авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РАН А.Ф. КЛИМЕНКО Стратегия развития Шанхайской организации ...»

-- [ Страница 8 ] --

Одним из важных направлений внутринациональных мер является со вершенствование и расширение концептуальных основ и правовой базы проти водействия терроризму и экстремизму. Для этого разрабатываются и принима ются соответствующие законы, создаются и законодательно оформляются структуры, отвечающие за решение этих проблем, а также совершенствуется система и деятельность правоохранительных органов и спецслужб. Кроме того, практически во всех государствах Центральной Азии ужесточается контроль деятельности религиозных организаций, учебных заведений и фондов, причем не только мусульманских, но и иных конфессий. Под контроль взята деятель ность различных зарубежных эмиссаров, часть которых за нарушение суще ствующих правил депортируется. Вместе с тем, как отмечают эксперты, только внутринациональные меры борьбы с этим злом не дают должного эффекта. Нужна тесная кооперация в этом деле возможно более широкого круга заинте ресованных государств.

В то же время организация борьбы против терроризма, сепаратизма и экстремизма в масштабе всего Центральноазиатского региона сопряжена с определенными трудностями. Так Узбекистан предъявляет претензии к Казах стану и Таджикистану по поводу расположения на их территориях баз Ислам ского движения Узбекистана. Он же выразил сво неудовольствие Киргизии по поводу «неуничтожения» боевиков ИДУ при их прорыве в 1999 и 2000 годах на е территорию. Киргизстан в сентябре 2001 г. направил Казахстану ноту по по воду высылки 150 киргизских граждан, торговавших на рынке Алма-Аты и аре стованных в ходе антитеррористической операции, проводившейся казахскими спецслужбами. Аналогичные случаи нарушения прав граждан соседних госу дарств в ходе проведения таких компаний наблюдаются и в остальных странах региона.

Более того, после присоединения стран Центральной Азии к глобальной коалиции по борьбе с международным терроризмом в них произошел откат от норм демократии (кстати, в определенной степени это характерно и для США).

Причм дело не в том, что борьба с терроризмом способна нарушить баланс между законными мерами безопасности и правами человека, а в том, что она может стать оправданием систематического ущемления прав человека. Прикры ваясь лозунгами необходимости обеспечивать безопасность, определнные по литические силы могут установить тотальный контроль в большинстве сфер общественной жизни. К сожалению, безопасность была и остается самой удоб ной проблемой для политического манипулирования. И это тоже становится од ной из причин живучести терроризма.

С другой стороны, вполне понятно, что, например, Киргизия, обладая вооруженными силами в 15 тыс. человек, не способна самостоятельно бороться с терроризмом, особенно в случае его эскалации, что республика и продемон стрировала во время баткентских событий. Казахстанские эксперты тоже счи тают, что, столкнись с подобной угрозой их страна, 60-тысячным воинским контингентом, пусть даже самым маневренным и технически оснащенным, она вряд ли будет способна наджно контролировать почти 3 млн. кв. км. террито рии. Поэтому, выступая на одной из конференций, посвящнных вопросам без опасности, представитель Казахстана сказал: «Ни мы, ни Кыргызстан на данном этапе не можем себе позволить существенно увеличить армию и специальные подразделения. У них не хватает денег. У нас – человеческого капитала… По этому выход один – углублять и выводить на качественно новый уровень военное сотрудничество в рамках ШОС (выделено нами), не пренебрегая при этом наработанным в составе ОДКБ опытом».256 Представляется, что ожидаемое неблагоприятное развитие ситуации, связанной с осложнением обстановки на фронте борьбы с терроризмом и экстремизмом, повлечт понимание этого и в остальных государствах региона.

Поэтому сотрудничество в области безопасности в рамках ШОС остатся одним из приоритетных составляющих деятельности этой организации с мо мента е образования. Именно ШОС стала первой из международных организа ций, которая недвусмысленно поставила вопрос о проведении борьбы с выше названными «тремя силами». Ещ за несколько месяцев до известных событий 11 сентября 2001 г. – 15 июня, в день создания ШОС, была подписана «Шан хайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом», в которой впервые давалось четкое определение терроризма, сепаратизма и экс тремизма, намечались конкретные направления, формы и принципы борьбы с этими явлениями. Этим закладывалась правовая основа для проведения сотруд ничества в области безопасности в рамках ШОС. Затем в июне 2002 г. на саммите в Санкт-Петербурге было подписано «Соглашение между государствами-членами ШОС о Региональной антитерро ристической структуре» (РАТС), предназначенной содействовать координации и сотрудничеству компетентных органов членов Организации в борьбе с терро ризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Сегодня РАТС является постоянно дей ствующим органом ШОС, работающим с очень важной и чувствительной ин формацией.258 Причем РАТС – это не аналог Интерпола, а координационный орган, призванный обеспечить взаимодействие работы компетентных органов и служб 6-ти стран.

Дальнейшей активизации деятельности на этом направлении послужило утверждение Советом глав государств-членов ШОС в июле 2005 г. «Концепции взаимодействия государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом». Этот документ отражает систему взглядов на содержание ан титеррористической деятельности государств-членов ШОС, определяет на среднесрочную перспективу цели, задачи, принципы, основные направления и формы борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на пространстве ШОС. В плане реализации е положений разработана Программа сотрудниче ства государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстре мизмом.

Принимая во внимание, что актуальной задачей ШОС становится наращи вание практического сотрудничества правоохранительных органов и специаль ных служб государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, Исполком РАТС ШОС форсировал разработку проектов между народных соглашений по основным направлениям совместной антитеррористи ческой деятельности. Им проведен ряд подготовительных мероприятий, касаю щихся гармонизации национального законодательства по антитеррористической тематике, а также унификации уголовной ответственности за преступления тер рористического характера.

Для отработки практических навыков противодействия террористическим угрозам проведено несколько совместных антитеррористических учений госу дарств-членов ШОС. Исполком РАТС подготовил также научно-методические рекомендации по основным направлениям технического оснащения антитер рористических подразделений, обучения их специалистов и подготовки для них инструкторов, а также по ряду других вопросов борьбы с терроризмом, сепара тизмом и экстремизмом.

Для оперативного обмена информацией между компетентными органами государств-членов ШОС на фоне возрастающих террористических угроз Ис полком РАТС проделал большую теоретическую, практическую и нормотворче скую работу по созданию соответствующего банка данных. На регулярной ос нове им выпускаются информационные бюллетени, в которых освещаются ак туальные вопросы борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, ана литические и информационные материалы, распространяется передовой опыт антитеррористической борьбы. Сегодня ставится задача по повышению роли РАТС ШОС в системе международного взаимодействия в этой области, для че го принят ряд документов, опирающихся на международно-правовую базу тако го взаимодействия.

С учетом реальных угроз безопасности государств-членов ШОС, исходя щих из «афгано-пакистанской зоны», предпринимаются меры по установлению рабочих контактов со специальными службами и правоохранительными орга нами Афганистана.

Обобщая результаты работы Исполнительного комитета РАТС, можно сде лать вывод, что определенная система координации деятельности государств членов ШОС в борьбе с международным терроризмом, сепаратизмом и экстре мизмом, сформирована. Организовано информационно-аналитическое взаимо действие в этой сфере исполкома с компетентными органами государств-членов ШОС и сформулированы единые подходы к обеспечению безопасности на про странстве ШОС.

Вместе с тем, анализ работы по реализации спланированных мероприятий свидетельствует, что государствам-членам ШОС предстоит еще большая и раз ноплановая работа по решению проблем в сфере противодействия международ ному терроризму, сепаратизму и экстремизму.

В качестве основных направлений такой деятельности можно назвать сле дующие:

выработка единой стратегии в борьбе с международным терроризмом, се паратизмом и экстремизмом;

активизация практической деятельности по координации усилий компе тентных органов в борьбе с этими явлениями, с одновременным продолжением работы, направленной на объединение их оперативно-розыскного потенциала;

инициирование работы по созданию и внедрению технических систем вы явления и идентификации лиц, подозреваемых в причастности к террористиче ской, сепаратистской и экстремистской деятельности, а также процесса обмена аналитической и оперативной информацией между компетентными органами;

совершенствование методик ежегодно проводимых совместных антитерро ристических учений с целью повышения профессиональных навыков право охранительных органов и специальных служб в этой области деятельности;

обеспечение нормативно-правовой поддержки совместной антитеррористи ческой деятельности, включая полное присоединение государств-членов ШОС к 12-ти основным международным антитеррористическим Договорам и Конвен циям;

приведение внутригосударственных процедур, необходимых для вступле ния в силу принятых в ШОС Соглашений, а также гармонизации национального законодательства в сфере противодействия терроризму, сепаратизму и экстре мизму;

расширение контактов с международными организациями, занимающимися антитеррористической деятельностью.

Кроме того, учитывая, что только силовые методы борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, как социальными явлениями, малоэффективны, необходима постоянная деятельность по социально-экономической профилак тике и предупреждению их сохранения.

