авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Печатается по решению Ученого Совета «Институт педагогики и психологии профессионального образования» РАО Протокол № 7 от «28 » сентября 2009 г. УДК 316.89 ...»

-- [ Страница 3 ] --

В исследованиях акцентуаций характера и психопатий, являющихся крайним выражением индивидуальных особенностей характера, показано, представители каких типов в большей, а каких в меньшей степени подвержены риску алкоголизации, т. е. психологической склонности к ней (Личко и др., 1977;

Капанадзе, Цыцарев, 1981;

Воротилина, 1983).

Глубокий и детальный анализ полученных разными авторами данных свидетельствует, что психологической предпосылкой к алкоголизму выступают не столько те или иные типы характера, сколько своеобразные и отличающиеся Друг от друга состояния психической декомпенсации при различных характерологических вариантах, когда доминирующая мотивация входит в противоречие с характерологическими возможностями субъекта. Иными словами, это ситуации, когда стремления, желания и другие побуждения человека неадекватны его реальным психическим возможностям в их удовлетворении. Эта драматическая ситуация несоответствия тенденций и потенций личности, переживаемая субъектом как внутренний конфликт, по-видимому, становится самой благоприятной почвой, на которой может быть сформировано влечение к алкоголю.

Поскольку в обоих случаях компенсаторная мотивация крайне устойчива, ВА актуализируется у больных этого типа с большей частотой.

Как правило, алкоголизация возобновляется при появлении первых же признаков характерных для личности форм декомпенсации.

Универсальный характер компенсаторной мотивации не позволяет выделить единого типа личности среди этих больных;

во всех случаях данный тип мотивации сочетается с другими, более элементарными. В группе получены максимальные значения дисперсий по всем психическим показателям, подтверждающие крайнюю гетерогенность ее состава. По видимому, в зависимости от того, какие именно внутренние барьеры препятствуют адекватному опредмечиванию тех или иных потребностей субъекта и ведут к формированию патологического влечения к алкоголю, можно будет решить вопрос о более дифференцированном описании этой группы больных.

6. Средство общения и коммуникации. В основе этого типа мотивации лежат неудовлетворенные потребности в общении, в выходе из одиночества, в любви, в доброжелательности, в откровенности и т. д., которые возникают при чрезмерной замкнутости, в тревожности, в неразвитости коммуникативных навыков, в отсутствии круга и культуры общения.

У этой группы больных в состоянии опьянения не только облегчается общение, но и, как правило, происходит атрибуция окружающим (например, участникам застолья) положительных нравственных качеств, дружественного отношения и т. д. В результате появляется раскованность, ощущение безопасности, преодолеваются свойственные личности барьеры в общении, появляется свобода в поступках и самовыражении и иллюзия близости с людьми.

Неспособность достичь этих эффектов без помощи алкоголя приводит к формированию влечения к алкоголю и, следом за ним, зависимости от алкоголя.

В период ремиссии серия неудач в отношениях с людьми вызывает состояние психического дискомфорта и неуверенности в себе, а затем — актуализацию ВА. Именно для этих больных роковое значение в период ремиссии могут иметь застолья, праздничные вечера, где, в отличие от других, им не удается включиться в общение и проявить себя. Другой психотравмирующей и патогенной (в смысле возможности актуализации ПВА) ситуацией является для них условия близкого, доверительного общения, требующие значительной степени эмоциональной включенности, сопереживания, эмпатии. И наконец, третьим вариантом ситуации, провоцирующей алкоголизацию, может быть участие в так называемых деловых встречах, при заключении различного рода договоров, завершении какой-либо работы и т. п., которые по традиции не обходятся без употребления алкоголя. Обращение к алкоголю для таких людей вызывает своеобразный эффект завершенного действия, по своему психологическому значению близкий к следующему типу мотивации алкогольного поведения.

Коммуникативная мотивация в наибольшей степени свойственна больным, у которых в преморбиде отмечались признаки конформности, зависимости, невысокий интеллектуальный уровень, равно как и заниженная оценка своей жизненной компетентности. В обществе они держатся обособленно, замкнуто, чувствуя себя неуютно и неуверенно.

Длительное наблюдение за этими больными показало, что их главные проблемы находятся в сфере эмоциональных отношений. В широком диапазоне социальных ситуаций общения они оказываются совершенно несостоятельными как за счет присущей им замкнутости, интровертированности и аутичности, так и вследствие неразвитости навыков социального поведения. При этом внутренний конфликт в структуре личности этих больных создает выраженное стремление к эмоционально насыщенному общению, в связи с чем внешне наблюдаемая у них замкнутость может быть обозначена как «псевдоаутичность»

(Цыцарев, 1982).

В период ремиссии больные этой группы быстро дезадаптируются в сфере межличностных отношений, если во время лечения для них не разрабатываются индивидуальные программы коррекции их коммуникативного поведения, что наиболее эффективно осуществляется в ходе пролонгированной групповой психотерапии (Бокий, Цыцарев, 1982;

Мягер и др., 1987) и в терапевтических сообществах больных (Шихирев, 1987).

7. Результат научения или подражания, средство поддержания принятого ритуала. В этом случае основным фактором, способствующим формированию ВА, может быть систематическое употребление алкоголя в рамках традиций и алкогольных компаний. Психологическую основу этого типа мотивации составляет экстернальная направленность личности, доминирование в мотивационной сфере конформной мотивации.

Социальные подкрепления выпивки в форме ритуалов употребления алкоголя для таких больных играют значительно большую роль в формировании зависимости от алкоголя, чем непосредственный эффект в момент опьянения. Это наблюдается при «групповой зависимости» у подростков (Строгонов, Капанадзе, 1978), при обращении к алкоголю супругов (как жен, так и мужей) больных алкоголизмом, при систематическом употреблении алкоголя в условиях его свободной доступности (на винных заводах, предприятиях торговли и общественного питания), при доминировании в субкультуре алкогольных традиций.

Во всех перечисленных случаях решающее значение при формировании ВА на психологическом уровне имеют механизмы социального подкрепления. Их доминирование отмечается в поведении конформных, чрезмерно зависимых от группы личностей, для которых свойственно отсутствие инициативы и самостоятельности, неспособность строить независимую индивидуальную программу поведения. Это типичные экстерналы, за которых все решает общество в целом или ближайшее окружение. Им свойственно построение так называемых «зависимых отношений» (Понизовский, Ротенберг, 1987) и выполнение в них пассивной роли.

Самостоятельное значение для понимания их личности имеет высокая степень внушаемости, склонность к отношениям по типу подчинения, некритичность в широком диапазоне ситуаций общения.

Признаки ВА и психической зависимости от алкоголя больные этой группы в отличие от большинства больных приобретают, не испытывая выраженного позитивного эффекта от его употребления.

В становлении ремиссий главным для них является коренное изменение образа жизни и сферы общения, длительная поддерживающая психотерапия и участие в психотерапевтическом сообществе. Такие методы психотерапевтического воздействия, как гипноз, внушение, для них малоэффективны, хотя и могут наблюдаться признаки повышенной гипнабельности и более или менее активное стремление лечиться, например, гипнозом или аналогичными средствами, с возложением всей полноты ответственности за свое излечение на врача. Возвращение в алкогольную субкультуру, как правило, сводит на нет эффекты лечебной суггестии, возобновляя отношение зависимости от группы.

Если указанные социально обусловленные мотивы не сочетаются с глубоко личностными, то в период ремиссии ВА угасает относительно быстро при существенном изменении образа жизни больных, как это, например, происходит с теми, кто участвует в антиалкогольных объединениях, клубах трезвости и т. п. Однако чаще, по мере прогрессирования заболевания ВА дополняется другими опосредующими его мотивами и обретает еще большую субъективную значимость.

8. Средство межличностной защиты — манипуляции.

Манипулятивное поведение является одной из характерных особенностей больных алкоголизмом в периоды ремиссии. В предыдущей главе рассмотрены основные варианты манипулятивных игр, которыми пользуются больные для достижения своих, субъективно значимых целей.

Основным мотивом во всех вариантах такого поведения является стремление сохранить присущий больному «алкогольный» стиль поведения и добиться односторонних преимуществ в межличностных отношениях: материальных выгод, избавления or ответственности и т. д.

Предметом манипуляции выступают, как правило, эмоциональные отношения к больному со стороны окружающих, например, страхи и опасения родственников, друзей или сослуживцев перед возможными последствиями пьянства больного. Наиболее ярко в периоды воздержания от алкоголя стремление манипулировать проявляется по отношению к любящим, но не требовательным родственникам: матерям, женам, реже — детям), а также лицам, в какой-то степени зависимым от больных. При таком характере отношений дано обращение на лечение больные используют в целях манипулирования этими людьми, особенно в тех случаях, когда собственная мотивация известный эгоцентризм больных алкоголизмом, при котором влечение к алкоголю возникает в условиях предъявления к ним любых требований, не соответствующих их эгоцентрическим установкам.

Данный тип актуализации ВА изучен пока недостаточно. К его анализу, безусловно, должен быть применен хорошо зарекомендовавший себя в ряде областей прикладной психологии концептуальный аппарат трансактной психологии (см. гл. II). Основной смысл указанного подхода состоит в рассмотрении сложных форм межличностного поведения через анализ элементарных единиц общения — трансакций, система которых формирует характерную для субъекта «игру», используемую им для достижения своих целей в манипулятивном общении.

