органы, освещая удовлетворительно Маньчжурию и Монголию, крайне неудовлетворительно о с в е щ а ю т о с т а л ь н о й Китай и б о р ю щ и е с я там группировки.

Политика полпредства и наша военно-политическая работа базируется зачастую на отрывочных, случайных, непроверенных сведениях.

Кроме того, сама обработка материалов, изучение страны в Пекине организованы неудовлетворительно.

351 Там же. С.24.

Разведупр тратит массу энергии на изучение общей экономики, ИНО не обрабатывает вообще материалов, а полпредовская информация освещает текущие события с опозданием на 1,5-2 месяца (полпредские бюллетени).

Кроме того, необходимо констатировать, что в работе Разведупра и ИНО имеется много параллелизма, приводящего к лишней трате валюты».

Для улучшения работы предлагалось:

«а) Разведработу (Разведупр, ИНО ГПУ) построить таким образом, чтобы Северный Китай (Маньчжурия, Монголия) освещались под углом интересов обороны СССР, а весь собственны й Китай — с точки зрения потребностей наш ей активной политики в Китае и изучения борющихся в нем сил.

б) При полпредстве создать специальное бюро, которое изучало бы и освещало политико-экономическую жизнь Китая.

в) Военведу и ГПУ предлож ить договориться о большей согласованности работы и устранении параллелизма».[352] Комиссией Бубнова предлагался более строгий подбор и обучение военных инструкторов для Китая.

«Все о т п р а в л я е м ы е работники дол ж н ы быть предварительно проинструктированы и пройти хотя бы краткий курс ознаком ления с обстановкой в Китае вВосточном отделе Военной академии(выделено м н о ю. — В. У.)», — г о в о р и л о с ь в п р е д л о ж е н и я х комиссии.[3 Учитывая, что инструкторы в большинстве !

случаев направлялись без знания китайского языка, а это мешало «интенсивности и полезности работы», предлагалось Радеку «обратить особое внимание на подготовку» надежных и достаточно квалифицированных переводчиков в Университете Сунь Ятсена. Комиссия считала необходимым пересмотреть весь личный состав военных инструкторов в Китае и «наметить как его освежение, так и пополнение». Причем при этом подбор новых инструкторов должен быть строго персональным с учетом как их квалификации, так и состояния здоровья и семейного положения.[354] 30 декабря 1926 г. С. И. Аралов был назначен п р е д с т а в и т е л е м с о в е т с к о г о п р а в и т е л ь с т в а при национальном правительстве Китая, однако там он пробыл очень короткое время и уж е в 1927 г. был заведующим иностранным отделом ВСНХ СССР.[355] В Китай для разведработы засылались не только граждане СССР, но и других стран. Так, с февраля 1926 г.

по начало 1929 г. в Пекине и в Шанхае от ГРУ (четвертое уп р а вл е ни е ) пом ощ ником н ел егал ьн ого резидента р а б о т а л б о л г а р с к и й р а з в е д ч и к И в а н Ц.

В и н а р о в [356 (1 8 9 6 - 1 9 6 9 ) вместе со своей 353 Там же. С.226.

354 Там же.

355 А.Колпакиди, Д.Прохоров. Ук. соч. Кн. 2.С.288.

356 Иван Цолович Винаров (1896-1969) родился в г. Плевен (Болгария). Выходец из семьи крупного землевладельца. Член Болгарской СДРП «тесняков» с 1916 г.

Участник Первой мировой войны, активный участник Сентябрьского (Владайского) восстания 1918 г. Сотрудник военного аппарата Болгарской компартии. Занимался закупкой и похищением оружия для компартии. В 1921 г. арестован. После ареста бежал из заключения, эмигрировал в СССР. Занимался транспортировкой оружия шифровальщицей — русской женой Галиной Лебедевой.

Они вместе с X. И. Салны нем 57]по линии военной разведки помогали китайской армии, где работали совесткие военные советники. После переворота Чан Ка й ши группа С а л н ы н я п е р е шл а на н е л е г а л ь н о е положение и обсоновалась в Пекине и Шанхае в качестве бизнесменов. Они в больших количествах перевозили в Китаей оружие из Европы и с дальнего Востока для нужд военных структур КПК. Это оружие закупалось Салнынем и Винаровым в Европе, после сбыта там экзотических китайских товаров, пользовавшихся большой из СССР в Болгарию по морю. С 1924 г. сотрудник IV (Разведывательного) управления ГШ РККА. В 1925 г. на нелегальной работе на Балканах. С 1926 г.

