авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 37 |

«Сергей Александрович Чуркин Иосиф Борисович Линдер Спецслужбы России за 1000 лет Текст предоставлен правообладателем. ...»

-- [ Страница 29 ] --

В 1921 г. в Финляндии началась подготовка к вооруженному восстанию против Карельской трудовой коммуны. Пользуясь малочисленностью советских пограничных частей, финские отряды неоднократно вторгались на территорию Карелии и проникали до железной дороги Мурманск – Петрозаводск. В сентябре очередной финский отряд перешел границу на ребольском направлении. В октябре в Тунгудской волости создан подпольный «Временный Карельский комитет», начавший формирование партизанских отрядов.

Карельские партизаны (около 3000 человек, из них 500 человек – белофинны) захватили значительную часть Северной Карелии. Они обратились за поддержкой к правительству Финляндии. 6 ноября финские войска вторглись на территорию РСФСР. Началась вторая советско-финляндская война. К концу декабря финские отряды общей численностью до человек вышли на линию Кестеньга – Суомусалми – Руг-озеро – Паданы – Порос-озеро.

На территории Карелии и Мурманского края было введено военное положение и проведена мобилизация коммунистов. 4 декабря 1921 г. от Российского бюро ЦК КПФ в ЦК РКП (б) направляется предложение по организации из финнов и карел лыжных партизанских отрядов. Реввоенсовет РСФСР поставил перед командованием Карельского фронта задачу:

закрыть финскую границу, отрезать противнику пути отхода и уничтожить его. Были созданы три тактически самостоятельные войсковые группы, наносящие удары с севера, с юга и с востока. План разгрома противника предусматривал создание специального лыжного отряда для осуществления рейда по финским тылам по маршруту ст. Масельская – Реболы – Кимас-озеро. Перед отрядом ставилась задача уничтожить штаб группировки противника, встречающиеся по пути следования белофинские отряды, а также материальные запасы.

Красный партизанский отряд (батальон) в составе пулеметной и двух стрелковых рот сформировали из добровольцев – курсантов Петроградской Интернациональной военной школы в начале января 1922 г. Командир батальона А. А. Инно, комиссар Г. С. Ровио901, начальник штаба Ф. Ф. Машеров. Командование имело две карты-двухверстки Карелии, составленные в 1920 г. Все добровольцы (215 человек) прошли тщательный медицинский 901 Ровио Густав Семенович (1887–1938) – участник революции и гражданской войны в Финляндии 1918 г.

В 1920–1926 гг. комиссар Интернациональной военной школы. В 1927–1929 гг. ректор Ленинградского филиала КУНМЗ. В 1929–1936 гг. первый секретарь Карельского обкома партии. Репрессирован.

осмотр и получили новое обмундирование: шлемы, полушубки, ватные штаны, валенки, лыжи и маскхалаты. На вооружении батальона состояло 12 ручных пулеметов (из них пулеметов Мехжадсена и 6 пулеметов Шоша), винтовки Мосина и, что крайне важно, автоматы Федорова.

9 января 1922 г. в деревне Паданы из состава батальона был выделен рейдовый отряд в составе 136 человек, вооруженных автоматами и шестью ручными пулеметами, во главе с командиром пулеметной роты Т. Антикайненом902. Он лично отбирал каждого бойца, особое внимание обращалось на физическое состояние и лыжную подготовку. Оружие, патроны, гранаты и запас продовольствия на 15 дней весили около 25 килограммов, а у пулеметчиков – около 35 килограммов на каждого бойца. Для обеспечения рейда были составлены схемы по планам местных лесничеств. Большинство курсантов участвовали в финляндской революции и имели опыт боев Гражданской войны как в Финляндии, так и в России. По национальному составу это были в основном финны и карелы, по возрасту – от 22 до 26 лет. Второй отряд во главе с А. А. Инно в составе 79 человек при 6 пулеметах и обозе обеспечивал безопасность рейдового отряда с фланга. Во второй половине февраля 1922 г. рейд отряда Т. Антикайнена был удачно завершен.

В целом успеху разведывательных и специальных операций, проводившихся по линии военной разведки, ВЧК, Коминтерна и партийных структур РКП (б) во время Гражданской войны, способствовали следующие факторы: колоссальный опыт нелегальной работы, наличие хорошо подготовленных кадров, имевших практические навыки боевой подпольной работы;

четко сформулированная позиция высшего военно-политического руководства РСФСР на развертывание широкого партизанского движения, неуклонно и твердо проводившаяся в жизнь;

объединение усилий партийных, военных и гражданских властей при проведении специальных операций и организация координирующих центров;

использование знаний и опыта военных специалистов, перешедших на сторону советской власти. Можно утверждать, что партизанская война против Белой гвардии и интервентов являлась частью системы боевых действий, подчиненных стратегическим планам военно политического руководства Советской России. Она велась в сочетании с традиционными методами вооруженной борьбы, во взаимодействии партизан, а также специально подготовленных разведывательных, агитационных и боевых групп с армейскими частями.

Противниками красных не было выполнено одно из главных условий, обеспечивающих успех специальных операций: управление и координация из единого центра при подчинении единой задаче. Это происходило в силу того, что лидеры Белого движения не только боролись с красными, но и выясняли далеко не простые отношения друг с другом – как личные, так и политические, ориентировались на разных покровителей в странах Антанты.

Все это не способствовало объединению усилий в области тайной войны. А ведь на сторону белых перешла основная часть военных специалистов заграничных резидентур Отдела генерал-квартирмейстера Главного управления Генштаба, сотрудников Отдельного корпуса жандармов и Особого отдела Департамента полиции, владевших навыками разведывательной, контрразведывательной и диверсионной работы.

Кроме того, против красных активно действовали эсеры, анархисты и другие политические силы, имевшие не меньший, чем большевики, опыт подпольной работы и участия в террористической деятельности. Однако неприязнь между монархистами из Белой 902 Антикайнен Тойво Иванович (1898–1941) – член левого крыла Социал-демократической рабочей партии Финляндии с 1915 г. В 1918 г. секретарь Исполкома рабочего сейма, один из организаторов Красной гвардии.

Участник революции и гражданской войны в Финляндии 1918 г., затем курсант Финских пехотных курсов. В 1919–1924 гг. начальник пулеметной команды, комиссар батальона, командир пулеметной роты;

преподаватель тактики в Интершколе Коминтерна. С 1923 г. член ЦК, а с 1925 г. член Политбюро ЦК КП Финляндии, работал в условиях подполья. В 1934 г. арестован, приговорен финским судом к пожизненной каторге. При содействии советского правительства в 1940 г. выехал в СССР. Участник Великой Отечественной войны. Погиб в авиакатастрофе.

гвардии и республиканцами из антибольшевистских организаций была столь сильной, что не позволила консолидировать усилия в борьбе с общим противником. Так, один из лучших организаторов боевой нелегальной работы того времени Б. В. Савинков после провала переговоров с руководством Белого движения создал собственную организацию – «Союз защиты родины и свободы». Члены некоторых антибольшевистских организаций, действовавших под лозунгом «Советы без коммунистов!», совершали боевые операции и вели пропаганду как против красных, так и против белых.

Ф. Э. Дзержинский принимает парад войск ОГПУ на Красной площади в Москве декабря 1922 г. В группе (слева направо): 3-й – А. Я. Беленький, 5-й – Я. Х. Петерс, 6-й – П. А.

Богданов, 7-й – Ф. Э. Дзержинский, 8-й – И. С. Уншлихт, 9-й – В. А. Герсон (из фондов РГАСПИ) Спецслужбы интервентов также действовали разобщенно, зачастую конкурировали, поскольку были вынуждены учитывать экономические и политические разногласия между правительствами своих стран. До капитуляции Германии осенью 1918 г. главной задачей спецслужб стран Антанты было противодействие их кайзеровским «коллегам». В итоге личные и политические противоречия вождей Белой гвардии, руководителей антибольшевистских организаций и резидентов иностранных спецслужб возобладали над интересами дела. Разногласия между ними умело использовало политическое руководство РСФСР, что позволяло красным производить маневр, концентрируя силы и средства на наиболее угрожаемых в данный момент направлениях.

В период Гражданской войны в тылу основных воюющих сторон действовали различные сепаратистские группировки, отряды «зеленых», дезертиров и просто бандитов.

Численность не признававших никакой власти «лесных армий» достигала нескольких тысяч человек, по штатам и вооружению они были сопоставимы с крупными армейскими частями.

Подобные группировки широко использовали тактику засад, налетов и партизанских рейдов:

их методы были военно-диверсионными. В результате и белые, и красные приобрели большой опыт создания ложных партизанских отрядов, проведения противоповстанческих (карательных) операций, а также специальных мероприятий по разложению бандформирований. В некоторых случаях военно-политическому руководству Советской России в результате специальных мероприятий удавалось привлечь на свою сторону крупные силы «повстанцев» (например, армию Н. И. Махно) для действий против войск А.

И. Деникина и П. Н. Врангеля.

Во время Гражданской войны как красные, так и белые партизанские отряды, подпольные организации выполняли следующие основные задачи: добывание информации, осуществление боевых операций и проведение агитации среди населения и войск противника.

Таким образом, в 1918–1921 гг. получила практическое подтверждение тенденция объединения разведывательных, диверсионных и психологических аспектов специальных операций в тылу противника. Специальные операции, осуществленные по распоряжению высшего руководства РСФСР, стали одним из факторов, способствовавших достижению комплексного военно-политического успеха.

А. И. Деникин Утверждено ЦК РКП (б) Совершенно секретно ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ОТРЯДАХ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ РСФСР I. Общие положения 1. На органы Отрядов особого назначения возлагается:

а) учет коммунистов, кандидатов РКП и членов РКСМ, зачисленных и подлежащих зачислению в Отряды особого назначения;

б) военное обучение коммунистов и совершенствование их в военном искусстве, в частности для занятия командно-инструкторских должностей.

2. Зачислению в Отряды особого назначения подлежат члены РКП и кандидаты РКП и члены РКСМ обоего пола в возрасте от 17 до 60 лет.

