авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«88 198 8 –2008 8 Армянское горе — безбрежное море, пучина огромная вод; На этом огромном и черном просторе душа моя скорбно ...»

-- [ Страница 8 ] --

Вскоре стало известно, что с первых часов землетрясения действует Штаб райкома партии во главе с первым секрета рем Норайром Мурадяном, которого в Спитаке знали как ди ректора швейного объединения — одного из лучших пред приятий Республики. Местные жители даже окрестили его «второй Ленин» за хорошие организаторские способности и желание улучшить окружающую жизнь. С дистанции про шлого осознаннее оцениваешь его бесспорное лидерство в борьбе со стихией и ликвидацией последствий землетрясе ния. Отчетливо понимаешь, как важно, когда у руля управле ния стоят такие люди, способные, несмотря на пережитое го ре, возглавить работу по спасению других. Он делал свое де ло скромно, сдержанно, без героической позы и командного тона, ничем не выдавая того страшного горя, что обрушилось на него, когда многих родственников извлекли бездыханны ми из под обломков, и четверо суток он находился в полной неизвестности о судьбе четырехлетнего сынишки, оказавше гося в рухнувшем детсаде (мальчик спасся и каким то чудом выполз из под развалин). Только осевший голос и трудно скрываемая тоска в глазах свидетельствовали о внутреннем состоянии души. Но об удивительном мужестве догадыва лись немногие.

Сегодня весь мир узнал об этом легендарном человеке — «настоящем герое армянского народа», как сказал на одной из пресс конференций секретарь ЦК КПСС Н.Н. Слюньков.

С такой же теплотой отзывался о нем и Н.Н. Рыжков, отме чая, как разительно непохож был спитакский секретарь на многих ответственных работников, растерянных, подавлен ных, отдавших инициативу во власть стихийности и самотеку.

Двадцать лет спустя, заново переосмысляя события тех горьких декабрьских дней, неожиданно вспоминаешь то, че му сначала не придал особого значения. Но память в глуби нах сознания цепко хранит пережитое.

…Учитель одной из школ вел урок у шестиклассников, когда зашатались стены и начали рушиться перекрытия. Не растерявшись, он крикнул: «Быстрее, все во двор!» Спас уче ников своего класса, но на террасе второго этажа заметил ме чущихся в панике десятиклассниц, бросился наверх. Когда школа начала оседать, девушки намертво вцепились в пере плеты лестницы. В долю секунды ему удалось их вытолкнуть наружу и… выпрыгнуть самому.

…В одном жилом доме никак не удавалось растащить за вал. Вдруг в проеме отодвинутых панелей показались поси невшие пальцы женщины. Сын узнал обручальное кольцо матери и закричал: «Скорее, скорее… Мама, не бойся, я с то бой!» Голос сына привел женщину в сознание. От слез она не могла произнести слов благодарности, но была счастлива, что спасена. В пятиэтажном блочном доме чудом уцелели трое маленьких детей: упавшая плита послужила им щитом и уберегла от сыпавшихся сверху обломков перекрытий. Де сятилетнего мальчика, почти девять часов пролежавшего под руинами, вытащил из под обломков дед, сумевший в одиноч ку раздвинуть огромные плиты. Он подарил внуку вторую жизнь, а семье — продолжение рода.

Сколько таких эпизодов в священной памяти очевидцев!

«Если благородный поступок покрывается пылью времени, он становится строкой летописью», — сказал армянский му дрец. Истина этих строк выстрадана каждым, побывавшим тогда в страшном круговороте землетрясения. Не потому ли любой биографический штрих, как вечная зарубка на памя ти, заставляет нас низко склонить голову перед теми, кто проявил в те дни стойкость и мужество, сродни подлинному героизму на поле брани.

Считается, что от судьбы человеку никуда не деться, но как распорядиться ею, зависит от нас самих. Убедиться в этом мне помогла племянница Анаит, которую муж и вся родня ласково называют Анико, Анико джан. Она считает, что ей очень повезло: есть заботливый муж, любящий сын, две дочери и внуки. Когда разверзлась земля, девочки оказа лись на улице, не пострадал ее любимый Гамлет, работавший инженером на обувной фабрике. Разве не счастье, если вся семья спасена!

Она оставалась дома одна — кормила, шестимесячного сынишку Александра. Обрушавшиеся стены и крыша наглу хо придавили ее под тяжестью махины. Как сидела, поджав колени под себя, так и осталась в той же позе… Более трех суток, зубилами, молотками, кувалдами к ней пробивался муж. Ему помогали брат Кероб и друзья. Измож денные, уставшие, они не прекращали работу ни днем, ни но чью. Но как справиться с гигантским завалом, если нет нуж ной техники и кранов?

Срывающимся от волнения голосом они звали «Анико!»

и просили потерпеть еще немного. Им казалось, откуда то из страшного чрева руин доносится слабый голос, родной до бо ли. Жена успокаивала мужа: «Не бойся, твой сын жив!». Ни кто не предполагал, что во имя спасения ей приходилось прикусывать язык, чтобы утолять жажду, какую испытывал от голода, пыли и гари ребенок.

Когда Анаит откопали, от невыносимой боли она потеря ла сознание, продолжая крепко прижимать к груди малыша, который спокойно спал.

Долго и самоотверженно боролись медики за ее жизнь, сде лали несколько сложных операций. Спасти — спасли, но обе ноги пришлось ампутировать. Узнав о стойкости этой хрупкой армянской женщины, ей выразила сочувствие и восхищение премьер министр Маргарет Тэтчер. Навестив ее в больнице, она пригласила в Англию, чтобы продолжить там лечение. Но, вежливо поблагодарив, скромная по природе Анаит отказа лась — ей ничего не нужно, кроме родного дома и семьи… Прошло 20 лет. Ставши бабушкой, она привычно хлопо чет по хозяйству: печет, готовит, убирает двор и отлично справляется со своими обязанностями матери и супруги.

Вдобавок еще преподает в педагогическом институте, где скоро получит диплом Александр. Когда ее спрашивают, за чем столько работать, если всем обеспечена — дочери заму жем, муж и сын помогают. Она отвечает: «Когда я находи лась под развалинами, Гамлет ни на секунду не покинул нас.

Бог дал, мы живы, но я не хочу быть обузой супругу. Пусть дети и внуки не стесняются, что я инвалид, а, напротив, гор дятся тем, что, достойно чту семейную традицию. Моих ро дителей всегда уважали в городе, хочу, чтобы и меня уважа ли за труд, ведь это самое почетное звание!»

В узком семейном кругу она не прочь пошутить. Призна ется, что в молодости больше всего любила танцевать — осо бенно вальс под музыку Штрауса. И сейчас, как раньше, мог ла бы унестись в стремительном вихре по апартаментам но вого дома, отстроенного благодаря гуманитарной помощи австрийского государства — только теперь, увы, в инвалид ной коляске, подаренной тоже австрийцами. Вечная благо дарность всем, кто помог в трудную минуту!

«Живя настоящим, нельзя забывать о прошлом, — счита ет Анаит. — Особенно, когда так много бед и горя на армян ской земле. Одна часть нации погибла, обреченная на смерть природной стихией;

другая — стала беженцами, скитальцами по всему свету».

Не найти в Армении семьи, которая не хлебнула бы горя.

Для кого то утраты оказались столь велики, что люди не су мели справиться с ними. Так случилось с моим троюродным братом Эдиком Погосяном, бывшим директором завода.

Когда рухнул четырехэтажный административный корпус, не спасся никто. Не третий день безуспешных поисков, спа сатели осторожно, как саперы, разгребая метр за метром, на шли лишь отдельные части тела его жены, работавшей на чальником планового отдела.

Убитый горем, он решил пойти домой, чтобы найти ткань для захоронения. Чуть поодаль в скорбном молчании стоял 12 летний сын. Не успели они сделать и нескольких шагов вперед, как покосившаяся от землетрясения заводская стена рухнула. От отчаяния отец закричал: «Арте е ем! Но в ответ раздалось лишь гулкое эхо… С соседних домов подошел кран, с трудом сдвинули глы бу монолита, осветили фонарем образовавшийся проем меж ду балок и заметили кончики пальцев левой руки сына. Под тяжестью огромной плиты тело и голова ребенка преврати лись в тонкий лист, похожий на лепешку… «Это я должен был оказаться на его месте», — твердил Эдик.— Лучше бы мне не родиться, чем увидеть своими гла зами эту чудовищную смерть— жены и сына». Он слег с ин фарктом, лечился от нервного потрясения, но безуспешно — стал психически больным человеком. Потом эмигрировал в Израиль, не найдя в себе сил жить дальше на родной земле, обильно политой кровью его семьи.

Наверное, каждый человек несет свое горе сам. Но твер до уверен: боль душевная во много раз сильнее и разруши тельнее, чем физическая. Как ни жестоко это звучит, но Спи такская трагедия во всем величии раскрыла перед миром од но из самых удивительных качеств человека — умение сост радать, которое гораздо выше и осознаннее, чем возникаю щее спонтанно, простое чувство жалости.

Когда нас перебрасывали из Спитака в Ленинакан, где то на полдороги к городу мой 17 летний сын Давид, тогда уче ник выпускного 10 класса, на ухо шепнул: «А ведь я из под завала школы вытащил живым мальчишку, лет 10 12. Пре возмогая боль, он побежал в сторону своего дома.

— Ты не спросил его, как зовут?

— Нет, было не до этого. Но спасибо, что взял меня с со бой. Теперь я знаю, что приехал не зря.

Названный в честь деда, сын Давид — уже сам отец, по даривший мне внуков — Нарека и Айка. Живет в Гамбурге, но часто приезжает в Россию и Армению. Когда его просят рассказать об этом эпизоде, чтобы включить в список людей, оказавших первую помощь пострадавшим от землетрясе ния, он всегда категорически отказывается: «Разве я совер шил что то особенное? Каждый поступил бы на моем месте точно также».

