авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«88 198 8 –2008 8 Армянское горе — безбрежное море, пучина огромная вод; На этом огромном и черном просторе душа моя скорбно ...»

-- [ Страница 5 ] --

А в первые дни счет шел на каждого человека. Уже к ут ру 9 декабря в больницы Еревана было доставлено 2516 че ловек. Пострадавших из Ленинакана вывозили 55 вертолета ми. Меньше чем за неделю число спасенных приблизилось к 15 тысячам. Госпитализировали 10380 пострадавших.

Судя по данным сводок, последнего живого человека вы несли на двенадцатые сутки после землетрясения. И это в де кабре, в условиях наступившей зимы. Запомнились слова Е.И.Чазова, произнесенные им в Ленинакане: «Мы на фрон те и давайте действовать, как на войне. Быстро, оперативно и профессионально».

Позднее коллеги рассказывали, что в первые часы ране ных везли на всем, что только передвигалось — даже на само свалах. Коллеги вспоминали: открываешь дверь автобуса, а оттуда вываливаются окровавленные люди с поврежденными конечностями. Чья тут нога, чья рука — сразу не разберешь.

Трое или четверо суток врачи, совершенно забыв об уста лости, вообще не спали. Даже роды принимали, чего раньше, некоторые в силу своей специализации вообще не делали.

Впрочем, точно так, на пределе собственных сил и возможно стей работали не только медики, но и люди всех профес сий — кого теперь называли общим словом «спасатели».

Лишь когда первый поток раненых стал ослабевать, раз бились на бригады и работали уже по графику, но порой не меньше, чем по 12 15 часов в сутки.

Кого то из приезжих — кажется, из столицы — повели на обход, он выдержал только три палаты. Больше не смог — не выдержал морально. Невыносимо тяжело было смотреть на пострадавших, которых врачи пытались спасти, и на детей с аппаратами Илизарова и гирями на конечностях. А тем более разговаривать с выздоравливающими, которым некуда было идти после выписки.

Признаюсь, даже для меня, многое повидавшего за свою жизнь, эмоциональный накал тех трагических дней был столь же велик. А ведь я руковожу клиникой травма толого ортопедической хирургии Центрального Институ та Травматологии и Ортопедии (ЦИТО) 35 лет, и к нам по ступают больные из всех городов России, стран СНГ и дальнего Зарубежья.

За свой трудовой стаж сделал тысячи сложнейших опе раций, но больных с такими тяжелыми повреждениями, как тогда на армянской земле, я еще не встречал. Кто то сказал, что «землетрясение» звучит так же отрешенно и жестко, как окончательный диагноз врача для неизлечимого больного.

Если кто то долгое время страдает хроническими заболе ваниями (например, язва желудка), он невольно постепенно свыкается со своим недугом: адаптирует к нему стиль своей жизни, вырабатывает определенную диету, соблюдает про писанный врачом режим и т.д. Другое дело острая патология, вызванная землетрясением. Когда, будучи совершенно здо ровым, через 2 3 часа, извлеченный из под завалов человек с тяжелейшей травмой оказывается на волоске от смерти — в такое страшно поверить. Тем более, смириться с приговором.

Еще труднее лечащему врачу произнести его вслух. Даже са мые безнадежные больные, и те верят в чудо выздоровления.

Помню, как многие из них тогда спрашивали: «Доктор, смо гу ли я через 1 2 недели пойти на работу? Мне ведь надо как можно скорее поправиться».

Успокаивая каждого, про себя тревожно думаешь: «Через сколько месяцев после операции, а то и нескольких повтор ных, он сможет встать на ноги? Да и сможет ли ходить вооб ще? Или до конца жизни будет прикован к постели, не в си лах обходиться без посторонней помощи».

Далеко не все обладают способностью адекватно оцени вать свое состояние. У некоторых возникают мысли о само убийстве, появляются неврозы, для снятия которых прихо дится прибегать к психиатрам. Кстати, мой друг, директор Института психического здоровья, академик РАМН Марат Енокович Варданян направил тогда несколько психотера певтов для работы с пострадавшими.

Причем, в таких случаях страдают и сами больные, и их многочисленные родные и близкие, которые нередко врыва лись к нам, прямо в операционную, взывая о помощи. И ко нечно, мешали работать.

Считается, чудес не бывает. Но разве это не чудо — спасе ние жизни людей? В таких экстремальных ситуациях, требу ющих максимального героизма — и от спасателей, и от спаса емых ими людей.

Увы, мои коллеги травматологи — спутники войн, ката строф, стихийных бедствий, разных происшествий. Недаром на одной из сессий Российской академии медицинских наук (РАМН) говорили, что с каждым годом наша специальность приобретает все большую значимость. Учитывая, что коли чество таких больных растет небывалыми темпами, и среди трудоспособного населения выходит на первое место в срав нении с другими заболеваниями. Основной причиной травм становятся стихийные бедствия, локальные войны, дорожно транспортные происшествия и криминал.

С тех пор я не раз посещал Спитак — бывшую зону бедст вия. Политическая обстановка в Армении менялась неодно кратно, и в силу разных причин и обстоятельств восстанов ление то затруднялось, а то и вовсе приостанавливалось.

Многие обещания, к сожалению, так и остались не выпол ненными, а замыслы не реализованными. Когда распался Со ветский Союз, все строители из бывших республик СССР, возводившие жилые дома, дороги, школы, вернулись домой.

Работы по преодолению последствий землетрясения факти чески превратились.

Но два года назад, приехав в Армению на хирургический конгресс, я понял, что процесс восстановления, пусть мед леннее, чем хотелось бы, но все же идет. Хотя для полного возрождения разрушенных городов и сел правительству Ар мении еще предстоит многое сделать. И я счастлив, что в об щей чаше усилий есть и доля моего труда.

Не люблю, когда спрашивают, в чем секрет моей плодо творной работы? Еще в годы учебы в родной Ошаканской сельской школе перед каждым экзаменом обязательно ходил в церковь, спускался к могиле Вардапета Месропа Маштоца. Его мудрость стала тем духовным зарядом, какой сопровождал ме ня всю жизнь. С тех пор, как, окончив среднею школу, я посту пил в Ереванский государственный медицинский институт и начал работать в Центральном институте травматологии и ор топедии — знаменитом ЦИТО, где тружусь и по сей день.

Разумеется, бремя пережитых лет дает о себе знать. Если раньше мог сутками находиться в операционной, то сейчас оперирую преимущественно два раза в неделю. А в остальные дни могу «сутками» наблюдаю за операциями своих учеников.

С декабря 1988 года прошло двадцать лет, а у меня по прежнему перед глазами страдания людей — невинных жертв Спитакской трагедии. И когда я вижу установленные на земле Армении памятники (многие из них созданы моим другом скульптором Фридрихом Сагояном), посвященные событиям той страшной поры, то невольно погружаюсь мыс лями в воспоминания тех лет, которые никогда не изгладят ся из памяти.

Ведь мы, живущие сегодня, в вечном долгу перед теми, кто погиб, кто потерял родных и близких, перенес невоспол нимые жизненные лишения. Таких горьких страниц в исто рии армянского народа забывать нельзя… А.А. Бунятян, доктор медицинских наук, профессор, Академик РАМН, руководитель отдела анестезиологии и реанимации Российского научного центра хирургии имени Академика Б. В. Петровского Каждый делал свое дело… Трудно поверить, что со дня страшной трагедии, постиг шей Армению, прошло уже 20 лет. В памяти остались от дельные эпизоды, которые сложно теперь объединить в стройное повествование, чтобы создать полноценную карти ну пережитого, не упустив ни одной важной детали.

Помню, что через несколько часов после извещения о землетрясении, я срочно связался по телефону с директором ереванского филиала нашего Центра хирургии профессором А.Л.Микаеляном и в тот же день сотрудники возглавляемого мною отделения (доктора Козлов С.П., Шмырин М.М., Ми зиков М.В., Великий С.В., Бочаров С.С., Титов В.А. и стар шая сестра Гончарова С.М.) вылетели в Ереван, взяв с собой необходимые инструменты и лекарства.

А через 30 минут после приезда они уже работали в опе рационных, куда поступали раненые жители Спитака и Ле нинакана. Параллельно с ними находились врачи из Инсти тута гематологии АМН СССР во главе с академиком А.И. Воробьевым, из института хирургии имени А.В. Виш невского, военные медики во главе с главным хирургом Со ветской Армии генералом Нечаевым Э. А. Ну и, конечно же, сотрудники нашего ереванского филиала вместе с директо ром, профессором А.Л.Микаеляном.

Я прилетел в Ереван через 2 дня после приезда нашей бригады, проведя эти дни в Москве для связи с моими зару бежными коллегами и сотрудниками фармацевтических фирм для направления в Армению гуманитарной помощи.

С большим удовлетворением и благодарностью вспоми наю тех, кто воспринял беду армянского народа, как свою соб ственною. Помню также, что в эти дни я и мои коллеги хирур ги получили Государственную премию СССР за разработку и внедрение в клиническую практику операций на сердце по по воду ишемической болезни. Не сговариваясь, каждый из лау реатов направил денежную часть премии в Армению.

Когда мы с профессором Александром Львовичем Микае ляном приехали через 2 дня в Ленинакан, то увидели страш ную картину разрухи, которую до сих пор невозможно забыть.

Наши сотрудники трудились, не покладая рук. Подготови ли большую группу детей для отправки в Москву. В центр хи рургии поступали дети с синдромами длительного сдавления, находящиеся в очень тяжелом состоянии. Многим из них мы помогали, используя комплексные методы лечения (гемодиа лиз, гипербарическую оксигенацию, хирургическое лечение).

Примерно через месяц меня пригласили в США для чте ния лекций. В Бостоне удалось познакомиться с профессо ром Нишаном Гудсузяном, известным детским анестезиоло гом. Какого же было мое удивление, когда, придя к нему до мой в пригороде Бостона, я увидел троих детей из Спитака и Ленинакана, проходивших реабилитацию в Массачусстском госпитале. Все это время (около месяца) они жили у него.

