авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«1 Содержание СЕРБИЯ - РОССИЯ: ПОТЕНЦИАЛ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА Современная Европа (Москва), 13.03.2013 СФЕРА ЭКОНОМИКИ ЕС - КОРЕЯ: ДВЕ СТРАНЫ, ДВЕ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Шведская лютеранская церковь встала на защиту беженцев, когда оказалось, что законодательство повернулось к ним своей неблагоприятной стороной. Это вынудило правительство сделать шаги в сторону гуманизации шведской иммиграционной политики (нелегальные беженцы, дети, прибывшие в Швецию без родителей, "апатичные дети"). Приведённые примеры показывают, что шведская церковь, несмотря на постоянное сокращение численности активно верующих и отделение в 2000 году от государства, всё ещё играет активную роль в общественной жизни и не превратилась в "реликтовый институт". (Там же, с. 282.) Интересно, что в Швеции успешно развивается экуменическое движение, проводятся совместные богослужения разных религиозных общин.

Фактор развития Хотя иммиграционная политика затрагивает лишь часть населения страны, она превратилась в важный фактор политической и общественной жизни Швеции. Этот вывод авторов подтверждается последствиями для Швеции притока иммигрантов, которые рассматриваются в заключительной части книги. Они включают:

- изменение облика крупных городов;

- появление новой тематики в кино и литературе;

- влияние новых жителей на традиционные пуританские традиции местного населения;

- увеличение интереса к религиям;

- развитие экуменического движения;

- подъём национального самосознания шведов, увеличение интереса к шведской истории и культуре;

- влияние иммиграции на политическую жизнь страны, выразившееся в частности, в росте популярности шведских демократов на последних выборах и т. д.

*** Рецензируемый труд - это нескучная книга, с которой полезно ознакомиться не только специалистам по Скандинавии, желающим углубить свои знания североевропейского региона, но и широкому кругу читателей. Ценность её в том, что она написана авторами, которые знают Швецию не по письменным источникам, они досконально изучили страну, накопили личные впечатления от поездок и встреч со шведскими учёными и простыми гражданами. Книга изобилует многочисленными примерами из повседневной шведской действительности, которые иллюстрируют различные точки зрения и выводы авторов по рассматриваемым ими вопросам. В работе анализируется одно из важнейших последствий глобализации - ещё одно великое переселение народов, которое ведёт к встрече различных культур и порождает сложнейшую для решения проблему - проблему их сосуществования.

Несмотря на то, что проблемы в книге излагаются на достаточно серьёзном научном уровне, в ней много ярких и убедительных примеров из шведской жизни. Жаль, что в книге нет иллюстраций, ведь Швеция известна своей строгой экологической политикой, а Стокгольм признан самой зелёной столицей Европы. Без сомнения это - наряду с достижениями шведского общества в сфере благосостояния - повышает привлекательность страны в качестве новой родины для тех, кто вынужден в силу разных причин искать счастья за пределами своей родины.

Антюшина Н.М., к.э.н., ведущий научный сотрудник Центра Северной Европы Института Европы РАН.

к оглавлению ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ГЕРМАНИИ С 1871 ГОДА ДО НАШИХ ДНЕЙ ВЗГЛЯД АНАЛИТИКА Дата публикации: 13.03. Автор: Белов В.Б.

Источник: Современная Европа Место издания: Москва Страница: 150, 151, 152, 153, Выпуск: 1 Я давно слежу за научным творчеством одного из ведущих российских историков-германистов профессора Николая Валентиновича Павлова. И каждый раз, когда появляется его очередной труд, стараюсь сразу ознакомиться с ним. В полной мере это относится и к рецензируемой монографии, которая увидела свет осенью 2012 года (Павлов Н.В.

История внешней политики Германии. От Бисмарка до Меркель. - М.:

Международные отношения. 2012. - 800 с.).

Германия всегда представляла интерес для России как один из важнейших игроков в европейской и мировой политике, будь то во времена "концерта европейских держав", в межвоенный и военный периоды борьбы за передел мира, в эпоху "холодной войны" и постбиполярности. Не случайно, существует широкий спектр отечественной научной литературы, касающейся германской проблематики. Истории германского государства, которая преподаётся во многих вузах страны, посвящено много научных исследований, учебников и учебных пособий. Однако попытки описать историю её внешней политики с момента создания единого национального государства до наших дней у нас, насколько мне известно, до сих пор не предпринимались ни в учебной, ни в научной литературе.

