авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Содержание: УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!................................................................................ 2 РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Необходимо, однако, отметить и их разность, неповторимость идентичности, сформированной разным происхождением и неодинаковым жизненным опытом. Кароль Войтыла, в личности которого, как это заметил наблюдавший его четверть века личный врач, соединились польский романтизм и общеславянский мистицизм. Неустанный путешественник, непревзойдённый проповедник, оратор, способный воспламенить миллионные толпы слушателей, он твёрдо верил в осуществимость взятой на себя миссии содействовать преодолению раскола Европы и воссоздать единство христиан. Первая задача была решена, вторая натолкнулась на непреодолимые препятствия. Хотя он, казалось бы, сделал всё возможное для её решения: от имени церкви впервые в истории покаялся за грехи и преступления, совершённые католиками в далёком и менее отдалённом прошлом, простил грехи и преступления других и даже сам предложил им совместными усилиями пересмотреть содержание понятия "примат пап", которое является главным камнем преткновения в межхристианском диалоге.

От Бенедикта XVI к Франциску (пока) единственному Йозеф Ратцингер оказался человеком иного склада. Учёный-теолог, погружённый в богословие контрреформации и склонный скорее к аналитической работе, научным дискуссиям и написанию статей и книг, нежели к зажигательным выступлениям перед массовыми аудиториями, он тем не менее не уклонялся от "выходов в народ", совершал, хотя и не столь часто, как это делал его предшественник, поездки по Италии и за рубеж.

Старался найти общий язык с инаковерующими, подчёркивая при этом приверженность всем догмам прошлого, в том числе тем, которые были провозглашены Тридентским и Первым Ватиканским сборами. Не став ни Иоанном XXIV, ни Павлом VII, ни Иоанном Павлом III, в первом же ритуальном обращении "к городу (Риму) и миру" 20 апреля года заверил католиков в "твёрдой решимости проводить в жизнь решения Второго Ватиканского собора", но тут же добавил: "сохраняя верность нашей двухтысячелетней традиции". В ещё более категорической форме эта мысль была сформулирована в конце того же 2005 года в выступлении Бенедикта XVI перед высокопоставленными сотрудниками римской курии 22 декабря, за три дня до Рождества, когда папа отверг "герменевтику разрыва" с "двухтысячелетней традицией церкви".

В докладе Института Европы РАН N281, который был опубликован в октябре 2012 года, глава, посвящённая Ратцингеру, была озаглавлена: "Папа, который нас удивит".(1 Это предсказание было приведено мной со ссылкой на книгу известного ватиканиста Андреа Торниелли, выпущенную вскоре вступления Ратцингера на престол. Автор книги утверждал, что преемник папы Войтылы проведёт в католичестве "знаменательные реформы". Чего, как мы знаем, не произошло) Завершалась же глава словами: "Вопреки предсказаниям Торниелли, Папа Бенедикт нас не удивил". Как жаль, что мы не задержали выпуск доклада на каких-нибудь три с половиной - четыре месяца! Интересно, что посвятивший "герменевтике традиции" Бенедикта XVI специальную книгу директор болонского Института религиозных исследований им. Иоанна XXIII профессор А.

Меллони в самом начале понтификата Ратцингера указывал на возможность иной герменевтики, если бы папой в 2005 году был избран другой человек, и прямо назвал в этой связи имя Бергольо, который, как он тогда полагал, мог бы взять имя Льва XIV (напомним, что Лев XIII, чей понтификат пришёлся на 1878-1903 гг., первым из пап взялся за формулирование социальной доктрины католицизма).(2 Alberto Melloni. L'inizio di papa Ratzinger. - Torino: Giulio Einaudi editore, 2006. - P. 156.) Оглядываясь на минувшие восемь лет, мы должны констатировать, что нынешний "почётный папа" все эти годы находился в сложном положении. Он словом и делом проводил в жизнь догматы Тридента и Первого Ватикана, которые провозглашали РКЦ единственной носительницей Истины христианства. И в то же время не дезавуировал совершённый церковью в 1962-1965 годах поворот на 180 градусов от анафем к диалогу со всем внешним миром и сотрудничеству с теми, на ком на протяжении многих веков висели ярлыки раскольников и еретиков. В полемике между бескомпромиссными противниками этого поворота – лефевристами (3 Лефевристы - последователи отлучённого от церкви папой Иоанном Павлом II французского епископа М. Лефевра (ум.

в 1991 г.). Йозеф Ратцингер, будучи ещё кардиналом - префектом Конгрегации вероучения, в 2000 г. запретил использование термина "церкви-сестры" по отношению к православным и протестантам, а папа Бенедикт снял с них запрещения и согласился с одним из их требований, возобновив однако проведение богослужений на латинском языке,.) и убеждёнными сторонниками провозглашённого Иоанном XXIII обновления церкви Ратцингер часто ощущал себя ближе к первым, чем ко вторым. Но, как справедливо заметил в статье о Бенедикте доцент Дипломатической академии МИД РФ посол В.М. Богомазов, он не хотел, "чтобы проводимый им анализ вылился в откровенную критику II Ватиканского собора". (4 Валентин Богомазов. Папа Римский Бенедикт XVI и актуальные проблемы современности \\ "Современная Европа", 2013, N 1.

- С. 117.) Несмотря на все разногласия в области богословия, при Бенедикте XVI контакты католиков с "другими": христианами-некатоликами, мусульманами, иудаистами и неверующими были продолжены, а в случае с Третьим Римом даже потеплели.

Расширилось сотрудничество в самых различных сферах церковной и церковно общественной жизни, вырос объём материальной помощи католиков православным, РКЦ и РПЦ начали активно пропагандировать, каждая в своей среде, книжную продукцию друг друга, в том числе на самом высоком уровне. Сдвинулся с мёртвой точки вопрос о повышении уровня отношений между Российской Федерацией и Ватиканом - с официальных до полномасштабных дипломатических.

Неожиданное добровольное отречение от престола высшего руководителя Римской католической церкви и государства Град Ватикан Бенедикта XVI(1Папа объявил о своей отставке в конце обычной консистории (встречи с находившимися в Риме кардиналами РКЦ) 11 февраля, и его решение вступило в силу, открыв период "вдовствующего престола" ("sede vacante"), 28 февраля 2013 г.) и избрание новым папой аргентинского кардинала Хорхе Марио Бергольо, выбравшего имя Франциск, повергли в состояние шока не только самую крупную религиозную институцию планеты, но и весь мир. Первой реакцией религиозных лидеров и государственных деятелей, людей верующих и неверующих было: "Этого не может быть потому, что не может быть никогда". Оказалось, может. Среди многочисленных откликов на уход Бенедикта, который именуется отныне почётным понтификом и полностью освобождён от прав и обязанностей Римского первосвященника, моё внимание привлекла статья владыки Илариона (Алфеева), опубликованная в папской газете "Оссерваторе романо". И прежде всего его напоминание:

"В нашем мире, где не имеющие власти отчаянно пытаются овладеть ею, а те, кто обладает ею, пытаются не потерять её любой ценой, тихий голос предстоятеля самой многочисленной в мире христианской церкви, говорящего о том, что он добровольно отказывается от своих полномочий,... звучит вразрез с распространённым образом мышления". (2L'Osservatore Romano, 23 febbraio 2013.) Нет сомнения в том, что именно этим своим, бесспорно мужественным, поступком папа Ратцингер войдёт в историю.