Манипулятивное поведение рассматривается рядом авторов как поведенческий эквивалент психологической (интропсихической) защиты личности (Столин, 1982, 1983). Независимо от конкретной формы манипуляции, больные пользуются приемами, рассчитанными на ответные действия других людей, которые в контексте той или иной межличностной ситуации могут послужить для больного приемлемым, с точки зрения действующих в обществе норм, оправданием употребления спиртного и соответствующей действия, после которых обращение к алкоголю становится оправданным и даже неизбежным. Исследование семейных отношений больных алкоголизмом в ремиссии показывает, что манипулятивное поведение является одним из первых предвестников рецидива заболевания, т. е. непосредственно наблюдаемым референтом (признаком) актуализации ВА на психологическом уровне.

Таким образом, теоретический и клинико-психологический анализ имеющихся в литературе данных эмпирических исследований позволил выделить и описать основные типы мотивации, лежащие в основе ВА.

Каждый из них может играть ведущую роль либо на всем протяжении болезни, либо на каком-то ее этапе;

они могут переходить друг в друга или наблюдаться совместно. Элементарные мотивы обычно предшествуют более сложным, тогда как последние практически всегда включают в себя более простые, а, следовательно, и более универсальные.

Первоначально, играя роль психологической предиспозиции, та или иная мотивация способствует обращению к алкоголю;

затем, не находя истинного удовлетворения лежащей в ее основе потребности, первичная мотивация обращения к алкоголю заостряется и вызывает актуализацию еще более выраженного влечения к алкоголю и массивные алкогольные эксцессы. При этом на любом этапе развития болезни с влечением к алкоголю могут оказаться связанными новые потребности, которые в дальнейшем также становятся подчиненными указанному «порочному кругу». Мы полагаем, что вовлечение в этот круг новых потребностей — основная закономерность психологической динамики больных алкоголизмом. Его разрыв возможен при создании у больных альтернативной мотивации или реальных (как внутренних, так и внешних) предпосылок для удовлетворения фрустированных потребностей.

Рассматривая механизмы формирования патологических влечений, В. В. Гульдан [1985] отмечает, что основным признаком личностной предиспозиции к формированию патологической мотивации являются нарушения полимотивированности деятельности, иерархического построения мотивов. Сужение диапазона реально действующих мотивов вследствие блокады части из них ведет к изменению их побудительной и смыслообразующей функции. В результате «мономотивы» приобретают сверхсильную побуждающую функцию и реализуются в импульсивных и навязчивых действиях.

Глава 3. Социально-психологическая профилактика зависимостей от психоактивных веществ у студентов.

3.1. Психология социализации и формирование зависимости от психоактивных веществ.

Исследование алкогольной зависимости в науке началось с середины XIX века. Термин “алкоголизм” был впервые введен М. Гуссом (Magnus Huss) в 1849 году в его классическом труде “Хронический алкоголизм, или хроническая алкогольная болезнь”, он рассматривал алкоголизм как заболевание, вызванное злоупотреблением спиртными напитками и сопровождающееся соответствующими изменениями в нервной системе [26].

Впервые в России привлек внимание к проблеме алкоголизма с медицинских позиций в 1846 году судебный медик, профессор Казанского университета Г.И. Блосфельд, которому принадлежит одна из первых публикаций по алкоголизму «О пьянстве в судебно-медицинском и медико-социальном отношениях». В ней даются представления об алкоголизме как о совокупности душевных и телесных расстройств, выделены стадии и степени алкоголизма [27].

На социальную обусловленность алкоголизма акцентировал внимание впервые В.М. Бехтерев (1846). По его мнению, формирование пристрастия к алкоголю, как в форме бытового пьянства, так и алкогольной болезни, огромную роль играют социальные факторы. В настоящее время в отношении алкоголизма сформировалось стойкое представление о полифакторной его природе [28]. Это такие факторы, как наследственная предрасположенность, специфика обменных процессов, конституциональные особенности и социальные. Остановимся на социальных и социально-психологических факторах, способствующих формированию особой значимости алкоголя для данного лица. В формировании алкоголизма принимают активное участие все перечисленные выше факторы социализации – макро-, мезо- и микрофакторы.

В группе макрофакторов формирования специфического отношения к алкоголю крайне важными являются национальные традиции и обычаи употребления алкоголя, то значение, которое придается употреблению алкоголя в данной этнической группе.

Алкогольные обычаи – это историически сложившиеся формы употребления спиртных напитков с сопровождающим их общепринятым отношением к ним, формирующим соответствующие элементы сознания и мировоззрения социализируемого в данной социальной среде индивидуума. Традиции употребления психоактивных веществ на уровне отдельной личности проявляются в определенных установках, определяющих состояние готовности воспринимать ситуацию, предполагающую употребление спиртного, и действовать в ней в соответствии с этими традициями.

Проблема устранения нежелательных алкогольных традиций и обычаев заключается в том, что директивным путем их устранить представляется невозможным, потому что их носителем является каждый взрослый член этнической или общественной группы.

К группе макрофакторов следует отнести также иные социальные влияния: общественно-экономические условия, алкогольную политику государства. Общественно-экономические условия создают психологическое напряжение, которое отчасти снимается действием алкоголя, а его употребление для этой цели становится привычкой для определенного круга лиц, предрасположенных к алкоголизму.

Алкогольная государственная политика также оказывает существенное влияние на распространение алкоголизма в стране. По данным исследования Б.С. Положиго (1996), в период с 1991 по 1996г., когда в нашей стране доступность алкогольных напитков по сравнению с предыдущими годами резко возросла, заболеваемость алкоголизмом возросла на 28,8%, а алкогольными психозами – в 3,9 раза. Эти обстоятельства не могут не сказаться на социализации и адаптации подрастающего поколения.

Среди мезофакторов социализации в формировании алкоголизма большую роль играет урбанизация промышленно развитых стран.

Урбанизация способствует расширению социальных контактов и соответственно образцов алкогольного поведения.

К мезофакторам социализации пристрастия к алкоголю относится реклама алкогольной продукции, в частности пива, в средствах массовой информации. Эта реклама на телевидении стала настолько агрессивной и изощренной и настолько повлияла на подроастающее поколение молодых людей, что стали говорить о пивном алкоголизме молодежи, который во многом стал следствием хорошо психологически продуманной, изощренной рекламы.

Наибольшее влияние среди средовых факторов на формирование алкоголизма оказывает семья. Семья, являясь проводником общественных традиций, часто даже при благоприятных семейных обстоятельствах оказывается той первой причиной, следуя нормам которой ребенок впервые пробует алкоголь. Однако наибольшую опасность для формирования пристрастия к алкоголю представляют собой семьи с неблагоприятным психологическим климатом, особенно если он связан с пьянством и алкоголизмом родителей.

На основании изложенного следует, что социальные факторы в формировании пристрастия к алкоголю играют важное, решающее значение.

Последовательное действие социальных факторов в генезисе злоупотребления алкоголем описано П.И. Сидоровым. По мнению исследователя П.И. Сидорова социальные факторы первой группы действуют на ребенка в возрасте 13 – 15 лет, когда закладывается основа злоупотребления. К ним автор относит: неблагоприятные отношения между родителями, отсутствие одного из родителей, частое употребление алкогольных напитков родителями. Факторы второй группы действуют в возрасте 16 – 18 лет, когда формируется сознательное употребления алкоголя – это обычаи ближайшего социального окружения, общепринятые алкогольные традиции. Факторы третьей группы, к которой относятся относительная экономическая самостоятельность и бесконтрольность молодых людей при имеющейся уже у них установке на привычное употребление алкоголя (и наркотиков). Факторы четвертой группы (конфликты в собственной семье, не высокий культурный уровень, потребительские интересы, относительно высокий заработок) представляют собой завершающее звено в формировании злоупотребления алкоголем. Факторы третьей и четвертой групп можно, в зависимости от понимания социализации и ее длительности, рассматривать и как социализирующие, и как факторы, имеющие отношение уже к социальной адаптации неудачно социализированного человека.

Последствия неудачной социализации в семье отражают и те концепции, которые связывают формирование алкоголизма с психологическими особенностями личности. В частности, алкоголизм рассматривается как симптом различных форм невроза, при котором невротические личности принимают алкоголь для снятия неуверенности, внутреннего напряжения, тревоги и таким образом компенсируют свою социальную неприспособленность. В формировании невротической личности играют факторы специфических семейных отношений, то и в этом случае социализация в семье оказывается важным этиологическим моментом в формировании пристрастия к алкоголю.

Все, что было сказано в отношении факторов социализации, способствующих формированию пристрастия к алкоголю, в равной мере относится и к формированию наркомании. Следует отметить, что, несмотря на условное разделение этих двух форм зависимости от психоактивных веществ, принято относить алкоголь к наркотическим веществам и, следовательно, рассматривать алкоголизм как разновидность наркотизма.

3.2. Виды профилактики.

Профилактика зависимости от алкоголя, наркотиков и других психоактивных веществ — одно из важнейших и эффективных направлений профилактики неинфекционной патологии. Основой концептуальной модели профилактики зависимости от алкоголя, наркотиков и других психоактивных веществ являются рассмотренные выше превентивные подходы (Сирота Н.А., Ялтонский В.М., 1994).