В то же время, поскольку задачи отражения возможных атак с терроризма не могут успешно решаться лишь силами правоохранительных органов членов ШОС, преждевременно снимать с повестки дня задачу их армий по борьбе с этой угрозой. Именно поэтому так важны записанные в Хартии ШОС пункты, определяющие цели и задачи Организации, посвященные в той или иной мере обеспечению безопасности и стабильности и совместному противодействию широкому спектру региональных угроз. Среди них:

укрепление между государствами-членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства;

развитие многопрофильного сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, содействия построе нию нового демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка;

совместное противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму во всех их проявлениях, борьба с незаконным оборотом наркотиков и оружия, дру гими видами транснациональной преступной деятельности, а также незаконной миграцией;

взаимодействие в предотвращении международных конфликтов и их мир ном урегулировании.

Выводы 1. Защита интересов безопасности России в Центральной Азии требует усиления ее взаимодействия и сотрудничества с партнерами по ШОС. Такая но вая форма сотрудничества в формате ШОС, как «стратегическое партнерство», должна существенно отличаться от аморфного «содружества» и жесткого «со юзничества». Вместе с тем эта форма должна отражать общие интересы партне ров и представлять им не только права пользоваться благами от сотрудниче ства, но и накладывать на них определенные обязанности.

Стратегическое партнерство должно основываться на долгосрочных про гнозах развития ситуации, формировании и обосновании разнообразных моде лей предстоящей деятельности в политической, экономической, гуманитарной сферах, а также в области обороны и безопасности.

2. ШОС, обладая четвертью мировых ресурсов нефти, от трети до поло вины газовых ресурсов, имеет все шансы стать одним из экономических цен тров мира, привлекательным в плане сотрудничества для других государств.

Создание Энергетического клуба в рамках Организации будет способствовать гармонизации энергетических стратегий и углублению взаимодействия произ водителей энергоресурсов (Россия, Казахстан, Узбекистан, Иран) и их потреби телей (Китай, Таджикистан, Киргизия, Индия, Пакистан, Монголия), проведе нию согласованной политики развития отраслей топливно-энергетического комплекса. Реализация этой идеи превратит ШОС в самодостаточную энергети ческую систему, как в глобальном, так и региональном плане. А система трубо проводов, соединяющая Россию, страны Центральной Азии и Китай, закладыва ет основу создания единого энергетического рынка ШОС.

3. Движущей силой проектов строительства международных систем без опасности становятся интересы гарантированного энергетического обеспечения на фоне постепенного сокращения углеводородного сырья. И одним из важ нейших средств их реализации остается военная сила. Это означает, что роль международных институтов, которые обеспечивают безопасность и стабиль ность межгосударственных отношений, в том числе и ШОС, возрастает. Со трудничество и в сфере экономики, и в сфере безопасности одинаково важны, они дополняют друг друга и должны развиваться параллельно. Поэтому эконо мическое сотрудничество в рамках ШОС – не только экономическая, но и поли тическая задача. Наряду с этим, задачи укрепления региональной безопасности и стабильности требуют дальнейшего развития международного гуманитарного сотрудничества.

4. Несмотря на все усилия, направленные на борьбу с терроризмом, сепа ратизмом и экстремизмом, но осуществляемые только на внутринациональном или внутрирегиональном уровне, данной проблемы не решить. Необходима международная кооперация с участием сопредельных Центральноазиатскому региону государств.

5. Страны Центральной Азии, входящие вместе с Россией в ОДКБ, ЕврАзЭС и СНГ, в стратегическом плане составляют для нашего государства первый пояс безопасности. Именно в этом состоит их геополитическая и геост ратегическая значимость для России. Другие страны прилежащие к этому реги ону – Индия, Иран, Пакистан и Монголия, являющиеся наблюдателями при ШОС, а также Афганистан, образуют для России второй пояс безопасности на ее южных и восточных границах. Но это лишь потенциал. И России предстоит приложить немало усилий, в том числе в формате ШОС, во всех сферах – от по литической, до гуманитарной, чтобы в полной мере его реализовать. Это связа но как с внутренней ситуацией в перечисленных странах, так и в их взаимоот ношениях между собою и с другими странами, в первую очередь крупнейшими внерегиональными акторами, которыми являются США, страны ЕС, НАТО, а также Япония, Турция и некоторые другие.

РАЗДЕЛ VI. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СТРАТЕГИИ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗ ВИТИЯ ШОС И УСИЛЕНИЮ ЕЁ ВЛИЯНИЯ НА УКРЕПЛЕНИЕ БЕЗ ОПАСНОСТИ И СТАБИЛЬНОСТИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ 6.1. Потенциал ШОС и необходимость его наращивания с целью усиления влияния Организации на стратегическую ситуацию в ЦАР К настоящему времени одно из крупнейших международных региональ ных объединений – Шанхайская организация сотрудничества выступает инстру ментом сплочения ее участников и становится серьезным фактором региональ ного и даже мирового масштаба. Страны-члены ШОС и страны наблюдатели при ней занимают 80% Евроазиатского континента, их население составляет почти половину населения земного шара. В составе ШОС два постоянных члена Совета Безопасности ООН. Значителен и оборонный потенциал ШОС, показан ный на таблице 4. В то же время, анализируя приведенные в ней данные, нужно Таблица Военно-экономические показатели оборонного потенциала государств-членов ШОС и государств-наблюдателей при ней на 2008 г.

Население Вооруженные ВВП Расходы на Доля ВВП Государства (млн.чел.) Силы (млрд.долл) оборону на оборону (тыс.чел.) (млрд.долл) (%) Члены ШОС:

Россия 141 1185 2450 36,4 1, Китай 1330 2185 4220 61,1 1, Казахстан 15,3 49 138 1,16 0, Узбекистан 28,3 68 25,8 0,09 0, Таджикистан 7,2 8,8 4,6 0,09 2, Киргизия 5,4 11 166 1,46 0, Итого по ШОС: 1527,2 млн. 3506,8 млн. 7004,4 млрд. 100,2 млрд.

Наблюдатели:

Индия 1148 1281 1078 25,3 2, Иран 66 523 306 7,5 2. Пакистан 168 617 126 3,56 2, Монголия 3 10 4,8 0,04 0, Итого: 1385 млн. 2431 млн. 1514,8 млрд. 36,4 млрд.

Интегрированный показатель по ШОС 2912,2 млн. 5937,8 млн. 8519,2 млрд. 136,6 млрд.

Примечание: Таблица составлена по данным The Military Balance 2009 г.

сделать оговорку, что на сегодня Организация не имеет ни объединнных во оружнных сил, ни органов военного управления, что входит в определнное противоречие с предназначением организации, и о чм речь пойдт ниже.

Важная особенность Шанхайской организации сотрудничества состоит в том, что это – не изолированная и не замкнутая международная структура. Об разующие ее государства одновременно являются членами других организаций по безопасности и сотрудничеству Евразии. Россия - член ОБСЕ и ОДКБ, со трудничает по вопросам безопасности с НАТО. Китай вместе с Россией взаимо действует с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона через АСЕАНов ские и другие региональные структуры. Благодаря этому ШОС является своего рода связующим мостом между Евро-Атлантическим и Азиатско Тихоокеанским регионами. Эта организация по своему потенциалу может пре тендовать на место одной из центральных международных структур, в рамках которой осуществляется комплексное межгосударственное сотрудничество, обеспечиваются безопасность и стабильность на всм евразийском континенте.

Страны-участницы ШОС обладают огромными ресурсами – от крупней ших трудовых, до значимых в мировом масштабе запасов углеводородного сы рья, металлов и редкоземельных элементов. Имеется внушительный интеллек туальный потенциал, в наличии все возможности для рентабельного сельскохо зяйственного производства и одновременно огромный рынок для его продук ции. Действуют программа многостороннего экономического сотрудничества и комплексный план по ее реализации, в рамках которого определены более сотни проектов, охватывающих энергетику, транспорт, торговлю, телекоммуникации, экологию, сельское хозяйство, научные исследования и другие области Первые результаты экономического сотрудничества в рамках ШОС до статочно привлекательны, во-первых, с точки зрения «снятия» социальной напряженности в государствах с большой прослойкой безработного и бедного населения и, во-вторых, с точки зрения перспектив сотрудничества с соседними государствами, в том числе с государствами-наблюдателями, а также с такими государствами, как Азербайджан и Туркменистан – крупнейшими поставщика ми углеводородов.

Выдвинутая Ираном инициатива по углублению регионального сотрудни чества в освоении, добыче, транспортировке и переработке нефти и газа корре лируется с реализацией идеи по созданию газового картеля в составе Алжира, Катара, Ливии, стран Центральной Азии и Ирана в дополнение к ОПЕК.

Обладает возможностью расширения проект «Энергетического клуба»

ШОС, который потенциально способен объединить разрозненные пока двусто ронние китайско-казахстанские, российско-казахстанские, российско-китайские и другие нефтегазовые соглашения. С одной стороны – это станет мощным от ветом на проект Запада по созданию «картеля потребителей энергоресурсов», которым пытаются «запугать» Россию. А с другой – это обесценит американ скую идею строительства «Большого Ближнего Востока», направленную на раз рушение интеграционных процессов России со странами Центральной Азии и изоляцию Китая от его партнеров по ШОС.