Что касается избранного вечером 13 марта нового понтифика, его стратегия была сразу же обозначена в выборе имени своего небесного покровителя, которое принадлежало основателю монашеского ордена нищенствующих, жившему на рубеже XII и XIII веков. О Хорхе Марио Бергольо, выходце их простой рабочей семьи, было известно также, что его учителем и наставником в годы учёбы в духовной семинарии был украинский священник униат, а сам он, став высшим руководителем католиков латинского обряда в Буэнос Айресе, по совместительству отвечал и за греко-католическую епархию всей Аргентины, не имевшую собственного духовного окормителя.

Не думаю, что появление в Ватикане человека с таким жизненным и религиозным опытом могло обрадовать священноначалие РПЦ. Тем не менее, патриарх Кирилл на следующий день после завершения конклава в Ватикане направил Франциску поздравление, в котором, в частности, говорилось: "При Вашем предшественникеПапе Бенедикте XVI — отношения между Русской Православной и Римско-Католической Церквами получили новый импульс и были отмечены положительной динамикой. Искренне надеюсь, что и содействием Вашего Святейшества сотрудничество между нашими Церквами будет развиваться в духе братской любви и взаимопонимания".(3 Официальный сайт РПЦ марта 2013. 19.17.) Прибывший в Рим 18 марта для участия в интронизации папы владыка Иларион, со своей стороны, прямо сказал в интервью телеканалу "Россия-1", что "тема унии -самая болезненная в православно-католическом диалоге, во взаимоотношениях между православными и католиками" и "если папа будет поддерживать униатство, то это, конечно, к добру не приведет". Митрополит вручил Франциску памятный подарок патриарха - богородичную икону "Призри на смирение", а несколько дней спустя новый понтифик передал её своему предшественнику, чьё смирение так поразило весь мир. Во время встречи Франциска с председателем ОВЦС папа сказал: "Сегодня за богослужением я сугубо молился о патриархе Кирилле, потому что сегодня по нашему календарю празднуется память святого Кирилла Иерусалимского".

На церемонии интронизации понтифика впервые после разделения церквей в 1054 году присутствовал православный вселенский патриарх Варфоломей. На специальной коллективной аудиенции в честь зарубежных религиозных деятелей он пригласил папу посетить Константинополь, и понтифик сказал, что приедет туда в нынешнем, либо в следующем году 30 ноября, в день памяти апостола Андрея, отмечаемый большинством автокефальных православных церквей, как и католиками, по григорианскому календарю.

Франциск при этом подчеркнул верность курсу, провозглашённому 50 лет назад папой Иоанном XXIII и подтверждённому Вторым Ватиканским собором.

О личном впечатлении от встреч с ним и о том, чего следует ожидать от нового понтифика, рассказал член возглавлявшейся владыкой Иларионом (Алфеевым) делегации РПЦ, которая приезжала в Рим в связи с интронизацией нового папы, митрополит Феодосийский и Керченский (УПЦ МП) Платон. Он лично знает нынешнего понтифика поскольку до возвращения на родину, в Украину, был правящим архиереем православной Аргентинско-Южноамериканской епархии. И вот его ответ:

"Я не пророк и не могу предсказать его деятельность, но, судя по позиции, которую он уже занимал, будучи главой Католической церкви Аргентины, он отличается именно склонностью к защите социально необеспеченных людей.

Он сам вышел из бедной, многодетной семьи, был в ней пятым ребенком, познал и нищету, и несправедливость социальную. Честь и хвала ему - он сам добился и высокого образования, и высокого положения. На почве его выступлений в защиту, например, профсоюза автоперевозчиков, у него даже были проблемы с правящей властью. Он защищал и тех, кто пострадал во время банковского кризиса. На епископских конференциях всегда занимал позицию бедных, бесправных и гонимых. Всегда выступал за справедливое распределение национальных доходов между их потребителями. Он пользуется высоким авторитетом у рабочего класса. Как мне он запомнился - кардинал Бергольо очень скромен. Очень искренен. Очень сдержан. Пользуется общественным транспортом. Никогда не претендует на личные блага. Не кичится своим положением. И вместе с тем никогда не угодничает. Имеет высокое чувство собственного достоинства. В 2005 году он уже был кандидатом в папы и занимал второе место. Авторитет его уже тогда был очень высок. Он не будет либеральным в доктрине богословской, он твёрдо стоит на позиции исконных истин католической церкви. Он уже высказался против однополых браков и против женского священства. Он вроде бы не приглядывается, но много видит! Немногословен, но если что скажет - над этим надо подумать!" Одним из первых Франциска поздравил с избранием главный раввин Рима Риккардо Де Сеньи. Он отметил прогресс, достигнутый за последнее время в иудео-христианском диалоге. Во время папской аудиенции нового понтифика приветствовал директор программы диалога Американского еврейского комитета раввин Дэвид Розен. В интервью интернет-порталу "Зенит" он напомнил, что почти 20 лет назад будущий папа проявил действенную солидарность с жертвами террористического акта, который был совершён в Еврейском культурном центре Буэнос-Айреса 18 июля 1994 года и привёл к гибели человек. В 2010 году Хорхе Марио Бергольо опубликовал написанную совместно с раввином Авраамом Скоркой, ректором Латиноамериканской раввинской семинарии, книгу "На небе и на земле". В ней в форме диалогов затрагивается широкий круг тем - от вопросов веры, атеизма, эвтаназии и абортов до холокоста и нынешнего антисемитизма. В этом году книга увидит свет на английском языке под заголовком "На небе и на земле папа Франциск о вере, семье и церкви в XXI веке". 7 мая её представит читателям в США и Канаде американское католическое издательство Image Books.

"После прихода нового папы мы готовы возобновить диалог с Ватиканом, - заявил, со своей стороны, руководитель Международного союза учёных-мусульман Юсеф Аль Кардави, считающийся одним из рупоров движения "Братья-мусульмане". - Замороженное состояние отношений с папством уходит в прошлое. Решение прервать контакты с предыдущим понтификом, вызванное его позицией по исламу, отныне утрачивает силу.

Мы хотим открыть новую страницу в истории наших отношений".

Верность нового папы идеям межконфессионального и межрелигиозного диалога и его приверженность духу францисканства не на шутку встревожили поборников традиций контрреформации внутри РКЦ. "А католик ли наш папа?" Под таким заголовком интернет-портал "Посланец святой Бригитты" поместил обзор критических высказываний католических пользователей Всемирной паутины. Автор обзора пишет, что "волна негативной критики в адрес Франциска, захлестнувшая его уже в первые дни понтификата со стороны сообществ "традиционалистов", ужасает. Некоторые настолько озаботились литургией и прогневились на "профанирующего" её Франциска, что вообще поставили под сомнение его принадлежность к Католической церкви".

