авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 40 |

«Harro von Senger. Stranageme (band I, II) 1988 by Scherz Verlag, Bern, Munich, Wien ...»

-- [ Страница 36 ] --

укрепи меня в этот день. И изо всей силы дважды ударила по шее Олоферна и сняла с него голову [стратагема удара по голове 18] и, сбросив с постели тело его, взяла со столбов занавес. Спустя немного она вышла и отдала служанке своей голову Олоферна, а та положила ее в мешок со съестными припасами, и обе вместе вышли, по обычаю своему, на молитву. Пройдя стан [удавшаяся стратагема coram publico 1], они обошли кругом ущелье, поднялись на гору Ветилуи и пошли к воротам ее. Иудифь издали кричала сторожившим при воротах: отворите, отворите ворота! с нами бог, бог наш, чтобы даровать еще силу Израилю и победу над врагами, как даровал Он и сегодня. Как только услышали городские мужи голос ее, поспешили прийти к городским воротам и созвали старейшин города. И сбежались все, от малого до большого, так как приход ее был для них сверх ожидания, и, отворив ворота, приняли их, и, зажегши для освещения огонь, окружили их. Она же сказала им громким голосом: хвалите господа, хвалите, хвалите господа, что Он не удалил милости Своей от дома Израилева, но в эту ночь сокрушил врагов наших моею рукою. И, вынув голову из мешка, показала ее и сказала им: вот голова Олоферна, вождя ассирийского войска, и вот занавес его, за которым он лежал от опьянения, — и господь поразил его рукою женщины [бог как проводник стратагемы 3 «воспользовавшись чужим ножом, убить человека»]. Жив господь, сохранивший меня в пути, которым я шла! ибо лице мое прельстило Олоферна на погибель его www.koob.ru [стратагема сладострастия 31], но он не сделал со мною скверного и постыдного греха. Весь народ чрезвычайно изумился;

пали, поклонились богу и единодушно сказали: благословен Ты, боже наш, уничиживший сегодня врагов народа Твоего [стратагемное истолкование происходящего: не Иудифь, а бог — зачинщик освобождения]!

А Озия сказал ей: благословенна ты, дочь, всевышним богом более всех жен на земле, и благословен господь бог, создавший небеса и землю и наставивший тебя на поражение головы начальника наших врагов [опять стратагемное, подчеркивающее значение бога истолкование освобождения]...

Иудифь сказала им: послушайте же меня, братья, возьмите эту голову и повесьте на зубцах вашей стены.

Когда же настанет утро и солнце взойдет над землею, возьмите каждый боевое свое оружие, идите все сильные за город и дайте им вождя, как будто намереваясь сойти на равнину против передовой стражи сынов Ассура, но не сходите [провокационная стратагема 13]. Тогда они, взяв все свое оружие, пойдут в свой стан, разбудят вождей войска ассирийского и сбегутся к шатру Олоферна, но не найдут его;

оттого нападет на них страх [стратагема разброда 20], и они побегут от вас. А вы и все живущие во всяком пределе Израильском, преследуя их, поражайте их на пути...

Когда настало утро, повесили голову Олоферна на стену;

каждый муж взял свое оружие, и вышли отрядами на всходы горы. Сыны Ассура, увидев их, послали к своим начальникам, а они пошли к вождям, к тысяченачальникам и ко всякому предводителю своему. Придя к шатру Олоферна, они сказали управлявшему всем имением его: разбуди нашего господина, потому что эти рабы осмелились выйти на сражение с нами, чтобы быть совершенно истребленными».

Вагой вошел и постучался в дверь шатра, ибо думал, чтo он спит с Иудифью. Когда же никто не отозвался ему, то, отворив, вошел в спальню и нашел, что Олоферн мертвый лежит у порога и голова его снята с него.

И он громко воскликнул с плачем, стоном и крепким воплем, и разорвал свои одежды. Потом вошел в шатер, в котором пребывала Иудифь, и не нашел ее. Тогда он выскочил к народу и закричал: рабы поступили вероломно [запоздалый стратагемный разбор сложившегося положения];

одна еврейская жена опозорила дом царя Навуходоносора, ибо вот Олоферн на полу, и головы нет на нем. Когда услышали эти слова начальники войска ассирийского, то разорвали одежды свои, и душа их сильно смутилась, и раздался у них крик и весьма великий вопль среди стана.

Когда бывшие в шатрах услышали о том, что случилось, то смутились, и напал на них страх и трепет [действие стратагем 18 и 19], и ни один из них не остался в глазах ближнего [действие стратагемы 20], но все они бросились бежать по всем дорогам равнины и нагорной страны. И расположившиеся лагерем в нагорной стране около Ветилуи также обратились в бегство. Тогда сыны Израиля, каждый из них воинственный муж, погнались за ними.

Озия послал в Ветомасфем, Виваю, Ховаю и Холу и во все пределы Израильские, чтобы известить о совершившемся и чтобы все погнались за неприятелями для истребления их. Как скоро услышали об этом сыны Израиля, все дружно напали на них и поражали их до Ховы;

равно и пришедшие из Иерусалима и из всей нагорной страны, так как им возвещено было о том, что случилось в стане врагов их, и из Галаада и Галилеи, со всех сторон наносили им большое поражение, доколе они не прошли за Дамаск и за пределы его...

Великий священник Иоаким и старейшины сынов Израилевых, жившие в Иерусалиме, пришли посмотреть, какое благо сотворил господь для Израиля, и видеть Иудифь и приветствовать ее. Как только они вошли к ней, то все единодушно благословили ее и сказали ей: ты величие Израиля, ты великая радость Израиля, ты великая слава нашего рода. Все это ты сделала твоею рукою;

ты сделала добро Израилю, и да благоволит к нему бог;

будь же благословенна от господа Вседержителя на вечное время. И весь народ сказал: да будет!..

И сказала Иудифь: начните богу моему на тимпанах, пойте господу моему на кимвалах, стройно воспевайте Ему новую песнь, возносите и призывайте имя Его;

потому что Он есть бог господь, сокрушающий брани, потому что Он ополчился за меня среди народа и исторг меня из руки моих преследователей. Пришел Ассур с гор севера, пришел с мириадами войска своего, и множество их запрудило воду в источниках, и конница их покрыла холмы. Он сказал, что пределы мои сожжет, юношей моих мечом истребит, грудных младенцев бросит о землю, малых детей моих отдаст на расхищение, дев моих пленит. Но господь Вседержитель низложил их рукою жены [намек на стратагему 3]... Но после сих дней каждый возвратился в удел свой, а Иудифь отправилась в Ветилую, где оставалась в имении своем и была в свое время славною во всей земле.

Многие желали ее, но мужчина не познал ее во все дни ее жизни с того дня, как муж ее Манассия умер и приложился к народу своему. Она приобрела великую славу и состарилась в доме мужа своего, прожив до ста пяти лет, и отпустила служанку свою на свободу. Она умерла в Ветилуе, и похоронили ее в пещере мужа ее Манассии. Дом Израиля оплакивал ее семь дней. Имение же свое прежде смерти своей она разделила между родственниками Манассии, мужа своего, и между близкими из рода своего. И никто более не www.koob.ru устрашал сынов Израиля во дни Иудифи и много дней по смерти ее». (Иудифь 7:19—32;

8:1 — 36;

9:1 — 14;

10: 1-23;

11:1-23;

12: 1-20;

13: 1-18;

14:1-19;

15:1-10;

16:1-25).

Примечательно, что простые ассирийские воины встретили Иудифь более настороженно, нежели ассирийский полководец и его служители. Был бы Олоферн сведущим в стратагемах китайцем, то, при всем своем сладострастии, пожалуй, повелел бы одному из стражей наблюдать во время ночного пира за Иудифью через потайное окошко в шатре. Стратагему цепи Иудифи удостаивает похвалы Фома Аквинский (1225 или 1226—1274) в своей Сумме теологии, сводя при этом полное сложного стратагемного расчета деяние Иудифи к простой лжи:

«Иных... упоминают в Писании не за их совершенные добродетели, а за крайнюю тягу к добродетели: ибо в них проснулось достохвальное движение души, гюдвигшее оных на неподобающие дела. Вот и восхваляют Иудифь, но не оттого, что она солгала Олоферну, а по причине переживания оной о благополучии своего народа, ради коего подвергла себя опасности. Как бы то ни было, можно утверждать, что ее слова в переносном (mysticum) смысле были правдивы»1 ([Фома Аквинский. «Сумма теологии» («Summa Theologiae»), часть II, вопрос 110. «О лжи», статья 3. «Почему всякая ложь есть грех», возражение 3] Немецкое издание Фомы Аквинского: полное несокращенное немецко-латинское издание «Суммы теологии», т. 20-й: «Добродетели общежития» («Die Deutsche Thomas-Ausgabe: vollstndige ungekrzte deutsch-lateinische Ausgabe der Summa Theologica», 20. Band: Tugenden des Gemeinschaftsleben). Гейдельберг, 1943, с. 148).

Если Фома Аквинский говорит не о хитрости, а лишь о лжи, то в комиксе Шэнъцзин Шэньхуа Гуши (Сказания и истории из Священного Писания. Шанхай, 1988) в уста Иудифи вкладывают такие слова: «Нам не надо открывать городские ворота и сдаваться. Если мы решимся на это, ассирийцы предадут огню наш город и уничтожат наш народ. Я замыслила одну стратагему («во сянчу и цзи»), которая заставит их самих отступить».

[43667] IIa-IIae q. 110 а. 3 ad 3: «...Quidam vero commendantur in Scriptura non propter perfectam virtutem, sed propter quandam virtutis indolem, quia scilicet apparebat in eis aliquis laudabilis affectus, ex quo movebantur ad quaedam indebita facienda. Et hoc modo ludith laudatur, non quia mentita est Holoferni, sed propter affectum quem habuit ad salutern populi, pro qua periculis se exposuit. Quamvis etiam dici possit quod verba eius veritatem habent secundum aliquem mysticum intellectum». — Прим. пер.

