авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«88 198 8 –2008 8 Армянское горе — безбрежное море, пучина огромная вод; На этом огромном и черном просторе душа моя скорбно ...»

-- [ Страница 6 ] --

Что и говорить, хозрасчетный метод ведения производст ва, избранный руководством объединения, и форма исполь зования доходов хозяйства для улучшения культурно быто вых условий и жилья, способствовали поддержанию порядка на производстве, повышению производительности труда, со кращению убытков, улучшению качества продукции.

Конкретные мероприятия, предпринятые руководством, помогали успешно выполнять государственные плановые за дания, благодаря чему объединение неоднократно удостаи валось переходящего знамени ЦК КП Армении, Совета Ми нистров АрмССР и разного рода почетных грамот, дипломов и премий. За достигнутые успехи генеральный директор объ единения Н. Г. Мурадян награжден медалью «Дружбы наро дов». Одновременно с организацией производства он нахо дил время для учебы, написания диссертации, стремился ор ганизовать производство по научному методу, с применени ем преимуществ хозрасчета.

Политика, осуществляемая им, не могла не оказать пло дотворного влияния как на развитие Спитакского района, так и на ряд предприятий Республики, которые тоже явля лись доходными.

Пример Спитакского швейно производственного объе динения — касательно быстрого развития производства, улучшения условий коллектива, систематического выполне ния плановых заданий — наглядно показал, насколько важен человеческий фактор и какое решающее значение имеет пра вильно избранная кадровая политика, способствующая по вышению качества продукции. Все это позволило к 1988 го ду по сравнению с 1985 годом удвоить объем валового про дукта и довести его до 150 млн. рублей.

С учетом плодотворного труда генерального директора объединения, его личного вклада в организацию производст ва, улучшение материально бытовых условий коллектива, благоустройство города, расширение жилого строительства и пр. он был избран в 1988 году первым секретарем партии Спитакского района, а через год — депутатом Верховного со вета СССР.

К сожалению, созидательные планы развития Спитака прервало землетрясение. За считанные минуты оно сравня ло с землей все, что долгие годы создавалось самоотвержен ным трудом. Прежде преуспевающий промышленный и сельскохозяйственный район превратился в руины. Но са мая большая утрата — гибель почти 6 тысяч людей, более чем 2 тысяч детей.

Пострадала и наша семья. Я сам попал в больницу, из ко торой вышел лишь в конце марта. Пользуясь случаем, хочу выразить глубокую благодарность лечащему врачу Петрося ну Перчу Бардутовичу, сделавшему очень много для спасе ния человеческих жизней.

Когда вернулся домой, Спитак уже был очищен от ру ин, дороги открыты, решены проблемы с электроснабже нием, обеспечением связью, питьевой водой, хлебом. В раз битых на стадионе палатках действовала больница с при бывшими из Италии врачами. Имелась санэпидемстанция, что было чрезвычайно важно в этих условиях, когда город был, буквально, переполнен телами погибших. Нельзя не оценить вклад Хачатряна Норика, который провел боль шую работу для предотвращения возможности вспыхива ния эпидемии.

Помню, что руководство района, райком, районные городские исполкомы весь день были заняты приемом граждан, по возможности решая их проблемы. Первый се кретарь райкома Н.Г. Мурадян, пользуясь мандатом депу тата Верховного совета СССР, в экстренном порядке на лаживал связи с руководителями ряда союзных минис терств, ведомств, Председателем Правительства бывшего Советского союза Н.И. Рыжковым, с его заместителями, чтобы помочь пострадавшему от землетрясения району — особенно в вопросе обеспечения вагонами домиками, нужда в которых чувствовалась чрезвычайно остро. Бла годаря ему проводились не только восстановительные ра боты, но и было получено 361 легковых автомобилей для раздачи их инвалидам, тяжело раненным и семьям, ли шившимся большинства своих членов. Получены были также и коляски для инвалидов. Посредством бюро райко ма раздавались итальянские домики, а также обустраива лись жилые территории, застроенные узбекскими и эстон скими строителями.

Но с распадом СССР строители, прибывшие из различ ных областей бывшего Советского Союза, вернулись обрат но в свои республики. А в самой Армении, как и в России, стали создаваться новые порядки и утверждаться новые от ношения, не способствующие энергичному продолжению восстановительных работ.

Фаград Апуджанян, главный редактор газеты «Лусардзак», первый заместитель председателя исполкома бывшего Спитакского райсовета Миф возрождения разрушенного города Каждое живое существо обречено на гибель.

Но семена жизни восстают из смерти, И мир продолжает существовать.

Геворик Эммин, армянский поэт После потрясшего Армению землетрясения минуло уже 20 лет. Прожитые десятилетия были не только горестным периодом боли и вкушения потерь, но и периодом непоколе бимой воли, переживаний нашего народа, когда мы получили опыт и суровый жизненный урок — не повторять ошибок прошлого.

Декабрьское землетрясение, принесшее тысячи человечес ких жертв и нанесшее огромный материальный урон эконо мике республики, признано одним из сильнейших во всемирной истории. Большая часть территории (особенно северные районы) пострадала, люди лишились родных, крова, рабочих мест, уверенности в завтрашнем дне. И сколько бы с той по ры не прошло лет, 7 декабря навсегда останется для нас Днем национального траура. Когда каждый армянин считает сво им долгом придти и поклониться могилам тех, кто остался по ту строну жизни, когда в 11:41 словно остановились стрел ки часов...

Многие, наверное, помнят, что в то декабрьское утро не бо было на редкость безоблачным и чистым, светило солнце и невозможно было даже представить себе, что вскоре про изойдет сотрясение недр — земля начнет грохотать, деревья и здания качаться, а стены домов рухнут, заживо похоронив под завалами тысячи людей.

Как не содрогнуться от боли, когда вспоминаешь, что в Спитаке погибло 4003 человека, в Ширакамуте — 313, в Джрашене — 247, в Аревашоге — 136, в Гегасаре — 131, в Го гаране — 114, в Сараарте 100, в Мец Парни — 82, в Лусахбю ре — 55, в Цахкабере — 45, в Лернаване — 43, в Карадзоре — 38, в Лернанцке — 38, в Шинаване — 31, в Сарамедже — 23, в Катнаджуре — 23, в Артагюхе — 19, в Гурсали — 10, в Хнкояне — 6, в Сараландже — 2. Итого 5451 человек. Веч ная им память!

В течение первых секунд более чем 11 тысяч семей или около 50 тысяч человек остались без крова, 420 тысяч кв/м жилплощади сравнялось с землей — ни школ, ни библиотек, ни больниц. Одна только горькая статистика… Народное сказание гласит: «Бог дал скорбь горе, гора не выдержала, дал человеку, и человек выдержал». В этой прав де заключена большая, но безжалостная истина. Мы, испы тавшие трагедию, знаем, какой ценой народ несет свое обще народное горе. Конечно, нет сомнения, человек силен духом и верой, рождающими в нем оптимизм. И не случайно, в час тяжелейших испытаний в нас загорелся огонь жизни, борьбы за нашу светлую мечту. Ведь секрет вечности состоит в сози дании настоящего и будущего...

Говорят, в ту роковую минуту, когда недра земли превра тились в братскую могилу для десятков тысяч людей, в чер ном, прокопченном небе, сотрясаемом криками, воплями и стонами, в операционной спитакской больницы раздался громкий плач новорожденного — как жизнеутверждающий гимн, как первый проблеск надежды, дающей новые всходы.

В ночь на 8 декабря родилось 13 мальчиков и девочек. Не с этой ли радостной вести и утвердилась вера, что еще не все потеряно?!

Оптимизм никогда не оставлял нашу нацию. И если в первые часы мы, оставшиеся в живых, были похожи на мерт вых — окаменевшее от боли и ослепшие от слез — то вскоре чужое горе выпрямило нам спины, заставило ощутить себя не жертвой, а спасателями тех, кто нуждался в нашей помо щи, поддержке и сочувствии. Набатным колоколом по всей республике прозвучали святые слова католикоса Армении, патриарха Вазгена I, адресованные пострадавшим, которые и сегодня мы восприняли как призыв и завет: «Родные и близ кие! Мужайтесь в этот трудный час боли и несчастья, будьте сильнее духом, утешьте друг друга сердцем, праведным взглядом, направляя его на самый высокий символ нашей жизни и вечности — на святую гору Арарат».

Благословенные Богом, преисполненные чувством стра даний и гордости, горечью утрат и силой братства, милосер дия и мужества, солидарности и интернационализма, спи такцы, были сподвигнуты к активному действию.

Так начал складываться миф Возрождения разрушенных стихией городов и сел. Впрочем, миф, предание, легенда — это для других, а для армян — суровая реальность того отрез ка времени, что растянулся на долгие двадцать лет. И каж дый получил свою долю — тяжелого нательного креста и творца — высшего предназначения жизни!

…Декабрь 1988 го стал новой точкой отсчета жизненно го пути и первого секретаря Спитакского райкома компар тии Норайра Мурадяна, который разделил судьбу тысяч ар мян, потерял семью, 11 близких родственников. Сполна хлебнул горя и страданий, ощутил поддержку и жестокие удары в спину. Не каждый выдержит такое. Но он смог пре возмочь личное горе. Испытания не сломили его. В нем ока залось достаточно веры, силы и оптимизма, чтобы идти впе ред, принимать нужные решения во благо людей. С первых же часов стихийного бедствия он беспрерывно работал: ез дил по объектам, говорил с пострадавшими людьми, спаса телями, железнодорожниками, сейсмологами, строителями.