"Вечно вчерашние" не перевелись и в православии. Русскоязычный "Гугль" предложил читателям от имени сайта Pravoslavie.ru выпущенную издательством Сретенского монастыря в 2001 году книгу "Франциск Ассизский и католическая святость". Автор этого откровенно ёрнического опуса, начав с напоминания о том, "что в дни юности Франциск с увлечением предавался радостям светских утех", то ли с укором, то ли со злорадством пишет, что впоследствии он "самовольно (!) взял на себя подвиг юродства, намеренно облачаясь в лохмотья, выпрашивая объедки на пропитание себе, бродя по улицам в поисках камней для постройки церкви и провоцируя людей на унижение себя... Более того, Франциск посвятил свою жизнь исполнению одного лишь желания - пострадать за других и искупить чужие грехи". Особенно же неприятна "Православию-ру" молитва о мире Франциска: "В ней, - утверждает автор, - наглядно наблюдается самоотождествление ассизца со Спасителем". Далее следует сравнение с "нашим" пониманием святости:

"Православный молится о том, чтобы именно Бог даровал мир и озарил любовью сердца людей;

Франциск же эти свойства стремится присвоить себе". После чего всё в том же ёрническом тоне читателям преподаётся урок подлинной морали: "Куда завела Франциска такая духовная жизнь, можно заключить хотя бы из слов, сказанных им уже на смертном одре: "Я прощаю всем моим братьям, как присутствующим, так и отсутствующим, их обиды и их заблуждения и отпускаю им грехи их, насколько это во власти моей".

Псевдопатриотическому "православию-ру" противостоит фундаментальное научное издание - трёхтомник "Христианство", вышедший в 1993-1995 годах под редакцией выдающегося религиозного философа Сергея Сергеевича Аверинцева. В нём отмечается, что до святого Франциска Ассизского западное монашество в своём отречении от мира возлагало на отдельного монаха обет бедности, но это не помешало монастырям сделаться крупными земельными собственниками, а аббатам - соперничать в богатстве и роскоши с епископами и князьями. Франциск углубил идею бедности: из отрицательного признака отречения от мира он возвёл её в положительный жизненный идеал, который вытекал из идеи следования примеру бедного Христа. Вместе с тем Франциск Ассизский преобразил и самое назначение монашества, заменив монаха-отшельника апостолом-миссионером, который, отрекшись внутренне от мира, остаётся в мире, чтобы среди него призывать людей к миру и покаянию.

"Христово Воскресение позволяет нам без страха принимать сюрпризы Бога. Не бойтесь новизны!" Такими словами в своей проповеди в Навечерие Пасхи папа Франциск призвал своих единоверцев с уверенностью смотреть в будущее. И уже учредил особую группу кардиналов для консультаций по управлению церковью и для изучения проекта реформы Римской курии. В неё вошли 8 кардиналов: руководитель администрации Ватикана и архиепископы Сантьяго, Мумбаи (Бомбея), Мюнхена, Киншасы, Бостона, Сиднея и Тегусигальпы (он будет в ней исполнять функции координатора). Первое заседание группы намечено на первые три дня октября. Так что перемены и сюрпризы непременно грядут.

РЕЛИГИЯ И ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРАВОВЫЕ ЦЕННОСТИ Дата публикации: 30.07. Автор: Лункин Р.Н., ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества ИЕ РАН.

Источник: Современная Европа Место издания: Москва Страница: 144, 145, 146, 147, Выпуск: 3 "3" 28 мая 2013 года в Институте Европы РАН состоялась III Международная научно практическая конференция "Религиозный фактор в социально-политической жизни современной России: религия и право в государственной политике", организаторами которой выступили Центр по изучению проблем религии и общества Института Европы и Гильдия экспертов по религии и праву. В конференции приняли участие представители религиозных организаций, исследователи, эксперты в области религии и права.

Открывали конференцию и приветствовали её участников руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН, профессор, доктор исторических наук Анатолий Красиков и ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Роман Лункин. Красиков особое внимание уделил европейской идентичности России. Роман Лункин в своем выступлении отметил растущее религиозное многообразие в России, а также возрастание роли религии в политической сфере, что также является общеевропейской тенденцией. По его словам, в отсутствие элементарных знаний о своей вере и будучи мало связанными реальными общинными узами со своими "традиционными религиями" граждане требуют от них естественных простых вещей - справедливости, милосердия, правды, честности и нестяжания, активного участия в жизни людей: в социальном служении, в отстаивании интересов общества, в демократических процессах и т.д. Этот гражданский призыв рано или поздно будет услышан и властью, и духовными иерархиями православия и ислама, которые под влиянием нового поколения священнослужителей уже ищут пути и межрелигиозного диалога, и возможностей внутренних реформ.

В создавшейся ситуации радикально вразрез с развитием общества идёт политика, построенная на запретах, которые не создает почвы для социализации религии (включения церквей и общин в гражданское общество), а вместо обсуждения острых вопросов предлагают наказания (к примеру, за оскорбление религиозных чувств), признание религиозной литературы экстремистской, вытеснение других христианских конфессий из публичной социальной сферы. Каждый запрет является не только борьбой с фантомами и "ветряными мельницами", но и умножает количество этих "ветряных мельниц" в силу особенностей религиозной жизни: гонения создают сочувствующих вокруг того или иного движения или группы, а также заставляют саму эту группу делиться, укрепляться, радикализировать свою идеологию. Общество, как отметил Роман Лункин, используя с подачи власти религиозную тематику по преимуществу советские лозунги, образы и символы, в патриотическо-репрессивных целях, остаётся и будет оставаться в реальности безрелигиозным, а антидемократические требования православных иерархов будут раскалывать общество.

Собравшихся приветствовал также Антон Игнатенко, заместитель начальника Управления по связям с религиозными организациями Департамента межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями города Москвы. Игнатенко поставил проблему применения международных норм в законодательстве РФ и повышения правовой культуры и грамотности. По его словам, надо более корректно относится к критике представителей органов власти, которых часто обвиняют голословно, например, в поддержке "традиционных" религий, хотя такого понятия в законодательстве вообще нет. По словам Игнатенко, в своей практике он вообще не пользуется понятием "традиционные религии".

От лица соорганизаторов конференции выступила адвокат Инна Загребина, председатель правления Гильдии экспертов по религии и праву. Её доклад был посвящён конкретным примерам нарушений прав верующих во время последних прокурорских проверок религиозных объединений. Прежде всего, абсурдные требования и штрафы касались протестантских церквей. Инна Загребина привела примеры проверок баптистских общин Ростовской области, Краснодарского края. По словам Загребиной, зачастую сотрудники прокуратуры демонстрируют "правовой нигилизм", и представители религиозных организаций вынуждены сами информировать проверяющих о нюансах законодательства.

Претензии прокуратуры не всегда бывают обоснованными: например, в городе Матвеев Курган Ростовской области деятельность местной организации евангельских христиан баптистов была приостановлена на 90 дней из-за паутины в некоторых подсобных помещениях и плохо покрашенных труб.

Глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что Русская православная церковь не возражает против проверок со стороны государства. По словам отца Всеволода Чаплина, "Мы не против обоснованных и соответствующих закону проверок - нам нечего скрывать. Мы понимаем, что государство усиливает контроль за сферой НКО и в том числе за сферой деятельности религиозных объединений". В Русской церкви ведут диалог с органами власти относительно практики этих проверок: и с Генпрокуратурой, и с Минюстом, и с налоговыми органами.