Сегодня Россия как производитель, поставщик и транзитер энергоресур сов доминирует на европейском пространстве. В случае же ее прочного закреп ления в Центральной Азии и выхода (после 2010–2012 гг.) на энергетические рынки Восточной Азии можно будет говорить о некоем глобальном энергетиче ском объединении этих трех пространств через Россию. Очевидным становится и повышение е роли в ШОС.

Таким образом, потенциал ШОС в деле реализации, как интересов России, так и интересов других ее партнеров по этой Организации огромен. Однако, к сожалению, и в самих странах-участницах ШОС и, тем более, в других государ ствах об этой Организации, ее предназначении и практической деятельности осведомлн лишь узкий круг специалистов. Если же говорить о странах Запада, то там вокруг ШОС существует «стена молчания», а когда по тому или иному поводу информация появляется, то роль и место ШОС в ряду других междуна родных организаций искажается, причем присутствуют самые разные, порой диаметрально противоположные оценки: от полного отрицания ее дееспособно сти в решении даже внутренних проблем, до представления Организации как некоего антизападного альянса, своеобразного «Восточного НАТО».

Не случайно американской научной элитой пропагандируется идея со здания «Большой Центральной Азии» без участия России и Китая, рассчитанная на объединение Средней Азии с Афганистаном через региональное экономиче ское сотрудничество под эгидой Соединенных Штатов. В связи с этим экспер ты усматривают в ней американскую альтернативу ШОС, рассчитанную на раз вал Организации, привязку к США центральноазиатских стран и закрепление в богатом ресурсами и имеющем важное геополитическое и геостратегическое значение Центральноазиатском регионе.

Естественно, Россия и ее партнеры по ШОС не могут безучастно взирать на подобное. Закрепление в регионе такого «конфликтогенного соседа» с его силовыми методами установления демократии западного образца их не устраи вает. Государствам региона не нужен новый очаг крупномасштабного военного конфликта в Иране, непосредственно на их границах. И, наконец, не хочется иметь у себя в регионе спонсора «цветных революций», направленных на деста билизацию обстановки в их собственных странах. Но, чтобы успешно этому противостоять, требуется укреплять ШОС, повышать ее привлекательность и полезность, прежде всего для самих участников, завоевывать авторитет Органи зации на международной арене через укрепление ее дееспособности, наращи вать ее политический вес и потенциал сдерживания.

ШОС подвергается порой серьезной критике. Несмотря на то, что образо вание этой Организации сыграло позитивную роль, а сама она рассматривается как наиболее удачный международный проект последнего десятилетия, пер спективы сотрудничества в ее рамках между странами-участницами не безоб лачные. По мнению ряда экспертов, расширение ШОС привело к стагнации Ор ганизации. Государства стали жестче отстаивать собственные интересы, не все гда разделяемые другими участниками. Поэтому партнерство в ШОС сопро вождается определенной конкуренцией, что порождает серьезные разногласия между ними.

Следует признать, что и многие межгосударственные объединения стра дают этим: и ЕС, и АСЕАН, и АТЭС. Однако нужно различать, что является превалирующим в деятельности, как самой организации, так и каждой из е стран-участниц? Иными словами, отдают ли они предпочтение общим интере сам или борются за личные? Только после объективной оценки этого станет по нятно: является ли ШОС сообществом коллективных интересов, нацеленных на обеспечение безопасности и развитие всех и каждого участника, или каждый в нм борется сам за себя?

Имеют место и другие неурядицы. Как упоминалось выше, общее ШОСовское контактирование с США отсутствует, но на этом фоне заметен крен в сторону Запада, например, Казахстана и Таджикистана, что насторажи вает Россию и Китай. В свою очередь, двусторонние российско-американские и китайско-американские переговоры и консультации по вопросам региональной безопасности вызывают подозрение у их среднеазиатских партнеров. Это с од ной стороны. А с другой – такой подход к партнерству с США и НАТО затруд няет реализацию декларируемого ШОС принципа – принципа корпоративности и консолидации. Точно так же параллельное взаимодействие ряда участников ШОС в форматах ОДКБ и ЕврАзЭС приводит китайских партнеров к мысли о том, что, ШОСовские страны СНГ отдельно договариваются между собой и от дельно – с Китаем. Понятно, что из-за этого конструирование зоны совместной ответственности и развития в рамках ШОС становится затруднительным.

В то же время становится вс более актуальной проблема расширения числа членов и кандидатов на вхождение в ШОС. Вряд ли кто-то будет против включения в организацию таких стран, как Монголия и Индия. Но может воз никнуть вопрос относительно намерений других стран вступить в ШОС, напри мер, Афганистана. Нет гарантии, что признание Хартии ШОС и е программ ных документов означает их готовность участвовать в формировании зоны кол лективной ответственности. Эти вопросы относятся и к Ирану, членство кото рого в ШОС усилит антиамериканский компонент в организации, хотя следует признать, что антиамериканизм вследствие недостаточно продуманной внешней политики Вашингтона сегодня является тенденцией, распространяющейся по всеместно в развивающемся мире. Ведь в этом случае ШОС и каждой из стран участниц придтся взять на себя ответственность за ядерную политику Ирана и за развитие ирано-американских отношений в случае их резкого ухудшения.

Существует определенное опасение и в отношении Пакистана с Афганистаном, из-за возможности кого-либо из них со временем стать проводником интересов США, что войдт в противоречие с интересами других участников ШОС.

Не все благополучно и в вопросах экономики. Как упоминалось выше, в Программе торгово-экономического сотрудничества до 2020 г. страны участницы ШОС условились о совместной работе по шести приоритетным направлениям: транспорт, энергетика, связь, сельское хозяйство, производство бытовой техники, легкая и текстильная промышленность. Совершенно очевид но, что все эти направления являются важными для центральноазиатских стран.

Но, если проследить динамику развития сотрудничества от "намерений" до "ре ализации", то заметен переход от доминирования общих интересов на этапе "намерений" к стремлению обеспечить индивидуальные при подходе к "реали зации". Для одних первоочередными видятся проблемы сельского хозяйства (водные ресурсы), для других – электроэнергетика, для третьих добыча и транс портировка углеводородов и т.д. Таким образом, дальнейшее их продвижение натыкается на противоречия и несогласованность позиций членов Организации.

При решении задач обеспечения безопасности также возникают противо речия, как «внутришосовские», так и касающиеся отношений ШОС с другими государствами. Причм представляется, что на первом месте все-таки стоят внутришосовские противоречия. Как известно, Организация изначально и со здавалась для их преодоления, исходя из общего для государств-основателей осознания реальности угроз стабильности. С тех пор проведена основательная работа и есть практические достижения. Тем не менее, терроризм, сепаратизм и экстремизм по-прежнему угрожают региональной безопасности, поскольку гос ударствам не всегда удается найти удовлетворяющие всех участников решения некоторых вопросов. Так, например, даже при составлении списка террористи ческих организаций, трудно прийти к согласованным позициям: ряд стран ста рались включить в эти списки перечень всей оппозиции существующим поли тическим режимам. Поэтому государствам-членам ШОС необходимо и дальше совершенствовать наработанную нормативно-правовую базу, укреплять практи ческое взаимодействие органов, которым поручена борьба с терроризмом, неза конным оборотом наркотиков и оружия.

Что касается отношений с примыкающими к ШОС странами и государ ствами-наблюдателями, то здесь тоже возникают вопросы. Так, остатся непо нятной позиция Организации, которая считается структурой, решающей про блемы безопасности региона, но не предпринимает реальных шагов для норма лизации обстановки в Афганистане. Можно возразить, что Россия уже несколь ко лет способствует проведению операции международной коалиции, предо ставляя свое воздушное пространство и транспортные коммуникации для мате риально-технического обеспечения коалиционных войск. Да и президент Узбе кистана на состоявшемся в Румынии в апреле 2008 г. саммите НАТО предло жил альянсу коридор для перевозки невоенных грузов в Афганистан через по граничный узел «Термез-Хайратон» – единственный путь железнодорожного сообщения с этой страной. Он также выступил с инициативой возобновления и расширения переговорного процесса по достижению мира и стабильности в Аф ганистане в рамках группы «6+2» (Иран, Китай, Пакистан, Таджикистан, Турк мения, Узбекистан плюс США и Россия). «С учетом современных реалий необ ходимо было бы преобразовать «6+2» в «6+3», имея в виду обязательное уча стие в этом переговорном процессе представителей НАТО», – заявил И. Кари мов.

