авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

НАУКА И СОВРЕМЕННОСТЬ – 2013

Сборник научных статей студентов

Под общей редакцией доктора педагогических наук,

профессора С.Л. Суворовой

Шадринск, 2013

УДК 811.112.2:37.016

ББК 81.432.4р

Н34

кандидат филологических наук, доцент

Сумина Е.С.

Рецензенты:

кафедры немецкого языка и МП ФГБОУ

ВПО «ШГПИ»

кандидат педагогических наук, доцент Эйхман Т.П.

кафедры романо-германских языков и методик преподавания Тобольской социально-педагогической академии им.

Д.И. Менделеева Н34 Наука и современность – 2013 : сб. науч. ст. / под общ. ред. проф. С.Л.

Суворовой ;

Шадр. гос. пед. ин-т. – Шадринск : ШГПИ, 2013. – 117 с.

В сборнике научных статей представлены исследования студентов, которые строго подчинены единой научной линии – представлению теоретических и практических аспектов современного языкового образования – изучения и преподавания немецкого языка.

В структуру сборника включены материалы, касающиеся разработки проблем преподавания немецкого языка и культуры;

теоретико-педагогического и методико технологического обеспечения проектирования и реализации образовательного процесса по немецкому языку;

определения статуса новой межкультурной парадигмы образования;

современных подходов и инновационных технологий в образовательном процессе по немецкому языку, а также вопросы современной лингвистики: лексико-семантической и грамматической системы немецкого языка и методов ее исследования;

стилистики, интерпретации и лингвистики текста;

социолингвистики, когнитивной лингвистики и прагматики;

лингвокультурологии. Материалы сборника статей могут использоваться преподавателями немецкого языка, а также студентами и магистрантами при написании выпускных квалификационных работ и магистерских диссертаций.

Статьи размещаются в авторской редакции.

УДК 811.112.2:37. ББК 81.432.4р © ШГПИ, ПРЕДИСЛОВИЕ Современные тенденции в изучении и преподавании неродных языков и культур, появление новых научных парадигм, становление новых лингвистических, методических и межкультурных теорий, теоретических платформ, методико-технологических систем требуют научного обобщения и переосмысления с позиций специфики современного образовательного процесса. В настоящее время очевидной представляется востребованность научного поиска наиболее перспективных и оптимальных систем, моделей и технологий изучения и преподавания немецкого языка в формате сборника научных статей студентов.

Целевая доминанта создания любого сборника материалов – систематизация, обобщение и анализ практического опыта специалистов гомогенной научной области. Данные положения в значительной степени определяют магистральное направление предлагаемого научно методическим Центром немецкой методической литературы им. И.В. Гёте подбора научных материалов в сборнике статей студентов. Кроме того, такая деятельность будет способствовать распространению новых научных теорий и методик преподавания немецкого языка и популяризации его изучения в студенческой среде.

В основу структуры сборника положен принцип полифункциональной содержательности, заключающийся в ориентации каждого из его разделов на определенную подсистему знаний. В структуру сборника в связи с этим включены 2 раздела. В первом разделе представлены материалы исследований студентов, выполненных с учетом современных тенденций в лингвистической науке и новой лингвокультурной парадигмы;

во втором разделе размещены статьи студентов, являющиеся результатом их исследований по тематике курсовых и выпускных квалификационных работ по теории и методике преподавания немецкого языка.

Сборник рассчитан на научных работников в области филологии и методики преподавания немецкого языка и культуры, студентов вузов, его материалы могут быть использованы при написании курсовых, выпускных квалификационных работ, диссертационных исследований аспирантов и магистров.

РАЗДЕЛ I.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НЕМЕЦКОЙ ФИЛОЛОГИИ А.С. Ермакова научный руководитель – канд. пед. наук, доцент Колосовская Т.А.

СТРУКТУРА ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ «ЧЕЛОВЕК»

НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКОГО МОЛОДЕЖНОГО СЛЕНГА Молодежный сленг представляет собой интереснейший лингвистический феномен, бытование которого ограничено не только определенными возрастными рамками, как это ясно из самой его номинации, но и социальными, временными пространственными рамками. Как все социальные диалекты, он представляет собой только лексикон, который питается соками общенационального языка, живет на его фонетической и грамматической почве.

Лингвисты отмечают, что политическая и социально-экономическая жизнь стран как в зеркале отражается в лингвистике, особенно в течение двух последних десятилетий. Именно социальные проблемы, являющиеся наиболее острыми для общества, находят отклик в молодежном языке с богатым стилистически окрашенным словарем.

Общеизвестно, что язык – мощное средство регуляции деятельности людей в различных сферах. Изучение молодежного языка приобретает возрастающую актуальность в условиях расширяющихся международных контактов (стажировки, туристические поездки, преподавание ряда предметов немецкими специалистами, просмотр видеофильмов, прослушивание современных песен на немецком языке и т.д.).

Используя в своей речи сленг, молодые люди хотят выразить свое критическое, ироническое отношение к ценностям мира старших, проявить свою независимость, самоутвердиться, завоевать популярность в молодежной среде, а также стараются выделиться из массы особенно по отношению к группам взрослых носителей языка особым языком, так называемым модным языком.

Сленг – это тоже один из способов самовыражения молодых людей, а также способ скрыть смысл произносимого от окружающих их «чужих»

людей, т. е. это их скрытый, зашифрованный, «тайный» язык. Молодежный сленг – это пароль всех членов референтной группы. Их словесный репертуар отличается от общепринятого наличием типичных слов и выражений регулярно употребляемых молодежью учебного заведения, квартала, города, и ставших своего рода «визитными карточками»

молодежной культуры.

Лексика языка представляет собой не простое множество слов, а систему взаимосвязанных и взаимообусловленных единиц одного уровня. Ни одно слово в языке не существует отдельно, изолированно от его общей номинативной системы. Слова объединяются в различные группы на основании тех или иных признаков. Так, выделяются определенные тематические классы, куда входят, например, слова, называющие конкретные бытовые предметы, и слова, которым соответствуют отвлеченные понятия. В числе первых легко выделить наименования одежды, мебели, посуды и т. д.

Лексикология устанавливает самые разнообразные отношения внутри различных лексических групп, составляющих номинативную систему языка.

В общих чертах системные отношения в ней можно охарактеризовать следующим образом. В лексической системе языка выделяют группы слов, связанных общностью (или противоположностью) значения;

сходных (или противопоставленных) по стилистическим свойствам;

объединенных общим типом словообразования;

связанных общностью происхождения, особенностями функционирования в речи, принадлежностью к активному или пассивному запасу лексики и т. д. Системные связи охватывают и целые классы слов, единых по своей категориальной сущности (выражающие, например, значение предметности, признака, действия и т. п.).

Особую группу слов в немецком языке составляет сленг, который является «особым языком», способным передавать мысль глубже, острее, эмоциональнее и лаконичнее.

Сленг (от англ. slang;

приставка, указывающая на второстепенность, непервоочерёдность;

lang (language) язык, речь). Рассмотрим этимологию данного слова. В современной лингвистике, как свидетельствует анализ научной литературы, существуют сомнения относительно происхождения слова «сленг». По одной из версий, англ. slang происходит от sling («метать», «швырять»). В таких случаях вспоминают архаическое to sling one’s jaw – «говорить речи буйные и оскорбительные».

Рассмотрим некоторые из многочисленных научных определений сленга.

В языкознании чаще всего приводится определение В.А. Хомякова:

«Сленг – это относительно устойчивый для определенного периода, широко употребительный, стилистически маркированный (сниженный) лексический пласт (имена существительные, прилагательные и глаголы, обозначающие бытовые явления, предметы, процессы и признаки), компонент экспрессивного просторечия, входящего в литературный язык, весьма неоднородный по своим истокам, степени приближения к литературному стандарту, обладающий пейоративной экспрессией» [2].

Несколько иное определение понятия «сленг» находим в «Словаре лингвистических терминов» О.С. Ахмановой: «Сленг – 1. Разговорный вариант профессиональной речи. 2. Элементы разговорного варианта той или иной профессиональной или социальной группы, которые, проникая в литературный язык или вообще в речь людей, не имеющих прямого отношения к данной группе лиц, приобретают в этих языках особую эмоционально-экспрессивную окраску» [1].

Как видим, в «Словаре лингвистических терминов» О. С. Ахмановой термин «сленг» имеет 2 значения. В первой дефиниции сленг – это просто ряд слов не-терминов, использующихся в терминологическом значении, вроде «дворник» или «запаска» у автомобилистов. Такие слова не годятся для официальной инструкции, но удобны для делового разговора профессионалов.

Во втором случае это уже нечто совершенно иное: перед нами слова, уже покинувшие профессиональную сферу и вышедшие «в свет». Вероятно, в качестве примера можно было бы привести «шестерку»: в воровском мире одно из значений этого слова – «человек, прислуживающий ворам».

«Словарь-справочник лингвистических терминов» Д. Э. Розенталя и М. А.