Как полагает отец Всеволод, государство не только имеет право, но и должно внимательно изучать то, что происходит в сфере религиозно-общественных процессов, оно не может бездействовать, если возникают процессы, идеи, которые явным образом угрожают общественному спокойствию, нравственности и даже могут привести к пролитию крови. При этом, отметил он, очень важно, чтобы правильная тенденция противостояния экстремизму, терроризму, безнравственным явлениям не приводила к антирелигиозной истерии, к попыткам сказать, что любая религиозность - это вредное и опасное явление. Священник констатировал, что в разных кругах, в том числе в государственных, сегодня есть люди, которые пытаются объявить верующих "неблагонадёжной группой". В условиях, когда повышаются требования к прозрачности деятельности религиозных организаций, усложняется вся сфера нормативных актов, касающихся банковских, финансовых операций, не получится жить так, как жили, в частности, многие православные приходы в 1990-е годы или в советское время, когда многие решения принимались на неформальном или полуформальном уровне. Отец Всеволод Чаплин подчеркнул: "Рано или поздно религиозным общинам придётся усложнять бумажную работу, в том числе связанную с отчётностью перед органами государственной власти. Если бы мы жили на Западе, нам пришлось бы заполнять в пять шесть раз больше бумаг".

Отец Всеволод отметил также необходимость гармоничных отношений светской и духовной власти, государства и религиозных объединений. По его словам, это западная цивилизация построена на напряжении, конфликте между властью и религией с тех самых пор, как Католическая церковь стала претендовать на светскую власть. Теперь же этот конфликт искусственно переносится на российскую почву, тогда как в рамках нашей православной цивилизации этот конфликт совсем не нужен - должна быть гармония, взаимодействие без сращивания друг с другом.

Виталий Власенко, глава Отдела внешних церковных связей Российского союза евангельских христиан-баптистов, указал на наличие положительных перемен, о чём говорят примеры позитивного взаимодействия церквей с прокуратурой. А возникающие проблемы, по мнению Инны Загребиной, можно решить строгой регламентацией проверок.

По мнению директора центра "СОВА" и члена Совета по правам человека при президенте РФ Александра Верховского, основные угрозы для свободы совести в России связаны с проблематикой противодействия экстремизму - как со сложившейся практикой применения антиэкстремистского законодательства, так и с готовящимися законопроектами в этой области. Один из наиболее спорных законопроектов - о защите чувств верующих, разработчики которого продемонстрировали многократно упоминавшийся на конференции правовой нигилизм. Несмотря на доработку, законопроект в его нынешнем виде представляет собой "странный компромисс".

Предложенные формулировки состава преступления размыты, предлагаемые поправки ст.

148 УК РФ и действующие ст. 213 и ст. 282 имеют много общего, и правоприменителю сложно будет усмотреть между ними разницу. В частности, новый закон предполагает, что возможно оскорбить религиозные чувства человека, не задевая при этом его личного достоинства.

Неясность формулировок - черта, характерная почти для всех принимаемых в последнее время нормативных актов, что увеличивает возможность произвола в правоприменительной практике. Другая опасность, как считает А. Верховский, - усиление репрессивных мер по отношению к радикальным организациям. Избыточное давление на них, полагает А. Верховский, вызывает новый рост их активности, что в свою очередь вынуждает государство ещё больше усиливать давление, и эта тенденция очень опасна.

Комментируя выступление Верховского, отец Всеволод заметил, что закон должен защищать не только человека, но и ценности, флаг, доброе имя, захоронения, а также религиозные ценности.

Андрей Себенцов, эксперт в области государственно-конфессиональных отношений, заявил, что ответственность за оскорбление религиозных чувств необходима, как наказание за "оскорбление лица". Яркий пример того, зачем это нужно, случаи, подобные сожжению Корана в США, которые вызывают убийства и беспорядки.

С призывом к широкому диалогу экспертов, власти и религиозных объединений обратился к участникам конференции Олег Гончаров, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ, первый заместитель председателя Евро-Азиатского Дивизиона (отделения) Генеральной конференции Церкви Христиан Адвентистов Седьмого Дня по вопросам взаимодействия с властью, религиозными и общественными организациями. С точки зрения Гончарова, существует массовое невежество чиновников и сотрудников правоохранительных органов, однако сказать о том, что есть гонения на всех верующих нельзя. Гончаров призвал решать проблемы в рамках широкого обсуждения, но иметь в виду, что сложно решать проблемы, постоянно сравнивая себя с европейскими нормами. Проблемы законодательства и вопросы массовых проверок затронул в своём выступлении епископ Евангелическо-Лютеранской Церкви России Аугсбургского исповедания, практикующий адвокат Константин Андреев.

Со специальным докладом выступил Кол Дурэм (W. Cole Durham, Jr.), директор Международного центра исследований религии и права, Университет Брингэма Янга, США. Кол Дурэм представил книгу "The Future of Religious Freedom Global Challenges" (Edited by Allen D. Hertzke. Oxford University Press). Он отметил, что проблему диффамации в обществе и в СМИ в США активно продвигает мусульманская община. На деле защита чувств, а не людей, оказывается опасной, поскольку навлекает репрессии на всех несогласных и на религиозные меньшинства. Именно поэтому ООН отстраняется от принятия резолюций по этой тематике, чтобы достичь общего понимания этого вопроса.

По словам Кола Дурэма, на основании исследований Пью Форума (Forum on Religion and public life) за последние годы количество ограничений свободы совести в разных странах мира значительно выросло, на одном из первых мест Индия, Китай, а также Россия.

Желание увеличить контроль за религиозной сферой безусловно приводит к противоположным результатам. Хотя, по словам Кола Дурэма, религиозная свобода в реальности оказывается весьма благоприятной для религиозного большинства. Поэтому роль государства в этом процессе - не убирать плюрализм, а сделать так, чтоб конкурирующие группы относились друг ко другу с уважением.

И.о. руководителя аппарата Комитета Госдумы РФ по общественным организациям и религиозным объединениям Степан Медведко объявил в своём докладе о начале нового этапа в отношения церквей и власти: "Застой закончен, время симулякров, формы без содержания, закончено. В качестве приоритета и стратегии - неизбирательное применение прав человека. По словам Медведко, на Западе сложилась такая система, когда права верующих принижаются по сравнению с правами нерелигиозного массового большинства, тогда как защита верующих - важная часть государственной политики. В этой сфере Россия сейчас идёт впереди мирового сообщества. Традиционные религии также являются объективной реальностью, но не всё должно регулироваться государством, и их статус необязательно прописывать.

После краткого обзора законодательных инициатив, в том числе поправок к закону о свободе совести, Медведко подчеркнул, что все эти инициативы исходят отнюдь не от РПЦ, большинство из них являются запросами региональных законодателей.

В современной ситуации, как сказал Медведко, законодатели также заинтересованы в поддержании религиоведения в системе социальных наук. Дело в том, что нынешнее религиоведение разделилось на две крайности - первая - это правозащитная деятельность, гражданская активность, но никак не научно-исследовательская работа. Вторая крайность - теология, которая также является формой подмены религиоведения. Уменьшается число научных центров, этот процесс становится всё более необратимым. Медведко подчеркнул, что Минобрнауки должно поддержать развитие религиоведения.