35.9. Божественная стратагема «Приближался праздник опресноков, называемый Пасхою» (Лк 22:1). «Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы, и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить» (Мф 26:3-4).

«Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати» (Лк 22:3) [Использование сатаной стратагемы паразитизма 14 и стратагемы заместителя 3;

Иуда — лишь жертва стратагемы и как жертва невиновен;

со стратагемной точки зрения за все происходящее в дальнейшем несет ответственность стоящий за Иудой сатана;

собственно сама сцена искушения, где Иуда так или иначе имеет выбор {см. 17. IS), не описывается]. «И он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им. Они обрадовались и согласились дать ему денег;

и он обещал, и искал удобного времени, чтобы предать Его им не при народе» (Лк 22:4-6).

«И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии божием. И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою, ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе бог не завершит свое дело (Библия на современнм немецком языке, Штутгарт, 1982, Новый Завет, с. 95 и след.) (Лк 22:14—18) [итак, Иисус обозначает бога завершителем возвещенного «дела», а не человека;

люди предстают лишь послушными орудиями при достигающем своей высшей точки в распятии божественном претворении в жизнь стратагемы 3].

«И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается;

сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша [есть] Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается. И вот рука предающего Меня со Мною за столом;

впрочем, Сын Человеческий идет по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предается [этот человек — лишь жертва проводимых сатаной стратагем 14 и 3, см. выше;

посредством стратагемы ответственность с проводника стратагем сатаны удается свалить на их жертву, Иуду]. И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает» (Лк 19:23).

www.koob.ru «Когда Он еще говорил это, появился народ, а впереди его шел один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть [стратагема 10]. Иисус же сказал ему: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого? Бывшие же с Ним, видя, к чему идет дело, сказали Ему: господи! не ударить ли нам мечом? И один из них ударил раба первосвященникова и отсек ему правое ухо. Тогда Иисус сказал: оставьте, довольно. И, коснувшись уха его, исцелил его [первый и единственный раз, когда в ходе распятия Иисус творит чудо;

далее в своих действиях он руководствуется стратагемой laissez-faire [невмешательства] 16]» (Лк 22:48—51).

«Первосвященникам же и начальникам храма и старейшинам, собравшимся против Него, сказал Иисус: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня? Каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук, но теперь ваше время и власть тьмы бог утвердил надо мной (Библия на современном немецком языке, указ, соч., с. 97) [бог как проводник стратагемы заместителя 3 и стратагемы laissez-faire 16]»(Лк 22:52—53).

«Люди, державшие Иисуса, ругались над Ним и били Его;

и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали Его: прореки, кто ударил Тебя? И много иных хулений произносили против Него [чудотворец Иисус, который мог бы положить конец своим гонениям, прибегает здесь к стратагеме laissez-faire 16, перекликающейся со стратагемой 27]» (Лк 22:63—65).

«И как настал день, собрались старейшины народа, первосвященники и книжники, и ввели Его в свой синедрион и сказали: Ты ли Христос? скажи нам [вместо молчания — как затем перед Иродом — Иисус говорит, давая как раз те ответы, которые вызывают возмущение у противной стороны: провокационная стратагема 13]. Он сказал им: если скажу вам, вы не поверите;

если же и спрошу вас, не будете отвечать Мне и не отпустите [Меня];

отныне Сын Человеческий воссядет одесную силы божией. И сказали все: итак, Ты Сын божий? Он отвечал им: вы говорите, что Я. Они же сказали: какое еще нужно нам свидетельство?

ибо мы сами слышали из уст Его» (Лк 22:66—71).

«И поднялось все множество их, и повели Его к Пилату, и начали обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем. Пилат спросил Его:

Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь. Пилат сказал первосвященникам и народу: я не нахожу никакой вины в этом человеке. Но они настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места».

«Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин? И, узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме. Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем, и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо, и предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему [Вместо речей — как раньше перед синедрионом — чтобы с их помощью приблизиться к Ироду и по возможности склонить его на свою сторону, Иисус хранит молчание, сознательно вызывая у противной стороны наибольшее возмущение своим поведением: Иисус вновь обращается к провокационной стратагеме 13]» (Лк 23:1—9).

«Обвиняемому нужно бы лишь на многочисленные просьбы судьи отмежеваться от столь очевидно ложного обвинения в том, что он царь Иудейский...» Однако Иисус «упорствовал в своем молчании, тем самым подтверждая свое неповиновение». «В действительности... подобное поведение по отношению к римскому наместнику являлось неповиновением. К неповиновению, безусловно, относился и случай отказа обвиняемого отвечать на вопросы суда...» Неповиновение Иисуса «явилось непосредственной причиной его распятия» (см. Александр Демандт (Demandt) [Ред.], Власть и право: знаменитые судебные процессы в истории («Macht und Recht: Groe Prozesse in der Geschichte»). Мюнхен, 1990, с. 55 и след., 58).

«Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его. Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним [без предыдущего молчания Иисуса они вряд ли бы зашли так далеко], одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату».

«И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом.

Пилат же, созвав первосвященников и начальников и народ, сказал им: вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ;

и вот я при вас исследовал и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его;

и Ирод также, ибо я посылал Его к нему;

и ничего не найдено в Нем достойного смерти;

итак, наказав Его, отпущу» (Лк 23:10—16). «Но первосвященники и старейшины возбудили народ [стратагема заместителя 3] простить Варавву, а Иисуса погубить» (Мф 27:20).

«Но весь народ стал кричать: смерть Ему! а отпусти нам Варавву. Варавва был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство. Пилат снова возвысил голос, желая отпустить Иисуса. Но они кричали: распни, распни Его! Он в третий раз сказал им: какое же зло сделал Он? я ничего достойного смерти не нашел в Нем;

итак, наказав Его, отпущу. Но они продолжали с великим криком требовать, чтобы www.koob.ru Он был распят;

и превозмог крик их и первосвященников» (Лк 23:18—23).

«Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего;

смотрите вы [Пилат изображается невинным орудием толпы, которую тот косвенно обвиняет в использовании стратагемы 3, см. также Герхард Отте (Otte), «Новый суд над Христом?»: Neue Juristische Wochenschrift. Мюнхен, тетрадь 14, 1992, с. 1025]. И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших» (Мф 27:24—25).

«И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие» (Мф 27:31).

«И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его... Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают [Точное обозначение ничего не подозревающих исполнителей не распознанных козней;

наивность жертвы стратагемы обусловлена самой природой хитрости]» (Лк 23:33—34).

«Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух» (Лк 23:44-46).

«Иудеи или же в большей мере римляне повинны в смерти Иисуса? Теория убийства господа тянется кровавым следом через всю историю...» (Новая цюрихская газета, 22—23.03.1997, с. 104). «Четыре Евангелия явно склонны винить в смерти Иисуса не римлян, а иудеев» (Шпигель. Гамбург, № 14, 1997, с.

204). Евангелия «стремятся выгородить римлян как исполнителей смертного приговора Иисусу, представив иудеев закулисными заправилами случившегося» (Новая цюрихская газета, 3.11.1997, с. 26). Согласно единодушным в своем мнении сообщениям «четырех Евангелий в смерти Иисуса в первую голову виновны иудеи, тогда как с Пилата снимается ответственность за смерть Иисуса. Пилат в Евангелиях предстает лишь беспомощным орудием жаждущей расправы иудейской толпы...» (Уве Шульц (Schultz) [Ред.], Знаменитые заговоры: право и справедливость в истории («Groe Prozesse. Recht und Gerechtigkeit in der Geschichte»).

Мюнхен, 1996, с. 42). «Вера церкви, что ответственность за распятие Христа до скончания века лежит на иудейском народе, глубоко укоренилась в христианстве и не поколеблется, как бы ни изменились представления, взгляды и привычки людей» (патриарх Антиохии и всего Востока [Игнатий IV (Хазим, род.

1920)] в одной из переданных сирийским радио речей, см.: Клара Обермюллер (Obermller), «Антисемитизм и его корни в антииудаизме христианской церкви: незаживающая рана на теле господнем». Велътвохе.

Цюрих, 14.06.1990, с. 33).

Исключительно между ответственностью со стороны римлян и иудеев за «величайшую утрату Запада»

(Новая цюрихская газета, 8.09-1989, с. 67) снует подобно ткацкому челноку значительно затемняющая или загоняющая в узкие рамки стратагемную сторону новозаветного описания, а в остальном сугубо правово историческая или богословская дискуссия (см. Джон Доминик Кроссан (Crossan). Кто убил Иисуса?

Мюнхен, 1999;

Жан Эмбер (Imbert), Le procs de Jsus, 2-е изд. Париж, 1984, особенно с. 88 и след., 114 и след.;

см. также Иосиф Блинцлер, Der Prozejesu («Суд над Иисусом», 1955). Регенсбург, 1969;

Розель Баум Боденбендер (Baum-Bodenbender), Величие и низость: иоаннова христология в суде Пилата над Христом (Инн 18:28— 19:17) («Hoheit in Niedrigkeit — Johanneische Christologie im Proze Jesu vor Pilatus (Jon. 18,28— 19,16а)»). Вюрцбург, 1984;

Мануэль Чико Кано (Cano), Суд над Иисусом;

литературно-критическое и редакционно-историческое исследование Лк 23:1—25, («Proze Jesu;

eine literarkritische und redaktionsgeschichtliche Untersuchung zu Lk 23,1 — 25»). Мюнстер (Вестфалия), 1980;

Хаим Кон (Chaim Cohn), Осуждение и смерть Иисуса с иудейской точки зрения («Proze und Tod Jesu aus jdischer Sicht»).