Его туркменский коллега Г. Бердымухамедов, в свою очередь, напомнил, что Ашхабад в числе первых предоставил воздушное пространство коалицион ным силам для перевозки грузов в Афганистан. На этот раз он предложил аль янсу миротворческие услуги. По сообщению казахстанского издания «Деловая неделя», речь идет о готовности открыть на его территории тренировочные ла геря для подготовки натовских миротворцев, а также разместить склады и ты ловые базы для снабжения войск НАТО.259 Однако во всех этих соглашениях и предложениях (за исключением проведенной в апреле 2009 г. в Москве конфе ренции по Афганистану) не просматривается роль ШОС. Более того, подобные решения принимаются в странах-участницах Организации индивидуально, ис ходя из национальных интересов, в надежде укрепить свои отношения с Запа дом, без оглядки на партнерство по ШОС.

Второй непростой и противоречивый вопрос для ШОС при решении про блем безопасности – отношения Организации с новыми ядерными державами, Пакистаном и Индией. Сложная внутриполитическая ситуация в Пакистане чрезвычайно обостряет опасения возможности попадания пакистанского ядер ного оружия в руки исламистов «Аль-Каиды». К тому же нет уверенности, что ШОС сможет способствовать стабилизации обстановки в Пакистане, если он станет членом ШОС. А вот в том, что Индия крайне отрицательно отнестся к тому, что она останется вне организации, членом которой стал Пакистан, можно не сомневаться. Эти два государства нельзя рассматривать в отрыве друг от друга. Следовательно, военно-стратегическое пространство ШОС должно включать и территорию Южной Азии.

Требуют развития и другие вопросы сотрудничества в оборонной сфере.

Следует напомнить: летом 2005 г. на Шаньдунском полуострове (Китай) впер вые прошло российско-китайское антитеррористическое (а если объективно – то общевойсковое) учение «Мирная миссия». В ходе его активной фазы числен ность совместной группировки войск и сил достигала 10 тыс. человек. Впослед ствии, в 2007 г., уже в рамках ШОС было проведено аналогичное учение на территории России в новом формате – с участием всех государств-участников Организации. С небольшим смещением по времени прошли российско индийские антитеррористические маневры «Индра-2005» и «Индра-2007». Рас сматривается и дальнейшее продолжение подобной практики. Однако военная составляющая ШОС, по ранее установленному определению учредителей Орга низации, заключается только лишь в Региональном антитеррористическом цен тре и совместных учениях по противодействию террористическим угрозам.

Тем не менее, возможно, что в среднесрочной перспективе ШОС, как од но из крупнейших геополитических объединений, распространит свое влияние от Арктики до Индийского океана и от Балтики до Тихого океана. Связано это с тем, что за годы своего существования ШОС стала привлекать к себе внимание и других стран, которые ищут новые формы интеграции в не.

Но, поскольку в США и ряде западных стран активизация деятельности ШОС воспринимаются как покушение этой организации на их национальные интересы, Центральная Азия объективно становится одной из основных арен экономического, геополитического, да и военного соперничества ведущих ми ровых держав. В связи с этим на организованных Институтом Дальнего Восто ка РАН семинарах неоднократно звучали предложения по наращиванию уси лий в деле интеграции стран-участниц ШОС на основе реализации многосто ронних проектов, а с другой стороны, – по повышению роли Организации в обеспечении обороны и безопасности ее участников. Но при реализации этих предложений следует соблюдать определенную осторожность и дипломатич ность.

Нужно исходить из того, что ШОС – это объединение партнеров, ориен тированное на устойчивое развитие каждого из них и на поддержание мира и стабильности на ее пространстве. При этом Организация открыта для широкого международного сотрудничества на основе учета взаимных интересов и общно сти подходов к решению и региональных, и глобальных проблем. Она предо ставляет всем заинтересованным странам уникальную возможность участвовать в формировании принципиально новой модели геополитической интеграции. В ее основание государства-члены ставят утверждение рационального и спра ведливого миропорядка, базирующегося на укреплении взаимного доверия и коллективных начал в международных отношениях, на выстраивании подлинно партнерских отношений без претензий на монополию и доминирование в меж дународных делах.

ШОС в своем становлении, как уникальная Организация многопрофиль ного сотрудничества, идет непроторенным путем. Многие проблемы решаются методом «проб и ошибок». Избежать этих ошибок можно было бы, уделяя больше внимания исследованию перспектив развития ШОС. В России, которая призвана решать одну из главных ролей в Организации, этому вопросу уделяет ся не так уж много внимания и ресурсов, в отличие, например, от нашего соседа Китая. Чем раньше мы примем меры к исправлению этого перекоса, тем эффек тивнее Россия сможет реализовать свою ведущую роль в Организации.

И, главное, если не озаботиться разработкой общей долгосрочной стра тегии развития ШОС, охватывающей все сферы, предусмотренные Хартией, не только экономическую, но и гуманитарную и оборонную, причем на много – сторонней основе, она не станет эффективной организацией. Остаются серь езные опасения относительно того, что ШОС со временем может пополнить ря ды многочисленных международных бюрократических структур, главная заслу га которых состоит лишь в их существовании, а члены Организации утратят ин терес к своему участию в ней. Каждое государство-участник должно видеть и чувствовать конкретную выгоду от своего пребывания в Организации, иначе это пребывание утрачивает смысл.

В связи с этой возможностью России целесообразно активизировать иссле дования совместно с научными организациями центральноазиатских государств, а также с китайскими и индийскими учеными. Общая цель работы – более четкое определение позиций каждой страны по названным и другим актуальным вопросам.

Но, что представляется наиболее важным, определение и обоснование согласован ных позиций по такой актуальной проблеме, как повышение дееспособности ШОС в интересах укрепления региональной безопасности и стабильности.

6.2. Возможные направления повышения дееспособности ШОС в интересах укрепления региональной безопасности и стабильности Тенденции смещения мировых центров силы из Евроатлантической зоны на Восток Евразии получает вс большее подтверждение. Достаточно продол жительная динамика развития Китая дат ему шанс выдвинуться на первые по зиции, встав рядом, а то и потеснив США. Заметно прогрессирует Индия. По степенно восстанавливает свою мощь Россия. Высокий потенциал Японии до полняют растущие возможности Ирана и Республики Корея, а также ряда дру гих стран Юго-Восточной Азии. В мире вс отчтливей нарастает оппозиция модели однополюсного миропорядка под американской эгидой. Однако, США и их союзники, похоже, не собираются отказываться от своего проекта, а потому весьма вероятно продолжение межгосударственного противоборства, но, воз можно, в латентной форме.

В ходе научных конференций, круглых столов и семинаров, проведенных в Институте Дальнего Востока, их участники рассмотрели основные группы факторов риска и обозначили угрозы, которые способны привести к эскала ции напряженности в Центральной Азии и прилежащих к ней регионах.

Среди них:

экономические – соперничество между центрами силы, транснациональ ными компаниями и отдельными государствами за доступ к природным ресур сам региона, за управление коммуникациями и финансовыми потоками, а также за рынки дешевой рабочей силы и сбыта продукции;

политические – наличие серьзных межгосударственных противоречий (США-Иран, Индия-Пакистан) и непростых внутригосударственных отношений (Таджикистан, Узбекистан, Киргизстан – в СНГ, Синьцзян-Уйгурский и Тибет ский автономные районы – в Китае, а также возможность скатывания к хаосу в Пакистане);

военно-технологические – неконтролируемое распространение ядерных и ракетных технологий, оружия, а также опасных веществ и их компонентов;

международно-криминальные – терроризм, действующий под флагом воинствующего исламизма и сопутствующие ему организованная преступ ность, наркобизнес, работорговля в новых формах, незаконная миграция и дру гие вызовы.

В качестве наиболее опасных из угроз Шанхайская организация, как и мировое сообщество в целом, рассматривает сепаратизм, националистический и религиозный экстремизм, а также терроризм, как форму реализации политиче ских целей национал-сепаратистами и исламскими экстремистами. Однако За пад стремится использовать в своих интересах общую нацеленность на борьбу с глобальной угрозой, исходящей от международного терроризма. Так, на одной из международных конференции в Москве бывший в то время генсеком НАТО Робертсон настойчиво советовал российскому военному руководству быстрее реформировать вооруженные силы и приспособить их, прежде всего, к борьбе с терроризмом.

Однако направленность строительства и подготовки вооруженных сил в США и НАТО далеко не та, какую они навязывают другим. Конечно, опреде ленные меры по приспособлению армий к борьбе с террористическими угроза ми производятся, включая повышение удельного веса сил специального назна чения и систем вооружения, больше отвечающих специфике такой борьбы. В остальном же они по-прежнему совершенствуются в готовности выполнять весь спектр задач современной войны. Для этого строятся новые авианосцы, страте гические подводные лодки, создаются крупные группировки ВВС и сухопутных войск. Военный бюджет США сегодня существенно превышает тот, который считался достаточным для подготовки к мировой ядерной войне.

Безусловно, вооруженные силы должны учиться эффективным способам борьбы с терроризмом. Попытки свержения конституционной власти в Кирги зии и, особенно, в Узбекистане хорошо организованными военизированными формированиями исламистов наглядно подтверждают потребность в этом. Да и реализация записанного в Хартии ШОС пункта, нацеливающего участников Организации на «совместный поиск решения проблем, которые возникнут в ХХI в.» прямо подразумевает такую деятельность.