Проблемы открытости и диалога с обществом в Католической церкви была затронута в докладе Вероники Язьковой, сотрудника Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН. О развитии социального служения Церкви на низовом уровне говорила доцент Нижегородского государственного лингвистического университета имени Н. А. Добролюбова Ольга Шиманская. Ситуацию в Украине вокруг дискриминационных поправок в законодательство описал Олег Киселёв, религиовед, ученый секретарь Института философии Академии наук Украины им. Г. Сковороды. Тема радикализма на религиозной почве в России и в Израиле была затронута Михаилом Козловым, аспирантом кафедры национальных и федеративных отношений российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Новая волна законопроектов о регулировании миссионерской деятельности была предметом доклада юриста Василия Ничика (Пермь). Веротерпимость в ведической философии и практике индуизма была проанализирована в докладе Ильи Куриленко, представителя индуистского движения Дивья Лока (Нижний Новгород).

Куриленко подчеркнул, что принадлежность к индуизму не исключает уважения к другим религиозным традициям. Индуизм открыт к диалогу, а главным его принципом является ахимса - ненасилие. Илья Куриленко отметил, что индуисты являются патриотами России, и если все мы будем терпимы, то и законы будут работать на веротерпимость в обществе.

Новую книгу о методике признания материалов экстремистскими представил Сергей Олейников, сотрудник Санкт-Петербургского центра по изучению экстремизма. Он обрисовал основные проблемы экспертизы: дефицит экспертных учреждений, стремление экспертов отвечать на правовые вопросы, которые выходят за рамки их компетенции, принятие судами и прокуратурой взаимоисключающих экспертиз, а также постановления судов, принимаемых на основании выгодных прокуратуре экспертиз.

Политическая позиция РПЦ и её последствия для будущего стали предметом анализа Сергея Филатова, ведущего научного сотрудника Института востоковедения РАН, руководителя проекта "Энциклопедия современной религиозной жизни России". По его словам, социальная доктрина утверждает в качестве идеального строя монархию, но это мечты, не имеющие отношения к действительности. В концепции также говорится, что Церковь может существовать и при демократии. После выборов 2011 года руководство РПЦ вполне допускало разномыслие. Однако к весне 2013 года позиция РПЦ стала жёстко антидемократичной и осуждение оппозиции спровоцировало антиклерикальные настроения. Хотя до этого диссиденты-белоленточники относились к РПЦ вполне благоприятно.

По словам Сергея Филатова, убеждение экспертов в том, что РПЦ в очередной раз поддерживает политический режим - это огрубление действительности. Положение РПЦ в обществе оказалось в зависимости от исторического маятника: Церковь была сметена революцией из-за союза с архаичным царским режимом, после падения советского строя Церковь получила заслуженное уважение. Поддерживая авторитарные тенденции сейчас Церковь неминуемо дождётся в свой адрес новой волны антиклерикализма. Как показывает история церквей в разных странах мира, подчеркнул Филатов - принятие демократических ценностей в РПЦ - это вопрос времени.

В завершение конференции международный эксперт Кол Дурэм поделился своими впечатлениями от состоявшейся дискуссий, подчеркнув главную мысль: право на свободу религии и убеждений не говорит о том, что ограничений вообще не должно быть, это право говорит о том, что они должны быть разумными.

СКВОЗЬ "ШТОРМОВОЕ" ДЕСЯТИЛЕТИЕ Дата публикации: 30.07. Автор: И.С. Гладков, доктор экономических наук, профессор.

Источник: Современная Европа Место издания: Москва Страница: 149, 150, 151, Выпуск: 3 "3" Рецензируемое исследование(1 Европейский Союз в XXI веке: время испытаний / Под ред. О.Ю. Потемкиной (отв. ред.), Н.Ю. Кавешникова, Н.Б. Кондратьевой. - М.:

Издательство "Весь мир", 2012. - 656 с. (Серия "Старый Свет - новые времена").), анализирующее комплекс наиболее актуальных проблем развития европейской интеграции на фоне дисбалансов и потрясений социально-экономического и политического характера, проявившихся в различных регионах и на разных уровнях, вышло в свет весьма своевременно, поскольку в "штормовую" погоду прошедшего десятилетия такие вызовы оказались для ЕС во всех отношениях весьма значимыми.

Предшественниками издания можно считать фундаментальные работы сотрудников Института Европы РАН, одной из которых явилась монография, опубликованная под редакцией видных исследователей Ю.А. Борко и О.В. Буториной более десятилетия назад.(2Европейский Союз на пороге XXI века. Выбор стратегии развития / Под ред. Ю.А.

Борко (отв. ред.) и О.В. Буториной. -М.-.ИЕ РАН, 2001.) Это обстоятельство важно потому, что очевидна преемственность, "связывающая" это и другие серьёзные исследования процессов эволюции европейской интеграции в контексте мирохозяйственного развития.

Ещё одним из достоинств книги стал авторский коллектив, в который вошли не только ведущие учёные Института Европы, но и представители других крупных исследовательских центров - ИМЭМО РАН, МГИМО (У) МИД Российской Федерации, МГУ имени М.В. Ломоносова, ряда региональных университетов. Не случайно поэтому, узкая специализированность некоторых авторских частей и разделов достойно дополнила другие и вошла в общий "ансамбль" при сохранении своей идентичности, что придало известную универсальность и даже уникальность монографии в целом. Полученные исследователями результаты можно рассматривать как находящиеся на стыке различных научных подходов, весьма интересные и обоснованные.

Композиционно книга выстроена как хорошо продуманная схема, включающая пять основных разделов, где авторская мысль движется от анализа основополагающих концептуальных к практическим аспектам эволюции европейской интеграции в условиях нарастающей в регионе и мире нестабильности.

На новом этапе Первый раздел исследования посвящен анализу существенных изменений, которые характеризуют развитие Европейского Союза в начале XXI столетия. Авторы закономерно акцентировали внимание на изучении динамики реформирования Евросоюза в контексте нарастания интеграционных процессов "вглубь" и "вширь", но отмечая при этом нарушение равновесия в реализации данных стратегий.

Принятие Лиссабонского договора после последнего, значительного по масштабам расширения состава интеграционного объединения ознаменовало собой не только завершение определённого этапа реформ, но и закрепило формирование фактически крупнейшей региональной структуры.

Однако успешность интеграции, прежде всего в экономической сфере, сопровождалась проявлением нежелательных дисбалансов,(1В принципе, подобное развитие событий можно было заранее предположить исходя из идеи подключения к интеграционным процессам ряда восточноевропейских стран с показателями социально-экономического развития, которые существенно отличались от приятых у "старых" европейцев "стандартов". См.: Гладков И.С. Внешнеторговые связи России и Евросоюза в контексте расширения ЕС. -М: Огни ТД, 2005.) которые стали во многом неизбежным отражением явно возросшей гетерогенности в различных сферах жизни среди "старых" и "новых" европейцев. А современные проблемы в зоне евро после фактически десятилетия функционирования единой валюты актуализируют потребность в проведении общей экономической политики.

Заключительная часть раздела содержит глубокий анализ тенденций в системе общеевропейской безопасности. Этот аспект важен для формирования общей картины, особенно в условиях претензий ЕС на роль глобального политического центра силы.