Действительно, сознание, что тебе доверена чья то жизнь, рождало не только повышенную ответственность, но и неиссякаемую энергию. Наполнившись конкретным смыс лом, привычное словосочетание «человеческий фактор» в тот момент, казалось, обрело сверхъестественную силу. По рой думалось, что организм начинает работать по каким то совершенно иным биологическим часам и законам. Когда за бываешь даже о хлебе насущном, и сутками напролет не спишь. Но не ощущаешь усталости, в голове только одна мысль: «НАДО!» И все… При первом посещении Ленинакана пробыл там 13 суток.

Нам сообщили, что ЦК комсомола создает бригады по раз борке завалов. Я записался в ту, что направили в сторону чу лочной фабрики. Днем работали на завалах, по ночам ходили в аэропорт — выгружали гуманитарную помощь, прибываю щую на самолетах. На четвертый или пятый день бригадир нашего сводного отряда, если не ошибаюсь, второй секретарь Киевского горкома комсомола, невзначай обмолвился, что, похоже через минуту упадет, как подкошенный. Выяснилось, за все дни у него не было крошки во рту. Жажду утоляла «минералка», выданная всем спасателям.

Я предложил передохнуть и пойти к родственникам — съесть хоть что нибудь горячее. Сначала он всячески отнеки вался, но потом все же поддался на уговоры.

Несмотря на темноту неосвещенных улиц, мы кое как до брались до двоюродной сестры. Ее дом уцелел, видимо, пото му, что строился собственными руками, как говорится, креп ко, на века и на совесть.

Время близилось к полуночи. Но родственники не спали и очень обрадовались нашему приходу. Тогда каждый живой человек воспринимался не иначе, как чудо, ниспосланное Богом.

Комната тускло освещалась свечой. Женщины накрыли скромный стол, пригласили мужчин. Нашлась даже водка.

Мой украинский друг, стесняясь, ел, всячески восхваляя не хитрую армянскую кухню.

Потом гляжу, а он, отвернувшись в сторону, плачет.

Спрашиваю: «Ты что? Какое горе случилось?» А парень, с трудом переводя дыхание, выдержав короткую паузу, отве чает: «Знаешь, Артем (так он меня называл), о чем я сейчас думаю. При столь ужасной трагедии ваши семьи еще в состо янии принимать гостей и угощать их от чистого сердца. Та кая доброта многого стоит…»

Для меня — истинного армянина — странным было слы шать такое признание. Уму не постижимо! Как не обогреть и не накормить человека, вошедшего в твой дом. Тем более, ес ли он искренне пришел к тебе на помощь. Разве стоит подоб ному удивляться? А тем более плакать!!!

Не сомневаюсь, чувство кровного родства в ту пору осо знали все, кто оказался плечом к плечу с армянским наро дом, — русские, грузины, белорусы, украинцы. Как писала тогда девушка из Казахстана:

С армянином стоит белорус, Руки стиснуты в крепком пожатье, Вот на помощь спешит им француз, Что нам нации, все мы — братья!

Недаром незнакомые люди на улицах обращались друг к другу не иначе, как «брат» или «сестра». В суровый час испытаний мы действительно стали единой семьей. Общее несчастье сплотило нас, независимо от вероисповеданий. В спасательных отрядах — солдаты, студенты, рабочие с пред приятий, интеллигенция — все, кого называли добровольца ми, говорили на разных языках: одни по французски, другие по итальянски, третьи по английски. Но, делая общее дело, легко понимали друг друга. Сострадание и сочувствие сокра тили расстояния от Армении до Европы, Америки и Африки.

Летели самолеты с медикаментами и донорской кро вью — ее сдавали люди в Европе и Африке, лидер кубинских повстанцев Фидель Кастро и члены Сандинистского прави тельства Никарагуа. Это было ярчайшим доказательством единства живущих на планете людей, глубокого, испытанно го горем понимания нераздельности нашего мира, взаимо связанности человеческих уз братства.

Ведь в экстремальных ситуациях явственнее осознаешь, что все мы — сыны одной нации, одного рода — человеческо го. А, значит, дети единой Планеты.

Вот почему, и спустя двадцатилетие, нельзя утратить те святые чувства родства, что обрели тогда все мы в духовном плане. Это поможет возрождению Республики и нравствен ному очищению всех народов!

Мир оказался на высоте человеколюбия. Так, пусть он никогда не сойдет с этого недосягаемого пьедестала!

Спустя две недели я вернулся домой. Небритый, осунув шийся, в порванной местами одежде. Встретив меня в две рях, жена, утирая слезы, всплеснула руками: «Ты хоть в зер кало то смотрелся? У тебя вся голова, словно присыпана пеплом».

Оказывается, мои иссиня черные, жгучие, как смоль, во лосы стали как лунь, как вершины гор, покрытые снегом.

Поседел ни один я. Многие мужчины состарились в тече ние несколько дней — от перенесенного горя, потери близ ких, от страданий «чужих» людей, которые воспринимались с одинаковой болью тех, кого мы ежедневно извлекали из под завалов.

Как писал Грэм Грин: «Пепел руин достучался до каждо го сердца».

В 1989 м после окончания курсов повышения квалифи кации преподавателей в Московском экономическом инсти туте (ныне академия им. Г. Плеханова)я продолжал учебу и прошел стажировку в Италии. А спустя год, снова вернув шись в Ереван, учредил концерн «Ширак» (Армения) для оказания помощи в зоне землетрясения. Помогал продукта ми питания, необходимыми средствами полным сиротам. Об этом писали в центральной газете «Коммунист». Но я всегда рассматривал благотворительность — не в качестве публич ной акции, а как естественное состояние человека.

С тех пор, как говорится, немало воды утекло. Произош ли большие политические изменения, перекроившие эконо мическую карту Армении. Но рубцы, оставленные трагеди ей, не заживают. Набатным звоном они напоминают повсю ду на древней армянской земле. При огромных жертвах, понесенных народом, и катастрофических разрушениях, ког да с лица земли оказался стерт не только Спитак, но и мно жество сел и деревень, статус пострадавшей от землетрясе ния Республики мы так и не получили. Это не просто обид но, а исторически несправедливо!

Сегодня грядет 20 я годовщина Памяти о тех скорбных событиях.

В день великой трагедии хочется верить в свой народ и гуманность людей, живущих на Земле. Природа не предска зуема. И неизвестно, когда еще человеческая цивилизация сможет проникнуть в тайны Вселенной, чтобы гарантиро вать жизнь человеку, защитив его от произвола разбушевав шейся стихии. Но в наших руках преодолеть последствия страшной беды, возродить в людях стремление к созиданию.

Самое малое, что мы можем и должны сделать — это уч редить медаль. И не обойти наградой тех, кто ее заслужил.

Потому что «никто не забыт, и ничто не забыто» — ни в Ар мении, ни в России, ни в 89 государствах, пришедших нам на помощь.

У каждого народа свои святыни, и Спитак достоин, что бы здесь, как в городах героях, появился, наделенный меж дународным статусом, историко патриотический мемори ал — Музей скорби и единения.

Пусть у нас будет Стена плача по погибшим, и Триум фальная арка, и Обелиск воинской славы, к подножью кото рого могли бы придти благодарные потомки в День нацио нального траура;

и памятник великого Возрождения, которо го так долго ждет наш терпеливый армянский народ. А ря дом — Стена пожертвований, увековечившая имена тех, кто оказал материальную поддержку не только в самое трудное для Республики время, но и сейчас, когда нас и через двад цать лет соединяет чувство патриотизма и любви к своей многострадальной Родине.

Ведь память о погибших — это забота о живых! Как про рочески сказал в V веке армянский летописец Мовсес Хоре наци: «Жизнь человека есть капля истории собственного на рода». И каждую из этих капель нужно сберечь, они ценны для любой нации, и в общепланетарном масштабе для всей цивилизации.

Г.А. Оганян, заведующий отделом партийного контроля при ЦК КП Армении, кандидат в члены бюро ЦК Воскрешая заново пережитое До сих пор трудно оценить, каким образом можно выразить глубину безграничной боли, степень траге дии, размеры ущерба и ужаса, при чиненных нашему многострадаль ному народу в результате землетрясения 7 декабря 1988 го да. Это один из страшнейших природных катаклизмов в ис тории человечества, который, кроме огромного материально го ущерба, унес жизни тысяч невинных людей, нанес неизле чимые раны и невосполнимое глубокое горе, войдя болью в сердца миллионов людей.

Я не претендую на то, чтобы детально воспроизвести па нораму страшной картины, да это и не возможно. Об этом много сказано и еще больше будут писать.

Для меня тяжело восстановить в памяти те адские дни, воскрешая заново пережитое, и не суть важно, какую должность ты занимал, ведь ты человек — участник траги ческих событий, один из пострадавших. Мои родители жили в селе Карадзор (каменное ущелье) Спитакского района, а моя семья — в городе Кировакане. Я работал в ЦК КП Армении, заведовал отделом партийного контро ля, одновременно был кандидатом в члены бюро ЦК. С первого дня находился в зоне землетрясения, делил боль, слезы, одиночество тех, кто потерял своих близких, ста рался вселять веру и надежду, оказывать по мере сил под держку пострадавшим.

О землетрясении мы узнали на заседании бюро ЦК КП Армении, которое мгновенно превратилось в штаб по орга низации срочной помощи пострадавшим людям. Всех руко водителей направили по разным районам стихийного бедст вия с конкретными заданиями.

Я — с первым заместителем Совета министров Левоном Саакяном и председателем Госплана Михаилом Мкртчя ном — на вертолете вылетел в Кировакан. Пролетая над Спи таком, мы были потрясены страшной картиной, которую не возможно даже вообразить. Города фактически не стало.

Спитак и соседние села сравнялись с землей, не осталось сто ять ни одного строения. Сверху я увидел и родное село, и от цовский дом в руинах.