Вопрос в том, что комплекс возможных проблем, с которыми могут столкнуться государства-члены ШОС, гораздо шире, чем готовность бороться только с бандформированиями. Но методы их решения исследуются и разраба тываются в Организации все еще не столь оперативно, как этого требует обста новка. Проиллюстрировать это можно таким вполне вероятным сценарием. В одной из стран-участниц ШОС со сменой правящей элиты резко обостряется обстановка. При этом провоцируется применение военной силы (известно, что в странах Азии «порог принятия силового решения» традиционно низок, да и экстремисты демонстрируют готовность к жестким силовым действиям гораздо более высокую, чем сторонники «демократических преобразований», хотя бы в восточноевропейских странах). Нарастание же связанного с этим противостоя ния, особенно вооруженного, прямой путь к пожару полномасштабной граж данской войны. В такой ситуации превентивное применение военной силы с це лью погашения в зародыше такого сценария развития событий вполне оправда но. Это подтверждено опытом истории, включая новейшую.

Однако в формате ШОС в подобной ситуации принятие решения на ввод, скажем, китайского миротворческого контингента на территорию какой-либо из стран ОДКБ выглядит весьма сомнительным. Да и китайским партнерам в по добной ситуации вряд ли потребуется непосредственная военная помощь от их соратников по ШОС. Что касается остальных участников Организации, то они могут, и будут решать эту проблему сугубо в рамках ОДКБ. Аналогичный под ход при схожей ситуации, наверное, будет реализован и в случае появления в числе членов ШОС новых государств. Скорее всего, войска каждой из сторон усилят охрану своих границ с целью предотвращения маневра силами и сред ствами мятежников.

Сказанное выше лишний раз подтверждает, что сегодня еще рано гово рить о слиянии ОДКБ и ШОС. Система безопасности в регионе должна оста ваться дихотомной. При этом ОДКБ может обеспечивать внутрирегиональную стабильность (внутреннее пространство безопасности), а ШОС – расширять это пространство безопасности и стабильности. Тем более, что уставные документы двух организаций не препятствуют подобной возможности (рис. 3).

Однако уже сейчас нужно закладывать и в ОДКБ, и в ШОС способность эффективного взаимодействия этих организаций в обстановке широкой эскала ции угроз региональной безопасности и стабильности. С подписанием ШОС и ОДКБ в 2007 г. Меморандума о взаимопонимании между секретариатами двух организаций, в котором были зафиксированы общие цели и направления со трудничества двух международных организаций Евразии, в том числе в военно политической сфере, решение этой проблемы сдвинулось с места. Но теперь требуется принятие практических мер по ее реализации. В сфере обороны это, в первую очередь, отработка совместных антитеррористических и миротворче ских действий Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ и тех сил, которые могут быть созданы в рамках ШОС.

В нынешней ситуации нельзя исключать ситуации, когда в какой-либо из центральноазиатских стран может крайне обостриться противоборство дей ствующего правительства и оппозиции или сепаратистов, пользующихся мо ральной и материальной поддержкой извне. Тогда вполне возможно, что под лозунгом предотвращения гуманитарной катастрофы в этой стране некая группа государств в обход ООН, или с ее молчаливого согласия примет решение (как это было на Балканах) осуществить принуждение к миру противоборствующих сторон. За этим может последовать ввод группировки вооружнных сил с целью защиты гражданского населения и объектов его жизнеобеспечения, в первую очередь, конечно, энергетических. В такой ситуации потребуется задействовать весь потенциал ОДКБ и использовать авторитет и возможности ШОС для отпо ра таким замыслам. Авторитет же Организации, как известно, опирается на е совокупный военный потенциал. А потому его повышение, как и способность ДИХОТОМНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ ЦАР ДИХОТОМНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ ЦАР «ДВЕ ОПОРЫ» СИСТЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ ШОС --СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ШОС СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ОДКБ ––ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СОЮЗ ОДКБ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СОЮЗ Цель: 1. Противодействие терроризму, сепаратизму ииэкстремизму…, Цель: 1. Противодействие терроризму, сепаратизму экстремизму…, Цель: 1. Обеспечение национальная безопасность членов Договора;

Цель: 1. Обеспечение национальная безопасность членов Договора;

борьба сснезаконным оборотом наркотиков ииоружия, другими видами борьба незаконным оборотом наркотиков оружия, другими видами 2. Защита их территориальной целостности.

2. Защита их территориальной целостности.

транснациональной преступной деятельности, аатакже незаконной транснациональной преступной деятельности, также незаконной миграцией;

миграцией;

Структура:

Структура:

2. Поощрение сотрудничества между государствами-участниками вв 2. Поощрение сотрудничества между государствами-участниками **Совет коллективной безопасности..Входят главы государств Совет коллективной безопасности Входят главы государств политической, торгово-экономической, оборонной, политической, торгово-экономической, оборонной, членов.

членов.

правоохранительной … иидр. областях, представляющих общий интерес;

правоохранительной … др. областях, представляющих общий интерес;

**Совет министров иностранных дел Совет министров иностранных дел 3. Развитие многопрофильного сотрудничества ввцелях поддержания 3. Развитие многопрофильного сотрудничества целях поддержания **Совет министров обороны Совет министров обороны ииукрепления мира, безопасности иистабильности вврегионе.

укрепления мира, безопасности стабильности регионе.

**Комитет секретарей советов безопасности Комитет секретарей советов безопасности **Секретариат -- постоянно действующий рабочий орган Секретариат постоянно действующий рабочий орган Структура:

Структура:

Организации, возглавляет Генеральный секретарь, высшее Организации, возглавляет Генеральный секретарь, высшее **Совет глав государств Совет глав государств административное должностное лицо административное должностное лицо **Совет глав правительств Совет глав правительств Организации Организации **Совет министров иностранных дел Совет министров иностранных дел **Объединнный штаб ОДКБ — постоянно действующий рабочий Объединнный штаб ОДКБ — постоянно действующий рабочий **Совещания руководителей министерств ииведомств Совещания руководителей министерств ведомств орган Организации ииСМО ОДКБ, орган Организации СМО ОДКБ, **Совет национальных координаторов Совет национальных координаторов **Коллективные силы оперативного реагирования Коллективные силы оперативного реагирования **Региональная антитеррористическая структура (РАТС) Региональная антитеррористическая структура (РАТС) **Секретариат — постоянно действующий административный орган,[] Секретариат — постоянно действующий административный орган,[] возглавляемый Генеральным секретарм возглавляемый Генеральным секретарм Участники: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Участники : Казахстан, Киргизия, КНР, РФ Таджикистан, Узбекистан, Россия, Таджикистан, Узбекистан, Наблюдатели: Индия, Иран, Монголия, Пакистан Рис. эффективно применить, важная, если не решающая составляющая региональной безопасности. Эти соображения должны учитываться и при приме в Органи зацию новых членов, хотя неверно будет и игнорировать новые проблемы, ко торые появятся вместе с этим.

Для того, чтобы правильно строить политику в сфере безопасности и обо роны, следует прояснить ряд вопросов. Прежде всего нужно четко определить ся, к решению каких оборонных задач целесообразно готовить ШОС. С учетом существующих реалий, первоочередной остается способность выпол нять боевые задачи в локальных антитеррористических и контртеррористиче ских, а в перспективе – и в миротворческих операциях. Однако при определен ных обстоятельствах в этой части Азии не исключено возникновение военного конфликта регионального масштаба, чего не отрицает и новая редакция Страте гии национальной безопасности России. Это означает, что развитие ситуации в регионе находится в «поле неопределенности относительно будущих вызов», что выдвигает очередной вопрос.

Его суть заключается в том, нужна ли в рамках ШОС готовность воору женных сил входящих в нее государств к совместному боевому применению в крупномасштабных военных конфликтах, Отвечая на него, следует учитывать, что содержание современных вооруженных сил для противодействия всему спектру военных угроз отдельному государству зачастую становится не по си лам. В связи с этим, не выдерживая растущих затрат, многие государства со кращают армии, что снижает их оборонный потенциал и входит в противоречие с «глобализацией» военных задач. В то же время последние военные кампании наглядно продемонстрировали, что «поле боя» продолжает расширяться. Оно уже распространяется не только на традиционные наземное, морское и воздуш ное, но и на космическое пространства, и информационную сферу. Такой рост пространственного размаха театра военных действий требует создания дально бойных систем, способных действовать в масштабе времени, близком к реаль ному, поражая цели на всю его глубину.

Кроме того, в современных вооруженных силах приобретают приоритет ное значение мобильные войска, обладающие возможностью в короткие сроки совершать маневр на большие расстояния. Вс это резко удорожает создание и содержание современных армий. А потому для экономии национальных ресур сов вс чаще практикуют создание совместными усилиями коалиционных груп пировок вооруженных сил для решения конкретных стратегических задач. Так, и первая, и вторая кампании против Ирака велись группировками войск и сил (ядро которых составляли ВС США) при участии более чем трех десятков госу дарств. Аналогично развивались события и в Афганистане. Этим объясняется и упорное нежелание НАТО самораспуститься в условиях, когда исчез противник, против которого альянс создавался. Потому и осуществляется упорно поиск для него новых задач, и расширяется «зона ответственности». По пути создания ко алиционных вооруженных сил пошел и Евросоюз.