военный советник, в 1927-1929 гг. помощником нелегального резидента в Китае.

(А.Колпакиди, Д.Прохоров. Ук. соч. С.328) 357 Христофор Иванович Салнынь («Гришка», Осип Христофор Фогель, Христофор Лауберг, Виктор Хугос, 1885-1939). Латыш, родился в Риге в семье рабочего. В 1900 г. окончил двухклассную народную школу. Член РСДРП с 1902 г. Активный участник революции 1905-1907 гг. Боевик. Участоввал в организации многих крупных выступлений боевиков в Прибалтике, в частности в освобождении смертников Лациса и Слесара из Рижской тюрьмы, боевиков Люттера, Калныня и других из Рижского сыскного отделения. Трижды арестовывался, однако всякий раз бежал из-под ареста. С 1908 г. — в Лондоне, содержал конспиративную квартиру. С 1912 г. — в США. В 1920 г. выехал на Дальний Восток, вступил во 2-ю Амурскую армию, затем на подпольной работе. В 1920-1921 гг. — в Шанхае под именем Христофора Фогеля. В 1921 г. — в Петрограде в разведотделе. В 1921-1923 гг. — на Дальнем Востоке. В 1923 г. переброшен в Германию для работы по созданию нелегальной боевой организации КПГ, занимался организацией «красных сотен» в Тюрингии и сети скрытых складов и баз оружия.

В 1924 г. отправлен с транспортом оружия в Болгарию. Около 4 месяцев под псевдонимом «Осип» в составе отряда Янчева участвовал в партизанской борьбе с правительственными войсками на юге Болгарии. В 1923-1924 гг.

разведчик-нелегал в Китае. В 1926-1929 гг. — резидент в Китае под именем Христофора Лауберга, гражданина США.

Участник событий на КВЖД, руководил диверсионной деятельностью в тылу китайских войск. Окончил курсы совершенствования начсостава по разведке в 1930 г. С февраля 1936 г. — заместитель начальника спецотделения «А» (активная разведка) Разведупра. С июня 1937 по март 1938 г. в Испании под именем Виктор Хугос. Арестован апреля 1938 г., расстрелян 8 мая 1939 г популярностью на Западе, и отбиралось на складах в Хабаровске и Владивостоке. В 1929 г. Салнынь и его группа отбыли в СССР.[358] В 1969 г. в Софии Винаров выпустил книгу «Бойцы тихого фронта. Воспоминания разведчика». Когда они прибыли в Китай и встретились в В. К. Блюхером, ему была поставлена задача «в оказании помощи в создании военной разведки в китайской национальной революционной армии».[359] Как представительница Разведупра в Китае в конце 20-х годов работала Р. С. Беннет.[360] В ночь на 6 апреля 1927 г. банда чжанцзол иневских солдат и полицейских при содействии полицейской охраны посольских кварталов и с ведома послов США, Британии, Японии, Ф ранции, Голландии, Испании и Португалии[361 учинила погром в советском посольстве в П екине. Н езадолго до этого п о м о щ н и к совесткого военного атташе, по данным П.Балакшина, попался при попытке проникнуть в британское посольство.[362]Видимо у китайской полиции была информация, что в совестком 358 В.Я.Кочик. Некоторые аспекты деятельности советской разведки. С. 67-68.

359 Иван Винаров. Бойцы тихого фронта. Воспоминания разведчика. София. 1974.

С. 160 (на русск. яз.).

360 Раиса Соломоновна Беннет (1899-1937), уроженка г. Петрозаводска. Член Компартии США, прибыла в СССР и принята в ВКП(б) в 1927 г. Преподавала иностарнный язык в Военной академии им. Фрунзе. В 1929-1935 гг. в распоряжении Разведупра. Арестована 15 июля 1935 г по «кремлевскому делу».

Расстреляна 9 октября 1937 г. (А.Колпакиди, Д.Прохоров. Ук. соч. С. 314.) 361 П.Балакшин. Финал в Китае. С.40.