Почти аналогичная картина и в Ленинакане: огромный город (250 тысяч населения) превратился в гигантскую свал ку. Такое впечатление, что подвергся массированной бом бардировке во время войны. Большие разрушения были и в Кировакане, Степанаване, Тугарке, Ахуряне и других север ных районах Армении.

Помню, меня охватило чувство ужаса и страха, и вдруг я себя поймал на мысли, что развалины дышат, ведь в них еще находятся живые люди. И это потрясло меня. Все виденное не укладывалось в человеческом сознании, но нужно было взять себя в руки и не сдаваться стихии, спасать погребен ных под руинами.

Чтобы представить последствия землетрясения, отмечу, что, даже спустя 20 лет, более чем 7 тысяч семей в зоне бед ствия все еще не обеспечены жильем.

Но тогда, в период ликвидации завалов напряженно ра ботали руководители центральных аппаратов партийных, государственных, хозяйственных органов и весь аппарат местных властей. В зоне бедствия постоянно находился первый секретарь ЦК КП Армении Сурен Арутюнян, Председатель Совмина Фадей Саркисян, Председатель Президиума Верховного Совета Грант Восканян, секрета ри ЦК, заместители председателя правительства, минист ры и их замы.

Я был свидетелем, в каких тяжелейших условиях работал аппарат Кироваканского горкома партии — Н. Григорян, М. Мирзоян, Г. Даниелян, А. Туманян, С. Эвинян, Э. Хачат рян, Р. Фарманян, Г. Геворгян, Ф. Мовсисян, председатель ЦК КП Армении Л. Акопян;

аппарат горисполкома — Л. Ха чатрян, А. Айвазян, В. Карагезян, Р. Бошян, С. Оганесян, С. Баграмян, П. Мирзаханян;

директор северной электросети Р.Довтян, начальник ж/д станции Р.Мехлян, начальник отде ла связи Д. Манукян;

редакторы местной газеты «КАЙЦ» — А. Саргаян, С. Халатян.

Надо признаться, в первые часы царила суета, охваты вало состояние беспомощности, сказывались общая сумя тица, отчаяние. Армения оказалась в состоянии внезапнос ти и непредсказуемости природной стихии. Люди не были готовы противостоять удару такого грандиозного масшта ба, отсутствовал опыт быстрого реагирования в экстре мальной ситуации.

Правда, в первый же день в зону бедствия нескончаемым потоком стали прибывать родственники, добровольческие отряды, отдельные люди. Около развалин в Ленинакане я встретил заместителя председателя горисполкома Генриха Шахбазяна. Он много делал по спасению людей из под зава лов и оказанию первой помощи.

Особенно чувствовалась нехватка техники — кранов, бульдозеров, грузовых автомашин в Спитаке, селах Гугарк ского района, да и в других населенных пунктах. Мы виде ли, как родные и близкие, а также прибывшие незнакомые люди из под железобетонных конструкций, сквозь облака пыли окровавленными руками пытались вытащить людей, в живом или мертвом состоянии. В первые минуты особен но тяжелым было чувство неопределенности, когда родст венники не знали, где искать родителей, детей, родных — в больнице, у родственников, под завалами….

Для ликвидации последствий землетрясения была созда на правительственная комиссия под руководством Предсе дателя Правительства СССР Н. И. Рыжкова. Ночью она прибыла в Ереван и побывала в Ленинакане, Спитаке, Киро вокане, Гугаркском, Степанованском, Амасийском, Ахурян ском районах. Той же ночью провели оперативное совеща ние, предельно насыщенное по постановке вопросов, кото рые требовалось безотлагательно решить.

Н.И.Рыжков своим гуманизмом, теплотой, озабоченнос тью, спокойным, убедительным, и одновременно требова тельным обращением к местному населению вселил чувство надежды и доверия. Его везде встречали со слезами на гла зах, старики обнимали и целовали, как родного сына. Люди убедились, что они не одиноки. Благодаря Рыжкову эпи центр землетрясения в Армении превратился в эпицентр всеобщего внимания, готовности оказания неотложной по мощи и высокой ответственности.

Особую моральную поддержку зоне землетрясения оказал визит лидера советского государства Михаила Горбачева.

С особым волнением вспоминаю обращение Католикоса Всех Армян Вазгена I в ночь на 31 декабря 1988 года к свое му народу. В дни отчаяния, траура и общего горя это выступ ление выглядело как появление яркого света в ночной мгле.

Всенародно любимый святейший патриарх призывал народ противостоять беде и советовал каждой армянской семье за жечь новогодние свечи, символизирующие грядущую зарю возрождения армянского народа, для которого надежда ста ла спасательным кругом.

Набат национальной беды потряс весь цивилизован ный мир. Несчастье армянского народа превратилась в об щечеловеческую боль и заботу. Все страны с чувством го товности оказывали непрерывную и неустанную помощь — материальную, медицинскую, спасательную и, самое глав ное, дарили пострадавшим людям человеческую и духов ную теплоту, благодаря чему и удалось выстоять в дни ис пытаний.

Одним из главных уроков спитакского землетрясения было то, что мир и его цивилизованное общество продемон стрировало гуманность и человеческое величие по отноше нию к людям, оказавшимся во внезапной беде, тем самым, подтверждая истину, что чужой беды нет, есть беда — обще человеческая.

Армянский народ и сегодня с глубокой благодарностью помнит все и всех.

Это братские советские народы, народы всего мира, представители армянской диаспоры из 53 стран мира, меж дународных организаций Красного Креста и другие. Труд но и даже невозможно перечислить всех, кто оказался ря дом, плечо к плечу в трудную минуту трагедии. Когда чрез вычайно важным было восстановить коммуникационную инфраструктуру — это почта, телеграф, телефон, дороги ав то, железнодорожные и воздушные линии. В кратчайшие сроки ж/д ветка Кировакан — Ленинакан, протяженностью 40 км, превратились в крупный центр строительной индус трии. Прибывшие в зону землетрясения автотранспортные колонны, строительно монтажная техника в экстренном порядке направлялись в строительные организации из раз ных регионов страны. Героический подвиг совершили со ветские и зарубежные авиаторы, регулярно доставлявшие гуманитарную помощь, технику, медикаменты.

Помню, как после посещения Кировакана с заведующим отделом здравоохранения Юрием Тухяном и главным трав матологом Министерства здравоохранения Республики Ру беном Никогосяном мы срочно приступили к эвакуации по страдавших из Кировакана, Спитака, Гугарка, Степанавана.

Ночью 7 декабря спецрейсом прибыл в Ереван Министр здравоохранения СССР Е. Чазов с группой медиков, кото рые прямо с аэропорта поехали в зону землетрясения. С ним приехали лучшие специалисты страны — хирурги, травмато логи, нейрохирурги, реаниматоры, психологи. Были достав лены лекарство, донорская кровь, медицинские препараты, инструменты и пр. В зоне землетрясения работали свыше 200 медицинских бригад из соседних республик и зарубеж ные врачи из организации «без границ». В Кировакане пер вый полевой госпиталь открыли медики Израиля.

Весь медицинский персонал Минздрава Армении экс тренно мобилизовали для оказания первой помощи постра давшим. Больницы и поликлиники Республики были пере профилированы. Под открытым небом полевые госпитали работали в городах Ленинакане, Кировакане, Спитаке. Врачи не отходили от раненых, их оперировали в палатках, порой, не имея необходимых минимальных санитарных условий и медикаментов. Борьба за спасение людей шла с учетом се кунд, неотложные операции делались даже под завалами, где это было возможно.

Как говорили медики, любая задержка стоила жизни со тен людей. Они сознавали это и свято выполняли свой долг, следуя клятве Гипократа. Раненых перевозили даже на те лежках. Главное — не терять драгоценного времени. Люди с надеждой и верой смотрели на врачей, даже иной раз целова ли автомашины скорой помощи, которые доставляли постра давших в медпункты.

Обходя больницы Кировакана, я внезапно во дворе, в солдатской палатке, в очень тяжелом состоянии увидел сво его отца. Его вытащили из под завалов со многими перело мами и перевели из Спитака в Кировакан. Надеюсь, чита тель меня правильно поймет. Я не смог в тот критический момент поступить иначе — остаться рядом с ним. Отдал его на попечение дочери. Она — медик, работала в группе спаса телей. К сожалению, ей не удалось спасти жизнь отца — веч ная ему память!

К спасательным работам одними из первых приступили подразделения Советской Армии, службы Министерства внутренних дел, гражданской обороны, пожарники. За спасе ние жизни людей, находящихся под завалами в зоне земле трясения, самоотверженно боролись российские военные со своей техникой, авиацией — самолетами, вертолетами, спе цавтомашинами, палатками и т.п.

Не забыть первого появления в небе Спитака первого вертолета, а потом спецпоезда, который привез целый госпи таль со всеми приспособлениями, медикаментами, врачами и спасателями. Во многих населенных пунктах в зоны бедст вия прибыли грузовые автомашины с продовольствием и теплым обмундированием из Грузии, которая радушно при няла тысячи пострадавших и раненых, разместив их в боль ницах, здравницах, пансионатах и санаториях.

Нам протянули руку бескорыстной помощи более чем стран мира и столько же международных организаций. Во всех районах бедствия день и ночь самоотверженно работа ли спасательные отряды со своей техникой из Франции, США, Англии, Германии, Австрии, Швейцарии, Италии, Швеции, Норвегии, Израиля и др. С их помощью были по строены новые районы, населенные пункты, больницы, шко лы, детские сады. Ооказывалась финансовая помощь, разда вались продукты, теплая одежда, обувь и другие товары пер вой необходимости.

До этого армянский народ никогда не испытывал со сто роны зарубежных государств подобную теплоту, внимание, человеческую заботу. И ни одно событие ранее не получало такой всеобщей огласки в прессе.

После организации перевода раненых я получил указа ние остаться в Спитаке. С первым секретарем Спитакского райкома КП Армении Норайром Мурадяном встретился на городском стадионе, где был размещен районный штаб.