Представляется, что этим путм следует идти и ШОС, особенно когда государства-участники этой Организации также сокращают свои армии. Если готовить вооруженные силы к действиям только в мелких конфликтах, затем придется спешно перестраивать их на более серьезную войну, на что времени, как правило, не хватает. А потому к такому повороту событий надо готовиться заблаговременно. Бесспорно, сейчас необходимо, в первую очередь, укреплять ОДКБ, параллельно приступая к обеспечению интероперабельности и созданию необходимых условий для совместного применения войск и сил всех стран участниц ШОС. Для этого нужны регулярные совместные тактические и ко мандно-штабные учения и тренировки. Первые подвижки в этом направлении уже начались, а впоследствии к уровню сотрудничества, складывающемуся в рамках ОДКБ, будет намного проще подтянуть и другие государства Шанхай ской организации сотрудничества, не являющиеся членами ОДКБ, и наблюда телей при ШОС.


Конечно, подобную деятельность должно оправдывать реальное развитие международно-политической ситуации. При этом ШОС не станет превращаться в военно-политический союз в обычном его понимании, так как взаимодействие в военной сфере будет, во-первых, сугубо оборонительным, во-вторых, осу ществляться исключительно на пространстве Организации и, в-третьих, не бу дет направлено против какого либо государства или группы государств.

В то же время подобный подход требует правильного определения роли силовых и иных методов воздействия на ситуацию, что является третьим важ ным вопросом, требующим адекватной оценки. В первую очередь он касается, конечно, борьбы с сепаратизмом, экстремизмом, терроризмом и сопутствующей им организованной преступности, живучести которых способствует неудовле творенность людей уровнем жизни. Поэтому ШОС и нацелена на решение акту альной для всех государств е участников проблемы экономического развития и нейтрализации факторов, препятствующих этому. Иными словами, на обеспе чение экономической безопасности, ключевым звеном которой для них сегодня является е энергетическая составляющая.

Еще одним важным вопросом, выступающим как фактор интеграцион ных связей России, Китая, Индии, Ирана и центральноазиатских государств, может стать военно-техническое сотрудничество. Как упоминалось в предыду щей главе, взаимодействие в этой области в первую очередь между Россией, Индией и Китаем переходит от простой торговли отдельными образцами ВВТ к более сложному этапу – совместному развитию военных технологий.

Сегодня лишь несколько государств могут производить в интересах сво их вооруженных сил всю номенклатуру военной техники – от корпуса и двига теля до оружия и электронной начинки. Но военная техника и вооружение ста новятся все сложнее и сложнее, а это означает существенный рост требований к производству и промышленным технологиям, ведет к удорожанию производ ства. Потому и возникла межгосударственная кооперация не только в производ стве, но и в разработке новых образцов. Практика показала, что зачастую это и быстрее, и дешевле. Сейчас многие государства обращаются к России для про ведения НИОКР, совместного производства и реализации военно-технической продукции, в том числе в интересах третьих стран.

На качественно новый уровень – от поставок российского вооружения к совместным разработкам и научным исследованиям, передаче технологий и развертыванию лицензионного производства российской техники переходит российско-индийское сотрудничество. В Индии уже ведется сборка самолетов Су-30МКИ, танков Т-90С, индийской стороне переданы технологии производ ства авиадвигателя РД-33 серии III. Наиболее показательный пример – совмест ная разработка и производство современной противокорабельной ракеты «Бра мос». Она втрое превышает скорость звука, обладает высокой точностью и не уязвима для современных средств противодействия, в том числе РЭБ. Сейчас ракеты устанавливаются на кораблях и подводных лодках, их модификациями будут оснащаться сухопутные войска и даже самолеты Су-30МКИ.

На повестке дня – совместное создание российско-индийского среднема гистрального транспортного самолета (МТА), который изначально позициони руется как машина двойного назначения. Вся работа ведется на условиях разде ления технических и финансовых рисков. Запущенный в серию МТА заменит стоящие на вооружении ВВС Индии американские С-130 и советские Ан-12.

Индийская сторона уже подтвердила готовность закупить 45 самолетов с опци оном на закупку еще такого же количества.

Развертывается совместное производство самолета пятого поколения. В этом перспективном авиакомплексе будет использована совершенно новая платформа с современными техническими компонентами, включая технологию «стелс». Истребитель будет сочетать суперманевренность и сверхзвуковую ско рость, большую дальность и высокую способность противостоять средствам ПВО. По заявлению маршала авиации Индии Ф.Х. Мейджора, российско индийский истребитель пятого поколения должен совершить первый полет в 2015 году, а возможно, и раньше.260 Примером может служить также российско индийский проект совершенствования российской космической системы гло бального позиционирования «ГЛОНАСС».

На первый план выходят вопросы технологического сотрудничества, раз вития лицензионного производства, проведения совместных НИОКР, взаимо действия в высокотехнологичной сфере и с Китаем. Китайские партнеры видят привлекательные перспективы также в соединении российских военных техно логий с китайскими производственными возможностями.

Конечно, не все в вопросах военно-технического сотрудничества протека ет гладко. Так, цены, по которым Россией продается оружие союзникам по ОДКБ, существенно отличаются от тех, по которым ведется торговля с другими е партнером по ШОС. Однако распространение на них льготных принципов поставок оружия союзникам по ОДКБ повлечт существенные финансовые по тери для России. В связи с этим существует два мнения. С одной стороны. Сло жившаяся ситуация является дополнительным доводом в пользу дихотомности военно-политического сотрудничества в регионе на ближайшую перспективу. С другой стороны, следует учитывать, что в определенных ситуациях упущенная экономическая выгода может принести существенный политический выигрыш, например, гарантии безопасности.

Таким образом, вышесказанное во многом снимает звучащие порою со мнения в необходимости укрепления обороноспособности ШОС, расширения этой Организации и ее будущей конфигурации. Государствами, в первоочеред ном плане претендующими на роль новых постоянных членов ШОС не только по их желанию, но и вследствие наметившихся тенденций в трансформации международно-политической системы, становятся Индия и Иран. Поэтому, с учетом необходимости усиления возможностей в деле защиты экономических, геополитических и геостратегических интересов государств региона, в тесное сотрудничество в рамках ШОС целесообразно постепенно, но не затягивая этот процесс, в приоритетном порядке вовлекать эти два государства. Из числа стран-наблюдателей они в наибольшей степени способны нарастить потенциал ШОС и, в то же время, сами нуждаются в консолидированной защите их жиз ненно важных интересов, включая весь спектр вопросов безопасности, в число которых должна входить и способность отстаивать их, при необходимости, и военными средствами.

В целом, готовность Организации к масштабному применению воен ной силы гипотетически может потребоваться:

в случае внерегионального военного вмешательства во внутренние дела любой из стран, входящих в ШОС;

в ситуациях, создающих угрозу региональной безопасности;

в обстановке неуправляемой эскалации конфликтов в прилегающих к Центральной Азии районах;

в других ситуациях, которые могут складываться в условиях неопреде ленности развития международно-политической обстановки и несущих явную угрозу жизненно важным интересам стран-участниц Организации.

Как свидетельствует опыт, процесс формулирования этих интересов и по иск их баланса странами-членами ШОС, весьма не прост. Но без этого не обой тись. Эти интересы должны быть определены. Также должны быть определены и критерии применения военной силы для их защиты. Ясность в отношении по роговых значений применения военной силы, особенно с участием ядерных держав, не только важна, но и призвана играть роль основного сдерживающего фактора.

Завершая раздел, отметим, что в условиях расширения спектра угроз без опасности и их проявления в новых (в том числе и не силовых) формах, для ШОС возрастает роль фактора неопределенности, который объективно будет выдвигать новые требования к развитию и применению сил и средств для обес печения безопасности государств региона. Это обусловливает необходимость поиска и разработки эффективных мер по нейтрализации существующих и про гнозируемых угроз, определения новых задач, форм и способов применения всех функциональных элементов, включая и их военную составляющую на ос нове системного подхода к обеспечению безопасности всех и каждого государ ства-участника Организации. А потому в этой области необходимо принять специальный документ: доктрину или стратегию, в крайне случае – документ концептуального уровня, которые заложили бы основу сотрудничества членов ШОС в сфере обороны. Учитывая же длительность процесса формирования и, особенно, согласования подобных документов, к работе над ними нужно при ступать уже сегодня.

В этом сегодня должны быть заинтересованы и государства Центральной Азии, и Россия, и их партнры, поскольку регион будет оставаться в сфере гео экономических, геополитических и геостратегических интересов ряда мировых и региональных центров силы.