Чувство огромной симпатии к этому благородному профес сору я сохраняю уже более 20 лет.

Раз в год или в два приезжаю в Армению, вижу, как она преодолевает трудности, радуюсь ее успехам и не сомнева юсь в ее будущем.

Не так давно вернулся из Еревана, где проходил Между народный конгресс по хирургии и анестезиологии. Получил памятную медаль от Министра здравоохранения Армении — А.Кушкяна. В Указе сказано: «За выдающийся вклад в обла сти здравоохранения, многолетнее плодотворное сотрудниче ство в развитии армяно российской дружбы, а также за оказа ние неоценимой помощи в тяжелый для Армении период».

Как врач мечтаю, чтобы раны родной Республики заруб цевались как можно быстрее, и больше никогда не повторя лась трагедия, происшедшая в декабре 1988 года.

Р.А. Меграбян, заведующий эндоскопическим отде лом городской клинической больни цы №23 имени «Медсантруд», кандидат медицинских наук Помогая своим землякам 7 декабря 2008 года трагическим событиям в Республике Армения исполняется 20 лет. В тот зимний день произошло землетрясение, ко торое разрушило множество сел и городов в трех районах Армении — Ленинаканском, Спитакском и Кироваканском.

Эпицентром стал Спитак, пострадавший больше других.

Здесь погибло около 30% населения.

Главная трагедия заключалась в том, что за считанные мгновения превратился в руины целый город. Стихия унесла жизни тысячи людей. Кроме того, взрослые и дети получили различной степени повреждения: ранения, ожо ги, переломы, сильные нарушения органов грудной и брюшной полостей из за длительного сдавливания под развалинами разрушенных зданий. Более ста пострадав ших, после оказания им первой медицинской помощи в клиниках Армении с гнойно септическими осложнениями были доставлены в Москву и госпитализированы в различ ные клиники, институты для оказания им квалифициро ванной медицинской помощи.

Тогда руководители посольства Республики Армения и, в частности, Хачанов Рудольф Меджлумович и Мовсисян Рудольф Арцрунович, пригласили армян, проживавших в столице, чтобы организовать помощь пострадавшим от зем летрясения. Среди откликнувшихся на призыв был и я, рабо тавший в городской клинической больнице им. «Медсант руд» в должности заведующего эндоскопическим отделени ем, где тружусь и поныне.

Конечно, в то тяжелое время, когда пострадали мои со отечественники, я не мог остаться в стороне. Мне поручили организовать работу по размещению прибывающих постра давших и следить за судьбой больных, которые проходили лечение в институте Всесоюзного научного центра экспери ментальной и клинической хирургии АМН СССР (директо ром его являлся известнейший хирург, академик АН СССР, профессор Борис Васильевич Петровский). Непосредствен но за оказание медицинской помощи эвакуированных из Ар мении отвечал академик АМН СССР, д.м.н. профессор, глав ный анестезиолог и реанематолог Министерства здравоохра нения СССР Армен Артаваздович Бунятян.

Моя задача состояла в том, чтобы регулярно сообщать сведения о состоянии больных, организовать их питание, обеспечить лекарственными препаратами и необходимой одеждой, а также решать другие организационные вопросы.

Ежедневно в конце рабочего дня я предоставлял данные работникам посольства Армении. Такая работа продолжа лась с января по февраль 1989 года. Следует отметить, что не всех больных удалось спасти, были, к сожалению, и смер тельные случаи. Как принято говорить: «Пусть земля будет пухом тем, кто не пережил страшной трагедии».

После того, как основной контингент больных вылечил ся, нас пригласили в посольство Армении, где состоялся тор жественный вечер и нам объявили благодарность за оказа ние медицинской помощи пострадавшим от землетрясения.

Спустя несколько лет после этих событий (не помню при каких обстоятельствах) я познакомился с Н.Г.Мурадяном. В те годы он был председателем Московской армянской общи ны. Обладая природным даром руководителя и сильными организаторскими способностями, Норайр Григорьевич был всегда очень внимателен к людям, изъявляя готовность по мочь, если к нему обращались соотечественники по различ ными проблемам. Он поручил мне организовать медицин скую группу с участием врачей армян по различным специ альностям, которые живут и работают в Москве в различных клиниках и больницах.

Между прочим, многие из них в разные годы закончили Ереванский государственный медицинский институт. Среди них — прославленный во всем мире врач, известный акаде мик АМН РФ, д.м.н., профессор, руководитель отделения травмотологии и ортопедии в Центральном институте трав мотологии и ортопедии АМН РФ им. Приорова (ЦИТО) Оганес Варданович Оганесян;

академик АМН РФ, д.м.н., профессор руководитель отделения ангиохирургии в инсти туте сердечно сосудистой хирургии АМН РФ, Алекян Баг рат Гегамович, академик АМН РФ, д.м.н., профессор Адамян Арнольд Арамович, работает в институте хирургии им. А.В Вишневского АМН РФ и др.

Благодаря созданной медицинской группе при москов ской армянской общине в те годы и в настоящее время ока зывается квалифицированная медицинская помощь боль ным, проживающим в Москве и приезжающим из Армении.

Вспоминая с болью те трагические дни в жизни армян ского народа, всем сердцем желаю, чтобы больше не повторя лось землетрясений и войн — и не только на моей многостра дальной родине, но и во всем мире.

Хочется, чтобы люди всего земного шар, сплотившиеся в дни испытаний, всегда оставались добрыми, искренними, от зывчивыми на чужое горе и беды. Жили мирно и счастливо, ценили каждый дарованный им день. И своим самоотвер женным трудом восстанавливали не руины, а создавали бла гоприятные условия для детей и внуков, ведь они должны быть здоровыми и радостными, так как будущее за ними...

Городская клиническая больницы № 23 им. «Медсантруд»

является базой Московской медицинской академии, кафедры общей хирургии, которой заведует академик АМИ РФ, доктор медицинских наук, профессор Госчиуев Виктор Кузьмич, изве стный ученый, педагог и хирург.

Р.М. Хачанов, кандидат медицинских наук Все вопросы решались, оперативно Хочу коротко рассказать о работе Отдела здравоохранения, образова ния, внешних связей и культуры Постоянного представительства Совета Министров Армян ской ССР при Совете Министров СССР по организации ока зания медицинской помощи пострадавшим при землетрясе нии в Армении.

На следующий день после трагедии в московские меди цинские учреждения стали поступать пострадавшие из зоны бедствия — как взрослые, так и дети. Притом, в тяжелейшем состоянии. Взрослые преимущественно направлялись прямо из аэропорта в крупные медицинские центры, НИИ, Инсти тут скорой помощи им. Склифосовского, хирургии им. Виш невского, ЦИТО, ВНЦХ и другие медучреждения столицы.

Дети госпитализировались в Центральную детскую респуб ликанскую больницу, ЦИТО, в городские больницы №№ 1, 9, 19, 21, Филатовскую.

С первого дня в нашем отделе был организован центр для координации многочисленных вопросов, связанных с оказанием необходимой медицинской помощи, приобрете нием для клиник недостающих медикаментов, растворов для вливания крови, костылей, колясок и другой аппарату ры. В последующем, при улучшении состояния пострадав ших на первый план вышли такие проблемы как образова ние детей, реабилитация, отправка в санатории и возвра щение их на родину.

В отделе проводилась круглосуточная работа по коорди нации самых разнообразных, порой неожиданных вопросов с Министерствами здравоохранения СССР и Армянской ССР, горздравом Москвы, институтами и клиниками столи цы, где лечились и проходили реабилитацию пострадавшие от землетрясения в Армении. Одновременно поддержива лась постоянная связь с зарубежной и московской диаспора ми, желающими оказать посильную помощь.

Такое большое количество оперативных вопросов не возможно было четко и оперативно решать тремя сотрудни ками отдела Постпредства (зав. Хачанов Р.М., референты Галустян Р.Г. и Мотевосян Т.С.). Поэтому понадобилась помощь врачей — армян, проживающих в Москве. В первую очередь тех из них, что работали в клиниках, где лечились пострадавшие.

Они, бесспорно, оказывали нам неоценимую помощь, как в бытовых, так и в медицинских вопросах. Ежедневно вече ром, к нам, в отдел, стекалась вся информация о состоянии пострадавших и перенесенных ими оперативных вмешатель ствах, потребностях в медицинском оборудовании, препара тах, растворах, а также потребность в медицинской аппарату ре. Все вопросы решались, по возможности, оперативно.

В отделе здравоохранения, образования и науки Пост предства Армении круглосуточно дежурили как сотрудни ки отдела, так и представители армянской общественности Москвы, реагируя на любые обращения или просьбы меди цинских учреждений, куда пребывали на излечение жители Армении.

Дети находились в клиниках с родителями под неусып ным вниманием наших соотечественников, проживающих в Москве. Одновременно с лечением ни на один день не пре кращалась их учеба (естественно, когда состояние ребенка уже позволяло воспринимать знания). Языковой барьер преодолевался педагогами армянами, которые также были прикреплены к каждой больнице, где проходили лечение пострадавшие.

Нами была организована мини школа с преподаванием предметов на армянском языке в детском клиническом са натории «Ленинские Горки», где проходили стадию реаби литации много детей. Кстати, эта школа явилась прообра зом существующей сегодня, многонациональной школы в городе Москве.

Сегодня трудно представить себе, как произошедшее не счастье объединило и сплотило людей разных национально стей, разного возраста, вероисповедания, разных профессий и подвигло их к свершению благотворительной, бескорыст ной помощи в адрес пострадавших от разрушительного сти хийного бедствия людей.

Среди десятков телеграмм, ежедневно поступающих в центральную газету «Правда» в связи с землетрясением в Армении, одна тронула особенно: «Напечатайте адреса гос питалей, где лечатся армянские дети. Я хочу послать им иг рушки. Миша Власов, 4 года».

Моим ответом послужила маленькая заметка, напечатан ная в канун Нового 1989 года на первой странице «Правды».