Примечания:

1) Члены РКСМ, не достигшие 17-летнего возраста, состоя на учете при Отрядах особого назначения, по мере надобности приглашаются для вспомогательной службы (разведывательной, связи и санитарной).

2) Состоящие в отряде женщины привлекаются преимущественно к несению вспомогательной и нестроевой службы (связи, санитарной, канцелярской и по снабжению).

К несению строевой службы женщины могут привлекаться лишь при изъявлении желания нести таковую.

3) Состоящие в частях Кр. армии и милиции, в пожарных частях и органах ВЧК зачисляются в Отряды особого назначения на особых основаниях, согласно специальной инструкции.

3. Не подлежат зачислению в Отряды особого назначения:

а) освобожденные по медицинскому освидетельствованию как годные к несению строевой и нестроевой службы, б) освобожденные персонально по роду занятий и занимаемой должности ответственные работники советских учреждений, в) женщины по семейному положению.

Примечание I. Освобожденные персонально по роду занятий и по занимаемой должности состоят при Отрядах особого назначения на особом учете и образуют II очередь призыва в Отряды особого назначения, призываемые в исключительных случаях серьезной опасностью. Части второй очереди формируются и обучаются на общих основаниях со всеми Отрядами особого назначения, второочередные части отличаются от первоочередных по порядку призыва и распределению часов обучения. О необходимости формирования частей II очереди, о числе, составе районов, о комплектовании и порядке подчинения решает Начальник отряда особого назначения губернии по соглашению с губкомом РКП.

4. Освобождение от зачисления в Отряды особого назначения по состоянию здоровья дается медицинскими комиссиями, а по роду занятий и занимаемой должности Особыми комиссиями, назначаемыми местными парткомами.

5. Ввиду милиционного характера Отрядов особого назначения личный состав отрядов особого назначения разделяется на а) состоящих в кадрах Отрядов особого назначения (кадровые) и б) состоящих в списках отрядов Особого назначения (не кадровые, милиционные).

6. Кадровый состав числится на действительной военной службе на основаниях, одинаковых с Красной армией.

7. Милиционный состав Отрядов особого назначения, числясь в списках частей, продолжает свою обычную по месту службы работу (на фабриках, заводах и в советских учреждениях), освобождаясь от нее в часы обучения, на время учебных сборов, во время сборов по тревоге и при мобилизации.

8. Милиционный состав Отрядов особого назначения не освобождается от призыва по общей и партийной мобилизации.

9. При выполнении служебных обязанностей, сборов для обучения, по мобилизации или по тревоге члены Отрядов особого назначения во всех отношениях подчиняются своим прямым начальникам, согласно положения воинских уставов, принятых в Красной армии.

10. Входящие в состав Отрядов особого назначения за нарушение по службе, с момента объявления сборов, подлежат дисциплинарному взысканию на одинаковых основаниях с Красной армией.

11. Организация и управление Отрядами особого назначения 11. Высшим политическим руководителем Отрядов особого назначения РСФСР является совет в составе: члена Центрального комитета РКП, начальника Отрядов особого назначения Республики, представителя ВЧК и представителя Реввоенсовета Республики.

12. Общее руководство по организации, обучению и снабжению Отрядов особого назначения принадлежит начальнику Отрядов особого назначения Республики.

13. Назначение начальника Отрядов особого назначения Республики проводится приказом РВСР.

14. Начальник Отрядов особого назначения осуществляет руководство учетом, формированием, комплектованием, мобилизацией, снабжением, обучением, несением службы Отрядов особого назначения на местах в общем порядке, установленном для Красной армии: а) в военных округах через командующих войсками округа, которым подчинены Отряды особого назначения округа, б) в губерниях – через начальников Отрядов особого назначения губернии.

15. Назначение начальников отрядов особого назначения в губерниях проводятся приказом начальника Отрядов особого назначения Республики.

16. Начальники Отрядов особого назначения губернии ведают: формированием кадров Отрядов особого назначения, учетом коммунистов, кандидатов РКП и членов РКСМ, зачисленных в Отряды особого назначения, военным обучением коммунистов и совершенствованием их в военном искусстве, в частности для занятия командно-инструкторских должностей, формированием Отрядов особого назначения, несением службы, мобилизацией и снабжением.

Начальник Отрядов особого назначения губернии пользуется правами помощника губвоенкома.

17. В городах и промышленных пунктах, в зависимости от числа членов РКП, кандидатов РКП и членов РКСМ, формируются отдельные полковые, батальонные, ротные, взводные кадры Отрядов особого назначения, согласно особым прилагаемым штатам.

18. Командиры кадров Отрядов особого назначения производятся приказом команд. войсками округа.

19. Формирование Отрядов особого назначения проводится, как правило, по территориальному принципу из коммунистов, объединенных совместной работой на заводе, фабрике или в учреждении.

20. Отрядам особого назначения придается организация регулярных частей согласно штатам и положениям Раб. Кр. Красной армии.

21. Некадровый состав Отрядов особого назначения может переводиться на казарменное положение только по особому распоряжению.

22. Для более тесной связи отрядов особого назначения при губернских и уездных партийных Комитетах создаются губернские и уездные советы в составе секретаря компарта, начальника отрядов особого назначения или коммунистического кадра и представителя ЧК и губ. или уездвоенкома.

23. Совет, не вмешиваясь в технические распоряжения комсостава Отряда особого назначения, следит за состоянием Отрядов особого назначения, поднятием боеспособности и недопущением уклонений от службы в Отрядах особого назначения.

III. Мобилизация 24. Мобилизация Отрядов особого назначения объявляется Советом Отрядов особого назначения Республики или губернии по соответствию903.

Утверждено ЦК РКП (б) Совершенно секретно 26 августа 1921 г.

ПОЛОЖЕНИЕ О ЧАСТЯХ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ РСФСР 903 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 263. Лл. 13–15.

904 Настоящее положение отменяет «Положение об Отрядах особого назначения РСФСР», утвержденное ЦК I. Общие положения 1. ЧОН существуют на основании постановлений ЦК РКП как боевая сила пролетарской революции.

2. ЧОН формируются из членов РКП, кандидатов РКП и членов РКСМ, в границах губерний и городов Республики призываются в порядке мобилизации.

3. Весь состав ЧОН по строению своему разделяется на кадровый и милиционный:

а) Кадровый состав числится на действительной военной службе, состоит на всех видах довольствия в Красной армии и может комплектоваться не по территориальному признаку.

б) Милиционный состав числится на учете, периодически призывается для отбытия учебных сборов и систематически проходит занятия, не лишаясь своей обычной службы в местных предприятиях и учреждениях.

4. При выполнении службы в ЧОН все зачисленные в части во всех отношениях подчиняются своим прямым начальникам согласно положения воинских уставов, принятых в Красной армии, и несут ответственность по службе согласно этим уставам.

5. Кадровый состав подлежит партвоенмобилизации по нарядам Пур’а.

Милиционный состав отбывает партвоенмобилизацию в общем порядке.

Исполнение по тем и другим нарядам возлагается на Штабы ЧОН.

II. Состав частей ЧОН 1. Все члены РКП, кандидаты РКП и члены РКСМ в возрасте от 17 до 55 лет зачисляются в одну из очередей призыва для несения службы в ЧОН.

2. ЧОН формируются но типу армейской организации, причем (в зависимости от местных условий) они или существуют как отдельные взводы, роты, батальоны, или же сводятся в более крупные соединения распоряжением высших Штабов.

3. Все подлежащие зачислению в ЧОН разделяются на три очереди призыва.

III. Очереди призыва 1. Первая очередь призыва есть основная боевая сила ЧОН, организуемая применительно к уставам и положениям, принятым в Красной армии.

Первая очередь призыва составляется из таких строевых единиц, в ряды которых зачислены лица: а) вполне пригодные к несению службы в ЧОН (прошедшие медкомиссии) и б) могущие по первому требованию явиться в строй.

2. Вторая очередь призыва есть резерв ЧОН, призываемый или наравне с первой очередью, или отдельно от нее и пополняющий первую очередь.

Вторая очередь призыва составляется из таких строевых единиц, в ряды которых зачислены:

а) лица, не вошедшие по физическому состоянию в первую очередь;

б) лица, по роду своих занятий (ответственность по должности, специальность, профессия) не способные числиться в рядах первой очереди (по определению парткомиссии).

3. Третья очередь призыва существует для военных действий в исключительной обстановке.

Третья очередь призыва составляется из:

а) коммунистов, находящихся в Красной армии, органах ВЧК, милиции, пожарных командах;

б) из всех не вошедших в первую и вторую очередь призыва по определению медицинских и парткомиссии и в) из лиц, вообще не вошедших в ЧОН по различным причинам.

IV. Составление очередей призыва Составление очередей призыва производится на основании: 1) физического состояния, 2) рода занятий, 3) возраста и 4) пола.

1. Физическое состояние лиц, заявивших себя больными и неспособными к службе в ЧОН, освидетельствуется медкомиссиями при губ. и уездвоенкоматах на основании расписания болезней для ЧОН.

РКП 2 марта 1921 г.

2. По роду занятий освобождение и зачисление в очереди призыва производится особыми комиссиями при парткомах в составе: одного представителя соответствующего Штаба, ведающего мобилизационной частью, и двух представителей парткома.

3. Лица свыше 50-ти лет, как правило, в первую очередь призыва не зачисляются.

4. Лица в возрасте от 45-ти до 50-ти лет могут быть перечислены из первой во вторую очередь усмотрением парткомиссий.

5. Члены РКСМ от 12-ти до 17-летнего возраста состоят на «вспомогательном»

учете при ЧОН и по мере надобности привлекаются к несению вспомогательной службы ЧОН (разведывательной, связи, санитарной).

6. Женщины, зачисленные в ЧОН в первую очередь, в качестве строевых не включаются, а несут лишь нестроевые и вспомогательные должности (связь, санитарной, канцелярской и хозяйственной).

Все женщины, изъявившие желание нести строевую службу и способные к таковой, зачисляются на строевые должности во вторую очередь призыва.

