авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«В.А. Сергиенко СтАробельчАне В локАльных ВойнАх Луганск издательско-полиграфический центр ООО “Элтон – 2” ...»

-- [ Страница 5 ] --

На первую боевую операцию сапер Минус Ю.В. вышел в февра ле 1984 года. На территории, прилегающей к Герату, 5-я мотострел ковая дивизия проводила крупную боевую операцию по уничтоже нию бандформирований Турана Исмаила, проникших с территории Ирана. “В составе группы саперов, – вспоминает Юрий Викторович, – мы делали проходы в минных полях. Итальянские пластмассовые мины не брал миноискатель, и обнаруживать их приходилось только с помощью щупа. Желтые мины, под цвет песка, изготавливались целенаправленно для Афганистана. Под наблюдением опытных са перов я обезвредил тогда четыре мины. За нами шла бронетехника.

Боевая операция тогда прошла успешно. В течении недели банды были или уничтожены, или вытеснены на территорию Ирана”.

Сапер Минус получил тогда боевое крещение и был направлен для прохождения дальнейшей службы в батальон специального ми нирования, базировавшийся у города Черикар. Структурно батальон входил в саперный полк, дислоцировавшийся в Черикарской долине в 7 километрах от города Баграма.

Юрий стал принимать учас тие не только в разминирова нии, но и в постановке минных полей. Дело свое минеры знали.

До сих пор на территории Аф ганистана есть минные поля из советских мин. Когда власть в Афганистане захватили талибы, минные поля стали предметом афгано-российских перегово ров. Они требовали от России выдать им карты минных полей.

Ю.Минус (слева) на Россия на требования не среаги “Теплом стане” Кабула ровала. Талибы ведь заявляли о 1 том, что после укрепления власти в Афганистане пойдут освобож дать от неверных республики Средней Азии.

После нескольких операций по разминированию рядовой Минус Ю.В. был назначен на должность командира отделения. Опытные са перы нужны были везде, и младшего сержанта Минус Ю.В. откоман дировывают в десантно-штурмовой батальон, дислоцировавшийся в Джелабаде. Юрий непрерывно принимает участие в боевых действи ях. Подразделения десантников поочередно высаживались вертоле тами в горах для выполнения боевых задач. Как правило, через неде лю возвращались на базу для отдыха. Но это десантники отдыхали, а группа саперов, руководимая Минусом, летела в горы с другим подразделением. На горных тропах без саперов делать было нечего.

“Нам приходилось снимать мины и прикрывать самих себя, – вспоминает Юрий Викторович. – Духи препятствовали размини рованию, держа под обстрелом территорию минных полей. Сапер, работающий по обезвреживанию мины, отвлекаться для наблюде ния за территорией не может, иначе совершит ошибку. А сапер в жизни ошибается лишь один раз. Мы часто проводили разминиро вание под обстрелом. На очередной операции в горах Нангархада я снимал итальянскую мину и был ранен в голову. Ребята сделали мне перевязку и помогли спуститься к вертолетной площадке. Вместе с другими ранеными десантниками меня отправили вертолетом в госпиталь. Когда рана стала заживать, я убыл в Черикарскую доли ну, в свой полк”.

За проявленные смелость и мужество в горах Нангархара млад ший сержант Минус Ю.В. был награжден медалью “За боевые заслу ги”. Опытного, опаленного войной сапера назначили заместителем командира взвода материального обеспечения. На Юрия возлага лась задача доставки боеприпасов и продовольствия в районы бо евых действий. И с этой задачей сержант Минус Ю.В. справлялся успешно.

Перед увольнением в запас секретарь комитета комсомола пол ка вручил Юрию почетную грамоту ЦК ВЛКСМ “За мужество и ге роизм, проявленные при выполнении интернационального долга”.

Самые приятные воспоминания у Юрия Викторовича остались 1 о встречах с двоюродным братом Очкеевым Александром в Багра ме и с земляками Крукиным Виктором из села Тецкое, Остапенко Александром из Чмыровки. Встречи были недолгими, в основном на ходу, а радость была неимоверной. После дружеских объятий земляки пытались что-то рассказать, о чем-то спросить, но времени не хватало. У каждого была своя дорога и своя задача.

После Афганистана Юрий Викторович работал водителем на ремзаводе и служил в райотделе милиции. Юрий Викторович при нимает активное участие в работе районной организации ветеранов Афганистана. Часто бывает в школах. Награжден грамотой “За ак тивное участие в развитии спорта среди ветеранов Афганистана”. С женой Светланой воспитывают двух сыновей и дочь. В Старобель ске трудоустроиться очень сложно, и Юрий Викторович периоди чески ездит на заработки в Россию.

на перевале Саланг рядовой ПУЗьКо Владимир Александрович с 1 января 1984 по 10 февраля 1986 г.

был старшим радиотелефонистом радио станций малой мощности в артиллерийском полку, базировавшемся в Кундузе В современных войнах во всех родах войск без связи не обой тись. Успешная боевая работа артиллерии напрямую зависит от ка чественной связи. В Афганистане артиллерия наносила плановые удары по базам бандформирований, участвуя в крупных армейских боевых операциях. Однако, в ходе боевых действий возникала необ ходимость точечных ударов, от которых зависел исход боя. У мото стрелков или десантников возникали случаи, когда стрелковым ору жием противника не одолеть, и тогда они сообщали координаты для нанесения ударов артиллерий. Взаимодействие мотострелков с ар тиллеристами без связи было невозможным. Владимир и был связу 1 ющим звеном между воюющим в горах десантом и артиллерийскими батареями. Своевременность и точность нанесения ударов зависела от постоянно работающей связи. Если удар артиллерии запаздывал, могли быть дополнительные неоправданные потери личного состава.

В совершенстве овладев вверенной радиотехникой, Владимир умело эксплуатировал ультракоротковолновую и дециметровую радиостанции. Артполк принимал участие в боевых операциях на территории всего Афганистана, и вместе с полком Владимир побы вал на Саланге, в Кабуле, Асадабаде, Джелабаде. В 1985 году колон на артиллеристов шла через перевал Саланг. Через туннель регу лировщики пропускали по 5–6 машин поочередно с обеих сторон, чтобы не было большого скопления выхлопных газов. “В период ожидания я встретил земляка Остапенко Александра, – вспоминает Владимир Александрович. – Мы вместе призывались в армию. Его колонна двигалась в противоположном направлении, и нам удалось пообщаться всего 7 минут. За это время мы успели поговорить обо всем”.

Перевал Саланг был одним из самых опасных участков на террито рии Афганистана. Там действовали хорошо подготовленные банды Ах мад-Шаха Масуда. Нападения на ав токолонны были очень частыми. Од нажды колонна была заблокирована и подвергалась обстрелу. Водитель и все передвигавшиеся в колоне воен нослужащие вступили в перестрелку с противником из личного оружия.

Надо было прикрывать работу артил леристов, пока они развернут орудия и ударят по душманам. Упал на землю с автоматом и Владимир. Стрелял он метко и сразу же скосил автоматной На перевале Саланг очередью поднявшихся двух духов.

Обеспечив связь командира с вертолетчиками, он продолжил вести огонь.

1 За проявленные смелость и мужество в бою рядовой Пузь ко В.А. был награжден медалью “За боевые заслуги”. Коман дование полка представляло его и к награждению медалью “За отвагу”, но оно затерялось где-то в вышестоящих штабах.

“О том, что мне пришлось пережить, – говорит Владимир Алексан дрович, – я не жалею, и с большим удовольствием я еще бы там побывал и неважно, в каком качестве туриста или военнослужащего. Афганистан до сих пор нас манит не боевыми действиями, а дружбой и взаи мопомощью между людьми. К сожалению таких взаимоотношений между людьми в нашей мирной обстановке я не встречал”.

Уволившись в запас, Владимир Александрович жил и работал в Старобельске. В настоящее время проживает в селе Новоселовка и вместе с семьей занимается овощеводством. У него взрослый 19 летний сын.

над пропастью Старшина СКЛяроВ Андрей Васильевич с 10 августа 1984 по 16 декабря 1987 года служил водителем УрАЛа, начальником полевой кухни в роте материального обеспечения, 317 полка 103 воздушно-десант ной дивизии, дислоцировавшейся в г.Кабуле Военнослужащие служили в Афганистане в среднем 1,5–2 года, а Андрей пробыл там 3,5 года. Да и не пробыл – провоевал. Служил он в 317 воздушно-десантном полку, базировавшейся в пригороде Кабула, активно участвовавшем в боевых операциях. К прибытию в Афганистан за плечами у Андрея была Ферганская учебка, сла вившаяся качественной подготовкой десантников для Афгана, три прыжка с парашютом и практические навыки вождения автомобиля УРАЛ.

Высокий, атлетически сложенный парень, сразу вызвал к себе 1 симпатию у командиров и в отличии от прибывших с ним сверстни ков, Андрею доверили участие в боевой операции спустя 10 дней после зачисления в списки части. Рядового Склярова А.В. назначи ли запасным водителем на автомобиль УРАЛ, в составе колонны, направленной в Черикарскую долину для проведения боевой опера ции. В колонне шли зенитные установки, гаубицы и грады. Андрей вместе с напарником вез для них боеприпасы.

Боевое крещение не заставило себя ждать. Душманы подбили впереди идущую бронемашину, и колонна остановилась. Андрей вместе с напарником выскочил из кабины УРАЛа и автоматными очередями вступил в перестрелку с духами. Вовремя на помощь по доспели боевые вертолеты Ми–24. Они нанесли удары неуправляе мыми ракетами, а затем произвели бомбардирование по противнику.

Автоколонна продолжила движение. За руль сел Андрей, подменив уставшего боевого товарища. Автомобилем управлял уверенно, не получив замечаний от своего старшего напарника и от начальника автоколонны. Несколько раз колонна была обстреляна в самой Че рикарской долине. Андрею удавалось выводить автомобиль из под обстрела и приходилось вступать в бой с невидимым в горах про тивником, когда колонна блокировалась.

За период срочной службы Андрей более 50 раз колесил по до рогам Афганистана в составе автоколонн. Его УРАЛ был прошит бесчисленными пулевыми пробоинами. Наиболее повторяющимся маршрутом был Кабул–Поли-Хумри–Хайратон. Рота материально технического снабжения работала с большим напрягом, и выезды по транспортировке боеприпасов и продовольствия у Андрея были частыми.