Франкфурт-на-Майне, 1997;

Гертруда Фуссенеггер (Fussenegger), Пилат: действия вокруг суда над Иисусом: с приложением отчета («Pila tus: Szenenfolge um den Proze Jesu: mit einem Rechenschaftsbereicht»). Фрайбург, 1982;

Вернер Кох (Koch), Суд над Иисусом: опыт составления отчета («Der Proze Jesu: Versuch eints Tatsachenberichts»). Мюнхен, 1968;

Teo Майер-Мали (Mayer-Maly), «Правово-исторические замечания о суде над Иисусом»: Живое право: от шумеров до современности:

сборник в честь 65-летия Райнхольда Тринкнера (Trinkner) («Lebendiges Recht: von den Schumerern bis Gegenwart: Festschrift fr Reinhold Trinkner zum 65. Geburtstag»). Гейдельберг, 1995, с. 39— 44;

Рудольф Пеш (Pesch), Суд над Иисусом продолжается («Der Proze Jesu geht weiter»), Фрайбург, 1988;

Уве Везель (Wesel), История права («Geschichte des Rechts»). Мюнхен, 1997, с. 170— 174).

«В убийстве Иисуса виновны не только иудеи», — говорится в направленных на борьбу с антисемитизмом «Зелисбергских десяти тезисах»454 1947 г., которые были оглашены перед прессой по окончании Международная конференция 1947 г. в Зелисберге (Швейцария), где представители различных христианских конфессий и иудаизма приняли 10 тезисов, положенных в основу развития христианско-иу дейского диалога. Некоторые тезисы носили поистине революционный характер: в частности, призывалось «избегать возвеличивания христианства за счет умаления библейского или постбиблейского иудаизма», www.koob.ru международной религиозной конференции в швейцарском городе Зелисберге («Признание вины во враждебном отношении Церкви к иудеям». Новая цюрихская газеma, 7.03.1997, с. 15). Итак, «иудеи» по прежнему «виновны в убийстве Христа». С другой стороны, утверждается: «раз уж мир смертью Иисуса примиряется с богом, то вина в его смерти лежит на всем человечестве, а не на одних иудеях» (Мартин Гунц (Gunz). «Жестокий бог?»: Антииудаизм в Новом Завете, дополнение: юбилейное приложение к еженедельнику «Реформатская пресса» («AntiJudaismus im Neuen Testament. Annex: Jubilumsbeilage zur Reformierten Presse»). Цюрих, № 12, 1997, с. 18). Действительно ли это подвижки, когда, к примеру, китайцев тоже причисляют к виновникам гибели Христа?

Но если, кроме иудеев и римлян, существуют еще Третий и Четвертый Участники произошедшего Распятия, а именно Иисус и бог-отец? Действительно ли они были лишь безропотной жертвой либо иудеев, либо римлян, либо всего человечества? Было ли распятие Иисуса, «влиятельнейшего вождя мировой истории»

(норвежский парламентарий Ларе Ризе (Riese): Kirchen-Bote. Базель, № 4, апрель 1998, с. 4) на самом деле «самым ужасным поражением и крайним самоунижением бога» (Уве Юстус Венцель (Wenzel). «Поражение бога»: Новая цюрихская газета, 29-30.03.1997, с. 65)? Был ли Иисус именно в ходе распятия на самом деле «бессильным царем», чья сила исключительно «покоилась на силе его любви» ([издающаяся с 1859 г.

местная газета швейцарского городка Айнзидельн (Einsiedeln), кантон Санкт-Галлен] Einsiedler Anzeiger, 6.01.1998, с. 2)? Или же есть еще пятое действующее лицо? На это указывает высказывание о том, что якобы дьявол привел Иисуса «через иудеев на крест» (Раймунд Швагер (Schwager). Чудесный подлог: касательно истории и толкования учения о спасении («Der wunderbare Tausch: zur Geschichte und Deutung der Erlsungslehre»). Мюнхен, 1986, с. 34). Хотя сатана в Евангелиях и упоминается как водитель Иуды [Лк 22:3, Инн 13:2], более в новозаветных текстах о нем не слышно. Все происходящее, таким образом, сосредоточивается на четырех действующих лицах — «иудеях», «римлянах», «Иисусе» и «боге-отце».

Следует поближе, сквозь призму стратагем, присмотреться к разыгрываемому этими четырьмя актерами представлению: «...Бог хочет смерти человеку, а именно смерти Иисуса на кресте, дабы этой смертью мир обрел искупление (Vershnung). Искупление смертью, возжеланной богом смертью?» (Мартин Кунц (Cunz), там же). Такое же направление мысли должен придать обозначенный вначале стратагемный разбор повествования о ходе распятия. Далее я буду опираться на издание Библии, которым пользовался во время учебы в монастырской школе Айнзидельна (П. Иоганнес Перк (Perk), перевод и разъяснения: Новый Завет, Айнзидельн — Кёльн 1946 [на рус. яз. дается Синодальный перевод Библии]). Если рассматривать описание распятия в Евангелиях с точки зрения стратагемы цепи, мы приходим к присутствующему изначально в тексте оправданию как римлян, так и иудеев, а тем паче китайцев или же всего человечества. И единственно повинными в смерти Иисуса со всей очевидностью предстают сам Иисус и, соответственно, бог-отец. Они, как показывает проведенный стратагемный анализ, использовали невинных и наивных людей. Не оказались ли все они, будь то римляне, иудеи либо китайцы, жертвой божественной стратагемы 3 «чужим ножом убить человека», сцепленной с многочисленными вспомогательными стратагемами? Вспомним, что говорится в Коране: «Бог самый искусный из хитрецов», ([сура 3 «Семейство Имрана», аят 47 (54): «ва ллаху хайру-л-макирине». Пер. Г. Саблукова, 1907], «Dieu est le meilleur des ruses»: Шейх Сы Хамза Бубакер (Si Hamza Boubakeur). Коран. Париж, 1985, с. 212 и след., см. также с. 598;

Коран. Пер. на нем. Макса Хеннинга (Henning). Штутгарт, I960, сура 3, аят 47). Правда, согласно Корану, хитрость бога состоит в использовании стратагемы 11, так что Иисус сам избегает смерти [сура 4 Женщины, аят 156 (157)] (указ.

соч., с. 598). Поведение Иисуса отчасти напоминает поведение Сократа (ок. 470—399), который спровоцировал суд приговорить его к смерти, но при этом Сократ открыто стремился к выбранной им смерти через служащее этой цели судейское посредничество (Ксенофонт. Сократические сочинения («Die sokratischen Schriften»). Пер. Эрнста Букса (Bx). Штутгарт, 1956, с. 305 и след.).

Порой, однако, выдвигают и иные виды жертвенной смерти Иисуса. Якобы Иисус привел своих учеников и некоторых уверовавших на гору, где обратился к ним с последними словами. И тут внезапно раздался голос свыше, глаголющий: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный. Ныне я жертвую им во спасение человечества».

Затем в землю ударила молния, смертельно ранив Иисуса. Или вот: Иисус вынул меч либо взял чашу с ядом, чтобы лишить себя жизни. Его погребли, а на третий день он воскрес. Это было совершенно лишенное стратагемного замысла заклание себя. В таком случае никто не был бы виновен и не нес бы ответственность за случившееся. Тем самым чистая любовь бога изливалась бы столетиями на все незапятнанное человечество. И если бы Иисус избрал такую, лишенную стратагемного замысла, жертвенную смерть, то «избегать употребления слова «иудеи» в значении исключительно «враги Иисуса» и т. д... Десять Зелисбергских тезисов были положены в основу будущей декларации II Ватиканского собора Nostra Aetate, где в разделе об отношении к иудаизму утверждается, что «иудеи доныне остаются, ради отцов, возлюбленными» и что Католическая церковь «сожалеет о ненависти, о гонениях и всех проявлениях антисемитизма... против иудеев» (Юрий Табак. Основные вехи иудейско-христианского диалога//Заметки по еврейской истории (Интернет-журнал еврейской истории, традиции, культуры), № 25 от 23.02.2003).

Подробнее см.:Жан Поль Лихтенберг. От Первого до Последнего из Праведников: к истории еврейско христианских отношений. Пер. с англ. и коммент. Ю. Табака. М.: Путь, 1996. - Прим. пер.

www.koob.ru вряд ли бы мы читали такие вот строки.

«В каждом храме над алтарем висит образ крестных мук» (Шпигель. Гамбург, 1998, № 27, с. 79).

«Иудею тяжко стоять в храме перед крестом. Из-за креста он страдал столетиями, ибо многие погромы свершались во имя креста» (Мишель Боллаг (Bollag), помощник раввина еврейской общины Цюриха: Новая цюрихская газета, 12.06.1997, с. 15).

«Иудеи уже 2000 лет живут с виной за смерть Иисуса» (Шпигель. Гамбург, № 28, 1992. с. 6l).

«Христианство» на Западе на протяжении 2000 лет всячески мучило и преследовало иудеев...» (Клаус Бергер (Berger): Вольтвехе. Цюрих, 19.12.1996, с. 41).

«Христиане взвалили вину за смерть Иисуса на иудеев, что привело к антисемитским религиозным актам насилия» (Чжу Маньтин..«Ватикан просит прощения у иудеев». Жэнъминъ жибао. Пекин, 29.03.1998, с. 3).

«Христианская враждебность к иудеям подготовила почву современному расистскому антисемитизму, неизменно сопутствуя ему» (Эккехард Штегеманн (Stegemann). «Новый Завет: питательная среда для антисемитизма»: Антииудаизм в Новом Завете, дополнение: юбилейное приложение к еженедельнику «Реформатская пресса» («AntiJudaismus im Neuen Testament, Annex: Jubilumsbeilage zur Reformierten Presse»). Цюрих, № 12, 1997, с. 4).

«Ныне я уверен, что действую вполне в духе творца всемогущего: борясь за уничтожение еврейства, я борюсь за дело божие» (Адольф Гитлер. Майн Кампф, гл. II «Венские годы учения и мучения». Гитлер.