В ней говорилось следующее: «Спасибо маленькому Мише и его родителям. Спасибо за то, что в радостных новогодних хлопотах они не забыли о тех, кто нуждается в уходе, тепле, ласке и внимании после всего, как 7 декабря пережили страшную катастрофу — сокрушительное по силе землетря сение. Не волнуйтесь, о детях Армении позаботилась и Москва, и вся страна. Сегодня они лечатся в детских больни цах № 9, 13 (Филатовской), 1, 21, 19, Центральной детской республиканской, ЦИТО. Всего на излечении находится сейчас 64 мальчика и девочки, большая часть из них достав лены в больницу вместе с родителями».

Должен сказать, что каждый выздоравливающий тогда воспринимался в качестве бесценной награды — для леча щих врачей, всего медперсонала, для всех москвичей, прини мавших горячее участие в судьбах людей, перенесших огром ное горе в братской Республике Армения.

В.Т. Качалкин, генерал лейтенант, командующий 61 ВА ВГК (Военно транспортная авиация) С воздуха мы шли в зону бедствия — в бой за спасение людей Масштабы и последствия землетрясения, происшедшего в Армении, сначала подробно не сообщались средствами мас совой информации, но никто не сомневался, что государство окажет помощь братской республике. Будет востребована в этом и военно транспортная авиация.

Воспоминания генерал полковника В. Ефанова В то время я проходил службу в должности командующе го военно транспортной авиации. Еще не зная истинных масштабов стихийного бедствия, сознавал, что, исходя из опыта ликвидации последствий землетрясений в Ташкенте, Ашхабаде, Перу, военно транспортной авиации предстоит напряженная работа. Понимал, что от ее эффективности бу дет зависеть количество спасенных жизней.

На совещании заместителей командующего, начальников отделов и служб управления обсудили возможные задачи, определили привлекаемые силы и средства, предварительно выработали и подготовили свои предложения — особенно в вопросах количества аэродромов, обеспеченности их для по садки, оперативности разгрузки и вылета.

Сложность заключалась в том, что отсутствовали данные о состояние аэродромов в районе предстоящих действий.

Лишь в общих чертах мною и начальником штаба были сори ентированы командиры соединений и частей.

Беспокойство вызывало состояние 708 втап, базирую щегося на аэродроме Кировабад (ближайший к району бед ствий). Командир полка полковник А. Одинцев доложил, что полк готов к выполнению поставленных задач. Я наце лил его на прием и дозаправку значительного количества самолетов ВТА.

В день землетрясения 7 декабря, после 22.00 по телефо ну правительственной связи от начальника Главного штаба ВВС генерал полковника авиации В.Панькина была полу чена команда на выделение самолетов и сосредоточение их к утру 8 декабря на аэродромах погрузки европейской час ти СССР, Урала, Казахстана, Средней Азии.Части были приведены в готовность к выполнению поставленных задач, сформированы и направлены оперативные группы в Ереван и Ленинакан.

В управлении командующего военно транспортной авиа цией в круглосуточном дежурстве находились оперативные группы, осуществлявшие по радиосвязи контроль за переле тами экипажей по стране и за рубежом, за исправностью авиационной техники, выполнением видов подготовки к по летам авиационной техники, здоровьем экипажей. Через всю страну ночной порой доносились голоса командиров кораб лей — доклады о характере грузов (на предмет вместимости), ходе погрузочных и ремонтных работ, по восстановлению поврежденной авиационной техники.

Огромная нагрузка легла на части обеспечения. Высокая ответственность и чувство долга мобилизовали военных, ра бочих и служащих всех подразделений и служб на безуслов ное и качественное выполнение возложенных на них задач.

Военно транспортная авиация практически всем соста вом (312 Ил 76, 40 Ан 22 и 9 Ан 124) приступила к ликвида ции последствий сильнейшего землетрясения, постигшего армянскую землю.

За 20 дней, начиная с 8 декабря, экипажи ВТА выполни ли свыше 1200 самолеторейсов в сложнейших условиях вы сокогорья Закавказья и зимнего ненастья. Нижняя кромка облачности — 150 метров. Да и полеты были не простые.

Первый самолет военно транспортной авиации вместе с во енно полевыми хирургами и лекарствами, вылетел почти сразу, как стало известно о землетрясении, — из столичного аэропорта «Внуково» в аэропорт «Звартноц» города Ереван, где командование ВТА организовало оперативную группу под руководством генерал майора А.Полоника в составе полковника Р.Федотова, подполковников А.Семенихина, Н.Казьмина, А.Комогорцева и в Ленинакане под руководст вом генерал майора Ю.Липунцова в составе: полковников Ю.Баринова, А.Кожемяко, майора С.Некрахи.

Воспоминания генерал майора Ю. Липунцова В сложной воздушной обстановке объем перевозок, осу ществляемых ВТА, ежедневно нарастал. От ВТА было задей ствовано 400 самолетов. В воздухе (район аэропортов Ереван и Ленинакан) одновременно находились десятки самолетов.

Диспетчерская служба аэропортов не имела опыта одновре менного приема и выпуска на сокращенных интервалах тако го количества авиамашин. С прибытием оперативных групп ВТА обстановка нормализовалась, пропускная способность аэродромов возросла. Военно транспортная авиация стала мощной воздушной артерией, которая питала грузами райо ны бедствия. Дни и ночи в любую погоду летали маршрута ми помощи авиаторы! Сутками находились в готовности к вылету, поскольку задачи на перевозки ставились экипажам внезапно. В такой экстремальной обстановке на подготовку к полету уходили не часы, а минуты. Поэтому от каждого авиа тора требовалось высочайшее мастерство, полная самоотда ча. Измотанные многодневной работой, полетами в разные концы страны, загрузками негабаритной техники, сложными условиями быта, экипажи вместе с тем геройски выполняли поставленные задачи. Усугубляло их то, что при подлете к аэропорту в Армении ждали, как правило, сложные метеоро логические условия. Оборудованных стоянок на аэродроме было рассчитано на 4 самолета, но летчики умудрялись в столь сложных условиях «запихнуть» на перрон до 15 бортов Ил 76, заруливая крылом за крыло, делая подчас, казалось, невозможное… Воспоминания генерал майора А. Одинцева Мой экипаж — а я в то время проходил службу в должно сти командира полка — вылетел в Ленинакан. Эфир на час тоте города был напрочь забит. Разговаривали безостановоч но. Сначала мой экипаж поставили в зону ожидания над по следней маркированной точкой, затем угнали на Акстафу, что за две сотни километров от цели. В итоге летели на час больше, хотя по времени требовалось всего 35 минут. Сади лись поздно вечером, в кромешной темноте. Проверил цело стность взлетно посадочной полосы Ленинакана на возмож ность приема тяжелой спасательной техники. К счастью, она оказалась пригодной. А дальше пошли потоком Ил 76, на чавшие переброску строительной техники в Ленинакан. Ни одного огонька внизу не светилось, было странным, куда дел ся целый город, где его дома, улицы, площади, скверы? Но в городе не было электричества, как не было и ни одного цело го дома — вместо них курганы из почерневшего туфа, щебня, бетона, кирпича, стекла и остатков мебели. Со всех сторон раздавались крики и стоны. С фонариками на эти курганы взбирались мужчины, выкрикивая имена жен и детей, с тру дом отыскивая потерявшихся родственников. Изредка тем ноту прорезал свет фар от машин. Ночью небо было как в всполохах от бортовых огней.

Воспоминания Героя России полковника Е. Зеленова Я в то время проходил службу в должности заместителя командира авиационного полка. По окончании разгрузки са молета Ил 76, прибывшего в Ленинакан, получил задачу на перевозку детей в Минеральные Воды. К самолету достави ли группу около сорока человек в возрасте от грудничков до десяти лет. Их сопровождали девушки. Дети сильно плакали и капризничали, в их глазах был панический страх и ужас.

Все они стали сироты. Как могли, их пытались успокоить. Но тщетно: дети хотели есть. Где то нашлись пакеты с детским питанием. Перед взлетом один из членов экипажа вскипятил в термосах воду и приготовил еду, а затем помогал сопровож дающим кормить детей. В полете малыши крепко уснули, а в Минеральных Водах наш экипаж встречали сотрудники дет ских учреждений и благодарили за доставку потерпевших.

С первых часов бедствия экипажи военно транспортной авиации заступили на круглосуточную вахту по доставке экстренных грузов (продовольствие, медикаменты, техника для расчистки завалов, теплая одежда и др.).

Утром 8 го декабря три экипажа самолетов Ан 22 8 втап с аэродрома Мигалово по тревоге перелетели на аэродром Чка ловский. Сюда из Москвы своим ходом спешила уникальная станция переливания крови на базе автобуса «Икарус»

(Станция — 12 т, медикаменты — 2 т, прицеп — 3 т). Ее было приказано загрузить и срочно доставить на аэродром «Звар ноц» (г. Ереван) экипажу самолета Ан 22 под командованием командира авиационного отряда майора В.Погодина. Два с половиной часа шла трудная загрузка. Экипаж, чтобы не по вредить уникальную станцию, и грузовую кабину самолета, соорудил для въезда автобуса специальную эстакаду. Были загружены также контейнеры с консервированной кровью, медикаментами и 17 человек медицинского персонала. После окончания загрузки медики волновались: «Когда же придет экипаж для выполнения перелета?». И были несказанно удивлены, когда совершенно уставшие «грузчики» сели за ра бочие места членов экипажа и подняли самолет в воздух. По сле нескольких часов полета аэродром посадки встретил са молет плохой погодой и одним курсом посадки. Но экипаж успешно справился с задачей и произвел посадку самолета. В этот же день об этом было сообщено всей стране по централь ному телевидению в программе «Время». О самоотвержен ной работе авиаторов ВТА писала газета «Красная Звезда».

Полеты не прекращались ни поздним вечером, ни ночью.