“Наиболее тяжелой была Кунарская боевая операция, – вспоми нает Андрей. – Более трех суток я бессменно был за рулем машины.

Останавливались только тогда, когда саперы проверяли дорогу. Про ехав город Асадабад, мы двигались по узкой грунтовой дороге вдоль обрыва. Внизу протекал полутораметровый арык. Духи подорвали отвесную скалу, и груды камней перекрыли не только арык, но и узкую глиняную дорогу. Колонна остановилась, так как разблокиро вать дорогу можно было только днем. Духи вели непрерывный огонь 1 по автомашинам. Несколько крупнокалиберных пуль долбанули по моему УРАЛу. Я решил выйти из кабины проверить, не повреждены ли колеса и не почувствовал под собой земли. Ухватившись за ручку двери, я висел над пропастью. Была глубокая ночь и звать кого-то на помощь было бессмысленно. Кроме своей, я мог бы подвергнуть опасности и другие жизни. Держась за дверь, я отчаянно работал но гами по мокрому глиняному отвесу и с большим трудом вскарабкал ся обратно в кабину. Перекрытый валунами скалы арык вышел из берегов и размывал глиняную дорогу. Утром авиация нанесла удары по расположению духов, а саперы, направленными взрывами, про чистили русло арыка. Двигаться дальше было нельзя, и мы ждали, пока просохнет дорога. Жара доходила до +60° градусов, поэтому ждать, долго не пришлось”.

Ущелье Пичдара запомнилось Андрею навсегда, его жизнь ви села на волоске.

В воздушно-десантных войсках основная тяжесть войны ло жилась на плечи военнослужащих срочной службы. Нужны были опытные профессионалы, и Министерство обороны стало вводить в подразделения сверхсрочнослужащих. Должность сверхсрочника была введена в штат и роты материального обеспечения.

Командир роты капитан Зотов В.Б. вызвал из строя троих воен нослужащих, желающих остаться на сверхсрочную службу. Среди претендентов был сержант, конечно же, имевший преимущество и рядовой Скляров А.В. Владимир Борисович долго стоял в раздумье о том, кому отдать предпочтение. Мимо проходил начальник тыла подполковник Гуннов Г.И.:

– Ты чего, Володя, с ними тут так долго стоишь? Нарушили дис циплину? – спросил подполковник.

– Да нет, Геннадий Иванович, это мои самые лучшие солдаты, они никогда ничего не нарушали. Вот я и затрудняюсь в выборе, кого из них оставить на сверхсрочную службу.

– Оставь вот этого. – Положив руку на плечо рядовому Скляро ву А.В., сказал подполковник.

– А почему именно его? – спросил ротный.

– Потому, что у него до блеска начищены ботинки и сам он под 1 стрижен, чистый и опрятный.

Оформив документы на сверхсрочную службу, Андрей был на значен начальником полевой кухни. В его подчинении были повар и кочегар. “Сложность состояла не в приготовлении пищи в поле вых условиях, – вспоминает Андрей Васильевич, – а в разжигании полевой кухни. Работала она на солярке, и система подачи топли ва была настолько несовершенна, что приходилось долго возиться, пока разожжешь. Постоянного кочегара не было, вот и приходилось возиться мне самому. Время же часто поджимало. Командиры не станут менять временной план боевой операции из-за того, что я несвоевременно приготовлю обед. Кухня состояла из трех отсеков, и мы одновременно готовили первые, вторые и третьи блюда. Пло хо готовить было неудобно. Солдаты и офицеры выходили из боя в горах изможденные, и хорошо приготовленная пища поднимала им настроение”. У какого бы кишлака не останавливалась кухня, к ней всегда приходила афганская ребятня. Им нравилась солдатская каша, которой угощал Андрей.

Боевых выходов у младшего сержанта Склярова стало ничуть не меньше. Война вой ной, а принятие пищи должно быть своевре менным. Ни одна боевая операция без полевой кухни не обходилась. Об стрелы автоколонн не уменьшались, и Андрей не расставался с лич ным оружием. Неоднократно в пути садился за руль автомобиля вместо раненого или убитого однополчанина.

За смелость и мужество, проявленные в боевой обстановке, стар ший сержант Скляров был награжден медалью “За боевые заслуги”.

Вручал правительственную награду командующий Воздушно-де сантных войск генерал-майор Калинин.

Привыкший к дисциплине и порядку, старшина запаса Скля ров А.В. после возвращения из Афганистана устроился на службу в МВД. Вначале прапорщик Скляров С.А. служил в Луганске, а закон чил службу помощником дежурного по райотделу милиции.

Сейчас Андрей Васильевич – пенсионер МВД. Без дела не си дит, помогает в торговле своей жене Вере Николаевне. Она – ин женер-конструктор по специальности - частный предприниматель, занимается торговлей и ждет, когда экономика Украины начнет воз рождаться, а люди ее профессии снова будут востребованы.

Андрей Васильевич и Вера Николаевна воспитывают двух сы новей. Старшему – Дмитрию уже 20 лет, работает поваром в одном из Луганских ресторанов и учится на факультете экономики и тор говли Донецкого университета. Он стал работать поваром в том воз расте, в котором его отец стал начальником полевой кухни. Андрей Васильевич делится с сыном премудростями поварского дела, когда тот приезжает на выходные. Младший сын Алексей учится в Старо бельской городской гимназии.

Своевременная связь рядовой ВороНцоВ Александр Викторович с сентября 1984 по январь 1986 года был стрелком-радистом отдельного десантно-штурмового батальона специаль ного назначения, дислоцировавшегося на окраине города Джелалабада провинции Нангархар При боевых действиях в горах нагрузка на радиста была значительно больше, чем на других бойцов десантного взвода.

Кроме автомата и вещмешка за плечами была еще и радиостанция.

На привилах, когда сослуживцы отдыхали, Александру необходимо было установить связь с ротным или комбатом. По окончании связи заканчивался и привал. На отдых Александру времени не остава лось. К местам боевых действий высаживали вертолеты, но десятки километров приходилось все же преодолевать пешком. Поэтому в стрелки-радисты подбирали крепких и выносливых ребят, каким и был рядовой Воронцов А. Радиостанцию Александр изучил еще в учебном подразделении, хорошо знал ее технические возможности и связь устанавливал своевременно. Он принимал участие в сопро вождении и охране автоколонн в бригадных и армейских операци ях.

Провинция Нангархар граничила с Пакистаном, и через нее шли караваны с оружием и боеприпасами для банд мятежников, рассре доточившихся по всему Афганистану. Банды душманов в провинции были наиболее организованны и боеспособны. Они имели все необ ходимое для ведения боевых действий. “Автоколонны с грузами без тщательно организованной охраны с земли и воздуха продвигаться не могли, – вспоминает Александр Викторович. – Проводя колонну в город Асадабад, мы попали под перекрестный обстрел душмана ми. Они лупили по нас с гор, и эхо исходившее от выстрелов затруд няло обнаружение огневых точек. Я установил связь с командиром вертолетного звена, а авианаводчик дал координаты предполагаемо го местонахождения духов. Боевые вертолеты Ми–24 нанесли удар реактивными снарядами, затем продублировали их, заходя на цели с боевых разворотов. Колонну мы тогда провели, отправив раненых вертолетами в госпиталь”.

Наиболее сложной боевой операцией с участием Воронцова Александра были боевые действия по уничтожению бандформиро ваний в Черных горах. Руководил операцией тогда командующий 40-й армией генерал-лейтенант Дубинин В. По Черным горам на несла удары реактивная артиллерия, затем бомбоштурмовой удар штурмовики Су–25 и лишь потом вертолетчики стали высаживать десант. “Наш взвод шел по заданному горному маршруту, – вспоми нает Александр Викторович, – мы уже отправили вертолетом троих ребят, получивших ранения в перестрелках, и наскочили на шкваль ный огонь из двух пещер. Я связался с командиром звена боевых вертолетов, а командир взвода попросил нанести удар по пещерам с воздуха. Вертолетчики “завели” в пещеры управляемые ракеты, и пулеметы замолчали. Среди убитых духов мы обнаружили амери канского инструктора”.

Да, американцы были тогда на стороне мятежников. Много на ших ребят полегло с их участием. Но потом, они сами проводили крупномасштабную операцию в Черных горах, воюя с талибами.

Америкосы хотели поймать там вскормленного ими же Бен Ладана.

Артиллерией и авиацией был нанесен удар по созданным в свое вре мя с их помощью базам. Подготовка и проведение операции транс лировалась по телеканалам всего мира. Но талибы своевременно вывели с гор своих людей, и американцы долбили по безлюдным фортикационным сооружениям.

Успешной была бригад ная боевая операция с учас тием Александра Воронцова по зачистке зеленки у города Митерлам. Под покровом зе леных насаждений душманы часто нападали на наши авто колонны, вот и приходилось периодически их прочесы вать, уничтожая или выдав Душманы на вылазке ливая оттуда духов.

За эту боевую операцию, как и за предыдущие, описанные в очерке, командир десантно-штурмового батальона объявил рядово му Воронцову А.В. благодарность. За период службы в Афганистане поощрений у Александра было много. Жаль, что карточку поощре ний на руки не выдавали и в военкоматы не пересылали.

После увольнения в запас Александр Викторович обзавелся се мьей, которая живет в селе Бутковка. Вместе с женой воспитывают детей, учащихся школы. Живут в достатке. Держат домашнее хо зяйство.

20 опаленный кандагаром Младший сержант ЛЮБЧеНКо Сергей иванович с января 1984 по февраль 1986 г.

был командиром отделения строителей в инженерном батальоне, базировавшемся в г. Кандагаре До убытия в Афганистан Сергей полгода овладевал строитель ными специальностями в Ташкентской учебке. Штукатур-отделоч ник – так называлась основная полученная специальность.