Теленковой отождествляет сленг, жаргон и арго: сленг – слова и выражения, употребляемые лицами определенных профессий или социальных прослоек;

арго – язык отдельных социальных групп, сообществ, искусственно создаваемый с целью языкового обособления, отличающийся наличием слов, непонятных людям непосвященным;

жаргон – то же что арго, отличающийся оттенком уничижения.

Наиболее детально высказался по поводу дефиниции термина «сленг»

автор словаря сленга Р. Спирс. Он отмечает, что термин «сленг»

первоначально использовался для обозначения британского криминального жаргона в качестве синонима слову «кэнт» (cant). С годами «сленг»

расширяет свое значение и в настоящее время включает в себя различные виды нелитературной лексики: жаргон, просторечия, диалекты и даже вульгарные слова. Концепция Р. Спирса позволяет вывести сленг из криминального жаргона, но не отождествлять сленг с жаргоном, а, напротив, подчеркнуть, что в понятие сленга входит целый список различных видов нелитературной лексики. В этом позиция Р. Спирса сходна с позицией Ч.

Фриза [3].

Таким образом, можно констатировать, что, при всей своей популярности (а может быть, именно благодаря ей), «сленг» в настоящее время терминологической точностью не обладает.

Таким образом, в результате исследования научной литературы, можно сделать вывод, что сленг – это группа особых слов или новых значений уже существующих слов, употребляемая в различных человеческих объединениях (профессиональных, возрастных, социальных).

Сленг характеризуется некоторой социальной ограниченностью, но не определенной групповой, а интегрированной: он не имеет четкой социально профессиональной ориентации, им могут пользоваться представители разного социального и образовательного статуса, разных профессий и т.д.

Поэтому можно отметить такую черту сленга, как общеизвестность и широкую употребительность (например, «тусовка», «телега», «темнить», «доставать», «наезжать», «баксы» и др.).

Другая отличительная черта сленга – его вторичное образование по сравнению с жаргоном, поскольку он черпает свой материал прежде всего из социально-групповых и социально-профессиональных жаргонов. Но помимо жаргонизмов, сленг включает в себя отдельные просторечия, вульгарные слова. Однако при подобном заимствовании происходит метафорическое переосмысление и расширение значения заимствованных единиц. Сленговым словам свойственна повышенная экспрессия, языковая игра, модная неология.

Немецкий молодежный сленг представляет собой интереснейший лингвистический феномен, бытование которого ограничено не только определенными возрастными рамками, но и социальными, пространственными рамками. Он бытует в среде городской учащейся молодежи, в отдельных более или менее замкнутых референтных группах.

В сленге отражается образ жизни речевого коллектива, который его породил. Наиболее развитые семантические поля – «Человек» (с дифференциацией по полу, родственным отношениями, по профессии, по национальности), «Внешность», «Одежда», «Жилище», «Досуг» (вечеринка, музыка, выпивка, курение, наркотики).

Сленгизмы очень интенсивно просачиваются в язык прессы. Почти во всех материалах, где речь идет о жизни молодежи, их интересах, об их праздниках и кумирах содержатся сленгизмы в большей или меньшей концентрации. Они встречаются не только в молодежной прессе, но и в адресованных читателям всех возрастов популярных газетах. Газеты – наиболее динамичное явление нашей жизни, потому что они оперативно отражают сегодняшнее состояние языка. Распространенная сленговая лексика попадает в них очень быстро, и мы получаем возможность объективно судить о ее частотности.

Необходимо отметить то, что в последнее время произошло также повальное увлечение молодежи компьютерными играми. Это послужило мощным источником появления новых слов, в том числе и сленгизмов.

Таким образом, сленг – это одно из наиболее интересных явлений современной лингвистической науки. С одной стороны, он воспринимается как нечто чуждое языку, избыточное, не свойственное интеллигентному человеку. С другой стороны, можно наблюдать «экспансию» сленговой лексики во все сферы человеческой деятельности. На сегодняшний день сленгизмы употребляются на радио и телевидении, в прессе, литературе, в сети Интернет, не говоря уже об устном общении людей практически всех возрастов, социальных групп и классов.

Структура лексико-семантического поля складывается из многих компонентов, одним из которых, и притом немаловажным, является состав и объем лексико-семантических групп, т. е. групп, в которых лексика объединяется по каким-либо сходствам в значении. Само собой разумеется, что группы могут быть составлены по разным основаниям (и такие перестройки внутреннего лексикона постоянно происходят в зависимости от текущей решаемой задачи) и что одно и то же значение может входить в несколько групп. Все это обеспечивает гибкость лексикона и взаимосвязи различных групп, или, лучше сказать, полей, потому как группы внутри большого поля также имеют полевую структуру. В связи с этим ясно, что любая классификация значений (а также и связей внутри лексикона) в определенном смысле ущербна, тем не менее лингвисты всегда прибегают к данному методу, поскольку только он дает нам более или менее определенные представления о структуре лексикона. Справедливости ради нужно отметить, что классификации обыкновенно отражают наиболее существенные черты структуры семантических полей и те особенности внутреннего лексикона, которые являются наиболее устойчивыми и воспроизводятся при многих условиях [5].

Пытаясь построить нашу классификацию лексико-семантических групп внутри поля «Человек», мы исходили как из существующих представлений о том, какие компоненты должны входить в это поле, так и из анализа лексики, т. е. из самого материала исследования, который во многих случаях сам диктовал введение определенных кластеров классификации.

Вторым немаловажным признаком структуры поля является объем лексико-семантических групп, а также частотность входящих в них элементов. Статистические / вероятностные характеристики весьма существенны для внутреннего лексикона, так как вероятностный принцип является одним из основополагающих принципов его организации [4].

Именно два этих признака: семантическую группировку слов и их количественные параметры – мы и рассматриваем как основные при описании структуры семантического поля.

Нами были выделены 9 лексико-семантических групп, – это различные характеристики человека.

1. Первая группа – «Субъективные оценочные характеристики человека», которые отражают отношение одного индивида к другому и имеют ярко выраженную эмоциональную окраску. Данная группа оказалась крайне важна для языкового сознания молодежи – слова этой группы составляют более трети всех названных слов.

1.1. Наиболее представительной является подгруппа слов, выражающих эмоциональную оценку человека с точки зрения его отношения к различным сферам жизни: к окружающим его людям (der Eisbeutel, die Analraupe, der Eisberg), к работе (der Aal, der Lahmarsch, der Dabbes), к деньгам (der Geldscheffler, der Geizkragen, gierig и др.), к социуму (der Adabei, der Asi, der Jaherr, der Nervi), к жизни в целом (die Intellektbestie, der Kackfidel, der Yuppi). Слова этой подгруппы могут также описывать жизненную позицию человека (der Hypochonder, der Knurrhanh, der Kritikaster), качества характера человека (das Chamleon, der Charakterkrppel, der Dackel), уровень развития (di Checkerbunny, die Sunftaube, der Blunzn, der Affe), темперамент (die Temperamentsnudel,der Temperamentsbolzen) и пр. Эти слова отражают относительно постоянные характеристики индивида и, как правило, присущи ему на протяжении всей его сознательной жизни (die Heulhure, die Bangbxe, der Hfling, der Holzkopf). Эта же подгруппа включает слова, характеризующие человека с точки зрения соблюдения этикетных норм (der Asi, brig, der Bauer, der Hanake). С другой стороны, лексика этой подгруппы может служить и для оценки социального поведения.

1.2. Подгруппа «способности и достижения» включает слова, описывающие физические, интеллектуальные, творческие и иные способности и таланты индивида (das Eichhrnchen, der Hfengucker, der Brenkerl, das Brenmdchen, der Pfundsbursche и др.), а также достижения человека, полученные в результате применения данных способностей и талантов (geldig).

1.3. В подгруппу «эмоции и чувства» вошли слова, обозначающие чувственное восприятие;

мимику и жесты, с помощью которых чувства выражаются (lcherbar, die Lachkanone, die Handbremse) чувства, которые может испытывать человек в определенный момент или отрезок времени (die Verzweiflung, die Hasskanonade das Trauerspiel) и чувства, являющиеся более или менее постоянными качествами, которыми человек может обладать либо не обладать (die Humorrakete).

В эту же подгруппу нами были включены слова, описывающие состояние человека в определенный момент жизни, которые обозначают не его физическое, а душевное, эмоциональное, психологическое состояние (die Trulla, der Kackelfiedel, der Nervi, sterb-sterb и др.). Данные характеристики в значительной мере зависят от воспринимающего.

1.4. Четвертая подгруппа данной группы – «профессиональная характеристика» – объединяет лексику, относящуюся к оценке профессиональных качеств индивида (der Erzbanause, pfundig, fachsimpeln, das As). Слова этой группы указывают не на род занятий, а на успешность человека в овладении профессиональными качествами и их применении.