Майн Кампф. M.: T-OKO, 1992): Юлиус X. Шепс (Schps). От призыва к убийству к массовому убийству.

Цайт. Гамбург, 26.04.1996, с. 4).

Итак, зачем тогда совершенно в стратагемном ключе описанное в Евангелиях распятие с вовлечением невинных, которых затем в итоге преследуют как «убийц господа»? «Крест: должен ли он нас мучить?»

(Билъд. Гамбург, 17.09.1992, с. 4). Велась или идет ли здесь речь о «нападении человеческой толпы»? Или же для обретения власти над человечеством требовалось дать почувствовать ему свою вину и убедить его в необходимости спасения, причем Спаситель или Его наместник на земле, естественно, вновь обретает власть над нуждающимися в спасении по принципу: «Раз согрешил, падай ниц!»? Эти вопросы выходят за рамки стратагемного замысла, который позволяет осознать лишь определенные, а именно хитроумные действия, оставив изучение мотивов использования хитрости иным предметам знаний, в данном случае богословию.

Об обсуждаемом здесь круге вопросов писал мне в одном из писем от 24.06.1990 г. отец Амеде Граб (Grab), в ту пору викарный епископ в Женеве, с 1 января 1998 г. глава католического Совета епископских конференций Европы (СЕЕК) и с 23 февраля того же года епископ Кура [главного города швейцарского кантона Граубюнден]: «В последние годы разбирают Библию со многих сторон. Стратагемный подход так же правомерен, как и психоаналитический или социологический... Я лишь спрашиваю себя, поможет ли данный подход лучше понять волю бога [даровать] спасение. Бог действует через людей с учетом их сильных и слабых сторон, при этом получается то, о чем говорит португальская пословица: «Бог пишет правильно кривыми линиями» ([Deus escreve certo роr linhas tortas] 455 см. здесь 24.14). Касательно распятия отцы церкви единодушны: своими грехами люди привели Сына божьего на крест. Но таинственным образом мучители оказались и орудиями милосердия бога. Не оттого, что им двигала жажда мести или материального возмещения за невинные страдания Иисуса. Но по причине того, что эти добровольно принятые на Себя страдания Он избрал для проявления Своей любви и дарования прощения. Так понимает христианство пророческие строки Ветхого Завета: «Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое;

Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни;

а мы думали, [что] Он был поражаем, наказуем и уничижен богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши;

наказание мира нашего [было] на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис 53:3—5).

В своем письме от 3-04.1987 г. отец Амаде, к которому я 4.12.1998 г. еще раз устно обратился по поводу данного круга вопросов, написал мне несколько строк, которыми мы завершим затронутую тему. Но прежде разрешу себе сделать одно замечание: когда выставляют само орудие виновным или ответственным за что либо, не упоминая при этом того, кто им воспользовался, вряд ли такой постановкой вопроса Так говорят в Бразилии, иносказательно утверждая, что бог всегда справедлив, но иногда способы, к которым Он прибегает, могут казаться человеку неправильными, «кривыми», извилистыми. Поскольку смерть, болезни и трагедии человеческой жизни находятся в руках бога, то такие выражения подразумевают, что человек не может непосредственно понять Его пути. — Прим. пер.

www.koob.ru удовлетворится каждый, знакомый со стратагемой заместителя 3 и стратагемой козла отпущения 11.

Подобный подход означал бы поощрение всякого рода закулисных заправил. Они могли бы ссылаться на христианского бога как на великий образец для своих действий! При умерщвлении Иудифью Олоферна (35.8) при любой возможности подчеркивается содействие бога, даже Его решающая роль, тогда как в убиении Иисуса ответственными предстают только люди. Божественный макиавеллизм: славные деяния подданных предстают заслугой их властелина, а совершенные с его воли и согласия злодеяния подданных оказываются исключительно их прегрешениями, совсем не касающимися их властелина?

Здесь не отрицается, что люди-преступники виновны, если действуют по собственному почину. Однако в Евангелиях, как кажется, не особенно ясно, виновен ли тот, кто позволил преступникам совершить злодеяние и воспользовался ими для его совершения, последствий которого не предвидел. Ведь сказано в Писании: «Величается ли секира пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает ее? Как будто жезл восстает против того, кто поднимает его;

как будто палка поднимается на того, кто не дерево!»

(Исайя 10:15). (Зенгер приводит слова из перевода Ветхого Завета Мартина Лютера. 2-е изд. Штутгарт, 1971, с. 661). И все же слова отца Амеде, написанные мне 3.04.1987 г., как мне кажется, подтверждают предлагаемое мной стратагемное толкование». Вот эти слова: «Главная вина в смерти Иисуса лежит на нас как на грешниках. И «римляне», и «иудеи» были орудиями».

35.10. На пути в Эммаус Через три дня после смерти Иисуса «двое из них [учеников Иисуса] шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Эммаус;

и разговаривали между собою о всех сих событиях. И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними. Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его [иными словами: Иисус не дает узнать себя;

стратагема превращения 21]. Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны?

Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни? И сказал им: о чем? [Иисус притворяется глупцом;

стратагема 27]. Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред богом и всем народом;

как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его [ограничивающийся лишь человеческими действующими лицами разбор происходящего под углом зрения стратагемы заместителя 3, см. 35-9]. А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля;

но со воем тем, уже третий день ныне, как это произошло. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели. Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании. И приблизились они к тому селению, в которое шли;

и Он показывал им вид, что хочет идти далее [провокационная стратагема 13]. Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них. И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание? И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать Апостолов и бывших с ними, которые говорили, что господь истинно воскрес и явился Симону. И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба» (Лк 24:13—35).

35.11. Одураченная Европа «Агенор, сын Ливии и Посейдона... отправился из Египта и обосновался в стране Ханаан, где женился на Телефассе, которую также называли Аргиопой, родившей ему Кадма, Феникса, Килика, Фасоса, Финея и единственную дочь Европу. Влюбившийся в Европу Зевс [Грейвс Р. Мифы Древней Греции. Пер. с англ. К.

Лукьяненко. М.: Прогресс, 1992, с. 153] превратился в быка и доставил ее на Крит на спине, переплыв море.

Там овладел ею, после чего та родила ему сына, Миноса» (Греческие сказания («Griechische Sagen»).

Введение и перевод Людвига Мадера (Mader). Цюрих—Штутгарт, 1963, с. 328). Как это произошло? Густав Шваб излагает эти события более обстоятельно (Сказания классической древности («Sagen des klassischen Altertums»). Новое издание Вальтера Келлера (Keller). Цюрих, 1943, с. 167—170).

Итак, «влюбившийся в Европу Зевс приказал Гермесу перегнать скот Агенора поближе к берегу моря у Тира, где Европа любила гулять в сопровождении своих подруг, а сам присоединился к стаду, превратившись в белоснежного быка с широким подгрудком и маленькими жемчужными рожками, между которыми пролегла единственная черная полоска [стратагема превращения 21]. Европа была поражена красотой быка и, убедившись, что он нежен, как ягненок, подавила страх и стала играть с ним. Она совала www.koob.ru ему в пасть цветы, украшала рога венками и, наконец, решилась забраться к нему на спину и не испугалась, когда он пошел с ней в сторону моря [стратагема изоляции 15]· Неожиданно бык быстро поплыл, и ей осталось только с испугом смотреть на тающий вдали берег [стратагема тупика 28]. Одной рукой она продолжала держаться за правый рог быка, а в другой все еще держала корзину с цветами. Выйдя на берег около критского города Гортина, Зевс превратился в орла [стратагема превращения 21] и овладел Европой в ивовых зарослях у ручья. Некоторые утверждают, что это случилось под вечнозеленым платаном. Европа родила ему трех сыновей: Миноса, Радаманта и Сарпедона» [Грейвс Р. Мифы Древней Греции. Пер. с англ.

К. Лукьяненко. М.: Прогресс, 1992, с. 153—154] 456. Когда Зевс овладел Европой, та хотела со стыда броситься в морскую пучину, но тут появилась Афродита и поведала ей, что она стала земной супругой непобедимого Зевса. Ее имя пребудет в веках, ибо чужой край, приютивший ее, впредь станет называться Европой.

35.12. Кобылица срывает возведение крепостной стены «В те времена боги только начинали селиться, и когда они устроили Мидгард и возвели Вальгаллу, пришел к ним некий мастер и взялся построить за три полугодия стены, да такие прочные, чтоб могли устоять против горных великанов и исполинов, вздумай они напасть на Мидгард. А себе выговаривал он Фрейю в жены и хотел завладеть солнцем и месяцем.

Асы держали совет и сговорились с мастером на том, что он получит все, что просит, если сумеет построить стены в одну зиму. Но если с первым летним днем будет хоть что-нибудь не готово, он ничего не получит. И не вправе он пользоваться чьей-нибудь помощью в этой работе.

Изложение мифа по поэме Мосха (творил ок. 150 г. до н. э.) «Идиллии»: у царя богатого финикийского города Сидона, Агенора, было три сына и дочь, прекрасная, как бессмертная богиня. Звали эту юную красавицу Европа. Приснился однажды сон дочери Агенора. Она увидела, как Азия и тот материк, что отделен от Азии морем, в виде двух женщин боролись за нее. Каждая женщина хотела обладать Европой.

Побеждена была Азия, и ей, воспитавшей и вскормившей Европу, пришлось уступить ее другой. В страхе Европа проснулась, не могла она понять значения этого сна. Смиренно стала молить юная дочь Агенора, чтобы отвратили от нее боги несчастье, если сон грозит таковым. Затем, одевшись в пурпурные одежды, затканные золотом, пошла она со своими подругами на зеленый, покрытый цветами луг, к берегу моря. Там, резвясь, собирали сидонские девы цветы в свои золотые корзины. Они собирали душистые, белоснежные нарциссы, пестрые крокусы, фиалки и лилии. Сама же дочь Агенора, блистая красой своей среди подруг, подобно Афродите, окруженной харитами, собирала в свою золотую корзиночку одни лишь алые розы.