В январе 1984 года Сергей прибыл в инжбат города Кандага ра. Был накормлен в столовой, получил пастельные принадлеж ности и личное оружие. На второй день Сергей уже принимал участие в строительстве модуля (фанерного барака) для летнего состава. Авиагородок регулярно обстреливался душманами ки тайскими реактивными снарядами. Так уж получилось, что стро ители не успели сдать летчикам построенный модуль, как ночью в него угодила китайская ракета. Модуль запылал. Сергей вместе с сослуживцами пытался загасить пламя. На помощь подоспе ли авиаторы. На огонь лили воду, бросали лопатами песок. Ра ботала и пожарная машина, но спасти хотя бы часть здания не удалось. Остался только фундамент. С ожогами Сергей попал в сан часть. В первые же дни своей службы он был опален Кандагаром.

Командование дало распоряжение строителям в кратчайшие сроки отстроить модуль снова. На второй день Сергей покинул больничную койку и вместе с сослуживцами разбирал пепелище сгоревшего модуля.

Для сборки нового жилища необходимы были щиты и блоки, изготавливаемые в Союзе. Сергей был включен в группу строи телей для доставки стройматериалов из Шинданда в Кандагар. В 20 Шинданде на несколько грузовиков были загружены стройматериалы, и автоколонна в сопровождении броне машин возвращалась домой. Сергей сидел рядом с водителем КАМАЗа, де ржа на коленях автомат с двумя мага зинами. Где-то на полпути раздались взрывы и выстрелы. Колонна попала под обстрел. Сергей вместе с водите лем выскочил из кабины автомобиля и, лежа вступил в перестрелку с душ манами. Взрыв, выпущенный из руч ного гранатомета, прогремел рядом с Сергеем. Он был оглушен, глаза засте лило белой пеленой и через несколько секунд потерял сознание. Очнулся на госпитальной койке в Кандагаре. Болела голова. Сергей был контужен.

Выписавшись из госпиталя, младший сержант Любченко С.И.

приступил к строительству модуля вместе с боевыми товарища ми. После окончания строительства Сергей с группой сослуживцев На дорогах Афганистана 20 был переброшен в Шинданд для строительства военных объектов на аэродроме. Там он встретился с земляком Григорием Носалем.

Служили они в разных частях и разных родах войск, но встречались в столовой и на ежедневных просмотрах кинофильмов. Земляки чем могли, помогали друг другу, вспоминали Старобельск и старобель чанок.

Больше двух лет младший сержант Любченко С.И. прослужил в инжбате. Вместе с сослуживцами самоотверженно трудился и подвергался риску при транспортировке стройматериалов доро гами Афганистана. К правительственным наградам строителей не представляли, боевые действия вели другие рода войск. Но если бы существовала практика награждения военных строителей, то млад ший сержант Любченко С.И. был бы включен в наградный список в первые же месяцы своей службы в Афганистане.

После увольнения в запас Сергей Иванович 13 лет проработал на Северодонецком химкомбинате. Работал самоотверженно, не по зоря высокое звание “афганца” и стал слесарем 5-го разряда. Обза велся семьей. Но контузия и перенесенные тропические болезни, чем дальше, тем больше стали тревожить. Работу пришлось бросить, а вторая группа инвалидности, казалось бы, перечеркивала всю бу дущую жизнь. В безысходной ситуации Сергей Иванович обратил свои взоры и душу к Богу. Пришли на помощь добрые люди.

Сергей Иванович окончил Донецкий Библейский институт. Стал священнослужителем и был назначен пастырем церкви. Занимается социальной работой и благотворительностью, являясь председате лем Старобельской районной организации “Путь добра – от скорби к радости”. Получает второе, теперь уж светское, образование, явля ясь студентом четвертого курса Старобельского филиала Луганско го педагогического университета им. Т.Г.Шевченко.

У Сергея Ивановича хорошая семья, 4 детей. Живут в Старо бельске. Здоровье улучшилось. Полгода назад отказался от группы инвалидности.

20 Мастерство гранатометчика рядовой БАйрАЧНый Геннадий иванович в 1986 году был гранатометчиком в мотострелковом полку, базировавшемся в г.Кабуле Судьбе гранатометчика не позавидуешь. Станковый гранатомет раз в десять тяжелее автомата, а с ним нужно было вместе с подраз делением преодолевать перевалы, передвигаться по горным тропам.

Помогали, конечно, боевые товарищи, но основная нагрузка ложи лась на Байрачного Геннадия. Крепким он был парнем, и командир роты не ошибся, назначая гранатометчиком. На учеб ных стрельбах Геннадий показал хорошие результаты стрельбы из гранатомета, и это грозное оружие было за ним закреплено.

Долго ожидать боевого крещения не пришлось. Через две неде ли после прибытия в Афганистан Геннадий в составе мотострелко вого батальона был высажен с вертолета Ми–8 в горы, прилегаю щие к аэродрому Баграм. На авиабазе дислоцировался знаменитый авиаполк штурмовиков Су–25, их по доброму называли “Грачами”.

Аэродром часто обстреливался с гор китайскими ракетами, приводя к человеческим и материальным потерям. Вот и предстояло мото стрелкам “почистить” прилегающие к нему горы. Не смотря на то, что районы предстоящих боевых действий десанта обрабатывались артиллерией, боевые столкновения с бандами мятежников были ежедневными.

“На третий день продвижения по горным тропам, – вспоминает Геннадий Иванович, – мы попали под обстрел крупнокалиберного пулемета ДШК. Два моих боевых товарища погибли и трое полу чили ранения. По команде командира роты мотострелки рассредо точились и из-за камней стали вести ответный огнь с автоматов и 20 ручных пулеметов. Подавить пулеметный расчет не удавалось. Ко мандир роты капитан Трофимов В.Н. подполз ко мне и стал коррек тировать огонь. Семикилометровая дальность стрельбы гранатомета позволяла накрыть ДШК, находившийся в нескольких километрах.

Взрывы выпущенных гранат были видны, и корректировка была ре зультативна. Своевременно заряжал ленты с гранатами мой боевой товарищ Леха Татарин. Вскоре огневая точка замолчала. Мы под нялись. Командир отправил к уничтоженной огневой точке отделе ние автоматчиков для проверки и обнял меня со словами: “Спасибо, Гена, если бы не ты, всех бы нас положили”. Убитых и раненых эва куировали вертолетами, а мы продолжали зачистку гор”.

Мотострелки выполнили тогда поставленную перед ними бое вую задачу. Обстрелы авиабазы прекратились на целый месяц. Рядо вой Байрачный вместе с ротой в течении года участвовал в боевых действиях в горах и в пустынной местности. Автоматический стан ковый гранатомет он содержал в постоянной боевой готовности. За проявленную смелость и боевое мастерство Геннадия неоднократно поощряли командиры.

Уволившись в запас, Геннадий Иванович пошел работать в кол хоз, женился. Вместе с женой Лилией Витальевной воспитали двух дочерей Юлию и Елену. Сын Сергей – учащийся 5 класса, гордит ся своим отцом. Особенно тогда, когда Геннадий Иванович делится своими воспоминаниями со школьниками. Живет Геннадий Ивано вич с дружной семьей в селе Лиман, в собственном доме.

20 Ужасный почерк войны рядовой ЛАВреНКо игорь Васильевич в 1987–1989 годах был водителем автомоби ля ГАЗ–66 в батальоне охраны, дислоциро вавшемся у города Кандагар Кандагар – самый южный провинциальный город в Афга нистане, с жарким тропическим климатом. Провинция грани чит с Пакистаном, и в ней жарко было от интенсивности бо евых действий, а не только от климатических особенностей.

Банды мятежников буквально “нависали” над населенными пун ктами и нашими воинскими частями. Часто приходилось про водить боевые операции по их подавлению или уничтожению.

В этой непростой климатической и боевой обстановке проходил службу Игорь Лавренко. Аэродром охранялся посредством располо женных за несколько километров застав, находившихся на возвы шенности. Они не позволяли приближаться к аэродрому бандфор мированиям. На эти заставы Игорь развозил пищу и воду для своих сослуживцев. Делал это ежедневно даже в тех случаях, когда вблизи расположения застав велись боевые действия.

Автомат Игоря был пристегнут ремнями в углу кабины. Там же в подсумке было несколько гранат Ф–1. В Афганистане не было бе зопасных профессий. Подвергался опасности и водовоз Лавренко И.

Брезентовый тент и кузов его машины не раз прошивался пулями.

Игорь старался проскочить опасные участки на большой скорости, не реагируя на отдельные выстрелы по его машине. Главной его за дачей была своевременная доставка пищи и воды. Ездил по одному и тому же маршруту, да и другого не было.

В ноябре 1987-го Игорь вез пищу на самую дальнюю заставу, 20 расположенную в 7 километрах от аэродрома. Мина взорвалась под задними колесами. Машину отбросило в сторону и переверну ло. Игорь, сильно ударившись головой, схватил автомат и выполз за несколько метров от воспламененного автомобиля. Пристегнул магазин к автомату и приготовился к отражению противника. Но выстрелов не последовало. Левый глаз заливало кровью от разби той головы. Игорь вытирал ее рукавом гимнастерки и не успевал отмахиваться от слетевшихся на запах крови мух. Их было много, и Игорю казалось, что нет противней существ, чем эти насекомые.

На помощь Иго рю приехали сослу живцы из заставы, куда он вез пищу и воду. Они перенесли Игоря в бронетранс портер, перевязали голову, затушили горящую машину, вытащили обгорев шие металлические бачки с кашей, чаем и водой. Игорь был доставлен в санитарную часть. Сразу же после проведенной перевязки и других процедур, его проведал комбат.

– Больше никуда не поедешь. – сказал майор, – будешь работать на кухне или на складе. Ты свое уже получил.

– Нет! – ответил Игорь, – я не хочу быть тыловой крысой. Как выздоровею, прошу отправить меня на заставу или буду продолжать возить пищу и воду.

– Выздоравливай, отдохни, а там посмотрим.

Через две недели Игорь снова вез пищу и воду сослуживцам уже на другой машине. Прежняя не подлежала восстановлению. Она сто яла искореженная и обгоревшая в автопарке, напоминая об ужасном почерке войны.

“Вблизи застав, – вспоминает Игорь Васильевич, – находились пуштунские кишлаки. Всех местных жителей мы знали. Ребят ня часто прибегала на заставы, принося иногда арбузы или редис ку. Мы угощали их кашей, чаем. Давали с собой хлеба, консервов.