V. Военное положение для ЧОН 1. ЧОН переводится на военное положение путем объявления:

а) мобилизаций и б) боевого сбора.

2. По мобилизации призываются ЧОН первой и второй очереди призыва (раздельно или совместно).

3. По боевому сбору призывается только третья очередь призыва.

4. Мобилизации разрабатываются в Штабах и известны каждая под своим литером.

Боевой сбор разрабатывается в особом плане и литера не имеет.

VI. Управление ЧОН 1. Во главе командования ЧОН РСФСР стоит командующий ЧОН Республики, который руководит формированием, комплектованием и обучением и снабжением ЧОН (назначается приказом РВСР).

2. Командующий ЧОН Республики осуществляет руководство учетом, формированием, комплектованием, мобилизацией, обучением и несением службы в ЧОН в порядке, установленном для Красной армии, через командующих ЧОН округов (комвойск округов или членов РВС округов), коим подчинены все ЧОН в округе (проводятся приказом по РВСР).

3. Командующие ЧОН округов могут быть лишь члены РКП.

4. В губерниях ведают формированием, обучением, проведением мобилизаций и учебных сборов и учетом членов РКП, кандидатов РКП и членов РКСМ – командующие ЧОН губерний, подчиненные во всех отношениях командующим ЧОН округов (проводятся приказом по ЧОН).

5. Командующие ЧОН губерний могут быть лишь члены РКП.

6. Заместителями командующих ЧОН являются начальники соответствующих штабов ЧОН.

7. Начальниками ЧОН в уездах являются (только члены РКП) старшие из начальников, стоящих в данном уезде ЧОН, подчиненные во всех отношениях командующим ЧОН губерний (проводятся приказом по губернии).

8. Руководство и командование ЧОН в Республике, округах и губерниях командующие осуществляют через свои штабы.

9. Начальниками штабов и их отделов, а в окружных и губернских штабах – отделений и частей могут быть только члены РКП.

10. Личный состав учетно-мобилизационных отделов, отделений и частей должен быть только из членов РКП. В других отделах штабов при недостатке членов РКП могут быть привлечены на соответственные должности беспартийные сотрудники.

26 августа 1921 года.

Командующий Частями особого назначения РСФСР Александров 905.

905 Цит. по: Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. Империя ГРУ: Очерки истории военной разведки. – М., 2000. – Кн. 1. – С. 115–116.

Циркулярно – А. З.

Совершенно секретно Личному составу кадров ЧОН ПАМЯТКА 1. Вам вверена сила, ценнее которой у Революции нет ничего. Ваша ответственность связана с жизнью и смертью коммунаров – бойцов авангарда Революции.

2. Вы проводники директивы X Съезда РКП: «Съезд находит необходимым усиление военно-боевой подготовки партии…» – верховная воля всей партии должна быть осуществлена через вас.

3. Ваша работа не отягчена задачей политического воспитания и контроля.

Единство управления (идеал для Красной армии) – в ваших руках.

4. Многие из подчиненных вам в строю уровнем развития и заслугами перед Революцией старше вас.

5. Но в работе, доверенной вам, сумеете вы быть старшими и быть образцом для других;

это нелегко, но без этого не оставайтесь в кадрах: ответственность еще тяжелее.

6. Вы – на действительной военной службе. Вы носите звезду Красной армии. Ее знает теперь весь мир – эту звезду красных побед и рабоче-крестьянского героизма.

7. В нужный момент поднимите ее еще выше, и Красная армия будет учиться у вас, как она училась от своих комиссаров и комсостава.

8. В службе ЧОН были и будут такие моменты, когда не бой решит дело, а ваша работа;

в прямом смысле – только ваша работа.

9. Не выполнен сбор по тревоге, сорвалась мобилизация, не стреляет ржавая винтовка, нет полных номеров у пулемета – нет вашей работы.

10. Лучшие ЧОН будут там, где ваша спайка с коммунарами крепка товарищеской связью и твердым исполнением каждым своих обязанностей.

11. Чтобы уметь обучать, надо не переставая учиться самому, пополняя и совершенствуя запас своих знаний.

12. В хороших кадрах – не прекращается разработка своего плана мобилизации от пункта к пункту, от одной детали к другой, уточняя и улучшая ее техническую сторону.

13. В хороших кадрах – не замирает инициатива, и один проект за другим поступает от него в Совет Частей особого назначения.

14. Не замыкайтесь в текущей работе. Для тех, кто работает с партией и для партии, нет чванного «спецовства», нет узких призваний. Будьте ближе к общепартийной жизни, не отгораживайтесь от событий местной парторганизации.

15. Призвала ли вас партия из своих членов или допустила как беспартийных, – в обязанностях службы вы равны.

16. Не опускайте рук в неудачах или трудностях работы. Помните, что ближайшая цель – налаженность вашей службы.

17. Без хороших кадров – нет боеспособных ЧОН.

Комчонресп Александров 25 октября 1921 г.

г. Москва Глава Трудный путь становления 906 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 263. Лл. 61–61 об.

Гражданская война во всем мире поставлена в порядок дня.

Знаменем ее является советская власть.

Из Манифеста II конгресса Коминтерна После окончания Гражданской войны в первом эшелоне партийно-государственного руководства Советской России развернулись дискуссии по двум ключевым политическим вопросам: формы и методы построения бесклассового общества;

помощь коммунистическим партиям других стран в организации мировой революции. Еще в 1918–1921 гг. вокруг признанных лидеров РКП (б) (Ленина, Троцкого, Зиновьева, Каменева, Бухарина, Рыкова, Томского, Сталина и др.) стали формироваться группировки близких им по идеологическим и личным пристрастиям партийных функционеров. При отсутствии других политических партий эти группировки (партийные фракции) можно рассматривать как своеобразный (и самодостаточный) эрзац парламентской многопартийной системы. Ленин, при всей критике оппонентов внутри РКП (б), относился к ним более чем лояльно (даже по меркам начала XXI в.). Будучи личностью с огромным консолидирующим потенциалом, вождь умел вместе с жесткой откровенной критикой коллег не мстить им и использовать каждого соратника или попутчика в интересах общего дела.

С конца 1980-х гг. в СМИ регулярно появляются различные варианты версии, согласно которой Ленина отравил Сталин. Версия базируется на рассекреченных в 1989 г.

воспоминаниях М. И. Ульяновой, писавшей: «Не знаю точно когда, но как-то в этот период В. И. сказал Сталину, что он, вероятно, кончит параличом, и взял со Сталина слово, что в этом случае тот поможет ему достать и даст ему цианистого калия. Сталин обещал…»907.

Мы не считаем версию об отравлении Ленина достоверной. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что даже при значительных разногласиях по ключевым вопросам (октябрь 1917, Брестский мир, НЭП и др.) среди высшего руководства РКП (б) репрессии к членам собственной партии при Ленине не применялись. Более того, многие выступавшие с оружием в руках против большевиков, а затем вступавшие в ряды правящей партии эсеры, анархисты и максималисты достигали значительных постов, в том числе и в советских спецслужбах.

21 марта 1923 г. под грифом «строго секретно» Сталин направил следующую записку членам Политбюро: «В субботу 17 марта т. Ульянова (Н. К.) сообщила мне в порядке архиконспиративном просьбу Вл. Ильича Сталину, чтобы я, Сталин, взял на себя обязанность достать и передать Вл. Ильичу порцию цианистого калия. В беседе со мной Н.

К. говорила, между прочим, что „Вл. Ильич переживает неимоверные страдания“, что „дальше жить так немыслимо“, и упорно настаивала „не отказывать Ильичу в его просьбе“.

Ввиду особой настойчивости Н. К. и ввиду того, что В. Ильич требовал моего согласия (В. И.

дважды вызывал к себе Н. К. во время беседы со мной и с волнением требовал согласия Сталина), я не счел возможным ответить отказом, заявив: „Прошу В. Ильича успокоиться и верить, что, когда нужно будет, я без колебаний исполню его требование“. В. Ильич действительно успокоился. Должен, однако, заявить, что у меня не хватит сил выполнить просьбу В. Ильича, и вынужден отказываться от этой миссии, как бы она ни была гуманна и необходима, о чем и довожу до сведения членов П[олитического] Бюро ЦК. И. Сталин»908.

На записке имеется резолюция Томского: «Читал. Полагаю, что „нерешительность“ Сталина – правильна. Следовало бы в строгом составе членов Пол[итического] бюро обменяться мнениями. Без секретарей (технич.)», – далее следуют подписи Бухарина, Зиновьева, Каменева, Молотова и Троцкого. О применении отравляющих веществ для устранения 907 Цит. по: Зенькович Н. А. Указ. соч. – С. 10.

908 Там же. – С. 11.

контрреволюционеров, а тем более ближайших соратников по руководству партии в 1918– 1924 гг. практически ничего не известно909.

Повторим еще раз, преследований, а тем более террора в отношении соратников, высказавших мнения, не совпадавшие с ленинским, не осуществлялось. Председатель СНК умел сглаживать политические разногласия коллег по Политбюро, СНК и ЦИК. «Старик»

(одна из партийных кличек Ленина) являлся признанным лидером, чей авторитет и положение первого среди равных в партии не оспаривалось. Но в последний период жизни вождя и особенно после его смерти внутрипартийная борьба мнений превратилась в борьбу за власть в партии и государстве. Болезнь и смерть Ленина мгновенно расслоили ряды соратников на агрессивные по отношению друг к другу группировки. Раскол в правящей партии стал отражением интересов ее высшего руководства и частично аппаратчиков среднего звена, входивших в команду того или другого лидера. Непомерные личные амбиции новых властителей СССР, нежелание поступиться ими во имя страны привели к тем страшным последствиям, которые еще долго будут будоражить умы многих поколений.

Единства не было и среди сотрудников ОГПУ. По данным на декабрь 1923 г., из человек, состоявших на учете в партячейке ОГПУ, линию ЦК поддерживали коммунистов, за оппозицию выступали 40, 129 колебались. Ф. Э. Дзержинский лично отслеживал политические позиции сотрудников центрального аппарата ОГПУ, но и ему не были чужды колебания. В письме начальнику Политического управления РККА В. А.