Одних успокаивал, в других вселял уверенность, третьим давал распоряжения. Обсуждал с проектировщиками образ будущего города.

Благодаря ему и оперативно созданному им районному штабу велись спасательные и восстановительные работы.

Нам подали дружескую руку люди со всего мира: привезли одежду, питание, лекарство. Но в первую очередь — достави ли отряды добровольцев. Сегодня трудно представить, на сколько возросло бы число человеческих жертв, если бы не своевременная интернациональная помощь. Можно ли за быть о самоотверженности и поистине героических деяниях, проявленных в Спитакской трагедии!

В декабре 1990 года командовавший отрядом спасателей французского города Бурж, полковник Патрик Мартен по сетил территориальный комитет и сказал, что мужчины из его отряда около 3 месяцев выполняли спасательные работы в северной части города. Но считают свой вклад в общее де ло недостаточным. Поэтому после возвращения домой в южных районах Франции они организовали сбор пожертво ваний: собрали большую сумму денег и готовы привезти продукты питания и все, что необходимо для восстановле ния. В составленный список вошли инструменты, строи тельные материалы, оборудование и даже машинки для ши тья женщинам инвалидам.

Не сомневаюсь, что такие люди, жертвующие последним ради блага других, являются гордостью любой нации. Они не нуждаются в публичной известности, наградах, но, бесспор но, могут считаться почетными гражданами всей Планеты.

Не прошло и полугода с момента стихийного бедствия, как мы получили помощь от итальянского народа: 220 семей справили новоселье в итальянском поселке, где сейчас есть школа, детская и стоматологическая поликлиники, магази ны — словом, все то, что требуется для организации нор мального быта.

Норвежцами сдана в эксплуатацию больница на мест, с отделениями, оборудованными современными инст рументами, а также медицинский поселок с удобными до мами. Благодарный армянский народ именовал клинику именем норвежского гуманиста Ф.Нансена, о чем свиде тельствует расположенная у входа гранитная скульптура. А городская поликлиника в разговорной речи жителей стала называться «финской», поскольку была подарком финско го народа.

Довольно быстро были введены в строй больница, чешская школа, детские сады. В Москве, Ташкенте, Тали не и других городах во время визитов по инициативе го родского бюро Н.Мурадяном совместно с местными влас тями и различными государственными структурами реша лись разные вопросы и выдвигались все новые задачи: как ускорить бесперебойное обеспечение транспортом, улуч шить снабжение, больше возводить жилья, объекты соц культбыта.

Была спроектирована центральная часть города, парал лельно с геологическими исследованиями реализовывалось размещение германских домов, передвижных бань. В корот кий срок урегулированы вопросы водоснабжения, вывоза мусора. Город не подвергся заразным заболеваниям, что вы глядело исключительным явлением в условиях стихийного бедствия такого масштаба.

Конечно, трудно перечислить все этапы 20 летнего воз рождения Спитака. Вместе с тем, к наиболее важным из них — помимо спасательных и строительных работ — нель зя не отнести и организацию образовательной системы.

Первые шаги в этом направлении были сделаны еще в пала точных условиях, затем на смену пришли вагончики, а по том и деревянные школьные постройки. При всех нелегких перипетиях восстановительного периода учителя продол жали обучать, а ученики — обучаться. Спитакские дети ста ли тем поколением, что вкусило горечь сиротства, преодо лело голод и холод, но даже в трудный период восстановле ния получало знания.

В первые два года после стихийного бедствия активные работы велись в сфере жилищного строительства. Целые кварталы выстроены в Ширакамуте, Аревшоге, Цахкабере, Лусахбюре, Сараарте, Лернаване, Джрашене, Гогаране, Геха саре, Катнаджуре, на новых территориях начали постройку новых сел Лернанцк, Сарамеч, Артагюх, Мец Парни. Почти во всех населенных пунктах района значительная часть жи телей поселилась в немецких, голландских и итальянских домах. В течение 1989 90 х годов почти завершены строи тельные работы по восстановлению сел Хнкоян, Сараландж, Шенаван, Карадзор, Нор Хачакап.

Однако распад СССР и другие политические события во зымели свое негативное действие, и строительство почти прекратилось. Республика оказалась в затяжном экономиче ском кризисе, который усугубил положение спитакцев, а свертывание работ по восстановлению стало новым бедстви ем для народа.

Зажили прежние раны города. Утихли горечь и скорбь, перенесенные спитакцами в конце прошлого века. Жители постепенно преодолели психологию жертвы землетрясения.

Они смогли выжить и начать трудиться, потому что вера в лучшее будущее их была крепка и сильна. И сегодня она при дает им силы для новых свершений… О. В. Бортнев, бывший заместитель председателя Государственного строительного комитета СССР Работа в экстре мальных условиях Беда всегда приходит неожиданно.

Вот и сообщение о том, что в Арме нии произошло землетрясение, прозвучало, как гром среди ясного неба. На первых порах подробнос тей, естественно, никто не знал: в коротких сводках говори лось лишь о том, что разрушения очень большие и много че ловеческих жертв. Эпицентр землетрясения — Спитак (пото му и трагедия позже названа Спитакской).

Я в то время работал заместителем Председателя Госу дарственного строительного комитета СССР. Глава комите та Баталин Ю. П., являясь одновременно и заместителем Председателя Совета Министров СССР, срочно принял ре шение создать в Москве оперативный штаб Госстроя СССР по оказанию помощи пострадавшим районам Армении и по ручил мне его возглавить. А сам, вместе с Н.И Рыжковым, Председателем Совета Министров СССР и другими госу дарственными деятелями вылетел в зону бедствия.

На оперативный штаб возлагалась обязанность: в крат чайший срок сформировать от каждой союзной республики и каждого министерства группы, оснащенные необходимой техникой и инструментом. А также организовать совместно с Министерством военно транспортной авиации, которое возглавлял тогда генерал полковник В. В. Ефанов, доставку их в Армению для проведения работ по спасению людей.

Надо сказать, в этом вопросе наибольшую организован ность проявили строительные министерства. Их группы, буквально, на второй же день после получения указания, на ходились в аэропортах, и руководители докладывали о го товности к вылету.

Началась массовая переброска сформированных отрядов самолетами ИЛ 76 и АН 124 к месту трагедии. На эти цели, помню, выделили свыше 350 бортов. Почти вся военно транспортная авиация была задействована на решение по ставленной задачи. Одновременно заработала огромная воз душная армада. Интенсивность полетов была такой напря женной, что над аэропортами Еревана и Ленинакана часто наблюдалась карусель из множества самолетов, которые, кружась, ожидали разрешения приземлиться.

Конечно, подобная экстремальность не обошлась без не приятностей. Один ИЛ 76 при заходе на посадку разбился, погибли экипаж и пассажиры. На летном составе и частях обеспечения лежала огромная ответственность. Ведь опера тивно доставить к местам бедствия спасателей, а затем и строителей вместе с техникой со всех уголков нашей огром ной территории можно было только по воздуху. Люди, по гребенные под завалами, срочно нуждались в помощи. Пони мая это, летчики работали днем и ночью, безотказно и сла женно. Полеты не прекращались даже в невероятно сложных метеорологических условиях. И, надо признать, что военно транспортная авиация не подкачала и отлично справилась с поставленной задачей.

Для меня это были дни предельно большой нагрузки — первые недели не имел даже возможности уйти с работы до мой. За короткое время в основном удалось перебросить в зо ну бедствия огромное количество людей, развернуть широ кий фронт диверсифицированной деятельности в разных на правлениях, как того требовала экстремальная обстановка, обусловленная последствиями землетрясения.

Однако после завершения первого этапа работ по оказа нию помощи Армении, распоряжением Генерального секре таря ЦК КПСС Горбачева М.С., оперативный штаб прекра тил свое существование. Я был переведен в Комиссию Со вета Министров СССР по чрезвычайным ситуациям на должность заместителя председателя, которым в то время был 1 ый заместитель Председателя Совета Министров СССР Догужиев В.Х.

Одним из главных направлений деятельности комиссии стал контроль за реализацией мер помощи пострадавшим Армении, намеченных союзным правительством.

С первых же дней пришлось активно включиться в рабо ту. По мере того, как уточнялись размеры разрушений, ста новилось очевидным, что для восстановительных работ не обходимо резко увеличить число рабочих рук, потребуется и большое количество строительных материалов, а также тех ники и транспорта.

Детально ознакомившись с положением дел на местах, мы пришли к выводу, что прежде недостаточно квалифици рованно велись геологические изыскания в местах строи тельства и восстановительных работ в целом, а также слабо осуществлялось проектирование в зоне повышенной сейс мичности.

Значит, надо было, не откладывая, найти эффективные рычаги воздействия для ускорения этих процессов с тем, что бы в эпицентре бедствия все делалось значительно быстрее и качественнее. В этих целях Догужиев назначил меня ответст венным от Комиссии Совмина по чрезвычайным ситуациям за проведение восстановительных работ во всех зонах Арме нии, подвергшимся разрушениям, и на длительное время ко мандировал в Ереван для осуществления этих задач на месте.

По прошествии времени могу сказать, то время стало для меня испытанием на прочность. Рабочая неделя длилась без выходных, по 14 16 часов в сутки. И так ежедневно, на про тяжении почти двух лет.