Иногда они сообщали о появлении в кишлаках духов. Информация передавалась комбату и в кишлаке проводилась зачистка. Местные жители не страдали. Бытовые условия были ужасными. Жили в па латках. При такой жаре спать было почти невозможно. На заставах были вырыты землянки и там было прохладней. Иногда я оставался ночевать на одной из застав”.

Пищу и воду Игорь возил до конца своей службы. Так уж сло жилось, что его работа была самой опасной. Его сослуживцы риско вали только тогда, когда вели боевые действия. Игорь же подвергал ся опасности ежедневно.

Уволившись в запас, Игорь Васильевич окончил университет, женился. С женой Александрой воспитывают четверых детей – два сына и две дочери.

Ученики 4-й школы Бирюков, Сывоколь и Сардаков, приходив шие к Игорю Васильевичу домой с просьбой поделиться своими воспоминаниями об участии в Афганской войне, отметили: “У Иго ря Васильевича очень дружная и гостеприимная семья. Было очень приятно беседовать в хорошей обстановке!” У истоков войны рядовой ЗоЛотАреВ Александр Петрович с декабря 1979 по декабрь 1980 г.

был стрелком в мотоманевренной группе, базировавшейся у кишлака янгикала, Московского погранотряда Рядовой Золотарев А.П. стоял у истоков Афганской войны, на чинал он службу, когда войны еще не было, но подготовка к ней ощущалась. Были запрещены увольнения в поселок Московский, где находился штаб погранотряда, а на погранзаставах усилили на блюдения за границей. Два раза в неделю стали проводить учебные стрельбы, на заставы доставили дополнительно большое количест во боеприпасов.

Командование погранотряда сформировало мотоманевренную группу, куда вошел рядовой Золотарев А.П. Группа совершала марш броски, ежедневно проводились занятия по тактической подготовке в горной местности.

“Когда замполит стал рассказывать нам историю Афганиста на, – вспоминает Александр Петрович, – мы стали догадываться о том, что придется пересекать границу, которую охраняли. Мы изучали быт, нравы и обычаи народов Афганистана. Нам разда ли памятки о правилах поведения в сопредельном государстве”.

29 декабря 1979 года мотоманевренная группа совершила марш на территорию Афганистана и остановилась у кишлака Янгикала.

Перед группой стояла задача: перекрыть дороги и караванные тро пы, ведущие к границе СССР и не допускать к ней орудовавших в тех местах басмачей.

“По прибытии на точку, – вспоминает Александр Петрович, – построили себе блиндажи. Постельных принадлежностей не было, да и помыться было сложно. Приспосабливались на костре разогре вать воду и как-то мыться. Потом построили себе казарму из глины.

Наша база располагалась у высохшего русла реки, по которой шли колонны с грузами с территории Союза и обратно. Мы сопровожда ли эти колонны, обеспечивая их безопасное передвижение”.

К воинской службе Александр относился с большой ответствен ностью. Неоднократно командир мангруппы объявлял ему благо дарность за проявленную бдительность при охране расположения мотоманевренной группы, за смелость при выполнении боевых за дач, за трудолюбие при строительстве блиндажей и казармы.

В настоящее время Александр Петрович живет и работает в Старобельске. Готов посещать школы, если получит соответствую щее приглашение.

При взятии каравана рядовой ЛоЖеЧКА Сергей Николаевич с 25 июня 1981 по 22 июня 1983 года был стрелком, водителем Бтр в мотоманев ренной группе, базировавшейся у кишлака робати провинции Бадахшан Хорогского погранотряда Служить Сергею пришлось в суровых горных условиях Па мира. “Прилетев в Афганистан на вертолете Ми–8, – вспоминает Сергей Николаевич, – я увидел вокруг одни камни и средневековые глинобытные лачуги с плоскими крышами. Поразила бедность и от сталость людей. У них не было электричества, небольшие участки земли пахали на волах, сохами. Тракторов и машин не было и в по мине”.

Бронетранспортер Сергей содержал в постоянной боеготовнос ти, и он никогда не подводил его в боях с душманами. С боевыми товарищами рядовой Ложечка С.Н. охранял пункт дислокации и до рогу, идущую вглубь Афганистана к Файзабаду. По этой и другим дорогам пограничники сопровождали колонны с грузами и воору жением. Бдительности и выдержки требовали досмотры караванов.

Если караван перевозил оружие и боеприпасы, взять его было не так-то просто. Часто, сопровождавшие груз, оказывали вооружен ное сопротивление.

“У кишлака Забек, мы вступили в перестрелку с сопровож давшими караван душманами. Реактивный снаряд, спрятанный во вьюке и привязанный к верблюду, взорвался от пулевого попадания.

Верблюда разнесло в клочья, кругом кровище. Караван с оружием мы тогда взяли без потерь. Приехав на базу мне пришлось отмывать бронетранспортер от верблюжьего мяса и крови. Пока возвращались все просохло”.

21 Перед пограничниками стояла задача не допускать проникно вения банд басмачей к государственной границе Советского Союза и вглубь территории Афганистана. Пакистан находился всего в километрах от кишлака Робати.

Первые дни службы в Афганистане Сергею и его сослуживцам приходилось жить в землянках, доставшихся от предшественни ков. Без привлечения профессиональных строителей солдаты сами построили казарму из камня и глины. Обустраивать быт помогали местные жители, с которыми установились дружественные отноше ния. Один дехканин вспахал волами небольшой участок земли, и Крестьяне роют арык 21 пограничники стали выращивать на нем овощи. Крестьяне выры ли арык и направили воду на точку дислокации мотоманевренной группы. Воды стало хватать для приготовления пищи и для полива огорода. Старались помочь местным жителям и пограничники. Они делились продуктами питания, медики оказывали дехканам меди цинскую помощь.

“Однажды, – вспоминает Сергей Николаевич, – афганец принес к нашему врачу больную девочку. Врач оказал медицинскую по мощь, девочка выздоровела. Через три дня, бедный изможденный физическим трудом дехканин принес в знак благодарности два здо ровенных арбуза”.

За период службы в Афганистане Сергей побывал в населенных пунктах Гульхана, Робати, Зебек, Ишкашим. За проявленные смелость, мужество, мастерское управление бронетехникой он неоднократно поощрялся командирами, в том числе двумя грамотами. Государс твенными наградами в тот период пограничников не награждали.

После увольнения в запас Сергей Николаевич закончил сельхо зинститут по специальности “Механизация сельского хозяйства”, женился. Работал механиком в совхозе “Украина”. В настоящее вре мя преподаватель спецдисциплин в Старобельском аграрном техни куме.

отважный разведчик Старший сержант АНишиН Александр Александрович с сентября 1983 по декабрь 1985 года был заместителем командира десантно-раз ведывательного взвода, базировавшегося у кишлака Джангали-Колун Каракалинского погранотряда Бытует мнение, что погранвойска в Афганистане действовали в семидесятикилометровой зоне, прилегавшей к Советской гра 21 нице. Да, действительно, большинство мотоманевренных групп прикры-вали нашу границу именно в этой заграничной полосе.

Но была и элитарная десантно-штурмовая мотоманевренная груп па, базировавшаяся у города Шебарган и действовавшая по всей территории Афганистана. В десантно-разведывательном взво де этой группы служили только сержанты. Во взвод направляли специально отобранных и хорошо подготовленных воинов. Алек сандр был вначале начальником радиоузла Р–16, находившегося на БТР, командиром отделения и заместителем командира взвода.

Разведанные, добываемые личным составом взвода, передава лись командиру десантно-штурмовой группы Патехину В.И. в Ше берган. Обеспечивал работу разведчиков небольшой вертолетный отряд из 8 вертолетов. Вертолетчики выбрасывали разведчиков для выполнения боевой задачи, а затем забирали в определенной на карте точке. Задачи, выполняемые взводом, были опасными и приносили много потерь. “В первом же разведывательном рейде, – вспоминает Александр, – погиб командир взвода. Я не успел и познакомиться с ним как следует. Это был смелый и решительный лейтенант, не ща дивший себя в бою и беспокоившийся о жизнях подчиненных”.

Под Кандагаром десантно-штурмовая группа вступила в ожес точенный бой с душманами. Разведданные уже были переданы в Шебарган и десантники выходили из боя с превосходящими силами противника, унося на руках раненых и убитых. По маршруту отхода группы оставлялись блоки прикрытия, шансов, выжить у которых было мало. В первую группу прикрытия были назначены сержант Анишин А.А. и сержант Гапотченко А. родом из села Каськовка Марковского района. “Мы заняли оборону на небольшой возвышен ности, – вспоминает Александр, – и автоматными очередями вели огонь по наседавшим духам. Казалось, уже духов остановили и по рации я пытался доложить об этом командиру взвода, но рядом взо рвалась граната, выпущенная из гранатомета. Я был ранен осколком в ногу. Сделав себе обезболивающий укол, входивший в индивиду альную аптечку, я забинтовал рану поверх обмундирования. Сер жант Гапотченко А. в это время вел огонь по противнику. По рации поступила команда отходить ко второй группе прикрытия. Сам я 21 передвигаться не мог и Александр Гапотченко почти тащил меня на себе. Периодически мы падали на землю и вели огонь по преследо вавшим нас духам”.

Александр Анишин и Александр Гапотченко добрались до 2-й группы прикрытия, где их ждали младший сержант Непомяненко Виктор из города Перевальска и сержант Быстрый Александр из Днепропетровской области. Вчетвером стали вести прицельный огонь по преследовавшим духам. Пулевое ранение получил и Алек сандр Гапотченко. Оставшиеся в живых два душмана прекратили преследование и отступили. Первая и вторая группы прикрытия пе решли на позицию третьей группы, откуда и были эвакуированы двумя вертолетами Ми–8. Из двенадцати эвакуированных – двое были ранены.