Практически через каждые 3 — 5 минут садились и в проме жутке посадок взлетали борты. Поток самолетов военно транспортной авиации не прекращался Высокая интенсив ность полетов заставляла технический состав выполнять регламентные работы и в ночное время, посменно, обеспечи вая исправность и боеготовность самолетного парка. Об от дыхе никто и речи не заводил, питание летчиков и то осуще ствлялось в самолетах.

Земля продолжала периодически вздрагивать... Аэро дром Кировабад был забит самолетами, ожидавшими своей очереди. А очередь определялась типом техники, имеющейся на борту. До 60 самолетов обычно скапливалось на аэродро ме. Ночью приходилось с трудом выискивать самолет с нуж ной техникой и потом по грунту вне рулежек проруливать до полосы. В конце декабря всем составом полка во главе ко мандирского экипажа Одинцев — Коробецкий, кировабадцы перевезли крупную партию тяжелых строительных машин с аэропорта Алма Ата на Ленинакан.

Особенно остро стоял вопрос доставки тяжелой строи тельной техники.

Если в 1987 88 гг. экипажи самолетов Ан 124 согласно курсу боевой подготовки и при выполнении редких специ альных заданий летали в районе аэродрома и по маршрутам не дальше, чем до Урала, то трагедия в Армении дала «зеле ный свет» для массовых полетов за границу. Это была каче ственно иная работа, накладывающая ряд специфических особенностей на подготовку к полетам экипажей и самоле тов: надо было ускоренно изучить правила оформления и по дачи заявок на перелеты на английском языке в международ ных аэропортах, увеличился объем подготовки авиатехники.

В полете экипажи работали с иностранными единицами измерения: футами, милями. Связь с диспетчерской службой аэропорта вел переводчик, и это создавало дефицит времени на принятие решения. Со всего сочувствующего мира экипа жи самолетов Ан 124 перевозили гуманитарную помощь: са молеты забивались коробками под самый потолок. 33 самых крупных автокрана из 200 перевезенных доставили по назна чению самолеты Ан 124. Так, экипаж подполковника В. Оси кова осуществил уникальную доставку 76 ти тонного крана «Lipkern» из Германии на аэродром «Звартноц».

Экипажи Д. Ситникова и С.Белозерова на самолетах Ан 124 доставили из США в Армению новейшее оборудование для строительства «под ключ» заводов по производству бе тонных изделий, металлической кровли, стропил, дверных и оконных рам для 10 тыс. комфортабельных и, главное, сейс мостойких квартир. Взлетный вес при вылете из Америки с грузом составил свыше 420 тонн, что на 28 тонн превышало максимально допустимый эксплуатационный вес. Опыт вы полнения массовых перевозок в ходе ликвидации последст вий этого наиболее катастрофического землетрясения ХХ века указал на дефицит в СССР тяжелых военно транспорт ных самолетов, способных перевозить крупногабаритную технику. Хотя в целом, Ан 124 подтвердил свои очень высо кие транспортные возможности.

За своевременное выполнение поставленных задач и про явленные при этом мужество и самоотверженность 169 авиа торов ВТА были награждены орденами и 197 медалями.

К глубокому сожалению, не обошлось и без жертв. Под Новый год разбился Ил 76. Самолет, ведомый капитаном Н.

Брилевым, при заходе на посадку на аэродроме Ленинакан (Гюмри), ночью, при установленном минимуме погоде и при слабом оснащении аэродрома средствами РТО полетов, столкнулся с землей. Погиб экипаж и пассажиры.

Переброски грузов и десантников были настоящими опе рациями военно транспортной авиации. Авиаторы работали безотказно и слаженно. С воздуха шли в зоны бедствия — в бой за спасение людей.

Вот как выглядела «география» аэродромов загрузки:

Калинин, Воронеж, Чимкент, Чкаловский, Тарту, Рига, Чертков, Черляны, Пермь, Архангельск, Уфа, Донецк, Ке мерово, Кустанай, Актюбинск Омск, Оренбург, Киев (Бо рисполь), Фрунзе, Минск, Гомель, Новосибирск, Мачули щи, Пулково, Курск, Кишинев, Запорожье, Свердловск, Рязань, Караганда, Джамбул, Алма Ата, Баку (Насосная), Кубинка, Павлодар, Усть Каменогорск, Иваново, Куйбы шев, Красноярск, Оленегорск, Кипелово, Ростов, Петро павловск, Николаев, Ефремов, Барнаул, Зябравка, Мур манск, Энгельс, Липецк, Ярославль, Витебск, Кобрин, Се ща, Челябинск (Шагол, Баландине), Астрахань (При волжск), Североморск 3, Оленья, Братск, Кневичи, При волжский, Краматорск.

Зарубежные аэродромы загрузки: Прага, Дюссельдорф, Турин, Амстердам, Вена, Франкфурт на Майне, Лондон, Кельн, Бонн, Гамбург, Брюссель, Штутгарт, Монреаль, То кио, Милан, Шенефельд, Батии (Абу Даби), Силит (СФРЮ), Женева, Париж.

Из доклада командующего ВТА Министру обороны …Всего за период оказания помощи перевезено 53656 чел, 37153 т. различных грузов, израсходовано 134548 т. топлива, налет — составил 14848 часов.

В ходе оказания помощи военно транспортная авиация выполняла следующие основные задачи :

• перевозку в район бедствия личного состава граждан ской обороны МВД и ВДВ, привлекаемых для производства эвакуационно спасательных работ (44690 чел.);

• переброску на аэродромы Закавказья дорожно строи тельной и другой техники (краны — 383 шт., экскаваторы — 102 шт., спецмашины — 649 шт., бульдозеры — 78 шт., ком прессоры 45 шт. и др.);

• доставка в районы бедствия продовольствия (1448 т.), медикаментов (248 т.), медоборудования (554 т.), разборных домиков (100 шт.), юрт (1309 шт.), палаток (8659 шт.), друго го оборудования и грузов, необходимых для нормализации жизнедеятельности населения, пострадавшего от землетря сения;

• эвакуация раненых из района бедствий (5966 чел.);

• выполнено 95 международных рейсов по доставке гру зов из 16 стран мира… Воздушный мост Армении В те трагические дни 1988 года воздушный транспорт стал тем связующим звеном, что обеспечи вал бесперебойное сообщение всего мира с зоной стихийного бедствия. В ереванский аэропорт «Звартноц» непрестанно прибыва ли грузы, предназначенные для оказания помощи, пострадавшим от землетрясения. Один за другим шли на посадку ИЛы, АНы, «Бо инги» — с медикаментами, продуктами, одеждой, техникой.

Спешили на помощь врачи, строители, специалисты, в ко торых так нуждалась перенесшая страшную трагедию Рес публика.

Диспетчерская служба — сердце управления воздуш ным движением, выдерживая ежедневно максимальную нагрузку, работала четко, оперативно давая одним самоле там разрешение на посадку, другим — на взлет. Но авиа лайнерам было тесно не только на земле, но и в небе. Ведь большинство из них прибывало вне графика — со всех кон цов планеты, из множества государств: Франции, ФРГ, Италии, Швеции, США, Норвегии, Австрии, Индии, Ниге рии и др.

Естественно, что авиация на тот момент переживала пе риод пиковых нагрузок. И, конечно, в таком рабочем ритме невозможно было предусмотреть все нюансы. Поэтому слу чались и непредвиденные обстоятельства. Особенно в пер вые дни.

11 декабря 1988 г. произошла авиакатастрофа. Это слу чилось в 15 километрах от аэропорта Ленинакана, куда, стар товав из Баку, держал курс ИЛ 76. На его борту размеща лись 70 солдат и офицеров гражданской обороны. Состав экипажа из девяти человек под командованием капитана Н.

Блилева: старший лейтенант И. Разумный, капитан И. Соко лов, капитан В. Плашкин, старший лейтенант С. Ивлев, пра порщики И. Щерков, А. Рыбальченко, майор И. Авилов, ка питан А. Алтухов… С чувством скорби, сострадание родным и близким по гибших, спешивших на помощь братскому армянскому наро ду, выразило как российское правительство, так и президиум Верховного Совета и Совет министров Арм.ССР.

Обстоятельства катастрофы выясняла специальная ко миссия. Благодаря чему стало достоверно известно следую щее. В 6 часов 22 минуты по московскому времени, выпол няя разворот, самолет столкнулся с землей. Рассвет в тех ме стах приходился на 6.45. Ночь полетам не помеха, но из за чрезвычайных обстоятельств в зоне бедствия город и его ок рестности не освещены. А самолеты подходили к Ленинака ну и приземлялись буквально один за другим. Аэропорт, рас положенный на высоте 1524 метра над уровнем моря, рабо тал с чрезмерными перегрузками. Горы усложняли условия пилотирования вблизи земли.

Как сообщалось в печати, в горах, потерпел аварию и раз бился военно транспортный самолет «Ил 76», на котором в район бедствия летели призванные из запаса военнослужа щие. Чудом уцелел лишь один пассажир — тридцатилетний автослесарь из Баку Фахретдин Балаев.

Когда приехали к Фахретдину в военный госпиталь в Ереван, он сказал: « То, что я пережил, наверное, никогда не забуду».

Началось все с того, что через день после землетрясения в Армении меня вызвали в военкомат. Переодели в военную форму. Дали паек. Новобранцев разбили по подразделениям.

Вечером перед нами выступал генерал. Он рассказал о по следствиях землетрясения, о тяжелой обстановке в зоне бед ствия, о том, что надо помочь армянскому народу. Среди нас были азербайджанцы, русские, лезгины. Все мы понимали, что нужна срочная помощь. И уверили командование в го товности ехать спасать людей.

Автобусами нас доставили на военный аэродром. Но здесь пришлось задержаться из за нелетной погоды. Погру зились только через двое суток — вечером, в темноте. Я не много опоздал на посадку, и мне не хватило места на скамей ке. А в самолете стояли две грузовые автомашины. Я забрал ся в кузов одной из них. Вскоре я почувствовал, что самолет снижается и идет на посадку. Но потом он начал вдруг наби рать высоту. И… На самом деле случилось вот что: при заходе на второй «Ил 76» задел крылом за горный склон. Очнулся я лежа щим на груде камней. Перед глазами плыл какой то туман.