362 Там же. С. 40.

посольстве скрываются некоторые китайские коммунисты, за м е ш анн ы е в восстаниях против национального правительства и маршала Чжан Цзолиня.

Во время налета на посольство было захвачено отдельных папок с делами, общим числом в три с лишним тысячи документов, которые не успели сжечь посольские со тр у д н и к и.[363]П ол и ц ей ские арестовал и одного из основателей КПК, профессора Пекинского университета Ли Дачжао и 20 китайцев, проживавших на территории посольства, а также советских граждан — сотрудников аппарата военного атташе — И. Д. Тонких и Лященко.

Тонких, их забайкальских казаков, бывш ий генерал царской армии, участник Первой мировой войны и гражданской войны в России, был военным советником бюро военного атташ е в Пекине. После ареста был посажен в тюрьму, где содержался на особо строгом режиме больше года.[364] Советское правительство немедленно выступило с самым громким и решительным протестом, признав налет «неслыханным нарушением элементарных международных норм», а захваченные документы — ловкой подделкой чжанцзолиневской полиции. В ответ на такие заявления Чжан Цзолинь дал приказ в прессе опубли ковать некоторы е ф отограф ии захваченн ы х документов.[365] 363 Там же. С.40.

364 А.В.Благодатов. Ук. соч. С.230, 295-296.

В 1927-1928 гг. и.о. консула СССР в Пекине работал И. И. Спильванек.[366] В те же годы в Китае работал окончивший в 1925 г.

Военную а к а д е м и ю резидент Наум Исаакович Эйтингон.[367] С 1925 по 1927 г. главным резидентом под крышей сотрудника дип лом атического представительства в Пекине, а затем генерального консульства в Ханькоу под фамилией Ведерников работал С. Г. Вележев.[368] 366 И.И.Спильванек (1883-?). — и.о. консула в Пекине в 1927-1928 гг.

367 368. А.Копакиди., Д.Прохоров. Внешняя разведка России. С. 397-398.

368 С.Г.Вележаев (1885-1972), русский. Родился в деревне Ксихонка Задонского района Воронежской области. Сын священника. Учился 2 года в Горном институте (Санкт-Петербург). Член РСДРП с 1905 г. Работал учителем. Участник Первой мировой войны, прапорщик. В 1917-1918 гг. — социал-демократ-интернационалист. Большевике 1918 г. В 1917 г. член Омского Вокома. С августа 1917 г. — помощник командующего Омским военным округом.

12 октября 1917 г. арестован в Петрограде. В апреле 1918 г. кооптирован в состав Центросибири, был членом коллегии Сибирского военного комиссариата. В октябре 1918 — апреле 1919 г. находился в плену у японских интервентов. С октября 1919 г. воевал в партизанском отряде. Помощник командира, затем командир эскадрона, действовавшего в районе Хабаровска. С марта 1920 г. член Хабаровского райвоенкомата, с апреля начальник штаба Хабаровского (Восточного) фронта. С февраля 1921 г. комиссар Военного совета Амурского фронта. С февраля 1921 г. комиссар Оперативного управления, с июня заместитель начальника, а с октября — начальник Разведупра штаба помощника главкома по Сибири.

С 1923 до августа 1929 г. Вележаев помощник начальника ИНО ОГПУ. В 1924 г. член комиссии по обследованию и возвращ ению кораблей бывшей врангелевской эскадры в Бизерте (Франция). После Китая до ноября 1929 г.

начальник Главного управления пограничной охраны и войск ОГПУ. С 1930 г. в аппарате ЦК ВКП(б). В 1931-1933 гг. слушатель Промакадемии, в 1934-1937 гг.

директор Киевского завода «Арсенал» и на другой хозяйственной работе. Член ЦИК УССР (1935-1937). В период Великой Отечественной войны работал в с и с т е м е Н а р к о м а т а ц в е т н о й м е т а л л у р г и и. С 1 9 3 8 г. и н ж е н е р Главвольфпрамрудмета. С 1957 г. персональный пенсионер.(А.Колпакиди, Д.