1.5. Последняя подгруппа данной группы – это «привычки и склонности». В нее вошли слова, указывающие на те или иные пристрастия и привычки индивида (der Aquaholiker, der Alki,, der Rauchermuffel, die Kaffeschwester и др.).

Таким образом, наиболее важной в структуре лексико-семантической группы «Субъективные оценочные характеристики» оказывается подгруппа «эмоциональная оценка»;

значительно менее важную роль играют остальные подгруппы, однако подгруппы «способности и достижения» и «эмоции и чувства» занимают заметное место в лексико-семантическом поле «Человек».

Большинство слов группы «Субъективные оценочные характеристики»

в немецком молодежном сленге составляют существительные. В таком случае уже не признак характеризует человека, а человек воспринимается через признак, признак становится ведущим в общей характеристике человека. Однако в некоторых случаях эти признаки могут выражаться прилагательными.

Представлены существительными также и наименования чувств, которые мыслятся как самостоятельные сущности, независимые от сознательной воли человека (что во многих случаях действительно так).

2. Вторая группа «Социальные характеристики человека» отражает его взаимоотношения с социумом. Ее доля в общем лексиконе лишь немногим уступает доле первой группы, т.е. слова этой группы составляют чуть более трети всего лексикона. Следовательно, группа «Социальные характеристики»

является очень важной частью структуры всего поля.

В группе «Социальные характеристики» нами также было выделено несколько подгрупп.

2.1. Подгруппа «профессия и другие занятия» является наиболее представительной в данной группе. В данную подгруппу включены слова, характеризующие человека с точки зрения вида его деятельности. Виды деятельности могут быть дифференцированы по признаку основной / дополнительный. В некоторых случаях это разделение просматривается достаточно четко: основной вид деятельности – это профессия, род занятий (der Ackerdesigner, der Br, die Balettratte, der Studieker и др.) и дополнительный вид деятельности – хобби (der Bcherhengst, der Gartler и др.). Однако в некоторых случаях граница между основным и дополнительным видами деятельности практически стерта и слова могут относиться как к одной, так и к другой категории (der Gitarrenheimi, der Malr, das Tanzstundengert и др.). В первую очередь это касается слов, характеризующих человека с точки зрения его занятий спортом (die Fussballbombe, der Tennishase и др.): вне контекста отсутствует возможность определить, является ли занятие тем или иным видом спорта профессией или хобби.

В этой подгруппе имеется также ряд слов, которые могут быть и характеристикой поведения человека (das Zirkuspferd, die Spionitis и др.). Это обусловлено полисемичностью лексики семантического поля «Человек», гибкостью внутреннего лексикона, наличием взаимосвязей между различными лексико-семантическими полями, их пересечением.

2.2. Подгруппа «семья» занимает второе место в группе «Социальные характеристики» и включает слова, обозначающие родственные отношения (die saure Eltern, die Fruleinmutter, der Sohnemann, die Cheferei, Dad, der Eheliebster и др.).

2.3. Подгруппа «национальность» объединяет названия человека либо по национальности (der Japs, der Russki), либо по месту его рождения / жительства (der Europs). Кроме того, в данную подгруппу была включена лексика, прямо или косвенно указывающая на принадлежность индивида к той или иной национально-культурной общности или расе (der Schwarzer, eingeboren), а также на признаки национальности или общности (Chinesisch, Franz).

2.4. В подгруппу «статус» включены слова, указывающие на материальное положение (der Reiche-Leute-Geruch, der Armutschkerl), наличие образования и занимаемую должность (der Chef, der Chief, der Leithammel), звание (die Proffeseuse), место рождения или проживания (der Stadtfrack, der Dorftrottel), социальный статус (die Arbeitsbestie, der Josef, die Vettel), семейное положение (single,, die grne Witwe, die lustige Witwe) и др.

Некоторые слова этой подгруппы напрямую связаны с профессиональной деятельностью человека и поэтому могли бы быть отнесены также и в соответствующую группу.

2.5. Подгруппа «межличностные отношения» объединяет слова, которые относятся к описанию взаимоотношений людей на межличностном уровне и отражают степень близости отношений между отдельными людьми (die Ische, die Abgebrummte, der Ehemann, der Irsch), а также указывают на характер этих отношений (die Streitaxt, die Freunderlwirtschaft и др.).

Итак, ядром группы «Социальные отношения» являются слова, характеризующие профессиональную принадлежность человека, его семейные отношения и в некоторой степени национальность и место проживания.

3. Третья группа «Объективные физические характеристики человека» включает слова, называющие характеристики внешнего вида, физического строения и т.п. человека. Безусловно, индивидуальные представления об этих характеристиках могут варьироваться (например, одному человеку кто-то кажется высоким, а другому – невысоким в зависимости от роста оценивающего), однако все они основываются на оценке материально выраженных качеств человека.

В этой группе нами были выделены следующие подгруппы.

3.1. Подгруппа «внешность» включает слова, называющие признаки, которые могут считаться в достаточной степени объективными (der Ladestock, das Handtuch, der Gandhi, das Elefantbaby, die Ceranplatte и др.).

Вместе с тем они могут быть эмоционально окрашены (die Schnapsnase, das Fkalgesicht, deptiletto, die Chausseewalze, das Brenmdchen, der Blunzn). На наш взгляд, целесообразно включать их именно в эту подгруппу, а не подгруппу «эмоциональная оценка», поскольку эти характеристики основаны, как правило, на объективных особенностях внешности того или иного индивида.

3.2. В подгруппу «половозрастные характеристики» вошли слова, указывающие на пол и возраст человека (die Dampfwalze, das Dmchen, F.G.,die Gans, der Jahrgang, die Schrumpelrose и др.).

3.3. В подгруппу «часть тела» включены лексические единицы, обозначающие различные части тела, в том числе и внутренние органы (die Melone, die Hansterbacke, der Falstaffbauch, der Eimer, die Ballonbeine и др.).

3.4. Подгруппа «физическое состояние, здоровье» объединяет слова, описывающие постоянное либо достаточно длительное физическое состояние человека (die Blindschleiche, gutter Futterverwerter, der Krankfeierer), которое, как правило, может быть определено по его внешнему виду либо в процессе общения. В эту же группу также включены слова, обозначающие заболевание или болезненное явление (becknalt, der Halbanalphabet, der Alkoholiker, der Verrckter). Многие из этих слов могут использоваться и как субъективная оценка (der Idi, die Doofnase, der Diddl и др.). Таким образом, ядро группы «Объективные физические характеристики человека» составляют подгруппы «внешность» и «половозрастные характеристики».

4. Четвертую группу «Сферы и виды деятельности» образует лексика, представляющая собой именование различных направлений деятельности человека. В зависимости от вида деятельности слова были разделены на следующие подгруппы.

4.1. В подгруппу «интеллектуальная деятельность» объединены слова, связанные с обозначением ментальной деятельности человека. Это слова, выражающие непосредственно интеллектуальную деятельность, как сознательную, так и подсознательную (die Traumlade, der Gedankenakrobat, die Denke, denklahm, traunhaft), мыслительные способности человека, служащие для осуществления этой деятельности (die Intellenz, die Verstehste), а также ее причины и результаты (das Ideechen, der Gedankeneintopf).

4.2. В подгруппу «речевая деятельность» была включена лексика, относящаяся к процессу говорения. Это прежде всего слова, называющие непосредственно вид речевой деятельности (die Wortfickerei, der Brummtriesel), и слова, описывающие особенности этой деятельности (der Lautscprecher).

4.3. В подгруппу «культура и искусство» включены слова, которые обозначают явления, относящиеся к областям творческой и художественной деятельности. Это наименования различных видов искусства (die Musi, der Tanzknller), видов произведений и жанров, а также обобщающие понятия, обозначающие направления в искусстве и творческую и художественную деятельность в целом.

5. Пятая группа «Атрибуты» (объединяет слова, обозначающие предметы, активно используемые человеком и являющиеся его неотъемлемой принадлежностью либо необходимые человеку для обеспечения его комфортного существования. Здесь выделяются следующие подгруппы.

5.1. «Одежда / аксессуары». В эту подгруппу включены наименования предметов, которые человек надевает на себя: одежда (die Zwangsjacke, der Jeanser, der Midi, der Mini-Mini-Rock) и обувь (die Sandaletten, die Stifeletten).

В эту же группу вошла лексика, относящаяся к описанию различных характеристик этих предметов, таких как размер одежды/ обуви или стиль.

5.2. В подгруппу «предметы деятельности» объединены слова, обозначающие вещи, обслуживающие ту или иную потребность человеческой деятельности: предметы бытового обихода (die Ticktack, der Mifquirl, die Miefkiste, das Handy, die Telegucke), трудовой – профессиональной, спортивной либо любой иной – деятельности (die Temperamentsskala, das Guckeding, der Gummiadler), документы (die Grippe);

различную печатную продукцию (das Leibblatt, die Meinungsfabrik, das Teufelsbuch);

средства передвижения (die Mitkutsche, der Mofarocker, der Mop).