Набрав цветов, девы стали со смехом водить веселый хоровод. Их молодые голоса далеко разносились по цветущему лугу и по лазурному морю, заглушая его тихий, ласковый плеск. Недолго пришлось наслаждаться прекрасной Европе беззаботной жизнью. Увидел ее сын Крона, могучий тучегонитель Зевс, и решил ее похитить. Чтобы не испугать своим появлением юную Европу, он принял вид чудесного быка. Вся шерсть Зевса-быка сверкала, как золото, лишь на лбу у него горело, подобно сиянию луны, серебряное пятно, золотые же рога быка были изогнуты, подобно молодому месяцу, когда впервые виден он в лучах пурпурного заката. Чудесный бык появился на поляне и легкими шагами, едва касаясь травы, подошел к девам. Сидонские девы не испугались его, они окружили дивное животное и ласково гладили его. Бык подошел к Европе, он лизал ей руки и ласкался к ней. Дыхание быка благоухало амброзией, весь воздух был наполнен благоуханием. Европа гладила быка нежной рукой по золотой шерсти, обнимала его голову и целовала его. Бык лег у ног прекрасной девы, он как бы просил ее сесть на него. Смеясь, села Европа на широкую спину быка. Хотели и другие девушки сесть с ней рядом. Вдруг бык вскочил и быстро помчался к морю. Похитил он ту, которую хотел. Громко вскрикнули от испуга сидонянки. Европа же протягивала к ним руки и звала их на помощь;

но не могли помочь ей сидонские девы. Как ветер, несся златорогий бык.

Он бросился в море и быстро, словно дельфин, поплыл по его лазурным во- дам. А волны моря расступались пред ним, и брызги их скатывались, как алмазы, с его шерсти, не смочив ее. Всплыли из морской глубины прекрасные нереиды;

они толпятся вокруг быка и плывут за ним. Сам бог моря Посейдон, окруженный морскими божествами, плывет впереди на своей колеснице, своим трезубцем укрощает он волны, ровняя путь по морю своему великому брату Зевсу. Трепеща от страха, сидит на спине быка Европа. Одной рукой она держится за его золотые рога, другой же подбирает край своего пурпурного платья, чтобы не замочили его морские волны. Напрасно боится она;

море ласково шумит, и не долетают до нее его соленые брызги.

Морской ветер колышет кудри Европы и развевает ее легкое покрывало. Все дальше берег, вот уже скрылся он в голубой дали. Кругом лишь море да синее небо. Скоро показались в морской дали берега Крита. Быстро приплыл к нему со своей драгоценной ношей Зевс-бык и вышел на берег. Европа стала женой Зевса, и жила она с тех пор на Крите. Три сына родились у нее и Зевса: Минос, Радаманф и Сарпедон. По всему миру гремела слава этих могучих и мудрых сыновей громовержца Зевса. [Н. Кун. Легенды и мифы Древней Греции. М., 1975].

www.koob.ru Когда они поставили эти условия, он стал просить у них позволения взять себе в помощь коня Свадильфари.

И по совету Локи ему позволили это. С первым зимним днем принялся он за постройку. По ночам возил камни на своем коне, и дивились асы, что за глыбы тащил тот конь: он делал вдвое больше каменщика. Но договор был заключен при свидетелях и скреплен многими клятвами, ибо великаны думали, что иначе всего можно ждать от асов, когда вернется Тор. Он был тогда на востоке и бился с великанами. Шла зима, и все быстрее подвигалась постройка стены. Она была так высока и прочна, что, казалось, никому не взять ее приступом. И когда до лета оставалось всего три дня, дело было лишь за воротами.

Сели тогда боги на свои престолы и держали совет и спрашивали друг друга, кто посоветовал выдать Фрейю замуж в страну великанов и обезобразить небо, сняв с него солнце и звезды и отдав их великанам. И все сошлись на том, что такой совет дал не иначе, как Локи, сын Лаувейи, виновник всяческих бед. И сказали, что поделом ему будет лютая смерть, если он не найдет способа, как помешать мастеру выполнить условие сделки, и они насели на Локи.

А он струсил и поклялся подстроить так, что каменщик ни за что не выполнит условия. И в тот же вечер, лишь отправился мастер за камнями со своим конем Свадильфари, выбежала из лесу со ржанием кобыла навстречу коню. И лишь заметил конь, что это была за кобыла, он взбесился и, порвав удила, пустился за нею, а она ускакала в лес. Каменщик бросился вслед и хотел изловить коня, но лошади носились всю ночь, и работа не тронулась с места. И на следующий день было сделано меньше, чем обычно. И каменщик, увидев, что не закончить ему работу к сроку, впал в ярость великанскую.

Асы же, признав в пришельце горного великана, не посмотрели на клятвы и позвали Тора. Тотчас явился Тор, и в тот же миг взвился в воздух молот Мьёлльнир. Заплатил Тор мастеру за работу, да не солнцем и звездами, жить в Стране Великанов — и в том было отказано мастеру. Первый же удар вдребезги разбил ему череп, и отправился он в глубины Нифльхеля.

А был то Локи, кто бегал со Свадильфари, и спустя несколько времени он принес жеребенка. Жеребенок был серой масти и о восьми ногах, и нет коня лучше у богов и людей» [Снорри Стурлусон. «Младшая Эдда», часть 2 «Видение Гюльвы», глава «Асы нарушили клятвы, данные каменщику»: «Младшая Эдда».

Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1970. Издание подготовили: O.A. Смирницкая;

М.И. Стеблин Каменский].

В этих событиях из жизни германских богов Локи соединяет стратагему превращения 21 со стратагемой сладострастия 31 и стратагемой обессиливания 19. Стратагема превращения и стратагема сладострастия служат предпосылкой для успешного приведения в действия стратагемы обессиливания. Все здесь держится на стратагеме 19.

Однако самому Снорри Стурлусону в его повествовании Видение Гюльв и невдомек это. У него в центре внимания находится не главенствующая в рамках стратагемы цепи стратагема обессиливания 19, обеспечившая сохранение готового рухнуть порядка, а волшебное, представляющееся предосудительным оборотничество и связь между кобылой и жеребцом. Подобное «согласно и германско-языческим, и христианско-средневековым представлениям было неприемлемым, считалось извращением, мужеложством»

(Хайнц Клингенбергер (Klingenberger)). То, как Снорри Стурлусон излагает стратагемное решение задачи, наводит на мысль, что пораженный слепотой к хитрости, он не видит стратагемного содержания того, что взялся описывать. Не высокая крепость горного великана, а стена из нравственных установлений застила ему взгляд на стратагемное творение Локи.

35.13. План завоевания Цезарем деревни Астерикса В [15-м выпуске знаменитой серии комиксов французов, автора текста Рене Госсини (Goscinny, 1926—1977) и художника Альбера Юдерзо (Uderzo, род. 1927), Склоки («La zizanie», 1970), в нем. переводе] Спор из-за Астерикса Цезарь пытается сломить сопротивление деревушки на севере Бретани (называвшейся в ту пору Арморикой), где живут Астерикс и Обеликс, тем, что сеет там смуту. Он использует изощренного интригана [Тулия Громилу (Tullius Dtritus)], которому, рассорив жителей, почти удается привести деревушку к гибели, но только почти... Астерикс все же сумел сам одолеть кознодеев, после чего натиск римлян терпит крах. Но неудача не отбивает охоту у Цезаря. Спустя некоторое время римский полководец решается повторить свою попытку, но на этот раз «посредством иной хитрости», как пишут [голландский историк] Рене ван Ройен (Royen) и [его супруга, филолог-античник] Суннива ван дер Вегт (Vegt) в своей книге Правда об Астериксе457 ([«Astrix en de Waarheid», 1997, на нем. яз.] «Astrix — Die ganze Wahrheit»).

Решив выяснить, как соотносятся историческая правда и вымысел в историях об Астериксе, голландская чета написала три увлекательные книги помимо упомянутой: Астрикс и окружающий мир («Astrix en de wijde wereld», 2000) о путешествии героя по Римской империи, и Наследие Астерикса: жизнь в Нижних www.koob.ru Мюнхен, 1998, с. 111). Цезарь заключил, что сила кельтских галлов велика из-за отсутствия у них культуры.

Зная, что культура смягчает нравы, Цезарь рядом с деревней Астерикса возводит великолепное современное поселение по римскому образцу, в котором живут воспитанные римляне. Хитрость, похоже, ему удалась, поскольку селяне стали втягиваться в полную удобств жизнь римлян. Но в итоге культурный натиск терпит поражение, потому что селяне все же остаются верными принятому у них укладу жизни, прогоняя пришельцев. Однако могущественнейший римский муж не сдается: он надеется на силу денег. Ведь еще в ту пору знали: «при богатстве немногих воцаряется продажность и непомерность притязаний. Если весь народ подвержен этому, то подтачивается сам [его] корень» (Бото Штраус). Способствуя огромному спросу на ритуальные камни458, Цезарь сделал так, что в деревню Астерикса хлынул поток денег. В итоге всех жителей поразили зависть и соперничество, подточив тем самым их боевой дух. Но и в данном случае успех Цезаря оказался кратковременным. Асте-риксу с его друзьями вновь удалось отвести грозящую односельчанам пагубу. Цезарю пришлось признать свое поражение.


Цезарь приводит в действие одну за другой стратагемы раздора и дважды стратагему обессиливания 19, лишь бы поставить на колени галлов.