Профилактика зависимости от алкоголя, наркотиков и других психоактивных веществ может быть первичной, вторичной и третичной.

Рассмотрим каждую из них.

Первичная профилактика наркомании и алкоголизма имеет целью предотвратить возникновение нарушения или болезни, предупредить негативные исходы и усилить позитивные результаты развития индивида.

Это может быть достигнуто несколькими путями: а) развитие и усиление мотивации на позитивные изменения в собственном жизненном стиле индивида и в среде, с которой он взаимодействует;

б) направление процесса осознания индивидом себя, поведенческих, когнитивных и эмоциональных проявлений своей личности, окружающей его среды;

в) усиление адаптационных факторов или факторов стрессорезистентности, ресурсов личности и среды, понижающих восприимчивость к болезни;

г) воздействие на факторы риска наркотизации с целью их уменьшения;

д) развитие процесса самоуправления индивидом своей жизнью (управление самоосознанием, поведением, изменением, развитием);

е) развитие социально-поддерживающего процесса.

Первичная профилактика является наиболее массовой, неспецифической, использующей преимущественно педагогические, психологические и социальные влияния. Ее воздействия направлены на общую популяцию детей, подростков и молодых людей.

В результате первичной профилактики предполагается достичь полного избегания патологических исходов, редуцирование числа лиц, у которых может быть начат патологический процесс, что определяет ее наибольшую эффективность. Она влияет прежде всего на формирование здоровья путем замены одних развивающихся процессов на другие.

Сформировав активный, функциональный, адаптивный жизненный стиль человека, можно укрепить его здоровье и предупредить развитие болезни.

Данный вид профилактики способен охватить наибольшее число людей, влиять на население в целом, иметь наиболее эффективные результаты.

Первичная профилактика алкоголизма и наркомании проводится посредством нескольких стратегий.

Первая стратегия — информирование населения о психоактивных веществах (их видах и воздействии на организм, психику и поведение человека) и формирование мотивации на эффективное социально психологическое и физическое развитие.

Контингента воздействия — дети и подростки, посещающие школу;

учащаяся молодежь;

родители (семья);

учителя;

внешкольные подростковые, молодежные коллективы и группы;

дети, не посещающие школу;

дети, лишенные родителей и постоянного места жительства;

неорганизованные группы населения.

Вторая стратегия — формирование мотивации на социально поддерживающее поведение.

Контингенты воздействия — семья (родители);

учителя;

дети, подростки в школьных коллективах и вне их;

дети, не посещающие школу;

дети, лишенные семьи и постоянного места жительства.

Третья стратегия — развитие протективных факторов здорового социально эффективного поведения.

Контингенты воздействия — дети, подростки, молодежь в учебных заведениях и вне их;

учителя;

родители (семья).

Четвертая стратегия — развитие навыков разрешения проблем, поиска социальной поддержки, отказа от предлагаемого психоактивного вещества.

Контингенты воздействия — дети, подростки и молодежь в учебных коллективах и вне их;

учителя;

родители (семья).

В приведенных выше стратегиях используются специальные технологии.

Социальные и педагогические технологии первичной профилактики:

—воздействие средств массовой информации;

—антинаркотическое обучение;

—использование альтернативных употреблению наркотиков программ детско-подростковой и молодежной активности;

—создание социально-поддерживающих систем (социальные службы, клубы, молодежные просоциальные организации и т.д.);

—проведение антинаркотических мотивационных акций;

организация деятельности социальных работников и волонтеров;

—деятельность системы ювенальной юстиции.

—Психологические технологии первичной профилактики:

—развитие личностных ресурсов;

—формирование социальной и персональной компетентности;

—развитие адаптивных стратегий поведения;

—формирование функциональной семьи.

Медицинские технологии первичной профилактики осуществляются посредством определения генетических и биологических маркеров поведения риска и их коррекции на медицинском уровне.

Рост числа потребителей психоактивных веществ и лиц, проявляющих поведение риска — социального резерва роста заболеваемости алкоголизмом и наркоманией, определяет поле воздействия вторичной профилактики.

Главная цель вторичной профилактики — изменение дезадаптивных и псевдоадаптивных моделей поведения риска на более адаптивную модель здорового поведения.

Поведение риска может быть вызвано характеристиками индивида, имеющего те или иные предиспозиции личностных, поведенческих и других расстройств;

характеристиками среды, воздействующей на индивида;

специфическими комбинациями средовых и поведенческих характеристик.

При этом среда рассматривается в качестве носителя такого доминирующего фактора, как стресс (любое требование среды является стрессом;

в случае поведения риска стрессовое давление среды, ее сопротивление резко увеличивается как реакция на это поведение), а само поведение индивида — как фактор риска наркомании или алкоголизма.

Вторичная профилактика алкоголизма и наркомании осуществляется с применением различных стратегий.

Первая стратегия — формирование мотивации на изменение поведения.

Контингенты воздействия — дети, подростки и молодежь группы риска, родители (семья), неорганизованные группы детей, подростков, молодежи и взрослого населения.

Вторая стратегия — изменение дезадаптивных форм поведения на адаптивные.

Контингенты воздействия — дети, подростки и молодежь группы риска, родители (семья), неорганизованные группы детей, подростков, молодежи и взрослого населения.

Третья стратегия — формирование и развитие социально поддерживающей сети.

Контингенты воздействия — дети и взрослые (семья, учителя, специалисты, непрофессионалы).

В этих стратегиях используются специальные технологии.

Социальные и педагогические технологии:

—формирование мотивации на полное прекращение употребления наркотиков, если оно имеет место;

—формирование мотивации на изменение поведения;

—развитие проблем-преодолевающего поведения;

—формирование социально-поддерживающего поведения и стратегии поиска социальной поддержки в просоциальных сетях.

Психологические технологии:

—преодоление барьеров осознания эмоциональных состояний;

—осознание формирующейся зависимости от наркотика как проблемы личности;

—развитие эмоциональных, когнитивных и поведенческих стратегий проблем-преодолевающего поведения (стратегии разрешения проблем, поиска и принятия социальной поддержки, распознавание и модификация стратегии избегания);

—анализ, осознание и развитие личностных и средовых ресурсов преодоления проблемы формирующейся зависимости от психоактивных веществ. Развитие Я-концепции, коммуникативных ресурсов, социальной компетентности, ценностных ориентаций когнитивного развития, интернального локуса контроля;

принятие ответственности за свою жизнь, свое поведение и его последствия;

восприятие социальной поддержки;

изменение стереотипов поведения и ролевого взаимодействия в семье;

формирование психологической резистентности к давлению наркотической среды.

Медицинские технологии заключаются в нормализации физического и психического развития, биохимического и физиологического равновесия.

Третичная профилактика наркомании и алкоголизма направлена на восстановление личности и ее эффективного функционирования в социальной среде после соответствующего лечения, уменьшение вероятности рецидива заболевания. Другое направление третичной профилактики — снижение вреда от употребления наркотиков у тех, кто еще не готов полностью отказаться от них.

Возможности третичной профилактики гораздо ниже, чем первичной и вторичной, так как эффект от превентивного воздействия определяется необходимостью замены патологических звеньев поведения индивида на здоровые. Данный вид профилактики основан на медицинском воздействии, однако базируется на сильной структуре социальной поддержки. Он требует индивидуального подхода и направлен на предупреждение перехода сформированного заболевания в его более тяжелую стадию. Активность больного в борьбе с заболеванием, осознание им собственной ответственности за свое здоровье — обязательное условие проведения третичной профилактики.

Третичная профилактика алкоголизма и наркомании осуществляется с применением нескольких стратегий.

Первая стратегия — формирование мотивации на изменение поведения, включение в лечение, прекращение употребления алкоголя, наркотиков или других психоактивных вешеств.

Контингенты воздействия — лица, зависимые от алкоголя, нар котиков, других психоактивных веществ. В процесс мотивацион-ной работы при необходимости включаются члены семьи и другие значимые лица.

Вторая стратегия — изменение зависимых, дезадаптивных форм поведения на адаптивные.

Контингенты воздействия — лица, зависимые от алкоголя, наркотиков, других психоактивных веществ. В процесс данной работы при необходимости включаются члены семьи и другие значимые лица.

Третья стратегия — осознание ценностей личности.

Контингенты воздействия — лица, зависимые от алкоголя, наркотиков, других психоактивных веществ.

Четвертая стратегия — изменение жизненного стиля.

Контингенты воздействия — лица, зависимые от алкоголя, наркотиков, других психоактивных веществ.

Пятая стратегия — развитие коммуникативной и социальной компетентности, личностных ресурсов и адаптивных копинг навыков.

Контингенты воздействия — лица, зависимые от алкоголя, наркотиков, других психоактивных веществ.

Шестая стратегия — формирование и развитие социально поддерживающей сети.

Контингенты воздействия — члены семьи, другие значимые лица, члены групп само- и взаимопомощи и т.д.

В этих стратегиях используются различные технологии.

Социальные и педагогические технологии:

—формирование социально-поддерживающей и развивающей среды;

—формирование мотивации на изменение поведения, прекращение употребления психоактивных веществ и постоянное поддержание процесса продвижения к здоровью;

—развитие навыков копинг-поведения, социальной компетентности, преодоления искушения наркотизации или алкоголизации;

—формирование социально-поддерживающего поведения и стратегии поиска социальной поддержки в социально-поддерживающих сетях.