6.3. Развитие сотрудничества в сфере обороны как необходимое условие обеспечения безопасности и стабильности в регионе Анализ опыта функционирования региональных структур в области без опасности показывает, что одним из основных условий успешности их работы является опора на тщательно продуманную политическую и правовую базу, которая предусматривает:

- выработку принципов всестороннего сотрудничества между входящими в не странами, а также взаимодействие с другими государствами и междуна родными организациями, которые способствовали бы выстраиванию между ни ми отношений, способствующих решению спорных вопросов исключительно мирными средствами;

- использование коллективно одобренных механизмов принятия военно политических решений по возникающим проблемам международных отноше ний, а также по предупреждению конфликтных ситуаций, их локализации и по иску взаимоприемлемых вариантов разрешения;


- расширение и углубление мер доверия, основанных на координации во енно-политической деятельности государств региона.

Следование этим принципам позволит создать в регионе Центральной Азии систему региональной безопасности, которая будет способствовать:

- поддержанию военно-политической стабильности;

- сдерживанию любой агрессии и предотвращению военных конфликтов;

- обеспечению защиты национальных интересов, суверенитета и террито риальной целостности государств региона.

Как уже упоминалось, до недавнего времени многие эксперты ставили под сомнение целесообразность сотрудничества участников ШОС в оборонной сфере, прежде всего потому, что эта Организация – не является военно политическим союзом. Однако реальные события и возможные сценарии их развития внесли в эту позицию свои коррективы.

Институт Дальнего Востока РАН на протяжении ряда лет предлагал при ступить к разработке концепции сотрудничества государств-участников Орга низации в сфере безопасности и обороны. И в 2006 г. вопрос о необходимости такого документа был инициирован Россией на совещании министров обороны стран-членов ШОС, где и было принято соответствующее решение. После этого Министерство обороны и Генеральный штаб ВС РФ совместно с другими заин тересованными ведомствами и учреждениями (среди которых был и Институт Дальнего Востока), развернули работу по формированию такой концепции.

Основными целями, которые предусматривались этим документом, явля лись поэтапное и целенаправленное развитие военного сотрудничества оборон ных структур в рамках ШОС с учетом современных вызовов и угроз, а также налаживание взаимодействия военной составляющей ШОС с другими междуна родными организациями, в том числе с ОДКБ. Разработка данной концепции тесно увязывалась с антитеррористическими задачами, которые в рамках ШОС возложены на Региональную антитеррористическую структуру. При е форми ровании учитывался опыт, полученный военными ведомствами стран-участниц ШОС в ходе серии двусторонних и многосторонних антитеррористических уче ний, в первую очередь таких крупных, как «Мирная Миссия».

Согласование содержания концепции заинтересованными государствами проходило непросто. Это обусловливалось необходимостью устранить суще ствующее противоречие между предназначением и структурой ШОС, показан ное на рисунке 4. Это противоречие заключается в том, что, с одной стороны, уставные документы ШОС не позиционируют Организацию как военно политический союз, с другой – она в полной мере несет ответственность за ста бильное развитие многомиллионного, многонационального и разноконфессио нального сообщества на свом пространстве, где сохраняется конфликтный по тенциал, что подразумевает обеспечение мирной обстановки на этом простран стве. Компромисс был достигнут заменой политического наполнения докумен та: Концепция военного сотрудничества государств-участников ШОС транс формировалась в Соглашение о сотрудничестве между министерствами обо роны стран, входящих в Организацию, которое и было принято на совещании глав оборонных ведомств стран-участниц ШОС в мае 2008 г.

Таким образом, уровень сотрудничества в военной сфере снизился с меж государственного до межведомственного. Тем не менее, этот документ предо ставляет возможность оборонным ведомствам целенаправленно развивать со трудничество в военной сфере, соблюдая главный принцип Организации – от крытость, а главное – вводит это сотрудничество в правовое поле.

По своему содержанию Соглашение направлено на дальнейшее укрепле ние мер доверия в военной области, координацию усилий по противодействию новым угрозам и вызовам. В нем нашло отражение общее стремление госу дарств-участников ШОС к расширению диалога и взаимодействию в военной области, что позволяет вырабатывать конкретные меры оперативного реагиро вания на чрезвычайные события в регионе.

Указанное Соглашение дат возможность развернуть сотрудничество по следующим направлениям:

ШОС – универсальная многопрофильная ШОС – универсальная многопрофильная организация стратегического партнерства организация стратегического партнерства Предназначение ШОС (выписка из ст.1 Хартии ШОС) 1. Противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму…, борьба с незаконным оборотом наркотиков 1. Противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму…, борьба с незаконным оборотом наркотиков и оружия, другими видами транснациональной преступной деятельности, а также незаконной миграцией;

и оружия, другими видами транснациональной преступной деятельности, а также незаконной миграцией;

2. Поощрение сотрудничества между государствами-участниками в политической, торгово-экономической, 2. Поощрение сотрудничества между государствами-участниками в политической, торгово-экономической, оборонной, правоохранительной … и др. областях, представляющих общий интерес;

оборонной, правоохранительной … и др. областях, представляющих общий интерес;

3. Развитие многопрофильного сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и 3. Развитие многопрофильного сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе.

стабильности в регионе.

Структура ШОС:

Структура ШОС:

* Совет глав государств * Совет глав государств * Совет глав правительств * Совет глав правительств * Совет министров иностранных дел * Совет министров иностранных дел * Совещания руководителей министерств и ведомств (в т.ч. Совещание Министров Обороны --проводится на * Совещания руководителей министерств и ведомств (в т.ч. Совещание Министров Обороны проводится на регулярной основе для рассмотрения конкретных вопросов) регулярной основе для рассмотрения конкретных вопросов) * Совет национальных координаторов * Совет национальных координаторов * Региональная антитеррористическая структура (РАТС) * Региональная антитеррористическая структура (РАТС) * Секретариат — постоянно действующий административный орган,[возглавляемый Ген. секретарм * Секретариат — постоянно действующий административный орган,[возглавляемый Ген. секретарм Основное противоречие между предназначением и структурой ШОС:

Отсутствуют силы и средства коллективной обороны и органы управления ими при наличии задач по обеспечению мира, безопасности и стабильности в регионе.

Рис. - участие в разработке и реализации механизма адекватного реагирования на ситуации, ставящие под угрозу мир и стабильность в регионе;

- оказание помощи правоохранительным органам государств-участников ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом;

- содействие усилению охраны госграниц в целях пресечения попыток прорыва через них незаконных вооруженных формирований, а также блокиро вание районов действий этих формирований и их нейтрализация;

- отработка вопросов оперативной совместимости штабов и войск, в том числе в ходе многосторонних учений и маневров;

- проведение совместных мероприятий (семинаров, конференций и др.

форумов) по проблемам обеспечения региональной безопасности и противодей ствия новым угрозам и вызовам, а также по обмену опытом в этой области;

- осуществление совместных исследований в интересах разработки и при менения технических средств и оборудования, поиск новых методов борьбы с традиционными и нетрадиционными угрозами и вызовами;

- совершенствование нормативной базы в целях развития сотрудничества оборонных ведомств и подчиненных им сил.

Последний пункт особенно важен. Так, к примеру, Казахстан отказался пропускать через свою территорию эшелоны с военной техникой КНР на ма невры «Мирная миссия-2007», ссылаясь именно на отсутствие такой базы.

К сожалению, не все государства согласились с предложенным на выше упомянутом Совещании министров обороны форматом сотрудничества. Так, Узбекистан не поставил своей подписи в Соглашении. Следует отметить, что политическое руководство этого государство пока еще не в полной мере опре делилось со своими внешнеполитическими приоритетами. Об этом свидетель ствуют колебания Ташкента между ГУАМ и ОДКБ, приостановка членства в ЕврАзЭС, длительные раздумья перед присоединением к ШОС. Однако данное обстоятельство не должно тормозить начатую работу на этом направлении.

Заключение оборонными ведомствами ШОС Соглашения о сотрудниче стве в военной сфере – это один из первых шагов на пути реализации принципа универсальности, на котором строится Организация. Он направлен на расшире ние круга решаемых ШОС задач в области борьбы с новыми угрозами, а также легитимизацию этой деятельности. В дальнейшем, как уже упоминалось, нужно разработать и официально принять Концепцию региональной безопасности ШОС (или Концепцию сотрудничества государств-участников ШОС в сфере обороны и безопасности, – суть не в названии документа). В этом документе должны быть определены критерии и принципы мониторинга источников угроз, установлена процедура принятия решений и порядка их исполнения руководя щими органами Организации.

При разработке Концепции региональной безопасности ШОС основопо лагающим вопросом является: защита каких именно и чьих интересов преду сматривается, и на какой регион распространяется ее действие. Поэтому в каче стве исходного положения Концепции целесообразным было бы, по нашему мнению, определить:

- состав субъектов ШОС, на которых распространяется е действие;

- общие и особые интересы членов ШОС, с выделением тех, которые вхо дят в противоречие с внерегиональными акторами на пространстве ШОС;

- виды внешних и внутренних военных угроз участникам Организации;

- проблемы и направления обеспечения военной безопасности, а также порядок выделения для этого необходимых ресурсов;

- порядок действий ШОС в случае возникновения угрозы Организации в целом или отдельным е участникам.