Фрагментарность и избирательность советских исследований, посвящённых Германии, к сожалению, не всегда удаётся преодолеть и современным российским учёным-международникам, историкам, политологам и экономистам. Их труды, как правило, носят строго предметный характер и посвящены либо отдельным историческим периодам в германской внешней политике, либо её отдельным географическим направлениям, либо её самостоятельным функциональным составляющим. В этом смысле автор монографии, опираясь на свой опыт практической работы в Берлине, научно преподавательской деятельности в Дипломатической академии МИД России, ИМЭМО РАН, МГИМО (У) МИД России и МГЛУ и используя широкий круг источников и новейших исследований отечественных и немецких историков, удачно ликвидирует существовавший пробел.

Специфика и уникальность представленного труда состоит, прежде всего, во взвешенном, свободном от стереотипов эпохи "холодной войны" комплексном анализе международной деятельности Германии, которая, преодолев эпоху империи, лихие времена первой "республики без республиканцев", диктатуру третьего рейха и период двугосударственности, эволюционировала в "мягкого гегемона" Европы, руководствующегося в современных условиях принципами гуманизма и демократии.

На первый взгляд, автор взялся за слишком масштабную тему комплексное исследование 140-летней истории (1871-2011 гг.) (Первое единое немецкое государство просуществовало 48 лет (кайзеровская империя), Веймарская республика - 14 лет, третий рейх - 12 лет.

Современная ФРГ существует более 60 лет, то есть фактически является рекордсменом в истории Германии после 1871 г. При этом обе демократические республики, а именно Веймарская и Боннская (позднее - Берлинская), не были продуктом исторической эволюции или революций - обе они появились в результате двух проигранных мировых войн.

) внешней политики нынешнего стратегического партнёра российского государства в Европе и его одного из самых непримиримых врагов начала и конца первой половины двадцатого века. Это достаточно сложно сделать. Как отмечает Н.В. Павлов, внешняя политика Германии, как и любой другой страны, представляет собой систему экономических, военных и культурно-идеологических связей с зарубежными государствами, которые осуществляются на дву- и многосторонней основе с учётом международной обстановки, роли и места государства в мировом сообществе и факторов внутриполитического развития. Более того, она включает и "подсистемы" (в том числе региональные, блоково функциональные), которые также имеют свою точку отсчёта, свою относительно самостоятельную историю и эволюцию. Однако, в рамках пятнадцати глав рецензируемой монографии он последовательно и достойно справляется с этой задачей.

Структура исследования носит предметно-исторический характер и с этой точки зрения выглядит достаточно логичной. Особый интерес представляют первые три главы, которыми открывается монография:

"Империя Гогенцоллеров (1871-1918)", "Веймарская республика (1919 1932)" и "Взлёт и падение третьего рейха (1933-1945)" этим периодам Н.В. Павлов в своих публикациях пока не уделял пристального внимания. Он особо подчёркивает, что становление единого немецкого национального государства и его внешней политики началось с исчезновения с европейской карты Пруссии - великой державы, которая была создана Фридрихом Великим и которая прошла путь от третьеразрядного европейского государства до державы, достигшей вершин мировой политики. Именно она стала локомотивом германского национального объединения, процесс которого прошёл под управлением искушённого политика и стратега Отто фон Бисмарка, кстати, ставшего по сути единственным выдающимся дипломатом Германской империи.

С его уходом (он был отправлен в отставку 20 марта 1890 г. Вильгельмом II) завершился крупнейший этап в истории германской дипломатии.

Интересно, что сам молодой император переоценил свою роль в германской истории. Он постоянно прибегал к помощи сговорчивых, но бездарных канцлеров, которые не смогли предостеречь его от совершения стратегических ошибок во внешнеполитической сфере.

Среди серьёзных просчётов Н.В. Павлов называет отказ кайзера продлить действие секретного соглашения с Россией, что фактически означало разрыв германо-российских союзнических отношений. В итоге была разрушена вся система европейских союзов, вся система сдержек и противовесов, которые последовательно выстраивал Бисмарк.