35.14. Брак, который должен стать произведением искусства Роман Зебра («Le zbre», 1988) Александра Жардена (Jardin) появился в 1988, получил награду «Prix femine»

и целую неделю с 3 по 8 августа 1988 г. входил в тройку французских бестселлеров (на нем. яз. Das Zebra, Дюссельдорф, 1990). В 1992 г. Жан Пуаре перенес роман на экран. О большей, по сравнению с немецкоязычным миром, восприимчивости к стратагемам французов данное литературное произведение свидетельствует тем, что там (в оригинальном тексте) одиннадцать раз встречается слово «stratagme» (с. 22, 26, 34, 68, 75, 91, 116, 143, 1б7, 174, 202) и пять раз — слово «ruse» (хитрость) (с. 51, 58, 72, 105, 113). Но и французскому автору свойственна присущая Западу нехватка понимания хитрости, поскольку все ограничивается простым упоминанием «стратагемы» и «хитрости». Отсутствует всякий анализ используемых героями повествования стратагемных приемов или более подробное их объяснение.

Приведем краткое изложение содержания романа.

Гаспар по прозвищу Зебра служит нотариусом в небольшом городке. Уже пятнадцать лет он женат на Камилле, школьной учительнице. И вот он обнаруживает, что их отношения с женой стали обыденными, из них исчезла всякая страсть или влюбленность. Видя, как иные мужчины его лет в подобном положении начинают посматривать на сторону, ища связи с более молодыми женщинами, Гаспар решает как бы заново завоевать свою жену, которую он крепко любит. Он хочет пробудить прежнюю страсть с помощью изощренных стратагем. К такому решению его подталкивает и случай, когда он видит свою жену без сознания в больнице, куда та попала после аварии. Как раз тогда ему становится ясно, что он в любой момент может потерять свою жену и поэтому столь важно в отпущенное еще судьбой время любить друг друга, а не довольствоваться поостывшими чувствами. «Всякий раз, когда ты засыпаешь, меня охватывает страх, что ты уже не проснешься», — говорит он ей. Гаспар любит читать биографии великих людей, и по сравнению с ними он кажется себе ничтожеством. И он решает, что его творением должен стать брак. Он говорит Камилле, что для ее завоевания собирается прибегнуть к стратагемам.

Первая стратагема: однажды утром он сообщает еще полусонной супруге: «Я покидаю тебя и детей», мигом собирает вещи из шкафа, укладывает их в чемодан. Камилла долго не может взять в толк происходящего. Она не понимает своего мужа, ведь ничего особенного не случилось между ними. Когда же он объясняет ей, что не в состоянии более жить с ней при столь остывших отношениях и поэтому предпочитает оставить ее, та начинает рыдать. И тут Гаспар заявляет: «Не плачь, дорогая, все уже в прошлом. Это был лишь дурной сон». Он спрашивает ее, действительно ли она поверила в его уход. Затем он говорит: «Мне хотелось лишить тебя кислорода, чтобы ты вновь смогла оценить прелесть свежего воздуха» («Je voulais te priver doxy-gne pour te rapprendre a goter lair frais»).

Вторая стратагема: в течение нескольких недель Гаспар посылает своей жене анонимные любовные письма. Она и не подозревает, кто ее тайный воздыхатель. И настолько привыкает к изысканным посланиям, Землях («De erfenis van Astrix — Het leven in de Lage Landen», 2002). Недавно на экраны вышел фильм французского кинорежиссера Клода Зиди «Астерикс и Обеликс против Цезаря». — Прим. пер.

Так называемые менгиры (от бретон. mаеn — камень, и h i r — длинный), древнее мегалитическое сооружение;

врытый в землю, поставленный вертикально удлиненный камень или столб (высотой 4—5 м и более). Встречаются целые комплексы менгиров (аллея менгиров в Карнаке, Бретань). Это, предположительно, культовые сооружения эпох энеолита и бронзового века. Менгиры известны в Западной Европе, Северной Африке, Сибири, на Кавказе, в Индии. — Прим. пер.

www.koob.ru что каждый день с нетерпением ожидает почтальона. Теперь она с большим тщанием относится к одежде и тому, как выглядит, лишь бы не разонравиться столь щедрому на похвалы незнакомцу. Порой она спрашивает себя, а не муж ли это, но затем полагает, что это кто-то из ее учеников. В дни, когда перестают приходить долгожданные письма, она не находит себе места. Несколько дней Гаспар отсутствует, будучи на каком-то совещании. Но любовные письма приходили каждый день и были отправлены из их же города;

поэтому она исключает мужа в качестве их посланника. Ей все больше не терпится знать, кто же этот незнакомец. И вот однажды тайный воздыхатель в письме просит о встрече в тот же день у ратуши.

Предложение страшит Камиллу, стоит ей представить, что произойдет при встрече с незнакомцем или кем он окажется: стариком, инвалидом, слепым и т. д. И она не идет на встречу, после чего письма перестают приходить. Это заставляет ее досадовать и еще больше подогревает страсть к незнакомцу. Стараясь разжечь их любовное чувство, Гаспар ночью пристает к жене. Он хочет разыграть с ней их первую встречу в Париже в студенческие годы. Но Камилла сыта по горло его стратагемами — все это скорее настраивает ее против мужа. Чуть позже после уроков она встречает возле школы своего мужа, поджидающего ее с букетом цветов. Он преподносит ей еще украшение, которое давно ей хотелось иметь. Она воспринимает это как знаки любви и выказывает неподдельную радость.

Третья стратагема: вскоре Гаспар признается ей, что это в последний раз он хотел сделать ей приятное.

Он говорит ей, что раз уж все его старания вернуть их браку былую страсть не нашли у нее отклика, то отныне им предстоит жить четой необратимо состарившихся супругов, с полностью охладевшими друг к другу чувствами. Они должны осознать, что представляет собой такая жизнь. На самом деле он надеется, что в итоге вся эта игра с ее ужасным действием вернет их на путь любовных отношений. И он сразу принимается осуществлять свой замысел. Кровати становятся отдельными, в стакан с водой опускаются зубные протезы. Гаспар напоминает, что впредь они должны звать друг друга «батюшка» и «матушка».

Разговаривать и смотреть друг на друга они не будут. Перед кроватями ставится телевизор, чтобы сделать излишними разговоры. Камилла пытается убедить мужа, что подобная инсценировка не имеет ничего общего с любовью и попросту нелепа, что не бывает «любви по приказу». С печалью она вспоминает о нежных письмах незнакомца. Гаспар с отчаянием понимает, что все его стратагемы обречены. Но он стоит на своем, горя желанием добиться своей цели. Неожиданно к Камилле вновь начинают приходить любовные письма. Через несколько дней незнакомец опять предлагает ей встретиться, на этот раз в кафе. На нем будет красный галстук. Теперь Камилла соглашается. Она отправляется на свидание. И кого же она видит в красном галстуке? Собственного мужа, Зебру. Она возмущена, чувствует себя совершенно обманутой, стыдится себя. На протяжение месяцев она красилась, красиво одевалась, чего не делала уже 15 лет, ради него, своего мужа. Своими письмами он разбудил в ней страсть. Гаспар надеялся, что на этот раз достиг своей цели. Но Камилла воспринимает все иначе. Но все же она сознает, насколько любит ее Гаспар. Она поражается тем усилиям, которые прикладывал ради ее любви муж.

Четвертая стратагема: Гаспар предлагает своей жене спать в разных комнатах. Это должно разжечь их страсть. Несколько раз за ночь он, скрипя половицами, подходит к ее комнате, так и не войдя туда. Этим он хотел возбудить в ней любовное волнение. Отнесшись поначалу крайне недоброжелательно к затеянной мужем игре, она в итоге, сама того не сознавая, втягивается в нее.

Пятая стратагема: Гаспар однажды не приходит домой ночевать, сказав ей затем, что напился у приятеля, но его объяснение после расспросов Камиллы оказывается неубедительным. К тому же Камилле кажется, что Гаспар постоянно думает о некой Анне, знакомом адвокате. Камилла испытывает нешуточную ревность, чего он и добивался. Он выдумывает, что ему якобы нужно на два дня уехать в Париж по делу о наследстве.

Камилла уверена, что это лишь предлог для приятной поездки туда с Анной. Неожиданно она решает проводить Гаспара на вокзал, чтобы развеять свои подозрения. Гаспар, совсем не собиравшийся ехать в Париж, тем более с Анной, вынужден сесть в поезд, доехать до ближайшей станции и торчать там целый день. Гаспар считал, что, вернувшись, найдет Камиллу освободившейся от ревности. Однако все оказалось гораздо хуже. Камилла ушла от него вместе с детьми, оставив на столе записку: «Гаспар, я ухожу от тебя, поскольку поняла тебя. Покидаю тебя из любви, ради того, чтобы наши чувства никогда не обратились в привычку. Покидаю тебя, как не досматривают кинофильм, лишь бы не видеть смерти героев. Покидаю тебя, ибо Ромео и Джульетте не суждено дожить до серебряной свадьбы... Гаспар, мы не состаримся».

Камилла поняла его, но, в отличие от него, отважилась прожить до конца его мечту. Этот уход сохранял в неприкосновенности их историю.

В отчаянии Гаспар думает, что этот уход — только хитрый ход жены. Однако он не находит вещей ни жены, ни детей, даже игрушек — ничего. Значит, все обстоит как нельзя серьезно. От соседей он узнает, что его жена перебралась к своей престарелой матери. Гаспар тотчас отправляется туда. При встрече Камилла объясняет ему, что жизнь с ним стала невыносимой и что она никогда к нему не вернется. Долгое отсутствие вестей о муже тревожит ее, ибо она все еще любит его. И вот она узнает, что Гаспар смертельно болен. Это побуждает ее после многих месяцев отсутствия вернуться в их дом. У Гаспара на самом деле лейкемия. Это приводит Камиллу в отчаяние. А у него на уме то же самое. Он сомневается, заладится ли у www.koob.ru него вопреки всему жизнь с Камиллой. Но, с другой стороны, сама мысль, что в нем поселилась смерть, пьянит его. Ведь наконец он будет жить с Камиллой так, словно каждый час может оказаться последним, не разыгрывая для этого ничего. Гаспар знает о приближающейся смерти. Вместе с соседом, Альфонсом, он предпринимает меры, чтобы и после его ухода жена оставалась возлюбленной. Последние две недели его жизни проникнуты пылким единением с Камиллой. «Не покидай меня», — таковы его слова перед смертью.