Здесь одновременно находились и полевой госпиталь, и эва куационная база, и похоронная служба. Вся работа организо вывалась под открытым небом, при минусовой температуре и резком ветре.

Потери и горе Спитака неизмеримы. Здесь проживало более 25 тыс. человек. Город был одним из быстро расту щих регионов Республики. Более 400 домов были полно стью разрушены. На улицах — штабели гробов, город стал похож на одно нескончаемо большое безымянное кладби ще. Когда люди утешали себя тем, что тела умерших по обычаю преданы земле.

Страшно было смотреть на мертвых детей, прижатых к груди матерей, и подростков, обнимающих отрезанные бал ками головы родителей. Как и на людей, таскающих на своих плечах гробы. Гробы и гробы… В эти дни, кажется, все утратили чувство личной бо ли — окаменели сердца, слезы высохли на глазах. Неверо ятно, но люди утешали себя надеждой, когда им достава лись пустые гробы.

Самое ужасное, что разлом заемной коры под Спитаком произошел в момент, когда школьники находились в клас сах, а младшие дети — в детских садах, поэтому так много оказалось жертв.

Вспоминаю нашу беседу с Самсоном Керяном на кладби ще Кировакана. Он занимался похоронами тех, кого родные и близкие потеряли надежду найти. Огромное несчастье объ единило людей, сблизило их. Это особенно было заметно в местах сбора пострадавших. Здесь не выделяли, чей этот ре бенок или старик — заботились обо всех, равно относясь и к своим, и к чужим.

Следующий горький урок, преподанный землетрясени ем, состоял в том, что каждый строитель должен строить дом качественно, по совести, исходя из местных особенностей территории, а не по формальным выкладкам на бумаге или думать об экономии стройматериалов, а тем паче, о личной выгоде. Безответственность обернулась жестокой расплатой:

слишком высокую цену заплатило население Республики, чтобы забыть об ошибках прошлого и не сделать из них соот ветствующих выводов.

В условиях зимы одной из неотложных задач являлось обеспечение тысячи бездомных людей временным укрыти ем, жильем — особенно детей, женщин, стариков. Десятки тысяч людей были помещены в здравницах, пансионатах, пи онерлагерях, в домах отдыха, санаториях. Этим занимался зампред Совмина Республики Владимир Мовсисян. Необхо димую помощь в устройстве пострадавших оказали города Сочи, Адлер, Гагра, Мин Воды, крымские здравницы и боль ницы, подмосковные санатории.

По поручению руководства Республики меня команди ровали в места проживания пострадавших от землетрясе ния. Приятно удивили теплое отношение и забота колхоз ников, рабочих, просто жителей соседних районов, кото рые своим вниманием и человеческой теплотой создали благоприятную атмосферу. Люди рассказывали, что мест ные жители каждый день приносят им молоко, мясо, ово щи, зимнюю одежду, приглашают в гости, организуют для детей утренники, встречи. Как можно забыть концерт, со стоявшийся в Кремлевском Дворце Съездов, посвящен ный новогоднему торжеству переломного 1988 1989 года.

Из разных концов Советского Союза поступали тысячи телеграмм от отдельных граждан, выражавших готовность предоставить жилье и условия для детей, лишенных родите лей, для женщин и стариков. Мы убедились, что беду армян со всей тяжестью взяли на свои плечи весь народ России и других республик.

Восстановление городов и сел Армении и ликвидацию последствий землетрясения невозможно не представить без помощи извне. Мы с чувством огромной признательности вспоминаем Олега Ивановича Лобова — второго секретаря ЦК КП Армении, который руководил штабом Российской Федерации в Ленинакане, членом которой являлся и я. Каж дый день он проводил селекторное совещание со всеми шта бами, давал поручения и лично контролировал результат ис полнения. Постоянно бывал на местах, где оказывал необхо димую помощь.

В Ленинакане в каждом восстановленном и вновь пост роенном доме хорошо знали этого исключительно доброго, требовательного и заботливого человека. Обычно он прихо дил в штаб раньше всех, а уходил последним — уже поздней ночью или под утро следующего дня. Но никогда не показы вал своей усталости и всегда знал: кто, что, где и когда дол жен и как сделать. Иной раз складывалось впечатление, что он родился и вырос в Армении и особенности местности изу чил почти наизусть. А исполнение каждого дела чувствовал нутром, стремясь, чтобы люди днем раньше вошли в новую квартиру, новый дом.

Восстановительные работы в зоне землетрясения невоз можно было осуществить без четко налаженной железнодо рожной, автомобильной и воздушной инфраструктуры, обес печивающей перевозку более 80% грузов — механизмов, топ лива, стройматериалов, которые шли через железнодорож ный узел Дербент — Баку — Мегри — Джульфа — Ереван.

Как то из Мегри поступила информация, что в результа те блокады со стороны Азербайджана составы вагонов с гру зом арестованы. Такие акции часто повторялись. По реше нию бюро ЦК КП Армении, комиссия в составе секретаря ЦК М.Серобяна, первого зампреда Совмина Армении Л.Са акяна, министра внутренних дел А.Арутюняна, начальника армянской железной дороги А.Гандиляна и А.Оганяна вы ехала в Мегри (станция на границе между Арменией и Азер байджаном) для урегулирования вопроса с руководством Азербайджана и Нахиджевана. Встречу организовали по хо датайству Москвы.

После положительного решения вопроса я остался в Ме гри для ежедневной информации ЦК о состоянии дел на же лезной дороге на указанном узле. Наш штаб через своих представителей работал в тесном контакте со всеми союзны ми республиками, крупными специализированными строи тельно монтажными и транспортными организациями, за водами и фабриками, регулярно поставлявшими в Армению необходимые материалы, технику в разные районы и зоны землетрясения. Практически все объекты были прикрепле ны к конкретным строительным отрядам. Каждое здание, предприятие, культурно бытовое учреждение или оздоро вительный комплекс заново отстроены приехавшими спе циалистами, которые ежедневно демонстрировали реаль ную помощь, чувство гуманизма и дружбы.

До сих пор люди в зоне землетрясения с чувством глубо кой признательности говорят о москвичах, ленинградцах, ав стралийцах, итальянцах, американцах, румынах, норвежцах, англичанах, украинцах, которые построили в местах разлома новые города, микрорайоны, больницы, школы и др. необхо димые сооружения.

Вот почему главнейшим уроком землетрясения является понимание истины, что противостоять любым непредсказуе мым стихийным бедствиям и природным катаклизмам мож но лишь едиными усилиями. Мы сильны, когда мы рядом, когда мы вместе!

Запрет на информацию — вот что зачастую лежит в основе конфликтов, в том числе и межнациональных.

Нередко единственный выход для спасения такой безыс ходно кризисной ситуации— раскрыть истинную правду.

Пусть жестокую, но предельно обнаженную, макси мально объективную и откровенную по сути. Люди должны знать, что происходит в действительности. Го ворю это с твердой убежденностью журналиста, имею щего за плечами многолетний опыт работы в так назы ваемых «очагах пожара», к которым можно отнести и Нагорный Карабах, и землетрясение в Армении, где я на ходился, можно сказать, у истоков конфликта… Владимир МУКУСЕВ, журналист Взгляд на прошлое… Время заволакивает прошедшее плотным туманом, и события двад цатилетней давности словно рас творяются в нем. Лишь воспомина ния прорываются сквозь неумолимо бегущее время — то, как всплески фейерверка, вспыхнувшего во мраке, то, как взрывы снарядов, то, как яркий сноп солнечного света, дарящего жизнь и надежду на будущее… Ранней весной 1988 года мне пришлось отправиться в ка честве спецкора в Армению для подготовки репортажей о Нагорном Карабахе.

Явно в непростых условиях оказалось руководство Гос телерадио в феврале марте того года. Материалы, какие по казывали в «Останкино», вызывали в республиках не просто негативный отклик, а прямо взрыв негодования. Журналис тов иначе, как предателями, не называли. При том, что мест ные спецкоры пытались делать репортажи предельно откро венными и честными, но с экрана видели прямо противопо ложную картину.

Гостелерадио СССР тогда возглавлял Леонид Кравчен ко. Он распорядился послать в эти республики специальных корреспондентов из Москвы. Довольно странное решение, если учесть, что там имелись корпункты и даже собственные студии телевидения. Однако, как известно, указания руко водства не обсуждаются — их неукоснительно выполняют.

Так я попал в Армению… Предстояла непростая встреча с местным корреспонден том Володей Назаряном. Прекрасный журналист, объектив ный, честный, удивительно порядочный человек. Тем не ме нее, в одночасье он тоже стал чуть ли не изгоем — «врагом собственного народа». Лишь потому, что отснятое им в Ар мении, пройдя соответствующую цензуру, кардинально пе ремонтировалось в Москве — как требовалось высшему пар тийному руководству.

Володя смотрел свои репортажи по ЦТ и понимал: ничего подобного он не посылал. Но как это объяснить землякам?!

А тут в довершенье ко всему, ему «на голову» сваливаюсь я — этакая столичная «штучка», спецкор, который должен быс тренько разобраться в ситуации, и дать серию материалов о На горном Карабахе, пытаясь успокоить два «братских» народа.

Слава Богу, что кроме перечисленных достоинств Воло дя Назарян обладал еще предельной скромностью и какой то генетической мудростью — качествами, какими наделено большинство армян. Подсознательно он почувствовал не ловкость ситуации, когда мне как бы перепоручили выпол нять его работу — делать материалы за него. В то же время без него и его связей мне вообще не удалось бы отснять ни чего. И, отдать должное, он переступил через естественную обиду и стал всячески помогать.

Мы выехали в Нагорный Карабах и отсняли более 40 ча сов видематериалов.

Каждый вечер их посылали в Москву. Но столица упор но молчала, ничего не показывая и не говоря ни слова об ис тинных событиях в «горячей точке». Из нескольких десятков часов на телеэкране дали всего четыре минуты.

В ожидании прошел месяц. Происходящее на месте собы тий по прежнему оставалось тайной, окутанной мраком.