5.3. Подгруппа «еда и напитки» включает только общие наименования пищи и основных видов питья (der Polizeifinger, der Plr, der Mok, die Mondscheinschnitte).

5.4. Последняя подгруппа в данной группе – «косметика» – это наименования основных видов косметических и парфюмерных средств (die Putzpomade, das Nuttenparfm).

6. Шестая группа «Жизненное пространство» включает слова, описывающие жилье человека, пространство, в котором он функционирует, а также мир, в котором он живет. В соответствии с этим группа разбита на три подгруппы.

6.1. Подгруппа «инфраструктура» – это лексика, описывающая жизненное пространство человека: городские объекты и учреждения, которые человек посещает (die Gummizelle, das Gymnasium, der Hallelujabunker, die Halunkenburg, die Radaubude, das Radaukino).

6.2. «Дом и быт» – подгруппа, в которой объединены слова, имеющие непосредственное отношение к жилью. Это наименования и жилых помещений (die Pinte, die Wohnfabrik, die Wohnmaschine), и мебели (die Haftschalle, die Wohnlandschaft).

7. Седьмая группа «Общие понятия» объединяет понятия, относящиеся к разным областям жизни, и вне контекста достаточно затруднительно отнести их к какой-либо определенной группе (das Rakadele, der Lokusjahrgang, das Pissding и др.).

8. Восьмая группа «Именования человека» включает две подгруппы.

8.1. Подгруппа «обобщающие понятия» – это слова, указывающие на принадлежность к человеческому роду, человеческому обществу (die Grobzeug, der Groschen, die Nummer).

8.2. Подгруппа «персоналии» объединяет имена исторических личностей (Goethe, Schiller, Mann) и литературных персонажей (Kat, Robert Lokamp). Включение последних в список слов, очевидно, связано с тем, что они рассматриваются в обязательной программе по литературе в рамках изучения проблемы «маленького человека», где слово человек включено в формулировку темы.

9. В девятую группу «Жизнь/смерть» вошли слова, обозначающие наличие или отсутствие жизни (drittes Leben), а также начало или конец существования.

Таким образом, в результате проведенного анализа выявлено, что более трети всех ответов-реакций – это субъективные характеристики, содержащие оценочную составляющую. Из этого можно сделать вывод, что со словом «Человек» у молодежи ассоциируется, прежде всего, лексика, несущая личностную, оценочную нагрузку.

Чуть реже, но тоже очень часто, актуализируются слова, указывающие на социальные характеристики (число таких ответов составляет треть лексикона) и объективные физические характеристики человека. Слова именно этих групп составляют ядро лексико-семантического поля «Человек»

и, очевидно, являются наиболее значимыми в языковой картине мира молодежи.

Из группы «Субъективные характеристики» наиболее часто упоминаются слова подгруппы «эмоциональная оценка», из группы «Социальные характеристики» – слова подгрупп «профессия», «семья» и «национальность», из группы «Объективные физические характеристики» – слова подгрупп «внешность» и «пол и возраст».

Таким образом, ядерные представления о человеке в сознании молодежи складываются из его внешних, половозрастных и базовых социальных характеристик (при этом в социальных характеристиках наиболее значимую роль играет именно профессиональная характеристика, а уж потом семья и национальность). Однако самой важной составляющей представления о человека является его эмоциональная оценка.

ЛИТЕРАТУРА Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов [Текст] / О.С. Ахманова. – М. :

1.

Советская энциклопедия, 1966. – 256 с.

Грачев, М.А. Словарь молодежных сленгов [Текст] / М.А. Грачев, А.И. Гуров. – М.:

2.

Горький, 1989. – 56 с.

Джеус, Н.А. Лексико-семантическое словообразование в молодежном сленге 3.

[Эл.ресурс] / Электронная библиотека диссертаций. – Режим доступа :

http://www.dissercat.com/content/leksiko-semanticheskoe-slovoobrazovanie-v molodezhnom-slenge, свободный. – Загл. с экрана Жаркова, Т.И. Сленг современной немецкой молодежи как средство развития 4.

коммуникативной компетенции студентов [Эл.ресурс] / Фестиваль педагогических идей «Открытый урок». – Режим доступа: http://festival.1september.ru/articles/500187/, свободный. – Загл. с экрана Задубовский, А.В. Молодежный сленг Германии и России [Эл.ресурс] / Заочные 5.

научно-практические конференции. – Режим доступа: http://sibac.info/index.php/2009 07-01-10-21-16/267-2011-12-12-05-35-19, свободный. – Загл. с экрана Т.В. Киселева научный руководитель – канд. пед. наук, доцент Елизова Е.И.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЦВЕТОВОЙ СИМВОЛИКИ В ПАРЕМИЯХ РУССКОГО И НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКОВ Феномен цвета является объектом изучения физики, психологии, лингвистики, медицины, этнологии, культурологии, философии, эстетики и других областей знания. Эта многоаспектность свидетельствует о сложности, многомерности понятия «цвет».

Обретая словесную форму, цветовой образ становится предметом изучения лингвистики. В свете современной лингвистической парадигмы изучение категории цвета в языке требует интегрированного подхода.

Привлечение данных из различных наук обусловлено сложностью функционирования цветового образа в сознании индивида [3].

Лингвистический интерес к проблеме цветообозначений вполне естественен, поскольку, во-первых, экстралингвистические позиции цвета, существующие в природе, отражаются и в языковой системе, и, во-вторых, цветообозначения представляют собой структурно-компактную и легко выделяемую лексико-семантическую группу, в которой отражается объективное разнообразие цветовой гаммы [15].

Однако не следует забывать, что каждый народ по-своему смотрит на окружающую действительность и его взгляд обязательно находит выражение в наименованиях, которые не всегда имеют точные соответствия в других языках [9]. Многозначность и многофункциональность наименований, в том числе и наименований цвета, заключается не только в номинативном обозначении широкого круга реалий. Цвет является одной из наиболее значимых составляющих культуры. Он окружен системой ассоциаций, смысловых значений, толкований, цвет становится воплощением разнообразных нравственно-эстетических ценностей. Значение цвета в разных культурах имеет не только универсальные черты, но и отличия, которые затрагивают глубинные слои сознания и отражают национальные культурно обусловленные особенности [13].

Структурно-семантические различия наименований цвета связаны с различиями в картинах мира представителей разных культур, со сложившимися историко-культурными, религиозными, климатическими и другими особенностями. Кроме того, в рамках каждого конкретного языка в результате эволюции национальной языковой картины мира цветонаименования приобретают дополнительные значения, которые выходят за рамки конкретных имен цвета, что требует специального изучения и описания [6].

Цвет – это универсальная ментальная категория, характеризующая свойства объектов материального мира, воспринимаемых через зрительные ощущения и получающих свое выражение в языке через наименования цвета [13]. Цветонаименования представляют собой организованную и динамическую систему, способную к саморазвитию в разных направлениях:

в плане наименования цветов и оттенков в разных сферах человеческой деятельности, в плане морфологической и семантической деривации.

Базовые цветонаименования характеризуются многозначностью и представляют собой культурные артефакты: значения цветонаименований, отражают реалии окружающего мира и человека, их внешние и внутренние характеристики, признаки и качества, политическую, социокультурную и практическую информацию [6]. В основе актуализации лексико семантических вариантов многозначных наименований цвета лежит лексический прототип как типичный цветообраз или исходная информация о цвете в сознании носителя языка [13].

Денотативные значения цветонаименований в разных языках носят в основном универсальный характер. Коннотативные значения цветонаименований в большей степени отражают национальную специфику разных языков и их культур. Коннотативные различия зависят также от лексико-синтаксической сочетаемости и индивидуальных интенций, говорящих в речевой реализации [6]. Составляя важную часть в структуре всего человеческого опыта, цвет репрезентируется в языке, который сохраняет практические, теоретические и культурные знания, приобретенные человеком в процессе осмысления окружающего мира. Отражение объективного цветового мира в человеческом сознании представлено в виде соотношения концептуальной, цветовой и языковой картин мира [13].

Особую роль в лингвокультуре играют фразеологизмы – «зеркало жизни нации». Природа значения устойчивых единиц тесно связана с фоновыми знаниями носителя языка, с практическим опытом личности, с культурно историческими традициями народа, говорящего на данном языке. Это же касается и цветовосприятия. Язык обладает своей цветовой гаммой, отражающей определенные понятия, чувства, эмоции, что, в свою очередь, особенно ярко отражено во фразеологических единицах, содержащих компонент «цвет» [10].

Наиболее ярко цветовые характеристики проявляются в языковых единицах, содержащих своеобразие и особую выразительность речи. К таким единицам относятся, в первую очередь, паремии, отражающие особенности взаимоотношения между людьми на основе их мировосприятия.