Весьма интересны и последующие главы монографии. Но особенно хотелось бы выделить последние из них (главы XIII-XV) - они посвящены объединению Германии и анализу внешней политики "красно-зелёной" коалиции (1998-2005 гг) и "большой коалиции" (2005 2009 гг). Их актуальность определяется тем, что с ликвидацией военно блокового противостояния в конце прошлого столетия мир вступил в качественно новый этап своего развития. Его главной отличительной чертой стало резкое увеличение экономической, финансовой и информационной составляющей в дипломатии и в международных отношениях в целом. Место и роль государства в современной мировой политике определяется теперь преимущественно уровнем экономического развития, конкурентоспособностью на мировых рынках, степенью интегрированности в мировое хозяйство и общемировое информационное пространство. Именно эти параметры в наибольшей степени присущи современной Германии. Не случайно, она является основным торгово-экономическим партнёром Российской Федерации и вторым по значимости после США партнёром в диалоге по вопросам обеспечения европейской и международной безопасности. О возросшей роли ФРГ в делах по сохранению и восстановлению мира говорит, в частности, её активность в рамках миротворческих и антитеррористических акций.

За послевоенный период в (западно-) германской внешней политике сформировался целый комплекс аксиом, который можно охарактеризовать как чисто государственные интересы страны. Они включают в себя ориентацию на Запад, европейскую интеграцию, особые франко-немецкие отношения, стабилизацию демократических режимов в соседних восточноевропейских государствах, сохранение и укрепление открытой мировой экономической системы.

Национальная унилатеральная политика XIX и XX веках осталась в прошлом. Единая в национальном плане Федеративная Республика Германия преследовала и преследует внешнеполитические цели исключительно в контексте многосторонней дипломатии и через международные организации. Это не означает, что державные соображения уже не играют никакой роли в немецкой внешней политике. Не стоит забывать, что оба важнейших союзника в Европе - Великобритания и Франция - все ещё во многом оценивают состояние международных отношений, в особенности позиционирование ФРГ, в таких категориях, как "равновесие держав" и "гегемония". В большей степени под этим понимается тот факт, что современная Германия стремится предотвратить возможное создание направленных против неё коалиций путём сознательного самовключения в многосторонние и наднациональные структуры, а не путём достижения превосходства.

Следует согласиться с автором в том, что современные германские политические лидеры умело используют любые возможности, которые им предоставляют выгоды европейской интеграции и глобализации, для реализации собственных интересов. Позиции Германии в Европе в последние годы усилились настолько, что любая совместная инициатива государств ЕС не может быть реализована без согласия или против воли ФРГ, хотя формально она остаётся одним из многих равноправных участников интеграционных процессов. Несмотря на опасения отдельных экспертов и политологов, после объединения двух немецких государств не произошло "германизации Европы". Наоборот, усилилась "европеизация Германии".

На примере нынешнего правительства (коалиция ХДС/ХСС и СвДП) Н.В. Павлов справедливо отмечает, что в последние годы наметилась устойчивая тенденция к обновлению ряда механизмов взаимодействия Германии со своими соседями. В первую очередь, речь идёт о Франции как одной из ключевых стран-основателей ЕС, Великобритании как стратегического партнёра США и Польше как важнейшего представителя "новой Европы". Вместе с этими странами ФРГ образует интеграционное ядро и центр по выработке эффективной общеевропейской стратегии в области внешней политики и политики в области безопасности. Об этом свидетельствует и возрождение консультаций в рамках Веймарского треугольника и его расширение за счёт России. А встреча в Эссене весной 2010 года положила начало новому диалогу между руководителями парламентов трёх стран. Берлин не на словах, а на деле стремится модернизировать практически неработающие ранее двусторонние и многосторонние площадки сотрудничества и продвигать с их помощью общеевропейские интересы.