Не знал и не чувствовал, что у меня сломан позвоночник.

Вскочил на ноги и закричал, словно внутренний голос под сказывал: отсюда надо срочно уходить. Кругом лежали тела бездыханных людей. Я бросился бежать в сторону гор. Но метров через триста ощутил резкую боль в спине и упал, как подкошенный. Сколько прошло времени, не знаю.

Только где то позади раздался оглушительный взрыв.

Огонь взметнулся ярким столбом прямо к небу. Снова по терял сознание… Утром приехал «ЗИЛ 130». В нем были местные жите ли — армяне. Они подняли меня, оказали первую помощь.

А потом нас заметил вертолет. Они стали ему махать. И пи лот приземлился. Меня отправили в больницу в Ленинакан.

Оттуда в Ереванский военный госпиталь.

12 декабря 1988 года в районе города Еревана потерпел авиакатастрофу транспортный самолет, направлявшийся с грузом медикаментов из Югославии.

С чувством скорби и сострадания выражаем глубокое со болезнование руководству и народу Югославии, родным и близким погибших, заслуживших вечную благодарность ар мянского народа.

Разделяя чувства тяжелой утраты и постигшего горя с родными и близкими погибших, ЦК КПСС, Президиум Вер ховного Совета СССР, Совет Министров СССР выразили глубокое соболезнование Президиуму СФРЮ, Президиуму ЦК СКЮ, правительству Югославии в связи с трагической гибелью экипажа.

О подробностях этого трагического происшествия по го рячим следам событий рассказал корреспонденту «Извес тий» Р. А. Теймуразов, заместитель председателя Госавиа надзора СССР, возглавившей тогда комиссию по расследо ванию случившего.

«Это произошло ночью в 2 часа 18 минут по московскому времени. Не долетев 12 километром до посадочной полосы аэродрома «Звартноц», самолет на большой скорости врезал ся в автомобильный мост и загорелся. Как только мы полу чили это печальное известие, экстренно создали комиссию.

К работе подключился и начальник Управления военно воз душными силами министерства обороны Югославии гене рал А. Ончевски, с ним прибыли югославские специалисты.

Прежде всего, мы тщательно осмотрели район, где упал АН 12. Самолет был полностью разрушен, корпус почти весь сго рел. Уцелела часть хвостового отсека. Среди обломков уда лось найти три «черных ящика». Их отправили в лаборато рию Госавианадзора для расшифровки и обработки материа лов. Полученная информация позволила выявить многие де тали катастрофы. Югославский самолет выполнял рейс по маршруту Скоплен Ереван. Воздушная трасса пролегла че рез Болгарию и Турцию. Посадка в промежуточных аэропор тах не производилась.

При подлете к территории СССР примерно в 14.00 по московскому времени, экипаж установил контакт с диспет чером аэропорта «Звартноц» и сообщил о своем местопо ложении. Было дано указание следовать на аэродром. Од новременно самолет получил разрешение снизиться с вы соты 8100 метров до 6000, а затем до 5400 м. АН 12 успеш но был выведен в район аэропорта, в заданную точку, на ус тановленной высоте. Все радиотехнические средства аэро дрома функционировали нормально. Хочу заметить, что никаких помех для приема югославского экипажа не было и не могло и быть: ведь АН 12 — единственный самолет, осуществлявший в то время посадку в «Звартноце». В про цессе его полета в эфир регулярно передавалась информа ция на английском языке. Указывались все необходимые данные, в том числе и погодные условия: ветер 2 метра в се кунду, температура воздуха плюс 4 градуса, туман, види мость 11 километров.

Как показали исследования барометрических приборов (измерения высоты), у обоих пилотов ни на одном из указа телей не было установлено нужного значения атмосферного давления аэродрома Звартноц — 685 миллиметров ртутного столба. Из за этого высота на приборах оказалась завышен ной более чем на 800 метров, что и сыграло роковую роль в дальнейшем: самолет столкнулся с землей, когда приборы на нем показывали 870 метров… Кроме того, установлено: экипаж не подготовил самолет к выполнению посадки — шасси и закрылки оказались уб ранными в то время, когда они должны были быть выпуще ны заранее. Совершенно очевидно, что югославские летчики спешили, выполняя миссию доброй воли, ведь они хотели как можно быстрее доставить необходимый груз пострадав шим от землетрясения.

Каждый из этих случаев болью отозвался в сердцах со ветских людей и армянского народа. Отдать дань светлой памяти югославских летчиков в московском аэропорту «Шереметьево» собрались представители Министерства обороны СССР и Главного политического управления Советской Армии и Военно Морского Флота, Министерст ва иностранных дел СССР постоянного представительства Совета Министров Армянской ССР при Совете Министров СССР, воины столичного гарнизона, общественности сто лицы. Состоялся траурный митинг. Советские люди, отмечали, что никогда не забудут своих югославских брать ев, в трудную минуту пришедших на помощь. Указом Пре зидиума Верховного Совета СССР члены экипажа югослав ского транспортного самолета награждены посмертно орде ном Дружбы народов: «За мужество и самоотверженные действия, проявленные при выполнении благородной мис сии по оказанию помощи в ликвидации последствий земле трясения в Армении».

20 октября 1989 г. ночью при заходе на посадку на высо когорный аэродром Ленинакан потерпел катастрофу другой самолет — ИЛ 76 №76466 Центра гражданской авиации СЭВ (Совет Экономической Взаимопомощи), на борту кото рого находилось 37200 кг груза.

Погиб экипаж в составе — КВС — инструктор Моткин В.И., проверяющий — заместитель начальника летно мето дического отдела Лопастейский В.Д., штурман — стажер Корнеенков А.И., штурман инструктор Лигновекий В.В., бортинженер — инструктор Матейко Н.В., бортрадист инст руктор Шотин А.В., бортоператоры: Макаров И.М., Лапоч кин А.М. и пилоты слушатели Азимов Т.К. и Речкин Е.В., кроме того, 5 сопровождающих.

Многие предприятия и организации выступили с предло жениями увековечить память погибших — воздвигнуть на местах катастроф памятники за счет личных средств населе ния Армении. Бюро ЦК КП Армении одобрило этот патрио тический порыв трудящихся и трудовых коллективов Рес публики о сооружении памятников советским военнослужа щим и югославским летчикам, погибшим на территории Ар мении в декабре 1988 года при оказании помощи пострадав шим от землетрясения.

Совету Министров Армянской ССР было поручено объявить конкурс на лучшие проекты и осуществить меры по сооружению памятников за счет пожертвования насе ления. В целях сбора средств от населения и трудовых коллективов в Жилсоцбанке был открыт соответствую щий счет. Спустя время, памятники были поставлены.

Л.А. САРГСЯН, полковник, начальник одела Внутренних дел Спитакского района НА ГРАНИ МРАКА И СВЕТА В 1988 году я был начальником от дела внутренних дел Спитакского района. После разрушительного землетрясения почти четырнад цать часов находился под руинами.

Но, благодаря спасателям, каким то чудом остался в живых, долгое время находясь на грани — жизни и смерти. С одной стороны, мрака, унесшего в небы тие десятки тысяч моих соотечественников;

с другой — света, что по начертанной каждому судьбе или Божьей воле дал мне счастливую возможность жить и работать, растить детей.

Как и у всех спитакцев, после происшедшей трагедии мое существование приобрело совсем иное значение, будто бы я оказался в совершенно другом временном пространстве, где все измерялось одной единственной мерой — ценой челове ческой жизни.

С тех пор между прошлым и настоящим навсегда оста лась в памяти эта резкая грань, постоянно напоминающая о себе особенно остро в День национального траура.

Сегодня случившееся в 1988 году землетрясение считает ся стихийным бедствием двадцатилетней давности.

Новорожденные тогда дети — уже взрослые парни и де вушки. Да и молодежи, испытавшей на себе ужас стихийно го бедствия, — за сорок, а моим сверстникам и того больше — по шестьдесят, и старше. Но нас роднит общее горе, коснув шееся каждой армянской семьи.

Я был в числе тех, кто, оставив лечение в Москве, вернул ся в Спитак, чтобы быть полезным, принять участие в вос становительных работах. В царившей суматохе требовалось обеспечивать порядок, не допустить мародерства. Перед нами ставилась задача бороться против правонарушений, защищать права людей в городе, превратившемся в развали ны. Ведь Спитак стал не только эпицентром разбушевавшей ся стихии, но и аккумулировал в себе всю гамму человечес ких чувств и поступков — от возвышенного героизма до нравственной опустошенности и низости, даже мародерства.

Когда в городе открылась первая церковь, которой рань ше не было, мы с отцом Степаном и отцом Аветисом часто го ворили о том, как трудно восстановить мир и спокойствие в душах тех, кто перенес великое горе. Вместо разрушенного дома можно построить новый, но трудно утешить мать, поте рявшую ребенка, или забыть о слезах, пролитых детьми, как смириться с утратами, понесенными почти каждой семьей в Армении.

Работники нашего милицейского отделения тоже поте ряли родных и близких. Однако смогли найти в себе силы, чтобы объединиться и начать возрождать свой район.

После землетрясения в восстановительных работах уча ствовали строительные организации более чем тридцати стран. Люди разных национальностей, подоспевшие на по мощь, оказались в незнакомой для себя обстановке. Как и нам, им предстояло бороться с трудностями и строить дома для оставшихся без крова. С гордостью могу сказать, что бла годаря кропотливому ежедневному труду нашего отделения в течение всего времени не было зафиксировано ни одного серьезного преступления.

Мы, оставшиеся в живых, — к несчастью погиб наш рай онный прокурор Азат Пилоян — вместе с первым секретарем райкома партии Норайром Мурадяном пытались утешить людей, радовались, когда создавались новые семьи, рожда лись дети, а голоса ребятишек на улице становились веселее и звонче.