Ми- В Кандагарской боевой операции принимало участие 300 де сантников из десантно-штурмовой группы. 120 человек вернулись живыми, остальные погибли. Александра Анишина и Александра Гапотченко вместе с другими ранеными доставили в Душанбинс кий госпиталь. В течение месяца военврачи им залечивали раны, а после выздоровления тем же вертолетом земляки были доставлены в Джангалы-Колун к своим боевым товарищам, где и продолжили службу. На построении десантно-разведывательного взвода коман дир мотоманевренной группы майор Патехин В.И. вручил сержан ту Анишину А.А. боевую награду – медаль “За отвагу”. Александр был удостоен этой правительственной награды за проявленные сме лость и мужество в Кандагарской боевой операции.

21 Времени на адаптацию после госпиталя не было. Разведчики приступили к боевой работе на второй день. Александр Анишин с боевыми товарищами был в разведке в нескольких направлениях, в том числе в приграничной и самой опасной провинции Нангархар.

После одного из разведывательных рейдов разведчикам дали два дня на отдых. Они подстригались, стирали обмундирование, ремон тировали обувь, писали письма родным и близким. Но отдых был прерван. Автоколонну с гуманитарным грузом, двигавшуюся с мос та “Дружбы” заблокировали душманы, состоящие из этнических туркменов и узбеков. Вступившая в бой группа сопровождения раз блокировать движение не могла. Для оказания помощи на вертоле тах высадили разведчиков, и они сразу же вступили в бой. Сержант Анишин вскочил на бронетранспортер, стал стрелять по душманам из крупнокалиберного пулемета, вызывая огонь на себя. Его боевые товарищи, используя момент пулеметного прикрытия приблизились к колонне, заняв более выгодные позиции. В бой ввели гранатомет и ручные гранаты. Когда мятежники стали беспорядочно бежать, Александр почувствовал острую боль в левом плече. Он получил пу левое ранение. Вскоре бой был закончен. К сожалению, с потерями из числа водителей и сопровождавших автоколонну пограничников.

Убили тогда 15 духов и шестерых раненых взяли в плен. Ранение у сержанта Анишина было не тяжелым, и он отказался от госпитали зации. Залечивал ему рану земляк, фельдшер из Ново-Белой.

После двухнедельного выздоровления Александр снова стал принимать участие в разведывательных рейдах. За бой по разбло кированию автоколонны старший сержант Анишин А.А. был на гражден второй правительственной наградой – медалью “За боевые заслуги”. Командование Каракалинского погранотряда так же не обошло вниманием отважного разведчика. Он был награжден ме далями “За охрану государственной границы” 1-й и 2-й степени и знаком “Старший погранотряда”.

Уволившись в запас, Александр Александрович окончил Харьковский сельскохозяйственный институт и работал инжене ром-энергетиком в поселке Юбилейный. Менялась экономическая обстановка в государстве, изменил свою работу и Александр Алек 21 сандрович. Он приобрел автомобиль “КАМАЗ” и стал заниматься индивидуальной трудовой деятельностью, уплачивая налоги, пре дусмотренные законодательством. Живет в Старобельске. С женой Оксаной Викторовной воспитывают дочерей Яну и Алину.

бой у реки рядовой СиПАКоВ Виктор Михайлович с января 1984 по февраль 1985 года был старшим водителем транспортного взво да мотоманевренной группы, базировавшей ся у кишлака Мардиан Керкинского погранотряда Управлял Виктор автомобилем ГАЗ–66, возившим мины к 120 миллиметрвому миномету. Зона ответственности мото невренной группы была между городами Шибарган и Маза ри-Шариф. На территории, примыкающей к границе Совет ского Союза, мангруппа удерживала контроль и не давала хозяйничать небольшим бандам басмачей. Крупных боевых опе раций пограничники не проводили, однако вступать в перестрел ку с басмачами при сопровождении колонн приходилось часто.

“Однажды, сопровождая автоколонну в приграничной зоне воз ле реки Амударьи, мы напоролись на засаду, – вспоминает Виктор Михайлович. – Я выскочил из машины и стал вести огонь автомат ными очередями в сторону противника. Отстреливались и другие шофера. В это время развернулась наша минометная батарея и на несла сокрушительный удар по душманам. В живых там никого не осталось. Банда была уничтожена. Убил ли я какого-нибудь душма на? Не знаю. На машине насчитал потом семь пробоин”.

За умелые действия и проявленную смелость в бою с душма нами командир мото-маневренной группы объявил благодарность рядовому Сипакову В.М.

21 в расположении мангруппы “Таких боевых эпизодов было много. Трусов у нас не держали, – вспоминает Виктор Михайлович, – воина проявившего неоргани зованность, малодушие и трусость немедленно отправляли в пог ранзаставы на территорию Союза. Это было для нас самое большое наказание. Никто не желал убывать из Афгана с позором”.

Казарма бойцов мангруппы находилась в глинобитном помеще нии. Раньше там была женская гимназия. По каким причинам гим назия была закрыта, воины не знали, но толстые глиняные стены хорошо защищали от летней жары, в отличие от брезентовых пала ток. Столовая была в землянке, где хорошо готовили. Продукты с погранотряда доставлялись своевременно.

“Бытовые трудности, конечно, были, – вспоминает Виктор Ми хайлович, - однажды мы целую неделю сидели без сигарет. Нече го курить было ни солдатам, ни офицерам. Недалеко от нас стояла часть сарбозов – воинов Афганской армии, и мы обменивали сапоги на сигареты. Но потом снабжение табачным довольствием налади лось. Мы даже сарбозов угощали в период совместных боевых дейс твий”.

После увольнения в запас Виктор закончил Ворошиловградский политехникум сельского хозяйства и до 1993 года работал мастером на заводе ЖБИ. А потом бывшего пограничника с боевым опытом пригласили работать в Старобельскую таможню. Закончил Виктор Михайлович академию таможенной службы и работает начальни ком сектора организационно-контрольной работы.

Живет Виктор Михайлович в Старобельске в собственном доме.

Вместе с женой Еленой Валентиновной воспитывает троих детей:

Валерия, Ивана и Веру.

В Мармольском ущелье рядовой ГУСиК Валерий Анатольевич в 1986–1987 годах был оператором наводчиком Бтр на погранзаставе, находившейся в ущелье Мрамоль термезского погранотряда Военная биография Валерия связана с некогда неприступной кре постью моджахедов Мармоль. Печальную известность оно получило в 1983 году. Частями 40-й армии там была проведена крупная Мар мольская боевая операция. Основной причиной ее проведения стало бандитское похищение шестнадцати граждан СССР, работавших на строительстве хлебозавода в Мазари-Шарифе. 1 января 1983 года они возвращались в советский поселок после трудового дня. Мод жахеды перегородили дорогу “бурбухайкой” и остановили автобус.

Применив оружие, насильственно захватили рабочих и увели в горы.

В городе Мазари-Шариф была сформирована оперативная груп па поиска. Искали целый месяц. На это время там были прекращены все боевые действия. Ведение поисковых работ осложняли тяжелые погодные условия, не позволявшие применять авиацию. В первые же дни поисков, 3 января, в русле горной речки, недалеко от Мармо ля, был обнаружен труп одного из захваченных наладчиков завода.

Остальные – словно провалились сквозь землю. 30 января в горах за кишлаком Мармоль был высажен первый десант. Вскоре, десантни ки захватили и доставили пленного – 16-летнего паренька, которого удалось “расколоть”. Он показал, что в кишлаке Вардак, в доме мул лы видел с десяток пленных “шурави”.

Была спланирована операция по освобождению советских граж дан. По высаженному из вертолетов десанту из дома муллы был от крыт мощный стрелково-пулеметный огонь. Но “духи” не выдер жали натиска и начали поспешно отступать в горы. Перед этим они успели расстрелять специалистов, но в спешке убили пятерых, а тро их ранили и не добили. Как рассказывали освобожденные советские рабочие, их захватили с пропагандистской целью и в последствии должны были казнить. Руководитель банды демонстрировал захва ченных населению, выдавая их за летчиков, бомбивших афганские кишлаки, и призывая при этом к “священной войне с неверными”.

Маршал Соколов, находившийся в то время в Кабуле, приказал провести операцию по уничтожению банды Забибулло, командую щего Северным фронтом борьбы с советскими войсками. По дан ным разведки он спешно мобилизовал только из местных кишлаков 1300 моджахедов. И именно он, Забибулло, организовал операцию по похищению специалистов.

Мармольское ущелье для наших войск считалось недосягаемым с самого начала афганской кампании: по данным разведки было из вестно, что вход в него неприступен. Как такового входа в ущелье и не было. Весь вход занимала водная поверхность, искусственно разлившейся горной реки. А с выдолбленных в каменной складке огневых точек били неуязвимые ДШК и пушки. Боевые действия проходили в сложных климатических условиях: дул сильный ветер, и шел снег. В горах в такую погоду очень нелегко. Активные боевые действия в районе ущелья продолжались девять суток, из которых неделю наши воины продвигались под сплошным огнем противника буквально по пятьдесят метров в сутки.

У “духов” в горных складках ущелья было много долговремен ных огневых точек, хорошо замаскированных в пещерах, выдолб ленных в монолитных скалах. В этих же пещерах, соединенных тоннелями, располагались богатейшие склады с оружием, боепри пасами, снаряжением, медицинским имуществом и продовольстви ем. Все эти материальные средства предназначались для обеспече ния мусульманского фронта, воевавшего с “шурави” на севере.

Ущелье Мармоль Уничтожение этих складов и было одной из задач операции. Но захватить и уничтожить их было очень сложно. Даже авиация не могла эффективно поражать огневые точки противника. Главную роль играли солдаты спецназа, прорывавшиеся в ущелье по земле.

При штурме крепости широко применялась авиация. 40 вертолетов Ми–8 и Ми–24. Вызывали авиаполк из Термеза, и он нанес бомбо штурмовой удар. Разнесли вроде в клочья, а пошли в атаку – не все цели уничтожены. Бомбы огневые точки не подавляли, а напалм в горах не горел. Наши подразделения плотно замкнули кольцо окру жения в ущелье и предотвратили отход.

Душманы не устояли и отступили, бросив всю свою неприступ ную систему обороны и склады. А увиденное – поразило… Все пе реходы из одного складского помещения в другое, а также лестницы были выложены из пустых корпусов авиабомб. Подземную систему хранения и огневые точки связывала прекрасная телефонная связь.