В настоящее время под паремиями понимаются пословицы, представляющие собой целостные предложения (например, Вот тебе, бабушка, и Юрьев день [7]), и поговорки, являющиеся фрагментами предложений (поживём — увидим) [16]. Паремии представляют собой речевые клише, близкие по образности и афористичности крылатым словам, однако, в отличие от последних, являются анонимными изречениями.

Пословицы и поговорки являются традиционным фольклорными высказываниями, краткими народными изречениями афористического характера. «Пословица – меткое образное изречение, которое обобщает и типизирует различные явления жизни» [4]. Пословицы имеют одновременно буквальный и переносный план или только переносный план, и в грамматическом отношении создают законченные предложения. Например, пословицы – Аленький цветочек бросается в глазок;

Была б водица, а зелень зародится (рус.) [7];

Auch eine schwarze Kuh gibt weie Milch (нем.) [5] отличаются двойным планом – буквальным и иносказательным, а - Без правды жить – с бела света сбежать;

Ложь белой ниткой шита (рус.) [5];

Der eine sagt wei, der andere schwarz (нем.) [17] – только образным планом.

Поговорками называют устойчивые изречения, отличающиеся особой краткостью, имеющие буквальный или переносный смысл и обладающие незавершенностью умозаключения [8]: Пошла свинья в огородники: на морковь, на репу, на белу капусту, серее волка на четверть [7]. Если для пословицы характерно полное выражение мысли и наличие вывода, то поговорка выражает мысль неполно. В отличие от пословиц, поговорки не имеют назидательно-дидактического характера: Пойду погулять, на белый свет позевать;

Красная краса – русская коса [12].

Между пословицами и поговорками много общего, хотя поговорки – это иносказательные словесные обороты, выражающие незаконченные суждения (Не только свету, что в окне), а пословицы – иносказательные предложения, которые формулируют законченную мысль (Не только свету что в окне: на улицу выйдешь, больше увидишь [9].

Лингвоцветовая картина мира реализуется в языке в форме цветообозначений в отдельных лексемах, словосочетаниях, фразеологических единицах и других вербальных средствах [11]. Разные языковые и культурные системы значительно различаются, но существуют семантические и лексические универсалии, указывающие на общий понятийный базис, на котором основываются человеческий язык, мышление и культура.

Доминантными колоронимами, образующими основу ядра поля «Цветообозначение» в паремиологии русского языка, являются белый, черный, красный, зеленый, синий, голубой, желтый, серый, розовый. То же самое мы встречаем и в других индоевропейских языках. В паремиологии немецкого языка представлены следующие доминантные колоронимы ядра поля «Цветообозначение»: schwarz, blau, weiss, grn, rot, grau, gelb.

На основании анализа паремий русского и немецкого языков, в составе которых присутствует колороним, мы можем утверждать, что цветовые прилагательные являются, в своем большинстве, качественными, они изменяются по родам, числам и падежам, имеют полную и краткую формы, в предложении выполняют роли определения и составного именного сказуемого, имеют три степени сравнения.

Изучив паремии русского языка с компонентом – цветообозначением, используя лексикографические источники, следует отметить, что:

цветообозначение белый в составе идиом русского языка представлено лексемой белый, (света белого не видеть);

цветообозначение черный - одной лексемой (черная кошка пробежала между ними);

цветообозначение красный в составе паремий русского языка представлено тремя лексемами: красный, алый, багровый (красный день календаря, ал цвет мил на весь свет, побагроветь от злости);

цветообозначение желтый - одной лексемой: желтый (желтая зависть);

цветообозначение зеленый представлено одной лексемой (давать зеленый свет, молодо-зелено);

цветообозначение синий в составе пословиц и поговорок передается с помощью лексем синий и голубой (в погоне за синей птицей, голубая мечта [18]);

цветообозначение серого цвета при помощи лексемы серый (серые будни).

С позиции состава паремии русского языка с цветовым компонентом представлены однокомпонентными структурами: очернить, двукомпонентными: черный день, красный молодец и многокомпонентными сочетаниями: покраснеть от стыда, довести до белого каления.

Самыми часто встречающимися в русском языке являются паремии, в которых присутствуют прилагательные с цветокомпонентами белый, черный, красный. В немецком языке – прилагательные с компонентом wei, schwarz, Характерной особенностью немецкого основного grn, blau.

цветонаименования является отсутствие способности к активному словообразованию.

При анализе цветокомпонентов среди паремий немецкого языка мы обнаружили, что каждое цветообозначение представлено лишь одной лексемой: rot, gelb, grn, blau, weiss, grau, schwarz, rosa (Heute rot, morgen tot;

Gelb und grьn im Gesicht werde;

Auf keinen grьnen Zweig kommen [2];

J-m blauen Dunst vormachen;

Ein weiЯes Kleid schьtzt nicht vor einem schwarzen Namen;

Alles grau in grau sehen;

J-m nicht das Schwarze unter dem Nagel gцnnen;

Die Zukunft rosig aussehen usw. [17]).

В структурном отношении паремии с цветовым компонентом представлены двукомпонентными: Graue Zukunft и многокомпонентными сочетаниями: Dazu bist du noch viel zu Grn.

Таким образом, проведенный нами анализ подтвердил, что пословицы и поговорки с цветокомпонентами являются одной из важных составных частей идиоматической картины мира, однако размытость границ паремий, их структурная разнородность, высокая подвижность элементов затрудняет систематизацию и исследование данного явления.

Далее следует подчеркнуть, что общими цветообозначениями, входящими в состав русского и немецкого языков, являются следующие колоративы: белый / we,черный / schwarz, красный / rot, зеленый / grn, желтый / gelb, синий /blau, серый / grau, розовый / rosa. Отметим колоратив blau, передающий два цвета в русском языке – синий и голубой.

Паремии русского и немецкого языков с точки зрения семантики были проанализированы нами также по общей модели тематических групп.

Пословицы и поговорки немецкого и русского языков характеризуют:

1) человека по внешности (Мило не мыло, а беленькое личико (рус.) [17];

Heute rot, morgen tot (нем.)) [19];

2) человека по изменению физического состояния (Позеленеть от зависти (рус.);

Rot anlaufen (нем.));

3) необычность предмета или живого существа (Белая ворона (рус.);

Ein weier Rabe (нем.));

4) внутреннее состояние человека (Черная тоска овладела кем-либо (рус.)[14];

Schwarze Gedanken haben (нем.)) [1];

5) определенный период в жизни (Красный день календаря (рус.)[18];

Ein schwarzer Tag kommt (нем.)) [20];

6) мировоззрение (Видеть все в сером цвете (рус.);

Schwarzmalen (нем.));

7) чувства человека по отношению к окружающим (Завидовать черной завистью (рус.);

J-n nicht das Weie im Auge gnnen (нем.)) [2];

8) процесс воздействия человека на кого-либо, что-либо (Довести до белого каления (рус.);

J-n bis zur Weiglut reizen ( rgern ) (нем.)) [20];

9) процесс совершения злодеяния (Пустить красного петуха (рус.)[14];

J-m den roten Hahn aufs Dach setzen (нем.)) [1].

Резюмируя вышесказанное, необходимо отметить, что по своим структурным характеристикам цветовые паремии имеют как универсальные изоморфные черты, характерные в целом для русского и немецкого языков, так и специфические, национальные алломорфные характеристики. В паремиологии обоих языков используются в качестве цветообозначающего компонента имена прилагательные, существительные, глаголы и глагольные формы. К числу универсальных черт относим наличие простых, сложных и составных лексем. Для русского языка является характерным наличие кратких форм прилагательных, в составе пословиц и поговорок, а также огромного количества словоформ, что обусловлено флективным характером русского языка. В немецком языке характерно присутствие некоторых составных цветообозначений, построенных способом словосложения и не имеющих аналогов в русском языке.

ЛИТЕРАТУРА 1. Немецко-русский фразеологический словарь [Текст] / Составители: Л.Э.Бинович, Н.Н.Гришин, под редакцией д-ра Малиге-Клаппенбах и К.Агрикола. – М.: Русский язык, 1975. – 205 с.

2. Русско-немецкий словарь пословиц и поговорок [Текст] / Цвиллинг М.Я. – М., 1984. – 216 с.

3. Алымова, Е.Н. Цвет как лингвокогнитивная категория в русской языковой картине мира [Текст] / Е.Н.Алымова. – Спб., 2007. – 29 с.

4. Большая советская энциклопедия [Текст] / С.И.Вавилов, Б.А.Введенский и др. – М., 1955. – Т.34 – 656 с.

5. Байер, Х., Байер, А. Немецкие пословицы и поговорки: Сборник. [Текст] / Х.Байер, А.Байер. – М.: Высш.шк., 1989. – 392 с.

6. Волков, Ю.В. Функционально-семасиологические особенности колоративов в современном немецком языке: На материале периодической печати [Текст] / Ю.В.Волков.

– Тамбов, 2000. – 27 с.

7. Даль, В.И. Пословицы русского народа: Сборник В. Даля: в 2 т. [Текст] – М.:

Художественная литература, 1984. – т. I. - 1984. – 383 с.;

т. II. – 1984. – 399 с.