Просидев долгое время у постели умершего мужа, Камилла выходит в сад. Вернувшись домой, она видит, что ее мертвый муж облачен в свадебный костюм. Камиллу охватывает жуть, она спрашивает себя, а не игра ли сама эта смерть, не очередная ли стратагема? Но нет, это дочери переодели отца. Спустя несколько дней Камилла поражена, слыша по телефону голос своего мужа, который говорит: «Дорогая, приходи завтра утром в десять к водопаду в лесу. Ты найдешь свидетельство того, что я все еще жив. Я люблю тебя».

Камилла никак не может прийти в себя. Она то и дело прослушивает запись телефонного звонка. Это его голос. Действительно ли он жив? Камиллу обуревает смятение, в котором смешаны радость и горе. Она скрывает от детей это сообщение на автоответчике. Она мучается вопросом, как муж сумел разыграть свою смерть. Она начинает верить, что он жив. В назначенный час она отправляется на свидание. Там она встречает обеих дочерей, получивших письмо от отца, где тот просит их прийти в определенный день в условленное место, не уведомляя об этом мать. Когда улеглось волнение, Камилла понимает, что имел в виду Гаспар, говоря, что будет продолжать жить. Затем она получает открытку от Гаспара, на сей раз в конверте страхового общества. Лишь позже до нее доходит, что посылкой писем, как это было некогда с любовными посланиями, он хотел поддержать в ней страсть. Итак, теперь она каждый день с нетерпением открывает свой почтовый ящик — до того самого дня, пока не получает пакет с видеокассетой. Там он объясняет ей, почему затеял все это и задействовал столько стратагем. Он говорит о своем честолюбивом замысле совершить нечто значительное и о своем крахе. Он убедился, что в свои 45 лет так и не приблизился ни к Шекспиру, ни к Бетховену, ни к Ганди. Поэтому и поставил перед собой цель сотворить из собственного брака произведение искусства. Это его последняя весточка. Он просит ее подойти к экрану и поцеловать его. Позже сознается и сосед, Альфонс, как он ради своего друга Гаспара взялся исполнять его желания. А Камилла? Опечаленная, она решает записать свою историю, чтобы поведать ее остальным супружеским парам.

Гаспар посредством всякий раз новой стратагемы добивается одной цели — предотвратить сползание брака к чему-то обыденному и оживить сильные чувства, свойственные молодым годам. Ввиду единой цели все стратагемы оказываются сцепленными друг с другом. После краха, а значит, завершения одной, Гаспар без всякой связи прибегает к другой. Подобно сменяющим друг друга стратагемам Цезаря против Астерикса (см. 35.13), следующие друг за другом стратагемы Гаспара также не дополняют искусно друг друга, когда несколько подготовительных стратагем в итоге способствуют осуществлению основной стратагемы. По сравнению с китайским использованием стратагемы цепи усилия француза по нанизыванию стратагем выглядят беспомощными. Возможно, Зебра оказался бы более удачливым, если бы имел перед собой французский перевод 36 стратагем!

35.15. Мальчики с именами девочек Поскольку дьявол (или злой дух) достойными своих происков считает лишь мальчиков, а па девочек не обращает внимания, то сообразительный китаец старается перехитрить глупого дьявола. Он украшает мальчиков серьгами и иными женскими побрякушками, даже дает им девичьи имена;

и тогда дьявол должен принять столь дорогого его сердцу юношу за никчемную девчонку. И юноша тем самым будет спасен.

Данное описание отца Карла Марии Босслета (Bosslet) из его книги Китайское девичье зерцало («Chinesischer Frauenspiegel») (Ольденбург, 1927, с. 105) в июле 1998 г. я показал Гуй Цяньюаню, профессору Шанхайского института иностранных языков. Он вспомнил, как в юности, еще до создания КНР, слышал о подобных обычаях. Если китайский мальчик часто болел, случалось, что его суеверные родители ходили к предсказателю или шаманке, которые советовали дать мальчику новое, девичье имя. Для полного успеха мальчика даже наряжали в девичье платье и соответствующим образом подстригали. Ведь частую хворь и слабость мальчика объясняли тем, что он понравился какой-либо волшебнице или дьяволице и та собирается его забрать к себе. Девичье имя и девичье облачение (стратагема 21), остудив пыл (с. 19) неземной женщины, которая, как считалось, интересуется исключительно мужским полом, должны были помочь юноше избежать грозящей ему опасности (с. 21).

35.16. Расстроенный брак по расчету Мать, Филаминта, хочет выдать замуж свою младшую дочь Генриетту за остроумца [«латиниста и заодно поэта»] Триссотена. Однако дочери милее ее возлюбленный Клитандр. Отец, Кризаль, одобряет выбор дочки. Но мать уже пригласила нотариуса для заключения брачного договора. Присутствуют все: отец с www.koob.ru Генриеттой и Клитандром, мать с Триссотеном [и каждый из супругов просит занести в договор своего жениха]. Возникает неразбериха. Нотариус: «Целых два! Но как с законом быть?.. Согласитесь же во мнениях своих, чтоб знал я в точности, какой из двух — жених». Тут появляется Арист, дядюшка Генриетты и брат Кризаля. Он сообщает, что принес два письма с плохими новостями. В одном стряпчий Филаминты сообщает, что она проиграла процесс и суд приговорил ее к оплате суммы в 40 000 экю. Из другого письма Кризаль узнает, что два его приятеля, которым он доверил свое состояние, обанкротились. После таких горестных сообщений Триссотен спешно заявляет, что ввиду чинимых браку препятствий неволить сердце невесты не будет, и уходит. Клитандр же от своих намерений не отступает. И тогда Арист открывается:

«Вас всех смутил сейчас я ложными вестями. То был лишь вымысел, обдуманный расчет, который, я считал, вас к счастью приведет. Хотел я показать сестре моей наглядно, какой ее мудрец до денег падкий, жадный».

Аристова стратагема цепи в комедии Мольера Les femmes savantes (Ученые женщины: [Мольер. Полное собрание сочинений в 3 тт., т. 3- Пер. М. Тумповской. М.: Искусство, 1987]) состоит из одного, но в стратагемном отношении многоцелевого действия, а именно в подаче двух подложных писем (стратагема создателя 7). Тем самым он вспугивает затаившуюся в траве змею (стратагема 15) и выводит остроумца, единственно желавшего заполучить деньги родителей невесты, на чистую воду. Триссотена лишают оснований для женитьбы (стратагема 19), и он ретируется. Одновременно становится очевидной настоящая любовь Клитандра к Генриетте. Генриетта и Клитандр добиваются своей цели.

35.17. Ранение головы как шаг к завоеванию доверия В 1948 г., когда еще шла гражданская война (1945 — 1949) между гоминьдановским правительством и Коммунистической партией Китая (КПК), на студенческой сходке в университете г. Чунции удалось разоблачить правительственного шпика. Тот сразу же бежал из помещения, где размещался секретариат.

Студенты стали преследовать его. Неожиданно падает от удара камнем в голову чуть было не догнавший соглядатая Ли Цзиган. Кровь залила ему лицо. Свидетелем происшедшего стал Чэнь Сунлинь. Этот бывший заводской рабочий по поручению подпольной ячейки КПК содержал книжную лавку. Каждый понедельник, как и в тот день, она была закрыта. Чэнь Сунлинь отправлялся в чунцинский университет для передачи сотрудничавшему, как и он, с находившейся в подполье КПК студенту Хуа Вэю запрещенных листовок.

Торговля книгами на самом деле служила прикрытием для встречи членов КПК. Раненый студент Ли Цзиган состоял главным редактором считавшейся прогрессивной газеты Комета («Хузйсин бао»).

Случайно он с недавних пор живет в помещении с двадцатью двухъярусными кроватями, где обитает и Хуа Вэй. Ненароком Чэнь Сунлинь встречает окровавленного Ли Цзигана в общежитии у Хуа Вэя. Случившееся вызывает у Чэнь Сунлиня доверие к Ли Цзигану. При очередном посещении общежития он вступает в разговор с Ли Цзиганом и замечает у него в кармане пиджака оттиск запрещенной коммунистической подпольной газеты Вперед («Тинцзинь бао»). Вскоре у Ли Цзигана в общежитии поселяется его безработный двоюродный брат [Чжэн Кэчан], которого заприметил у себя в лавке Чэнь Сунлинь, где он целыми часами читал книги, но не покупал их, не имея на это денег. Чэнь Сунлинь подружился с обоими братьями. Однажды Чжэн Кэчан продал свое пальто и отдал деньги Чэнь Сунлиню на создание прогрессивного литературного журнала. Затем он и сам втягивается в торговлю книгами, помогая Сунлиню.

В шестой главе романа Красный утес [«Хун янь», 1961] Ло Гуанбиня [1924—1967] и Ян Ияня [род. 1925] (китайское издание — Пекин, 1965, немецкое издание — Пекин, 1972) неожиданно меняются декорации. В здании тайной службы министерства обороны появляется Ли Цзиган со своим «двоюродным братом» для беседы с генерал-майором от инфантерии Сюй Пэнфэем. Выясняется, что оба юноши являются соглядатаями гоминьдановского правительства. Ли Цзигану поручено следить за революционным студенческим движением в чунцинском университете. Ему показался подозрительным Хуа Вэй. По приказу своего начальника Ли Цзиган проникает в комнату к Хуа Вэю, где находит свидетельства связи Хуа Вэя с деятельностью Чэнь Сунлиня. Происшествие с бежавшим шпиком и последующим ранением Ли Цзигана было разыграно. Ли Цзиган «воспользовался стратагемой нанесения себе увечья для завоевания доверия подпольной партии», говорится в романе. При обсуждении подробностей предстоящего задержания раскрытой благодаря стараниям Ли Цзигана и его «двоюродного брата» ячейки КПК было решено арестовать и Чжэн Кэчана, чтобы тот и в заключении мог следить за коммунистами-сокамерниками. «Итак, «стратагема нанесения себе увечья, — говорит Сюй Пэнфэн, — пригодилась и для повторного использования».