Многообразие деятельности Во втором разделе исследуются различные направления политики Евросоюза. По содержанию он один из наиболее насыщенных. Это закономерно, поскольку перед авторами стояли задачи рассмотрения современных подходов ЕС к решению как актуальных экономических, социальных и региональных проблем в рамках интеграционного объединения, так и к формированию энергетической политики, уточнению внешнеполитического и оборонного курсов. Отдельного изучения заслуживало также сформированное в конце XX века пространство свободы, безопасности и правосудия, консолидировавшее политику в области иммиграции, убежища, охраны границ, а также взаимодействие стран-участниц в правовой и полицейской сферах.

Этот раздел монографии позволяет читателю составить обобщённое представление практически о всех основных направлениях текущей деятельности ЕС. А названные авторами формы сотрудничества, независимо от длительности их осуществления, находятся в динамике, совершенствуются, что и позволяет ЕС относительно успешно противостоять внешним и внутренним вызовам.


ЕС и мировое сообщество В не менее содержательном и обширном по охвату проблем третьем разделе анализируются позиции Евросоюза на мировых товарных рынках и взаимоотношения с различными регионами мира. Авторы нашли возможности для рассмотрения как экономических, так и политических проблем, связанных с особой ролью Европейского Союза в современной системе глобальных контактов.

Заметный акцент справедливо сделан на исследовании взаимоотношений ЕС с азиатскими странами, которые теснят в последнее время США как внешнеэкономические и внешнеполитические партнёры Евросоюза. Они представляют особый интерес и потому, что всесторонне показывают сдвиги, происходящие в современный период на постсоветском пространстве. Ведь именно здесь отмечается пересечение зон российского, европейского и иного внешнего влияния. Читателю также будет полезно познакомиться с развитием контактов Европейского Союза и стран сопредельного региона -Ближнего и Среднего Востока.

Связи с Россией Четвёртый раздел монографии включает всего три главы. Однако в них достаточно подробно рассматриваются взаимоотношения стран-членов Евросоюза и Российской Федерации в экономической и политической сферах и такая проблема, как формирование доверия между ЕС и РФ в контексте общего пространства свободы, безопасности и правосудия.

Авторы, указывая на достижения в различных областях взаимодействия, не скрывали и наличие разногласий между сторонами. Причём главное здесь то, что несмотря на трудности, они отмечали постепенное продвижение партнёров к равноправному сотрудничеству.

В частности, можно отметить показательные сдвиги в одной из важных сфер взаимодействия - во внешней торговле. Её общие стоимостные объёмы, по оценке рецензента, в начале XXI века возросли примерно в 5 раз (по экспорту РФ - в 4,3 раза, по импорту РФ -в 6,5 раза). Однако удельный вес Российской Федерации во внешнеторговом товарообороте ЕС в 2010 году оказывался небольшим (по импорту из РФ около 10,5%, по экспорту в РФ - 6,4%). Хотя эти показатели увеличились по сравнению с 2001 годом (6,7% и 3,6% соответственно), Россия оказалась для ЕС третьим по важности партнёром после США и Китая. А доля Европейского Союза в товарообороте России, напротив, снизилась только за 2009-2011 годы - с 50,4% до 48,0%.

Экспертам хорошо известно, что в товарном обмене между сторонами сложился определённый дисбаланс, отражающийся в нарастании объёмов при сохранении неадекватных структурных особенностей взаимной торговли. Но, несмотря на существование этих и прочих проблем, у обеих сторон есть понимание целесообразности наращивания взаимовыгодного обмена товарами и услугами как основы развития сотрудничества в дальнейшем.

Вероятные перспективы Пятый раздел представляет собой интересный опыт футурологического прогноза вероятных сценариев эволюции Европейского Союза в будущем, который основывается на всестороннем исследовании уже обозначившихся перемен и тенденций в функционировании ЕС.

Без сомнения, центральной здесь (по затронутой проблематике и глубине анализа) можно считать главу, рассматривающую перспективы Евросоюза как одного из ведущих центров силы в современном мировом сообществе.

Вместе с тем читательского внимания заслуживают и авторские оценки европейской модели мультикультурализма, от следования которой, судя по всему, уже немало желающих постепенно отказаться.

Различного рода потрясения рассматриваемого в книге периода заставляют иначе взглянуть и на другие стратегические проблемы, подходы к которым, обновлённые или новаторские, могут заметно повлиять на формирование более благоприятных перспектив эволюции европейской интеграции. Её успешность за прошедшие шесть десятилетий признаётся многими экспертами. Они же указывают на наличие у интеграции определённого запаса прочности, дающего в непростые периоды надежду на преодоление ею кризисных ситуаций, "трудностей роста" и на возможности её продвижения к новым горизонтам.

*** Помимо выявления несомненных достоинств рассматриваемого исследования, нельзя не отметить и некоторые недостатки, пусть и носящие относительный характер, хотя сделать это непросто, поскольку в работе ощущается высокий уровень компетентности авторов, их научной эрудиции, владения материалом.

Тем не менее уже в первом разделе монографии можно указать на некоторую алогичность в последовательности размещения его четырёх глав.

На взгляд рецензента, комплекс проблем, связанных с расширением Европейского Союза в середине первого десятилетия XXI века, было бы целесообразно рассматривать ранее важных концептуальных сдвигов в ЕС (иными словами, третью главу логичнее было расположить на месте первой). Тогда и другие весьма важные главы раздела, посвященные анализу крупных изменений в связи с принятием Лиссабонского договора, а также усилий Евросоюза по преодолению мирового финансово-экономического кризиса, могли бы восприниматься читателем более органично именно в контексте хронологии.

Третий раздел коллективного труда, в котором рассматривается ЕС в современном мире, мог бы включать главу, содержащую сравнительный анализ позиций ЕС в контексте эволюции мирового хозяйства. Соотнесение основных параметров социально экономического развития, внешних связей стран-членов этой интеграционной группировки с индикаторами других центров силы позволило бы читателю более отчётливо ощутить те новейшие количественные и качественные изменения, которые характеризуют современный этап развития - полицентрии, -причём как в аспекте сотрудничества, так и конкуренции.

В четвёртом разделе монографии стоило бы специально выделить главу, в которой исследовались бы проблемы внешнеторговых связей России и Евросоюза как до, так и после его последнего расширения. Включение в раздел такого материала с анализом динамических характеристик контактов двух сторон в сфере внешней торговли, могло бы дополнить интересную во многих отношениях главу, посвящённую изучению экономических контактов РФ и ЕС.

Однако критические замечания рецензента приведены скорее в качестве пожеланий на случай подготовки второго и последующего изданий монографии, которую её авторы, кстати, предлагают рассматривать в качестве своеобразного отчёта российской европеистики о проведённых за последнее время исследованиях. Именно по этой причине книга, позволяющая получить представление о вкладе академической науки в изучение новейших тенденций в современной эволюции Европейского Союза, в целом успешно проходящего испытание временем, без сомнения, найдёт для себя широкую читательскую аудиторию.

ГИБКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ В ЕС Дата публикации: 30.07. Автор: Лункин Р.Н., ведущий научный сотрудник ИЕ РАН.

Источник: Современная Европа Место издания: Москва Страница: 153, 154, Выпуск: 3 "3" Система управления в Европейском Союзе и взаимоотношения стран внутри него довольно часто подвергаются критике со стороны российских экспертов за неповоротливость, излишнюю бюрократизацию, неспособность оперативно согласовывать взаимные интересы. Книга(1Л.О. Бабынина. Гибкая интеграция в Европейском Союзе.