Определяя содержание угрозы, желательно показать совокупность ее ха рактеристик, например, источники и причины возникновения, направленность, наличие или отсутствие преднамеренности, степень сформированности.

Следующим шагом должно быть определение основных (приоритетных) задач по их нейтрализации для обеспечения (защиты) интересов участников ШОС, а также методы решения этих задач (политико-дипломатические, соци ально-экономические, и иные, включая военные).

Принятие Концепции региональной безопасности ШОС может фиксиро ваться в качестве директивного документа в государственных актах участников Организации. В частности в таких документах, как стратегии (концепции) наци ональной безопасности, военные доктрины и иные аналогичные документы е членов могут, а точнее, должны учитываться положения этой Концепции.

Применительно к энергетической сфере, например, учитывая предложен ные на Рижском 2006 г. саммите НАТО дополнения к ст. 5 хартии альянса, Рос сии и ее партнерам по ШОС следует особо выделить интересы, цели и задачи Организации в этой области, обозначить содержание угроз, препятствующих их реализации, а также определить порог реагирования на эти угрозы, включая и силовое.

При этом нельзя не отметить актуализирующуюся в последнее время дру гую особенность энергетической тематики. Дело в том, что пространство ШОС через Россию выходит в Северный Ледовитый океан с его перспективными уг леводородными ресурсами. Между тем Канада, Дания, Норвегия и некоторые другие страны НАТО, и альянс в целом, решили пересмотреть свою политику в отношении этого региона, включив его в сферу своих интересов. В частности, в президентской директиве по национальной безопасности «О региональной по литике в Арктике», подписанной Дж. Бушем под занавес своего президентства, заявлено: «Соединенные Штаты имеют широкие и основополагающие интересы национальной безопасности в регионе Арктики и готовы действовать независи мо или совместно с другими государствами для защиты этих интересов».

В этой же директиве в числе других предусматривается ряд мер военного характера, которые должны реализовать США, чтобы гарантировать «справед ливый» раздел богатств арктического шельфа. В их числе развертывание мор ских и воздушных систем для доставки необходимых сил и средств в регион, а также элементов раннего предупреждения и противоракетной обороны для стратегического сдерживания, обеспечение морского присутствия и готовности вести операции в интересах безопасности, свободы навигации и полтов в воз душном пространстве. Очевидно, что и для ШОС не будет излишним вырабо тать свое отношение к этой важной проблеме.

Повышению возможностей ШОС по обеспечению обороны и безопасно сти ее учредителей, прежде всего методом сдерживания и предотвращения раз вития ситуации в регионе по опасным для участников ШОС сценариям, спо собствовало бы создание в рамках Организации коллективных сил оперативно го реагирования. На первом этапе можно было бы реализовать меры, включаю щие проработку вопроса о возможной штатной структуре и системе управле ния таких сил на основе опыта ОДКБ, их апробацию в ходе совместных учений для достижения необходимого уровня оперативного взаимодействия.

Основываясь на имеющемся опыте функционирования международных организаций по безопасности, не обязательно содержать в ШОС контингент войск на постоянной основе. В обычных условиях обстановки силы и средства, предназначенные для проведения операций на пространстве Организации, мо гут содержаться в каждом из государств, собираясь вместе только на время про ведения учений и маневров.

Действенность военного сотрудничества в ШОС, выдвигающей в качестве одной из задач обеспечение безопасности входящих в нее государств, была бы более эффективной, если бы она располагала не только определенными силами, но и специально подготовленными органами управления ими. Такие органы желательно создавать заблаговременно и на постоянной основе, хотя, возможно, в сокращенном составе. Для этого целесообразно было бы рассмотреть вопрос об учреждении в структуре ШОС Совета Министров обороны (вместо Совеща ния Министров обороны) и Совета начальников Генеральных (Главных) шта бов, а также обеспечивающего их работу штабного комитета ШОС. Но к этой цели, очевидно, нужно идти постепенно, последовательно и поэтапно, по мере созревания политических условий.

Представляется, что первоначально было бы целесообразным иници ировать вопрос об учреждении Координационного комитета по военному сотрудничеству (ККВС) в качестве постоянно действующего органа ШОС. Не секрет, что эффективность РАТС, задачи которой сегодня сводятся лишь к мо ниторингу и обмену между участниками ШОС информацией, относящейся к террористическим угрозам в регионе, остатся недостаточной.

Такой орган как ККВС способствовал бы росту эффективности военно технического и военно-экономического сотрудничества, реализации программ развития вооруженных сил стран региона, повышения уровня их подготовки.

Наряду с этим он обеспечивал бы координацию военного сотрудничества в рамках ШОС. Но главным предназначением ККВС должно стать своевремен ное реагирование на угрожающие странам-участницам ситуации. ККВС, кроме того, придтся включиться в практику обмена информацией по антитеррори стической тематике, осуществляемую сегодня в основном в рамках РАТС ШОС.

А это будет способствовать налаживанию эффективного взаимодействия на этом направлении между военными разведками стран-членов Организации.

В последующем, в зависимости от развития ситуации в регионе, можно было бы рассмотреть вопрос о трансформации ККВС и РАТС в штабной коми тет (возможно и Объединенный штаб) ШОС. Задачи штабного комитета, по сравнению ККВС и РАТС, могут быть дополнены следующими функция ми:

- мониторинг и выявление конкретных источников военных угроз;

- выработка военно-политических, гуманитарно-информационных и иных мер по их предупреждению и нейтрализации;

- разработка соответствующих планов и программ;

- руководство антитеррористическими, миротворческими и иными опе рациями по нейтрализации таких угроз;

- организация и руководство подготовкой штабов и войск для действий в рамках названных операций;

- решение других задач, присущих органу управления такого уровня.

Штабной комитет ШОС может быть ограниченным по количеству воен ных специалистов, со сменой через определенный промежуток времени руко водства и оперативного состава по принципу ротации.

Можно рассмотреть и другую систему управления, базирующуюся, как и контингент сил оперативного реагирования, на принципе «выделения, но не от деления». Этот принцип предусматривает выделение из состава органов управ ления национальных вооруженных сил части подготовленного персонала, кото рый используется для формирования основы (ядра) оперативного штаба, ответ ственного за организацию и проведение конкретной миротворческой операции.

При необходимости такое ядро может наращиваться соответствующими управленческими блоками – «компоновочными модулями» от обеспечивающих органов управления (боевого, тылового, технического). Это позволит макси мально использовать ресурсы уже имеющихся органов управления и, соответ ственно, даст значительную экономию сил, средств и времени. Последнее в условиях «кризисного реагирования» приобретает немаловажное значение.

Еще одной важной задачей в области военного сотрудничества являет ся наполнение практическим содержанием стратегического партнерства в фор мате ШОС между Россией и Китаем. Как известно, силовые структуры КНР, в отличие от аналогичных структур центральноазиатских государств, не имеют достаточного опыта совместного применения с российскими. Важно накопле ние опыта в этом деле, в том числе и для его использования при взаимодействии на данном направлении с будущими партнерами (Индией, Ираном и др.).

В настоящее время между Генеральными штабами ВС РФ и НОАК уста новлены прямые контакты. Ежегодно проводятся штабные переговоры. Ведется диалог с китайскими партнерами по вопросам стратегической стабильности и контроля над вооружениями. Продолжается военно-техническое сотрудниче ство. Установлены прямые связи между военными ведомствами двух стран в области печати, культуры и отдыха. Однако следует заметить, что эти меропри ятия проводятся, в основном, на двустороннем уровне.

На коллективной основе в рамках ШОС и других региональных структур в части, касающейся компетенции Минобороны России, ведутся консультации по проблемам обеспечения национальной безопасности и борьбы с проявления ми международного терроризма. С 2005 г. участники ШОС приступили к реали зации высших форм подготовки штабов и войск – проведению антитеррористи ческих учений, по своему содержанию приближающихся к общевойсковым. Но неопределенность в развитии мирового сообщества и общность интересов Рос сии и Китая с другими центральноазиатскими государствами требуют при ор ганизации совместной боевой подготовки войск и сил не ограничиваться борь бой с терроризмом. Эта борьба – далеко не единственное направление деятель ности, где при достижении совместных политических целей нужно опираться на поддержку военной силы. Поэтому, как отмечалось выше, одна из общих целей, рассчитанных на отдаленную перспективу, может состоять в том, чтобы со здать вооруженные силы, способные вести совместные действия при решении более широкого круга задач, если в этом возникнет необходимость.

Проведенные совместные учения свидетельствуют о том, что это процесс непростой. Их участники испытывают определенные сложности при совмест ной работе, вызванные недостатком необходимого уровня оперативной совме стимости (интероперабельности). Главными препятствиями являются языковой барьер, определенные различия в организации и тактике действий войск, струк турах органов военного управления и в штабной культуре, в организации тыло вого обеспечения и иные особенности в подготовке войск и штабов, методах ор ганизации и ведении боевых действий.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.