Милиция постоянно пополняла ряды молодыми кадра ми, думая о том, что наше отделение должно стать лучшим в Республике. Поэтому мы решили с заместителем начальника отдела по оперативной части С. Петросяном и начальником отдела уголовного розыска Р.Чарчяном отправить новобран цев на учебу в высшую милицейскую школу Тбилиси. Мно гие из них сегодня работают на руководящих должностях в райуправлении Лори, полиции РА.


Я часто думаю о «феномене» армян, о том, как смог наш народ, пройдя через века, как вещий Феникс, возродиться из руин и дожить до 21 го века. Считаю, что именно в способно сти жить будущим и заключается наша нравственная сила, преданность предкам и безграничная любовь и ответствен ность к детям, идущим нам на смену.

Все эти лучшие человеческие качества я увидел и чувст вовал в восстанавливаемом Спитаке, в его жителях, пере живших ужасные человеческие потери.

Спитак всегда был многонациональным районом. Здесь бок о бок жили армяне, русские, азербайджанцы, с их общими проблемами и радостями. Девизы советских лет об интерна ционализме, дружбе и родстве народов — не отвлеченный по литический лозунг, а истинная правда тех лет, и я, как началь ник милиции района, ни раз убеждался в этом. Не знаю, поче му и откуда, под влиянием какой такой «третьей силы» все это, буквально, «взлетело на воздух», как принято в таких слу чаях говорить. И Спитак превратился в политико экономиче скую арену, где человеческая нетерпимость не имела границ.

Еще в начале декабря 1988 года в Спитакском районе возникли серьезные трения с азербайджанцами. В частности, в Хурсали они вооружились, не подпуская нас и близко к се лу. Помню, я хотел встретиться с ними и, что называется, по говорить по душам, но там открыли огонь. Более того, сюда на вертолете прибыли эмиссары из Баку во главе с зампре дом Совмина Азербайджана. Они пытались спровоцировать серьезные столкновения. Благо, нашим силовикам удалось их задержать. Мы сообщили об этом в ЦК АКП, и после пе реговоров им разрешили уехать.

«Незваных гостей» отпустили, однако в целом ситуация продолжала оставаться крайне напряженной. Потом, види мо, одумавшись, азербайджанские жители собрали подписи и обратились к правительству Армении, отблагодарив рай онную милицию за обеспечение безопасности села, попроси ли перевезти их в Азербайджан (кстати, будучи уже в Азер байджане, после землетрясения они получили суммы мате риального ущерба в связи с произошедшим бедствием).

После землетрясения и участия в восстановительных ра ботах я был назначен комендантом Мегри. Пришлось не только заново возводить железную дорогу Мегри Нахидже ван, но и улаживать межнациональную ссору, руководить во время похорон убитых пастухов в Хндзореске, когда под уг розой ежесекундной стрельбы с вертолетов люди под стра хом собственной смерти хоронили своих детей. Довелось ве сти переговоры Нахиджевана и Ерасхавана, видеть падение Арцвашена, десятки раз успевать на помощь нашим ребятам, сражающимся на «невидимом» фронте, бороться за восста новление экономики страны.

В моем послужном списке значатся разные должности — и руководство главным управлением борьбы против органи зованной преступности, и пост начальника райуправлений Котайка, Арагацотна, Вайоц Дзора. В течение долгой жизни ни раз убеждался, что страна не может твердо встать на ноги без многократных усилий всего народа, без участия в созида нии новой жизни всех его социальных слоев. Только сообща люди способны бороться против стихийных бедствий, вы павших на их долю.

Любое государство сильно своими гражданами, близки ми и дальними родственниками, семьями и их дружеским окружением. Поэтому я уверен, что в 21 м веке мы должны не конфликтовать, не разжигать межнациональные усобицы, а, напротив, как можно чаще применять принципы переми рия, родства и терпимости. Должны уповать на Бога, кото рый, ведя нас через испытания, расчищает дорогу в будущее, светлое для нашего народа.

Вот почему я со своей дочкой Мариной, родившейся декабря 1988 года, с оптимизмом смотрю по ту сторону чер ной грани, что поделила нашу жизнь. И вижу пробивающие ся сквозь тьму лучи яркого света. У меня за плечами пережи тые годы. Ей двадцать лет — и вся жизненная биография только впереди.

Каждый год 7 декабря в День национального траура мы вместе с другом Григором Мелкумяном посещаем могилы де тей и подростков, погибших в Спитаке, вспоминаем с друзь ями и сослуживцами те далекие трудные дни и свято верим в счастливое завтра для своей Родины — многострадальной Армении...

После ада, зимы и невзгод, Древо жизни еще зацветет Для тебя, Армения!

«В под таким аншлагом со всей стра этот трудный час испытаний по мощь Армении идет ны», — вышли 9 де кабря 1988 года центральные газеты Со ветского Союза. Не было самого, даже от даленного уголка в СССР, который бы не откликнулся на беду армянского народа.

После первого, наиболее ответствен ного и драматичного этапа по ликвида ции последствий землетрясения — спасе ния человеческих жизней, удалось неза медлительно перейти ко второму, более долговременному периоду работы. Его конечная цель — возрождение социально экономического потенциала Республики, системы общественного и хозяйственно го управления зоной бедствия.

Недаром говорят, в одиночку с бедой справиться трудно, а вместе можно горы свернуть! Стихийное бедствие постигло значительную часть территории Арме нии, принесло городам и селам огромные разрушения. Поэтому неотложной стала задача — экстренным порядком и неви данными в мировой практике темпами обеспечить первоочередное строительст во жилья, школ, детских садов и учрежде ний здравоохранения. В первую очередь восстановить объекты жизнеобеспече ния — газ, электричество, водопровод.

Отремонтировать и проложить новые до роги, восстановить железнодорожные пу ВОЗРОЖДЕНИЕ:

от скорби к надежде!

ти. Провести комплексные работы по реконструкции и рес таврации уцелевших зданий. Сколько еще таких стратегиче ски важных по значению пунктов, связанных с системой жизнеобепечения Республики, стояло в повестке дня?!

В районы, пострадавшие от стихийного бедствия, приво зились продукты питания, одежда, оборудование. Ехали ко лонны техники;

доставлялась авиацией гуманитарная по мощь. Перечислялись многочисленные средства в Фонд по мощи пострадавшим. Прибывали и прибывали отряды доб ровольцев, готовые круглосуточно работать, забывая о сне и отдыхе, не требуя наград. Последствия катастрофы преодо левались самоотверженно, героическим трудом тысяч лю дей. Огромный вклад внесли в дело восстановления Респуб лики советские воины, и строительные бригады, и железно дорожники, и специалисты самых разных направлений дея тельности — от врачей до хлебопеков!

«Вложим в возрождение разрушенных городов и сел братской Армении пламень сердец и силу наших рук!», — призывали плакаты. Но и без них было ясно: общие беды лишь закаляют, человеческая дружба становится крепче, а результат осязаемей.

Поэтому каждый возведенный в зоне бедствия объект — это своего рода памятник тем, кто его создал. С полным правом можно считать, что вся Республика превратилась в историко патриотический Музей под открытым небом, центральной экс позицией которого призван стать Спитакский мемориал.

За тысячелетнюю историю армянский народ пережил множество драм и трагедий, ни раз стоял на грани пропас ти — исчезновения с лица земли. Но всякий раз поднимал ся, возрождая из руин и пепла свою архитектуру и культу ру. Он выстоял, выжил, победил — назло природной сти хии, во имя светлого будущего своих детей.

В.П. ХИМЧЕНКО, заместитель директора Федеральной службы, командующий железнодорожными войсками РФ, генерал майор Железнодорожники на передовой линии восстановительных работ 7 декабря 1988 года в Армении произошло крупное зем летрясение, подобное известным катастрофическим явлени ям, происшедшим в Лиссабоне (1755г.), Калифорнии (1906), Мессине (1908), Ашхабаде (1948), Чили (1960), Иране (1990). В результате страшного стихийного бедствия почти полностью были разрушены города Спитак, Ленинакан, Ки ровакан, и окрестные селения. Много человеческих жертв.

Страна с болью восприняла это известие. Уже на утро следующего дня в Армению стали прибывать спасательные команды со всех концов СССР. В разрушенных городах и се лениях им предстояло срочно разобрать завалы, спасая из под обломков тех, кто еще оставался живым. Чтобы выпол нить эти работы, требовалась техника. Сначала для доставки подъемных кранов, экскаваторов, бульдозеров, одежды, ме дикаментов и других первоочередных грузов использовалась авиация.

Но поток грузов в первые же дни настолько вырос, что авиация справиться с ним уже не могла. Тем более, что по ме ре перехода к восстановительным работам потребность в грузоперевозках становилась все острее. Было ясно, что до ставлять основную массу грузов в полном объеме в состоя нии только железнодорожный транспорт.

Однако Закавказская железная дорога тоже подверглась жесточайшему удару стихии. Для восстановления транс портных артерий Армении была создана правительственная комиссия. Оперативную группу руководящих работников Минтрансстроя возглавил министр В.А.Брежнев.

8 декабря, облетая на вертолете трассу участка дороги от Ленинакана до Кировакана, члены комиссии видели на всем протяжении магистрали лишь рухнувшие здания на станци ях, груды развалин на главных, станционных и подъездных путях к заводам, завалы и сияющие пустоты под путевой ре шеткой. Особенно сильные разрушения были на станциях Спитак, Налбанд и Калтахчи.

В очаге землетрясения оказались объекты железнодо рожного транспорта, размещенные на участке Ленинакан — Кировакан протяженностью около 100 км. Полностью разру шены железнодорожные устройства и сооружения, в том числе верхнее строение пути, особенно на ст. Налбанд, на от дельных перегонах образовались завалы. Движение поездов на электрифицированном участке Ленинакан — Спитак бы ло прервано, что создало большие трудности по доставке гу манитарной помощи, техники, строительных материалов и конструкций непосредственно в район землетрясения.

Ударом стихии подверглись станции: Шагали, Кирова кан, Джаджур, Маисян, Арчут, Спитак, Налбанд Калтахчи, Ленинакан, Баяндур, Артени.