Теория и практика применения. Факультет мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт Европы РАН. М.: Издательство ЛКИ,2012.304 с.) кандидата политических наук, старшего научного сотрудника Института Европы РАН Людмилы Бабыниной делает попытку дать ответ на ключевой вопрос, который мучает и исследователей, и руководителей ЕС: может ли Евросоюз продвигаться и дальше единым составом и по единым планам, или будет создано некое "ядро" наиболее продвинутых в интеграционном отношении стран".


В своей монографии автор поднимает целый ряд проблем, которые помогают всесторонне проанализировать состояние Евросоюза: "Развитие гибкой интеграции в ЕЭС/ЕС и её теоретические интерпретации", "Институционализация гибкой интеграции в Амстердамском договоре", "Эволюция положений, фиксирующих гибкую интеграцию", "Практика применения гибкой интеграции в ЕС".

Автор предлагает классификацию форм гибкой интеграции, используя в качестве критериев наличие общих целей у государств-членов и фактор продвижения интеграции вперёд. Как отмечает Бабынина, в данной системе координат диаметрально противоположными являются тип разноскоростной интеграции и a la carte. В первом случае при наличии общих целей страны присоединяются к интеграционным процессам по мере выполнения ими необходимых условий. Разноскоростная интеграция не содержит угроз союзному законодательству и развитию интеграции в целом и в итоге стимулирует развитие наднациональной составляющей интеграции. Концепция a la carte в большей степени отвечает межправительственному подходу, когда государство-член ориентируется в первую очередь на собственные интересы, на основании которых выбирает участие или неучастие в конкретных интеграционных проектах. По мнению Бабыниной, при такой форме отсутствуют общие цели интеграции, что не способствует её поступательному движению вперёд. Третий этап - разнообразная (изменяемая) геометрия допускает формирование различных групп с участим государств - членов ЕС как внутри, так и вне союзного законодательства, однако оставляет их открытыми для присоединения всех государств-членов. Таким образом, общие цели присутствуют у значительной части государств-членов, и продолжается общее продвижение интеграции вперёд. Изменяемая геометрия представляет собой достаточно широкое понятие и включает различные формы гибкой интеграции, в частности продвинутое сотрудничество, заранее определённую гибкость, форму case-by-case, проекты с участием третьих стран. Типы и формы гибкой интеграции представлены в виде структурированной таблицы, в которой автор выделяет критерии, формы, практическое воплощение и конкретные примеры (с. 44-45).

Гибкая интеграция в основополагающих документах ЕС В Амстердамском договоре, отмечает автор, фактически были институционализированы различные типы и формы гибкой интеграции. Изменяемая геометрия стала основной системой, закреплённой в виде продвинутого сотрудничества, и заранее определённой гибкости. Она нашла отражение в предоставленных Великобритании, Дании и Ирландии исключениях, - формы case-by-case, реализованной через принцип конструктивного воздержания. Достижением Амстердамского договора, по мнению Бабыниной, является отсутствие прописанного в тексте типа a la carte, подрывающего развитие интеграции.

Рассматривая эволюцию положений, фиксирующих гибкую интеграцию, автор подчёркивает, что совершенно естественным был пересмотр положений Ниццкого договора о продвинутом сотрудничестве. Во-первых, слишком мало времени прошло с момента вступления в силу Амстердамского договора (1 мая 1999 года). Во-вторых, важной задачей, которую решило положение о продвинутом сотрудничестве, была нейтрализация неуступчивых партнёров, в первую очередь Великобритании. Однако после прихода к власти лейбористов в мае 1997 года европейская политика британского правительства изменилась, и проблема потеряла свою актуальность. В-третьих, положения Ниццкого договора принимались в расчёте на будущее расширение (которое к тому моменту ещё не состоялось) как инструмент продвижения интеграции в условиях, когда Евросоюз будет состоять из 27-30 весьма разнородных государств. Лиссабонский договор - наследник нератифицированной Конституции, подтвердил все существовавшие формы гибкой интеграции. Кроме того, были добавлены и нововведения, например, структурированное сотрудничество в ОВПБ/ОПБО.

Согласно положениям договора, законодательство, принятое в рамках продвинутого сотрудничества, не рассматривается в качестве acquis и, следовательно, не является обязательным для принятия и исполнения странами-кандидатами. Исходя из этого ни Шенген, ни зона евро не являются продвинутым сотрудничеством. Автор предлагает читателям подробную аналитическую таблицу "Гибкая интеграция в основополагающих договорах ЕС", где представлена сравнительная характеристика положений в Маастрихтском, Амстердамском, Ниццком и Лиссабонском договоре (с. 177-186).

Применение гибкой интеграции В монографии отмечается, что в конце концов гибкая интеграция нашла применение практически во всех сферах деятельности Евросоюза. На основании проведённого исследования автор делает однозначный вывод, что наименее дифференцированна экономическая сфера. При этом наибольшее количество примеров использования гибкой интеграции можно наблюдать в рамках пространства свободы, безопасности и правосудия. На втором месте стоит сотрудничество в рамках общей внешней политики, обороны и безопасности. По мнению Бабыниной, финансово-экономический кризис несколько сместил акценты в сфере реального влияния тех стран, у которых есть какие либо исключения. К примеру, неучастие в зоне евро ограничивает влияние аутсайдеров на принятие решений в области экономики и финансов, однако позволяет самостоятельно регулировать финансы и более эластично реагировать на кризисные явления в экономике.

До кризиса ограничения не слишком влияли на статус страны в ЕС. Кризис стимулировал углубление экономической интеграции. Это может привести к тому, что политическое влияние тех стран, которые находятся за пределами еврозоны, будет снижаться.

Политическая плата за неучастие в шенгенской зоне или же в Пространстве свободы, безопасности и правосудия оказывается довольно высокой. А, к примеру, баланс плюсов и минусов от сохранения паспортного контроля на границах в случае Великобритании и Ирландии неочевиден. Попытки же обеих стран, особенно Британии, принимать участие в большинстве мероприятий в рамках ПСБП ясно демонстрирует важность присутствия "внутри" процесса для упомянутых стран.

Отношение государств-членов ЕС к гибкой интеграции, по словам Бабыниной, зависит по большей части от того, какие перспективы видят сами страны, когда они участвуют в тех или иных проектах. Страны, определившиеся в своих целях и уверенные в своих возможностях, такие как Франция, Германия, Бельгия, Люксембург, рассматривали продвинутое сотрудничество как возможный путь углубления интеграции, а предоставление исключений отдельным странам как возможность обойти препятствия по ходу движения интеграционного процесса. Государства, подобные Испании и Италии, желающие быть в "головном составе" ЕС, объективно не выступают против продвинутого сотрудничества, если не оказываются исключёнными из него против своего желания.

Государства-члены, обладающие рядом исключений, постоянно вынуждены решать так называемую интеграционную дилемму, когда необходимо сделать выбор между потерей части национального суверенитета и снижением собственного влияния на развитие процессов интеграции.

Автор выделяет и подводные камни на пути интеграции. Широкое применение механизма продвинутого сотрудничества может привести к смене парадигмы развития ЕС - от единообразия в правилах и работе институтов Евросоюза к формированию непрозрачного образования без чёткой системы управления, с институтами, обладающими пересекающимися функциями, и параллельным законодательством. Остаётся также нерешённой проблема соблюдения прав тех стран, которые не могут сразу присоединиться к проектам продвинутого сотрудничества.