8. Крылова, Э.О. Семантическое осмысление и структурная организация пословиц о труде в русском, английском и татарском языках [Текст] / Э.О. Крылова. – Тобольск, 2012.

– 28 с.

9. Лебедева, Л.Б. Лингвокультурные особенности картины мира Великобритании:

коммуникативное поле «путешествие» [Текст] / Л.Б.Лебедева. – М., 2000. – 31 с.

10. Ленц, Е.З. Конвенциональные фразеологизмы с соматизмами в современном французском языке: пособие [Текст] / Е.З.Ленц. – Гродно, 2007. – 143 с.

11. Мишенькина, Е.В. Национально-специфическая характеристика концепта «свет – цвет» в русской и английской лингвокультурной картине мира [Текст] / Е.В.Мишенькина. – Ярославль, 2006. – 24 с.

12. Недельчо, Е.В. Структурно-семантическая характеристика русских паремий с компонентом цвето- и светообозначения / Е.В.Недельчо. – Кострома, 2000. – 484 с.

13. Охрицкая, Н.М. Лигвокультурологический аспект многозначности цветонаименований [Текст] / Н.М.Охрицкая. - Челябинск, 2012. – 22 с.

14. Русские пословицы и поговорки: Сб-к / Под ред. В.П. Аникина. [Текст] – М.:

Художественная литература, 1988. – 431 с.

15. Тяпкина, Т.М. Вторично-номинативные функции цветообозначений в современном немецком языке [Текст] / Т.М.Тяпкина. – Нижний Новгород, 2002. – 33 с.

16. http://ru.wikipedia.org/ 17. http://posloviz.ru/category/cvet-mast/ 18. http://www.wisdoms.ru/poslovizi_i_pogovorki/ru/171_1.html 19. http://klann.narod.ru/hobby/deutsch.htm 20. http://www.studygerman.ru/online/idioms/idioms.pl?

action=user2&page=1&searchtype=3&searchauthor=&searchtrans=0&searchlanguageid= А.П. Корчагина О.Е. Леушина научный руководитель – канд. пед. наук, доцент Колосовская Т.А.

ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ТИПАЖ «БОМЖ»

В РУССКОЙ И НЕМЕЦКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРАХ Одним из ведущих направлений современной науки о языке является взаимосвязь языка и личности, языка и культуры. Последние два десятилетия в лингвистике, несомненно, ознаменовались повышенным интересом к проблемам лингвоконцептологии и вопросам определения и описания языковой личности как базового понятия не только психолингвистики, лингвокультурологии, но и лингвокогнитологии. Лингвокогнитивное описание языковой личности интегрирует в себе достижения целого ряда направлений современного языкознания в различных областях, включая область когнитивного знания.


Принимая во внимание антропоцентрическую ориентацию современной лингвистики, направленную на изучение феномена «человека в языке», исследователи осознают необходимость изучения языковой личности, выделяя ее как индивидуальное или типизируемое образование в динамическом или статическом аспектах [1].

Стереотипный образ представителя конкретного этнокультурного сообщества, выделяемый и узнаваемый на основании одного или нескольких признаков, рождает представление о существовании лингвокультурного типажа в современном массовом сознании. Данные типажи легко узнаваемы и имеют ряд определяющих признаков, а также ассоциаций, находящих свое выражение как на невербальном, так и на вербальном уровнях.

Типизируемая языковая личность, исследуемая с точки зрения ее связи с национальной культурой и языком, представляет собой лингвокультурный типаж, то есть «обобщенное представление о человеке на основе релевантных объективных социально значимых этно- и социоспецифических характеристик поведения таких людей» [6], т. е. лингвокультурный типаж представляет собой наиболее узнаваемый образ представителя конкретного этнокультурного сообщества, описание которого позволит найти ключ к так называемому «культурному коду», снять трудности не только в случае непосредственной коммуникации, но и в процессе «межъязыковой и межкультурной информации, при которой создается вторичный текст, репрезентирующий первичный в другой языковой и культурно среде» [2], т.

е. в процессе перевода.

Проанализировав работы отечественных и зарубежных исследователей, занимающихся вопросами изучения и описания концептов [2], мы пришли к выводу, что по своей лингвокогнитивной сути лингвокультурный типаж представляет собой абстрактное ментальное образование, т.е. в исследовательском плане он является разновидностью концепта.

Лингвокультурный типаж, по определению В.И. Карасика, есть не что иное, как «типизируемая личность, представитель определенной этносоциальной группы, узнаваемый по специфическим характеристикам вербального и невербального поведения и выводимой ценностной ориентации» [1, с. 57]. Иными словами, лингвокультурные типажи, являющиеся в структурном плане концептами, в то же время представляют собой языковые личности, моделирующие поведение представителей определенной этнокультурной общности, в значительной мере определяют этнические границы национальных культур.

Сам процесс зарождения лингвокультурного типажа во многом схож с процессом появления стереотипного образа в культуре. В последовательном плане процесс образования лингвокультурного типажа таков [4]:

1) накопление и организация вокруг себя нового опыта;

2) превращение в своеобразный «конденсатор памяти»;

3) развертывание в некое сюжетное множество.

Являясь важным механизмом культурной памяти народа, лингвокультурный типаж концентрирует в себе набор ценностных характеристик, определяющих его поведение и образ жизни. При этом важно учитывать тот факт, что лингвокультурный типаж фиксируется в литературе, в кино и в других источниках.

Так, обращаясь к работам В.И. Карасика, мы видим, что прототипные образы, выступающие в качестве основы для создания лингвокультурных типажей, могут быть взяты из «реальности, квази-реальности и вымысла» [1, с. 58]. Принимая во внимание тот факт, что мы в своем исследовании рассматриваем лингвокультурный типаж «бомж», егоможно отнести к первому типу, т.е. реальным персонажам. Комплексное описание лингвокультурного типажа предполагает установление понятийных, образных и ценностных характеристик, где теоретическими основаниями подобного моделирования служат схемы, разработанные В.И. Карасиком, Е.А. Ярмаховой и О.А. Дмитриевой [1]. Для определения понятийного компонента лингвокультурного типажа «бомж» мы обратимся к словарным дефинициям, определяющим рассматриваемый концепт.

Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов дает нам следующее определение понятия «бомж»:

Бомж –а и –а’, м. Человек без определенного места жительства и работы (сокращение). ж. бомжи’ха, -и (прост). прил. бомжо’вый, -ая, -ое и бо’мжеский, -ая, -ое (разг.) [8].

С.И. Ожегов в своем словаре русского языка определяет понятие «бомж» следующим образом: «Бомж, -а, и –а’, м.(разг.) Бездомный бродяга [из сокращения: человек без определенного места жительства]. ж.бомжиха’, -и прил. бомжо’вый, -ая, -ое» [7].

Интернет-источники ссылаются главным образом на свободную энциклопедию Википедия и приводят следующее определение понятия «бомж»: «Бомж разговорное слово, используемое в российской публицистике и обыденной речи, возникшее от аббревиатуры, характерной для официальных документов советской милиции, «БОМЖ» (варианты «б/о м. ж.», «БОМЖиЗ», «БОМЖиР») [12].

Таким образом, мы можем отметить, что главным в определении понятия бомж в русских справочных источниках является отсутствие у данного лингвокультурного типажа собственного дома как места жительства.

В немецком языке русскому слову «бомж» соответствует слово «Obdachlose». Обратимся к дефиниции данного слова в немецких и немецко русских словарях.

Немецкий универсальный словарь издательства Дуден приводит следующее определение понятия «Obdachlose» и словосочетания с данным словом: «Obdachlose, der u.die;

-n, -n Dekl.Abgeordnete: jmd., der obdachlos ist;

Obdachlosenasyl, das: Heim, Unterkunft fr Obdachlose;

Obdachlosenfrsorge, die: staatliche Frsorge fr Obdachlose;

Obdachlosenheim, das: vgl.Obdachlosenasyl;

Obdachlosigkeit, die;

-: das Obdachlossein [10].

В словаре «Немецкий как иностранный» мы можем найти следующие слова и словосочетания с компонентом «Obdachlose»: O bdachlose der/die;

-n, -n;

jemand, der (aus Not od. nach einer Katastrophe) ohne Wohnung ist: Das Rote Kreuz stellt den Obdachlosen Zelte zur Verfgung || K-: Obdachlosenasyl, Obdachlosenfrsorge, Obdachlosenheim || NB: ein Obdachloser;

der Obdachlose;

den, dem, des Obdachlosen || hierzu o b•dach•los Adj;

O b•dach•lo•sig•keit die;

nur Sg [11].

Немецко-русский словарь под редакцией А.А. Лепинга приводит следующие слова и словосочетания с компонентом «Obdachlose»: Obdachlose m, f бездомный, ~ная, ein Asyl (Haus) fr ~ приют для бездомных, ночлежка;

Obdachlosigkeit f = бездомность;

obdachlos a бездомный, бесприютный;

sein не иметь крова;

bleiben* остаться без крова (без крыши над головой) [3].