Поскольку эпицентр землетрясения пришелся на Спи так, то город в одночасье был стерт с лица земли и превращен в груду развалин. Фактически, ни одно из зданий не выдер жало ударов стихии. В Ленинакане, втором по величине го роде Армении после Еревана, была полностью разрушена вся промышленность, выведено из строя 80% жилья и объектов социально бытового назначения. Сильно пострадали города Кировакан и Степанован.

Беда не обошла стороной и сельскую местность — в пол ной разрухе оказались свыше трехсот населенных пунктов.

Природная катастрофа унесла из жизни более 25 тысяч жи телей республики, десятки тысяч искалечила. Полмиллиона человек осталось без крова.

Для того, чтобы в короткие сроки восстановить разруше ния, требовались неординарные меры, огромные трудовые и производственные ресурсы, а также немалые денежные вло жения. Партией и Правительством СССР сразу был принят ряд постановлений, конкретно определяющих нужные меры и статьи их финансирования. Хочу подчеркнуть, что таких масштабов восстановительных работ и таких крайне сжатых сроков еще не знала мировая практика.

По вполне понятным причинам, и моя работа в Армении находилась в зависимости от той напряженной обстановки, которая сложилась во всех очагах бедствия в связи с постав ленными задачами.

Трудиться приходилось больше, чем на пределе челове ческих возможностей. Как говорят спортсмены — на втором дыхании, с максимальной отдачей сил и решимостью в мак симальной мере выполнить свой гражданский долг. Поэтому график работы я строил таким образом, чтобы успеть за день рассмотреть положение дел со строительством в Ленинака не, а затем по одному дню недели провести непосредственно в пострадавших городах — Спитаке, Кировакане, Степанава не и отдельно в сельских районах.

С выездом на места детально изучалась обстановка, затем с участием местных партийных и советских органов, с руко водителями всех организаций, принимающих участие в вос становительных работах, проводилось рабочее совещание, где подводились итоги анализа сложившегося положения, осуществлялся спрос с должностных лиц за срыв заданий, допущенное отставание, упущения в работе. Давались необ ходимые поручения, и при этом обязательно проверялось выполнение предыдущих.

Суббота и воскресенье отводились для рассмотрения и обстоятельного обсуждения дел в Ереване со всеми про фильными организациями, подведению итогов хода вы полнения работ по разработке генпланов и детальной пла нировке территорий застройки, проектированию и геоло гическим изысканиям, а также вопросам микросейсморай онирования.

При решении столь большого комплекса проблем прихо дилось вкладывать немало усилий, чтобы не допустить от ставаний в важнейших направлениях деятельности. А стро ительная отрасль тогда играла решающую роль. Выходные дни были единственно возможным временем для работы с союзными и республиканскими органами, с министерства ми и ведомствами. И так каждую неделю, за исключением тех нескольких дней в месяц, когда приходилось возвра щаться в Москву для соответствующих докладов по неот ложным вопросам, решение которых возможно было только при личном присутствии.

Такая кропотливая, постоянная, а главное, на протяже нии длительного времени, работа, безусловно, способство вала тому, что мы шаг за шагом все увереннее продвига лись вперед, помогая нормализовать рабочий ритм городов и сельских населенных пунктов, пострадавших от земле трясения.

В те трагические дни мы не только наглядно увидели, но и реально ощутили на себе те огромные возможности и пре имущества, что дает союзное государство. За всем тем, что совершалось в разрушенных районах Армении, стояла еди ная могучая государственная экономика, основанная на эф фективной интернациональной политике.

В зону бедствия непрерывным потоком поставлялось все необходимое — от одежды и продуктов питания до стройматериалов и техники. Здесь трудились люди национальностей. Все, кто прибыл в Армению для восста новления разрушенных городов и сел, проявляли чудеса героизма;

работали, не считаясь со временем, находясь да леко не в комфортных условиях. Но всех объединяло же лание: сделать как можно больше для братского армянско го народа.

Особо хочется выделить строителей Минсевзапстроя СССР, где министром в то время был Решитилов В.И. Стро ительной площадкой министерства стал город Ленинакан.

Здесь силами ведомства выполнялся огромный объем работ.

Причем, очень важно, что с первых дней министерством чет ко и очень правильно была определена стратегия деятельно сти — упор сделан на первоочередное создание производст венной базы.

Сразу же был восстановлен завод по выпуску железобе тонных изделий, построен мощный бетонный узел для снаб жения стройки бетоном, организован выпуск сейсмостойких панелей для домостроения. Изготовлена необходимая метал лическая опалубка для монолитного строительства домов.

Было завершено строительство Разданского и Араратского цементных заводов, с пуском которых в эксплуатацию замет но улучшилось обеспечение строек цементом.

Меры по созданию производственной базы создали в Ленинакане благоприятные условия для строительства жи лья, школ, детских садов, восстановления разрушенных предприятий промышленности и коммунального хозяйст ва. Минсевзапстрой СССР выполнил в этом городе боль шой объем строительства жилых домов и объектов различ ного назначения.

Заслуживают одобрения и организации Минэнерго СССР, которые восстановили в Кировокане ТЭЦ и построи ли магистральную теплотрассу. Здесь же успешно трудились строители Украинской ССР под руководством заместителя Председателя Совета Министров УССР Борисовского В.З. и министра строительства Сало В.П. по сооружению жилых районов города.

В наиболее разрушенном Спитаке работали строители Узбекской ССР и Эстонской ССР. К сожалению, их резуль таты, по ряду причин, оказались более скромными, нежели в других регионах бедствия.

Подобные примеры и факты можно перечислять долго.

Кто то работал лучше, у кого то получалось хуже. Это и по нятно, при таких масштабах катастрофы не обойтись без слу чаев неорганизованности, сбоев. Хотя у всех преобладало ис креннее желание помочь людям, оказавшимся в беде. Когда боль и трудности пострадавшего населения воспринимались как свои собственные.

Кто то может сегодня упрекнуть нас за то, что намечен ные объемы восстановления полностью не выполнены. Но ведь на то были и вполне объективные причины. Нельзя за бывать, что сроки проведения восстановительных работ и плановые задания определялись в условиях шокового со стояния, без достаточной предварительной проработки и учета крайне трудоемких подготовительных исследова тельских и проектных работ, создания необходимой произ водственной базы. А выполнять их предстояло оперативно и одновременно Главным аргументом в то время оказалось желание как можно быстрее придти на помощь, во что бы то не стало. Зна чительно позже, когда был изучен и обретенный отечествен ный, и зарубежный опыт, стало абсолютно очевидным, что на ликвидацию последствий аналогичных природных катаст роф затрачивается значительно больше времени, чем было предусмотрено нами.

Тем не менее, все министерства и ведомства СССР, все союзные республики не испугались установленных столь сжатых сроков, а активно взялись за дело. И на первых порах заметно преуспели. За короткое время (на что в обычных ус ловиях иной раз уходят годы) были выполнены в основном подготовительные работы, разобраны все завалы, проведены необходимые изыскания, осуществлено проектирование, со здана достаточная производственная база.

Одним словом, к началу 1990 года сложились благопри ятные условия для организации восстановительных работ, которые велись широким фронтом в основных районах бед ствия. Набранные темпы строительства позволяли сделать вывод, что намеченная программа по ликвидации последст вий землетрясения может быть полностью завершена за три, максимум четыре года.

Однако во второй половине 1989 го стала резко ухуд шаться общественно политическая обстановка в Армении и вокруг нее. Оппозиция существующей в то время власти вместо того, чтобы активно участвовать в работах в пост радавших зонах и мобилизовать на это население всей ре спублики занялась прямо противоположной деятельнос тью: собирались многотысячные митинги, люди отрыва лись от дела, и решались лишь вопросы захвата власти.

Складывалось впечатление, что новоявленным, безответ ственным, по другому их, к сожалению, не назовешь, лиде рам АОД было глубоко наплевать на тяжелейшее положение своего народа. Их абсолютно не интересовало, как обстоят дела с восстановлением объектов в пострадавших районах.

Больше того, с их стороны делалось все возможное, чтобы строительство велось как можно хуже, чтобы тем самым, скомпрометировать союзную помощь в глазах простых лю дей. А затем они и вовсе перешли к непозволительным дей ствиям — проведению подрывных и террористических ак ций. Начались массовые блокады железных и автомобиль ных дорог, на Мегринском участке железнодорожные пути вообще были взорваны.

Делалось это в то время, когда сотни тысяч армян оста лись без жилья, а огромная армия строителей оказалась не способной вести работы широким фронтом. Повсюду на чались массовые простои из за того, что месяцами не по ступали строительные грузы. В этой ситуации правитель ства союзных республик не сочли возможным продолжать оказание помощи и в одностороннем порядке стали при нимать решения о свертывании работ. Вскоре строители прекратили свою деятельность в Армении и покинули ре спублику. Несомненно, это нанесло сильнейший удар по ее экономике, от которого она, по сути, не оправилась и по сей день.

Наряду с героическими усилиями, продемонстрировав шими всему миру самоотверженность людей, сплотившихся в единую семью народов в минуту трагедии, это был горький урок, наглядно показавший, к каким роковым последствиям может привести необдуманная политика, взявшая курс не на созидание, а на разрушение.

Прошедшие со дня землетрясения двадцать лет с еще большей настоятельностью напоминают об этом, требуя все более активных и решительных действий, направленных на упрочение экономики Республики Армения, подорванной в свое время землетрясением.

С.Е. Назарян, Герой Социалистического труда Каждый помогал, чем мог В течение прожитых лет и всей своей долгой трудовой деятельнос ти я перенес немало трудностей и несчастий, но то, что случилось го декабря 1988 года, в 11 часов минуты, невозможно описать.