Важно, что и сегодня Германия и Россия остаются стратегическими и надёжными партнёрами как в Европе, так и в мире. В российско германских двусторонних отношениях сегодня нет неразрешимых проблем. Сложно представить, что могло бы блокировать взаимодействие наших государств по основному спектру вопросов международной жизни. Во многом это связано с тем, что Германия, будучи встроенной в евроатлантические структуры, придерживается, с одной стороны, принципов евросолидарности и блоковой дисциплины, но, с другой стороны, одновременно демонстрирует своё умение вести самостоятельные партии в общеевропейском "хоре", проявлять конструктивность в поиске принципов мироустройства в XXI веке со своими основными партнёрами, в первую очередь с Россией.

Однако, Н.В. Павлов предупреждает читателя, что в двусторонних отношениях не всё благополучно и безоблачно и это надо учитывать при их долгосрочном планировании. Москва должна осознавать, что для Германии российско-немецкие связи находятся на втором плане по отношению к евроатлантизму и многосторонним организациям, таким как Евросоюз и НАТО, и её поведение в определённые моменты может противоречить ожиданиям российской стороны. Фактически он предсказал некоторое охлаждение отношений между нашими странами осенью 2012 года, которое, однако, было весьма быстро преодолено.

В монографии особая глава посвящена рассмотрению внешней политики ГДР. Автор отмечает, что она была большей часть сфокусирована на Западной Германии и представляла своеобразное зеркало состояния германо-германских отношений. И только с отходом Бонна от "доктрины Хальштейна" поле внешнеполитической деятельности ГДР начало постепенно расширяться. С точки зрения силового противостояния Восточный Берлин так и не смог отказаться от интеграции в сообщество социалистических государств и от тесной привязки к СССР, которая, однако, существенно ослабла с началом политики "перестройки".

В заключение отмечу, что исторический ракурс даёт дополнительное понимание формирования современного механизма внешней политики ФРГ, где главную роль продолжает играть фигура главы правительства.

Отдельно стоит отметить приводимую автором хронологию германской внешней политики (она излагается после каждой главы). В целом избранный Н.В. Павловым стиль изложения позволяет читателю сконцентрироваться на наиболее интересных ему сюжетах, а сама монография представляется весьма полезной как для студентов и преподавателей, так и для научных работников и дипломатов практиков.

Белов В.Б., руководитель Центра германских исследований ИЕ РАН.

к оглавлению ГЕРМАНИЯ САМОЛИКВИДИРУЕТСЯ" Дата публикации: 13.03. Автор: Г.А. КАРПОВ Источник: Современная Европа Место издания: Москва Страница: 154, 155, 156, Выпуск: 1 Этот интригующий заголовок - название книги Тило Сарацина, немецкого политика и публициста, члена Социал-демократической партии Германии (Автор начал карьеру чиновника в 1975 г. с должности референта в министерстве финансов Германии. С 2002 г. по 2009 г.

входил в состав Сената Берлина, а в 2009 г. стал одним из директоров Немецкого федерального банка. Параллельно с работой в Сенате Берлина занимал ключевые посты в совете директоров Берлинского городского транспорта, клиники "Шарите", инвестиционного банка и компании Vivantes.).

В 2010 году эта книга, опубликованная тиражом более 1 200 000 экз., получила очень неоднозначную оценку в немецком обществе и СМИ. В 2012 году она вышла на русском языке в издательстве "Рид Групп" (Саррацин Т. Германия: самоликвидация: пер. с нем. / Тило Саррацин. М.: Рид Групп, 2012. - 400 с. - (Political animal. "Политическое животное").).

Работа написана доступным для рядового читателя языком, не перегружена специальной терминологией и сложными теоретическими выкладками. Доказательная база, очевидно, в силу профессии автора, весьма внушительна. Практически каждый тезис подтверждается солидным статистическим материалом.

Актуальность произведения обусловлена ростом интереса европейского общества и СМИ к проблеме взаимодействия коренного населения и мигрантов. Именно поэтому к выходу книги автора, известного своими неоднозначными высказываниями в отношении мигрантов-мусульман, возник огромный общественный интерес, подогретый выступлениями крупных европейских политиков (Ангела Меркель, Дэвид Кэмерон, Николя Саркози) о недостатках и провале политики мультикультурализма.