В сложных лабиринтах подземной крепости наши солдаты обнару жили помещения двух тюрем, где взору предстали страшные сред невековые приспособления для пыток заключенных. На пыточных 22 козлах висели бездыханные тела трех афганских военнослужащих, попавших в плен к мятежникам с вывернутыми в суставах руками и ногами, изуродованные. Из тюрьмы удалось освободить одного еле живого афганского капитана.

В самом ущелье обнаружили большой автопарк. На стоянках стояли громадные грузовые автомобили типа “Татра”, “КАМАЗ”, среди них сиротливо затерялись два “УАЗика”. При осмотре техники всех удивило ее хорошее техническое состояние. Хотя во время боев машины получили повреждения, но заводились “с полуоборота”.

Десять “КАМАЗов” угнали в учебный центр. В казематах нашли мощные японские отбойные молотки, с помощью которых моджахе ды и сделали свою горную крепость. В складах обнаружили много разного: 8 штук ДШК, 6 минометов, 20 тысяч боеприпасов к ДШК и многое другое… Завершили операцию 20 марта. За месяц потеряли 5 человек убитыми и около сотни раненых. Один старший лейтенант разбился уже после боев при спуске с горы. Очищенное от духов ущелье передали Термезскому погранотряду. Для того чтобы душ маны вновь не собрались в ущелье, там разместили 4 погранзаставы.

Каждая из них насчитывала по 30 с лишним человек. Заставы входи ли в мотоманевренную группу. Пограничники удерживали ущелье до вывода наших войск из Афганистана.

О проведенной Мармольской боевой операции Валерий узнал, когда прибыл служить на погранзаставу, располагавшуюся у киш лака Мармоль. Его разместили в землянке, где жили 10 человек. На заставе была баня и столовая на 32 человека. Все это было в полу земляных помещениях, оборудованных предшественниками Вале рия. Условия жизни были спартанскими. Освещались помещения керосиновыми лампами и фонарями “Летучая мышь”. Готовили пищу на дровах, иногда привозили уголь. Компонентами для при готовления еды были различного рода консервы. Не хватало воды.

За водой спускались в долину. Повар Виктор Наумов нес за плечами 40-литровую флягу с водой. Он спешил вернуться на заставу до за хода солнца и на склоне горы наступил на противопехотную мину.

Всего один день Виктор не дожил до своего 20-летия.

Готовить пищу стали по очереди. Питание улучшилось после 22 прихода на заставу нового старшины старшего прапорщика Нови кова А.И. На заставе появилась картошка. Александр Иванович был не только заботливым старшиной, но и хорошим командиром в бою.

Он участвовал во всех боевых операциях. За его спиной было 6 лет войны в Афганистане… Душманы стремились вновь овладеть ущельем и постоянно устраивали провокации и обстрелы пограничников. При одном из обстрелов рядом с Валерием взорвалась граната, выпущенная “ду хами” из гранатомета, и его контузило.

“В голове был страшный шум, – вспоминает Валерий Анатоль евич, – я ничего не видел и ничего не слышал. Зрение вскоре верну лось, а в ушах долго звенело. До сих пор вода заходит в уши. Раньше, когда купался в реке, нырял, и вода не заходила, а сейчас заходит даже при принятии душа или ванны. Сержант Голышев Владимир оказал мне медицинскую помощь. Он был фельдшером и одновре менно командиром отделения”.

Очередной обстрел заставы происходил при дежурстве Валерия.

Он заметил пулеметный расчет “духов”, прятавшийся за кустами.

Валерий бросился к станковому гранатомету АГС–17, стоявшему в готовности с заряженной лентой. Стал стрелять по огневой точке противника. Первая очередь была пристрелочной, а со второй Вале рий накрыл и кусты, и пулеметный расчет. Подоспели сослуживцы, но из кустов уже никто не стрелял… За кустами лежали убитые два душмана, пулемет Калашникова (ПК) и ящик с патронами.

На заставе редко проходили построения, как и другие армейс кие условности обязательные в мирной обстановке. На этот раз на чальник заставы майор Шитаков построил своих подчиненных. Он сделал подробный разбор происшедшего, дал команду: “Смирно”, вывел из строя Валерия и, приложив руку к головному убору, тор жественно произнес:

– Рядовой Гусик! За грамотные действия, решительность и от вагу, проявленные при уничтожении мятежников, объявляю Вам благодарность!

– Служу Советскому Союзу! – ответил Валерий.

“Наш командир, – вспоминает Валерий Анатольевич, – был во 22 всем для нас образцом. Он был физически развит, являясь мастером спорта по боксу, строг и справедлив в отношениях с подчиненными, решительно и грамотно действовал в бою. Он берег своих подчинен ных и не подвергал неоправданному риску”.

Валерий ведет огонь из крупнокалиберного пулемета Валерий часто принимал участие в перестрелках на подступах к заставе. Он отлично владел автоматом, пулеметом, станковым гра натометом, мог водить бронетранспортер и боевую машину пехоты.

Принимал участие и в двух крупных боевых операциях, проводи мых командованием Термезского погранотряда… На островах Амударьи душманы накапливали оружие и бое припасы для организации провокаций и боевых столкновений не посредственно на границе и на территории Советского Союза. “На островах мы проводили зачистку, – вспоминает Валерий Анатоль евич. – Выбив с них небольшие банды “духов”, мы изъяли столько оружия и боеприпасов, что и представить себе не могли. Вывезли оттуда четыре грузовика ЗиЛ–131, наполненных стрелковым ору жием различных образцов, гранатометами и минометами. Можно себе только представить, какую “мясорубку” готовили духи у нас 22 на границе. А, вот, в зоне Пянджского погранотряда большая группа “духов” проникла на территорию Таджикистана, убили почти всех пограничников. На заставе многих захватили в плен. Я в составе мо томаневренной группы принимал участие в операции “Возмездие”.

Мы преследовали банды Дустума, организовавшие эту террористи ческую вылазку. После вывода наших войск Дустум стал генералом, воевал с талибами. Удивляет то, что узбекские власти впоследствии дали ему титул “Почетного гражданина города Ташкента”. Генерал Дустум был этническим узбеком”.

После увольнения в запас Валерий Анатольевич в 1987 году поступил в Ворошиловградский педагогический институт и обучал ся на факультете начальных классов. В течении четырех лет служил в пожарной охране и уволился в звании лейтенанта. В настоящее время живет в Старобельске и работает в Половинкинской средней школе хореографом, учителем предмета “Защита Отечества” и физ культуры. Валерий Анатольевич заочно учится на факультете физ воспитания Луганского педагогического университета. Долгие годы танцевал в ансамбле “Веселка” Старобельского Дома культуры.

22 Ирак.

операция “буря в пустыни” Американцам давно не давали покоя громадные запасы нефти в Ираке. Ирак находится на втором месте в мире по запасам нефти.

“Нефтяные короли” Америки и “крестные отцы” криминального транснационального капитала искали повод для захвата несметных нефтяных богатств.

22 Повод нашелся. Нефтеносное небольшое государство Кувейт – когдато входило в территорию Ирака. У Саддама Хусейна взыгра ли имперские амбиции и он решил вернуть Ираку утраченную тер риторию. К тому же Кувейт бурно развивался. Жизненный уровень населения рос. А у Ирака перед Кувейтом накопились громадные долги. Садам Хусейн решил одним махом решить в свою пользу тер риториальный вопрос, а заодно и с долгами покончить.

Территорию южного соседа захватили быстро. Кувейт не имел такой громадной армии, какой обладал Ирак и защитить свою тер риторию не мог. Иракская армия несла за собой разрушения и грабе жи. Вмешались американцы.

1991 год. Агрессия против Ирака под кодовым названием “Буря в пустыне”. В ней участвовало 450 тысяч военнослужащих США и других стран НАТО. Были задействованы многие тысячи еди ниц современной военной техники. В течение 42 дней ежедневно, непрерывно велись бомбардировки важнейших объектов Ирака, в том числе и мирных, в целях запугивания населения этой страны.

Погибли тысячи и тысячи граждан Ирака. После окончания бомбар дировок иракские солдаты обезвредили более 50 тысяч бомб и реак тивных снарядов, которые не взорвались. Натовские “голуби мира” совершили это нападение с одной целью: привести к власти в Ираке марионеточное руководство и качать нефть, запасы которой здесь поистине безграничны! Проведя “Бурю в пустыне” США расшири ли зону своих “жизненно важных” интересов: в зоне Персидского залива, на Аравийском полуострове, общим счетом в шести новых странах (Кувейте, Катаре, Бахрейне, Объединенных Арабских Эми ратах, Саудовской Аравии, Омане) появились военные базы США… Вновь мы видим двойной стандарт: “золотому миллиардеру”, т.е. За паду во главе с Соединенными Штатами – процветание и пресыщен ность, другим народам – вечный тяжелый, низкооплачиваемый труд на “хозяев”, а в случае отказа – ракетно-бомбовые удары, смерть, разрушения, экономическое эмбарго.

Именно последнее использовалось “гуманистами”-натовцами для удушения народа Ирака почти десять лет, после “Бури в пусты не”. Эмбарго на продажу нефти, составляющей основу экономики 22 Ирака, лишало народ этой страны медикаментов, бытовых товаров, оборудования для нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности, военной техники… Операция атлантистов “Буря в пустыне” была для Ирака и экологически катастрофична. Она вызвала метеорологические ка таклизмы вплоть до Северного Кавказа и Крыма. Советский Союз поддерживал с Ираком дружеские взаимовыгодные отношения. Там работали тысячи наших гражданских и военных специалистов. Как и во многие другие страны третьего мира Советский Союз продавал в Ирак военную технику и вооружение. Чаще всего это были уста ревшие модификации.


Небезынтересно знать о том, как проявила себя наша устарев шая техника в борьбе с современными компьютеризованными, на чиненными новейшей электроникой летательными аппаратами.

Зимой над аравийскими пустынями бесновались песчаные бури.