Мы поняли: наша дальнейшая работа на «пустой ящик»

попросту бесполезна, и Володя Назарян предложил: «Зна ешь что? Давай уедем! Есть такое место в Армении — Спи так. Там живет замечательный человек Норик Мурадян. Хо чу тебя с ним познакомить. Технику, камеру — все оставим в Ереване, и оторвемся хоть на пару дней. Надо отдохнуть, иначе ты сорвешься».

Действительно, настроение у всей телевизионной группы было критическим. Если не сказать, на грани срыва… И мы поехали.

Спитак — потрясающе красивый, белый город на фоне зе леных гор. С удивительно вписавшимися в его панораму до мами из розового туфа.

Два дня в прямом и переносном смысле походили на сказку, похожую на «чудесный сон среди суровых буден».

Оздоровительный комплекс, куда нас поселили, так и на зывался «Сказка». По тогдашним масштабам это был санато рий союзного значения. Хотя принадлежал он градоообразую щему предприятию — Спитакскому швейному объединению.

Руководил им Норайр Мурадян. Удивительнейший че ловек! Не только санаторий, но и все, что его окружало, он пытался превратить в сказку, но существующую в реальнос ти. Думаю, все это делал он на свой страх и риск, без тогдаш них обязательных согласований во всех многочисленных ин станциях, по всей вертикали — снизу доверху.

Прямо на территории комбината красовалась цветочная оранжерея. Благодаря которой каждая работница в конце смены получала перед выходными роскошный букет цве тов — «от имени директора». Сегодня пиарщики, наверняка, поерничают: «Классный ход». А бизнесмены снисходитель но заметят: «Глупость! Чего ради удовольствия бросать день ги на ветер». Ведь выращенные цветы фабрикой не продава лись, а предназначались исключительно для работниц.

На самом деле директор понимал, что в армянском Ивано во — городе невест, он, фактически, олицетворение настояще го мужчины: храброго защитника, надежного хозяина. И пото му вел себя подобающим образом: строил дома, обеспечивал семьи работников квартирами, облегчал, как мог, производст во, создавал оздоровительные комплексы, открывал детские сады. И при этом… не забывал дарить женщинам цветы.

Во время прогулки по Спитаку мы попали еще в одну «Сказку» — детский сад. Просто какое то шоковое отрясение вызвало то, что оказалось там внутри. Не только в Ереване, но и в Москве по тем временам бассейны были большой ред костью. А тут на первом этаже оазис чистейшей воды, где ра достно плещутся детишки. Одним словом, сказка на яву… То, что Норайр Мурадян стал впоследствии доктором экономических наук, не удивительно. Его предприятие и сам город — даже на фоне тогда благополучной Армении — про сто процветал. Недаром за директора фабрики шла борьба.

Его хотели взять в ЦК партии, но он отказывался, «отбивал ся» даже от руководства местным райкомом партии. Гово рил: «Партия — очень почетно и ответственно, но не мое!

Другое дело — хозяйство».

Действительно, по своей натуре он был человеком сугубо практического, вещественного дела. И если бы не личная просьба первого секретаря ЦК партии Армении, категориче ски настоявшего на его кандидатуре, так бы, вероятно, и про должал работать на текстильном предприятии. Правда, со гласился стать главой района только в том случае, если цен тром будет Спитак.

Рано утром 7 декабря 1988 года он уехал на утверждение в Ереван.

Быстро и по деловому прошло назначение в ЦК.

Мурадян вышел из кабинета «первого», чтобы позвонить на комбинат. Странно, номер не отвечал. Хотя круглосуточ но у телефона находился дежурный или секретарь.

Набрал еще несколько номеров. И снова никаких гудков.

Спитак молчал… Предчувствуя недоброе, Мурадян тут же выехал в город.

Он понял: горе пришло в каждый дом. Но это — не повод для паники. Надо спасать тех, кого еще можно спасти. Нуж но организовывать жизнь в мертвом городе… Земной рай стал сущим адом… В тот же день узнал о землетрясении и я. Вылетел в Ар мению первым же возможным самолетом.

Что мог сделать репортер? Чем помочь?

Я прилетел с камерой и начал снимать.

Погибли не только люди. Была уничтожена вся техника.

Единственный уцелевший экскаватор не справлялся с разбо ром завалов, под обломками зданий долго раздавались стоны еще живых людей, молящих о пощаде и помощи.

И вдруг в этом кошмаре, в этой чудовищной темноте, раз дирающем плаче, повисшем над останками обращенного в пепел города, меня разыскал человек от Мурадяна. Он пере дал ковер. «Что за бред, зачем мне ковер?» — возмутился я.

На что получил четкий ответ: «Зима. Холодно. Спать при дется на улице, в ковре».

Помню, как с экрана телевизора объявили: не хватает гробов, чтобы хоронить останки погибших, извлеченных из под развалин. Тут же со всего Советского Союза в Армению стали присылать гробы и складывать их вдоль дороги.

Этот путь, усыпанный последним пристанищем для лю дей, растянулся на многие километры.

«Сказки» уже не было. 25 тысяч жителей Спитака унесла эта страшная катастрофа. Самое ужасное, что детишки нахо дились в школах и детских садах, когда произошло землетря сение. Так прервалась кровная нить поколений — связь на стоящего с будущим… Свой мандат депутата Верховного Совета СССР Норайр Мурадян использовал для лоббирования программ по вос становлению разрушенных землетрясением городов. В их числе и родного Спитака. Думаю, не сосчитать, сколько с тех пор прошло бессонных ночей, было написано и отослано об ращений в разные инстанции, сколько потрачено сил, физи ческих и душевных — тех нервных клеток, которые, как изве стно, не восполнимы.

Конечно, помощь шла со всех уголков СССР и даже из за рубежа. Но как стихийно она началась, так впоследствии и закончилась, оборвавшись «на полуслове». Вместе с сущест вованием СССР… Почти три года мы встречали Новый год с Нориком то на спитакских развалинах, то в вагончиках времянках.

Была принята целевая программа, выделены деньги.

Я наивно полагал, что произойдет чудо Возрождения. И мечтал снять репортаж о том, как последняя спитакская се мья, попавшая в зону землетрясения, переезжает из землян ки в новую благоустроенную квартиру.

Ведь именно это обещало жителям Спитака союзное ру ководство. Даже указывало точный срок — два года. Только многие так и не дождались этого светлого часа. Но они верят и ждут! Ведь человек не может жить без веры.

С той суровой декабрьской поры 1988 года в моей судьбе накрепко переплелись две горячие, болевые точки плане ты — Карабах и Спитак… Цават танем, брат Норий! Цават танем, Армения!

Народ, не умеющий чтить прошлое, никогда не пост роит настоящего, не зало жит фундамент будущего Отсюда берет начало вечность… ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ II ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО!

В этом году 7 декабря исполняется 20 лет со дня Спитак ской трагедии. В ней погибло 26 тысяч жителей Армении, разрушено свыше 20 городов и райцентров, более 300 сел. Ос талось без крова почти полмиллиона человек. От последствий землетрясения вскоре умерло несколько десятков тысяч лю дей. Беда коснулась не только армян, но и русских, украинцев, белорусов. Только в Спитаке таковых было 17 человек. Около 200 военнослужащих погибли в Армении в авиакатастрофах военных самолетов России и Югославии.

В строящемся в Спитаке мемориальном комплексе в па мять о погибших и тех, кто спасал и восстанавливал хозяй ство в зоне бедствия, представляется оправданным возведе ние православной часовни. Мы, члены Организационного ко митета «Спитакский Мемориал», работавшие в те дни в Армении, будучи православными христианами, просим Вас, Ваше Святейшество, благословить ее сооружение на площа ди России.

Начало делу уместно положить в этом году, ибо 180 лет назад по Туркманчайскому российско иранскому мирному до говору Восточная Армения, в том числе и Спитакский район, отошли к России.

В этом же году, думается, уместно воздвигнуть и пра вославный крест рядом с мемориалом памятником в 5 км от г. Спитака, где погребены 114 русских воинов и 60 ар мянских ополченцов. Они геройски погибли 21 августа года в неравном бою с многочисленным иранским войском.

Этот памятник воинам отряда майора Монтрезора, возве денный более 200 лет назад, неоднократно разрушался и вновь восстанавливался, а вот православного креста на мо гиле не было никогда.

Расходы берет на себя член нашего Оргкомитета Норайр Мурадян. Именно он финансировал воссоздание в 1978 году этого памятника, лежавшего долгие годы в руинах.

На возведение православной часовни и православного крес та нами получены: благословение митрополита Екатерино дарского и Кубанского Исидора и согласие от властей Спита ка. Православные молитвы, которые мы надеемся, вскоре бу дут возноситься в часовне и пред крестом, и будут служить укреплению вековой традиции духовного единения и воинского братства России и Армении.

Ваше Святейшество, смиренно испрашиваем Вашего Пер восвятительского благословления на участие Русской Право славной Церкви в сем благом деле.

С уважением, искренне Ваш, руководитель Оргкомитета «Спитакский Мемориал» И.С. Силаев В 1973 году, в субботнем номере газеты «Лусардзак» от 15 го сентября было опубликовано обращение 80 летнего жителя села Артагюх Оганеса Оганесяна: «Есть в Спитаке незабываемый памятник. Это огромное историческое богат ство, поскольку оно является самой старой братской моги лой вековой дружбы между армянским и русским народами.

Это ценная реликвия для нас и мы не имеем права предавать ее забвению. Это свидетельство дружбы наших народов должно быть передано будущим поколениям в виде величе ственного памятника мемориала, достойного своего значе ния. Призываю все общество района в знак признательности великому русскому народу внести средства добровольными вкладами для восстановления могилы павших смертью хра брецов и русских солдат».

Это обращение поддержали жители Спитакского района.