Психологические технологии:

—осознание личностных, экзистенциальных, духовных и нравственных ценностей;

—осознание личных целей и путей их достижения;

—осознание влечения и зависимости;

—формирование копинг-стратегий преодоления влечения и зависимости;

—изменение жизненного стиля в целом;

—развитие коммуникативной и социальной компетентности;

—развитие когнитивной, эмоциональной и поведенческой сфер;

—развитие личностных ресурсов совладания с зависимостью.

Медицинские технологии заключаются в грамотном психофармакологическом вмешательстве в соответствующие периоды при соответствующих терапии состояниях, а также в нормализации физического и психического состояния, биохимического и физиологического равновесия.

Все виды профилактической деятельности, реализуемые в обществе, разделяются на ряд направлений:

—профилактика в учебных заведениях (школьные программы);

—профилактика, основанная в семье (семейные и родительские программы);

—профилактика в организованных общественных группах населения;

—профилактика с помощью средств массовой информации;

—профилактика, направленная на группы риска в учебных заведениях и вне их;

—систематическая подготовка специалистов в области профилактики;

—мотивационная профилактическая работа;

—профилактика рецидивов;

—терапия социальной средой;

—профилактика последствий, связанных с употреблением психоактивных веществ.

В соответствии с этими стратегиями строятся профилактические программы.

3.3. Профилактика зависимостей у студентов в профессиональном становлении.

Актуальность исследований возрастает в связи с возникновением проблем профессионального становления студентов, обусловленных склонностью их к аддикциям (ежедневно умирает 82 человека призывного возраста). Россия по употреблению наркотиков вышла на первое место (Б.

Грызлов, 2009), и потребляет в 8 раз больше наркотических веществ, чем европейские страны (В.Р. Абдуллин, 2009). Число больных алкоголизмом и наркоманией в России столь велико, что значительная часть работоспособного населения оказывается вне активной социальной жизни (А.Н. Грязнов, 2007). Кроме того, известно, что существенную роль в реализации аддиктивных свойств личности играют генетические факторы.

Все это грозит деградацией общества и его генофонда, что представляет угрозу безопасности страны (А.М. Карпов, 2004).

Профилактика наркомании и алкоголизма развивается на основе интеграции ряда теоретических подходов. Следует четко определить, что употребление психоактивных веществ – это проблема, связанная с психологическими, личностными особенностями индивида, окружающей его среды и характером взаимодействия между ними [28].

Между тем, до настоящего времени недостаточно исследованы личностные, аддиктивные особенности студентов и коррекция девиаций в учебном, воспитательном процессе. В практическом плане актуальными являются конкретные исследования в области аддикций у студентов и их коррекции. Изучая аддиктивные особенности, их взаимодействие, а также механизмы их формирования, можно найти способы коррекции их, что важно как в плане организации и содержания воспитательной работы в учебных заведениях, так и в плане оптимизации содержания обучения, прежде всего, по гуманитарным учебным дисциплинам (А.Н. Грязнов, Е.А. Чеверикина, 2009).

Исследованием охвачено 291 студент, (140 мужчин и 151 женщина), которое проводилось в высших учебных заведениях г. Казани (Республика Татарстан), Ижевска (Республика Удмуртия), г. Бирск (Республика Башкортостан). Студенты по возрасту распределились: 19-22 года человек, 23-29 лет 60 человек, 30-39 лет 10 человек. Учатся в ВУЗе человек на дневной форме обучения и 121 студент заочно.

Методики исследования были использованы следующие:

1. Тест «Склонность к зависимому поведению» (автор В.Д.

Менделевич).

2. Опросник для выявления ранних признаков алкоголизма (авторы К.К. Яхин, В.Д. Менделевич).

3. Методика исследования мотивов употребления алкоголя (версия для подростков и молодежи) (автор Л.Купер, адаптирована Грязновым А.Н., Чеверикиной Е.А.). (Source Article: Cooper, M.L. (1994). Motivations for alcohol use among adolescents: Development and validation of a four factor model. Psychological Assessment, 6, 117-128).

Тест «Склонность к аддикциям» (авторы Грязнов А.Н.,.4.

Чеверикина Е.А., Шулаев А.В.).

Результаты исследования показали, что из всех опрошенных студентов 22,7% склонны к алкогольной зависимости и 12% - склонны к наркотической зависимости. Склонность к той или иной аддикции выявлена у 29,4% студентов. При этом 32,6% студентов показали повышенную склонность к получению удовольствий, что является показателем повышенного уровня склонности к употреблению психоактивных веществ (алкоголь, наркотики).

Установлены следующие личностные особенности студентов, характеризующие их как лиц, склонных к зависимому поведению:

- уход от реальности как способ защиты – 18,3%;

- тревожность – 15%;

- трудно изменяемое поведение – 15%;

- необязательность – 22,5%;

- поверхностный характер общения – 28,3%;

- стремление произвести хорошее впечатление – 20,8%;

- боязнь трудностей и их плохая переносимость – 15%;

- стремление обвинять других и поиск оправданий для себя – 18,4%;

- уход от ответственности – 9,9%;

- подчинение влиянию, отсутствие самостоятельности – 15,8%.

Так же выявлены показатели раннего алкоголизма:

- доступность спиртных напитков (наличие запасов алкоголя дома) – 26,7%;

неуверенность в будущем, ощущение бесперспективности жизненного пути (социальный кризис) – 19,8%;

- предстоящее употребление алкоголя улучшает настроение (алкоголь как способ получения удовольствия) – 48,7%;

- похмельный синдром – 25%;

- провалы в памяти после употребления алкоголя – 26,7%;

- во время застолий алкоголь употребляется без ограничений – 60,4%;

- возникает сожаление в ситуации, когда спиртное заканчивается до окончания застолья и желание продолжать употребление алкоголя – 33,3%;

ухудшение самочувствия, трудоспособности в результате употребления спиртных напитков – 15,5%;

проблемы межличностного общения в семье, семейная нестабильность, неудовлетворенность семейной жизнью – 26,7%;

неумение выстраивать взаимоотношения с социальным окружением, конфликтность, агрессивность – 25,5%;

- завышенная самооценка – 40%;

- подверженность влиянию компаний, употребляющих спиртные напитки – 10%;

- социальная терпимость к употреблению алкоголя («алкоголь как социально одобряемый наркотик») – 56,7%;

- тяга к алкоголю не снижается после приема пищи – 39,7%.

Показано, что 7,7% студентов употребляют алкогольные напитки, руководствуясь мотивами получения наслаждения, удовольствия;

7,5% употребляют спиртное, чтобы успокоиться, снять стресс;

4,9% студентов употребляют спиртные напитки, чтобы не выделяться в компании, «быть своими»;

10% употребляют алкоголь, чтобы облегчить процесс общения, быть более раскрепощенными и коммуникабельными.

Установлено, что склонность к зависимому поведению в целом присутствует у 75% студентов (высокая – 26,1%, средняя – 26,2%, низкая – 22,7%). Замечено, что 84% студентов в той или иной мере воспринимают жизнь как способ получения удовольствия. Отдых и веселое времяпровождение предпочитают 84,1% студентов. Анализ полученных данных с помощью коэффициента корреляции Спирмена позволяет нам сделать заключение о том, что такое отношение к жизни приводит к тому, что студентам нравится выпивать и расслабляться в компаниях, причем алкоголь воспринимается как основное средство редукции. Эти респонденты не против и попробовать наркотик, так как считают, что это позволит получить новые интересные ощущения. Они не уверенны в себе, в том, что могут самостоятельно принимать верные решения. Для них очень важно хорошее мнение окружающих, поддержка и одобрение друзей. Считая, что каждый человек от чего-то зависим, важным для них становится удовлетворение всех своих желаний, а не стремление к достижению важных жизненных целей, так как на этом пути им видится много препятствий и жизненных трудностей, которые мешают получать удовольствие от жизни.

Выявлен уровень тревожности (34,4% - высокий, 29,7% – средний), боязнь трудностей и плохая переносимость их (высокий уровень – 30,3%, средний – 25,4%). Это влечет за собой неуверенность в завтрашнем дне, неуверенность в собственных силах. Считая, что им часто не везет в жизни, молодые люди стремятся снимать стрессы наиболее легкими и приятными способами, и уверены в том, что глупо показывать свою силу воли и отказываться от различных радостей жизни. Они скорее согласятся с мнением большинства, значимого окружения, чем будут искать собственные выходы из сложных ситуаций, принимать самостоятельные, ответственные решения.

Студенты, склонные к зависимости, стремятся обвинять в своих неудачах окружающих, искать оправдания своим поступкам (высокий уровень – 26,7%, средний – 30,8%), желание уйти от ответственности за свое поведение (высокий уровень – 25,8%, средний – 26,3%) приводит к тому, что студенческая молодежь ищет развлечений и наиболее легких и приятных для них способов провести свободное время. Относясь к обыденной жизни как к скучной и неинтересной, а подчас и слишком трудной, они ищут различные способы облегчить свое существование, сделать его более ярким и насыщенным приятными и иногда острыми ощущениями. Алкоголь и наркотические вещества воспринимаются как наиболее естественный и легкий способ изменить психическое состояние, уйти от проблем, расслабиться, получить новые ощущения. Причем молодые люди не испытывают особого страха перед психоактивными веществами. Так, например, 29,4% студентов считают, что слабоалкогольные напитки не могут принести особого вреда для здоровья.