Шла война Запада с Ираком, и системы противоздушно-противора кетных комплексов “пэтриот” были развернуты в Саудовской Ара вии, в Катаре, и Объединенных Арабских Эмиратах, в Бахрейне и даже в турецком Курдистане. Бояться стоило ударов ракет Р-17 со ветской модели в исполнении Северной Кореи (техники еще середи ны 1960-х) – они могли нести химические и бактериологические за ряды. Но иракцы снаряжали их только обычными головками. Запад 2 очень опасался этих ракет, названных им “скадами Б”. Хотя по силе удара с обычной взрывчаткой они вряд ли превосходили гитлеров ские Фау-2 1944 года. К тому же арабы, очень неудачно переделали Р-17, увеличив емкость баков ради дальнобойности и утончив стен ки ракеты, изрядно ухудшив ее управляемость и полетные качества.

А еще иракцам пришлось вести стрельбы при полном господстве в воздухе западной авиации, при разбитой системе централизован ного боевого управления, при настоящей электромагнитной буре помех, обрушенной западной коалицией на их страну. У них почти вырубилась вся связь, ослепли устаревшие радары. Да и сконцент рировать удары этих ракет на одном направлении иракцы не могли – приходилось бить по очень растянутым позициям так называемых многонациональных сил, по враждебным странам, в кольце которых оказалась их родина. Вместо удара сжатым кулаком выходил удар растопыренной ладонью.

Тем не менее, Р- стала ночным кошмаром для Израиля и для запад ного экспедиционного корпуса. Потом амери канцы подсчитают: к цели прорвались сорок четыре процента выпущенных оперативно-тактических ракет Ирака. Удар “ска да” в казарму на саудов ской авиабазе в Дахране Р-17 или “Скад-Б” превратил ее в братскую могилу для нескольких десятков американцев. Зенитно-противора кетные системы “пэтриот” оказались малоэффективными во тьме и при песчаных бурях. Тысячи людей в Израиле со страхом смотрели на несущиеся в черном небе огоньки – летящие на цель “скады”.

Советские военные специалисты, работавшие в тот период в Ираке, недоумевали, почему так мало наших оперативно-тактичес ких ракет прорывалось к целям? Потом спустя годы станет известно, 2 что по распоряжению М.С. Горбачева американцам были переданы секретные радиокоды ракет Р-17. Имея их, американцы пеленговали ракеты и сбивали на территории Ирака. Это был лишь маленький штрих с громадного количества предательств Иудой Горбачевым.

В 4 часа 20 минут 16 января 1991 года четверка “торнадо” с высо ты четырех верст атаковала иракскую авиабазу Шайбах. Англичане шли колонной на горизонтальном полете, пытаясь нанести удар бе тонобойными бомбами. Но навстречу им к небесам поднялись длин ные и тонкие спаренные стволы 57-миллиметровых пушек советс ких самоходок ЗСУ-57-2. Старых, давно снятых у нас с вооружения, которые давно считались экспонатами военных музеев.

Как пишет “Авиамастер”, атака с горизонтального полета стала ошибкой. Расчеты старинных ЗСУ пристрелялись, и снаряд попал в боевую часть ракеты “сайдуиндер”, подвешенной под крылом са молета лейтенантов Никола и Питерса. Мощный взрыв разрушил тяжелый “торнадо”, и оба летчика едва успели катапультироваться.

ЗСУ-57-2 безнадежно устарели уже к концу 50-х годов. У них не было радиолокационного прицела, они не могли стрелять с ходу, каждый ствол их бил со скорострельностью всего 100–120 снарядов в минуту. Причем, после полусотни выстрелов надо было надолго прекращать огонь, давая отдых перегретым дулам орудий. Тем не менее они сумели сбить “торнадо”. В тот же день расчеты Шайбаха завалили его собрата, убив ведущего, командира авиакрыла Найд жела Элсдона. И еще один американский штурмовик А-6Е.

Так что то была не случайность. 22 января под огонь старых 100-миллиметровых зенитных орудий КС-19 над районом Ар-Рат баха попали “торнадо” 16-й эскадрильи британских ВВС. Ведущий погиб от первого же залпа. Остальные, в панике сбросив бомбы, об ратились в бегство. Как писал в начале 1992 года журнал “Техника – молодежи”, “… не повезло англичанам с “торнадо”. Уже после пер вых трехсот вылетов потеряли шесть этих машин.

Шел тридцатый день ожесточенной войны в Персидском заливе.

Соединенная воздушная армада американцев, англичан и францу зов мощными ударами крошила иракскую оборону. 14 февраля года эскадрилья британских “торнадо” получила задание нанести 2 удар по авиабазе Аль Таккадум. Днем раньше ее уже проутюжили шесть “торнадо”, три EF-111 и два F-15.

“Торнадо” Окрашенные в светло-бежевый “пустынный” цвет, хищно вы тянутые машины неслись над песками. Своим силуэтом каждый “торнадо” похож на остромордую акулу с толстым и сильным туло вищем, и длинный скошенный киль смахивает на хвостовой плав ник рыбы-убийцы. Бояться было нечего: истребители арабов выби ты, противовоздушная оборона перестала существовать как единое целое. Земля сотряслась от гулкой ударной волны, катившейся вслед за этими сгустками европейской супертехнологии. На всякий слу чай под стреловидными крыльями были подвешены ракеты HARM – быстрые дьяволы, летящие на излучение радаров зенитных сис тем. Так, чтобы метнуть их во всякого, кто дерзнет хотя бы поймать в прицел мчащихся англичан. В одном строю с бомбардировщиками шли самолеты РЭБ – радиоэлектронной борьбы, готовые включить мощные станции помех и ослепить головки самонаведения иракс ких ракет, “забить” работу чужих радаров.

В атаку на Аль Таккадум они вышли, как на полигоне. “Торна до” приготовились полого пикировать с высоты 7300 метров. Пи лоты сжимали ручки управления, а штурманы-операторы в задних кабинах припали к прицелам, готовясь к метанию лазерно-наводи мых бетонобойных бомб. Самолеты уже легли на боевой курс, когда в кабинах летчиков истерично зазвучали системы предупреждения о радиолокационном облучении. Кто-то брал их на прицел! Лихо 2 радочно завертелись головы пилотов в тяжелых шлемах, и темные стекла их скрыли искаженные внезапным страхом лица. С земли вырастали дымные заостренные столбы дыма от пущенных ракет, которые быстро и неотвратимо вытягивались в сторону “торнадо”.

“Гайдлайны!” – крикнул кто-то в эфир, и страшное слово, зна комое всем с курсантских лет, электрическим разрядом пронзило струны натянутых нервов.

Самолеты РЭБ даже не успели включить свои “глушилки”. “Тор надо” бросились врассыпную, поспешно освобождаясь от безумно дорогих лазерных бомб, бросая самолеты в спасительное пикирова ние. В воздух выстреливались тучи фольги и десятки горящих лож ных целей. “Всех охватила ужасная паника. Ракеты мчались к нам с двух сторон, а мы не знали, сколько их. Я тут же освободился от пары управляемых авиабомб и бросил самолет на крыло…” – вспо минает выживший в том бою лейтенант Руперт Кларк (“Авиамас тер”, №1, 1997 г.) Первая ракета разорвалась под хвостом его “торнадо”. Самолет потряс страшный удар. Вдребезги разлетелось бронестекло кабины, раскрошило дисплеи и циферблаты на приборной доске. Оба дви гателя “турбо юнион” судорожно поперхнулись и заскрежетали, но все же продолжали вращать турбинами, и ослепший самолет с по луоглушенным пилотом еще тянул. Взрыв ракеты превратил корму машины в уродливые металлические лохмотья. Штурман позади не отвечал. Он лежал без сознания, уткнувшись контуженной головой в электронный прицел, и хлынувшая изо рта и ушей кровь заливала шлем. Кларк, теряя высоту, пытался уйти прочь от Аль Таккадума, но тут в самолет ударила вторая ракета. Тридцатитонный “торнадо” разнесло в тучу пылающих обломков. В последний момент Кларку удавалось рвануть рукоять спасительного катапульта. Своего штур мана-оператора он больше никогда не увидит… Иракцы тогда применили давно испытанный советскими ракет чиками прием – ракетную засаду. Более того, они стреляли старыми нашими ракетами С-75, детищами 1950-х годов. Впервые сбивши ми вражескую машину еще в 1960-м. И оружие-ветеран не подвело.

Даже в столкновении с техникой, которая была и на тридцать лет 2 моложе, и несравненно более компьютеризированной. Огнехвос товое детище эпохи громоздких радиоламп и первобытно грубых транзисторных схем, ровесник первых рок-н-роллов Элвиса Пресли, фильма про Максима Перепелицу и архаичных автомобилей с за кругленными обводами, оно сразило крылатое чудо времен пейдже ров, сотовой связи и виртуальной реальности!

Звучит команда “Пуск!” Ракета с ревом уносится с направляющих. Чуть погодя широкий луч двухканальной станции визирования захватывает охотницу и автоматически сопровождает ее в полете. Когда ракета оказывается в трехстах пятидесяти метрах от жертвы, импульс команды взводит радиовзрыватель. Он испускает в эфир короткие частые импульсы, ловя их отражение. И как только их “эхо” становится частым, УР взрывается.

… Уродливый, похожий на треугольного ската-манту, Ф-117 был обречен. Все решилось за какую-то минуту.

Сначала он мчался сквозь ночь к передовым позициям иракской армии, огибая песчаные дюны, и только невидимый конус ударной волны взвихрял песок позади машины, похожей на перепончатокры лого дьявола. Пилот не смотрел в лобовое стекло, похожее на почти черный экран, лишь слабо подсвеченный холодными огоньками да леких звезд. На шлеме летчика было опущено компьютерное забра ло, и он стал полуроботом, созерцающим проносившийся внизу уг рюмый пейзаж сквозь магическую призму виртуальной реальности.

Пески, холмы и впадины в этом светящемся потусторонним светом мире не знали ни мглы, ни темноты. То был мир глазами электрон ной машины, расчерченный координатной сметкой – стерильный и бесстрастный.

Казалось, пилоту не угрожает ничто. Его “хромающий гоблин” считался чудом высокой технологии, его поверхность казалась, словно разбитой на множество треугольных граней, и потому лучи чужих локаторов, которые обшаривают небо, должны были рассеи ваться в ночном пространстве, так и не возвращаясь к пославшей их антенне. А значит, сверхзвуковой “скат” невидим. Он – как призрак во плоти, готовый плюнуть во врага огненной стрелой сверхточной ракеты.