Антонову-Овсеенко Дзержинский утверждал: для единства идейного и единства действий необходимо «драться» с Троцким. В письме И. В. Сталину и Г. К. Орджоникидзе он упрекал Л. Б. Каменева и Г. Е. Зиновьева: они «…забыли, что партии пришлось развенчать Троцкого единственно за то, что тот, фактически напав на Зиновьева, Каменева и других членов ЦК нашей партии, поднял руку против единства партии»910. Незадолго до смерти Дзержинский прозорливо писал В. В. Куйбышеву, что внутрипартийная борьба и рост оппозиции могут привести к появлению «диктатора – похоронщика революции».

909 На рубеже 1921–1922 гг. была создана токсикологическая лаборатория («Специальный кабинет»), которую курировал лично В. И. Ленин. Ее заведующим был профессор И. Н. Казаков, впоследствии осужденный по делу Бухарина. До 1937 г. лаборатория находилась в составе Всесоюзного института биохимии, затем была передана в ведение НКВД. В 1935 г. токсикологическая лаборатория создана и при Особой группе Я. И. Серебрянского. Исследования проводились также специалистами Всесоюзного института экспериментальной медицины под руководством Г. М. Майрановского, который в 1937 г. перешел с группой сотрудников на работу в НКВД. Продукция возглавляемой им «Лаборатории Х» (химической) применялась в специальных операциях внутри страны и за рубежом, но не в описываемый период, а позднее.

910 Большевистское руководство. Переписка. 1922–1927: Сборник документов / Сост. А. В. Квашонкин, О.

В. Хлевнюк, Л. П. Кошелева, Л. А. Роговая. – М., 1996. – С. 311.

В. И. Межлаук, Ф. Э. Дзержинский, А. Я. Беленький у Большого театра. Москва, 1923 г. (из фондов РГАСПИ) Предсказание Дзержинского по поводу появления диктатора сбылось. Интересующаяся историей молодежь часто задается вопросом: а были ли в СССР другие варианты развития событий при других возможных руководителях? Мы считаем, что подобное было бы возможно только в случае отказа оппонентов от политической и личной нетерпимости в отношении друг друга, реального коллегиального руководства страной, гласного обсуждения альтернативных вариантов развития экономики, внешней политики и военного строительства. Но чрезмерные личные амбиции высшего политического руководства СССР мало отличались от амбиций самого Сталина. Его оппоненты не в меньшей степени ответственны за репрессии в отношении противников большевиков в годы Гражданской войны. Лидеры РСДРП (б), посеявшие в 1917 г. ветер политической нетерпимости (все они поддерживали «красный террор» против буржуазии, офицерства, духовенства, казачества, а позже – меньшевиков, анархистов, эсеров и т. д.), в результате пожали бурю ненависти от товарищей по партии!

Во время борьбы за власть и сталинских репрессий большинство «безвинно пострадавших» высших руководителей партии вели себя далеко не лучшим образом. В 1923 г. Зиновьев и Каменев вместе со Сталиным обвиняли Троцкого в меньшевизме и требовали исключить последнего из партии. В 1927 г. против Зиновьева, Каменева и Троцкого выступили Бухарин, Рыков и Томский. Затем пришел и их черед. На XVII съезде ВКП (б) (январь – февраль 1934 г.), вошедшем в историю как «съезд победителей», перечисленные выше оппозиционеры (кроме высланного Троцкого) выступили перед делегатами с покаянными речами. Впоследствии во время допросов и судебных процессов большинство арестованных признавали себя виновными «перед партией и лично товарищем Сталиным». Спустя еще несколько десятилетий почти всех «ренегатов, шпионов, заговорщиков и террористов» реабилитировали. Так кто же из них «невинная жертва»?

Действительными невинными жертвами стали миллионы рядовых граждан, которые были уничтожены в угаре ненасытной «охоты за ведьмами» и психозе всеобщей подозрительности. Действительными невинными жертвами стали тысячи сотрудников партийных, политических и военных спецслужб, отдававших все свои силы для защиты Отечества и стертые им же «в лагерную пыль»… В начале 1920-х гг. руководство СССР контролировало ситуацию в стране и за рубежом следующим образом. Информация о положении в иностранных государствах поступала по пяти основным линиям: Народный комиссариат по иностранным делам;

ОГПУ (Иностранный, Восточный и Контрразведывательный отделы);

Разведывательное управление Штаба РККА;

структуры Коминтерна;

Спецотдел при ОГПУ. Обстановка внутри страны контролировалась тремя структурами: Секретариат ЦК РКП (б) (партия), Секретариат ЦИК СССР (Советы) и ОГПУ. Ситуация в Красной армии и на флоте отслеживалась по линии Реввоенсовета, Штаба РККА и Народного комиссариата по военным и морским делам, ее также контролировали военные комиссары Политического управления РККА и сотрудники особых отделов. За личную безопасность руководства ЦИК и СНК СССР отвечали Специальное отделение ОГПУ и Комендатура Московского Кремля Наркомата по военным и морским делам.

Основными врагами руководства СССР были представители свергнутых классов Российской империи, либеральных и социалистических партий, выступавшие против монополии РКП (б) на власть. С окончанием Гражданской войны угроза свержения советской власти со стороны большинства контрреволюционных движений была значительно снижена, но не исчезла. Оказавшиеся в эмиграции представители указанных политических сил не отказались от попыток реванша. Они имели политическую, экономическую, информационную и военную поддержку от правительств и специальных служб ряда иностранных государств и идеологически считали себя обязанными стремиться к свержению власти РКП (б) всеми доступными способами.

17 января 1922 г. в Берлин прибыл К. Б. Радек911. По линии ИККИ он вел консультации с лидерами II Интернационала по вопросу о единстве действий в рамках единого рабочего фронта и выяснял положение дел в КПГ. По линии НКИД вел переговоры по подписанию советско-германского соглашения до начала международной конференции по экономическим и финансовым вопросам в Генуе. Кроме того, он проводил секретные переговоры с командующим рейхсвером Г. фон Сектом по вопросам военно-технического сотрудничества Германии и РСФСР. Для практической реализации военно-технического сотрудничества в Германии была создана секретная «Зондергруппа Р», в нашей стране называвшаяся ВОГРУ («военная группа»). Примечательно, что переговоры о военно техническом сотрудничестве с буржуазным правительством Веймарской республики вел человек, который постоянно участвовал во всех проектах по свержению этого самого правительства.

В конце 1921 – начале 1922 г. И. А. Пятницкий лично объехал основные зарубежные нелегальные коминтерновские резидентуры (пункты связи) в Австрии, Германии, Италии, Латвии, Литве и Польше. По итогам поездки он подготовил доклад о положении дел и провел реорганизацию центрального аппарата Отдела международной связи, пунктов связи на территории РСФСР и за рубежом с целью совершенствования конспирации.

В связи с окончанием Гражданской войны постановлением ВЦИК от 6 февраля 1922 г.

ВЧК была реорганизована в Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД 911 Радек (наст. – Собельсон) Карл Бернгардович (1885–1939) – член партии эсеров с 1902 г., РСДРП – с 1903 г., СДКПиЛ – с 1904 г. В 1920–1924 гг. член ИККИ;

с 1921 г. входил в Президиум ИККИ, 1923 г. – заведующий Восточным отделом ИККИ. В 1925–1927 гг. ректор КУТК. В 1926 г. исключен из партии как оппозиционер, затем восстановлен, в 1936 г. вновь исключен. Репрессирован.

РСФСР. Председателем ГПУ был нарком внутренних дел Ф. Э. Дзержинский. В состав Секретно-оперативного управления (СОУ) ГПУ (В. Р. Менжинский) входили: Секретный (СО;

Т. П. Самсонов912), Особый (ОО;

Г. Г. Ягода913), Иностранный (ИНО;

С. Г.

Могилевский914, с мая – М. А. Трилиссер915), Восточный (ВО;

2 июня, Я. Х. Петерс), Оперативный (ОО;

И. З. Сурта916), Контрразведывательный (КО;

8 мая, А. Х. Артузов917) отделы. Была реорганизована охрана Ленина, начальником группы выездной охраны стал П.

П. Пакалн. Заведующим Гаражом особого назначения назначен П. И. Удалов – личный шофер И. В. Сталина.

Важнейшее политическое событие того времени – Генуэзская международная конференция по экономическим и финансовым вопросам (10 апреля – 19 мая 1922 г.). В работе конференции приняли участие представители 29 государств (в том числе РСФСР, Великобритании, Германии, Италии, Франции, Японии). Это была первая дипломатическая встреча такого уровня РСФСР со странами западного мира. На первом пленарном заседании советская делегация поставила вопрос о всеобщем сокращении вооружений. Однако вопрос о сокращении вооружений и вопросы урегулирования взаимных финансово-экономических претензий на конференции не были разрешены. В ходе конференции 16 апреля Германия и РСФСР заключили Рапалльский договор, означавший признание Германией советского 912 Самсонов-Бабий Тимофей Петрович (1888–1956) – член РКП (б) с 1919 г. С 1918 г. в Красной армии, следователь, затем инструктор военного контроля 3-й армии. С 1919 г. начальник Особого отдела, член Коллегии московской ЧК;

начальник Регистрационного управления РВСР. С 1920 г. – начальник Секретно оперативного отдела, член Коллегии ВЧК, с 1922 г. начальник Секретного отдела ГПУ. В 1927–1941 гг.

управляющий делами ЦК ВКП (б), в 1945–1955 гг. заместитель директора Госполитиздата.

913 Ягода Генрих Григорьевич (наст. – Енох Гершонович) (1891–1938) – в 1905–1906 гг. член боевой дружины, с 1907 г. в РСДРП. В органах ВЧК с 1919 г. В 1919–1920 гг. сотрудник Особого отдела ВЧК, в 1921– 1922 гг. заместитель начальника указанного отдела, в 1922–1929 гг. начальник Особого отдела ГПУ – ОГПУ, в 1927–1929 гг., начальник СОУ ОГПУ. В 1929–1934 гг. заместитель председателя ОГПУ, в 1934–1936 гг. нарком НКВД. В 1936–1937 гг. нарком связи. Репрессирован.