Произошло сокрушительное землетрясение в Спитаке, последствия которого продолжают оставаться среди самых неисцелимых и изнуряющих душу горестей, испытываемых каждым человеком, ощущающим острую боль в сердце.

В результате землетрясения были разрушены почти все жилые дома в северной части Армении. Только в Ленинака не превратилось в руины 774 зданий, перестали работать предприятия. 514 тысяч человек остались без крова. Значи тельные потери пережили 90 колхозов, 209 государственных хозяйств, 1383 скотных двора. Уничтожено 80 тысяч голов крупного и 120 тысяч голов мелкого рогатого скота, более миллионов птицы.

После подземного толчка, потрясшего землю, среди насе ления началась паника, на дорогах образовались пробки. Я едва сумел добраться до Ахуряна, где работал мой старший сын Вардан. К счастью, здание райкома уцелело, и сын остал ся жив, но, как и многие, оказался в первые минуты сильно подавлен, растерян.

Обнадежив его, тут же, без промедления приложил свои организационные способности для осуществления спаса тельных работ в зоне бедствия. Сразу же из Ахуряна перевез троих тяжело раненных в центральную больницу Маралика, после чего отдал служебную машину для доставки постра давших из Ленинакана и Ахуряна.

Будучи председателем Мараликского колхоза и, прини мая во внимание, что в хозяйстве мы обошлись без челове ческих потерь, отдал соответствующие указания, чтобы не замедлительно направить имеющуюся в распоряжении тех нику и человеческие ресурсы на круглосуточные спасатель ные работы.

Одновременно административное здание колхоза пере оборудовали под больницу. Оснащение и предметы первой необходимости (как, впрочем, и питание для прибывающих пациентов) закупили за счет средств колхоза. В тот же день в бывшую нашу контору привезли 60 легко раненных, а людей с тяжелыми повреждениями отправили в центральную боль ницу Маралика, Талина и Еревана.

До поздней ночи в Маралик поступило около 2000 жите лей Ленинакана. До конца декабря у меня и моего брата, се кретаря райкома Спартака Назаряна гостили 30 человек.

Среди них — беременные женщины, которым оказывали пер вую помощь мои два сына и невестка. Все — врачи по про фессии. Кроме того, моя дочь Нуне помогала перевозить по страдавших а при необходимости сдавала свою кровь для нуждающихся в переливании.

Мой брат Спартак Назарян в эти трудные дни направил силы для решения текущих проблем. А его сын Вазген, зани мавший должность главного судебно медицинского экспер та Ленинакана, самоотверженно выполнял свои профессио нальные обязанности и создавал оптимальные условия для работы сотрудников, приехавших из заграницы.

После землетрясения я помогал строителям, прибывших из Латвии и Казахстана. Для строительства многоквартир ных домов, а также для школы и больницы было передано га земли. Теперь с горечью признаю тот факт, что, находясь в плену ложных патриотических призывов и девизов «Мы по строим каждому свой личный дом», руководители приоста новили широкомасштабные строительные работы в районе.

И отказались от приезжих специалистов, протянувших нам руку помощи в самое трудное время.

Сегодня многие из совершенных тогда ошибок преданы забвению. Хотя в юбилейный год, чтя в День национального траура память погибших, не мешает вспомнить все то, что было сделано и совершено за прошедшие со дня землетрясе ния двадцать лет. Только дав объективную оценку прошло му, Республика Армения сможет выйти на новую траекто рию развития… В.Н. Покровский, профессор, академик, в то время уполномоченный Президиума АН СССР по космическому приборостроению, созданию телескопов и сейсмостойкому энергооборудованию Помощь в восстанов лении снабжения электроэнергией Сообщение о землетрясении в северных районах Арме нии застало меня в самолете «Гавана Москва» в момент воз вращения с Кубы, где я находился в служебной командиров ке, связанной с созданием радиотелескопов, предназначен ных для внедрения в других странах Южной Америки.

Показанные по телевизору кадры разрушения и экстрен ное сообщение по радио о том, что в зоне бедствия из строя вышла вся энергетическая система, потрясли меня. Особен но увиденные фрагменты борьбы со стихией. До сих пор не могу забыть стойкость 8 летней девочки, зажатой между бе тонными панелями, и самоотверженность врачей и спасате лей, оказывающих первую помощь с фонариками при отсут ствии электричества.

Что касается меня, то я готов был применить знания по своей специализации, чтобы как можно быстрее помочь восстановить жизненно необходимое снабжение электро энергией.

В период после Ташкентского и вплоть до Спитакского землетрясения в Советском Союзе еще не были разработа ны сейсмостойкие трансформаторы, поэтому в сейсмически опасных районах, как правило, работали обычные, которые, естественно, не выдержали удара природной стихии, разбу шевавшейся в одной из Закавказских республик. Хотя в то время, в СССР, мы уже разрабатывали совершенно секрет ный комплекс радиотелескопа РТ 70 с сейсмически устой чивыми трансформаторами для связи с космонавтами и для анализа подвижек земных платформ — предвестников зем летрясений. Комплекс радиотелескопа РТ 70 располагался в горах Узбекистана на высоте 2500 м и был рассчитан на физические разломы в 11 баллов. Один из сейсмостойких трансформаторов мощностью 12000 кВА находился в про цессе сборки в Тольятти и готовился к отправке в горы Уз бекистана.

В этот трагический момент декабря 1988 года, забыв про подписку о неразглашении секретных сведений с грифом «СС», я с домашнего телефона позвонил академику Виктору Григрьевичу Афанасьеву, тогда главному редактору газеты «Правда», и поделился с ним своей идеей применить сейсмо стойкие трансформаторы в Армении. Он опубликовал об этом информацию в газете.

Через два дня директор Института космических иссле дований академик Роальд Зинулович Сагдеев одобрил мое предложение и подсказал, как действовать дальше че рез Правительство СССР для передачи трансформатора в Спитак.

Так, в эпицентре землетрясения оказался первый дейст вующий сейсмостойкий трансформатор Советского Союза.

Затем для восстановления электроснабжения Армении были разработаны другие серии сейсмостойких трансформаторов, рассчитанных на различные мощности. А теперь трансфор маторные заводы России и Украины (Москва, Тольятти, За порожье) выпускают их для атомных и гидроэлектростанций сейсмически опасных районов всего мира.

Помню, как «Голос Америки» впервые в мире (до СМИ Советского Союза) осветил трагедию Спитака. Впоследст вии, когда советская делегация Комитета борьбы за ядерное разоружение летела по просьбе Буша старшего для оказания помощи по преодолению последствий Сан Францисского землетрясения (это случилось в тяжелое для Америки время еще до встречи двух президентов — Буша с Горбачевым), в состав делегации был включен бывший секретарь райкома партии Спитака Норайр Григорьевич Мурадян. Задачей его стал сбор средств на восстановление Армении в самой боль шой армянской диаспоре (3 млн. человек), и эту миссию он достойно выполнил.

В работе принимали участие МИД СССР, сенатор Гор и американка, внучка бывшего президента Сьюзен Эйзенхау эр, пригласившая советскую делегацию вместе с обаятель ным женским персоналом, куда входила и жена вице прези дента США г жа Куэйл, для двусторонних переговоров по оказанию помощи.

В Государственном Департаменте США русских впервые принимали в условиях «холодной войны». Знаю, тогда Гос департаменту были вручены следующие предложения:

• о совместной борьбе с землетрясениями в мире • совместной работе МЧС СССР и Америки • совместной работе в космосе Ранее аналогичная работа проводилась с Президентом и Правительством Мексики, что широко освещалось много численными средствами массовой информации США. Го раздо сдержаннее в ту пору оказались российские СМИ.

Распад Советского Союза не позволил, к сожалению, долж ным образом оценить эту важную гуманитарную акцию и поблагодарить лиц, принимавших в ней участие. Однако, думаю, что ряд шагов не поздно предпринять и спустя двад цать лет, пока не забыты события, связанные со Спитакской трагедией, память о которой планируется увековечить, от крыв историко мемориальный патриотический комплекс — как напоминание о прошлом в ракурсе решения актуальных проблем современности, в свете дальнейшего развития и процветания Республики Армения.

А.Д. Гомцян, губернатор Ширакской области Первые шаги возрождения Еще долго после декабрьской траге дии в пострадавших районах Арме нии грохотали взрывы, сносились полуразрушенные дома, и мощные грузовики вывозили тонны строи тельного мусора. Известно, что со здавать гораздо труднее, чем разру шать. Но даже перед такой страш ной бедой, как землетрясение, унесшее тысячи жизней, нель зя было поддаваться отчаянию и опускать руки — всегда надо думать о будущем. В этом единственное спасение — и для каждого человека, и всего армянского народа!

После первых траурных дней настала пора решительных практических действий — перехода к восстановлению постра давших от стихии сел и городов. Параллельно с расчисткой за валов Республике предстояло выполнить огромный объем ра бот — почти заново отстроить весь производственный и жи лой фонд, объекты социальной сферы, учреждения культуры.

Гукасянский район (ныне Ашоцк) в составе Ширакской Губернии находится на северо западе Республики Армения:

приграничная зона с запада с Турцией, с севера — Грузией.

В районе расположено 25 сел, райцентр — поселок городско го типа — Ашоцк. Климат в регионе очень суровый и потому он считается армянской Сибирью.