В связи с вышеизложенным, исходным для концепции в контексте социальной психологии выступает постулат Айзенка о том, что «…гены дают предрасположенность к чему-либо, именно окружающая среда формирует окончательный результат» (Eysenk, Hans Jurgen, 1989) В социальной психологии центральным является положение о том, что социализация продолжается непрерывно – всю человеческую жизнь.

Ответ на вопрос о характере социализации взрослого остается на сегодня весьма сложным и мало изученным, особенно это касается студенчества.

Решение его требует разработки многих разных проблем, связанных с изучением особенностей личности в профессиональном становлении.

По мнению Л.А. Петровской (1999) большую роль в социализации играют стимулы, например, изменение ситуации развития в связи с переменами в обществе или в собственной жизни. Они могут ставить человека перед необходимостью пересмотра, обновления каких-то ценностей, установок, “поведенческого репертуара”, изменение жизненной позиции в целом. “Среди значимых стимульных событий личной жизни можно упомянуть такие, как учеба в Вузе, как вступление в брак, рождение ребенка, развод, болезнь собственная или близких и другие проблематизирующие жизнь обстоятельства”.

В соответствии с вышеизложенным следует, что учеба в Вузе является (по Л.А. Петровской) «проблематизирующим жизнь обстоятельством» в котором происходят психологические и личностные изменения студента. Если не направить его на позитивный стиль профессионального становления, то возникает большая вероятность развития у него склонности к аддикциям.

Идея соотношения номотетического и идеографического подходов в исследовании социального поведения аддикта, выдвинутая А.Н.

Грязновым, позволяет наиболее глубоко исследовать уровни склонности к зависимому поведению.

Теоретическим основанием этой идеи являются имплицитные теории личности. Дж. Келли пишет, «человек, действуя в мире, является пленником своих интерпретаций этого мира: человеку часто важен не столько сам объективный факт, сколько значение, ему придаваемое».

Человек конструирует, творит мир, являясь не пассивным, а активным субъектом. В процессе жизни человек вырабатывает целую систему своих «конструктов».

С их помощью человек сравнивает между собой явления и процессы объективного мира. За каждым единичным актом оценки – сознательной или неосознаваемой – у каждого человека скрывается собственная имплицитная теория причин и следствий реальных событий, в рамках которых он выносит суждения. Исходя из данного положения, у каждого человека имеются имплицитные представления о различных сферах жизни, о взаимоотношениях, объектах и т.д.

Следовательно, можно говорить о том, что если человек склонен к употреблению психоактивных веществ (легальных или нелегальных), то данный человек имеет свой «личностный конструкт» касающийся аддиктивного поведения.

Сущность методологического подхода заключается в преобразовании биологических потребностей в склонности к употреблении психоактивных веществ на личностно социально значимые, наполнение их социальным содержанием. Минимизация и нейтрализация патологических личностных статусов, личностных конструктов и активизация функционирования нормативных.

Факторы зависимости формируются на условных уровнях функционирования личности:

- психобиологическом;

- психологическом;

- социально-психологическом.

Психобиологический уровень.

1.

Содержание вещества становится патологической константой, перестраиваются метаболические процессы и формируется потребность в регулярном поступлении вещества.

Психологический уровень.

2.

Формируется и обособляется часть личности, аккумулирующая болезненные ценности, смыслы, установки, стереотипы поведения.

Происходит личностная диссоциация, а патологическая часть личности – патологическая «Я» становится контрастной и противостоящей нормативным личностным статусам.

Социально-психологический уровень.

3.

На социально-психологическом уровне – в сфере отношений со значимыми другими лицами – формируются отношения созависимости, значимые другие лица не в силах справиться с болезнью своего партнера, и начинают патологически адаптироваться к ней.

По мнению респондентов, наиболее эффективными мерами профилактики алкогольной и наркотической зависимостей являются следующие:

семейное воспитание – 60%;

1.

ужесточение наказаний за употребление алкоголя, наркотиков 2.

– 40%;

информация в СМИ – 40%;

3.

молодежные службы, телефоны доверия – 36,7%;

4.

молодежные акции, соревнования, праздники под девизом 5.

«нет наркотикам» - 30%;

антиалкогольные и антинаркотические компании (ограничение 6.

рекламы, предупреждающие надписи и т.д.) – 26,7%;

выступления авторитетных лиц – 26,7%;

7.

действия МВД, ФСБ по предотвращению оборота 8.

наркотических средств – 23,3%;

профилактика зависимостей в учебных заведениях (лекции, 9.

тренинги, разъяснительная работа) - 16,7%;

деятельность общественных, религиозных организаций – 10.

16,7%.

С учетом этого и многого другого, мы должны организовать работу по снижению уровней склонности к зависимости от психоактивных веществ у студентов. Учитывать факторы формирования зависимости и социально-психологически воздействовать на все эти составляющие, чтобы их минимизировать.

Под понятием «снижение уровня аддикций» студентов в широком смысле мы понимаем измерение уровня склонности студентов к той или иной зависимости, социально-психологическое воздействие на них, при котором происходит переструктурирование личности (их «личностных статусов»), изменение основных потребностей, обучение студентов навыкам принятия и осмысления бытийных ценностей, умению развивать свои способности и навыки самовыражения, реализации присущего данной личности потенциала и умению развиваться в своем стиле и своем алгоритме, особенно в начальный период самостоятельной жизни (А.Н. Грязнов, 2008).

Преодоление склонности к зависимости – это продолжительный по времени процесс, состоящий из нескольких специфических стадий. На каждой стадии должны быть разрешены определенные задачи и достигнуты определенные изменения, направленные на психологическую коррекцию аддиктивной личности:

- на когнитивном уровне – это преодоление анозогнозии;

- на уровне самосознания – это влияние на формирование самооценки и самоуважения;

- на эмоциональном уровне – это комплексное лечение аффективных нарушений;

- на уровне поведения – это изменение стиля и образа жизни, воздействие на среду склонной к аддикции личности;

- на мотивационном уровне – создание и укрепление мотивов, альтернативных патологическому влечению к наркотикам и алкоголю (А.Н. Грязнов, 2004).

Технология изменений при социально-психологическом воздействии на студентов включает:

- установление коммуникативного взаимодействия;

- минимизацию и нейтрализацию патологических личностных статусов препятствующих развитию склонности к употреблению психоактивных веществ;

- обучение студентов умению формировать основные потребности, обретать бытийные ценности, способности реализовывать присущий данной личности потенциал и умению выражать себя, и развиваться в своем стиле и своем алгоритме, особенно в начальный период жизни;

- фиксацию личности в нормативных личностных статусах, обучение контролю над актуализацией патологического личностного статуса, перевод актуальной личностной позиции из фазы формирования патологической части в нормативную, оказание помощи в раскрытии и обеспечении устойчивого функционирования нормативных личностных статусов (“Я” - телесное, “Я” - ребенок, “Я” - мужчина, “Я” - партнер, “Я” - родитель, “Я” – член группы, “Я” - профессионал).

Основные задачи по профилактике возникновения зависимости от психоактивных веществ состоят в преодолении психолого педагогического и социально-психологического «фона» приобщения к психоактивным веществам студентов и сводятся к:

информированию о последствиях злоупотребления психоактивными веществами;

формированию навыков здорового образа жизни и антинаркотических установок;


- формированию эффективных стратегий преодоления кризисных ситуаций;

- развитию коммуникативных навыков, способности противостоять давлению группы (умение сказать «нет»);

формированию мировоззренческих представлений об общечеловеческих ценностях, ценности здорового образа жизни, законопослушности, уважении к человеку, государству, окружающей среде и др.

- развитию у каждого учащегося позитивных установок и представлений о себе, необходимых для принятия ответственных личных решений, связанных с приемом психоактивных веществ;

- обеспечению студентов достоверной фактической информацией о том, что происходит с человеком, употребляющим психоактивные вещества, и о том, к каким последствиям это может привести;

демонстрации других, нехимических способов изменения настроения;

- обучению навыкам, необходимым для решения волнующих проблем;

- помощи учащимся понять те положительные и отрицательные последствия, к которым может привести влияние на них со стороны сверстников;

- помощи студентам осознать свою личностную систему ценностей, систему ценностей семьи и общества;

- обучению навыкам эффективного общения и работе в социальной группе;

обучению понимания причин стресса и использования соответствующих приемов выхода из этого состояния.

Следует вывод, что педагоги обязаны обучить студентов новым формам поведения, сформировать стрессоустойчивость, способность самостоятельно эффективно и ответственно строить свою жизнь. Для этого требуется:

- профессиональной группе преподавателей, работающей с молодежью, обладать необходимыми для этого качествами и демонстрировать их в процессе взаимодействия;

- обладать знаниями, умениями и навыками обучения, способностями эффективно преодолевать жизненные проблемы, развивать стереотипы здорового поведения с тем, чтобы в дальнейшем обучаемые ими студенты могли вести здоровый образ жизни.

Принципы:

единство медико-биологических и социально-психологических методов целевого воздействия на аддиктивную личность;

установление долгосрочного контакта с аддиктивной личностью, обеспечение доступности и психологической комфортности для профилактики;

комплекс социально-психологических воздействий должен быть направлен на формирование мотивации к здоровому образу жизни: учить формировать бытийные ценности, умению удовлетворять основные потребности, выражать себя и развиваться в своем стиле в своем алгоритме, научить реализовать присущий данной личности потенциал;

добровольность участия, открытость, доверительность и партнерство;

многообразие и индивидуализация форм (моделей) социально психологического воздействия.

Социально-психологический подход изучает факторы и условия формирования девиантного поведения, а также предлагает средства снижения аддикций у студентов в процессе их профессионального становления.

Основные положения профилактической программы:

мероприятия должны длиться не менее пяти лет по пять 1.

занятий на каждом курсе;

программа должна привлекать внимание к социально 2.

психологическим воздействиям;

программа должна быть составной частью учебного процесса;

3.

программа должна активно привлекать студентов к 4.

антинаркотическим мероприятиям;

поощрять вовлечение педагогов в мероприятия программы;

5.

программу должны вести компетентные психологи;

6.

необходимо учитывать культурные особенности целевой 7.

аудитории.

Основная задача профилактики аддикций студентов состоит в том, чтобы снизить уровень склонности к зависимостям и вероятность возникновения эмоциональных проблем.

Пути достижения этой цели:

учить умению формировать и удовлетворять основные 1.

потребности;

научить обретать бытийные ценности;

2.

развивать способности реализовать присущий данной 3.

личности потенциал;

научить студентов выразить себя и развиваться в своем стиле 4.

и своем алгоритме, особенно в начальный период жизни.

Выше перечисленные пути достигаются следующим:

- улучшить систему воспитания;

- уменьшить вероятность возникновения стрессовых ситуаций;

- способствовать общению людей друг с другом;

- способствовать повышению их самооценки;

- информировать о последствиях злоупотребления психоактивными веществами;

- формировать навыки здорового образа жизни и антинаркотические установки;

- формировать эффективные стратегии преодоления кризисных ситуаций;

- развивать коммуникативные навыки, способности противостоять давлению группы (умение сказать «нет»);

формировать мировоззренческие представления об общечеловеческих ценностях, ценностях здорового образа жизни, законопослушности, уважения к человеку, государству, окружающей среде и др.

- развивать у каждого учащегося позитивные установки и представления о себе, необходимые для принятия ответственных личных решений, связанных с приемом психоактивных веществ;

- обеспечить студентов достоверной фактической информацией о том, что происходит с человеком, употребляющим психоактивные вещества, и к каким последствиям это может привести;

- продемонстрировать другие, нехимические способы изменения настроения;

- обучить навыкам, необходимым для решения волнующих проблем;

- помочь учащимся понять те положительные и отрицательные последствия, к которым может привести влияние на них со стороны сверстников;

- помочь студентам осознать свою личностную систему ценностей, систему ценностей семьи и общества;

- обучить навыкам эффективного общения и работе в социальной группе;

научить пониманию причин стресса и использованию соответствующих приемов выхода из этого состояния.

Тест «Склонность к аддикциям»

авторы Грязнов А.Н., Чеверикина Е.А., Шулаев А.В.

Методика представляет собой анкету шкального типа с 5ю вариантами ответов (Нет/Не согласен -1, Скорее нет/Вряд ли согласен - 2, Ни да, ни нет/И так, и так/Когда как -3, Скорее да/Скорее согласен - 4, Да/Полностью согласен - 5).

Результаты диагностики являются ориентировочными и показывают общую склонность к аддиктивному поведению вообще и к той или иной зависимости.

Инструкция:

Предлагаемая Вам анкета состоит из 70 утверждений. Ответьте, указав свое согласие или несогласие с ними, отметив «галочкой» тот ответ, который соответствует вашей точке зрения. Отвечать нужно быстро, не задумываясь.

Опрос проводится анонимно. Данные будут статистически обработаны для дальнейшего использования в научных исследованиях.

Помните, что нет правильных и неправильных ответов. Каждый ваш выбор является верным.

В Н С ряд К С е корее ли огда оглас согла согла согла как ен сен сен сен Время от времени мне очень хочется выпить, чтобы расслабиться.

Я часто нахожусь в подавленном настроении.

Я не уверен в том, что смогу всегда принять верное решение в той или иной жизненной ситуации.

Я люблю читать фантастическую литературу или мечтать о том, как хорошо было бы, если бы...

.

Я люблю все сладкое.

Мне легче и веселее общаться, когда я немного выпью.

Я сдерживаю свои обещания только тогда, когда мне это удобно или выгодно.

Временами я чувствую себя никому не нужным.

Я довольно часто принимаю лекарства.

Я не люблю резких изменений в жизни, неожиданностей и сюрпризов 0.

Я согласен с тем, что сладкое не бывает невкусным 1.

Мне кажется, что достичь чего-либо значимого в жизни очень тяжело 2.

Я пробовал наркотические вещества 3.

Общение — это естественный процесс, не требующий никаких усилий и умственных или душевных затрат 4.

Иногда я не помню произошедшего во время опьянения 5.

Для меня очень важно, чтобы окружающие были обо мне хорошего мнения 6.

Между пирожным и бутербродом я выберу пирожное 7.

Жизненные трудности могут стать препятствием на пути достижения целей 8.

Я часто сожалею о совершенных ранее поступках 9.

Я всегда принимаю предложения выпить и расслабиться в компании 0.

Я считаю, что во многих моих неудачах виноваты обстоятельства или вмешательство других людей 1.

Есть такие поступки, за которые человек не несет сознательной ответственности 2.

Лекарства - самый простой способ улучшить самочувствие 3.

Я постоянно сталкиваюсь с непреодолимыми препятствиями на пути достижения своих целей 4.

Для меня важно мнение друзей и знакомых, они не могут посоветовать мне плохого 5.

Я согласен с утверждением о том, что риск — дело благородное 6.

Попробовать наркотик - это получить интересный жизненный опыт 7.

Я считаю, что каждый человек от чего-то зависим 8.

Бывает что я, когда выпиваю, теряю чувство меры 9.

Я часто испытываю беспокойство и тревогу, хотя вокруг вроде бы все хорошо и спокойно 0.

Быть членом коллектива — значит, быть как все, полностью разделять интересы и образ жизни его членов 1.

Мне нравится, когда в жизни есть элемент риска, элемент неизвестности 2.

Я уверен, что употребление слабоалкогольных напитков не может повредить здоровью 3.

Я считаю, что «ложь во благо» имеет право на существование 4.

Мне часто не везет в жизни 5.

Легче соглашаться с мнением большинства, чем принимать решения самостоятельно 6.

В моем доме много медицинских и подобных препаратов 7.

Если близкие и знакомые одобряют и поддерживают меня, значит, я поступаю правильно 8.

Жизнь скучна и однообразна, если искусственно не создавать интересные, захватывающие ситуации 9.

Я уверен, что всегда и во всем прав, что бы ни думали по этому поводу другие 0.

Наркотик дает самые сильные ощущения из всех возможных 1.

Привычка - вторая натура, и избавляться от нее тяжело, да и бессмысленно 2.

Алкоголь в нашей жизни - основное средство расслабления и повышения настроения 3.


Даже когда все складывается благоприятно, я часто задаю себе вопрос: «А что если вдруг?...»

4.

Для меня очень важны отдых и веселое времяпровождение 5.

Мне нечем занять свободное время, если не получается провести его в компании приятелей 6.

Я часто ощущаю неуверенность в будущем 7.

Мне нравится состояние легкого опьянения 8.

Я считаю, что любой поступок человека имеет свое оправдание 9.

Я согласен с поговоркой «Хорошо там, где нас нет»

0.

Я довольно часто принимаю лекарства 1.

В жизни должно быть как можно удовольствия, иначе она не имеет смысла 2.

Когда ситуация резко меняется, мне тяжело перестроиться на новый лад 3.

Я испытываю трудности в общении, у меня мало друзей 4.

Иногда я употребляю средства, считающиеся наркотическими 5.

Человек - существо слабое, нужно быть терпимым к его вредным привычкам 6.

Мне нравится выпить и повеселиться в веселой компании 7.

Человек должен удовлетворять все свои желания, ничем себя не ограничивая 8.

Я боюсь, что трудности самостоятельной, взрослой жизни могут оказаться мне не по плечу 9.

Стрессы в современной жизни надо снимать наиболее приятными и легкими способами 0.

Общение с другими людьми должно приносить удовольствие и не быть в тягость 1.

Я всегда готов выпить, чтобы поддержать компанию 2.

Я часто посещаю бары, ночные клубы и другие развлекательные заведения 3.

Я всегда делаю только то, что мне хочется делать 4.

Когда я нервничаю, я предпочитаю принять успокоительное 5.

Остепениться, стать серьезным и ответственным я всегда успею, а молодость надо прожить весело 6.

Человек должен вести себя так, чтобы нравиться окружающим 7.

Человек не несет полной ответственности за свою жизнь, на нее влияет множество факторов 8.

По интенсивности ощущений наркотик не может сравниться ни с чем 9.

Глупо пытаться показать свою силу воли и отказаться от различных радостей жизни.

0.

Обработка: суммирование баллов по отдельным видам склонностей к зависимостям (Нет/Не согласен -1 балл, Скорее нет/Вряд ли согласен – балла, Ни да, ни нет/И так, и так/Когда как -3 балла, Скорее да/Скорее согласен – 4 балла, Да/Полностью согласен – 5 баллов):

алкогольная зависимость: вопросы 1,6,15,20,29,33,43,48,57, 1.

наркотическая и лекарственная зависимость: вопросы 2.

9,13,23,27,37,41,51,55,65, общая склонность к зависимостям: вопросы 3.

3,25,28,31,42,46,56,60,63, самооценка: вопросы 2,8,12,19,24,35,40,47,54, 4.

склонность к удовольствиям: вопросы 5.

5,11,17,26,32,39,45,52,58, характерные черты аддиктивного поведения:

6.

- уход от реальности как способ защиты: вопросы 4, - тревожность: вопросы 30, - трудно изменяемое поведение: вопросы 10, - необязательность: вопросы 7, - поверхностный характер общения: вопросы 14, - стремление произвести хорошее впечатление: вопросы 16, - боязнь трудностей, плохая переносимость их: вопросы 18, - стремление обвинять невиновных и поиск оправданий: вопросы 21, - уход от ответственности: вопросы 22, - подчинение влиянию, отсутствие самостоятельности: вопросы 36, Условные нормы по шкалам 1 - 5: 10-19 баллов - низкая, 20- средняя, 40-50- высокая степень склонности к зависимостям.

Условные нормы по шкале 6: по каждой из характерных черт - 2- баллов - низкая, 5-7 средняя, 8-10 - высокая степень выраженности.

Заключение Социализация характеризует процесс многостороннего общественного становления и развития личности. Личность выступает объектом изучения многих наук. Поэтому исследование особенностей ее социализации проводится на разных уровнях научного анализа: на уровнях философского, социологического, социально-психологического.

Социально-экономический, общественно-политический и духовный кризис в нашем обществе привел к девальвации прежних ценностей, снижению жизненного уровня населения, социальной нестабильности, повышению креминогенной ситуации в стране и проявлению различных форм девиантного поведения, в том числе и аддиктивного.

С одной стороны, неуклонный рост числа зависимых от психоактивных веществ в нашей стране, широкий рынок и разнообразие психоактивных веществ, их доступность, а с другой стороны, сложность лечения зависимости как от алкоголизма, так и от наркотических веществ, которые поражают человека на всех уровнях его жизнедеятельности:

энергетическом, физиологическом, психологическом, социальном, духовном, экзистенциональном делает данную проблему, несомненно, одной из важных в нашем обществе.

Без комплексного исследования проблемы алкоголизма и наркомании, изучения аддиктивной личности, как системного явления невозможно эффективно противостоять этому социальному феномену. В настоящее время отмечается явное отставание уровня анализа проблемы алкоголизации и наркотизма общества в социально-психологическом контексте, от потребностей общества как с точки зрения теоретико методологических исследований, так и практических рекомендаций по эффективной профилактике аддиктивного поведения и реабилитации больных с аддиктивностью.

Актуальность исследований возрастает в связи с возникновением проблем профессионального становления студентов, обусловленных склонностью их к аддикциям (ежедневно умирает 82 человека призывного возраста).

В монографии изложены современные систематизированные представления о личностно-профессиональном становлении студентов и их склонности к аддикциям, которые препятствуют успешной психологической социализации в изменяющемся социальном мире.

Особый интерес представляет специфика социализации, выявленная нами, при становлении и развитии личности в кризисные периоды общества, в условиях радикальной смены социально-экономических ценностей, при подготовке специалистов в вузах. Срезовые замеры аддиктивности студентов показали, что в процессе психотерапевтического, социально-психологического воздействия на них, снижается уровень их зависимости. Актуальность исследований возрастает в связи с возникновением проблем профессионального становления студентов, обусловленных склонностью их к аддикциям (ежедневно умирает 82 человека призывного возраста). Число больных алкоголизмом и наркоманией в России столь велико, что значительная часть работоспособного населения оказывается вне активной социальной жизни.

Профилактика наркомании и алкоголизма развивается на основе интеграции ряда теоретических подходов. Следует четко определить, что употребление психоактивных веществ – это проблема, связанная с психологическими, личностными особенностями индивида, окружающей его среды и характером взаимодействия между ними.

Показаны аддиктивные особенности студентов, их взаимодействие с индивидуально-личностными особенностями, а также механизмы их формирования, установлены способы коррекции их, что важно как в плане организации и содержания воспитательной работы в учебных заведениях, так и в плане оптимизации содержания обучения, прежде всего, по гуманитарным учебным дисциплинам.

Исследование еще раз убедительно доказало важность изучения социально-психологических особенностей студентов, склонных к алкоголизму и наркомании, для понимания сути этого негативного явления и определения путей его преодоления, а именно, какое должно быть социально-психологическое воздействие на студентов, склонных к аддикциям.

Проведенные в контексте социальной психологии исследования позволяют обогатить общенаучное представление о данном феномене и определить конкретные шаги по борьбе с ним.

Библиография:

Абульханова-Славская К.А. Соотношение индивидуального и 1.

общественного как методологический принцип психологии личности // Теоретические проблемы психологии личности. – М.: Наука, 1974. – 320 с.

Ананьев Б.Г. О психологических эффектах социализации / Б.Г.

2.

Ананьев // Человек и общество. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1971. Вып. 9. – С. 144 150.

Андреева Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. – М.:

3.

Изд-во МГУ, 1988. – 32 с.

Андреева Г.М. Социальная психология: учебник для высших 4.

учебных заведений / Г.М. Андреева. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 376 с.

Андреева Г.М. Социальная психология. – М.: Изд-во МГУ, 5.

1980. – 416 с.

Андреева Д.А. О понятии адаптации. Исследование адаптации 6.

студентов к условиям учебы в вузе / Д. А. Андреева // Человек и общество.

– М., 1973. – Вып. XI-XII. – С. 25-27.

Андреенкова Н.В. Проблема социализации личности / Н.В.

7.

Андреенкова // Социальные исследования. – М., 1970. – Вып. 3. – С. 38-52.

Андриенко Е.В. Социальная психология / Е.В. Андриенко;

под 8.

ред. В. А. Сластенина. – М.: Аспект-Пресс, 1999. – 376 с.

Анцыферова Л.И. Психология опосредованности социальных 9.

взаимодействий на личность, ее развитие и формирование / Л.И.

Анцыферова // Психологические исследования социального развития личности: тематический сб. науч. тр. – М.: ИПАН, 1991. – С. 5-38.

Асмолов А.Г. Историко-эволюционный подход к пониманию 10.

личности // Вопр. психологии. – 1983. - №2. – С. 60-68.

Асмолов А.Г. Историко-эволюционный подход к пониманию 11.

личности / А.Г. Асмолов // Вопросы психологии. – 1983. – № 2. – С. 60-68.

Балинт М. Базисный дефект / М. Балинт. – М.: Когито-центр, 12.

2004. – 124 с.

Бандура А. Теория социального научения / А. Бандура. – СПб.:

13.

Евразия, 2000. – 320 с.

Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. – М.: Сов.

14.

Россия, 1979. – 318 с.

Бим-Бад Б.М., Петровский А.В. Образование в контексте 15.

социализации // Педагогика. – 1996. - №1. – С. 3-8.

Бодалев А.А. О социальных эталонах и стереотипах и их роли 16.

в оценке личности / А.А. Бодалев, В.Н. Куницына, В.Н. Панферов // Человек и общество. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1971. – Вып. 9. – С. 151-160.

Боулби Дж. Привязанность / Дж. Боулби. – М.: Медицина, 17.

2005. – 141 с.

Винникотт Д. Игра и реальность / Д. Винникотт. – М.:

18.

Институт гуманитарных исследований, 2002. – 288 с.

Володько В.Ф. Соцализация подрастающего поколения / В.Ф.

19.

Володько // Проблемы подрастающего поколения: материалылы междунар. конф., Минск, 27-30 мая 1993г. – Минск, 1994. – С.69-72.

Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Детская 20.

психология. – М.: Педагогика, 1984. Т.4. – 432 с.

Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Детская 21.

психология / Л.С. Выготский. – М.: Педагогика, 1984. – Т. 4. – 432 с.

Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Основы 22.

дефектологии. – М.: Педагогика, 1984. Т. 5. – 368 с.

Выготский Л.С. Лекции по психологии. СПб.: Союз, 1997. – 23.

143 с.

Гибш Г. Введение в марксистскую социальную психологию / 24.

Г. Гибш, М. Форверг. – М.: Прогресс, 1972. – 280 с.

Гордин Л.Ю. Воспитание и социализация. // Сов. педагогика.

25.

– 1991. - №2. – С. 38-43.

Грязнов, А.Н. Социально-психологические проблемы и 26.

последствия алкоголизма / А.Н. Грязнов // Неврологический вестник:

журнал им. В.М. Бехтерева. – 2004. – Т. 35, вып. 3-4. – С. 49-57.

Грязнов, А.Н. Концепция терциарной социализации личности 27.

алкоголика и наркомана / А.Н. Грязнов, В.В. Новиков // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия психологические науки «Акмеология образования». – 2005. – Т. 11. – № 4.

– С. 152 – 157.

Грязнов, А.Н. Терциарная социализация аддиктивной 28.

личности / А.Н. Грязнов. – Казань: Медицина, 2007. – 91 с.

Грязнов, А.Н Социальная психология аддиктивной личности / 29.

А.Н. Грязнов. – Казань: Медицина, 2007. – 152 с.

Грязнов А.Н. Психология социализации и формирование 30.