Главная потеря Название произведения говорит само за себя. Тило Саррацин показывает, что Германия без войн и каких бы то ни было крупных социальных катаклизмов на протяжении последних 40 лет теряет свой главный ресурс - человеческий капитал. Каждое новое поколение немцев примерно в 1,5 раза меньше предшествующего и всё менее образовано и менее способно к конкуренции на мировом интеллектуальном рынке.

Беда не только и не столько в том, что уровень рождаемости ниже элементарного воспроизводства, а в том, что многодетность утеряна в среде интеллектуальных и профессиональных людей. Через всю книгу прослеживаются ностальгические нотки о Германии столетней давности, когда половина всех научных статей в мире выходила на немецком языке, а на одну семью приходилось по несколько детей, и, как правило, это было у высокообразованных слоев населения.

Автор констатирует: Германия вымирает. И это факт. Но признать его и осмыслить в национальном масштабе для немцев не представляется возможным. Публичное обращение автора к проблеме уже само по себе было сочтено большой смелостью и повлекло обвинения в чём угодно (от национализма и фашизма до ксенофобии и мракобесия), кроме здравого смысла.

Мигранты - не панацея Саррацин объективно рассмотрел вариант использования миграции при естественном уменьшении населения, когда, казалось бы, привлечение мигрантов из третьего мира, может улучшить демографическую ситуацию, о чём говорит история. Мигранты были востребованы в послевоенные годы и свою роль в восстановлении Германии, несомненно, сыграли. Те, кто приезжал в 1950-1960-е годы довольно быстро ассимилировались, потому что не получали социальных пособий и понимали, что выживут, только трудясь и получая образование, а следовательно, интегрируясь. Набор мигрантов официально был прекращён в 1973 году. Никакой реальной потребности в приезжих с тех пор не наблюдалось. Но миграция продолжилась. И это была уже не трудовая миграция, которая ехала в Германию работать и жить. Это мигранты, которые стремились в Германию для того, чтобы получать социальные пособия, размер которых иногда в разы выше того, что можно заработать у себя на родине тяжёлым ежедневным трудом.

Автор постоянно сравнивает миграционную политику Германии с аналогичной политикой Франции, США и Канады. И это сравнение не в пользу Германии. Сюда приезжают те, кого в других странах и близко не пустили бы к границе. Едут те, кто точно знает, что работать не будет. Те, кто не собирается изучать немецкий язык, получать образование и профессию, интегрироваться в немецкое общество.


Корни проблемы Приведённый автором расчёт очевиден. При нижней планке зарплаты в 1200-1800 евро, имея на каждого ребёнка 322 евро ежемесячного пособия, можно не работая сносно жить с учётом того, что получатели социальных пособий могут претендовать на бесплатную одежду и питание. И это касается не только мигрантов, но и самих немцев в первую очередь.

Саррацин полагает, что высокие социальные пособия на корню убивают мотивацию к получению образования и труду, уничтожают в людях чувство собственного достоинства и ответственности за свою жизнь. Для мигрантов это означает возможность жить самим по себе, не становясь частью Германии, никак не ассоциируя себя с приютившей их страной и обществом. А раз так, нет необходимости работать, нет стремлений, нет социальной активности. То, что получил сразу, не создавая сам, не особо и ценится.

Автор напоминает, что для немецкого общества нынешнее благосостояние - это результат работы многих поколений немцев. Их труда, характера, порядка, образования, дисциплины. Эту страну сформировала культура, где труд считался нормой жизни, а порядок - её основой. Современная Германия теряет такие качества. Немецкая культура растворяется прежде всего в самих немцах. В немецких школах идёт постоянное снижение требований, и, как следствие, падает качество образования. Школьники и студенты по уровню навыков и стремлению к знаниям уже уступают выходцам, например, из Китая, Индии или Японии. У них снижаются способности к чтению, усвоению и анализу большого количества информации, умению быстро разобраться в новых предметах.

Но говорить открыто о многих подобных вещах нельзя. В частности о том, что миграция уже давно не решает никаких проблем, только создаёт новые. О том, что проблема ожирения безработных низших слоев - это проблема культуры, потому что на пособия питаться полноценно можно, а времени для занятий физическими упражнениями у безработных более чем достаточно. О том, что люди винят во всех своих неудачах и невзгодах общество и социальную систему, снимая с себя всякую ответственность. О том, что немцы вымирают. Наконец, о том, что большая часть преступлений приходится на мусульманских мигрантов.