Кадры железнодорожного транспорта понесли большие потери. При землетрясении 470 железнодорожников и чле нов их семей погибли, 388 человек тяжело ранены, 947 семей остались без крова.


Хозяйству Ереванского отделения Закавказской желез ной дороги был нанесен значительный материальный ущерб.

Разрушено и повреждено 40 км верхнего строения пути, км контактной сети, 70 км линий связи, а также выведены из строя 4 тяговые подстанции, 4 поста электрической центра лизации. Кроме того, значительно разрушены здания 5 вок залов, локомотивного и вагонного депо, дом связи, ряд объ ектов грузового хозяйства и другие служебно технические здания на 9 станциях.

Пострадали объекты социально бытового назначения, в том числе 60 жилых дома общей площадью 157,lтыс. кв. м, детских садов, больница, 2 поликлиники, 34 магазина, 7 сто ловых, хлебозавод и др.

Для восстановления прерванного движения поездов бы ли привлечены подразделения Железнодорожных войск, Министерства транспортного строительства и Министерст ва путей сообщения. Восстановительными работами руко водили заместитель министра транспортного строительства Г.В.Фалалеев, заместитель министра путей сообщения Н.К.

Исингарин и заместитель начальника Железнодорожных войск по восстановлению и строительству генерал майор В.П. Химченко.

Была создана оперативная группа из представителей МПС, Минтрансстроя, железнодорожных войск, проектных организаций. По согласованию с Минтрансстроем и МПС общее руководство всеми восстановительными работами и подразделениями министерств осуществляла оперативная группа Железнодорожных войск.

Всего к восстановлению объектов железнодорожного транспорта было привлечено более 7 тыс. человек от органи заций МПС, Минтрансстроя и Железнодорожных войск.

Был определен характер и объем разрушений, по кото рым наметили первоочередные меры и мероприятия по рас чистке завалов. Инженеры проектировщики во главе с на чальником Главного Управления Изысканий и Проектиро вания Министерства Транспортного строительства СССР А.С. Никифоровым сразу приступили к разработке проектов восстановления пути, железнодорожных устройств и допол нительных путей и тупиков для приема поступающих массо вых грузов.

Скоростное восстановление и строительство предопреде лило многие технические решения и характер действий под разделений 14 й отдельной железнодорожной бригады, ко торой командовал полковник М.А.Лисняк. Техническая раз ведка участков и объектов велась без использования, аэро фотосъемки, что, однако, не удлинило срок принятия реше ний по восстановлению конкретных объектов и воссозданию полной картины разрушений.

О ситуации было доложено начальнику Железнодорож ных войск генерал полковнику М.К.Макарцеву, который принял решение об усилении подразделений специалистами и ускорению их выхода в указанные районы.

В ночь на 10 декабря на станцию Калтахчи прибыл пер вый эшелон с личным составом батальона, возглавляемого майором В. А. Крамским. Утром подразделения своим ходом передислоцировались на станцию Налбанд. Вслед за ними сюда прибыли еще 2 железнодорожных батальона под ко мандованием майора М. Пинигина и подполковника И Хуто рянского, а также подразделения ремонтников, взрывников, эксплуатационников. Вся техника непосредственно с желез нодорожных платформ перемещалась на объекты работ.

Путейцы и мостовики, связисты и эксплуатационники получили конкретные задачи по восстановлению объектов.

Для всех воинов железнодорожников — будь то солдат сроч ной службы, кадровый офицер или призванный из запаса на то время резервист — были характерны полная самоотдача, стремление как можно быстрее восстановить движение поез дов. От зари до зари работали по ударному.

Восстановление железной дороги производилось в два этапа.

На первом этапе ставилась задача в кратчайшие сроки восстановить движение поездов. Для этого требовалось разо брать завалы, восстановить земляное полотно и верхнее строение пути. Эта работа была поручена Железнодорож ным войскам.

Учитывая сложные условия и срочность работ, была со здана и выдвинута в район восстановления оперативная группа во главе с заместителем начальника Железнодорож ных войск по восстановлению и строительству генерал майором В. П. Химченко, которая на месте осуществляла оперативное руководство и организацию восстановитель ных работ.

Железнодорожные части прибыли в район разрушений и сразу приступили к работам, не ожидая, когда прекратятся повторные подземные толчки. В сложных условиях было ра зобрано около 10 тыс. куб. м завалов, отсыпано более 37 тыс.

куб. м земляного полотна, разобрано 5,1 пути 4 стрелочных перевода, перешито 4,9 км, выправлено 15,9 км. Вновь уло жено 3,7 км пути и несколько стрелочных переводов, завезе но более 9 тыс. куб. м балласта, выполнен ряд других работ.

Эксплуатацию участка в период восстановительных работ осуществляли военные железнодорожники под руководст вом офицера В. Б. Прудникова. В результате принятых мер уже в декабре движение на участке было открыто на тепло возной тяге.

Благодаря самоотверженному труду всех участников поставленная правительственной комиссией задача выпол нена досрочно. 13 декабря в 21.00 завершен первый этап восстановления участка Кировакан — Лнинакан, и с этого времени по участку открыто движение грузовых поездов.

15 декабря прошел первый пассажирский поезд Москва — Ереван на тепловозной тяге, а через день открыто движение на электротяге.

Нашими подразделениями восстанавливались также и разрушенные пути промышленных предприятий, сахарного завода, зернохранилища. В Спитаке близ сахарного завода были повреждены одно пролетное строение и береговой ус той моста. Офицеры мостовики во главе с полковником Б. И. Новиковым совместно со специалистами инженерных войск попытались сбросить поврежденное железобетонное пролетное строение с помощью лебедок и танковых тягачей, но эта попытка оказалась безуспешной. На помощь пришел опытный взрывник полковник В. И. Денисов. Он точно рас считал количество и места размещения взрывчатки, а уме лые действия офицеров Ю. Лезового, Ю. Гурьева осуществи ли его замысел и расчеты. С установкой нового пролетного строения и устранения повреждения устоя мост был восста новлен, а запасы сахарной свеклы со складов разрушенного предприятия стали вывозиться на действующие заводы.

На втором этапе в течение 1989 года войска занимались увеличением перевозной способности и перерабатывающей способности участка. В соответствии с решением Правитель ства СССР к ликвидации последствий землетрясения были привлечены строительные организации ряда других союз ных республик. В район землетрясения по железной дороге стали прибывать строительные материалы и конструкции.

Существующие ближайшие станции имели слабое путе вое развитие, были забиты прибывающими вагонами и гру зами и не могли справиться с резко выросшими объемами ра бот. Для реализации возникшей задачи начальник Железно дорожных войск генерал полковник М. К. Макарцев принял решение сформировать сводный батальон от 1 й гвардей ской бригады и поручил командование им только что назна ченному на должность подполковнику Е. Л. Мельниченко.

В 1989 эти работы были полностью выполнены. Войска построили специальные выгрузочные районы: новую стан цию Аревик, путевое развитие станции Ленинакан, Баяндур, Спитак, на которых были возведены специальные парки для приема и выгрузки вагонов.

Одновременно был построен и второй путь между стан циями Ленинакан и Аревик.

Всего в 1989 году выполнено около 1 млн. куб. м земля ных работ, уложено 72 км пути, более 150 стрелочных пере водов, завезено и забалластировано около 140 тыс. куб. м балласта, сделан после осадочный ремонт 48 км и капиталь ный — 6 км пути. В работе принимали участие около 3 тыс.

человек личного состава под руководством офицеров Е. Л.

Мельниченко, М. Ю. Пинигина, В. В. Крамского, Ю. Н. Гав рильченко и др. Они выполнили значительные объемы работ восстановления и строительства железнодорожных объектов после землетрясения в Армении.

В декабре 1988 года военными железнодорожниками проведены: расчистка завалов — 9,3 тыс. куб. м, разборка пути— 3,1 км, земляные работы — 37,3 тыс. куб. м, укладка пути — 3,7 км, перешивка пути — 4,9 км, выправка пути — 15,9 км.

С января 1989 по март 1990 года нашими солдатами и офицерами выполнены земляные работы в объеме 990 тыс.

куб. м. Подразделениями гвардейской бригады построены пути и обходы на станциях Аревик и Маисян, на участке Ба яндур — Аревик общим протяжением 17,3 км.

Все службы и подразделения частей и соединений реша ли поставленные задачи исключительно добросовестно — от личились и работники штаба, и инженерные службы, и служ ба тыла, и офицеры воспитательных органов. В работе при нимало участие около трех тысяч военнослужащих Желез нодорожных войск. Наибольший вклад в выполнение боль шого комплекса работ внесли офицеры и генералы частей, соединений и Главного управления Железнодорожных войск: Н.А.Хомяков, В.А. Васильев, А.А. Виноградов, гене рал майор А.Г. Дьячкин, В.В.Михаличенко, Е.Л.Мельничен ко, Б.Л.Недорчук, Б.П.Новиков, М.Ю. Пинигин, В.В. Крам ской, Ю.Н. Гаврильченко, Н.Н. Онищук, В.И. Денисов, Л.И.

СтахурскиЙ, Н.А. Антипов, В.А. Волков, Ю.И. Джог и др.

Народы Советского Союза не остались равнодушными к трагедии армянского народа. С первых дней после землетря сения проводилась поистине титаническая работа по ликви дации ее последствий. Из 40 тыс. извлеченных из под зава лов 15 254 человека были живыми. Оказана медицинская по мощь более 32 тысячам раненых.

В Армении по железной дороге поступали продовольст вие, одежда, обувь, солдатские палатки под жилье для более чем 500 тыс. человек, оставшихся без крова.

Здесь проявились лучшие качества всего советского на рода: самоотверженность, гуманизм, готовность прийти на помощь в трудную минуту. Свой вклад в ликвидацию по следствий страшной трагедии и оказание помощи армянско му народу внесли и военные железнодорожники.