Таким образом, и в немецких и немецко-русских словарях «Obdachlose»

понимается как «человек (мужчина или женщина), не имеющий места жительства», что соответствует пониманию термина «бомж» в русском языке.

Для более полного и детального понимания исследуемого понятия обратимся к истории его возникновения. Данное понятие вошло в русский языковой оборот в 1970-е годы, когда в милицейских протоколах задержания в отношении лиц без определенного места жительства стала появляться аббревиатура БОМЖ. «Неопределённым» местом жительства считалось в случае, если данное лицо не было прописано по месту своего жительства, а также, в некоторых случаях, когда человек жил по случайным адресам. В настоящее время в официальных документах, наряду с аббревиатурой БОМЖ («лица БОМЖ»), используются различные эвфемизмы. Так, например, правила Московского метрополитена запрещают нахождение на станциях и в вагонах поездов «лицам в пачкающей одежде».

В современной России слово «бомж» на бытовом уровне, а также в публицистике и массовой культуре обычно употребляется в отношении бездомных. Из-за стереотипного образа бомжа грязного нищего бродяги алкоголика, питающегося на помойках, спящего на земле слово «бомж»

стало восприниматься как уничижительное для бездомных (хотя оно по смыслу обозначает именно бездомных).

Алексей Никифоров, координатор программы помощи бездомным в Москве организации «Врачи без границ», отмечает: «Бездомные или бездомные граждане такое определение наиболее адекватно отражает положение сотен тысяч наших соотечественников, не имеющих жилья. Мы стоим на позиции, отрицающей само понятие БОМЖ, как порочащее честь и достоинство человека» [4].

Та же точка зрения у М. А. Сигутиной из Ростовского госуниверситета:

«…следует признать существование бездомности и бездомных, а не лиц без определённого места жительства и занятий. Бомж — это не просто аббревиатура — это подмена понятий, позволяющая государству не замечать существования миллионов людей, не имеющих жилья» [6].

При этом, хотя в России выражение «бомж» (или «бомжиха») зачастую считается словом, отражающим неуважительное отношение к бездомным, во Франции аббревиатура SDF (sans domicile fixe) то есть буквально «БОМЖ»

в настоящее время считается политкорректной и используется вместо старого слова «клошар» (бездомный бродяга) [12].

Из анализа статей в словарях и энциклопедиях можно сделать вывод, что данный лингвокультурологический типаж обладает следующими релевантными признаками: обязательно бездомный;

может быть как мужчиной, так и женщиной;

не имеет работы;

без твердой жизненной позиции, без цели в жизни.

Мы провели соцопрос среди людей разных возрастов (от 15 до 43 лет), социального положения, пола и национальности (русские и немцы).

Опрашиваемые отвечали на вопросы о внешности, чертах характера бомжей и причинах и становления бездомными. По результатам данного опроса в представлении русских людей бомжи выглядят следующим образом: алкаши, опухшие от пьянства;


с отросшей бородой и усами;

грязные, неприятно пахнущие;

неопрятны во всем.

Участники опроса определяют следующие черты характера бомжей:

наглые, грубые;

без цели и смысла жизни;

озлобленные;

не хотят работать;

жестокие. Но часть участников опроса разделяют точку зрения, что «бомжи современности – это люди, которые имеют ум такого плана, что многим за десять жизней не насобирать», они начитаны, грамотны, имеют высшее образование, могут быть добрыми, заботливыми, безобидными и с особым теплом относятся к окружающим. Лишь единицы опрошенных категоричны в своем мнении. Они утверждают, что бомж – несчастный, он никак не выглядит, потому что его не существует, он – никто, у него отсутствует характер и сила воли.

Причинами же непосредственно становления бомжем, информанты считают следующие: алкоголизм;

наркомания;

лишение жилья (пожар, наводнение и т.п.);

долги;

нежелание работать и вести «нормальный» образ жизни;

аферы с недвижимостью или родственники, которые выселили их на улицу. Мужская часть опрошенных утверждает, что у большинства бомжей «жена отобрала все».

Следующей частью нашего исследования был опрос немцев в социальной сети http://www.wer-kennt-wen.de/. Немцы говорят, что быть бомжем обозначает не иметь крыши над головой (kein Obdach haben) и быть ограниченным от общества (von der Gesellschaft ausgegrenzt sein). Бомжи, по их словам, часто ночуют на скамейках, в подъездах, на вокзалах (auf Platte sein). Около 80% бездомных – мужчины (etwa 80 % von Obdachlosen sind Mnner). Часто причинами становления бомжем является какая-либо зависимость (die Abhngigkeit) или какие-либо сложные проблемы (die schwierigen Probleme). Также немцы предполагают, что причинами могут стать стихийные бедствия (die Naturkatastrophen), такие как землетрясения (die Erdbeben) и наводнения (die berschwemmungen) или же разрушения вследствие гражданских войн (die Zerstrungen infolge von Brgerkriegen).

Некоторые же немцы утверждают, что бомжам нравится жить на улице (sie mchten auf der Strae leben) и что они любят жизнь (sie mchten das Leben).

Итак, несмотря на всю бесполезность бомжа, по мнению основной массы людей, он все же несет некую ценность. Он служит наглядным примером того, какими люди могут стать вследствие каких-либо жизненных обстоятельств и личностных характеристик. Каждый человек должен быть индивидуальным, иметь цель в жизни, иметь твердую жизненную позицию, стремление быть лучше, а главное – железную силу воли.

Таким образом, мы приходим к выводу, что лингвокультурный типаж «бомж» представлен в лингвокультурах как русского, так и немецкого языков. Исследуемый типаж имеет одинаковое семантическое наполнение в обоих языках, обладает совпадающими релевантными характеристиками внешноти и характера и несет одинаковую ценностную нагрузку.

Лингвокультурный типаж «бомж» актуализирован в современном русском и немецком языках и легко узнаваем.

ЛИТЕРАТУРА 1. Карасик, В.И. Иная ментальность [Текст] / В.И. Карасик. М. : Гнозис, 2005. 352 с.

2. Нелюбин, Л.Л. Толковый переводоведческий словарь [Текст] /Л.Л. Нелюбин. – М. :

Флинта : Наука, 2009. – 320 с.

3. Немецко-русский словарь [Текст] / под ред. А.А. Лепинга, Н.П.Страховой. – М :

Феникс, 2005. – 996 с.

4. Никифоров, А.М. Бомж или бездомный: социальный портрет современного странника [Текст] / А.М. Никифоров // Нескучный сад. 2003. № 3.

5. Савченко, Е.П. Лингвокультурный типаж «секретный агент» как неотъемлемая составляющая концептосферы Я. Флеминга [Электронный ресурс] : электронный журнал «Вестник Московского государственного областного университета» М. : МГОУ, 2012. – Режим доступа: www.evestnik-mgou.ru 6. Сигутина, М.А. Работа по организации занятости бездомных [Текст] : курсовая работа / М.А. Сигутина. Ростов на Дону, 2010.

7. Словарь русского языка: ок.60000 слов и фразеологических выражений [Текст] / С.И.Ожегов;

Под общ. ред. проф. Л.Н. Скворцова. – 25-е изд., испр.и доп. – М. : ООО «Издательство Оникс»: ООО «Издательство «Мир и Образование», 2008 – 976 с.

8. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов [Текст] / РАН. Институт русского языка им. В.В.Виноградова. Отв. ред. Н.Ю. Шведова. – М : Издательский центр «Азбуковник», 2008. – с. 9. Ярмахова, Е.А. Коммуникативный типаж «чудак» в английской лингвокультуре [Текст] / Е.А. Ярмахова // Интенсивное обучение иностранным языкам: проблемы методики и лингвистики. Вып. 2. Волгоград : Перемена, 2004. С. 128–136.

10. Duden. Deutsches Universalwrterbuch 2., vllig neu bearbeitete und stark, erweiterte Auflage. [Текст] / Mannheim : Dudenverlag. 1989. s.1090.

11. Growrterbuch Deutsch als Fremdsprache [Текст] / Wrtemberg : Verlag Opitz, 2010. – S.

422.

12. http:// www.wikipedia.de Е.А. Кыштымова Е.А. Полуянова научный руководитель – канд. пед. наук, доцент Колосовская Т.А.

ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ ТИПАЖ «ФАШИСТ» В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ СОЗНАНИИ При выборе объекта нашего исследования – лингвокультурного типажа «фашист» мы исходили из положения, что исследуемый типаж представляет для российского сознания значимый феномен. В первую очередь это связано с историческим наследием – Великой Отечественной войной.

При проведении нашего исследования мы руководствовались следующей структурой, которая позволила нам логически и детально описать данный лингвокультурный типаж. Мы представим социокультурную справку о лингвокультурном типаже «фашист», понятийные характеристики, образно-перцептивные и ценностные характеристики исследуемого явления.