Оба соглядатая, из которых один бросил камень в голову другого, осуществили стратагему нанесения себе увечья, которая в данном случае носит смешанный характер. С одной стороны, она служит для утаивания (соглядатайство Ли Цзигана достоверно скрывается) и, соответственно, для притворства (Ли Цзиган предстает крайне мужественным оппозиционером). С другой стороны, стратагема 34 выступает и в качестве информационной стратагемы: своим ранением Ли Цзиган выманивает из зарослей коммунистических «змей», доверчиво приблизившихся к нему. Таким образом, Ли Цзиган благодаря стратагеме 34 получает сведения, до которых иначе он бы не добрался.

www.koob.ru 35.18. Право человека, которого страшатся на Западе «Насколько переплетены между собой различные культуры и как зависят друг от друга самые непримиримые правительства, сумел показать своим западным гостям китайский председатель Госсовета Ли Пэн одним-единственным вопросом. По долгу службы министр защиты окружающей среды и охраны природы [1994—1998] Германии Клаус Тёпфер (Tpfer), будучи в апреле 1992 г. с визитом в Пекине как посредник между Севером и Югом накануне конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де Жанейро, говорил о необходимости Срединного государства соблюдать права человека. «Подобные права можно было бы уже предоставить своему народу, — ответил китайский стратег власти. — Но готова ли Германия ежегодно принимать 10—15 миллионов китайцев и заботиться о них?» Неожиданный ответ лишил дара речи проповедника западной демократии. Этот «невероятный цинизм», вспоминает Тёпфер, его просто обескуражил» (Ганс-Петер Мартин (Martin), Харальд Шуман (Schumann). Враги мы сами. Шпигель.

Гамбург, № 2, 1993, с. 103).

На самом деле ответ Ли Пэна не имеет ничего общего с цинизмом. Ли Пэн прибегает не к цинизму, а к хитрости. Разбирая его ответ посредством китайского списка из 36 стратагем, выясняется, что китайский председатель Госсовета обезоружил своего европейского собеседника с помощью стратагемы 35, иначе говоря, стратагемы цепи, причем здесь выхвачены две соединенные Ли Пэном друг с другом стратагемы.

Вначале Ли Пэн прибег к стратагеме 2, то есть стратагеме ахиллесовой пяты. Ли Пэн из многочисленных, провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека 1948 года взял право, которое более всего неудобно для западного собеседника, а именно право человека на свободу местожительства. Статья 13. Всеобщей декларации прав человека [ВДПЧ] от 10.12.1948 г. гласит: «Каждый человек [«человек», а не «подданный»] имеет право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства» (исходный английский текст: «Everyone has the right to freedom of movement and residence within the borders of each [sic!] state»). Статья 13.1 Всеобщей декларации прав человека распространяется и на иностранцев. В свое время Египет и Куба при ратификации статьи 13-1 предлагали ограничить право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство подданными своих стран. Но подобное предложение было отклонено (Неемия Робинсон (Robinson). Всеобщая декларация прав человека («Universal Declaration of Human Rights»). Нью-Йорк, 1958, с. 119). Так что, согласно статье 13-1 Всеобщей декларации прав человека, каждый человек в каждом государстве, куда бы он ни прибыл, имеет право на местожительство.

Подспудным указанием на статью 13.1 Всеобщей декларации прав человека китайский собеседник угодил в самое уязвимое место своего европейского оппонента. Ничего так не боятся западные политики, как буквального исполнения статьи 13.1 Всеобщей декларации прав человека. Посредством нелегальных перевозчиков, берущих за человека до 35 тысяч американских долларов, десятки тысяч китайцев перебрались в Европу и США, где они, большей частью внутри китайских общин, нелегально живут и работают в зачастую далеких от человеческих условиях. Целью этих китайцев, число которых в мире пошло уже на миллионы, является не жажда демократии и политической свободы, а единственно, как меня заверяли китайские собеседники, желание заработать и экономически преуспеть, чего им не достичь в КНР.

Они любят блеск доллара, а не вкус свободы. Стоит им попасться, как они выдают себя за «лиц, преследуемых по политическим мотивам».

Вникая в притягательную силу прав человека для китайцев, на примере подобных «экономических беженцев» мы видим, что для них, наряду с правом человека на свободу местожительства, на передний план выдвигается также право человека на развитие. Впервые право на развитие было подтверждено в Декларации о праве на развитие, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 4 декабря 1986 г. 146 голосами при 1 против (США) и 8 воздержавшихся (среди которых и Германия). Это право гласит: «Человек является основным субъектом процесса развития и должен быть активным участником и бенефициарием права на развитие» (ст. 2.1). Есть основания полагать, что свобода местожительства (ВДПЧ, ст. 13.1) и свобода экономического развития для очень многих китайцев — и людей из других стран Юга — представляют большую ценность по сравнению с другими правами человека. Опираясь на право человека на развитие и право человека на свободу местожительства, Китай мог бы изменить состав населения многих стран Запада.

«Крупнейшая иммиграционная держава в мире, США занимает равную с Китаем площадь, но располагает населением всего чуть более 200 млн человек [по сравнению с 1,2-миллиардным населением Китайской Народной Республики], и плотность населения составляет лишь одну пятую от китайской. Стоит 200 млн жителей Китая перебраться в США, и что станет тогда с превосходством США» (Хао Цзайцзинь. Эмигранты переполняют мир. Пекин, 1994, с. 246). А если еще в четыре крупнейшие державы Евросоюза (Францию, Англию, Италию и Германию) переселится по 50 млн китайцев, то и тогда в Китае останется свыше полумиллиарда жителей, но зато существенно облегчилась бы тяжкая внутренняя задача, а именно перенаселение. Мир, однако, выглядел бы совершенно иначе — и все это благодаря последовательному проведению в жизнь двух общепризнанных прав человека!

www.koob.ru Со стратагемой 2 из китайского списка китайский собеседник связал стратагему 19: вытаскивание хвороста из-под очага. Ответ Ли Пэна оказался той иголкой, что спустила воздух из тёпферского шара с надписью «права человека». Этот ответ подействовал так, что убрал ветер из-под немецкого паруса с названием «права человека». Вот вам итог столкновения западной глухоты к хитрости с китайской сноровкой в управлении с хитростью: европейский собеседник промахнулся, куда метил, тогда как его китайский визави без труда достиг своей цели, а именно быстрее отделаться от надоевшего вопроса по правам человека.

Реакция господина Тёпфера, особенно занесение им ответа Ли Пэна в разряд «цинизма», наглядно показывает, насколько западный собеседник со своим сугубо юридическим представлением неспособен в политической беседе заранее и, соответственно, верно оценить поведение китайской стороны.

Недостаточность сугубо юридического, да еще невосприимчивого к хитрости взгляда тогдашнего министра проявилась в его неготовности рассматривать проблематику прав человека не только чисто юридически и чисто политически, но и стратагемно. Наряду с чисто юридическим или чисто политическим взглядом истинный знаток перед тем, как вступать в разговор с китайцами, должен вовремя произвести стратагемный разбор по меньшей мере щекотливых вопросов.

Раз уж мы затронули стратагемные приемы, с помощью которых Ли Пэну удалось выбить из колеи и лишить дара речи расторопного Клауса Тёпфера, то здесь можно написать целый «стратагемный роман»

(«strategemic fiction»). Из огромного числа соответствующих западных высказываний Китай мог бы, выбрав отдельные места, составить приведенные ниже два текста (см. 35.19, 35.20). Эти тексты Китай мог бы предоставить Генеральной Ассамблее ООН и утвердить в качестве резолюций ООН, естественно, при солидном перевесе голосов. Ведь причисляемые Китаем к «третьему миру» «более чем 120 стран Азии, Африки и Латинской Америки» (заглавное слово «Различие трех миров». Словарь по научной выработке решений. Пекин, 1995, с. 534), которые только бы выиграли от обеих резолюций и число которых преобладает на Генеральной Ассамблее ООН, несомненно, поддержали бы оба предложения. Одним ударом Китай мог бы убить нескольких зайцев.

Прежде всего, своим требованием свободного перемещения граждан по всему миру и утверждения всемирной демократии Китай угодил бы в ахиллесову пяту западных стран (стратагема 2). Именно требование по созданию демократической мировой республики затронуло бы самое уязвимое место значительной части западного общества, поскольку осуществление подобного замысла ужало бы Запад в мировых масштабах до уровня меньшинства, над которым прочно удерживало бы верх незападное большинство. Уже, похоже, и «имперской Америке» (Эрик Израелевич (Izraelewicz). «Север-Юг, Восток Запад, вновь воздвигаются стены». Le Monde. Париж, 2.09.1998, с. 13) мерещится призрак мирового правительства ООН: «В республиканской партии [США] широко бытует мнение, что большинство стран — участниц ООН стремятся лишить США положения сверхдержавы и образовать своего рода мировое правительство» (Berktingske Tidende. Копенгаген, 2.08.1999, с. 27). И в Германии Юрген Хабермас выступает за «мировую внутреннюю политику» («Против выхолащивания политики: Юрген Хабермас исследует послегосударственное (postnationale) положение». Новая цюрихская газета, 6.10.1998, с. 18;



Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 40 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.