«Спасибо тебе, солдат» — можно было неоднократно слы шать из уст местных жителей в районах землетрясения. Так звучит и название документального фильма о действиях вои нов железнодорожников в Армении, который создан по сце нарию полковника В. Бышовца и удостоен диплома на кон курсе документальных фильмов в Минске.

Если оценить характер помощи, оказанной Армении в ликвидации последствий землетрясения в целом, то органи зации Минтрансстроя СССР и Железнодорожные войска выполнили полностью задачи, поставленные Правительст вом СССР.

Части и подразделения, участвующие в ликвидации по следствий стихийного бедствия в Армении и разрушений тех ногенного характера, показали свою способность в· установ ленные сроки решать задачи по штатному предназначению.

С.С. ГРИГОРЯН, второй секретарь Спитакского райкома КП Армении Пока не разразилась трагедия Чтобы представить себе истин ный масштаб трагедии, проис шедшей в Армении, и материаль ный ущерб, причиненный земле трясением, надо вспомнить, каким был Спитак и прилежащие к нему районы до того рогового дня — 7 декабря 1988 года.

До начала шестидесятых Спитак входил в число сель скохозяйственных районов, здесь действовали двенадцать коллективных и девять советских хозяйств, три межхозяй ственных предприятия. Сельское хозяйство было многоот раслевым, но ведущей отраслью считалось полеводство, а основным направлением — заготовка зерна и свекловодст во. В районе имелось 13471 га пашен, из них сельхозугодия занимали 12842 га;

6000 га — зерновые;

1500 га — сахарная свекла;

359 га — сады;

150 га — овощные культуры, осталь ное — кормовые.

Районные коллективные и советские хозяйства ежегодно собирали по 110 120 тысяч центнеров зерна. Высокий уро жай получали хозяйства Спитака, Катнаджура, Лернавана. В хозяйствах имелось свыше 240 разного вида тракторов, де сятки комбайнов, сеялок, сенокосилок и прочих видов меха низаций. Их ремонтом и запчастями занималось районное объединение сельхозтехники. Топливом и смазочными мас лами обеспечивала местная нефтебаза. Новые площади оро сительной водой снабжало районное объединение системы орошения. Однако воды не хватало, даже чтобы дважды оро шать посевы сахарной свеклы. Поэтому в хозяйствах Спита ка, Гегасара, Сараарта, Мец Парни, Катнаджура, Сарала, Го гарана, Аревашоха, Лернавана, Джрашена были построены водонасосные станции, с помощью которых посевные пло щади увеличились более чем на 1000 га.

Другой важной отраслью района оставалось животновод ство. До землетрясения хозяйства располагали более чем 14 000 голов крупного рогатого скота: 4000 голов коров, голов мелкого рогатого скота, 1100 свиней, 150 000 поголовья птицы. Межхозяйственные предприятия специализирова лись на интенсивном выгуле молодняка (Спитак), разведе нии телок (Карадзор) и откорме свиней (Луйсахбюр).

В области животноводства положительных показателей достигли хозяйства Спитака, Мец Парни, Катнаджура, Аре вашоха. Спитакская птицеводческая фабрика давала в год до 5 млн. яиц и 350–400 тонн мяса птицы. Хозяйства Спи така — Мец Парни, Катнаджура, Аревашаха с одной коровы получали до 2200–2500 л молока, хозяйства Мец Парни, Катнаджура с одной овцы получали до 3,5–4 кг шерсти.

Районные коллективные и советские хозяйства в год произ водили до 75–80 тыс. центнеров молока и 1500–1600 цент неров шерсти.

Подытоживая успехи сельского хозяйства, хочется на звать имена наилучших его организаторов — это Джаназян Вагинак, Алавердян Смбат, Папикян Гаруш, Багдасарян Ша лико, Буниатян Володя, Петросян Агабек. Это люди, кото рые способствовали ускоренному развитию производства.

До землетрясения хорошими показателями отличались и агропромышленные предприятия. Особенно наш первенец — завод по производству сахара, основанный еще в тяжелые во енные годы. Именно он положил начало первому рабочему коллективу, стал кузницей подготовки рабочих и инженер но технических кадров, которые поставлялись и на другие предприятия района. Здесь производились сахарный песок, мокрая и сухая выжимка, лимонная кислота и патока. И ра ботало около 1000 рабочих и служащих. Годовой валовой продукт составлял 13 15 млн. рублей. Своим добросовест ным трудом отличились Абрамян Карлен, Овсепян Агуник, Даниелян Галуст, Айвазян Алик и многие другие.

В 1965 г был пущен завод союзного значения — лифтост роительный, где трудилось более чем 600 рабочих и инже нерно технического персонала. Годовой валовой продукт ис числялся 12 13 млн. рублей. Завод поставлял лифты в круп ные города Советского Союза: Горький, Киев, Краснодар и др. Чтобы обеспечить его запчастями в Ширакамуте постро или завод «Лифтонормал», производивший ежегодно около 1 млн. продукции. Долгие годы им руководили заслужившие почет и уважение Восканян Ашот, главный инженер — Гука сян Арарат, передовиками производства считались Папикян Манук, Чобанян Вилен, Микаелян Грачик и др.

В 1969 г. пущен в действие Спитакский завод кожзамени телей, предусмотренный для производства запчастей к авто мобилям. Его годовой валовой продукт составлял 1,1–1, млн. рублей. На нем работало 100 человек. Более чем 50 лет нюю историю имеет Спитакский завод по производству сы ра с годовым валовым продуктом в 1,2–1,3 млн. рублей, где ежедневно перерабатывалось почти 45–50 тонн молока.

Большой вклад в бесперебойную работу внес механик Хума рян Мелик.

Обеспечением Спитака и близлежащих сел хлебом зани мался завод по производству хлеба. В 1966 г. началось стро ительство Спитакского комбината хлебопродуктов. Его мощность 350–400 тонн муки и 500 тонн комбикорма в день, а годовой валовой продукт — 40 млн. рублей.

После запуска цеха комбикорма хозяйства района обес печивались им без задержек, что, конечно, способствовало увеличению производительности животноводческой про дукции. На комбинате трудились более чем 400 рабочих и инженерно технического персонала. Своим трудом отличи лись главный инженер Макарян Матевос, электрик Сисакян Закар и другие.

До землетрясения, в 1978 г. вступил в строй Мец Пар нийский филиал Арзнийского завода по производству хрусталя.

Вопросами перевозки населения, а также грузов ведали действующие на территории Спитака 3 железнодорожные станции (Спитака, Налбанда, Калтахчи) и Спитакское авто предприятие.

В районе на должном уровне были поставлены вопросы школьного, культурно бытового обслуживания населения, а также здравоохранения, торговли, связи, электроснабжения.

Во всех селах района имелись клубы и библиотеки, совре менные школы, универмаги, было налажено водоснабжение, строились дороги, действовали сельские больницы — Джра шен, Мец Парни, Ширакамут и открывались медпункты.

Начиная с семидесятых, Спитакский район нашел пер спективное направление в экономике — легкую промыш ленность. С целью создания дополнительных рабочих мест в феврале 1974 г. в старом здании профтехучилища положено начало Спитакскому филиалу Кироваканского швейно про изводственного объединения, который возглавил начальник цеха лифтостроительного завода Норайр Мурадян. Под его руководством филиал за несколько лет достиг успешного раз вития и стал самостоятельной фабрикой. В течение 1979 гг. филиалы швейного производства открылись в шести селах.

Таким образом, разумно поставленное дело за четыре года вывело Спитакскую швейную фабрику на такой уро вень, что она больше не нуждалась в помощи Кировокан ского ШПО — ни в профессиональном, ни в организацион ном смыслах. Она могла действовать полностью самостоя тельно — причем, все нарастающими темпами. Благодаря умелому руководству директора, фабрика достигла того, что в 1981 г. стала производственным объединением. И, ес ли память мне не изменяет, уже в 1981 г. ее валовой продукт составлял 50 млн. рублей. Однако на этом развитие не оста новилось, и организовалось еще несколько фабрик. В Спи таке находились головная фабрика № 2 и производственная база, а также филиалы в 3 селах района, в городах Степана ване, Калинино и других. Между руководством Спитакско го ШПО и руководством 13 сел, где открылись фабрики и филиалы, установились хорошие добрососедские отноше ния. Их коллективы при необходимости помогали хозяйст вам на уборке сахарной свеклы. Ведь большинство рабочих оставались сельчанами. Следовательно, посредством до полнительного заработка они улучшали материальное по ложение своих семей.

За довольно короткий период объем годового валового продукта объединения в 1985 86 гг. превысил объем про дукции, выпускаемой всеми промышленными предприяти ями района. Во многом такое обнадеживающее направле ние легкой промышленности осуществлялось благодаря швейному объединению. В силу чего Спитакский район стал одним из самых быстро развивающихся промышлен ных районов Республики.

Важно заметить, что руководители Спитакского ШПО в процессе деятельности не ограничились лишь модернизаци ей производства, а всерьез заботились об увеличении мате риальной заинтересованности коллектива и улучшении культурно бытовых условий. Основная часть имеющейся у предприятия прибыли расходовалась не только на поощре ние членов коллектива, но и на социальные нужды, на созда ние нормальных условий для членов семей и детей. Об этом свидетельствуют те факты, что объединение построило в го роде и селах района шесть современно обустроенных детских садов, пионерский лагерь «Сказка» (пансионат) в Казанчий ском ущелье с бассейном, игровыми площадками (кегельба ном), коттеджами. На трех гектарах Базумского склона по явилось подсобное тепличное хозяйство, круглый год обес печивавшее членов коллектива свежими овощами и цветами.

Другой ведущей отраслью хозяйства стало пчеловодство с 300 пчелиными семьями.

Строительными работами занималось строительное уп равление объединения. Строя жилые многоэтажные дома, оно тем самым решило вопрос обеспечения своих сотрудни ков жильем. А также содействовало благоустройству города.

В частности, им реконструирован Спитакский стадион. И го родская футбольная команда тоже спонсировалась швейным объединением.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.