914 Могилевский Соломон Григорьевич (1885–1925) – член РСДРП с 1902 г. В 1904 г. арестован за революционную деятельность. После выхода из тюрьмы эмигрировал в Швейцарию. С 1916 г. участник Первой мировой войны. После Февральской революции – член Минского комитета РСДРП (б). С октября 1917 г. года работал в органах правопорядка в Иваново-Вознесенске, Москве, Киеве. В 1918 г. член ревтрибунала 12-й армии. В 1919 г. направлен в распоряжение ВЧК. С 1920 г. особоуполномоченный Особого отдела ВЧК. До мая 1922 г. – начальник Иностранного отдела ГПУ (внешняя разведка), затем полномочный представитель ГПУ в Закавказье, председатель Закавказского ГПУ. Руководил разведывательной работой в Турции и Иране. Погиб в авиационной катастрофе, очевидно, подстроенной Л. П. Берией.

915 Трилиссер Меер Абрамович (1883–1940) – член РСДРП с 1901 г., в 1907 г. – руководитель Финляндской военной организации. В том же году осужден к 5 годам каторги, затем сослан на поселение в Сибирь. После Февральской революции 1917 г. на партийной работе в Сибири и на Дальнем Востоке. С августа 1921 г. – начальник закордонной части ИНО ВЧК, одновременно заведующий Дальневосточным отделом ИККИ;

член Президиума и кандидат в члены Секретариата ИККИ (псевд. – Москвин), являлся куратором спецслужб Коминтерна. В 1922–1929 гг. начальник ИНО ГПУ – ОГПУ. В 1926–1930 гг. заместитель председателя ОГПУ.

В 1930–1934 гг. заместитель наркома РКИ РСФСР, позже – в Комиссии советского контроля. Репрессирован.

916 Сурта Иван Захарович (1893–1937) – в 1920–1926 гг. работал в органах ВЧК – ГПУ. В 1933–1936 гг.

нарком здравоохранения БССР, в 1936–1937 гг. президент АН БССР. В 1935–1937 гг. член ЦИК БССР, в 1936– 1937 гг. кандидат в члены, член Президиума ЦИК БССР. Репрессирован.

917 Артузов Артур Христофорович (наст. – Фраучи Артур-Евгений-Леонард) (1891–1937) – член РСДРП (б) с 1917 г. В 1918 г. инспектор снабжения на Северо-Восточном участке Восточного фронта, комиссар и начальник отделения органов контрразведки РВСР. В 1919–1922 гг. сотрудник Особого отдела ВЧК, в 1922– 1927 гг. начальник КРО ГПУ – ОГПУ, в 1927–1931 гг. помощник начальника СОУ ОГПУ, в 1931–1935 гг.

начальник ИНО ОГПУ – НКВД. В 1934–1937 гг. заместитель начальника РУ РККА. Репрессирован.

правительства де-факто.

Обеспечение безопасности членов советской делегации на Генуэзской конференции было одной из наиболее важных задач специальных структур ИНО ГПУ и Коминтерна. Во первых, угроза исходила от эмигрантских организаций, таких как «Союз защиты родины и свободы» Б. В. Савинкова. Во-вторых, опасность представляли боевые отряды фашистов, не всегда контролировавшиеся руководством партии. Агентам коминтерновских разведслужб удалось установить, что Савинков путем личных связей пытается под чужой фамилией внедриться в охрану советской делегации в г. Санта-Маргарита. Эта информация позволила 19 апреля арестовать лидера эсеровских террористов руками итальянской полиции. В результате группа Савинкова оказалась нейтрализована. Для охраны членов советской делегации и мест их проживания были задействованы боевики ряда европейских коммунистических партий, в первую очередь итальянской. Одним из тех, кто выполнял задачу охраны советских дипломатов на конференции, был сотрудник боевой организаций Коминтерна Р. Л. Бартини918.

Б. В. Савинков Отметим, что значительная (если не основная) часть резидентов и разведчиков, работавших на Иностранный отдел ГПУ и Разведывательное управление РККА в 1920–1930 х гг. («эпоха великих нелегалов»), начинали карьеру по линии Коминтерна. Р. Зорге, Л.

Треппер, Ш. Радо, А. Дейч, И. Григулевич, В. Фишер, А. Шнеэ и другие убежденные сторонники коммунизма стали высокопрофессиональными разведчиками по идеологическим соображениям. Да и после того, как многие коминтерновские нелегалы продолжили работать на специальные службы СССР, некоторые из них продолжали оставаться доверенными 918 Бартини Роберт Людвигович (наст. – Роберто Орос ди Бартини) (1897–1974) – советский авиаконструктор. Выпускник офицерской школы, в 1917 г. попал в русский плен. В 1920 г. вернулся в Италию, где окончил летную школу и политехнический институт. С 1921 г. член КПИ. В 1923 г. по решению ЦК КПИ нелегально переправлен в СССР. С 1923 г. занимал различные инженерно-командные должности в ВВС РККА, с 1930 г. начальник конструкторского отдела НИИ ГВФ, главный конструктор.

лицами Особого сектора ЦК ВКП (б).

Со стороны ИККИ контакты с разведками ГПУ и РККА осуществлялись по линии Оргбюро И. А. Пятницким. Одним из направлений сотрудничества было снабжение сотрудников советских разведок заграничными документами, добыть или изготовить которые отечественные спецслужбы не могли. Но контакты между разведками и ИККИ в начале 1920-х гг. не были «улицей с односторонним движением». Обе разведки, получив сведения, интересующие Коминтерн, информировали о них руководство ИККИ. Например, летом 1922 г. было реализовано сообщение берлинской резидентуры о возможной утечке информации.

«„Согласно секретному полицейскому сообщению, – пишет резидент советской разведки в Берлине в июле 1922 г., – один из деятелей лейпцигского отделения коммунистической партии, некто Дорнгейм, находится в постоянных отношениях с одним осведомителем немецкой полиции. Дорнгейм, не зная о полицейских функциях вышеназванного осведомителя, информирует его о жизни партии и ее политических планах“.

Буквально через несколько дней руководитель ИНО Трилиссер сообщает об этом факте Пятницкому, и ИККИ вовремя принимает соответствующие меры безопасности»919.

Разведка и внешняя контрразведка являлись частью конспиративной деятельности советских спецслужб и специальных структур ИККИ. С весны 1922 г. совместная секретная деятельность была направлена на разложение вооруженных сил белой эмиграции, организацию военной работы компартий в нелегальных условиях, подготовку вооруженных восстаний и обучение национальных партийных кадров в военной и военно-специальной областях знаний.

12 мая 1922 г. в Москве под председательством И. С. Уншлихта состоялось очередное (протокол № 10) строго секретное (гриф «хранить наравне с шифром») совещание. На нем рассматривались вопросы: о пограничной охране (п. 1), об активной разведке (п. 2), о работе во врангелевских частях (п. 3), о партизанских отрядах (п. 4). Постановили:

«1. 1) Признать несение Пограничной охраны на ближайшее время исключительно агентурным путем невозможным.

2) Признать необходимым для несения Пограничной охраны создание специального корпуса, который должен находиться в ведении Госполитуправления.

3) Окончательную разработку вопроса о порядке сформирования особого корпуса по охране границ, а также об обеспечении при формировании интересов военного ведомства в случае боевых действий поставить дополнительно на разрешение Госполитуправления и Реввоенсовета.

2. 1) Продолжать в дальнейшем подготовительную работу. Принять все меры, чтобы аппарат активной разведки не разлагался. Признать одной из задач активной разведки выявление настроений местного населения и в случае стихийных движений взятие на себя руководство ими по соглашению с местными парторганами.

2) Считать необходимым значительно усилить организационную работу активной разведки на территории Румынии.

3. 1) Признать необходимым вести работу во врангелевских частях в направлении разложения врангелевской армии и уничтожения ее как организованной силы.

2) Выдвинуть вопрос о необходимости издания дополнительного акта об амнистии для врангелевцев наподобие украинской. Для всесторонней разработки этого вопроса создать специальную комиссию из представителей ЦК РКП, РВСР, ГПУ и НКИД.

4. 1) Признать необходимым сохранение существующей сети партизанских отрядов, принять меры против разложения и для полного обеспечения их необходимыми материальными средствами»920.

919 Очерки истории российской внешней разведки. Т. 4: 1941–1945 годы. – М., 1999. – С. 316–317.

920 Национальный вопрос на Балканах через призму мировой революции (в документах центральных Председатель совещания И. С. Уншлихт являлся координатором специальной закордонной работы от Политбюро ЦК РКП (б) и Исполкома Коминтерна и одновременно (с апреля 1921 г.) заместителем председателя ГПУ. Все присутствовавшие на совещании, каждый по своей линии, имели отношение к организации «мировой революции» в европейских странах. ГПУ на совещании представляли: начальник Секретно-оперативного управления и (по совместительству) начальник Особого отдела В. Р. Менжинский, его заместитель Г. Г. Ягода, помощник начальника Особого отдела А. Х. Артузов и Ф. В.

Патаки921. От руководства Западным фронтом, основным театром возможных военных действий которого были Польша и Германия, присутствовали И. А. Апетер922 и Р. А.

Муклевич923. От Украины (юго-западное направление: Румыния, Болгария, Венгрия) – М.

В. Фрунзе и А. И. Корк924. Юго-восточное направление (Турция, Палестина, Персия, Афганистан) представлял Г. А. Трушин925. Руководство РККА – начальник Разведупра А. Я.


Зейбот и комиссар Главного управления рабоче-крестьянского Красного флота (Главвоздухофлот) А. П. Онуфриев.