*** В книге утверждается, что именно гибкая интеграция будет и в будущем использоваться как инструмент, разрешающий проблемные вопросы. Угроза же создания какой-либо продвинутой группы в рамках реализации продвинутого сотрудничества может стать реальным способом достижения компромисса. По мнению Бабыниной, движение к созданию федерации в ЕС не является единственно возможным и очевидным. При сохранении национальным государством необходимого пространства для маневра вероятность добиться большего успеха на пути интеграции увеличивается. Применение гибкой интеграции увеличивает межправительственную составляющую и снижает наднациональную.

В монографии подчёркивается, что ещё в 1970 году известный федералист Анри Брюгманс писал, что "выборочный подход" весьма соблазнителен, но имеет свои пределы.

Как заключает Людмила Бабынина, прагматизм государств-членов, безусловная выгода от функционирования единого внутреннего рынка ЕС, значительный массив общего для всех стран ЕС законодательства, а также необходимость сплоченно выступать на международной арене не дадут Европейскому Союзу скатиться к состоянию плохо управляемой аморфной региональной группировки.

БРИТАНИЯ - ВРЕМЯ ИСПЫТАНИИ, ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН Дата публикации: 30.07. Автор: Ананьева Е.В., кандидат филос. наук, в.н.с. Центра британских исследований ИЕ РАН.

Источник: Современная Европа Место издания: Москва Страница: 156, Выпуск: 3 "3" В России интерес к Великобритании носит постоянный и устойчивый характер как среди широкой публики, так и в академической среде.

Выход в свет учебника "Новейшая история Великобритании: XX - начало XXI века"(1Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю. Новейшая история Великобритании: XX - - начало XXI века. М.: Вузовский учебник, ИНФРА М, 2012. 472 с.) стал заметным событием в российском англоведении, поскольку замысел его авторов отличается масштабностью, что следует из самого названия учебника.

Книга д.и.н. Г.С. Остапенко и к.и.н. А.Ю. Прокопова - сотрудников Института всеобщей истории РАН - первый труд, в котором в едином издании освещены столь разнообразные и сложные темы, как экономическое положение, внутриполитическая борьба, внешняя политика и культура Британии от начала XX века до наших дней.

Книга состоит из двух частей: первая - "Время испытаний" охватывает события 1900- годов;

вторая часть "Время перемен" посвящена событиям 1945-2011 годов, включая анализ первого года правления действующего коалиционного правительства консерваторов и либеральных демократов Д. Кэмерона. Читатель получает уникальную возможность проследить тенденции в истории страны с её преемственностью и "разрывами", провести компаративистский анализ перипетий внешней и внутренней политики, социально-экономической жизни страны на разных этапах её развития. Книга снабжена хронологией основных событий в Британии, а также двумя приложениями, посвящёнными монархии и церквям страны.

В каждой главе книги авторы выдерживают чёткую структуру: прослеживают основные тенденции социально-экономического развития, метаморфозы внутри- и межпартийной борьбы, дают характеристику идейных установок основных партий, представляют аудитории внутреннюю и внешнюю политику правительства. К заслугам авторов можно отнести способность рассказать о сложных проблемах чётко и ёмко. Именно ёмкость, а не краткость изложения позволила им показать взаимосвязь положения внутри страны с её внешней политикой, местом и ролью в международных отношениях на протяжении более столетия. А читателю многоаспектность изложения позволяет ясно представить, какие действия могла или не могла позволить себе Британия на международной арене.

Внимание к этому государству обусловлено не только наличием в нём многочисленной русской диаспоры, но и уникальным по богатству историческим опытом Соединённого Королевства, как удачным, так и неудачным. Его осмысление в нашей стране имеет не только научно-теоретическое, но и непосредственно практическое значение, какие бы взлёты и падения не переживали отношения двух стран. Представленный труд является большим подспорьем в этом.

Достоинства и недостатки, скажем, мажоритарной избирательной системы (несправедливое представительство, но стабильность правления и последовательность избранного курса на протяжении срока полномочий парламента), трудная история реформирования палаты лордов (недемократичность комплектации, но неподверженность политической конъюнктуре), да и весь британский опыт реформирования политического и государственного устройства страны (особенно активно развернувшегося с начала XX века) представляют немалый интерес. Приверженность обычаю, прецеденту, традиции умеряют в Британии влияние современного рационализма, ведя к парадоксам, выход из которых логичный и "разумный", однако, невозможен без серьёзных потрясений (подобно переходу с левостороннего на правостороннее движение). Британцы представляют собой нацию эмпириков, не доверяющих теории, поэтому ни одну из них они не доводят до логического конца, во избежание крайностей. Их не воодушевляет стремление всё сводить к простейшей исходной формуле, а тем более выявлять конечную и единственную причину всего и вся. Как показывают авторы, стороны в конечном итоге выражают готовность достичь "приемлемого" решения, если "желаемое" невозможно.

Пережив "время испытаний" первой половины XX века, британцы вошли в период перемен его второй половины, что находит полноценное отражение в учебнике. Движение в политической жизни происходит колоссальное, оно выражается в том, что соперничество партий стало носить центростремительный характер. В целом электорат группируется в рамках "основного потока", и центростремительные тенденции в общественном мнении, вызванные ростом промежуточных социальных слоев, налагают отпечаток на все партии, заставляя их отказываться от крайних позиций. Данное обстоятельство нужно считать не слабостью, а силой британской политической системы:

избиратели начинают выбирать, что заставляет политические партии прислушиваться к общественному мнению. Отметим, что об этом свидетельствует политика М. Тэтчер, которая, при возвращении к стилю "сильного центра", традиционного для консерваторов, совершила не один, а несколько разворотов на 180 градусов, и политика Дж. Мейджора, отменившего непопулярный "подушный налог". Об этом свидетельствовала и глубокая идейно-политическая трансформация Лейбористской партии, которая прошла тернистый путь далеко не однозначной политической модернизации.

Кризис "государства всеобщего благосостояния" и меж- и внутрипартийные разногласия оказывают влияние на социальную базу партийно-политической системы, воздействуя на её способность интегрировать различные социальные и экономические группы. Всё это находит выражение в растущей непостоянности, изменчивости поддержки избирателями основных партий, "тактическом голосовании", избрании на последних выборах 2010 года "подвешенного парламента" и появлении страт, чьи интересы и требования не имеют каналов представительства в рамках традиционной парламентской системы. Отсюда проистекает и увеличение веса малых партий.

Незавершённость происходящих ныне в Великобритании процессов не освобождает от потребности осмыслить исторические события, пока не закрепились мифы. С другой стороны, необходимо избежать соблазна расценивать каждые выборы, смену лидера как решающее событие, как поворотный пункт в истории страны. Авторам удалось сохранить историческое "равновесие" при оценке метаморфоз развития Британии.

Конечно, хотелось бы, чтобы в новом учебнике более полно были освещены те или иные события, более детально прописаны отдельные важные процессы в экономике, в трансформации политической системы страны. Однако в данном случае краткость при масштабности исторического охвата представляет собой несомненное достоинство, а "подробности" раскрыты в специальных работах, к которым заинтересованный читатель может обратиться дополнительно.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.