На собранные средства к 150 летию присоединения Восточ ной Армении к России был сооружен мемориальный архи тектурный комплекс и восстановлен памятник русским вои нам и армянским ополченцам, геройски погибшим в бою августа 1804 года.

Весомый вклад в сбор средств, проектирование и со оружение комплекса внес Норайр Григорьевич Мурадян, возглавлявший в те годы швейное объединение города Спитака.

Память о русско армянском военном содружестве жива и поныне. И место, где чтят память погибших — это мемори альный комплекс у могилы героев отряда Монтрезора, рас положенный вблизи Спитака. Закономерно, что именно здесь 21 августа 2007 года в официально отмечалось 200 ле тие русско армянского военного содружества. Торжественно прозвучали государственные гимны России и Армении, к па мятнику были возложены многочисленные венки, церемони альным маршем прошли военные, состоялись памятные зал пы. Православным священником была отслужена панихида по погибшим воинам.


В своем приветствии Лорийский марзпет Г. Кочарян подчеркнул: «Неслучайно на памятнике написано: «Отсю да берет начало вечность». Здесь люди создали историю, которая ведет в глубину веков. Преклоняемся перед памя тью тех бойцов, которые ценой своей крови высоко сохра нили честь русского оружия. Вместе с ними были также ар мянские добровольцы. Они доказали, что за Отчизну, за свой народ и свободу можно пожертвовать даже собствен ной жизнью».

В этих словах отражена не только героика прошлых по колений, но и чувства тех, кто готов встать плечом к плечу в трудную минуту, как это было в момент Спитакской траге дии, продемонстрировавшей всему миру силу интернацио нальной сплоченности людей. Спасение пострадавших от землетрясения наглядно показало, что крепость уз проверя ется и в мирное время, когда требуется протянуть руку брат ской помощи — той самой, что проверена нашими предками на поле брани.

В связи с открытием памятника уместно вспомнить, что участие армянских ополченцев в бою под Караклисом и во всех крупных операциях русских войск в Закавказье, было характерным для русско персидских войн. Так, в 1808 году в боях за Эривань в составе русских войск действовал отряд армянских добровольцев во главе с Григором Манучаря ном. В 1826 году вместе с русским гарнизоном Шуши храб ро сражались против войск Аббас Мирзы вооруженные ме стные жители.

В этом году исполнилось 180 лет русско персидскому Туркманчайскому мирному договору 1828 года, положив шему конец войнам в Закавказье между Россией и Ираном.

В результате в состав Российской империи были включе ны Эриванское и Нахичеванское ханства, а российско иранская граница прошла по реке Аракс. Военные истори ки пишут, что победа России в русско персидских войнах 1804 1813 и 1826 1828 гг. достигнута благодаря высокой боеспособности русских войск и лучшей организации их снабжения. Однако не менее важным фактором был боевой дух православных воинов. В ряде сражений с превосходя щими силами персидских войск малочисленные русские отряды, неоднократно проявляли чудеса храбрости, бес примерный героизм, вплоть до самопожертвования. В бла годарной памяти армянского народа бережно хранятся воспоминания о подобных событиях. Например, об Ашта ракском (Ошаканское) сражении 17 августа 1927 года, ког да русским отрядом генерала А.И. Красовского, ценою ог ромных потерь был спасен Эчмиадзинский монастырь — колыбель армянской христианской веры, осажденный тысячным персидским войском. В 1831 году патриарх Еф рем получил высочайшее разрешение воздвигнуть памят ник в честь павших в Аштаракском сражении, а в монасты ре у памятника ежегодно служится панихида.

Не забыт в Армении и бой 21 августа 1804 года, проис шедший неподалеку от Караклиса, где геройски сражался и погиб в неравном бою с многочисленным персидским вой ском отряд майора Монтрезора.

Тот бой происходил вблизи нынешнего Спитака — там, где оказался эпицентр землетрясения и когда Россия после сейс мокатастрофы вновь пришла на помощь Армении, как и в пе риод русско персидских войн. В пространственном совпаде нии обоих событий, разновременных и разных по характеру и масштабу, прослеживается единое основание — многовековое русско армянское духовное и военное сотрудничество.

…По многочисленным описаниям русских военных ис ториков военные события в Закавказье более двух веков назад развивались так. В июле и августе 1804 года русские войска под командованием генерала князя Цицианова, блокировавшие Эривань, испытывали большую нужду из за недостатка продовольствия. Снабжение войск шло из Тифлиса через Караклис. В 1801 м при присоединении Грузии к Российской империи к ней отошли и северные области Восточной Армении: Лори Памбак и Казах Шам шадин. В центре Лори Памбака в селе Караклис, имеющем военное стратегическое значение на границе с Персией и Турцией, была организована военная дистанция (гарни зон) русских войск, откуда осуществлялись все действия по обороне Грузии и Северной Армении от Эриванского ханства, принадлежащего Персии.

До Эриванской экспедиции начальником поста и всей пограничной линии в Памбакской дистанции был майор Ти флисского полка Иосиф Монтрезор, который характеризо вался, как «офицер храбрый, сметливый, распорядительный и хорошо знакомый с азиатской политикой». Именно эти ка чества и побудили генерала Цицианова взять его с собой в поход на Эривань.

Иосиф Антонович Монтрезор родился в России в году, происходил из обрусевших поляков дворянского про исхождения. В 1783 м окончил Московский кадетский корпус. В конце XVII века участвовал во всех основных сражениях Кавказского театра военных действий. За взя тие Анапы был удостоен ордена Святого Владимира 4 ой степени. В составе Каспийского военного корпуса пред принял поход против войск Махмед Хана в 1796 1797 гг. В Армении Монтрезор принял участие в Карском сражении 8 мая 1802 года против объединенных войск нахичеванско го хана Калбали и ахалцихского паши Шерифа в составе гарнизона Караклиса — двух рот Тифлисского мушкетер ского полка. Русские войска в этом коротком бою без по терь одержали уверенную победу, противник потерял до 500 человек личного состава. Монтрезор был и при первом штурме Эриванской крепости в 1804 году, когда проявил чудеса храбрости и военной доблести, показывая пример, как надо воевать «не числом, а умением».

К этому времени в стане врага его знали как Кара май ор — «храбрый майор».

Князь Волконский, бывший в то время правителем Гру зии, предпринимал попытки закупить необходимое количе ство хлеба для экспедиционного корпуса и доставить его в Караклис. Однако все пути сообщения из Грузии были заня ты неприятелем. Персидские войска под началом грузинско го царевича Александра проникли в Бомбакскую провинцию и отрезали Караклис от Тифлиса. Когда им стало известно о движении провиантского транспорта для Эриванского экс педиционного корпуса, они двинулись наперерез. Возглав ляемый майором Стахеевым транспорт на каждом шагу про двигался с боями.

Главнокомандующий генерал Цицианов, извещенный о начале движения транспорта, направил на подмогу отряд Монтрезора: 114 человек пеших воинов при одном 3 х фун товом орудии, именовавшемся «единорог». Зная майора, как талантливого и отважного офицера, генерал дал ему важное поручение: обеспечить доставку продовольствия, в коем ост ро нуждались войска, из Караклиса к крепости Эривань и тем самым открыть прерванную связь с Тифлисом. Он нака зал проходить опасные места ночью, т.к. везде были непри ятельские конные отряды, которым невозможно было проти востоять нашей кавалерии.

Следуя по каменистой и безводной местности, отряд успешно отбивался от беспристанных нападений персид ской конницы численностью не менее 500 человек. На чет вертый сутки пути солдаты, изнуренные усталостью и зно ем, томимые жаждой были близки к своей цели. Утром августа, обойдя Амамлу (Спитак), они спустились с Пам бакских гор в долину реки Памбак и достигли урочища Са рал, что всего в 10 верстах от Караклиса. Но на этом месте отряд был внезапно окружен многочисленным неприяте лем. Здесь, в тылу русских войск, осаждавших Эривань, действовал вместе с персидской конницей Пир Гули хана мятежный грузинский царевич Александр, подкрепленный взбунтовавшимися татарами Памбакской и Казахской дис танций. Их общая численность составляла не менее 6 ты сяч человек. Местность в теснине для боя была крайне не выгодна, а помощь отряду Монтрезора вряд ли могла быс тро подоспеть.

У берега реки Памбак вблизи татарской деревни Сарал завязался упорный бой. Очевидно, что горстка отчаянно сра жавшихся солдат не внушала никакой опасности многочис ленным врагам. Но на предложение царевича сдаться Монт резор гордо отвечал, что «предпочтет скорее смерть, чем по стыдный плен».

Несмотря на неравные силы, бой длился несколько ча сов. Когда патроны и снаряды иссякли, а несколько десят ков солдат были убиты и ранены, Монтрезор, сбросив мун дир, обратился к оставшимся в живых: «Солдаты, я больше вам не начальник, спасибо за службу! Теперь, кто хочет, мо жет спасаться!» Только барабанщик и несколько ополчен цев бросились бежать. Остальные сделали последний залп в неприятеля и вслед за своим начальником ринулись в штыковую атаку.

Несколько минут продолжалась рукопашная схватка.

Храбрый майор Монтрезор погиб, изрубленный на пушке, которую защищал до последней минуты дыхания. Рядом с ним лежали поручик Ладыгин, прапорщики Черец и Вере щаго и 94 солдата. Трупы погибших воинов так и остались на поле битвы. Лишь 15 тяжело раненых захватил непри ятель. О подвиге и гибели отряда Цицианов узнал от армя нина— ополченца, который, будучи израненным, с огром ным трудом добрался до Амамлы (Спитака) и был достав лен под Эривань. В архиве наместника Кавказа сохранилось всеподаннейшее донесение императору Александру I князя Цицианова, где он писал: «С болью в сердце сообщаю о по тере храброго командира, который, будучи раненым в нача ле боя, с преданностью предпочел гибель свою и отряда, чем сдать оружие врагу».