2 Позади остались передовые, разбитые бомбежками линии тран шей, искореженные остовы танков, грузовиков и бронетранспор теров, шахматные ряды выжженных окопов с останками брониро ванных машин. Впереди была цель – настоящие скопления танков среди тьмы муляжей и прочей бутафории, ложных целей. Настоящие блиндажи командования. Настоящие хранилища горючего – желез ные бочки, укрытые в песке под маскировочными сетями. Включил ся второй тепловизор, отыскивая зеленоватые блики - свидетельства скоплений теплых человеческих тел, остывающих моторов техники, работающих внизу дизель-генераторов подвижных электростанций.

Локаторы изготовились ловить пульсацию морзянки от армейских раций… Предупредительный сигнал заставил пилота вздрогнуть. Теп ловизор полыхнул огнем – где-то впереди враждебная сила взмет нула в небо две ракеты. И теперь они неслись прямо на “гоблина”, оставляя за собой длинные тепловые хвосты.

“Осы” “Невидимка”, заложив отчаянный вираж, пытался уйти, при жимаясь к унылой равнине, вздрагивая от порывов несущего песок ветра. Но невидимые импульсы радара уже хлестали его по корпусу, не выпуская из поля зрения. И операторы иракской “осы” видели теперь не только бледное отражение уходящего самолета: на экране их радара четко виднелась крохотная точка – голова летчика в мас сивном шлеме.

2 Самолет тихоходнее ракет, и они неумолимо нагоняли его. Слов но летучие мыши, преследующие жертвы с беззвучными ультразву ковыми криками, ракеты стали плескать в пространство короткими радиоимпульсами. И, как летучие мыши, ловили их эхо чуткими “ушами”.

Первая взорвалась в десяти метрах от крыла Ф-117, бросив его набок ударом взрывной волны. Пред глазами летчика ослепительно полыхнуло – то сбился компьютер, скомкав стройную виртуальную картину. И тотчас вторая ракета поразила “гоблин” под раздвоен ный хвост. Сбитый “призрак” косо врезался в песок… Доподлинно известно то, что в январе 1991 наша “оса” унич тожила Ф-117. Американцы скрыли подробности. Но мы знаем, что аппарат упал в нейтральной полосе между войсками Ирака и частя ми западной коалиции в Аравийской пустыне. И к нему в тайный рейд ходила разведгруппа Главного разведывательного управления Генштаба СССР. Рискуя жизнью, эти советские люди вернулись из рейда к могиле “гоблина”, нагруженные снятой с самолета электро никой, с кусками радиопрозрачной и радиопоглощающей обшивки.

Разведку интересовали обтекатели антенн бортовых радаров и об разцы лобового стекла. Все, что помогло бы союзу бороться с таким коварным, скрытным врагом.

А ведь это был подвиг. Живи Советский Союз – и выстрел “осы” приносил бы нам новые “гири” на чашу весов победы. Победы в гло бальной битве цивилизаций.

Да, “оса” убила “хромающего гоблина”. Она могла убить еще целые легионы этой ночной техногенной нечисти!

Во время войны 1991 года в Персидском заливе “оса” показала себя очень неплохо. 20 января, глубокой ночью, “торнадо” англий ских летчиков Беннета и Стенвея вылетели на охоту в районе за падной окраины Багдада – чтобы помешать пускам баллистических ракет “скад” по Израилю. Внезапно они увидели факел взлетающей ракеты – в ста двадцати километрах от них, восточнее иракской сто лицы. Однако они не решились броситься на цель прямо через небо Багдада. Хотя ПВО арабов была уже практически разбита, древний город продолжали защищать подвижные “осы”. Английскому эки 2 пажу пришлось огибать Багдад по дуге, уклоняясь от ракет, выпу щенных “осами”. Но пока они делали этот маневр, пусковая установ ка “скада” уже ушла с позиции.

В тот же день экипажи английских “торнадо” начали наносить удары по иракским аэродромам тяжелыми бетонобойными бомбами “пэйуэй”, разбивая толстостенные, похожие на доты-крепости ан гары. 908-килограммовые ракетоподобные снаряды имели лазерные головки наведения, и нужно было удерживать самолет на боевом курсе, подсвечивая цель лазерным лучом, а бомба летела на пятно подсветки. И вот 23 января “торнадо” из 31-й эскадрильи Королев ских Британских ВВС, “зависший” при подсветке цели, получил страшный удар “осы”. Это так перепугало других пилотов, что они принялись сыпать “пэйуэями” без разбору. Одна бомба без наводки даже угодила на городской базар, убив более сотни мирных жите лей. Поэтому уже 24 января 1991-го пришлось применять специаль ные самолеты подсветки – “буканиры” (“Авиамастер”, №2, 1997 г.).

Перебить всех иракских “ос” они так и не сумели. Пришлось вводить запреты: не снижаться при атаках ниже 4900 метров – вер хней границы досягаемости ЗРК этого типа в иракской армии. Эх, если бы тогда у арабов были бы и другие комплексы в достаточном числе!

А у СССР они были.

Новым ПЗРК стала “игла”, поступившая на вооружение в году. Уже модификация “Игла-1” превосходила по боевым качест вам свою предшественницу “Стрелу-2М” в шесть раз. Это оружие делали для борьбы с новейшей авиатехникой врага – бронирован ной, повышенной живучести, с хитроумной автоматикой выброса ложных целей и постановки помех.

Сами янки признали, что в районе Персидского залива от “иглы” погиб один самолет поддержки морской пехоты – “харриер”. Позже мы узнаем: когда ПВО Ирака была разбита ударами двух тысяч за падных машин, у арабов остались “стрелы” да “иглы”. И западные летчики стали избегать низких высот – дабы не попасть под их уда ры.

Во время скоротечной войны Запада с Ираком арабы имели в 2 распоряжении только старые ПЗРК типа “стрела” да “иглы” самой первой модификации. Но даже это оружие вынудило их самолеты держаться на высотах пяти-шести верст. И если бы не иракская не организованность, позволившая западной коалиции выбить ирак ские ЗРК среднего и дальнего действия – вроде “тора” или “бука” – американцев, англичан и французов ждали бы огромные потери.

То было в конце зимы 1991-го. Некогда сильный великий Совет ский Союз, уже бился в конвульсиях. Садисты в хороших костюмах воткнули в его тело электроды, дав в них пыточные разряды. Они уже заложили в его суставы взрывчатку и вонзили стрекала в не рвные центры. Огромная страна, спотыкаясь от судорог, уже пос лушно подчинялась командам западных “укротителей”.

Но тогда случилось чудо. Утраченная воля, замолкшая боевая слава вдруг воплотились в этой старой ракете, взмывшей навстре чу торжествующему врагу. Казалось, в тот миг прорвалась пелена позорных времен, и в небе блеснуло оружие совсем другой эпохи – стальной, огнедышащей эпохи. Советский Союз в последний раз наносил удар, сразив технотронного западного налетчика двумя сгустками воющего пламени.

Пусть нам доказывают: СССР задохнулся в гонке вооружений с компьютеризированным Западом. Пусть нам врут о том, что СССР пришлось сдаться перед лицом авиационных армад Запада, способ ных задавить нашу ПВО станциями помех и прорывами роботизи рованных машин на высоте деревьев. Чушь! СССР со своей уни кальной техноцивилизацией породил сильнейшую систему защиты страны от атак с неба, накрыв исполинскую державу “хрустальным куполом”, опоясав ее рубежи невидимыми стенами высокотехноло гической крепости. В “Холодной войне” на этом фронте мы побеж дали. Более того, выиграли у Америки и всего НАТО настоящую битву в конце 1950-х, предотвратив воздушно-ядерное нападение на наши города. И битва сия была лишь отчасти холодной.

История свидетельствует: для того, чтобы начать войну, любой повод годится. В 2003 году президент Джордж Буш утверждал, что лидер Ирака Садам Хусейн обладает оружием массового поражения и поддерживает террористов Аль-Каиды.

2 Вторая америко-иракская война формально началась 20 марта для уничтожения тех арсеналов оружия массового поражения, с по мощью которого С. Хусейн, будто бы, намеревался нанести удары по США и странам ЕС.

После оккупации американо-британскими войсками современ ного Вавилона стало ясно, что это небольшое ближневосточное государство, истощенное восьмилетней войной с Ираном и много летней экономической блокадой, не имело бактериологического, хи мического и, тем более, ядерного оружия. И что оно не поддержива ло бандформирования Усамы Бен Ладена, а наоборот – сражалось с ними. Следовательно, саддамовский Багдад был вовсе не противни ком, а союзником Запада в борьбе с международным терроризмом.

Вашингтон и Лондон прекрасно знали об этом. Тем не менее отдали приказ своим войскам вторгнуться на иракскую землю и призвали союзников по НАТО активно поддерживать сию кампанию.

В иракской войне американская армия воюет дольше, чем во Второй мировой!.. Солдатские потери – около пяти тысяч убитых и свыше 30 тыс. раненых. Однако количество погибших мирных ирак цев уже воистину ужасающее – по разным оценкам, от нескольких сотен тысяч до миллиона человек! Очевидно, что изувеченных ирак ских стариков, женщин и детей еще больше.

В “освобожденном” ковбоями от “варварского” режима С. Ху сейна современном Ираке ежедневно погибает в несколько раз боль ше людей, чем при хусейновской диктатуре! Все три основные наци онально-религиозные общины данной страны (курдская, суннитская и шиитская) стоят на антиамериканских позициях. Ибо курды пом нят, что по требованию США страны НАТО снабжали Саддама хи мическим и бактериологическим оружием, которое тот использовал против, с одной стороны, иранцев, а с другой – курдских повстанцев и мирных жителей.

Сунниты ненавидят янки за отстранение их представителей от управления государством и передачу властных полномочий шии там.

Иракские шииты также негативно относятся к Америке. Потому как Штаты, во-первых, оказывают давление на их иранских и палес 2 тинских единоверцев. Во-вторых, с помощью спецслужб постоянно организовывают в регионе антисуннитские и антишиитские терак ты, дабы не допустить объединения представителей данных общин в борьбе с общим врагом – “звездно-полосатыми” оккупантами.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.