В 1922 г. расквартированные в Болгарии и Югославии войска армии Врангеля представляли угрозу не только для Советской России, но и для возможного коммунистического переворота в Болгарии. Поэтому работа по разложению белой армии и уничтожения ее как организованной силы была приоритетной для всех структур ИНО ГПУ – ОГПУ, РУ РККА и ИККИ, действовавших на Балканах. Белая армия в военном плане была достаточно серьезной силой. Наиболее вероятно, что именно присутствие организованной военной силы белогвардейцев не позволило БКП совершить вооруженное восстание в стране российских архивов начала – середины 1920-х годов) / Под ред. д-ра ист. наук Р. П. Гришиной. – М., 1996. – Ч.

1. – С. 17–18.

921 Патаки Ференц Владиславович (1891–1944) – участник Первой мировой войны, в 1915–1918 гг.

в русском плену, в 1918 г. – председатель исполкома иностранных рабочих в Красноярске. В 1920–1922 гг. – в органах ВЧК – ГПУ, в 1922–1923 гг. начальник войск ГПУ. В 1924–1927 гг. председатель ревизионной комиссии ВСНХ. В 1927–1929 гг. и с 1937 г. – заместитель ректора КУТВ. В 1943 г. направлен в тыл противника. Казнен 4 ноября 1944 г.

922 Апетер Иван Андреевич (1890–1938) – член РСДРП (б) с 1917 г., в 1918 г. – комиссар ВРК при Ставке Верховного главнокомандующего. В органах ВЧК с 1918 г., в декабре 1921 – марте 1922 г. – заместитель начальника ИНО ВЧК. В 1922–1924 гг. начальник Особого отдела Западного фронта, полномочный представитель ГПУ по Западному краю. С 1931 г. – в Минюсте, прокуратуре и ГУЛАГе. Репрессирован.

923 Муклевич Ромуальд Адамович (1890–1938) – член РСДРП (б) с 1906 г. Участник февральских и октябрьских событий 1917 г. С 1918 г. в Красной армии. В 1918–1920 гг. комиссар штаба 16-й армии, штаба Западного фронта;

с апреля 1921 г. член РВС Западного фронта. В 1922–1925 гг. комиссар Военной академии РККА. С 1925 г. помощник начальника ВВС РККА. С середины 1926 г. начальник Военно-морских сил СССР, член РВС СССР. С 1931 г. инспектор ВМС РККА. С 1934 г. начальник Главного управления судостроительной промышленности, с конца 1936 г. заместитель наркома оборонной промышленности. Репрессирован.

924 Корк Август Иванович (1887–1937) – кадровый офицер, подполковник царской армии, выпускник Чугуевского пехотного училища (1908 г.) и Академии Генерального штаба (1914 г.). Участник Первой мировой войны. С лета 1918 г. – в Красной армии, служил во Всероглавштабе, затем в штабе 9-й армии. С декабря 1918 г. консультант при наркомвоене Эстляндской трудовой коммуны, с начала 1919 г. начальник штаба Эстляндской армии, затем помощник командующего 7-й армией. В 1921–1935 гг. помощник командующего Вооруженными силами Украины и Крыма, командующий войсками Туркестанского фронта, Кавказской Краснознаменной армии, Белорусского, Ленинградского и Московского военных округов. В 1935–1937 гг.

начальник Военной академии им. М. В. Фрунзе. Член ВКП(б) с 1927 г. Репрессирован.

925 Трушин Георгий Андреевич (1889–1932) – член РСДРП (б) с 1917 г., в органах ВЧК с 1919 г. С 1920 г. – в Особом отделе Южного фронта, с марта 1921 г. – начальник Особого отдела 1-й Конной армии и Северо Кавказского военного округа. С 1923 г. – на советской работе в Средней Азии.

в 1922 г.

Осенью 1922 г. создается одна из первых секретных комиссий ИККИ. 25 сентября внесены предложения по организации постоянной Комиссии при Коминтерне для изучения вопросов международной гражданской войны. Целью работы комиссии являлся централизованный сбор, изучение и письменное изложение политического и организационного опыта компартий в их вооруженных боях с буржуазией. На основании изучения тактических проблем гражданских войн следовало разработать соответствующие предложения в политической и организационной областях. Предусматривалась литературная обработка всех соответствующих материалов для воспитательных и пропагандистских целей секций Коминтерна. Задачами комиссии были:

«1. Собирание соответствующего материала, добывание его, письменное изложение;

там, где его (материала) нет, – по устным докладам.

2. Организация военно-политической библиотеки с архивом, возможно, по пути присоединения к более обширному научному институту в Москве (Институт Маркса и Энгельса).

3. Использование наличного материала путем издания памятных сборников об опыте и учении военно-политической работы, их развитие до сих пор по отношению к идеологической подготовке и организационному проведению в различных коммунистических партиях до, во время и после вооруженных боев с контрреволюцией.

4. Сводка важнейшего опыта относительно организации и организационного слияния участвующих в боях красных объединений (Красная гвардия и армия) до и во время первой фазы пролетарской диктатуры. Собирание воззваний, циркуляров, инструкций, приказов красных командиров.

5. Специальные военные критические статьи о решающих боях в период вооруженного восстания или обороне. Печатная сводка литературы и инструкций о тактике гражданской войны.

6. Ссылка на подобную литературу противника и собирание соответствующих выдержек его легальных и нелегальных источников организованной вооруженной власти.

Критика книг деятельности и личности выдающихся реакционных военных вождей.

7. Разработка инструкций и предложений по вопросу о военно-политической работе, критика нелегальной подготовительной работы каждой данной партии, с особым обращением внимания на организационное строительство сети связи и осведомления как организационной предпосылки правительства»926.

Если в 1922 г. ИНО ГПУ, РУ РККА и ИККИ наибольшее внимание уделяли реализации стратегических планов «мировой революции», то сотрудники Особого, Контрразведывательного и Секретного отделов занимались борьбой с антисоветскими элементами в РСФСР и за рубежом. Для этого они использовали в своей работе специально образованные, легендированные, якобы подпольные антисоветские организации. По одной из версий, идея создания таких организаций принадлежала бывшему товарищу министра внутренних дел Российской империи В. Ф. Джунковскому. Полагая, что розыск отдельных террористов и контрреволюционеров является малоэффективным, он предложил дезинформировать противника.

Смысл дезинформации заключался в создании ложных подпольных антисоветских организаций. В учебном пособии ВЧК – ОГПУ «Азбука контрразведчика» дано следующее определение легенды: вымысел, сообщаемый кому-либо, чтобы увеличить интерес к агенту и дать понять, что он или его «друзья» связаны с контрреволюционной организацией (существующей лишь в воображении). К легенде прибегали, чтобы вынудить противника искать контакт с вымышленной организацией.

Целью операций с участием легендированных подпольных организаций являлись 926 РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 25. Д. 1335. Л. 2.

следующие задачи: остановить акты массового терроризма со стороны эмиграции;

дезинформировать спецслужбы иностранных государств;

отвлечь силы и средства эмиграции и иностранных спецслужб на контролируемые операции.

Именно в 1922 г. чекисты дебютировали в двух наиболее известных операциях:

«Трест» и «Синдикат-2». В операции участвовала мнимая «Монархическая организация Центральной России», ее деятельность направлялась против правого крыла эмиграции и ее покровителей в иностранных спецслужбах. Целью второй операции были левые антибольшевистские организации и их заграничные спонсоры. В обоих случаях чекисты получали выход на заграницу и антисоветское подполье в России (затем СССР), что давало широкие возможности для оперативной игры, передачи дезинформации и в конечном счете дезавуированию ключевых фигур враждебных организаций.

11 декабря 1922 г. при Оргбюро ИККИ создается Организационный отдел (И. А.

Пятницкий), а при нем – Постоянная комиссия по работе в армии;

ее возглавил Ф. Ф.

Раскольников (псевдоним Ф. Петров). В первый состав комиссии вошли: В. Мицкевич Капсукас927, И. С. Уншлихт и О. Гешке928. Основными направлениями деятельности комиссии являлись: антимилитаристская работа в армии и на флоте в капиталистических странах;

пропаганда революционной вооруженной борьбы (вооруженного восстания);

организация пролетарской самообороны и борьба против провокаций;

организация подготовки национальных военных кадров зарубежных компартий через военные и военно специальные учебные заведения в СССР.

Несколько позже (официально – 19 декабря 1922 г.) при Орготделе была создана Постоянная нелегальная комиссия. Ее членами стали: начальник ИНО ГПУ М. А Трилиссер, И. А. Пятницкий, Г. Эберлейн929 (псевдоним Альберт), Э. Прухняк930(псевдоним Вебер).

Отдел международной связи был представлен в комиссии П. Вомпе931. В феврале 1923 г.

вместо выбывших Эберлейна и Прухняка в состав комиссии вошли В. Мицкевич-Капсукас и секретарь ЦК РКП (б) Е. М. Ярославский932. Постоянная нелегальная комиссия выясняла 927 Мицкевич-Капсукас (наст. – Мицкявичус) Винцас Семанович (1880–1935) – член СДЛК с 1903 г., с 1917 г. член РСДРП (б). С 1907 г. в тюрьме и ссылке, с 1914 г. в эмиграции. С июня 1917 г. в Петрограде. После Октябрьского переворота 1917 г. комиссар СНК по литовским делам, член Центрального бюро литовских секций при ЦК РСДРП (б) – РКП (б);

член ЦК КП Литвы. В 1918–1919 гг. председатель первого Советского правительства Литвы, затем СНК Литовско-Белорусской ССР. В 1920–1921 гг. на подпольной работе в Вильнюсе. В 1923–1935 гг. в Исполкоме Коминтерна;

с 1924 г. кандидат, с 1928 г. член ИККИ и нелегальных комиссий. С 1928 г. руководитель Польско-Прибалтийского лендерсекретариата.

928 Гешке Оттомар (1882–1957) – член КПГ с 1919 г., член ЦК КПГ с 1923 г. В 1924–1928 гг. – член Президиума и секретарь ИККИ. С 1933 г. – в гитлеровских концлагерях.