После землетрясения все населенные пункты (кроме 5 се верных сел), до 90% были разрушены. Пострадали жилые, со циально культурные, сельскохозяйственные и другие объекты.

Но по итогам первого года восстановительных работ в районе построено около 60 тыс. м2. жилой площади, что по объемам среди 18 пострадавших районов, находящихся в зоне бедствия, самый большой показатель. Например, в 1989 г. в таких круп ных городах как Ванадзор, Артик, Степанаван, соответственно, построено всего 24,5 тыс. м2, 12,5 тыс. м2, 19,5 тыс. м2. жилой площади а 1989–1991гг. в целом на территории района сдано в эксплуатацию 110 тыс.кв.м. жилья. За этот же период появи лось 19 школ, предоставивших 5000 тыс. учебных мест. Это школы улучшенного типа с оборудованными лабораториями, компьютерными классами. Финансирование и строительно монтажные работы вели российские, украинские, итальянские компании. В 1991 году построена также больница на 122 боль ничных койки, с современным медицинским оборудованием, квалифицированными специалистами. После переговоров ле чение и другие расходы на себя взяла итальянская организация «Каритас», которая финансирует и до настоящего времени.

Кроме того, полностью были восстановлены объекты жилищ но коммунального хозяйства и часть объектов сельскохозяйст венного и промышленного назначения.

Ширакская область, где областной центр г. Гюмри, по численности населения является вторым городом после Ере вана, имеющим большое культурно просветительское, исто рико традиционное, научно исследовательское значение.

Область включает в себя следующие районы;

Артикский, Мараликский, Ашоцкий, Ахурянский, Амасийский.

Возведено жилья в целом по району 1989 1991 гг. 1140 тыс. м 1989 2000 гг. 17020 тыс. м В том числе в Гюмри 1989 1991 гг. 662 тыс. м 1989 2000гг. 990тыс. м Школ (ученических мест) 1989 19991 гг. 1989 2000гг. В том числе в Гюмри 1989 1991гг. 1989 2000 гг. В целом, больницы по региону (больничных коек) 1989 1991гг. 1989 2000 гг. В том числе в Гюмри 1989 1991гг. 1989 2000 гг. Историческая часть г. Гюмри почти не была восстановлена.

Застроены новые микрорайоны Ани и Муш. Работы начаты с 1996 и продолжались до 2001 года. В настоящее время почти восстановлена и благоустроена центральная часть города, име ющая историческое значение. Из производственных объектов в 1990 г. восстановлены «Артик туф», 1999 г. — Гюмрийская обувная фабрика, мясокомбинат, 1996 г. пивоваренный завод, мебельный комбинат, часть объектов легкой промышленности (чулочно носочная, трикотажная, швейная, прядильная фаб рики), а также объекты строительной индустрии.

Однако, несмотря на большую работу, еще многое пред стоит сделать для полного возрождения тех городов и райо нов, что двадцать лет назад так сильно пострадали от земле трясения.

В. Мусаелян, подполковник, служил в политотде ле Военного комиссариата Азербайд жанской ССР. В мае 1999 года пере веден в политический отдел Военно го комиссариата Армянской ССР.

Затем служил военкомом Мясникян ского, Арабкирского районов г. Ере вана, был начальником Управления мобилизации и заместителем Воен ного комиссара Республики Арме ния. В 2001 году назначен Военным Атташе Республики Армения в Рос сийской Федерации. С 2004 г. по на стоящее время является начальником Управления военного со трудничества Секретариата Организации Договора о коллек тивной безопасности.

Они не успели помочь… К декабрю 1988 года большинство армян, проживавших в Азербайджане, по причине массовых притеснений со сторо ны националистических и хулиганствующих группировок, были вынуждены покинуть места постоянного проживания.

Как и многие другие, я отправил свою семью и всех близ ких родственников в Армению. Сам же, как военнослужа щий, продолжал оставаться в Баку и ждать решения, коман дующего Закавказским военным округом по моему рапорту о переводе к новому месту службы. В то время я был подпол ковником и служил в политотделе Военного комиссариата Азербайджанской ССР.

7 декабря 1988 года, из новостей, переданных по телеви дению, узнал о землетрясении в Спитаке. Вечером с трудом дозвонился до Еревана, где у родственников временно нахо дилась моя семья, и уже от них получил более подробную ин формацию о масштабах случившегося.

На следующий день я обратился к Военному комиссару Азербайджанской ССР с просьбой отпустить меня в зону стихийного бедствия. На этот момент им уже было получено распоряжение Правительства республики о формировании батальона из числа резервистов и направлении их в Арме нию для ликвидации последствий землетрясения. В числе других офицеров мне поручили заняться формированием ба тальона, и вместе с ними отбыть в Армению.

В срочном порядке была организационно отработана штатная структура батальона и отданы распоряжения по во енкоматам о начале призыва резервистов на месячные сборы.

Предпочтение давалось военнообязанным, имеющим рабо чие специальности. Одновременно с этим организовали сбор газосварочных аппаратов, электродвижков, шанцевого инст румента, продуктов питания, медикаментов, палаток, теплых вещей, автотранспорта и многого другого, что может приго диться на месте оказания помощи.

Резервистов доставили в пригород Баку, на военный аэ родром «Насосный», где их переодели в военную форму и распределили по подразделениям. Тут же складировалось все необходимое для автономной работы батальона.

В составе призванных на сборы были армяне, азербайд жанцы, русские украинцы, лезгины, татары и представители многих других национальностей. Одним словом, батальон сформировался многонациональный.

Военнообязанные двое суток находились на аэродроме в ожидании команды на вылет. Но время вылета постоянно пе реносилось по причине тяжелых метеоусловий в Армении и большой нагрузки в аэропорту Ленинакана.

Офицеры республиканского военного комиссариата с самого утра и до позднего вечера находились с военнообя занными в ожидании команды. Как политработник, я при нимал непосредственное участие в формировании этого подразделения, беседовал с резервистами, разъяснял им си туацию, сложившуюся в регионе, по возможности помогал решать их личные вопросы. В основном это были порядоч ные люди, в полной мере сознающие всю сложность ситуа ции и готовые придти на помощь пострадавшим от земле трясения людям.

11 декабря, в очередной раз, прибыв на аэродром «На сосный» я узнал страшное известие о случившейся авиака тастрофе.

Стало известно, что ночью авиадиспетчеры дали разре шение на вылет первого борта с военнообязанными. Под ут ро загрузили в военно транспортный самолет ИЛ 76 автомо били с имуществом и стали собирать личный состав. Но вы яснилось, что не все военнообязанные оказались на месте.

Одни самовольно покинули лагерь, другие уклонились от построения, третьи просто продолжали где то отсыпаться. В этой ситуации командование батальона вместо отсутствую щих военнообязанных первой роты поставило в строй людей из других подразделений батальона. Наспех составили спи сок вылетающих и забрали его с собой.

Таким образом, мы знали только, что на борту помимо членов экипажа находилось примерно 63 военнообязанных, но не знали кто конкретно поименно.

В связи со случившимся была сформирована оператив ная группа, перед которой поставили задачу — срочно выле теть в Армению для уточнения фамилий военнообязанных, погибших в авиакатастрофе, и организации транспортиров ки их тел назад. Старшим группы назначили начальника отдела Военного комиссариата Азербайджана подполковни ка П.Ткачева, а меня — его заместителем.

Командование авиационного соединения организовало вылет небольшого самолета, где, кроме нас, находились и члены комиссии по расследованию причин авиакатастрофы.

В ходе полета выяснилось, что аэропорт Ленинакана из за погодных условий не принимает, придется произвести вы нужденную посадку на военном аэродроме в Кировабаде и ждать разрешения на дальнейший перелет.

После нескольких часов ожидания такое разрешение бы ло наконец получено, но на посадку в аэропорту Эребуни (г. Ереван).

Вечером 11 декабря, на автомобилях, мы выехали из Еревана в Ленинакан. Погодные условия действительно бы ли аномальными. В Ереване одновременно шел то дождь, то и снег. Чем ближе подъезжали к Ленинакану, тем сильнее стелился туман. Видимость порой была настолько мини мальной, что водители ехали «на ощупь». В этой ситуации, можно было представить, в каких условиях экипажу ИЛ — 76 пришлось осуществлять посадку, а в итоге по официаль ной версии самолет врезался в гору, скорей всего, из за ошибки экипажа, поскольку указатель высоты был непра вильно установлен.

Тела погибших находились в таком состоянии, что узнать их было невозможно. С собой документы имели не все, а их военные билеты были сданы работниками военкоматов в штаб батальона. После многократного уточнения списков и проверок наличия личного состава составили окончатель ный список.

При этом не обошлось и без ошибок. Так, у нас значились погибшими.2 человека, которые по разным причинам отсут ствовали в батальоне, но их не было и дома. Цинковые гробы с телами передали семьям, помогли в организации похорон.

А через несколько дней вдруг выяснилось, что один из них оказывается жив. Во время полета военно транспортного са молета он забрался спать в кузов КАМаза, нагруженного войсковыми палатками. Во время авиакатастрофы получил тяжелейшие ранения, попал в госпиталь, но остался единст венным, кто выжил.

В течение 11 декабря оставшийся личный состав бата льона был доставлен самолетами в Ленинакан. Первона чально планировалось одну роту направить в Спитак, но затем было решено использовать имеющееся подкрепле ние только в Ленинакане. Прямо с аэропорта прибывшие были определены к местам проведения поисково спаса тельных работ. Шли уже четвертые сутки после землетря сения, но., учитывая масштабы разрушений и экстремаль ность обстановки, помощь резервистов из Азербайджана была не лишней.