Транспорт, отправленный из Тифлиса с майором Стахе евым, продолжал продвигаться вперед и 29 августа подо шел к Караклису. Но здесь, упорно отражая атаки персид ских войск царевича Александра, он вынужден был оборо няться, построив каре. И оставался стоять, вплоть до при бытия генерал майора Талызина, отправленного на выруч ку с 170 гренадерами и 40 мушкетерами Тифлисского пол ка. Неудачное движение транспорта уничтожило послед нюю надежду на доставку провианта и боеприпасов. Князь Цицианов принял решение о снятии блокады Эривани. При возвращении экспедиционного корпуса в Тифлис он посе тил место гибели героев. 13 го сентября капитаном графом Воронцовым тела майора Монтрезора и его товарищей бы ли торжественно преданы земле.


Здесь же на правом берегу реки Бомбак однополчане — офицеры Тифлисского пехотного полка соорудили на мо гиле скромный обелиск, а Цицианов написал эпитафию.

Подвиг отряда Монтрезора получил широкую огласку в XIX веке, неоднократно упоминался в русских, армянских и грузинских источниках. В «Путевых заметках» офицера Морис фон Коцебу, сопровождавшего миссию Ермолова говорится: «В военных действиях против противника бы ли совершены многие героические дела, которые придают блеск русскому имени, и не знаю, почему они до сих пор остались неизвестны миру». Благодаря его воспоминани ям известно и содержание эпитафии героям отряда Монт резора. «Путник, остановись и с уважением сними шляпу.

Не проходи безразлично мимо мраморного, светлого захо ронения героя, дела которого обеспечат бессмертие его па мяти».

Первый памятник героям стоял невредим до 1827 года.

Но во время второй русско персидской войны, 8 октября, т. е.

через неделю после взятия Эривани генералом Паскевичем, обелиск был разрушен землетрясением.

В архиве Кавказского окружного штаба сохранилось дело Генерального штаба 1835 года о возобновлении па мятника майору Монтрезору. В 1837 году главнокоманду ющий отдельным кавказским корпусом, барон Розен 1 ый приказал соорудить памятник, что и было сделано инжене ром капитаном Пономаревым — в 12 верстах от Караклиса на горном выступе у самого шоссе из Тифлиса в Александ рополь (ныне Гюмри). В 1850 году при наместнике Кавка за графе Воронцове мраморная доска с надписью: «На этом месте 21 августа 1804 года храбрый майор Тифлисского пе хотного полка Монтрезор со сборною командою в 110 че ловек, идущих за запасами к отряду под Эривань. Он ата кован и окружен 6.000 персиян под начальством Пир Ку ли Хана и лег на месте со всеми храбрыми его сподвижни ками. При возвращении князя Цицианова из под Эривани тела героев были найдены 13 го сентября бригад майором при отряде, гвардии капитаном Воронцовым, ныне намест ником и главнокомандующим на Кавказе».

По некоторым данным монумент в форме пирамиды уце лел в сохранности, до мая 1918 года.

В статье в журнале «Разведчик», озаглавленной «90 ле тие со дня геройского подвига Монтрезора» писалось::

«Кругом памятника дикие горы, камни, мертвая тишина, которую нарушают лишь буйные ветры, иногда шумящий Памбак, да порой пройдет путник, пройдет команда и оста новится у памятника, чтобы прочесть эпитафию;

и еще много много лет русский путник не минует могилы истин ных храбрецов, чтобы, осеняясь крестом, не промолвить им: «Вечная память!»

Многие годы перед памятником героям отряда Монтре зора преклоняли свои головы и воины, и мирные граждане, и известные люди — генерал губернатор Ермолов, писа тель и дипломат Грибоедов, просветитель и писатель Хача тур Абовян. С особой торжественностью 21 августа года было отмечено 100 летие подвига отряда Монтрезора.

Тогда из Тифлиса в Караклис прибыла делегация Тифлис ского гренадерского полка, которая под звуки оркестра прошла маршем перед памятником героям под двумя бое выми знаменами. Одно из них — знамя полка 1804 года. По усопшим отслужили молебен, а затем дали три выстрела — в память о последних трех выстрелах из «единорога», на горячем стволе которого враги настигли уже мертвого май ора Монтрезора.

Известный военный историк Василий Потто, подробно описавший подвиг отряда Монтрезора, писал: «…Этот ма лоизвестный человек внезапно поднялся до степени народ ного героя, и воспоминание о нем передастся из поколения в поколение».

Сегодня естественным продолжением вековой тради ции русско армянского военного содружества должно стать воздвижение часовни и православного креста на тер ритории мемориального комплекса. Вблизи могилы, где ле жат останки русских православных воинов отряда Монтре зора, геройски погибших за Веру, Царя и Отечество, а так же за свободу и светлое будущее древнего христианского армянского народа.

Чтобы сюда в День повиновения усопших, в День наци онального траура по жертвам Спитакской трагедии могли придти благодарные потомки. И сегодня, и завтра, и через века… Н. Г. Мурадян Я.М. Айзенберг, доктор технических наук, профессор, почетный академик РААСН, Заслу женный деятель науки РФ, руководи тель Научного Центра по сейсмозащи те сооружений и городов ЦНИИП Гра достроительства РААСН, президент Российской ассоциации по сейсмостой кому строительству Годы после землетрясения не прошли даром За последние 1500 лет на Армянском нагорье, которое имеет более чем 600 больших и малых вулканических центра и является одним из сейсмоактивных центров земли, про изошло более 300 землетрясений. Но такого масштабного и губительного по силе воздействия, как Спитакское, разра зившееся в декабре 1988 года, еще не было.

Спитакское землетрясение 7 декабря 1988 года — это ог ромная трагедия всего человечества. Но в первую очередь, армянского народа, который за считанные секунды потерял десятки тысяч детей, женщин и мужчин. Об этом трудно го ворить беспристрастно. Специалисты обязаны извлечь про фессиональные уроки, чтобы предотвратить или смягчить последствия таких катастроф, которые, к сожалению, воз можны на нашей многострадальной земле. Повторяемость сильных землетрясений на территории Армении и сопре дельных стран до 9 баллов и выше по шкале MSK прогнози руют карты сейсмической опасности и сейсмического райо нирования.

Однако 20 лет после Спитакского землетрясения не про шли даром. Ученые, инженеры сейсмологи переосмыслили многие взгляды, идеи и концепции в области сейсмозащиты сооружений, их надежности и безопасности населения.

Ниже представлены лишь некоторые такие концепции, которые претерпели серьезные радикальные изменения именно в результате анализа Спитакского землетрясения и его последствий. Разумеется, автор излагает свою личную точку зрения и те, с которыми согласен. Сейсмические про цессы настолько сложны, а природа их так надежно хранит свои тайны, что было бы самонадеянным думать, что все уже понято и открыто. Поэтому я попытаюсь лишь вкратце рассмотреть несколько проблем, которые кажутся мне наи более важными.

Несколько десятков лет назад, когда я и мои коллеги сверстники были еще аспирантами или студентами, наши до стопочтенные учителя из Москвы, Еревана, Тбилиси учили нас, что на первое место по сейсмостойкости нужно ставить каркасные здания. А дальше по ранжиру располагались зда ния с несущими стенами — железобетонными, кирпичными и другими.

Когда появились крупнопанельные дома, то некоторые профессора вообще поставили их в конец общего «табеля о рангах». Дескать, что это — «спичечные коробки», которые тут же рассыплются, даже при слабом землетрясении.

Но Спитакская катастрофа существенно опрокинула всю пирамиду. Конечно, не только трагедия, но и другие события способствовали созданию правильных ранжиров и выводов. Однако землетрясение сделало это наиболее ярко, ясно и убедительно. Именно после удара природной стихии можно было на одной и той же площадке в быв шем Ленинакане видеть в нескольких метрах друг от дру га два 9 этажных здания. Одно каркасное — разрушенное, в нем погибли люди. Другое — крупнопанельное, практи чески не поврежденное. В эпицентральной зоне в г. Спи таке тоже находились крупнопанельные дома. И в них ни кто не пострадал, хотя в окружающих домах было много эертв. Это ли не наглядный природный эксперимент?

Правда, крайне жестокий. Но, чтобы извлечь правильные уроки на будущее, специалисты должны понять и объяс нить эти факты.

В чем причина того, что каркасные здания, ранее считав шиеся наиболее сейсмостойкими, безопасными, разруши лись, а здания, по поводу которых не было единодушной яс ности среди специалистов, напротив, устояли, и притом без особых повреждений? В литературе до сих пор можно встре тить множество объяснений, множество факторов, ответст венных, по мнению авторов публикаций, за то или иное по ведение этих зданий: здесь и качество строительства, и каче ство проектирования и т.д.

Моя точка зрения состоит в том, что ответственными за контрастное поведение зданий с несущими железобетонны ми каркасными системами и несущими железобетонными стенами являются два фактора. Первый — это характер сейсмических воздействий, в особенности, спектральный состав движения грунтов, к которому по разному чувстви тельны каркасные, обычно относительно более гибкие сис темы и стеновые, в частности, более жесткие крупнопанель ные здания. Низкочастотные (или длиннопериодные) зем летрясения более опасны для зданий с несущими каркаса ми. И, наоборот, для жестких, например, крупнопанельных зданий низкочастотные землетрясения при тех же амплиту дах менее опасны.

Так вот, исследования сейсмологов и геологов показали, что город Гюмри, бывший Ленинакан, расположен на рых лых осадочных грунтах большой мощности. Они являются как бы пружинами низкой частоты, которые создают на по верхности низкочастотные сейсмические колебания. Это и послужило причиной разрушения каркасных зданий. Для крупнопанельных зданий такие волны не опасны, вот они и не разрушились.

В нормах проектирования, действовавших в те годы, ука занное обстоятельство не учитывалось должным образом.

Расчетные нагрузки на гибкие здания принимались в не сколько раз ниже, чем на более жесткие, тогда как в действи тельности сейсмические нагрузки на гибкие каркасные зда ния оказались более высокими.