929 Эберлейн Гуго (1882–1941) – член СДПГ с 1906 г., один из основателей «Союза Спартака» и КПГ. В 1923–1925 гг. на нелегальной работе в Германии, затем сотрудник ОМС. В 1934 г. арестован во Франции. С 1935 г. член ИККИ и ИКК. Репрессирован.

930 Прухняк Эдвард (1888–1937) – член СДКПиЛ с 1903 г., член КП Польши с декабря 1918 г. В 1917– 1918 гг. – один из организаторов Московской группы СДКПиЛ. Участник октябрьских событий 1917 г. В 1918– 1919 гг. – секретарь Военного отдела ЦК КП Польши. В 1920 г. член Временного революционного комитета Польши и Польского бюро ЦК РКП (б). С 1921 г. представитель КП Польши в ИККИ, с 1922 г. член ИККИ, в 1922–1935 гг. референт ИККИ по Польше, Латвии, Литве и Эстонии, с 1928 г. член Президиума ИККИ.

Репрессирован.

931 П. Вомпе возглавлял Отдел международной связи с декабря 1922 г. по август 1925 г.

932 Ярославский Емельян Михайлович (наст. – Губельман Миней Израилевич) (1878–1943) – член РСДРП с 1898 г. Участник революций 1905–1907 и 1917 гг. С июля 1917 г. – в Военной организации при МК РСДРП (б), член Московского партийного центра по руководству восстанием, член ВРК, затем комиссар Кремля, а позже – Московского военного округа. В 1919–1922 гг. председатель Пермского губкома, член Сибирского областного наличие в тех или иных странах нелегальных партийных организаций коммунистической направленности, боевых партийных отрядов или групп, методы нелегальной работы (в том числе в армии), организацию конспиративной связи;

занималась подготовкой нелегальных типографий и явок, давала рекомендации по организации нелегальной работы;

вела наблюдение за белогвардейскими и фашистскими организациями.

Мы специально упомянули об официальной дате создания Постоянной нелегальной комиссии. В материалах комиссии есть упоминание, что в январе 1923 г. на первом ее заседании Трилиссер ознакомил коллег с проведенной до этого конспиративной работой, подробности которой не приводятся. Можно предположить, что он проинформировал собравшихся о некоторых аспектах нелегальной работы за рубежом за период с 1918 г. Мы упоминали о создании на территории Западной Белоруссии нелегальной военной организации. Деятельность ее боевых отрядов именовалась «активной разведкой».

Большинство современных специалистов по истории спецслужб СССР считают, что нелегальная боевая работа в Польше и некоторых других странах была организована по линии Разведывательного управления РККА или Иностранного отдела ВЧК – ГПУ – ОГПУ.

Документы архива Коминтерна показывают, что конспиративная деятельность, связанная с подготовкой и практической боевой работой нелегальных военных организаций на территории иностранных государств, в 1920–1930-е гг. осуществлялась вначале по линии Федерации иностранных групп РКП (б), а затем по линии постоянных и временных комиссий ИККИ. Не случайно член РВСР и заместитель председателя ГПУ И. С. Уншлихт, начальник Разведывательного управления РККА Я. К. Берзин, начальник Иностранного отдела ГПУ – ОГПУ М. А. Трилиссер и некоторые другие руководители специальных служб СССР являлись членами специальных комиссий Коминтерна. А сотрудники особых структур ИККИ в свою очередь действовали в тесном контакте с органами ВЧК – ГПУ – ОГПУ и Разведывательным управлением РККА.

Таким образом, создавалась взаимодополняющая система, когда одни и те же люди «до обеда» числились в одной организации, а «после обеда» – в другой. Создание такой системы позволяло высшему партийному руководству пользоваться достижениями «формальных»

спецслужб и в то же время не допускать их до принятия стратегических решений по особо важным межпартийным и международным вопросам. Многие профессионалы специальных служб – большевики с дореволюционным стажем и опытом нелегальной работы – негласно и «неназойливо» совмещали важнейшие посты в различных организациях, создавая партийную касту особо доверенных лиц.

Одной из важнейших программ стало создание международных структур, выполнявших роль «крыши» как Коминтерна, так и советских спецслужб и являвшихся инструментом проведения «активных мероприятий» в интересах международного рабочего движения и Советской России (СССР). Первым на правах секции Коминтерна создан Коммунистический интернационал молодежи (КИМ;

ноябрь 1919 г.). Наиболее крупная организация – Красный интернационал профсоюзов (Профинтерн;

июль 1921 г.). Кроме того, были организованы: Красный спортивный интернационал (Спортинтерн;

июль 1921 г.), Международная организация рабочей помощи (Межрабпом;

сентябрь 1921 г.), Международная организация помощи борцам революции (МОПР;

декабрь 1922 г.), Международный крестьянский совет (Крестинтерн;

октябрь 1923 г.).

После образования СССР (30 декабря 1922 г.) в системе органов безопасности произошла очередная реорганизация: ГПУ при НКВД РСФСР преобразовали в Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при СНК СССР.

Операции «Трест» и «Синдикат-2» успешно продолжались, осуществлялось медленное, но бюро ЦК РКП (б), в 1921–1922 и 1939–1943 гг. секретарь ЦК РКП (б) – ВКП (б);

член конспиративных комиссий ИККИ. С 1931 г. председатель Всесоюзного общества старых большевиков;

член редколлегии основных партийных изданий. С 1939 г. заведующий кафедрой истории ВКП (б) в ВПШ при ЦК ВКП (б) и лекторской группой ЦК.

эффективное внедрение сотрудников ОГПУ в антисоветские структуры в стране и за рубежом. В 1923 г. особое внимание в Коминтерне и спецслужбах СССР уделялось тем странам, в которых осложнялась внутриполитическая обстановка: Италия, Германия, Болгария, Югославия, Венгрия, Чехословакия и ряд других.

С 1923 г. (после прихода к власти Муссолини) «засвеченные» активисты КП Италии (в том числе участники боевых дружин), имевшие навыки и опыт нелегальной работы, выводились в СССР и затем становились сотрудниками специального аппарата ИККИ или советских разведслужб. Наиболее засекреченных сотрудников Нелегального бюро КПИ переориентировали на разведывательную работу в интересах СССР. Работы итальянских инженеров в 1920–1930-е гг. (особенно в области авиации и судостроения) были в числе передовых мировых разработок. Итальянская резидентура ИККИ не только успешно действовала в самой Италии, но и добывала сведения о сопредельных странах. Многие агенты Коминтерна из Италии впоследствии работали в Албании, Болгарии, Венгрии, Румынии, Турции, Франции, Чехословакии, Швейцарии и Югославии. Планомерная нелегальная деятельность Коминтерна в Италии принесла свои плоды через двадцать лет, во время партизанской борьбы против диктатуры Муссолини и немецких оккупационных войск.

Мы считаем колоссальным провалом ИККИ, ИНО ОГПУ и РУ РККА мятеж 9 июня 1923 г. в Болгарии. Сотрудники этих структур не сумели проникнуть в планы заговорщиков (в том числе белогвардейцев), свергнувших демократическое правительство А.

Стамболийского. Вскоре после переворота правительство Болгарии нанесло удар по миссии Российского общества Красного Креста, в составе которой было много замаскированных сотрудников советской разведки. Всего подверглись высылке от 350 до 400 человек, по болгарским данным, и 687 – по советским. В конечном счете путч привел Болгарию в объятия нацистской Германии.

Несмотря на неудачи, работа коминтерновских структур, политической и военной разведок не прекращалась в сопредельных странах. Польша, Литва, Латвия, Эстония и Финляндия ранее входили в состав Российской империи и имели с СССР общую границу, поэтому военно-конспиративная деятельность ИККИ носила пограничную специфику. Суть ее заключалась в организации на советской стороне специальных пунктов (коридоров) перехода государственной границы. Через эти пункты, создаваемые конспиративно на участках погранзастав с особо доверенными командирами, осуществлялась переправка людей и грузов в обоих направлениях. Но, поскольку органы пограничной охраны находились в ведении ОГПУ, вопроса межведомственного взаимодействия избежать не удалось.

Например, финские коммунисты, осуществлявшие нелегальную связь с Бюро КПФ в Финляндии, маскировались под контрабандистов. Естественно, что для этого требовалась переноска определенного количества товаров, пользующихся спросом в приграничной полосе как Финляндии, так и СССР. В свою очередь, руководство погранохраны хотело, чтобы обо всех случаях переноса «контрабанды» оно было проинформировано заранее. Если информации не поступало, «контрабандисты» подвергались задержанию. Выполнение требований пограничников вело к увеличению переписки (практически ежедневно) и, соответственно, снижению уровня конспирации. Вопрос о продолжении пограничной работы финскими коммунистами (и не только ими) решался на самом высоком уровне в ИККИ, ЦК РКП (б), РВС и ОГПУ. В итоге пограничная работа по военной линии Коминтерна и активной разведки РККА (иногда трудно отделить одно от другого) была продолжена.

На территории Польши, которая в 1923 г. рассматривалась в качестве одного из основных потенциальных агрессоров, военно-конспиративная деятельность развивалась одновременно по линии РУ РККА и Коминтерна. Главным куратором обеих линий был И. С.

Уншлихт. Наибольшую известность получили партизанские отряды С. А. Ваупшасова933 и 933 Ваупшасов (наст. – Вайпшас) Станислав Алексеевич (1899–1976) – в РККА с 1918 г.;

член ВКП (б) с К. П. Орловского934, под которые маскировались группы «активной разведки» РУ РККА.

Основной задачей «активной разведки» являлось обеспечение безопасности приграничной полосы СССР путем проведения диверсионно-террористических операций на территории Западной Белоруссии и Западной Украины. Эти операции были ответом на аналогичные операции диверсионных групп Российского политического комитета Б. В.

Савинкова, отрядов Народно-добровольческой армии С. Н. Булак-Балаховича и 3-й Российской армии Б. С. Пермикина.