12 декабря в местах, где работали военнообязанные из Азербайджана, начались отдельные стычки и конфликты с местным населением. В адрес прибывших для оказания по мощи, высказывались незаслуженные упреки и обвинения. В этой критической ситуации, когда нервы накалены до преде ла, к сожалению, мало кто хотел думать, что прибывшие на помощь военнообязанные, хотя и не добровольцы, но и не на ционалисты. Боль, горе, ужас не давали в ту пору возмож ность трезво размышлять. Эмоции подчас брали верх над здравым смыслом.


Учитывая начавшийся процесс «разборок», который мог вылиться в открытое столкновение, командование приняло решение о досрочном возвращении резервистов в Баку.

Сегодня, по истечению 20 лет после трагических собы тий, связанных со Спитакским землетрясением, факт прибы тия резервистов из Азербайджана в Армению, на помощь по страдавшим, с учетом особенностей того времени, не может казаться чем то заурядным, обыденным. И он должен быть объективно и по достоинству оценен.

Конечно, можно понять убитых горем граждан Ленина кана, которые в лице прибывших из Азербайджана резервис тов почему то видели чуть ли не главных виновников траге дии, постигшей армянский народ. Бог им и нам всем судья! А время пусть станет лучшим лекарством в лечении ран, полу ченных в тяжелые 80–90 е годы прошлого века. Знаю одно:

люди, погибшие в той авиакатастрофе, были не просто авиа пассажирами, а воинами, летевшими выполнять свой воин ский, гражданский и просто человеческий долг. Они не должны быть забыты, независимо от того, какой они нацио нальности.

Л.А.Папоян, директор Налбандского завода «Лифтнормаль»

Любовь моя, печаль моя, Армения!

Всей беспредельной тяжестью пространства, Вселенная в космической глуши, По старому закону постоянства, Висит на волоске моей души… Михаил Дудин До землетрясения я жил насыщенной повседневной жиз нью, полной творческих замыслов. Многие из них получали путевку в жизнь, становились конкретным делом — моей ра ботой, которая приносила удовлетворение, поскольку приво дила к желаемым результатам. В то время я был директором Налбандского завода «Лифтнормаль». Предприятие год за годом увеличивало темпы роста, производительность труда, улучшало качественные показатели продукции и приумно жало человеческие ресурсы. Особенно ощутимыми наши ус пехи стали, когда завод вышел из подчинения ПО «Арм лифтмаш» и получил самостоятельность, войдя в ВПО «Со юзлифтмаш» Стройдоркоммунмаша СССР.

Это открывало широкие горизонты. Мы производили пружины для лифтов, жгуты электропроводок, противове совые грузы. Наша продукция поставлялась всем лифтост роительным заводам Союза и, судя по всему, имела повы шенный спрос. По крайней мере, нам никогда не присыла ли рекламаций по поводу некачественных изделий. Не сра зу, но наши усилия — сделать завод еще более известным, чтобы привлечь внимание к перспективным программам его развития, — постепенно увенчались успехом, и это вну шало надежду, что предприятие с отлаженным производст венным циклом сможет превратиться в одно из крупней ших в масштабах Армении.

Для этого предстояло поднять потенциал завода. Кроме выпуска основной продукции мы решили расширить площа ди для производства нормализованных деталей и узлов лиф тов. В 1986 году с пакетом творческих предложений я посе тил министра «Минстройдоркоммунмаш» — Евгения Андре евича Варначева, который, одобрив наши перспективные планы, пообещал профинансировать работы.

Вернувшись в Спитак, я встретился с председателем ис полнительного комитета районного Совета народных депу татов С.М.Матевосяном и попросил его передать заводу ста рое футбольное поле в поселке Налбанд (новое уже было от делено) для размещения дополнительных производствен ных участков. Он согласился и поручил подготовить доку менты для выделения земельного участка и представления их правительству. Для реализации замысла в первую пред стояло проявить особое внимание к подведению коммуника ций и разработке соответствующих проектов, а также к стро ительству дороги, способной выдержать передвижение ма шин больших габаритов.

Зимой 1987 года нами был сооружен и подготовлен к экс плуатации новый корпус площадью 2000 кв.м. высотой 8 ме тров с тремя кранами г.п. 5 тонн. Казалось, настало время по лучить обещанное финансирование. Проявив интерес к заво ду, министр решил лично приехать в Армению и посмотреть на подведомственные объекты. Так появилась возможность представить ему только что отстроенный корпус.

Это оказалось сюрпризом. Рядом с маленьким старым за водом возвышалась огромная новостройка. Варначев уди вился: «Что это? Неужели тот самый производственный кор пус, под техническое обоснование которого просилось фи нансирование?»

Я ответил, что не стал терять зря времени и на свой страх и риск завершил стройку, не дожидаясь готовой тех нической документации, выделения земельного участка и финансирования.

Аналогичный диалог состоялся и с председателем райис полкома С.М. Матевосяном по поводу земельного участка.

Признаться, все были ошеломлены столь неожиданным по воротом дела.

Варначев спросил: «Ну, что с тобой теперь делать?»

Я ответил: «Наверное, можно судить за незаконное стро ительство, но наградить за выполненную работу».

Министр рассмеялся: «Ты то сам на что больше рассчи тываешь?».

«Естественно, на выделение средств. А от райисполкома жду земельного участка И, чем скорее, тем лучше»

«Да, — подытожил Варначев. — « А ты, брат, оказался хи тер. Считай, одним махом двух зайцев сразил! Другим заво дам выделяем средства, заставляем работать — не строят, а здесь почти нелегально, без канцелярской волокиты и глав ное — без соответствующих финансов на удивление всем воздвигли целый корпус. Значит, быть на этом месте заводу гиганту!».

В тот период заместителем председателя Совмина и председателем «Госстроя» назначили В. Б. Арцруни (прежде работал в Комитете строительства Москвы). Это был пред приимчивый руководитель, приложивший немало усилий, чтобы сделать более мощным строительный комплекс Со ветской Армении. С этой целью он хотел основать ряд заво дов, в том числе и машиностроительный, который должен был, по его словам, стать «заводом заводов» и обеспечивать строительство и промышленность необходимой техникой и оснасткой. Но для этого требовалось приблизительно млн. рублей, а Армения подобной суммой не располагала.

Пришлось опять ехать в Москву.

Дать средства Варначев пообещал в текущей пятилетке из тех 400 млн. рублей, что выделены министерству. Но я из вестил Арцруни, что строить завод не смогу, т.к. у меня кон тракт на работу в Кубе (в качестве представителя Советско го Союза в области поставки, монтажа и обслуживания лиф тов) сроком 5 лет. Арцруни взялся меня уговаривать и в кон це концов своими патриотическими призывами и вескими доводами фактически убедил, заставив остаться в Армении.

Необходимо было срочно взяться за работу и успеть представить технико экономическое обоснование и проект но сметную документацию для включения строительства за вода в пятилетний план. В связи с огромным объемом и сложностью проектных работ функции Генеральной проект ной организации в Армении не согласился на себя взять не один проектный институт. Эту работу — и, кстати, не без участия Варначева — на себя взял Ростовский институт «ГПИСТРОЙДОРМАШ». Помимо него к проектной работе на договорных началах были также привлечены пятнадцать других институтов России и Армении.

В поселке Налбанд нам выделили 87 гектаров земли.

Совместными усилиями были получено разрешительные до кументы для проектирования подъездных путей, подключе ния высоковольтной энергосистемы. Пришлось изучить бо лее 50 родников для водоснабжения и выполнять огромный объем работ, который, конечно, был бы не мыслим, если бы не помощь патриотически настроенных руководителей Рес публики — В.М.Мовсесяна, М.О.Мурадяан, А.Кандильяна, Б.Мурадяна и, разумеется, Арцруни В.Б.

По прогнозам, нашему предприятию предстояло совмест но с французами наладить производство малых заводов для монолитного домостроительства и опалубки для монолитного железобетона, а с Венгрией выпускать подъемники и другие строительные механизмы;

с предприятиями Болгарии — элек тро и газовые бытовые плиты. Вот такой получался завод ги гант, где под одной крышей 45000 кв. м предстояло работать 3000 человек. Для обустройства быта рабочего коллектива на мечалось построить городок из 1600 коттеджей (для 6000 че ловек) со всеми необходимыми коммуникациями и развитой инфраструктурой. В проекты завода входили въездные и вы ездные ж/д ветки, автономное водо и энергообеспечение, а также прочие подсобные структуры. Строительство всего комплекса планировалось начать в январе 1989 года и закон чить в 1991 м. Стоимость комплекса составляла 127 млн. руб лей, третью часть суммы планировалось освоить в 1989 году.

Весть о землетрясении застала меня у здания «Госстроя»

в Ереване. По вызову Арцруни я приехал в Совмин для об суждения вопросов, связанных со строительством завода и производства работ начального цикла после открытия фи нансирования 1 января 1989 года. Но его не застал — он сроч но вылетел на вертолете в зону бедствия, откуда мне позво нил, чтобы я вернулся Спитак, где произошло сильнейшее землетрясение.

Не передать словами все то, что я увидел и пережил… Ужас!!! Землетрясение перевернуло все верх дном. Срав нялись с землей все строения, здания, в том числе и произ водственные корпуса нашего завода. Рухнули планы и твор ческие замыслы о создании мощного производственного предприятия в Республике!