Но говорить об этом неполиткорректно и нетолерантно.

Подобные факты не анализируются, потому что выпадают из рамок либеральной идеологии. Обращение к ним означает для инициатора присвоение клейма правого радикала со всеми вытекающими последствиями. Такое положение вещей - это конъюнктурный, сугубо политический момент, бесконечно далекий от объективного анализа и трезвого взгляда на ситуацию. Если бы можно было возложить вину за сложившуюся ситуацию на конкретного человека, партию, закон или событие, то было бы, конечно, гораздо проще. Но ругать зеркало, делая вид, что оно лжёт, и не принимать никаких мер, это позиция с опасными последствиями.

Особенности явления Угасание и гибель народа как социального организма - не гибель отдельного человека. Процесс протекает иначе, растянут во времени, неочевиден на первый взгляд, но необратим. Заметить тенденцию можно, лишь анализируя всё население, весь народ в целом. Средний уровень рождаемости в стране сегодня примерно равен для всех слоев населения, независимо от их образования, благосостояния, рода деятельности и других факторов. Сто лет назад количество детей в немецких семьях тоже было примерно одинаковым - 4-5, при этом в семьях с высоким достатком даже немного больше. В современной Германии семьи с небольшим достатком имеют 1-2 детей, и за редким исключением, не меняющим картину в целом, столько же имеют и семьи миллионеров. И это плохо. Для немецкой нации.

Автор верно замечает, что немцы не знают, для чего живут, господствует идеология потребления, а рождение и воспитание детей требует высокого уровня альтруизма, готовности пожертвовать не только деньгами, но и личным временем, интересами. Немецкое общество утратило религиозность, которая, как правило, напрямую влияет на уровень рождаемости. Мусульманские мигранты Германии тому лишнее подтверждение, в их среде с рождаемостью всё в порядке, и они замещают собой местное население.

Невероятно сложно беспристрастно оценить текущее положение со стороны. Даже автор, интеллектуал и человек, несомненно, состоятельный, имеет всего двух детей, хотя писал о том, что у его предков было по 4-7 детей, а сам он был родом из многодетной семьи.

Семья же самого автора - это не исключение, а правило, и потому трагедия. Автор, осознанно или нет, является носителем и продолжателем гибельной тенденции. Социальное поведение всегда копируется сверху вниз, но никогда наоборот.

Что делать?

Как чиновник и управленец, Саррацин рассматривает позитивный и негативный сценарии развития событий в ближайшие годы и предлагает конкретные, вполне реализуемые меры для улучшения ситуации с рождаемостью и уровнем образования. Но исходит в целом из принципа меркантилизма, ставя во главу угла финансовые инструменты, проповедуя примат экономики и практически не учитывая культурные, идеологические и политические факторы. Однако, изменив только систему социальных выплат и мотивации к труду, не получится переломить гибельную тенденцию, необходимы кардинальные изменения во всех сферах жизни немецкого общества.

Книга Тило Саррацина, несомненно, будет интересна всем, кто интересуется социально-экономической, семейной и образовательной политикой современной Германии. Сторонников праворадикальных взглядов и приверженцев антимусульманских настроений наверняка постигнет разочарование. Эта книга о Германии и её проблемах, а не о немецких мигрантах-мусульманах. Последним в структуре книги отведено далеко не первое место, не говоря уже о мигрантах из бывшего СССР, которые вообще упоминаются считанное число раз, несмотря на то что их число вполне сопоставимо с мигрантами из мусульманских стран.

Откровенность, логика и безапелляционность выводов не дают повода уличить автора в стремлении заработать себе политический капитал обращением к такой неоднозначной тематике. Скорее, можно было бы наблюдать крах политической карьеры Тило Саррацина после выхода этой работы. Время покажет, насколько был прав автор, говоря о том, что число немцев через 100 лет может уменьшиться с нынешних 82 до миллионов. На сегодняшний день всё говорит о том, что такая тенденция сохранится.

Г.А. Карпов, аспирант Института Африки РАН.

к оглавлению

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.