На мой взгляд, здесь и кроется одна из причин обруше ния 10 этажного здания, построенного в бывшем Ленинака не методом подъема перекрытий. Другой 16 этажный дом, построенный по этому же методу, получил значительные по вреждения. Оба здания были относительно более гибкими.

По этой причине и по причине недооценки сейсмической ин тенсивности на картах сейсмического районирования того времени случилось так, что фактические сейсмические на грузки на эти здания оказались значительно выше, чем на те, которые были запроектированы. Возник даже миф, что дома, воздвигаемые методом подъема перекрытий, не являются сейсмически надежными. Это, конечно, неверно. Сейсмо стойкость, надежность зданий зависит не от технологии воз ведения, а от конструктивного решения и характера сейсми ческого воздействия. К счастью, специалисты быстро разо брались в данном вопросе.

Второй фактор, который определяет сейсмическую на дежность — это относительная вертикальная нагрузка на несущие конструкции, нагрузка от собственного веса зда ния плюс от сейсмической нагрузки. В каркасных зданиях эта вертикальная нагрузка, отнесенная к несущей способ ности конструкции, обычно значительно выше, чем в зда ниях с несущими железобетонными стенами. Это вторая главнейшая причина более низкой сейсмостойкости кар касных зданий — точнее, более низкой в ситуациях, очевид ных для вышеизложенной. Мною в последние годы опубли ковано ряд работ на эту тему.

Конечно, Спитакское землетрясение преподнесло и мно го других уроков.

Но даже и те два, которые изложены здесь, если будут правильно применены в нормах, проектировании и строи тельстве, намного повысят сейсмическую безопасность и спасут много человеческих жизней.

Нельзя не отметить, что в Армении всегда существовала очень сильная школа в области сейсмостойкого строительст ва. Достаточно вспомнить академика Армена Георгиевича Назарова, который был нашим общим учителем. Многие из нас с интересом и вниманием изучают труды академика НАН профессора Эдуарда Ефремовича Хачиняна и других специалистов, известных во всем мире.

В последние годы в Армении образовалась сильная шко ла и по сейсмоизоляции. Именно здесь впервые в мире сейс моизоляция использована для сейсмоусиления при реконст рукции существующих зданий. В этом деле велика заслуга профессора М. Мелкумяна, который широко известен в меж дународных кругах специалистов по сейсмоизоляции.

Словами глубокой благодарности необходимо отметить и деятельность Н.Г. Мурадяна, посвятившего значительную часть своей жизни изучению причин землетрясения, спасе нию и обеспечению людей, пострадавших в Спитакской тра гедии.

Г. Г. Саакян, мэр города Спитак Горизонты нашей надежды Город Спитак Ларийской области Республики Армения до 1949г. на зывался Амамлу. В 1960 году он стал центром одноименного района Республики Армения, а в 1971 м получил статус республиканского подчинения. Название Спитак по армянски значит «белый», что связано с известковыми руд никами, находящиеся вокруг города.

Спитак занимал площадь 14 тыс. кв. км — около 5% всей территории Республики. До землетрясения здесь проживало 18400 населения. В государственных домах жили 10400 че ловек, в собственных — 8000 человек.

Еще с половины XIX века были сельские школы. До уста новления советской власти (1920 г.) в Амамлу имелись предпри ятия кузнечного ремесла, мельницы, маслобойные кустарные заводыв. Население в основном занималось животноводством, растениеводством и земледелием. Первое производственное предприятие — свекольный завод был построен в 1937 г., а сахар ный дал первую продукцию в 1947 м В год им перерабатывалось 130 тыс. тонн сахарной свеклы и производилось 14 тыс. высоко качественного сахарного песка. Завод был реконструирован в комбинат по производству в то время дорогостоящей лимонной кислоты, которая экспортировалась в 21 страну — в том числе, Румынию, Ирак, Вьетнам, Турцию, Кубу, Мали и др.

Пассажирские и грузовые лифты завода «Армлифт» по ставлялись во все республики СССР. На заводе работало человек. Функционировали швейное производственное объ единение, трикотажные и обувные фабрики, завод резино технических изделий, хлебозавод и др. Хлебокомбинат про изводил в день около 500 т муки, 630т комбикорма. На предприятиях города успешно трудились около 6000 чело век. Среднегодовой объем продукции по совокупности со ставлял свыше 165 млн. советских рублей.

Сельским хозяйством было охвачено около 1000 человек трудоспособного населения района.

В городе имелись: 12 детских садов, 7 общеобразователь ных школ и 1 вечерняя, филиал Ереванского электромехани ческого техникума, профтехучилище, дом культуры, 3 биб лиотеки, кинотеатры, народный театр, историко краеведчес кий музей, парк отдыха для массовых мероприятий;

2 спор тивных школы, футбольный стадион и др. Действовала боль ница на 160 коек, детская консультация, санэпидемстанция, стоматологическая поликлиника.

Жестокая трагедия прервала трудовую летопись Спита ка — этого живописного уголка Армении. 7 декабря 1988 г. в 11 часов 41 минуту, буквально, в течение нескольких секунд погибло 4003 человека.

После землетрясения начались восстановительные рабо ты. Согласно главному архитектурному плану, развернулось широкомасштабное строительство на новой территории го рода. Первый жилой район построили итальянцы. А в 1995 г.

в центре разрушенного Спитака была возведена новая цер ковь святого Арутюна.

До сих пор за счет бюджета Республики построены квартиры, за счет фонда «Линса» (США) 524 квартиры, за счет общеармянского фонда — 110 квартир. Жилье строи лось и за счет государств Италии, России, Германии, Уз бекистана, Эстонии, Швейцарии. Благодаря чему введены в строй и социальные объекты — новые школы, поликли ники, дома временного поселения. В 2001 г. численность населения составляла 14984 человека. На территории го рода расположены 123 малых и средних предприятий раз ного профиля.

7 декабря 2008 г. исполняется 20 лет Спитакской траге дии. Однако за этот долгий период 339 семей не имеют жи лья, 443 семей живут в домах временного поселения, лишены элементарных условий.

Безработица значительно выше от средне республикан ского уровня. Дороги ведущих отдельных микрорайонов города не благоустроены. Хотя трудоспособный армянский народ всегда отличался мастерством строителей — возво дил на древней земле прекрасные храмы, сохранившиеся испокон веков. Так почему же сейчас он забыл свое древнее ремесло? И находится в состоянии затянувшегося ожида ния. Не зная, как скоро удастся спитакцам, пострадавшим от землетрясения, переселиться в добротные современные дома с развитой инфраструктурой, улучшить свое социаль но экономическое положение? Горизонт то приближается, то вновь отдаляется… Разве это не первоочередная задача Республики — обес печить своих граждан жильем? Было бы справедливым, если бы чаяния простых людей оказались выше других интересов на чаше государственных весов.

Говорят, надежда умирает последней. Однако после пе режитого стихийного бедствия было столько разочарова ний и утраченных надежд, что их с лихвой хватило бы каж дой семье.

Спитакский мемориал, который призван появиться в эпицентре событий, наряду с колокольным звоном часов ни, гулким эхом разносящимся среди гор, взывает не толь ко к нашей священной Памяти, но и к деяниям дня настоя щего. Жизнь сильнее смерти, но прожить ее надо не в горе и страданиях, а в земной радости, счастье, любви и достат ке. Вырастив, как сказано в Святом писании, детей, поса див дерево и построив дом!

В.П. Курамин, заместитель Председателя Бюро Совета Министров СССР по топливно энергетическому комплексу, начальник штаба по руководству восстановлением и строительством города Спитака Спитакские маки В середине февраля 1983 года про изводственные заботы привели ме ня, как было принято говорить в советское время, в солнечную Ар мению. Приехал я сюда впервые, и надо признать, мои позна ния о ней ограничивались преимущественно информацией хрестоматийного характера. Местонахождение — Кавказ, по соседству с Грузией и Азербайджаном;

имеется большое озе ро Севан и живописная Араратская долина с виноградника ми. Армянский народ пережил многовековое турецкое иго и пролил немало крови в борьбе за свободу, которую обрел не без помощи России. Есть футбольная команда «Арарат» и пользующийся спросом армянский коньяк (к производству которого руку приложил талантливый винодел и удачливый предприниматель г н Шустов). Плюс известное всем «ар мянское радио», которому не откажешь в остроумии.

Идея поездки принадлежала институту ЗапСибНИГНИ, возглавлял его крупный ученый геолог Иван Иванович Не стеров. Одна из лабораторий занималась проблемой промы шленного использования кремнистых пород: в свое время был подготовлен капитальный труд о запасах диатомитов в недрах Тюменской области, вызвавший огромный резонанс в кругах специалистов. Помню, как на очередном заседании Западно Сибирской межведомственной региональной ко миссии Госплана СССР, которую доверили возглавить мне, Нестеров сообщил, что общие запасы диамантов на террито рии области составляют 500 триллионов кубометров, из них месторождения с выходящими на поверхность породами — 100 миллиардов кубометров. Это восприняли как сенсацию!

В СССР в промышленных масштабах их использовали только армянские строители. Немудрено, что в считанные дни мы получили «добро» на командировку, и 21 февраля 1983 года солидная делегация в составе семи человек вылете ла из свердловского аэропорта в Ереван. В нее входили:

В. Курамин — начальник отдела Госплана СССР, И. Варшав ский — начальник Главсибжилстроя, И. Нестеров — дирек тор института ЗапСибНИГНИ, Г. Голощапов — второй сек ретарь обкома КПСС, А. Подсосов — заместитель начальни ка Главтюменьгеология, А. Оськин — заместитель директора фирмы Сиборггазстрой, А. Деденко — заведующий лабора торией института ЗапСибНИГНИ.

Ереванский аэропорт встретил нас крепким морозцем и глубокими снежными сугробами, что дало повод для шуток:

нас благодарили за то, что мы сделали доброе дело — привез ли с собой сибирскую зиму, добавившую жителям Республи ки дополнительное ускорение.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.