Мне довелось пережить и огромное личное горе: под руи нами школы погиб мой единственный тринадцатилетний сын Карен, а прямо на своем рабочем месте — отец, тяжелые ранения получила и моя дочь.

Как и многих — даже крепких и сильных мужчин — не счастье меня сломило, повергло в безнадежное, тяжелое пси хологическое состояние. Безысходность давила не меньше, чем внезапно нанесенный удар стихии. Думалось, что в таких условиях невыносимо трудно, просто невозможно вернуться к нормальной повседневной жизни, которая потеряла всякий смысл.


Боль невосполнимой утраты испытывал не только я один, но и все, кто находился в зоне бедствия. Однако тя жесть собственного испытания не затмила всеобщей беды, обрушившейся на армянский народ. Перед горем мы были одинаково равны и потому нашли в себе силы помогать дру гим, участвуя в спасательных работах.

Дорога, построенная для перевозки крупногабаритных грузов завода в поселке Налбанд, спасла тогда многих. Она стала единственным путем, по которому в зону бедствия ус тремилась помощь: прибывали медики, шли строительные и спасательные машины в день землетрясения.

С первого месяца нового 1989 года практически начался период восстановления разрушенной экономики и возрожде ния пострадавших городов Армении. Надо признать, за ко роткий срок сделано много. Но национальная промышлен ность так и не смогла оправиться от удара стихии и встать на ноги. К сожалению, и наш завод не был призван к жизни — совместная упорная деятельность с министерством сошла на нет. Строительство задуманного в советское время гиганта стало бессмысленным. Готовые к проектированию докумен ты я передал В.Рыбалко, руководителю организации, при бывшей из Краснодарского края для восстановления села Ширакамут. Он успешно использовал проект для восстанов ления коммуникаций — электроснабжения, водоснабжения, строительства узлов входа и выхода железной дороги. Благо даря чему удалось быстрее, чем в других населенных пунктах, преодолеть разруху. Рыбалко это помогло стать знаменитым строителем — его избрали делегатом Верховного Совета Ар мянской ССР и даже представили на звание Героя труда.

Мне стало нестерпимо тяжело жить в том месте, где все напоминало о счастливом прошлом. Ведь работа, которая яв лялась смыслом жизни, которой я посвятил столько сил, фактически была уничтожена. Гибель семьи и более сорока родственников заставила меня уехать из родного района.

Арцруни В.Б. представил мою кандидатуру для назначе ния генеральным директором машиностроительного ком плекса строительной индустрии Армении. Но я отказался.

Решил переехать в Москву для учебы в Академии народного хозяйства с последующим назначением генеральным дирек тором объединения «Союзлифтмаш», что гарантировалось мне «Минстройдоркоммунмашем».

Но в тот период уже начался процесс распада СССР.

Ликвидировалось и наше министерство, а вместе с ним и обещанное мне назначение. Несмотря на то, что я прошел все тесты и поступил в Академию, был вынужден отказать ся от учебы без последующего назначения и снова вернул ся в Спитак.

Необходимо было начать работать, ведь смерть побежда ется жизнью. Понятно, что вернуть потерянное невозможно, но пока в тебе теплится сила и жажда действия, стараешься с головой окунуться в водоворот бурной деятельности, с един ственным желанием — творить, созидать, создавать «разум ное и вечное».

К тому времени сохранившееся оборудование бывшего завода «Лифтнормаль» демонтировали и передали Могилев скому лифтостроительному заводу. Площадь была очищена, и часть ее заняли под швейную фабрику. Используя строи тельные материалы и конструкции, вынесенные из под раз валин, мы основали здесь новый производственный учас ток — правда, пока не решив, в качестве чего конкретно он будет служить. Однако постепенно пришли к мысли, что правильнее всего организовать производство стройматериа лов и камней, так как в районе широкий размах получили восстановительные работы.

О наших замыслах проинформировали районное руко водство, получили согласие и попросили ускорить организа цию работ. В первую очередь изучили наличие природных ресурсов на территории района. Исследование убедило нас, что можно производить камни разного типа и прочности, пе сок, мозаику и т.д. Имея ходатайство районного руководства, мы обратились к руководству республиканского объедине ния по производству стройматериалов и изделий (генераль ный директор Л.Макарян) с просьбой помочь нам организо вать подобное производство в Спитакском районе на восста новленном участке, расположенном на территории бывшего завода «Лифтнормаль» поселка Ширакамут.

Руководство объединения быстро откликнулось на нашу просьбу, и в 1989 м был основан Спитакский комбинат стро ительных материалов и изделий, директором которого на значили меня. Благодаря личному опыту, наработанным свя зям и оперативной помощи руководства республиканского объединения за короткое время удалось создать машинный парк с соответствующими механизмами. Приобрели трактор «Чебоксарец», автомобили «Камаз», автокраны, грузовые машины, бензовозы и другие мощные механизмы. Опытным путем убедились, что можно эксплуатировать находящиеся на территории деревни Сараарт залежи туфа открытым спо собом. Закупили необходимое оборудование и за короткие сроки установили четыре каменорезных станка, с помощью которых начали производить туф правильной формы.

На территории села Артагюх по решению Совета минис тров Арм.ССР нам предоставили площадь в 9 га, богатую гранитообразным прочным базальтом. Здесь с такой же быс тротой удалось начать эксплуатацию залежей. Даже приоб рели механизмы итальянского производства для распилива ния крупных камней. На пересечении рек Чичхан и Памбак деревни Ширакамут открылось производство по добыче и промыванию песка, оснащенное современной техникой и транспортерами, поднимающими стройматериалы и дово зившими их до дороги.

Предстояло построить также и административный центр комбината. Его разместили на территории нового производ ственного участка бывшего завода «Лифтнормаль». Здесь же поставили домики, бытовки, складское хозяйство, что дало возможность значительно облегчить и конкретизировать ор ганизацию работы. В производственном корпусе при адми нистративном городке создали еще один участок — по произ водству плиток из туфа.

Практически, после землетрясения, я не сидел, сложа ру ки. Свидетельством тому — Спитакский комбинат стройма териалов и изделий с интересными творческими перспекти вами на будущее.

Однако, то природа сровняла с землей все построенное нами, принеся великое горе армянскому народу, то настал мо мент, когда на политическом небосклоне Республики начали вырисовываться новые политические движения, которые на своем пути сумели смести многое из того, что было наработа но. Ослабли хозяйственные связи между предприятиями. С каждым днем усложнялась экономическая обстановка, а при нятые программы возрождения разрушенного хозяйства сры вались. По сути, все восстановительные работы в районе вскоре пошли «под откос». Наша деятельность не только не поощрялась, а наоборот, считалась сепаратистской.

В конце концов было решено передать комбинат объеди нению «Кирнеруд», которое находилось в городе Кировакан.

А спустя некоторое время, предприятие расформировали, оборудование растащили. Сейчас от прежнего производства не осталось и следа, демонтировали даже фундаменты.

Созданный собственными руками и усилиями завод рух нул прямо на моих глазах — естественно, я не мог на это смот реть спокойно и безразлично. Мне предложили стать началь ником управления строительством и эксплуатацией водопро вода для питьевой воды, а также водохранилищ. И я с энтузи азмом взялся за новую работу. За короткий период в основном удалось нормализовать деятельность предприятия, собрать все похищенное, разместить и произвести основную и теку щую описи, создать крепкий, сплоченный коллектив, который выполнял плановые задания. А главное — за 2 года построить водохранилища и провести водопроводы в 8 деревнях района.

Но и этому начинанию пришел конец. В районе одни предприятия распались, другие — обанкротили. Оставаться в Армении стало бессмысленным, и в порядке перевода я пере ехал в Москву — начал работать генеральным директором совместного русско бельгийского предприятия «Мосевро лифт». Это дало мне возможность воплотить в жизнь свои знания и профессиональный опыт, заняться результативным трудом. Жаль, что нынешняя деятельность никоем образом не связана с моей исторической Родиной и не приносит поль зы моему народу, моей Республике, с которой меня связыва ют нерасторжимые кровные узы — радостное и горькое про шлое, которое не предать забвению, не вычеркнуть из памяти.

Арарат Айдеян, архитектор, художник, член Союза архитекторов Армении, член профес сиональной организации архитекто ров Германии, член Союза художни ков Германии, главный архитектор, заместитель Председателя горсовета г. Спитак в 1979–1994 гг., автор генплана г. Спитак.

В ретроспективе развития В 1979 году я вступил в должность главного архитектора города Спитак. В то время его население составляло около тысяч человек. Это был административный центр одноимен ного агро промышленного района Армении. В городе распо лагался единственный в Республике сахарный завод, а также множество производственных предприятий по производству хлебобулочных изделий, продуктов птицеводства, сыра, лифтов и т.д.

Мне посчастливилось поработать архитектором и градо строителем в период, когда градостроительство имело перво степенное значение в связи с бурным социально экономиче ским развитием. Созданное швейное производственное объ единение быстрыми тепами создавало новые производствен ные мощности, что означало появление новых рабочих мест и строительство множества жилых и общественных зданий для города и района.

В соответствии с генеральным планом мы разработали проект обустройства центра Спитака, согласно которому и проводились работы. Параллельно с возведением жилья возводились школы, детские сады, городской спортивный комплекс, новые обустроенные улицы, а также было начато строительство моста с 360 метровым пролетом над ущель ем Памбак.