Прохоров. Ук. соч. С.326.) Резидентура в Харбине После Октября 1917 г. и крушения белого движения в России Маньчжурия выдвинулась как плацдарм для создания новой возможности борьбы против советской власти в России. Полоса отчуждения, как назывался коридор вдоль Китайской Восточной железной дороги (КВЖД), была своеобразным государством в государстве, в котором с у щ е с т в о в а л и р о сси й ски е з аконы, суд, администрация, полиция, ж елезнодорож ная охрана, огромный штат русских служ ащ их, начиная с управляющего дорогой генерала Д. Л. Хорвата, и кончая последним стрелочником.

Начатая в 1898 г. постройка КВЖД была закончена в 1903 г. Концессия с китайским правительством на право э к с т е р р и т о р и а л ь н о с т и По л о с ы о т ч у ж д е н и я была заключена формально от имени Русско-Азиатского банка для Общества КВЖД, акционерного предприятия, пакет которого в одну ты ся ч у акций находился в руках российского правительства. Имущество КВЖД в 1903 г.

оценивалось в 375 млн золотых рублей. Кроме дороги общество владело 20 пароходами, пристанями и другим речным и м у ще с т в о м;

ее т и х о о к е а н с к а я фл о т и л и я оценивалась в 11,5 млн рублей. У КВЖД были свой т е л е г р а ф, у г о л ь н ы е и л е с н ы е ко н ц е сси и, шк о лы, больницы, библиотеки, ж елезнодорож ные собрания.

После строительства железной дороги улучш илось и уско р и л ось соо бщ ен и е ме жду двумя странам и. «С постройкой Великой Сибирской ж елезной дороги и Маньчжурской ветки, — писал в предисловии к книге Лян Цичао о Ли Хунчжане известный китайский писатель Чжан Чжигун, — Россия приблизилась к нам больше чем вдвое, с р а в н и т е л ь н о с о с т а л ь н ы м и з а п а д н ы м и державами, и надо твердо надеяться, что с этих пор взаимные отношения двух великих народов станут еще лучше.

Россия — наш старый сосед. В истории можно найти немало доказательств взаимной дружбы;

официальных же доказательств вражды не нашлось».[369] О д н а к о п о зд н е е, уж е в 6 0 - 8 0 годы XX века, характеризуя причины строительства в Маньчжурии р у с с к о й ж е л е з н о й д о р о г и и ее э к с п л у а т а ц и ю в д о р е в о л ю ц и о н н ы й п е р и о д, н е к о т о р ы е ки т а й ск и е историки делали однозначный вывод об агрессивных целях царизма в Маньчжурии, его стремлении с помощью КВЖД создать базу своей империалистической политики в К и т а е. Э т о о б с т о я т е л ь с т в о, по их м н е н и ю, представляло угрозу национальным интересам Китая, что п р е д о п р е д е л и л о б о р ь б у к и т а й с к о г о н а р о д а за восстановление своего суверенитета в зоне КВЖД.

Уже в 1903 г. одним из самых авторитетных в стране «железнодорожников» С.Ю. Витте (в 1905-1906 гг. — председатель совета министров Российской империи) генерал-лейтенант Дмитрий Леонидович Хорват был назначен управляющим КВЖД.

В 1917 г. Временное российское правительство, п р о д у б л и р о в а в старое р еш ение, вновь н азн ачи ло генерал-лейтенанта Д. Л. Хорвата комиссаром Полосы отчуждения КВЖД.

Харбин, находящийся на территории КВЖД, был т о р г о в о -э к о н о м и ч е с к и м и п о л и т и ч е с к и м ц ен тром тогдашней Маньчжурии, ее столицей и одновременно 369 Исторический обзор Китайской Восточной железной дороги. 1893-1923. Том !.Харбин, 1923. С. 17.

«центром контрабандистской и шпионской деятельности»

на Дальнем Востоке. Северная Маньчжурия, район КВЖД являлись после 1917 г. ближ айш ей к России базой белогвардейщины всех мастей. Здесь формировались вооруженные отряды, отсюда шло их снабжение после вступления на русскую территорию, сюда они спасались после разгромов их Красной Армией.

« Х а р б и н бы л ч е р н ы м р ы н к о м, где о т к р ы т о торговали валютой, наркотиками, оружием, людьми, — вспоминал маршал Советского Союза В. И. Чуйков, котором у в 1926 г. удалось побы вать в Харбине в качестве дипкурьера. — Здесь все считалось товаром.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.