Кроме того, согласно концепции «полевой революции», действия партизанских отрядов должны были стать примером в деле организации массового вооруженного сопротивления польским властям со стороны национальных меньшинств. По замыслу организаторов отдельные диверсионно-террористические акции постепенно перерастали в массовое партизанское движение на западно-белорусских и западно-украинских землях. Итогом партизанского движения становилось «всенародное восстание» белорусов, евреев, литовцев, украинцев против польских панов и воссоединение Западной Белоруссии и Западной Украины с СССР. Кадровый костяк партизанских отрядов в основном состоял из боевиков левых польских партий, в том числе и агентов Коминтерна.

Главной задачей ИККИ в 1923 г. являлось обеспечение успеха планировавшейся революции в Германии. Для этого следовало не допустить, чтобы польские войска смогли участвовать в подавлении вооруженных выступлений германского пролетариата. Легальные резидентуры ИККИ, РУ РККА и ОГПУ, действовавшие под «крышей» полпредства СССР в Варшаве, вели интенсивную разведку в вооруженных силах и государственных учреждениях Польши. Опорой советских разведслужб в Польше были польские коммунисты коминтерновцы.

Сотрудник советского полпредства Г. З. Беседовский, ставший впоследствии невозвращенцем, в своих мемуарах писал:

«В это время, то есть в первой половине 1923 г., во главе отдела ЧК и военной разведки при посольстве стоял Мечислав Логановский935. Это был поляк по происхождению, бывший член Польской социалистической партии, перешедший затем к коммунистам. Во время Гражданской войны Логановский отличился на фронте, имел орден Красного Знамени и пользовался личным расположением Дзержинского. Дзержинский, любивший окружать себя польскими коммунистами, предложил Логановскому перейти на работу в Чека, и Логановский принял предложение. Одновременно с этим он принял также предложение Уншлихта быть резидентом Разведывательного управления (Разведупра) в Польше. Эта работа давала Логановскому большое политическое влияние, так как Уншлихт руководил тогда не только военной разведкой, но и польской секцией Коммунистического 1940 г. В 1920–1924 гг. на подпольной работе в Западной Белоруссии и Польше («активная разведка»). По возвращении в СССР работал в органах ОПГУ и НКВД. Организатор партизанской и диверсионной работы в Испании (1937–1939 гг.) и Финляндии (1939–1940 гг.), в период Великой Отечественной войны. Герой Советского Союза с 1940 г. С 1945 г. на руководящий работе в НКГБ – МГБ. С 1954 г. – на пенсии.

934 Орловский Кирилл Прокофьевич (1895–1968) – участник Первой мировой войны 1914–1918 гг., унтер офицер. В 1918–1919 гг. командир партизанского отряда, в 1921–1925 гг. на подпольной работе в Западной Белоруссии («активная разведка»). В 1930 г. окончил КУНМЗ им. Мархлевского, затем работал в органах ОГПУ и НКВД по линии «Д». Организатор партизанской и диверсионной работы в Испании (1937–1938 гг.), Китае (1941–1942 гг.) и в период Великой Отечественной войны (1942–1943 гг.). После ранения, с августа 1943 г. по декабрь 1944 г., в НКГБ Белоруссии. Герой Советского Союза с 1943 г. С января 1945 г. – на хозяйственной работе (председатель колхоза «Рассвет»). Герой Социалистического Труда с 1958 г.

935 Логановский Мечислав Антонович (1895–1938) – член партии эсеров с 1914 г., участник октябрьских событий в Москве, член РКП (б) с 1918 г., выпускник Первых Московских курсов красных командиров. С 1921 г. на разведработе, в 1921–1923 гг. – в Варшаве, в 1923–1925 гг. – в Австрии. В 1925–1927 гг. – руководитель Политотдела и член Коллегии НКИД, в 1927–1931 гг. – советник посольства в Иране, в 1931– 1937 гг. – в аппарате НКИД. Репрессирован.

Интернационала. От Уншлихта, а не от Наркоминдела зависело направление советской политики в отношении Польши.

Логановский был человеком твердой воли, железной выдержки и зверской жестокости.

Человеческая жизнь не имела в его глазах никакой ценности. Он готов был принести в жертву тысячи жизней, чтобы добиться выполнения какой-либо, иногда чисто технической, директивы. Помощником Логановского по отделу Чека являлся Казимир Кобецкий936, тоже поляк по происхождению и бывший член Польской социалистической партии. Кобецкий значительно уступал Логановскому по политическому развитию и по уму, но зато был блестящим техником, и недаром польская газета „Курьер червонный“ назвала его в одной из статей о советском шпионаже в Польше „королем шпионов“. Основной специальностью Кобецкого являлась вербовка агентуры вовне посольства. Несмотря на свое официальное положение (Кобецкий, как и Логановский, был секретарем миссии), он работал вовне под разными вымышленными фамилиями, и надо было обладать действительно блестящими способностями, чтобы вести такую двойную жизнь. Информация Кобецкого была поставлена блестяще. Он имел десятки осведомителей во всех слоях польского общества и еженедельно посылал в Москву обстоятельнейший доклад о внутреннем политическом положении Польши. Для этого доклада Кобецкий, впрочем, лишь систематизировал сырой материал, который обрабатывался вторым помощником Логановского – Карским937 (Тыщуком по кличке).

Карский был, несомненно, крупным политическим работником. Типичный интеллигент, вечно бегающий с книжкой или газетой в руке, близорукий и рассеянный, он был похож на учителя провинциальной школы. Он обладал большими политическими знаниями, много работал над собой, прекрасно разбирался во внутренней польской обстановке, знал всех политических лидеров со всеми их достоинствами и недостатками.

Карский считался в Чека „кабинетным“ работником, и к нему относились поэтому несколько свысока. Оперативная работа ему никогда не поручалась, лишь изредка, когда Кобецкий бывал занят, Карский ходил в город на свидания с информаторами, но при этом у него бывал такой растерянный, перепуганный и вместе с тем таинственный вид, что за несколько километров можно было догадаться, что он идет на конспиративное свидание. <

…>

По линии военной разведки Логановский имел в качестве помощника офицера красного Генерального штаба Еленского938. Еленский прекрасно наладил разведку, пользуясь услугами коммунистов-рабочих на железных дорогах, заводах и фабриках и работой Союза коммунистической молодежи в армии. Главной опорной базой его работы был Данциг. Там, на территории вольного города, работали в то время военные разведки нескольких стран, и там же устроил свою главную квартиру Еленский. Польские граждане ездили в Данциг без виз. Это создавало большие удобства в работе агентов Еленского, ездивших в Данциг как в польский город и в то же время гарантированных на его территории 936 Кобецкий (наст. – Баранский) Казимир Станиславович (1894–1937) – член РКП (б) с 1918 г., выпускник Первых Московских курсов красных командиров. В 1919–1921 гг. – в РККА, сотрудник разведотдела Западного фронта (1920 г.). С 1921 г. сотрудник ИНО ВЧК, в 1921–1923 гг. заместитель легального резидента ИНО в Польше, в 1923–1924 гг. – резидент, в 1925–1937 гг. – в центральном аппарате ИНО ОГПУ и ГУГБ НКВД.

Репрессирован.

937 Карский (наст. – Краковский) Мечислав Брониславович (1900–1937) – член РСДРП (б) с 1917 г., в РУ РККА с 1918 г. В 1918–1919 гг. разведчик в тылу деникинских войск, в 1920–1921 гг. резидент в Тифлисе, в 1922–1923 гг. разведчик в Литве, в 1923–1925 гг. помощник резидента в Польше. С 1925 г. – на работе в центральном аппарате НКИД, в 1930–1936 гг. полпред в Литве. Репрессирован.

938 Еленский (наст. – Узданский) Стефан Лазаревич (1898–1937) – В Красной гвардии с 1917 г., член РКП (б) с 1918 г., выпускник Военной академии РККА (1923 г.). В РУ РККА с 1922 г., помощник резидента в Польше (1922–1924 гг.) и Австрии (1924–1925 гг.), нелегальный резидент во Франции (1926–1927 гг.), был арестован и осужден. В 1925–1926 гг. и 1935–1937 гг. – работник центрального аппарата РУ. Репрессирован.

от посягательств польской полиции»939.

Поскольку основным координатором отечественных спецслужб в Польше был Уншлихт, очень трудно сказать, какая линия (ИККИ, РУ РККА, ИНО ГПУ – ОГПУ) была в деятельности М. Логановского и его сотрудников основной. По нашему мнению, сотрудничество военной и внешней разведок и Коминтерна по многим операциям 1920– 1930-х гг. было теснейшим. Сотрудник ИНО ОГПУ Г. С. Агабеков, оставшийся в 1930 г. на Западе, в своих мемуарах о работе советской политической разведки писал:

«Почти до 1926 года отношения между ОГПУ и Коминтерном были самые дружеские.

Начальник иностранного отдела Трилиссер был большим приятелем заведующего международной связью Коминтерна Пятницкого, и оба учреждения находились в теснейшей деловой связи. Да иначе и быть не могло, так как ОГПУ ведет работу за границей по обследованию контрреволюционных организаций, в которые входят все русские и иностранные антибольшевистские партии, начиная от социал-демократов и IV Интернационала и кончая фашистами. Этим материалом ОГПУ, естественно, должно делиться с Коминтерном, чтобы облегчить ему работу в борьбе с враждебными коммунизму влияниями. Кроме того, в иностранных компартиях, в особенности в восточных странах, имеется большой запас провокаторов, борьбу с которыми и выявление которых взяло на себя ОГПУ, так что, повторяю, деловая связь между ОГПУ и Коминтерном неизбежна.

На местах, за границей, эта связь, однако, приняла совсем другой характер. Резиденты ОГПУ, поддерживающие связь с представителями Коминтерна за границей, пошли по линии наименьшего сопротивления в своей работе. Вместо того чтобы самим рисковать и вербовать нужную агентуру, они стали пользоваться для шпионской работы местными коммунистами, что в конце концов стоило дешевле и было безопаснее как в идейном отношении, так и в отношении возможной провокации»940.

В первой половине 1923 г. военное крыло КП Польши приступило к организации диверсионно-террористических акций против своих политических противников.



Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 37 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.