В 1987 88 годах швейное производственное предприятие ввело в строй комплекс для отдыха Казанчи. Быстрый эконо мический рост происходил на фоне активной культурной жизни. Театральные и музыкальные представления, а также выставки изобразительного искусства и кинофестивали ста ли неотъемлемой частью каждодневной жизни спитакцев.

Талантливый художник и мыслитель Арташес Унанян, основав в 1982 году мастерскую, дал новый толчок духовно му развитию.

Помню, 7 декабря 1988 года погода была необычайно теплой и солнечной для зимнего сезона. Я находился в сво ей конторе в мэрии, когда началось БЕДСТВИЕ. Здания стали сотрясаться, а стены, потолки и пол заходили ходу ном. Я не понимал, что происходит. Когда мне удалось вы рваться наружу, то не поверил своим глазам — за мгнове ние вместо города я увидел необъятный слой белой пыли.

Казалось, это был конец света. Кругом только жертвы, жертвы и разрушения… Первые десять дней я работал со спасательными бригада ми. Уже на третий день появились русские, англичане, ита льянцы, оснащенные медикаментами, техникой и прочими соответствующими средствами для разборки завалов. Еже дневно нам доставляли воду, продукты питания, одежду, па латки, одеяла и прочее. Очень быстро начали поступать в Ре спублику вагоны домики и жилье времянки.

Мы выдержали удар стихии. Выжили! Но бедствие, длившееся всего лишь несколько минут, не закончилось для спитакцев в тот роковой момент — оно продолжалось в тече нии последующих двадцати лет, постоянно напоминая о сво их последствиях.

Во время своего посещения эпицентра трагедии Президент страны Михаил Горбачев на весь мир заявил: «Я объявляю официально, что скоро мы начнем строительство нового горо да Спитак, который станет памятником всех жертв Спитакско го землетрясения и символом интернациональной дружбы».

Для строительства нового города была выбрана террито рия на расстоянии 4 5 км. от старого, где с помощью италь янцев были установлены временные домики на 107 квартир, а далее открыта норвежская больница с прилегающими ря дом жилыми домами. Одновременно велись работы по со ставлению генерального плана обустройства города. Возник ла необходимость в обеспечении строителей из Узбекистана, Эстонии, Швейцарии, Чехии, Финляндии, России и других стран подробными планами расположения объектов и техни ческими картами для ведения спасательно восстановитель ных работ, которые шли и день и ночь. С одной стороны, по очищению города от развалин и эвакуации из зоны бедствия оставшихся в живых людей;

с другой — по ускоренному строительству нового города.

В январе 1989 года прибыла группа известных иностран ных архитекторов. Было принято решение разработать гене ральный план нового города Спитак под эгидой Междуна родной академии архитекторов. Согласно ему, предусматри валось и продолжение строительства старого города. Потре бовался еще месяц для обобщения результатов конкурса, проведенного в Болгарии, где выставлялся этот проект.

Правительство Армении незамедлительно утвердило ге неральный план, а также приняло решение дать время на обеспечение строителей новыми техпланами. В результате, темпы строительства значительно снизились — в течение за планированных двух трех лет намеченные задания оказа лись выполнены всего лишь на 18 20%. Далее последовали известные политические преобразования (распад СССР) и военные действия с соседним государством Азербайджан, что привело к полной остановке строительства города, для щейся до настоящего времени.

С 1996 по 1997 гг. началось возрождение старого города Спитак. Почти полностью удалось восстановить жилищный фонд, построить церковь, новые школы, открыть культурные центры. Однако не заработало ни одно из предусмотренных планом производственных предприятий, из за чего ощуща лась нехватка рабочих мест. В результате население оказа лось в крайне сложной ситуации — фактически, брошенным на произвол судьбы.

Поэтому ретроспективный взгляд с градостроительной точки зрения на 20 летнюю историю Спитака выявляет на личие разрозненного и незавершенного города, лишенного каких либо инфраструктур и ожидающего современных гра достроительных решений.

Хотелось бы увидеть продолжение истории развития, ко торая могла бы иметь место, если бы Международная акаде мия архитекторов вместе с правительством Армении вновь обратилась к вопросу Восточного города (Новый Спитак) для того, чтобы эпицентр Спитакского бедствия не остался в биографии армянского народа лишь несбывшейся мечтой.

Ашот Аршакян, руководитель архитектурной мас терской «Our project»

Жизнеутверждающая сила — как источник движения и созидания Современный город представляет собой мир, организованный по осо бым законам. Но главным из них, как и для всей Вселенной, остается закон Природы. В этом смысле город соотносится с понятием про из водства, как ис ходным, отнюдь не связанным лишь с процессом изготовле ния материальных благ. Это понятие скорее означает его спо собность становиться причиной возникновения и появления на свет тех или иных явлений — как положительных, обус ловливающих творческое, созидательное начало, так и отри цательных, разрушительных, связанных с природными ката клизмами, кризисами, насилием, безумием и революциями.

Ничем не объяснимая жизнеутверждающая сила людей в течение тысячелетий упорно поселяться и утверждаться в местах, не только благоприятных для проживания и созида ния, но и опасных для воспроизводства себе подобных, под разумевает ничто иное, как человеческий фактор — тот са мый, который, обладая многими способностями, тем не ме нее бессилен перед природной стихией. В аморфном времен ном потоке появляется скрепа, вонзаемая во временную суб станцию, пытающая остановить, прервать движение вперед.

Невероятно, но после каждого природного буйства, после каждого стихийного бедствия люди, оплакав могилы, перест раивают свое жилище, ставят устремленный к небесам па мятник монумент и продолжают привычный ход жизни, осо знавая реальность действительности и с покорной решимос тью ожидая следующего натиска смертоносной бури.

И на сей раз всесильная Природа не поступилась своими законами, разыграв страшную драму на древней армянской земле. Прошло двадцать лет со дня небывалой трагедии — Спитакского землетрясения, когда за минуту были уничто жены и город, и близлежащие села. Мрак окутал скорбящую по жертвам Армению.

Время дает возможность более трезво оценить трагичес кие дни, принесшие столько страданий, горя и слез. И отдать дань стойкости спитакцев, бесконечному героизму спасате лей, небывалой планетарной солидарности, доброте и мило сердию. В память пострадавших, в знак преклонения и ува жения перед самоотверженностью людей в новом Спитаке будет воздвигнут величественный памятник — как напоми нание грядущим поколениям об общечеловеческих ценнос тях, гуманизме, братской сплоченности, проявленной в час испытаний, и силе человеческой души, оказавшейся выше неистовства стихии.

Историко мемориальный комплекс, который задумано построить в эпицентре событий, будет состоять из двух частей: монументальной и музейной. Это уникальное архи тектурное сооружение, в строительство которого будут внед рены современные строительные материалы и техника, пред ставляет собой тектонический разлом земной коры. По за мыслу архитекторов, комплекс расположится на подступах к новому городу, выросшему после землетрясения, на невысо ких холмах, откуда видны старый Спитак, церковь, город ское кладбище, мемориал «Дружба народов». И станет все сторонне обозреваем, узнаваем по всей длине магистральной шоссейной дороги. Предполагается покрыть лесом несколь ко гектаров земли, чтобы превратить близлежащую зону — в парковую, в зону отдыха и зону Памяти. Монумент призван увековечить прошлое и настоящее, остановив на мгновение стремительно бегущее и ускользающее время.

Проект мемориала «Спитак» в 2008 году был представ лен архитектурной мастерской «Our project» на Междуна родном венецианском архитектурном биеннале и удостоен особого внимания и высокой оценки.

Мой скорбящий народ, Ты весь мир всколыхнул, Мир с тобою — он душу тебе распахнул Шарль Азнавур С вятое Писание учит нас творить до бро. И делать это по велению души, искренне и честно, не требуя за это на град. Ведь благотворительность — не обязанность, а эмоциональный порыв, идущий от чистого сердца и благород ных помыслов человека.

Это редкое качество людей, способ ных воспринимать чужую боль острее, чем свою собственную, и в трудную ми нуту приходить на помощь нуждающим ся и страждущим, испытавшим горе и лишения, бескорыстно отдавая им все необходимое.

Именно так было в зоне бедствия и эпицентре землетрясения в Спитаке, ко торый навсегда останется в памяти как исторический опыт всеобщего единства и братства, ярко проявившегося в ходе ликвидации последствий природной стихии, когда были проверены проч ность и крепость многовекового союза братских народов и, прежде всего, реша ющей роли Советского Союза.

МЫ С ТОБОЮ, СПИТАК!

Беспрецедентная трагедия вызвала искреннюю волну со страдания во всем мире. Как будто человечество осознало, что невиданное по масштабам несчастье требует и столь же адекватного всеобъемлющего сочувствия и преисполнилось скорбью по погибшим, добротой и милосердием к тем, кто остался в живых.

Спитак, Ленинакан, Кировакан, Степанаван и другие го рода и населенные пункты Армении, пострадавшие от при родной стихии, поистине всколыхнули весь земной шар — явились средоточием общечеловеческих ценностей, гума низма и истинного интернационализма людей всей Планеты, оказавшихся в час испытаний выше религиозных и национа листических предрассудков.

Эпицентр землетрясения превратился в центр междуна родной солидарности. Боль армянского народа стала дейст вительно всеобщей, и это не спонтанная вспышка отдельных людей, а основополагающий принцип существования циви лизованных государств, в какой бы географической точке они не находились.

«Чужого горя не бывает» — в те горестные дни декабря 1988 года это признание можно было услышать на десятках разных языков.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.