1. Социокультурная справка Значение слова «фашист»: Фашист 1. Приверженец фашизма. 2. Член фашистской организации. 3. разг. Солдат или офицер гитлеровской Германии, воевавший с СССР в 1941-1945 гг. 4. перен. разг. сниж. Крайне злобный, агрессивный человек. // Употр. как бранное слово [5].

Словарь иностранных слов русского языка определяет данное понятие следующим образом: фашист – приверженец фашизма;

член фашистской организации [4].

В Большом толковом словаре русского языка мы находим такое определение понятия «фашист»: фашист приверженец фашизма, член фашистской организации. // Разг. О солдатах и офицерах гитлеровской Германии. Отряд фашистов. Сражаться с фашистами. / Бранно. О крайне агрессивном, злобном человеке [2].

В этом же словаре указываются слова – синонимы к исследуемому понятию варвар, кагуляр, комитадж, коричневорубашечник, коричневый, нацист, нилашист, фашик, чернорубашечник.

Словарь иностранных слов «Русский язык» содержит следующую социокультурную справку об искомом понятии: «ФАШИЗМ [ит. fascismo fascio пучок, связка, объединение] наиболее реакционное политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы самых агрессивных кругов империалистической буржуазии: фашизм возник в 1919 г. в Италии и Германии;

в 20-е и 30-е гг. захватил власть в этих, а также и в ряде других капиталистических стран и установил в них открыто террористическую диктатуру;

характерным для фашизма является антикоммунизм, уничтожение демократических свобод, культ насилия, шовинизм и расизм, агрессия;

с момента своего возникновения ф. выступил как ударная сила международной реакции. Победа СССР и всей антифашистской коалиции во Второй мировой войне (1939-1945) привела к разгрому главных сил фашизма» [2].

Галкин А.В. называет также следующие характерные черты понятия «фашизм»: «Фашизм (от итальянского fascio фаши пучок, связка, объединение) это идеология и практика, утверждающие превосходство и исключительность определенной нации или расы, отрицание демократии, установление культа вождя;

применение насилия и террора для подавления политических противников и любых форм инакомыслия;

оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем [3].

Таким образом, мы можем сделать вывод, что справочные источники определяют лингвокультурный типаж «фашист», в первую очередь, как сторонника фашизма, члена нацисткой партии, целью которой являлось утверждение собственной нации над всеми остальными. Отношение к данному лингвокультурному типажу носит отрицательную окраску.

Соблюдая логику нашего исследования, обратимся к понятийной характеристике лингвокультурного типажа «фашизм».

2. Понятийные характеристики лингвокультурного типажа «фашист»

Слово «фашизм» стало каким-то абстрактным Вселенским Злом из иной реальности. В современном политическом лексиконе «фашист»

ничего не значащее оскорбление, к которому редко прислушиваются всерьёз.

Сегодня назвать кого-то фашистом всё равно, что назвать его «плохим человеком». Но на самом деле, это слово определяет вполне конкретные политические практики, как исторические, так и современные.

Слово «фашист» и производные от него слова (фашистский, фашистка) в современном русском языке имеют разный смысл. Оно является обозначением членов определенной партии и носителей определенной идеологии, этим словом со времен Второй мировой войны и Великой Отечественной войн обозначают немецких агрессоров. Так касательно «партийного» значения слова «фашист» можно сказать следующее. По классификации ненормативных слов, приведенной в книге «Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой коммуникации» данное слово относится к первому разряду, который «составляют констатирующие номинации лица, обозначающие негативную с точки зрения интересов общества (или его большинства) деятельность, занятия, поступки, поведение кого-либо, например, бандит, вор, мошенник, проститутка, фашист, шпион… Таким образом, употребление данного слова по отношению к гражданам России (особенно в официальной обстановке) является нарушением норм приличия.

Память о поведении фашистских войск в годы Великой Отечественной войны является причиной того, что в военные и послевоенные годы слово «фашист» в общенародном русском языке приобрело резко оценочное негативное значение и у него сформировался статус бранного слова, что зафиксировано в российской лексикографии: ФАШИСТ – «Бранное, разговорное. О крайне злобной, жестокой личности, садисте. Ах ты, фашист, ты за что детей бьешь, чем они виноваты?» [1].

Слово «фашист» в общенародном языке обозначает концепт с сильным отрицательным смыслом, поэтому обозначение и характеристика с его помощью людей противоречит обыденным этико-языковым нормам и приличиям, поскольку унижают их честь и достоинство [6].

Так как после Второй мировой войны слово «фашист» обрело крайне негативную окраску, для политических групп стало непопулярно соотноситься с фашизмом. В настоящее время некоторые политики в своих выступлениях используют слово «фашизм» для того, чтобы заклеймить своих политических оппонентов и их убеждения. Слово «фашизм» стало ругательным словом в политической демагогии, часто теряя своё смысловое содержание. Для некоторых обвинения в фашизме стали орудием борьбы с политической оппозицией [6].

Из анализа статей в словарях и энциклопедиях можно сделать вывод, что данный лингвокультурный типаж обладает следующими релевантными признаками:

1) фашист – мужчина;

2) житель Германии;

3) член фашисткой организации;

4) состоит на военной службе.

3. Образно-перцептивные характеристики лингвокультурного типажа «фашист». Для выделения образно-перцептивных характеристик типажа «фашист» нами были опрошены люди разного возраста, с разным уровнем образования, преобладающее число которых не связано с немецкой культурой. Все респонденты дали разнообразные описания этого типажа, однако, есть некоторое количество постоянных маркеров.

Был проведен опрос, каким люди представляют себе этот лингвокультурный типаж, какие ассоциации возникают с этим типажом.

Опрос проводился среди молодежи, но удалось узнать мнение представителей старшего поколения. Приводим дословно высказывания наших респондентов:

Девушка, 20 лет: «Ну, для меня это в черной одежде, в кожаной куртке, в берцах, лысый, с наколками с фашистской свастикой. И всем своим видом хочет показать, что он не переносит другие нации».

Женщина, 50 лет: «Светлые волосы, одежда военная форма, сапоги.

Фашист олицетворяет собой нечто злое. Фашисты считают себя выше всех народов».

Мужчина, 52 года: «Говорят, у них отличная военная форма, хотя это не главное. Фашист злодей, убийца, жестокий человек».

Девушка, 19 лет: «Фашист для меня это человек неприятной внешности, жестокий, он ассоциируется с человеком, который не уважает РФ, носит свастику».

Девушка, 19 лет: «Для меня фашист – это тот, кто воевал за Гитлера, а также, кто просто одобряет гитлеровскую политику, жестокий, кровожадный, безнравственный человек резкой, отталкивающей внешности».

Юноша, 19 лет: «Это враг, захватчик, нацист, скинхед. Мерзкий, противный».

Девушка, 22 года: «Я представляю себе фашиста среднего роста, с небольшими усами, в фуражке, точный, серьезный, строгий, порой даже жестокий. Слово фашист у меня ассоциируется с войной, Гитлером, солдатами».

Девушка, 20 лет: «Фашист у меня ассоциируется с Гитлером скорее:

маленькие усики, глаза хитрые, прищуренные, нос квадратный, телосложение прямое, осанка прямая, четкая, одежда строгая, черная, классика. Фашист очень хитёр, умён, видит выгоду во всём, он, может быть, шутит даже очень серьёзно и злорадствует, короче всё плохое. Он злой, презирает всех, даже самых близких людей. Также слово фашист ассоциируется с убийством, войной, насилием, злостью и страданиями».

Юноша, 27 лет: «Слово фашист вызывает негативную реакцию еще с детства. Фашиста я представляю белобрысым в чистой идеальной военной форме, самодовольным, беспощадным, злым. Он «беспредельщик», считает свою расу выше других рас, обращается с людьми не своей национальности как с животными. Фашисты это нелюди».

На основе данного опроса можно сделать следующий вывод:

лингвокультурный типаж «фашист» у всех людей вызывает негативные эмоции, фашист олицетворяет собой зло, жестокость, насилие, войну.

Опираясь на мнения участников опроса, мы выделили следующие общие черты: фашист это злой, хладнокровный, жестокий, убийца, враг, нацист.

Для того, чтобы более глубже исследовать лингвокультурный типаж «фашист», мы обратились к произведениям немецких писателей, в которых была затронута тема гитлеровского режима. Произведения немецких писателей, описывавших фашизм, многократно издавались в Светском Союзе и оказали значительное влияние на формирование данного типажа в российском сознании. К этой теме в своих произведениях обращались такие немецкие писатели, как Бернгард Келлерман, Вольфганг Борхерт и многие другие.

1933 год год прихода гитлеровцев к власти был трагическим для Б.

Келлермана, как и для большинства его соотечественников. Он не пошел на сделку с фашистами и отказался сотрудничать с ними. На писателя обрушились репрессии. