авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«В.А. Сергиенко СтАробельчАне В локАльных ВойнАх Луганск издательско-полиграфический центр ООО “Элтон – 2” ...»

-- [ Страница 2 ] --

На Кубе бесплатное медицинское обслуживание и образование.

Каждый ребенок имеет одинаковые возможности в учебе – неважно, живет ли он в центре Гаваны или где-то в горах. И нередко дети из отдаленных районов подготовлены к поступлению в техникумы и высшие учебные заведения лучше, чем столичные школьники. А все потому, что там не занимаются «укрупнением» школ. У них есть по селки, где проживает только один ученик и с ним занимается только один педагог. Школу при этом не закрывают. Наоборот, привозят туда телевизор и компьютер, работающие на солнечных батареях, учебники… Куба не является богатой страной, и до «чуда» еще далеко, но кое- какие успехи действительно есть. Например, безработица мень  ше двух процентов! Все молодые специалисты после окончания ву зов и техникумов работают по государственному распределению.

Нам, гражданам Украины, есть за что быть признательными ку бинскому народу. Самыми уязвимыми после чернобыльской катаст рофы оказались дети. И как ни парадоксально, впервые на государс твенном уровне программа помощи пораженным радиацией детям была принята за рубежом. И это были отнюдь не развитые страны Европы и США. Это сделали на маленькой Кубе. И язык не повора чивается назвать заграницей эту страну, которая стала вторым до мом для ребятишек, вернувшихся к полноценной жизни благодаря кубинским врачам.

29 марта 1990 года, первая группа украинских детей приехала на Кубу. У трапа самолета их встречал лично команданте Фидель Кастро.

Через оздоровительный лагерь в Тарара прошло около 22 тысяч человек, более 20 тысяч из которых – украинские дети. Там сдела ны уникальнейшие операции, в том числе и по пересадке костного мозга, очень сложные ортопедические операции. У многих юных пациентов были тяжелые кожные заболевания. Во многих случаях нашим специалистам удалось поставить на ноги практически неиз лечимых детей.

К сожалению, отношения между Кубой и Украиной омрачены позорными действиями «оранжевой» власти. Благодаря «помаран чевым» и лично президенту Ющенко в 2005 году Украина по ука занию Вашингтона проголосовала в Комиссии ООН по правам че ловека за позорную антикубинскую резолюцию. И это несмотря на то, что накануне голосования Уполномоченный Верховной Рады Ук раины по правам человека Нина Карпачева от имени родителей тысяч украинских детей, лечившихся в оздоровительном комплексе Тарара на Кубе, передала президенту Ющенко просьбу не поддержи вать антикубинский демарш США. Недружественные высказывания и действия в адрес Кубы со стороны проамериканских политиков – это не позиция украинского народа.

 Прекратили камнепад рядовой ПотАПеНКо Анатолий Кириллович с 26 октября 1961 г. по март 1962 г.

был водителем автомобиля ЗиЛ- в ракетном дивизионе, дислоцировав шемся у города Сан-Диего.

С октября 1959 года Анатолий служил водителем в авто мобильной роте Отдельного батальона авиационно-техничес кого обеспечения авиационного полка, дислоцировавшегося в г. Евпатория, где на вооружении стояли реактивные самолеты МиГ-17. Служил исправно и всего через четыре месяца командир батальона предоставил ему краткосрочный отпуск с выездом на ро дину, за участие в летно-тактических учениях. Удивились родствен ники и особенно военком. Так быстро после призыва в отпуск еще никто не приезжал.

После отпуска на автомобиле ГАЗ-69 Анатолий стал возить ко мандира батальона. Это было высокое доверие. Командиры брали к себе водителями только дисциплинированных солдат из числа от личных специалистов.

Оставалось три месяца до увольнения в запас. У Анатолия был готов чемодан с дембельским альбомом, гражданскими брюками и рубашкой. Неожиданно был откомандирован в город Николаев.

«В казарме нас собралось около трех тысяч человек – вспоминает Анатолий Кириллович – Чемоданы и военную форму у нас изъяли.

Помыли в бане, выдали гражданскую одежду, покормили в столо вой. Вечером нас построили. Все были в гражданской одежде. Перед строем вышел генерал в форме и сказал: «С этой минуты вы все специалисты сельского хозяйства. Никуда не отлучаться.»

За водителями закрепили автомобили ЗиЛ-130 с прицепами. Их пригнали в порт и кранами стали грузить на торговое судно «Фи  зик Курчатов». Толстой проволокой водители закрепили на палу бе машины и прицепы. Открыли трюмы, там были подготовлены трехярусные нары на 3 тысячи «сельхозработников». Никто не знал куда их повезет «Физик Курчатов». Со всех собрали письменные просьбы о материальной помощи родителям. Анатолий попросил, чтобы перекрыли соломенную крышу на родительском доме.

Судно двинулось. Кормили пассажиров два раза в сутки. На тысячи человек была одна столовая. На семнадцатые сутки остано вились в двух километрах от Гаваны. Прибыли в порт, разгружались трое суток. В больших корзинах на головах мужчины стали при носить бананы, апельсины, мандарины. Тропические фрукты «сель хозработникам» понравились.

Сели в машины. Рядом с водителями сидели кубинцы с караби нами. За спинами водителей были автоматы.

«Ехали сутки. – Вспоминает Анатолий Кириллович, – вечером выдали сухие пайки. Воды не было. В трех километрах от города Санта-Клара заехали в пальмовую рощу и остановились. На полевой кухне был приготовлен ужин. Нам давали горячий борщ и кашу.

Кубинец от борща отказался, а кашу ел руками.

После ужина автоколонна тронулась. Остановились в пальмо вой роще в 15 километрах от города Сан-Диего. Трое суток спали в машинах, а затем установили палатки на 20 человек каждая».

Еще на судне у одного из водителей был приступ аппендицита.

Его прямо из порта отправили в госпиталь. За ним была закреплена водовозка.

«Меня посадили на водовозку и приказали найти питьевую воду.

– Вспоминает Анатолий Кириллович. – Вместе со мной поехал Ни колай Оселедько родом из Харькова. Остановились возле какой-то фабрики. Нас окружили кубинцы. Мы жестами стали показывать, что нам нужна вода. Они вначале нас не поняли и стали угощать ромом и кока-колой. Объяснить, что нам нужно набрать воды в ем кость автомобиля мне все же удалось. Нас повели в контору, началь ником которой был сын русского эмигранта. Отец эмигрировал на Кубу еще в 20-е годы, но научил сына русскому языку. Он спросил меня: «Что вы будете делать на Кубе?» «Возить тростник,» – Ответил я.

 Емкость автомобиля залили водой, и я привез ее в палаточный городок. Слил воду во вкопанную в землю цистерну и поехал обрат но. В тот день я сделал 6 ходок за водой.»

Во всех поездках Анатолия сопровождал кубинец Рене. Он учился у советского водителя езде на автомобиле и русскому языку.

По субботам и воскресеньям кубинцев отпускали домой. Рене при глашал Анатолия на свою свадьбу, но командование не разрешило покидать пределы военного городка.

Из госпиталя выписался водитель водовозки и Анатолий пере сел на свой грузовик. Днем он принимал участие в строительстве бетонных площадок под ракеты, арочного укрытия для их подго товки, а ночью возил ракеты на остров Пинус. Там раньше была тюрьма, в которую помещали Фиделя Кастро. Он прыгнул в воду и сбежал. Подобрало рыболовецкое судно. Так Анатолий побывал в исторических местах.

Ракеты загружали в порту краном и колонна двигалась по ука занному маршруту. Один раз колонна была обстреляна, но обош лось без жертв.

Охрана ракет происходила тройным кольцом. В первом кольце были только кубинцы, во втором – кубинцы и советские солдаты и в третьем – только советские солдаты. Это позволило избежать каких-либо диверсий. В караул по охране ракет Анатолий заступал еженедельно.

Спали в палатках на матрасах, брошенных прямо на землю. Пе ред сном перетряхивали постели, чтобы убедится, что там нет гадюк.

Палаточный городок находился у подножия горы. С ее вершины стали катиться громадные камни-валуны и падать в палаточном го родке. Это стало опасным для жизни людей, могло вывести из строя технику. Харьковчанин Николай Оселедько попросил разрешения у командира выследить откуда летят камни и кто их пускает на пала точный городок. Трое суток он сидел в засаде в тростнике с автома том. Анатолий ежедневно ползком оттаскивал ему еду и воду.

«На третий день, – вспоминает Анатолий Кириллович, – когда я приполз к Николаю с продуктами, он сказал, что выследил место откуда летят камни. Мы передернули затворы и поползли к предпо  лагаемому источнику камнепада. Затаились в кустах и ждали. Через час увидели как по узкоколейке едет тележка с громадным камнем.

Перед ней автоматически открылась ляда и тележка перевернулась в образовавшееся отверстие. Через секунду из отверстия на тридца тиметровую высоту вылетел только что привезенный валун, упал на склон и покатился в сторону нашего военного городка. Ляда за крылась, а тележка медленно по рельсам покатилась обратно. Мы поползли за ней. Тележка исчезла в какую-то яму. По веревке мы поочередно с Николаем спустились на двадцатиметровую глубину.

Темно, как в шахте. Услышали разговор и украдкой пошли на него.

Дошли до освещенного помещения и увидели четверых мужиков оживленно что-то обсуждавших. Мы дали по ним несколько оче редей. Убедившись в том, что никого в живых не осталось, по той же веревке выбрались обратно. Не прячась пришли в расположение своего городка, доложили о случившемся командиру. Кубинские товарищи взорвали эту катапульту и шахту, где добывали камни.

Валуны в наш палаточный городок больше не падали. Мне и Нико лаю командир дивизии объявил благодарность, сказав, что в Союзе мы будем награждены».

Письма на Родину разрешили писать только через 8 месяцев пребывания на Кубе. Родственники Анатолия волновались, ходи ли в военкомат, стремясь узнать о нем хоть какую-то информацию.

Сверстники отслужили, уже устроились на работу. «То він десь си дить в тюрмі,» – высказал сосед свое предположение родным Ана толия, чем еще больше усилил их переживания.

Через 9 месяцев прибыла замена. Три тысячи воинов-интернаци оналистов возвращались на Родину на комфортабельном теплоходе «Адмирал Нахимов». Анатолий с тремя сослуживцами разместился в комфортабельной каюте № 226. Кормили хорошо, готовили пищу гражданские повара. На теплоходе был бассейн, спортзал.

«Когда подошли к Турции, – вспоминает Анатолий Кириллович, – к нам стали подплывать иностранные катера. Из них кричали на ломанном русском языке: «Братцы прыгайте в воду! Здесь вас ждет прекрасная жизнь!» Мы смеялись и показывали им дули. Никто из теплохода не выпрыгнул». Шесть суток пробыли в порту города Ни колаева, а затем разъехались по домам.

 Дома Анатолия ждали. Крыша ро дительской хаты перекрыта не была.

Награды за прекращенный камнепад у города Сан-Диего он также не дож дался. Устроился работать в автоколонну на автомобиль ЗиЛ-130, а через пять меся цев перевелся в колхоз имени Т.Г. Шевчен ка водителем молоковоза. В январе года Анатолий Кириллович женился на Лидии Николаевне. Построили дом, вос питали двоих дочерей Светлану и Елену.

Уже выросли внуки Дмитрий, Людмила и Анатолий с мамой Анжела. Жизнь продолжается, только вот жаль, рано из нее ушла Лидия Николаевна.

В ночном дозоре ефрейтор ПоНоМАреВ Алексей Данилович с июня 1962 по 27 июня 1964 года был радиотелеграфистом в роте радиобюро, управления зенитно-ракетной дивизии, дислоцировавшейся у города Камагой Военную специальность радиотелеграфиста Алексей приобрел в Старобельском райвоенкомате. Два с половиной месяца 20 при зывников в подвале изучали азбуку Морзе, приобретали навыки приема-передачи радиосигналов. Овладеть морзянкой может лишь тот, кто имеет музыкальный слух. Радиосигналы передаются на большой скорости и считать количество точек и тире в одном слове просто некогда. Для быстроты восприятия у каждого слова и каж дой цифры была своя мелодия. Алексей хорошо пел, обладал безу коризненным слухом и был лидером в группе по скорости приема сигналов. По окончании курсов ему была присвоена квалификация радиотелеграфиста 3-го разряда.

 С ноября 1961 по июнь 1962 года служил в Волгоградской ракет ной дивизии вместе со старобельчанами.

Ответственная это служба. Двенадцатичасовую смену Алексей не снимал наушники и лишь на прием пищи его подменял сослу живец. Для проверки бдительности слухачей в эфир часто переда вался контрольный радиосигнал. К «прохлопавшему» его слухачу применялись меры дисциплинарного воздействия, вплоть до ареста и отправления на гауптвахту. Алексей на боевом дежурстве всег да проявлял высокую бдительность и часто поощрялся командиром роты капитаном Перепелкиным Ф. и другими офицерами.

После тщательного отбора, в июне 1962 года Волгоградская ди визия ПВО в полном составе была переброшена в город Феодосию.

В длительную командировку были отобраны только дисциплини рованные, хорошо владеющие военной специальностью военнослу жащие. В течении месяца под видом учений производилась погрузка военной техники на грузовые морские суда. Ракетчиков размести ли на сухогруз «Иван Бурденко». На специально подготовленных трехъярусных нарах ракетчикам предстояло плыть в неизвестном направлении. Разрешили выйти из трюмов через сутки. Тогда же поступила команда переодеться в гражданскую одежду. Гимнастер ки, пилотки и брюки сложили в вещмешки.

«До выхода в Атлантический океан, – вспоминает Алексей Да нилович, – никто не знал куда направляется наше судно. В пути сле дования командование несколько раз вскрывало секретные пакеты, с маршрутом продвижения. Соблюдалась строгая секретность».

18 суток теплоход «Иван Бурденко» шел к берегам Кубы, пока ночью не причалил в порт Новитас. Ракетчики совершили семи километровый марш к городу Камагой, на место своей постоянной дислокации. Алексею предстояло служить в роте радиобюро при управлении дивизии. Полмесяца рыли окопы. Создавалась назем ная оборона. Расчеты были расписаны не только на боевых постах станции наведения ракет, на стартовой батарее, но и на ДШК, гра натометы.

Внешнюю охрану осуществляли кубинцы. В те времена их армейская система напоминала милицейскую. Солдат заступал на  пост на двое суток. Отстояв вахту, шел домой на отдых. Что инте ресно, кубинцы ходили на пост с… курицей. Тогда централизован ного питания в кубинской армии еще не было. Из-за сильной жары и влажности необходимый запас продуктов взять с собой было не возможно. Его хватало только на сутки. А вот на вторые сутки шла в дело курица – ее готовили тут же на посту.

«Была постоянная жара, – вспоминает Алексей Данилович, – которая только к вечеру спадала. Ртутный столбик у баобаба подни мался до 40-градусной отметки. Прошибал пот, и мы часто прыгали в бассейн, чтобы освежится. Ждали вечерней прохлады, но тогда появлялась настоящая «контра» – комары, москиты и даже скорпи оны». Солдаты разместились в больших платках на 20-30 человек.

Три месяца питались консервами.

Участились облеты Кубы самолетами-разведчиками, стали ак тивно действовать контрреволюционные группировки, на остров постоянно забрасывалась агентура, участились попытки проникно вения в советские гарнизоны. Для предотвращения проникновения лазутчиков военные подразделения тщательно охранялись. Была организована караульная служба, выставлялись дозоры на 300- метров от расположения части. На протяжении службы на Кубе Алексей еженедельно попадал в караул или дозор. В карауле службу было нести легче. Часового меняли через два часа. В дозоре пред стояло находиться в течении ночи бессменно.

Однажды Алексей находился в дозоре с земляком из села Подго ровки Николаем Сергиенко. Они укрылись за пальмовыми ветками и, держа наготове карабины СКС, вслушивались в ночную темноту.

Сидели молча, разговаривать было нельзя. В час ночи зашуршали ветки. Алексей и Николай удвоили внимание. Шорох повторился.

Земляки уже определили примерное место, где происходило переме щение живых существ. По периодичности затихания шуршания до зорные определили, что это не животные, а люди. «Стой, кто идет!»

– окликнул Алексей. В ответ прозвучало несколько винтовочных выстрелов. Алексей и Николай стали поочередно вести ответный огонь из карабинов. Послышался крик. Затем выстрелы и шорохи со стороны противника прекратились. Стрельбу услышал часовой  ближайшего поста и доложил начальнику караула. К дозорным при была караульная машина во главе с офицером и караульными бодр ствующей смены. При свете фар обнаружили убитого и раненого диверсантов. Как потом выяснилось, группа контрреволюционеров, направлявшаяся к советскому военному городку, состояла из 5 чело век. В ту ночь были предприняты попытки проникновения в 6 воен ных городков Советской Армии. Все они были предотвращены. При отражении высадки морского десанта погибло 13 военнослужащих из группы Советских войск на Кубе.

«Не всегда удавалось выспаться, – вспоминает Алексей Дани лович, – придя с дозора, в тот же день приходилось заступать на боевое дежурство. Там также не поспишь. Американские самолеты постоянно летали возле Кубы. Я принимал на слух маршруты их пе ремещения, а планшетисты наносили их на громадную прозрачную карту Кубы и водной акватория. В 1963-м году я получил квалифи кацию радиотелеграфиста первого класса. В то время я мог прини мать или передавать 120 знаков в минуту. Мое месячное жалование удвоилось, что позволило к концу службы сколотить небольшую сумму кубинских песо для приобретения подарков родственникам.

Вместе со мной служили старобель чане: Игуменов Владимир, :Жос Ни колай, Лобода Владимир, Заставецкий Алексей, Чишкала Николай, Сергиенко Николай из с. Подгоровки и Сергиенко Николай из с. Новоселовки, Рикота Иван, Ильиченко Иван, Лень Иван, Оселедько.

В другой части, недалеко от нас служил Федор Галич. В марте 1963 года меня вы звали с дежурства. Возле штаба на табу ретках был обтянутый красной тканью гроб, и стояли старобельчане. Гроб был закрыт. Замполит объ явил, что в гробу погибший Федор Федорович Галич. Была про изнесена краткая речь о военно-политической обстановке на Кубе и вокруг нее. Мы попрощались с земляком, поцеловав крышку гроба. Погибшего повезли хоронить в братскую могилу на окраину  Гаваны. Обстоятельств гибели Федора нам на сообщили».

Обстановка на Кубе постепенно стабилизировалась. Карибский кризис разрешался на уровне руководителей США и СССР. Начался демонтаж Советских ракет и их погрузка на корабли. Американцы взяли на себя обязательства не нападать на Кубу. Упало напряжение и на боевом дежурстве войск ПВО. Алексею предложили порабо тать поваром в солдатской столовой. Новую для себя профессию он освоил быстро. Пищу готовил всегда своевременно и качественно.

Через два месяца был назначен заведующим офицерской столовой.

Нравился офицерам приготовленный Алексеем украинский борщ и другие блюда. Еще хотелось ему накормить офицеров в такую жару прохладной окрошкой, а как приготовить хлебный квас, он не знал.

Пришлось обращаться за рецептом к маме. В письме рекомендации по приготовлению кваса и окрошки были получены. Окрошка полу чилась отменная, и Алексей получил благодарность от начальника продовольственной службы капитана Васильева Дмитрия Иванови ча. Доверительные и дружественные отношения сложились с этим офицером. Капитан Васильев Д.И. доверял Алексею ездить самосто ятельно на продовольственную базу. Он получал там овощи, мясо, курятину, яйца и другие ком поненты к приготовлению пищи. В качестве приготов ления он никогда не подво дил своего начальника.

В 1964 году Советских воинов стали возить на эк скурсии в Гавану, на сахар ный тростник. По выходным практиковались увольнения.

Зарождалась большая друж ба между Кубинскими и Советскими народами. В последние полго да советские офицеры и солдаты обучали владению военной техни кой кубинских военнослужащих, а затем передавали ее им. Алексей передавал кубинскому коллеге имущество офицерской столовой.

За полученные кубинские песо Пономарев А.Д. приобрел подар ки родственникам и половину чемодана кубинских сигарет и сигар.

 Дизельэлектроходом «Россия» он покидал остров свободы, увозя с собой имена кубинских знакомых и друзей. Этот теплоход на Кубу делал первый рейс. Построенное в Германии судно «Патрия», изъ ятое по репарации после войны немцы грозились взорвать. Потому оно курсировало лишь по Черному морю. 16 суток шли к Ленингра ду. В пути была востребована поварская профессия Алексея. Гото вил в ресторане теплохода. Из Ленинграда железной дорогой при был в Старобельск.

Два года до службы в армии Алексей работал трактористом в колхозе имени Мичурина. После увольнения сел на гусеничный, а затем колесный трактор. Работал мастером, наладчиком в пункте технического обслуживания сельхозтехники, несколько лет шофе рил, а в последние 10 лет перед пенсией Алексей Данилович был заведующим колхозными складами.

Вместе с женой Раисой Ивановной Алексей Данилович воспи тал троих детей Владимира, Геннадия и Светлану. Шестеро внуков не дают скучать дедушке и бабушке. В собственных домах в селе Половинкино проживают наследники Пономарева. В этом же селе живет Алексей Данилович, увлекаясь пчеловодством.

Из дневниковых записей рядовой КоЗереНКо Николай иванович с 6 августа 1962 по 15 марта 1963 года был водителем автомобиля ЗиЛ- в дивизии ПВо, дислоцировавшейся у поселка Лимонар В июне 1962 года водитель рядовой Козеренко Н.И. прибыл из города Николаева в Днепропетровскую дивизию ПВО для прохож дения дальнейшей службы. В штабе он застал всех в движении.

Полным ходом шла подготовка частей и подразделений к отправ ке «в командировку». Дивизией командовал Герой Советского Со юза генерал-майор авиации М.К. Токаренко. Николая направили служить в автомобильную роту и закрепили за машиной ЗиЛ-150.

 На третий день была объявлена погрузка в эшелоны. Направле ние – южное. Погрузка шла в спешке, но Николай успел закрепить в открытом вагоне вверенный ему автомобиль. Раздался сигнал от правки.

Трое суток колесили по железнодорожным путям юга Украи ны. На четвертые прибыли в Севастополь и выгрузились на бере гу. Офицерам и солдатам приказано было срочно получить граж данскую одежду и переодеться. «На складе, – вспоминал Николай Иванович, – были горы костюмов, рубашек, плащей, шляп, ботинок.

Большинство костюмов – шерстяные, плотные, рубашки клетчатые, плащи – прорезиненные, черные, обувь простая, в основном отечес твенная. Армейскую одежду упаковали в сумки, подписали бирки.

Мы писали открытки из нескольких слов: «Жив, здоров. Нахожусь в дороге. Ждите новостей». Нас предупредили о том, чтобы мы не со общали родственникам свое местонахождение. Открытки бросали в почтовые ящики на севастопольских улицах. Родители получали их co штампом этого города и датой 15 июля 1962 года.

Утром 16 июля мы увидели во всей курортной красе Южное по бережье Крыма. На рейде застыл восьмипалубный теплоход «Адми рал Нахимов», флагман Черноморского Флота. Экипаж – 260 чело век. Да нас, заполнивших все каюты, палубные надстройки и даже трюмные помещения, 1200 человек».

Погрузку начали на рассвете. В 10 часов был поднят якорь и от даны швартовые. Среди пассажиров были солдаты, офицеры и даже генерал по фамилии Селезнев, который официально считался ди ректором туристической базы, поскольку все пассажиры были «ту ристами», все в гражданской одежде. Сбросили пиджаки, остались в рубашках. Называли друг друга только по имени и отчеству или просто по фамилии. Никаких воинских званий и чинов! Хотя, конеч но каждый знал воинское звание своего командира и начальника.

На вторые сутки вошли в Босфор. Пассажирам было приказано с появлением иностранных самолетов или катеров, уходить в каю ты. В те дни Турция совместно с американцами проводила в Черном море военно-морские учения «Синяя птица».

В Турции было несколько ракетных и авиационных американ  ских баз, нацеленных против Советского Союза. Рядом с «Адмира лом Нахимовым»у самого борта проскочил катер под флагом США с американскими моряками. Они открыто фотографировали теплоход и находившихся на нем «туристов».

«Адмирал Нахимов» держал скорость 13-15 миль в час. Это око ло 30 км. На большее не хватало мощности турбин. Но для «турис тов» большие скорости не важны.

Постепенно наладился быт, вошли в ритм движения. Офицеры проводили с солдатами беседы. Слушали и сами лекции о между народном положении. Вышли в Атлантический океан, окутанный серой дымкой. «Директор туристической базы» вскрыл последний пакет. Курс – Гавана. Со всеми военнослужащими стали проводить занятия о географическом, экономическом и политическом положе нии Кубы. Открыто стали обсуждать предположительные цели ко мандировки.

«Мы вошли в гаванский порт в полдень 6 августа, на 22 сут ки пути. – Вспоминает Николай Иванович. – Три недели, не стихая ни на минуту, работали двигатели теплохода «Адмирал Нахимов».

Прижавшись бортом к причальной стенке, корабль отдыхал, а мы во все глаза глядели на поразивший нас город.

Все высыпали на палубу, на ней было тогда не протолкнуться.

Официально мы были сельскохозяйственными специалистами, на пирс даже выгрузили трактор «Беларусь». Но «сельхозрабочие» уже открыто стали обмениваться с кубинцами значками «Отличник Со ветской Армии», звездочками с пилоток, и офицерских погон, бля хами солдатских ремней».

«Сельскохозяйственным специалистам» сообщили о том, что дислоцироваться они будут далеко от Гаваны. Ночью разгрузились и совершили марш в глубь острова на отведенные позиции и в воен ные городки. Их встретил генерал М.К. Токаренко, тепло со всеми поздоровавшись.

Лимонар – небольшой поселок, на окраине которого разместил ся военный городок.

«Поступила первая информация о том, что три-четыре месяца не будет никакого официального сообщения о пребывании на Кубе  советских войск. После этого возможно «открытие» группы советс ких войск, созданной по просьбе кубинского правительства для ук репления обороноспособности и защиты Острова Свободы».

Нам сообщили о просьбе Фиделя – войти как можно быстро в боевой режим. Есть опасения прямой американской интервенции.

В США создан контрреволюционный комитет по освобождению Кубы. Контру кубинцы называли коротко «гусанос» – черви».

Обстановка, между тем, накалилась. Американцы прозевали накопление советских войск на Кубе. Просочились слухи о том, что, якобы, западногерманская разведка, проследив, куда уходят советс кие корабли из портов черного и Балтийского морей с переодетыми солдатами и офицерами, поставила в известность друзей по НАТО и прежде всего США. Американская разведывательная авиация бук вально висела над Кубой, не говоря уже об активизации на ней аген туры ЦРУ. На Кубе действовало 74 контрреволюционные банды, подпольных групп. «Мы жили в постоянном ожидании провокаций.

– Говорил Николай Иванович. – Спали в обнимку с карабином».

Жизнь закрытого военного городка входила в норму. Появились свои герои. Среди них капитан медицинской службы Платонов. Он, по сути, в полевых условиях сделал солдату операцию по удалению аппендицита. И удачную.

Ракеты, тем более зенитные, как шило в мешке, не утаишь. И вскоре уже вся Куба знала какой сельскохозяйственной техникой владеют советские специалисты. Это вызвало горячее одобрение и поддержку. Накопление наших войск происходило стремительно, солдаты и офицеры трудились день и ночь. Под палящим солнцем и в тучах комарья, оборудуя огневые позиции, склады, возводя щито вые казармы, устанавливая палатки. Все прочнее становятся связи с кубинской армией, наше присутствие вселяло уверенность в надеж ности обороны Острова Свободы.

Перед советскими войсками на Кубе стояла задача: к 7 ноября – 45 годовщине Великого Октября стать на боевую готовность. Са мое трудное было – продержаться два месяца – сентябрь и октябрь, до официального объявления о группе советских войск на Кубе.

В пути было много боевой техники, вооружения и личного со става – мотострелков, танкистов и ракет класса «земля – земля».

 Вражеская агентура уже была более-менее точно осведомлена о дислокации Советских войск ПВО. Кубинские революционные во оруженные силы находились в повышенной боевой готовности, их части обеспечивали и охраняли развертывание наших войск.

Вечером 22 октября по американскому радио и телевидению выступил президент США Д. Кеннеди и сообщил об отданном им приказе начать военную блокаду Кубы. Он мотивировал это тем, что на Кубу направляется караван советских судов с термоядерны ми боеголовками для ракет «земля – земля». В США еще 14 октября пришли к окончательному выводу: на Кубе – советские стратеги ческие ракеты среднего радиуса действия. Объявление Кеннеди о «ракетном кризисе» вызвало в стране шок.

Военные корабли и самолеты США приступили к блокаде. Вече ром 22 октября всем советским войскам на Кубе объявлена высшая боевая готовность. Приведены в готовность к отражению агрессии вся кубинская армия и милиция. В течение трех часов произошла всеобщая военная мобилизация. Весь народ стал под ружье.

«Ночь на 23 октября прошла в тревожном ожидании. – Вспо минал Николай Иванович. – С командного пункта дивизии, распо ложенного в нашем городке в обычном барачном здании, даже не в подземелье, как требовала обстановка, сообщили: американские са молеты курсируют вдоль берегов острова. Наши радиолокационные станции постоянно следят за ними. Все солдаты и офицеры были при штатном оружии, отрыты или дооборудованы прежние окопы, ходы сообщения.

Тревожно прошла ночь и на 24 октября, почти никто не спал. На линии круговой обороны – постоянное дежурство. От нас до океан ского побережья Кубы – километров пятнадцать. А всего в нашем районе ширина острова около полсотни километров. В случае вы садки десанта морских пехотинцев мы сразу же оказались бы в зоне боевых действий».

На командном пункте у экранов индикаторов бессменно дежу рили оперативные штурманы. Они поддерживали непрерывную связь с зенитно-ракетными дивизионами, с авиационным полком истребителей-перехватчиков. Все они были в готовности к отраже  нию нападения. На командном пункте находились представители войск революционной армии Кубы.

По данным кубинской разведки, американцы, якобы определи время нанесения воздушного удара по острову между 25 и 27 ок тября, поэтому день и ночь 26 октября были особенно тревожными.

Были задействованы все средства связи. Части ПВО получили бое вой приказ: в случае появления американских самолетов сбивать их.

Открытым текстом передали в части приказ командующего группой советских войск – при нападении на Кубу вступать в бой.

Козеренко Николай (слева) Николай работал водителем бортового автомобиля ЗиЛ и ез дил по дорогам Кубы очень много. Автомобиль содержал всегда в исправности и чистоте. 29 января 1963 года сдал соответствующие зачеты и получил квалификацию водителя 2-го класса. По дорогам Кубы Николай наездил 6 тысяч километров. Он придавал большое значение происходящим событиям, участником которых он был, и ежедневно фиксировал их в тетрадке.

Особое впечатление на Николая произвела встреча с Фиделем Кастро. Когда обстановка на Кубе относительно стабилизировалась, Фидель встретился с ракетчиками и тепло благодарил их за ока занную интернациональную помощь в защите Острова Свободы от американской агрессии.

Сохранил Николай Иванович и тетрадь по политическим заня тиям и политинформациям. По ней удалось проследить о происхо дящих тогда событиях.

 15 марта 1963 года Николай вошел в каюту № 98 комфортабель ного теплохода. В шестиместной каюте первого класса вместе с ним находились его сослуживцы: В. Вагин, С. Мясоедов, В. Лукьянчен ко, В. Митин, К. Жижома. В 16.50 теплоход отошел от берегов Кубы и взял курс на Советский Союз.

В пути следования Николай вел дневник. Теплоход «Адмирал Нахимов» постоянно облетали американские самолеты и вертоле ты. Он даже успел записать бортовые номера трех вертолетов: №51, №57, № 64.

5 августа 1963 года «Адмирал Нахимов» причалил к крымскому берегу. Выгружали привезенное с собой имущество. 6 апреля быв ших «туристов» и «сельхозспециалистов» разместили на ночлег в казарму. 17 апреля рядовой Козеренко Н.И. получил военный билет и убыл на родину в Старобельск. После службы Николай Иванович работал шофером, обзавелся семьей. К сожалению, он не дожил до наших дней. Умер от сердечного приступа. Его дневники и тетради политических занятий, политинформаций с разборчивыми запися ми представила его дочь Лена.

Погиб в бою рядовой ГАЛиЧ Федор Федорович с сентября 1962 по март 1963 года был радиотелеграфистом приводной радиостан ции в ракетном дивизионе, дислоцировавшемся у города ольгина Воспитывался и рос Федор Галич в послевоенное время. В кино театрах шли фильмы на военную тематику, мальчишки играли в во енные игры, где всегда «красноармейцы» побеждали «фрицев». Каж дый юноша готовил себя мысленно и физически к службе в армии.

Все мечтали стать танкистами, летчиками, моряками или погранич никами. У Федора был порок сердца, а с таким диагнозом в армии не служат.

 Думая о будущем, Федор вместе с сестрой Тамарой поступил на заочные подготовительные курсы в Московский университет, но мечты о службе в армии не давали покоя. Федор обманывает каким то образом медицинскую комиссию и в армию его призывают. «Ура, «фокус удался!», записывал он в своем дневнике.

23 ноября 1961 года Федор вместе с земляками прибывает для прохождения службы в учебное подразделение Волгоградской ра кетной дивизии. Ему предстояло овладеть воинской специальностью радиотелеграфиста. Азбуку Морзе он изучил до армии на специаль ных курсах в военкомате, а теперь совершенствовал свои навыки в приеме-передачи морзянки.

26 декабря Федору исполнилось 20 лет. От родителей он полу чил поздравительную телеграмму, а от друзей открытки и письма с поздравлениями. На второй день в торжественной обстановке Федор вместе с сослуживцами принял Военную Присягу.

Стать слухачем – человеком, овладевшим умением принять на слух радиосигналы и передать их, мог далеко не каждый. Нужно было услышать в эфире и записать более ста знаков в минуту. Ос воить эти премудрости мог лишь тот, кто от природы владел музы кальным слухом. Каждая принятая буква или цифра имела свою ус ловную мелодию. Курсант Галич Ф.Ф. успешно освоил эти мелодии.

В начале июня сдал экзамены и по лучил квалификацию радиотелегра фиста третьего класса. Вместо убытия для прохождения дальнейшей службы в строевую часть, курсантов задержали на месяц на доподготовку.

18 августа Федор принял участие в погрузке боевой техники на грузовое торговое судно. Всех ракетчиков пере одели в гражданские костюмы, объявив их «специалистами сельского хозяйс тва», и разместили в трюмы, где были подготовленные трехярусные нары. Федор в увольнении августа судно отчалило от Черномор  ского побережья. 20 августа 1962 года Федор записал в сво ем дневнике: «Все идет не так, как мне хотелось: сильно про голодался, ведь вчера не обедали и не ужинали. Слегка укачало, кружится голова, побледнел, но не безнадежно. Видел де льфинов. Итог: за сутки проплыли Черное море. Вечером в течении 2,5 часов проходили Босфор. Город наблюдался удовлетворительно».

На судне было организовано приготовление горячей пищи и регулярное питание. Периодически с «колхозниками» проводили политинформации. В пути следования судно облетывали самолеты F-101, B-26 и другие летательные аппараты. 15 сентября судно при было к берегам Кубы.

После разгрузки техники, прибыли в предместье города со сла вянским названием Ольгин. Разбили палаточный городок, стали обустраивать быт.

«Видел много, очень много интересного…» – самые первые впе чатления Федора. В последующих записях он отметил, что характер но для города – изобилие американских автомобилей, большинство из которых – легковые. Много «джипов» различных модификаций.

Второе, что бросается в глаза, – это большое количество детей, при чем почти все они курят. Много красивых девушек, но… Кубинский народ оказался доброжелательным: угощали лимонами, заводили с нашими ребятами беседы, пели вместе песни, помогали в изучении испанского языка. Температура достигала 40 градусов, иногда шли проливные дожди, после них «грызли» комары.

По-соседству с ракетчиками располагались «пушкари-кубин цы». Между ними и нашими ребятами. Сложились теплые дружес кие отношения. «25 октября 1962 г. Совершил непоправимую ошиб ку – не сфотографировал ни одного кубинца из нашей охраны, а они в 20 ч. уехали. Мы их проводили с полной признательностью за оказанную помощь. Я никогда не забуду Эрмо Гой, Эмилио, Рафаэ ля, Филиппа, который «отсалютовал» сегодня из пулемета. Малыш Авелио – жаль его, ведь он еще ребенок. Они пошли защищать Ро дину. В этот же день приехали новички. Одни новички, еще моложе, чем были. Им пришлось поработать в первую ночь. Малыш Риналь до отбил нападение бандита в 19 часов, а в 2 часа – покушение на  нашу приводную радиостанцию».

В конце октября 1962 года наступил «пик» в Карибском кризисе.

Противостояние достигло своего максимума. В эти дни участились провокации на территории Кубы. Американские самолеты каждый день вторгались в воздушное пространство этого государства. Не спадало напряжение и в последующие месяцы. 15 декабря в дневни ке Федора записано: «Погибло наших ребят на Кубе 20 человек. Из них трое – в результате обстрелов судов американскими самолета ми». А уже 29 января 1963 года: «…Этой ночью в Санта-Кларе был обстрелян наш госпиталь. Есть много убитых и раненых. Ведь там мог быть и я, а сейчас там много наших товарищей. Видимо по слу чаю десанта, к нам из Гаваны прилетел вертолет МИ-4 с министром обороны Кубы Раулем Кастро».

Октябрь-январь богат был на происшествия. Федор даже дал такое определение: «Один месяц 1963 года – уже история, а жизнь идет…».

Обстановка на острове была напряжена до предела. Офицеры и солдаты не расставались с личным оружием и боеприпасами и днем и ночью.

Последняя запись в дневнике Федора датирована 12 марта года. «До Родины 18000 километров. Вернусь ли? Снова посмотрел фильм «Годы молодые» и подумал, конечно вернусь – еще не все сделал».

В марте месяце Федор погиб. Мы не знаем обстоятельства его гибели. Можно только предположить, что он погиб в бою, отражая нападение на приводную радиостанцию. Командир части не сооб щил родственникам о последних минутах жизни Федора. Тупая секретность или бездушие военного чиновника легли тяжелым кам нем неверия на сердца родных и близких. Никаких подробностей не смогли сообщить старобельчане, служившие с Федором в одной дивизии. Пономарев А.Д. из села Половинкино, служивший в управ лении дивизии, дислоцировавшейся у города Камагой рассказал: «В другой части недалеко от нас служил Федор Галич. В период учебы в Волгограде у меня с ним были приятельские отношения. В мар те 1963 года меня вызвали с дежурства. Возле штаба на табуретках  был обтянутый красной тканью гроб, и стояли старобельчане. Гроб был закрыт. Замполит объявил, что в гробу погибший Федор Федо рович Галич. Была произнесена краткая речь о военно-политичес кой обстановке на Кубе и вокруг нее. Мы попрощались с земляком, поцеловав крышку гроба. Погибшего повезли хоронить в братскую могилу на окраину Гаваны. Обстоятельств гибели Федора нам на сообщили».

В течении сорока лет семья Федора ничего не знала о его служ бе, последних днях его жизни… После гибели сына не имели о нем никаких известий. Лишь через 9 месяцев пришло официальное изве щение о гибели. Попытки что-либо узнать ни к чему не приводили.

Тогда семья Галич отправила письмо на имя командира воинской части, в которой служил их сын, с просьбой вернуть дневник сына, который он вел. Через время пришла посылка с вещами и дневником Федора.

В январе 2003 года на адрес Старобельской райгосадминист рации пришло письмо от группы «Поиск», в которую входили рос сияне, постоянно проживающие на Кубе. Они просили помочь ра зыскать семью Федора Федоровича Галича, одного из 68 советских солдат, погибших на кубинской земле. В обращении было написано:

«…на далекой Кубе, в окрестностях Гаваны есть мемориал Совет ского воина-интернационалиста, где покоятся останки советских солдат, сержантов и офицеров, служивших в 60-х годах на Острове Свободы. Мемориал находится на попечении кубинского Минис терства Революционных Вооруженных Сил. Среди воинов, погиб ших на Кубе, есть и Ваш земляк Галич Федор Федорович…». Группа «Поиск» взяла шефство над Мемориалом, а кроме того стала соби рать материалы для музея воинской славы. Фотографии, информа цию разного плана – от друзей и семей погибших солдат, все, что поможет рассказать о жизни этих ребят. «Кубинский народ имеет хорошую память – многие еще помнят ребят в клетчатых рубашках, которые встречались на улицах и проселочных дорогах Кубы под видом «советских сельскохозяйственных специалистов», но все зна ли, кем они на самом деле были». – Из письма от 23 июля 2003 года.

Да кубинцы помнят их. Три раза в год к могилам советских солдат  возлагаются цветы и произносятся слова благодарности. Официаль но это происходит в день победы – 9 мая, День Советской Армии – 23 февраля и годовщину Великой Октябрьской социалистической революции – 7 ноября.

На кубинскую землю было отправлено ответное письмо со Ста робельской земли. 9 мая 2004 года стенды, при оформлении кото рых использованы и материалы, присланные из Старобельска, были выставлены непосредственно у мемориала, где собирались вместе с представителями кубинской общественности и представителями дипломатического корпуса, Института Дружбы между народами, военные атташе и т.д.

Памяти Федора Галича уделила внимание и наша старобельская пресса. 22 февраля 2003 года опубликована статья Н.Выхватенко «Он просто не вернулся из боя…» в газете «Вістник Старобільщи ни», затем статья Т.Галич «Свои среди чужих». 24 ноября 2004 года, когда Украина содрагалась в выборной агонии, «Телегазета» публи кует материал, подготовленный С.Володиной «Наш земляк Федор Галич».

Автор книги использовал эти материала в написании данного очерка.

Так получилось, что более 40 лет имя Федора Галича было в забытьи.

Кроме родных и близких мало кто о нем знал на Старобельщине. Кто же всколыхнул нашу память?

На Кубе проживает наша со отечественница из Москвы Наталья Алексеевна Белашова. О себе она со общает: «Когда-то я вышла замуж за военного кубинца, который тоже был участником событий 1962- г.г. В 1965 году его послали учить ся в Москву. Я живу на Кубе с Н.Белашова у мемориала года. Вырастила троих дочерей.

Наташу, Вику и Диану. У каждой из них есть по ребенку, так что  у меня трое внуков: Ангел-Денис, Лиана, Самуэль. Сама я сейчас на пенсии. До этого работала переводчиком, преподавателем.

Воинские почести Годы летят. Уходит уже одно по коление и нельзя допустить, чтобы с ним ушла история, частью ее были ре бята, в числе которых был Ваш Федя.

Мы хотим, чтобы они остались в па мяти навсегда.

Приходя на Мемориал, нам есть о чем поговорить. Можете на нас поло житься – сейчас мы, потом мои доче ри и внуки. Всегда будет кто-то из нас приходить от вашего имени к Федо ру». Это отрывки из письма Натальи Алексеевны к матери Федора Галича Александре Никитичне и сестре Та- У могилы Федора маре Федоровне.

Благородная с возвышенной душой бывшая москвичка, счита ющая себя нашей соотечественницей, организовала на Кубе группу «Поиск» и ведет переписку с семьями 68 советских воинов, погиб ших на Кубе в период кубинского кризиса.

Сверстники Федора Галича уже на пенсии, они пожилые люди, а Федор, во имя жизни на Земле, навсегда остался молодым.

 Война во Вьетнаме  Вооруженное столкновение на полуострове Индокитай в Юго Восточной Азии, начавшееся в конце 1950-х годов как партизанская гражданская война в Южном Вьетнаме, после 1965 года переросло в международный конфликт с участием США и Северного Вьетнама и получило название Вьетнамской войны.

Но этот военный конфликт нельзя воспринимать только войну США и ДРВ. Ведь еще 8 сентября 1954 года, в Маниле, по инициати ве Соединенных Штатов был заключен договор и создана Организа ция Договора Юго-Восточной Азии (СЕАТО), военно-политическая группировка, принявшая самое активное участие в боевых дейс твиях. Во Вьетнамской войне воевали солдаты из Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, Франции, Таиланда, Филиппин и Па кистана. И только после вывода американских войск из Индокитая, в сентябре 1975 года, было принято решение о роспуске организации.

Во Вьетнаме была самая крупномасштабная агрессия за все пос левоенное время. Министр обороны США Макнамара с солдафон ской прямотой заявил: «Вьетнам – это испытание в ходе которого надо доказать, что свободный мир может противостоять коммунис тическим освободительным войнам».

1965-1973 годы. Военная агрессия против Вьетнама, в ходе ко торой уничтожено свыше полумиллиона вьетнамцев. Здесь, по при меру гитлеровцев, американская военщина полностью уничтожала мирные деревни, напалмом выжигала целые территории вместе со всеми обитателями, осуществляла массовые убийства женщин и де тей.

Говоря точнее, во время агрессии во Вьетнаме США осущест вляли экоцид, т. е. преднамеренное уничтожение среды обитания любых живых организмов, разрушение земной биосферы. Ведь тог да на многострадальную землю Вьетнама были обрушены сотни тысяч тонн дефолианта «эйджент орендж». Агрессоры пытались таким способом уничтожить листья на деревьях в джунглях Индо китая – чтобы легче обнаруживать вьетнамские партизанские базы.

Смертельному воздействию «оранжевого агента» было подвергнуто примерно 11 процентов территории страны, в том числе пятая часть лесных угодий и двадцатая часть – посевных площадей. Отравление  дефолиантом до сих пор сказывается на животном и растительном мире Вьетнама. В некоторых районах страны и сейчас есть террито рии, где на сотнях квадратных километров ничего не растет… Вы лито 90 тон отравляющих веществ (по 3 кг на каждого жителя) Изготовленное в США химическое оружие, согласно статистике международной конференции, состоявшейся в Париже в 1970 году, лишило жизни более, чем миллион (!) жителей Юго-Восточной Азии. Оно привело к раковым заболеваниям, вызвало генетические изменения: у жертв дефолианта и поныне рождаются дети-уроды.

К этому следует добавить семь миллионов тонн бомб (в три раза больше, чем сбросили западные союзники во время Второй мировой войны!), которые изуверски «перепахали» Вьетнам… Нельзя также не учитывать вредного воздействия на флору и фа уну всех видов электромагнитного излучения, шумовых эффектов, которыми изобиловала эта варварская война США – НАТО против вьетнамского народа. И, наконец, нельзя забывать и о 300 тысячах вьетнамцев, пропавших без вести!

Во Вьетнаме впервые столкнулись со страш ным воздушным врагом — восьми моторным бомбардировщиком В- «Stratofortress» — «Стра токрепостью» Б-52. Са молет-исполин длиною в 49 метров и весом в тонну, быстроходностью в 957 км/час, он мог до стигать высоты в 16 кило метров. А мог и носиться на бреющем в нескольких десятках метров от земли.

И это было самым главным — ведь во Вьетнаме началась низ колетная война, когда бреющий полет помогал ускользнуть от зе нитных ракет. Драться с истребителями «стратофорты» не могли:

единственной защитой от них была хвостовая стрелковая установка.

 Сначала — из счетверенного крупнокалиберного пулемета. Потом — из мотор-пушки «вулкан». Впрочем, Б-52 всегда ходили с силь ным прикрытием.

Б-52 “Стратокрепость” Главным оружием этого корабля-гиганта служит изощренная электроника, которая должна бороться с зенитными ракетами и пушками. Прорываясь к цели, «стратофорт» мог выстрелить 2— ракетами «Куэйл» с обычными боеголовками. Благодаря особой ап паратуре и специальным отражателям эти крылатые снаряды вы глядели на экранах радаров как сами Б-52, служа ложными целями.

По батареям зенитных ракет и узлам ПВО он должен был стрелять крылатыми ракетами «хаунд дог» («гончая») — со скоростью в два Маха и дальнобойностью в 800—1000 километров. Этот арсенал дополнялся аналоговой навигационно-бомбардировочной систе мой, сильной аппаратурой постановки помех и большим запасом выстреливаемых в воздух дипольных отражателей-ложных целей, предназначенных для «сбивания с толку» локаторов и выпущенных по бомбардировщику ракет. И только потом, прорвавшись, великан обрушивал на цели свободнопадающие ядерные бомбы.

Первоначально этот левиафан неба предназначался для ядерной войны против СССР. В начале 1960-х, когда наша страна принялась массой строить межконтинентальное ракеты и взяла на их прицел  крупнейшие авиабазы США, янки решили постоянно держать в воздухе авиакрылья Б-52 у наших границ, заправляя их в воздухе с летающих танкеров. Но тут начались неприятные катастрофы. Сна чала в 1959-м в штате Кентукки рухнул на землю «стратофорт» с ядерным оружием на борту. Потом в 1966-м у берегов Испании стол кнулись в воздухе два Б-52, и потом пришлось с великим трудом выуживать с приличных глубин четыре водородные бомбы. Нако нец, в 1968-м еще один «52-й» упал в Гренландии, и его бомбы раз рушились. Пришлось отказаться от опасного вида стратегического патрулирования.

Вьетнамская война потребовала мощных бомбардировщиков.

Б-52 пришлось переоборудовать. Белые брюха Б-52 пришлось пе рекрашивать из снежно-белых (для отражения вспышек ядерных взрывов) в черные — ради малозаметности. Вместо водородных боеприпасов пришлось подвешивать 32 тонны обычных фугасных бомб. И, конечно, пришлось осваивать искусство бреющих полетов.

Конечно, недостатки были: самолет все-таки создавался как высо тник. И потому при полетах у земли длинные гибкие крылья делали его весьма чувствительным к порывам ветра. И потому Б-52 остался уязвим для тогдашних ракет С-125.


Война во Вьетнаме стала проверкой «52-х» на способность про никать вглубь СССР. Еще в 1962 году на книжных прилавках Аме рики появился бестселлер «Рубеж гарантированной безопасности», где речь шла о том, как эскадрилья Б-52, выведенных под именем «виндикейторов», по ошибке не получает отбоя тревоги и идет с Аляски на Москву, причем ее не могут остановить из Вашингтона.

Эти чудо-самолеты «мочат» русские истребители целыми полками, прорываются сквозь заслоны советской ПВО, и в конце концов один самолет прорывается к Москве, над которой встают четыре ядерных «гриба». Чтобы избежать войны, президент США одновременно сбрасывает четыре бомбы на свой Нью-Йорк, совершая искупитель ную «жертву Авраама». Но то фантазия, а что на самом деле?

С 1964 по 1970-й янки вели тяжелую войну с тем, чтобы перере зать «тропу Хо Ши Мина» — настоящую систему из четырех стра тегических дорог и множества ответвлений от них, которые шли с  севера на юг Вьетнама, питая вьетконговских партизан в их борьбе с янки. С севера на юг шли оружие и продовольствие. Тропа питала антизападные отряды и в Лаосе. Американцы пытались атаками с воздуха разрушить мосты и тоннели на этой системе дорог, стреми лись громить с воздуха конвои грузовиков. И поскольку фронтовой авиации для этого не хватало, янки решили бросить на уничтожение мостов тяжелые стратегические самолеты. В 1967-м налеты Б-52Р шли с острова Гуам и с базы Утопао в Таиланде. Лететь было неда леко, и потому «крепости» загружали бомбами «под завязку». И все таки «стратофортам» не удалось разрушить «тропу Хо Ши Мина».

ЗРК С- «Здесь В-52 впервые столкнулись со своим главным противни ком — советским ЗРК С-75. Несмотря нa интенсивное применение экипажами бомбардировщиков радиопомех, на боевой счет севе ровьетнамского зенитно-ракетного полка, действовавшего в этом районе, было записано! шесть В-52 (5 из них — в период с сентября по декабрь 1967 года). Примечательно, что в этом полку советские специалисты появились только в мае 1969-го, когда полк после тя желых потерь отвели на переформирование...» (Алексей Чернышов.

Огонь над Вьетнамом. «Аэрохобби», № 1, 1994 г.) И борьбу за тропу ВВС янки проиграли. Хотя и бросали на нее не только «крепости», но и машины с ядохимикатами, выжигая ими джунгли. В ход шли тяжелые морские самолеты «Нептун», модер низированные Б-26 времен Второй мировой, и специальные проти вопартизанские двухмоторники «мохавк». Это не считая собственно  реактивных истребителей-бомбарди ровщиков. Потом подсчитают: в борь бе за тропу янки сделают 800 тысяч самолето-вылетов, сбросив на нее свы ше двух миллионов тонн бомб! Трид цать тысяч вылетов было на счету Б-52. Но потеряют янки над этими до рогами 2445 самолетов и вертолетов.

Во время войны во Вьетнаме мы поставляли нашим азиатским друзьям уже устаревшие тогда несамоходные 57-миллиметровки С-60 (100— выстр./мин), наводившиеся, однако, с Вьетнамцы сбили В-52 помощью радарного прицела «ваза».

И когда зенитные ракеты вынудили американцев прижаться к земле, именно эти пушки стали основны ми уничтожителями истребителей-бомбардировщиков США. Более половины их, потерянных во Вьетнаме, оказалось сбитыми огнем старых орудий.

Во Вьетнаме «шилки», создания конструкторов сталинской школы, великолепно «спелись» с ракетными комплексами С-75 и С-125. Послед ние срывали высотное бомбометание американских машин, выгоняя, их на более низкие эшелоны – под убийс твенно-кинжальные очереди автома тов 3СУ-23.

Решающим годом противовоз “Шилка” душной войны во Вьетнаме стал 1972 й. Тогда в Америке бушевали демонс трации длинноволосых пацифистов в потертых джинсах, которые в промежутках между марихуаной и свальным сексом требовали по кончить с войной. Популярность политиков падала. Экономика уже надрывалась от громадных затрат: ведь кроме содержания воюющей  армии ей приходилось тратить сумасшедшие деньги на содержание безработных негров и вообще не желающих работать хиппи. Тогда янки попытались массированными воздушными ударами склонить маленьких телом, но великих духом вьетнамцев. Сделать их уступ чивее на идущих в Париже мирных переговорах.

В 1972-м янки понесут чудовищные потери. Только под ра кетным огнем погибнет 51 В-52, 223 «фантома», 9 «старфайтеров»

(«звездных бойцов») F-105, 59 А-6, 57 «корсаров» А-7, один F-111 и еще 21 машина остальных типов. 421 самолет!

Палубный “Корсар” (А-7Р) С апреля 1972-го Штаты бросают на непокорных целые эскадры «пятьдесят вторых» под сильнейшим прикрытием. В декабре того же года разыгралась и великая воздушная битва за Ханой.

Хроника стрельб по Б-52 в 1972-м. («Военный парад», № 4, г.). Апрель. 39 боев, 104 выпущенных ракеты, 6 сбитых. Средний расход ракет на одну жертву — 17,3.

Май. 7 стрельб 19-ю ракетами. Сбит всего один.

Июнь. Выпущено четыре ракеты. Уничтожен один Б-52.

Июль. Двумя выстрелами свалили одну «стратокрепость».

Август. Четыре стрельбы, 11 ракет. Двое сбитых. На каждого пришлось 5,5 ракеты.

Сентябрь. Пять стрельб восемью ракетами. Американцы теря ют три Б-52, на каждый израсходовано 2,7 ракеты.

 Октябрь. 8 стрельб 14-ю УРами. Сгорели 3 «крепости» (по 4, ракеты на каждую).

Ноябрь. 22 пальбы 42-мя УРами. Трое уничтожено. Увы, по ракет на сбитый.

Декабрь. Ожесточенное сражение. 134 стрельбы 239-ю ракета ми. Повержен 31 бомбардировщик. Налеты на Ханой прекращаются.

Средний расход: 7,7 ракеты на один уничтоженный Б-52.

Сражение ПВО Вьетнама за Ханой шло с 12 по 29 декабря 1972 го. Людям генерала Ле Ван Чи пришлось туго: воздушные корабли США были напичканы новейшими станциями постановки помех и оборонительными ракетами.

Важнейший итог: 27 января 1973 года американцы в Париже подписывают мирное соглашение с Северным Вьетнамом, начиная вывод своих войск из южной части страны. Победа!

Через Вьетнам прошло 2.5 млн, американских солдат и офице ров. Прямые и косвенные затраты на эту войну составили 350 мил лиардов долларов.

Агрессор не только не завоевал Северный Вьетнам, но потерял и Южный Вьетнам. По народной пословице: «Пошли за шерстью, а вернулись стрижеными». Благодаря беспримерному подвигу народ отстоял свою свободу и независимость, В апреле 1973 Вьетнам покинули последние американские во инские части, а в августе Конгресс США принял закон, запрещаю щий любое использование американских вооруженных сил в Индо китае.

Вьетнамская война закончилась. С 1961 по 1975 погибло 56 американских военнослужащих, 303 654 человека получили ране ния. У вьетнамцев погибло не менее 200 тысяч сайгонских солдат, примерно миллион солдат Национального фронта освобождения Южного Вьетнама и армии Северного Вьетнама, а также полмилли она гражданских лиц. Еще несколько миллионов человек получили ранения, около десяти миллионов остались без крова.

И все-таки Вьетнам заставлял задуматься. Гренерал-майор Александр Яковлев, который воевал с американскими ВВС с мая 1969-го, вспоминает:

 «...Зенитно-ракетный полк, в котором нам предстояло служить, был частью особой. Его так и называли — полк-герой. Достаточно сказать, что до нашего прибытия (а мы были первыми советскими военспецами в этой части) ракетчиками полка было сбито шесть бомбардировщиков Б-52, не считая самолетов других типов....Кста ти, говоря о подборе и комплектации наших военных советников, нельзя не сказать о поголовном отказе всем добровольцам, которых тогда было много. Офицеры и солдаты писали рапорты с просьбой направить их во Вьетнам — рвались на помощь многострадальному народу. На моей памяти ни один из рапортов не был удовлетворен.

Мне кажется, это следствие уже зацветавшей тогда чиновничьей пе рестраховки.

Итак, 17-я параллель. Полоса земли, выжженная напалмом, изу веченная воронками. Квадраты рисовых полей, фруктовые рощи были и местом труда крестьян, и полем боя, и кладбищем — многие из них умирали с мотыгами в руках, подорвавшись на мине, попав под бомбежку или под обстрел корабельной артиллерии.

...Днем в небе безраздельно господствовала американская авиа ция. Штурмовики уничтожали все без разбора — будь то санитар ный автомобиль или крестьянская упряжка. Местом наших боевых действий определили район реки Голубой, 250 км южнее города Виня, в провинции Куангбинь. Здесь находился один из важных уз лов коммуникаций...

...Над небольшой долиной, зажатой меж двух гор, скользил лег кий F-105. Без подвесок, максимально облегченный, он был и раз ведчиком, и приманкой. Где-то за ним шла ударная группа. Спустя несколько десятков секунд над долиной из облаков вывалилась пара «фантомов». И — ожила засада. Первой ракетой уничтожили веду щего. Его самолет ярким факелом рухнул в джунгли. Ведомый, кру то развернувшись, атаковал позиции дивизиона.

Вот он все ближе. Еще немного — и бомбы уйдут вниз, но не ожиданно прямо перед ним в небо ушла зенитная ракета. Решив, что это и есть место расположения дивизиона, «фантом» обрушился в пике на ложную позицию, подставив себя под удар артиллерии.

Короткий залп зениток был ужасным. Самолет просто разва  лился в воздухе и грудой обломков рухнул на землю. В опустевшем небе одуванчиком распустился купол парашюта. Через несколько минут погиб и вертолет, посланный на помощь летчику...

А еще через некоторое время на расположение ракетчиков обру шился ракетно-бомбовый удар большой группы штурмовиков. Но бомбы рвались на пустом месте — дивизион был уже в пути. Здесь все решали минуты. Если после пуска ракеты установки за сорок минут не покидали район, то шансов уцелеть практически не оста валось. Бомбили американцы снайперски.

Советский полк прикрывали батареи ствольной зенитной ар тиллерии. И делали это отлично. Артиллеристы имели удивитель ную подготовку. Они учились стрелять по макетам самолетов, за пускавшимся с дерева по нитке. Причем перед запуском мишени расчеты орудий стояли к ней спиной. За считанные секунды расчет должен был развернуться, обнаружить, опознать и обстрелять цель.


Занимаясь этим упражнением по восемь часов в сутки, они дово дили свое мастерство до какого-то нечеловеческого, электронного мастерства.

...Вообще надо отметить, что противник у вьетнамцев был силь нейший. Великолепная подготовка летчиков, четкая организация боевых действий, глубокая разведка, настойчивость в достижении задач... И малейшие ошибка, неточность оборачивались поражени ем. Воевать американцы умели....Учили их этому вьетнамцы. Ог ромные потери заставили командование ВВС США пересмотреть большинство своих установок, менять тактику, повышать ставки пилотам за риск...

Разведке американцев противопоставили маскировку. Да такую, что просто потрясала своей необычностью. Однажды пусковые ус тановки поставили среди густой пальмовой рощи, где стрельба была просто невозможна. Но когда до пуска оставались мгновения, в сек торе, куда развернулись установки, вьетнамцы веревками нагнули пальмы, и ракеты ушли в небо по узкому коридору среди их ство лов... И хотя мы сами были ракетчиками, и в Союзе изучали маски ровку, Вьетнам опрокинул наши представления о ней. Чего стоили, например, пуски, когда ракета стартовала, заваленная горой веток.

 Любой наш командир только бы за голову схватился. Как можно?

Там же рули, аэродинамика...

За плечами этих низкорослых, худеньких людей в пробковых шлемах и неизменных зеленых рубашках без погон было то, чего не было у нас, — опыт, годы боев с сильным противником. И нам порой оставалось только учиться у них. Маскировалось все. Дороги, по которым шли дивизионы, за ночь опять превращались в джунгли.

Кабины управления без провожатого вообще было не найти. И все это в горах, на пересеченной местности!

...Б-52 обычно бомбили с больших высот. Взлетев с базы Утопао в Таиланде или с острова Гуам, они с заоблачных высей опорож няли свои бомбоотсеки и уходили на свои базьь Так было и в тот февральский день 1970-го. Загруженные тушами бомб, стервятники тройками шли к целям. Время — около десяти вечера. Экраны диви зиона, находившегося в засаде, плотно забивали помехи, заставляя операторов от бессилия сжимать в камень челюсти. Самолет радио электронной борьбы ЕF-66 надежно прикрывал девятку. Но вот в помехах вдруг появились разрывы — постановщик изменил курс, и плотность помех понизилась. На экране появились метки целей.

Решение мгновенное — обстрелять группу. Дивизион стремительно изготовился к бою. Ожили кабины управления. Это было похоже на молниеносный удар шпаги. Выход в эфир передатчика обнаружения и наведения, захват цели и пуск! Все — в считанные секунды.

Цель — замыкающая тройка. Огонь — по последнему бомбар дировщику (они шли уступом). В этом случае вероятность обнару жения запуска минимальна. Тоже, кстати, хитрость, найденная на войне.

И вот уже операторы прочно удерживают вертикальные метки на светящейся точке цели. Пуск! Сорвался круто в небо рыжий столб пламени и, изогнувшись в синеве, потянулся к далеким «крестикам»

уходящих бомбардировщиков.

Томительно тянутся секунды. Ракета все ближе к цели. Пять километров, три, два... И здесь метки целей вновь плотно закрыли помехи вражеского постановщика. Но слишком поздно! По команде бросили штурвалы операторы. На таком расстоянии нет нужды уп  равлять ракетой. А через мгновение расцвел в небе «гриб» разрыва.

Б-52 рухнул в джунгли. Всего за несколько месяцев ракетчики унич тожили восемь самолетов США.

...Почему, когда вспоминаешь годы службы после Вьетнама, на душе остается какой-то горький осадок? Думалось, что наш опыт, знания найдут достойное применение на Родине, что все новое, на копленное в боях, будет внедрено в учебу войск.

Не тут-то было! Все пошло обычным чередом... И никто не спе шил перенимать наш опыт, учиться у нас. Менять что-то в органи зации службы, боевой учебы... Было обидно и страшно... Страшно за наше благодушное, шапкозакидательское настроение. Недостатки и ошибки в системе боевой подготовки резали глаза и больно били по нервам. Мы ведь знали цену этим ошибкам!

То, что было основой основ во Вьетнаме, у нас оказывалось де лом второстепенным. Взять, к примеру, маршевую подготовку, без которой ни одна зенитно-ракетная часть во Вьетнаме не просущес твовала бы больше суток и которая в Союзе считалась наказанием Божьим. Не говоря уж о том, что свертывались и развертывались мы за такой срок, что, будь это во Вьетнаме, от дивизионов и места живого не осталось бы.

Чего стоили наши «образцово-показательные» позиции дивизи онов с яркими красками маркировки, ровными песочными дорожка ми, по линейке посаженными елочками. Все это словно было пред назначено для обнаружения позиции самолетами-разведчиками и наведения ими ударных групп!

Все это горечью ложилось на сердце. И вдвойне тяжело было от собственного бессилия, от невозможности что-либо изменить. Ведь уже тогда подсобные хозяйства и заготовка сена без колебания пред почитались боевой учебе.

Не слишком стремились поддерживать офицеров, имеющих бо евой опыт, и кадровые органы. Их отправляли служить подальше, «зажимали» продвижение по службе, при первой возможности от правляли в запас...»

Война во Вьетнаме, в которой советское зенитное оружие на несло страшное поражение американской авиации, закончилась ог  ромной победой СССР. США потратили столько сил, чтобы не дать русским пробиться к южным морям. Они окружали нас с юга поясом угодных себе режимов. Но в 1975-м когда советские танки ворвут ся в Сайгон, Вьетнам станет форпостом СССР на побережье южной части Тихого океана. Кольцо геополитического окружения окажется прорванным, Вьетнам станет базой для эскадр, взлетной площадкой для советской авиации, а к середине. 1980-х - и потенциальным кос модромом для уникальных крылато-космических систем наследни ков славного «Бурана». Передовым бастионом для сокрушения аме риканской программы «звездных войн». В 1979-м СССР на четверть века арендует морскую и военно-воздушную базу в бухте Камрань, порываясь в южные моря!

Ответим на вопрос: а зачем СССР тратил так много денег на помощь Вьетнаму? Зачем нам нужна была та война, и сама эта ин докитайская страна, которой русские еще и помогали восстанавли ваться? Ведь потраченными оказались 10,5 миллиарда переводных рублей. Сиречь — долларов. Самим, чай, деньги нужны...

Белоснежный Ми-17 закладывает глубокий вираж над подерну тым дымкой морем, и из иллюминатора открывается фантастичес кое зрелище — месторождение «Белый.Тигр» у берегов провинции Бариа-Вунгтау в южном Вьетнаме. Стоящие в волнах громадные буровые платформы похожи на ажурные конструкции звездолетов, которые опустились прямо в соленые воды, упершись в дно нога ми опор на пятидесятиметровой глубине. Это — гордость советско вьетнамского совместного предприятия «Вьетсовпетро».

Наше совместное с Вьетнамом предприятие «Вьетсовпетро»

возникло в 1981 году. Сейчас от России в нем участвует государс твенное унитарное предприятие «Зарубежнефть», от СРВ — го сударственная нефтегазовая компания «Петровьетнам». Добытая нефть продается только через другую госкомпанию СРВ — «Пе техим». Добыча нефти на шельфе в СП доведена до 12 миллионов тонн ежегодно. Это соответствует объемам нефтедобычи СССР или Румынии 1941 года. «Вьетсовпетро» (по мировым ценам!) снабжает нефтью весь Вьетнам и еще дает ему возможность экспортировать «черное золото» в страны АСЕАН (Азиатско-Тихоокеанский реги он).

 Во Вьетнаме в зачатке есть все, что СССР мог развернуть на полную мощь. Совместное предприятие «Висорутекс», в которое вложили крохотную долю вьетнамской задолженности русским — плантации чудесного дерева гевеи, дающего настоящий каучук и сырье для производства дорогого латекса. Отсюда можно снабжать кофе, чаем, тропическими фруктами, не даря деньги западным пос редникам. Здесь можно ставить сборочные предприятия для наших грузовиков. Отталкиваясь отсюда, можно идти в богатый жаркий пояс, на островные государства Тихого океана с новой экспортной техникой — боевыми кораблями, буровыми платформами, эконо мичными экранопланами и гидросамолетами. Здесь можно ставить совместные предприятия по производству минеральных удобрений, вышибая канадских конкурентов с рынков Азии, и предприятия по добыче морепродуктов. Сюда можно прийти со своими космически ми услугами, со спутниками на продажу.

Вот ради чего СССР бил янки во Вьетнаме.

В настоящее время по ВВП Вьетнам уверенно выходит на чет вертое место среди азиатских стран и становится четвертым “азиат ским тигром”.

— А как живут простые вьетнамцы?

Цены на продукты питания. Так, в пересчете на гривни, вьет намский хлеб стоит около 20—22 коп., тушенка — порядка 1 грн коп., рис продается по 50 коп. за килограмм.

Проезд в городском транспорте составляет 20 коп. При этом каждый, без преувеличения, вьетнамец имеет мопед или мотоцикл.

Характерно, что во Вьетнаме почти нет автотранспорта старше 4— лет. Это касается как автобусов, гак и частных автомобилей.

Памятники советской боевой технике — “МиГа”, установлен ного в центре Ханоя, — цветы. Именно помощь СССР дала возмож ность героическому народу одержать победу над янками и их напал мовыми бомбами, уничтожившими более 2 млн человек. США до сих пор не извинились за свою агрессию.

 ностальгия Прапорщик ПоНоМАреВ Алексей Федорович с июня 1968 по май 1969 года служил в должности инструктора дивизиона ПВо, дислоцировавшемся в городах Ханой и Хайфон Социалистический республики Вьетнам В социалистический Вьетнам младший сержант Пономарев был направлен в качестве специалиста дизель – силовых установок.