зависимости от психоактивных веществ / А.Н. Грязнов // Психология ХХ столетия. Т. 1 Под ред. Козлова В.В. – Ярославль, МАПН, 2008. – С.177 – 180.

Грязнов А.Н. Концепция профилактики аддикций у студентов 31.

в личностно – профессиональном становлении // А.Н. Грязнов, Е.А.

Чеверикина, Д.Р. Тухватуллина // Научно-теоретический и практический журнал Городское здравоохранение - № 1(7) – 2009. – С. 27 – 30.

Грязнов А.Н. Социально-психологические детерминанты 32.

формирования зависимости / А.Н. Грязнов, Е.А. Чеверикина, Д.Р.

Тухватуллина // Журнал для психологов Вестник интегративной психологии Ярославль 2009 – С.74 – 76.

Данилин А.И., Портных В.Я. О методологическом механизме 33.

формирования и воспитания личности // Специалист. – 1997. - №6. – С. 23 25.

Дармоедкин С.В. Проблемы развития системы воспитания 34.

детей в российской Федерации // Педагогика. – 2001. - №1. – С. 10-17.

Донцов А.И., Дубовская Е.М., Жуков Ю.М. Группа – 35.

коллектив – команда. Модели группового развития. // Социальная психология в современном мире. – М.: Аспект Пресс, 2002. – С. 96-114.

Дьюи Дж. Введение в философию воспитания. – М.: Работник 36.

просвещения, 1921. – 63 с.

Дьюи Дж. Школа и общество. - М.: Работник просвещения, 37.

1925. – 127 с.

Дьяченко М.И., Кандыбович Л.А. Психологический словарь 38.

справочник. – Минск: Харвест, М.: АСТ, 2001. – 576 с.

Дьяченко М.И. Психологический словарь-справочник / М.И.

39.

Дьяченко, Л. А. Кандыбович. – Минск: Харвест, М.: АСТ, 2001. – 576 с.

Зейгарник Б.В. Теория личности К. Левина / Б.В. Зейгарник. – 40.

М.: Изд-во МГУ, 1981. – 117 с.

Зотов Н.Д. Личность как субъект нравственной активности:

41.

природа и становление. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 1984. – 247 с.

Карандашев Ю.Н. Психология развития: в 2-х ч.: учеб.

42.

пособие / Ю.Н. Карандашев. – Минск: МП Д-р Кара, 1996. – Ч. 1. – 239 с.

Карандашев Ю.Н. Психология развития: В 2 ч.: Учеб.

43.

Пособие. – Минск: МП Д-ра Кара, 1996. Ч. 1.:

- 239 с.

Коломинский Я.Л. Социально-психологические 44.

закономерности социализации личности в онтогенезе / Я.Л. Коломинский // Проблемы сацыялi – зацыi дзяцейi падлеткау пазаилкольным асяроддзi:

матэрыялы мiжнар. канф., Мiнск, 27-30 мая 1993 г. – Мiнск, 1994. – С. 62 65.

Комлев Ю.Ю. Наркотизация в Татарстане: результаты 45.

эмпирического исследования / Ю.Ю. Комлев, Р.Г. Садыкова. – Казань:

Изд - во Казанск. ун-та, 2003. – 160 с.

Кон И.С. Дж. Мид и проблема человеческого “Я” / И.С. Кон, 46.

Д. Шалин. – М.: Правда, 1965. – 152 с.

Кон И.С. Психология старшеклассника / И.С. Кон. – Минск:

47.

Просвещение, 1982. – 207 с.

Краевский В.В. Воспитание или образование? // Педагогика. – 48.

2001. - №3. – С. 3-10.

Кули Ч. Первичные группы / Ч. Кули // Американская 49.

социологическая мысль: тексты. – М.: Международный институт Бизнеса и управления, 1996. – С. 328-332.

Куницына В.Н. Социальные стереотипы - условия и продукт 50.

социализации / В.Н. Куницына // Человек и общество. – Л., 1971. – Вып. 9.

– С. 184-193.

Куницына В.Н. Ценностные ориентации студентов в связи с их 51.

профессиональной направленностью / В.Н. Куницына // Research in Soviet Social Psychology / Ed. L.P.Strikland, V.P.P.Frusov & Lochwood-Canada, 1986. – P. 80-89.

Лапин Е.А. Современная психология окружающей среды:

52.

состояние и перспективы / Е.А. Лапин // Проблемы экологической психоакустики: сб. науч. тр. – М.: АН СССР ИП, 1991. – С. 5-77.

Лаптенок С.Д. Социокультурные условия как фактор 53.

социализации личности / С.Д. Лаптенок // Праблемы сацыялiзацыi дзяцей I падлеткау у пазашкольным асяроддзi: матэрыяля мiжнар. канф., Мiнск, 27-30 мая 1993г. – Мiнск, 1994. – С. 37-46.

Левада Ю.А. Лекции по социологии / Ю.А. Левада // Информ.

54.

бюл. науч. Совета АН СССР по проблемам конкретных социальных исследований ССА и ИКСИ АН СССР. – М., 1966. – Вып. 2. – № 6. – 121 с.

Левин К. Определение понятия «поле в данный момент» // 55.

Хрестоматия по истории психологии: период открытого кризиса. Начало 20-х – середина 30-х годов ХХ века. – М.: МГУ, 1980. – С. 131-145.

Лихачев Б.Т. Философия воспитания. Спец. курс: Учеб.

56.

пособие. – М.: Прометей, 1995. – 282 с.

Лойт М., Нуйа М., Листер Т. Личностные предпосылки в 57.

ролевой адаптации / М. Лойт, М. Нуйа, Т. Листер // Человек, среда, общение / Таллин;

Пед. Ин-т им. Э. Вильде. – Таллин, 1980. – 134 с.

Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы 58.

психологии / Б.Ф. Ломов. – М.: Наука, 1984. – 397 с.

Лутошкин А.Н. эмоциональные потенциалы коллектива. – М.:

59.

Педагогика, 1988. – 125 с.

Маралова Т.П. Роль коллектива в формировании 60.

профессионально-педагогической направленности личности будущего учителя // Воспитание, обучение и психическое развитие: Тез. науч.

сообщ. К VI Всес. съезду Общ-ва психологов СССР / АН СССР. – М., 1983. Ч. 2. – С. 400-402.

Маслоу А. Мотивация и личность / А. Маслоу. – СПб: Изд-во 61.

Группа “Евразия”. – 1999. – 479 с.

Менделевич В.Д. Психология зависимой личности, или 62.

подросток в окружении соблазнов / В.Д. Менделевич, Р.Г. Садыкова. – Казань, РЦПНН при КМРТ;

Й.: Марево, 2002. – 240 с.

Менчинская Н.А. Проблемы учения и развития // Проблемы 63.

общей, возрастной и педагогической психологии. – М.: Педагогика, 1978.

– 238 с.

Мудрик А.В. Социализация и воспитание / А.В. Мудрик. – М.:

64.

Изд-во “Сентябрь”, 1997. – 96 с.

Мюнх Р. Диалектика и динамика развития глобального 65.

информационного общества // Социология на пороге XXI века. Новые направления исследований. – М.: Интеллект, 1998. С. 18-33.

Мясищев В.Н. Основные проблемы и современное состояние 66.

психологии отношений человека / В.Н. Мясищев // Психологическая наука в СССР. – М.: Наука, 1960. – Т. 2. – С. 235-267.

Новиков В.В. Социальная психология: феномен и наука / В.В.

67.

Новиков. – М.: Изд – во ИП РАН, 1998. – 393 с.

Олпорт Г. Становление личности: Избранные труды / Г.

68.

Олпорт. –М.: Смысл, 2002. – 462 с.

Орбан Л.Э. Акмеологическая концепция нравственного 69.

становления личности: Дисс. … д-ра психол. наук: 19.00.05. – М.:1992. – 461 с.

Панферов В.Н. Социально-психологическая характеристика 70.

ролевой структуры общения в студенческой учебной группе / В.Н.

Панферов // Социальная психология и социальное планирование / Под ред.

Е.С. Кузьмина, А.А. Бодалева. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1972. – С. 144-152.

Парыгин Б.Д. Научно-техническая революция и личность.

71.

Социально-психологические проблемы / Б.Д. Парыгин. – М.: Политиздат, 1978. – 240 с.

Петровский А.В. О совершенствовании психологического 72.

образования учителя // Вопр. психологии. – 1978. - №3. – С. 37-41.

Петровский А.В. Общая психология / А.В. Петровский. – М.:

73.

Просвещение, 1986. – 231 с.

Пиаже Ж. Избранные психологические труды / Ж. Пиаже. – 74.

М.: Просвещение, 1969. – 659 с.

Поттер-Эфран Р. Стыд, вина и алкоголизм: клиническая 75.

практика / Р. Поттер-Эфран. – М.: Институт гуманитарных исследований, 2002. – 416 с.

Психология личности и образ мысли / Отв. Ред. Е.В.

76.

Шорохова. –М.: Наука, 1987. – 220 с.

Психология развивающейся личности / Под ред.

77.

А.В.Петровского. – М.: Педагогика, 1997. – 238 с.

Психология развивающейся личности / Под ред. А.В.

78.

Петровского. – М.: Педагогика, 1997. – 238 с.

Роджерс К. Несколько важных открытий / К. Роджерс // 79.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.