Но в боевой обстановке пришлось освоить еще несколько военных специальностей. В расчеты боевых установок дивизиона ПВО вхо дили советские офицеры, сержанты и солдаты, включен в боевой рачет был и младший сержант Пономарев А. Ф. А официально стоял на должности инструктора по обу чению вьетнамских солдат. «Это были любознательные и способ ные ребята – вспоминает Алексей – я учил их не только военной про фессии но и русскому языку, являв шимся языком межнационального общения. Ко мне мои ученики отно сились с большим уважением как к военному специалисту и как пред ставителю дружественной вели кой державы – Советского Союза».

Дивизион ПВО оборонял сто лицу Ханой, а затем город Хойфон от американской авиации. Неод нократно наши ракетчики сбивали Сержант Пономарев американские самолеты. «Проти с учениками вовоздушный дивизион - вспоми  нает Алексей – это единое целое. От слаженности коллективного во инского труда и зависел конечный результат. 7 октября 1968 года я входил в боевой расчет и старался четко выполнять команды коман дира при налете американской авиации на город Ханой. Сбили мы тогда самолет А-6А, а я получил легкое осколочное ранение от ра зорвавшийся авиабомбы. Медпомощь мне оказал наш военный врач.

Через несколько дней мы с боевым товарищем сфотографировались у поверженного американского стервятника.

7.10.68 г. Пономарев А.Ф. (справа) возле сбитого самолета А-6А Советские специалисты размещались во вьетнамских деревнях и поддерживали с местными жителями доброжелательные и дружес кие отношения. Они помогали вьетнамцам продуктами питания, электроэнергией и во время тропических ливней давали временное жилье в палатах. За проявленные смелость и мужество по оказа нию итернациональной помощи демокатической республике Вьет нам старший сержант Пономерев А.Ф. был награжден почетными грамотами и ценными подарками правительства ДВВ и советского командования. Командир дивизиона подполковник Журавлев В. И., сказал после зачтения приказа об увольнении из рядов Советской Армии Пономарева А. Ф. и его сослуживцев:

 - Дорогие боевые друзья! За период службы вы с частью выпол няли свою военную присягу. Оказывая интернациональную помощь вьетнамскому народу, вы проявили мужество и героизм. Вы риско вали своими жизнями, вы недосыпали, вы перенесли непривычный тропический климат. И теперь я уверен, что вы преодолеете любые трудности, которые могут встретится в вашей жизни.

Почетная грамота ДРВ В мае 1969 года воин-интернационалист Пономарев А.Ф. прибыл в родной город Старобельск. После непродолжительного отдыха стал работать шлифовщиком на Старобельском ремонтно- механи ческом заводе. Но служба в армии с ее порядком и организованнос тью скребла душу. Два года ностальгия не давала покоя и в году привела в райвоенкомат. А дальше служба в Группе Советских войск в Германии на различных должностях. Последняя из них – ко мандир взвода роты охраны батальона авиационно-технического обеспечения авиационного полка. После возвращения из ГДР пра порщик Пономарев А. Ф. продолжал службу в различных гарнизо нах Советской Армии до 1981 года.

 чехословакия.

операция “Дунай” Нелегко далась Чехословакия в 1945 году. Советские воины, освобождая чехов и словаков от фашистов, гибли в ожесточенных боях.

При освобождении Чехословакии советским войскам противо стояла крупная группировка противника в составе группы армий “Центр”, которой командовал генерал-фельдмаршал Ф.Шернер и главных сил группы армий “Австрия” под командованием генерал полковника Л.Рендулича. Это группировка имела 62 дивизии, из них 16 танковых и моторизованных, а так же большое количество отдельных полков, батальонов, специальных частей и подразделе ний общей численностью свыше 900 тыс. человек, до 10 тысяч ору дий и минометов, свыше 2200 танков и штурмовых орудий и около 1 тысячи самолетов.

Советские войска в составе трех фронтов обладали незначитель ным превосходством в силах над противником, а по количеству тан ков даже уступали ему. Уже 2 мая пал Берлин. 9 мая подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии и Советский народ празд новал Победу над фашизмом. В Чехословакии же шли бои до 12 мая.

 Был взят в плен изменник Родины генерал Власов, и его дивизия насчитывающая 9 тысяч человек была разоружена 13 и 14 мая.

В жестоких боях с фашистами на территории Чехословакии по гибло свыше 100 тысяч советских воинов. Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль “За освобождение Праги”.

После неудавшейся попытки отторгнуть от Варшавского дого вора Венгрию в 1956 году, американцы начали искать другую боле вую точку среди социалистических стран. Удобным, на их взгляд, объектом стала Чехословакия в 1968 году. Там на волне критики сталинизма возникло реформаторское течение. В январе 1968 года его представителям удалось сместить с поста лидера партии пре данного Советскому Союзу Антонина Новотного. Возглавил КПЧ Александр Дубчек. В апреле была опубликована Программа дейс твий КПЧ, в которой были намечены меры по фактической капи тализации Чехословакии и медленному, но системному отходу от социализма. Там предлагались те меры, которые привели к развалу Советского Союза. Внедрение рыночных механизмов в экономику, демократизация общества и гласность. Не употреблялось лишь сло во “перестройка”. Но разрушительных механизмов и без него хвата ло. Началась так называемая “пражская весна”. Отменялась цензура, вводилась многопартийная система. Реабилитировались диссиден ты, ненавидевшие социализм. Выйдя из тюрем, они удвоили свою разрушительную деятельность. Реформистское крыло партии нара щивало силу. Ход подготовки к XIV съезду не оставлял сомнений, что на нем реформисты одержат победу.

Круглосуточно на Чехословакию вещали “Голос Америки”, “Радио свободы”, “Немецкая волна”. “Пражская весна” вызвала пристальное внимание всего мира. Руководители компартий соци алистических стран в “пражской весне” видели угрозу социалисти ческим завоеваниям. Л.И.Брежнев и другие члены Политбюро ЦК КПСС неоднократно беседовали с А.Дубчеком, предлагая ему отка заться от поддержки реформистских сил.

В июле представители пяти компартий социалистических стран Европы направили руководству КПЧ письмо, в котором события в Чехословакии характеризовались как контрреволюция.

 Ох, как Запад готовился оторвать от Москвы Чехословакию – важного элемента Варшавского договора. Вырвав Чехословакию, они стремились превратить ее территорию в своеобразный коридор к Советскому Союзу. Отдать тогда Чехословакию Западу значило бы предать забвению 100 тысяч погибших на ее территории советских солдат. Поскольку Дубчек и его окружение продолжали разрушать социалистические устои, советское руководство начало подготовку к военной операции “Дунай”.

21 августа, за день до начала XIV съезда КПЧ, на территорию Чехословакии вошли войска СССР, Польши, ГДР, Венгрии и Болга рии. Руководство КПЧ, включая Дубчека, было увезено в Москву.

Операция “Дунай” была проведена блестяще. Леонид Брежнев проявил решительность, а Варшавский договор организованность.

В Москве с Дубчеком велись переговоры. Они завершились под писанием соглашения, согласно которому на территории Чехосло вакии оставались советские войска, а в руководстве КПЧ должны были произойти некоторые изменения. После этого Дубчек вер нулся в Прагу. Но все же в 1969 году от руководства партией его пришлось отстранить, а в 1971 году за подрывную деятельность исключить из КПЧ. Партию возглавил Густав Гусак. Президентом ЧССР стал Людвиг Свобода, генерал армии. В 1942–1943 гг. в СССР он был организатором Чехословацких соединений, возглавлял 1-й Чехословацкий отдельный батальон, прославившийся в сражении у д.Соколово. В 1944 году Л.Свобода стал командиром 1-го Чехосло вацкого армейского корпуса. Чехословацкие события завершились.

Обстановка в государстве стабилизировалась.

Разве могли предположить советские воины, освобождавшие Чехословакию от фашистов в 1945 году и подавляющие контррево люционный мятеж в 1968 г., что Чехослов акия распадется на два отдельных государства и войдут они в агрессивный блок НАТО. А США будут размещать там противоракетные комплексы.

 Водитель рембата ефрейтор ЧеПеЛь Александр Михайлович с 21 августа по 25 октября 1968 г.

был водителем-слесарем на автомобиле ЗиЛ–157 в 77 ремонтно-восстановительном батальоне 13-й гвардейской танковой дивизии имени радимцева, дислоцировав шейся у города Брно и города Джебич В прославленную в Сталинградской битве танковую дивизию Александр попал не сразу. В городе Кривой Рог он прошел курс мо лодого бойца и был направлен для прохождения дальнейшей служ бы в танковый полк, дислоцировавшийся в венгерском городе Веспрен. Александру пред стояло стать танкистом.

Прибывшие молодые солдаты стали осматривать танк. Через люк залезли внутрь. Александр залезал последним, держась левой рукой за отверстие люка. Подул ветер, тяжелая крышка ударила по пальцам и перебила их. Полтора месяца Александр пролежал в военном госпитале города Хаймашкир, а после возвращения в Вес прен был назначен водителем-слесарем в рембат. На спецавтомоби ле ЗиЛ–157 находился сварочный агрегат. При назначении на эту должность командование учло наличие у Александра двух специ альностей: водителя и сварщика. В рембате были передвижные то карная, фрезерная мастерские и даже кузница. В полевых условиях и на марше специалисты рембата могли проводить любые ремонт ные работы на танках. Неоднократно рядовой Чепель А.М. поощ рялся командирами за качественно проводимые сварочные работы и примерную воинскую дисциплину. Вскоре ему было присвоено воинское звание ефрейтор.

О складывающейся сложной политической обстановке в Че хословакии ремонтников информировал заместитель комбата по  Александр Чепель (слева) с боевыми товарищами политической части майор Винников. “Он был участником Вели кой Отечественной войны, – вспоминает Александр Михайлович, – и исключительно порядочным человеком. Всегда вникал в нужды солдат и оказывал помощь. На политических занятиях мы слушали его с открытыми ртами”. В начале июля танковую дивизию пере бросили к венгеро-чехословацкой границе, и более месяца она стоя ла в лесу приграничного города Комарно. О предстоящей миссии у танкистов были невеселые предположения и догадки.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.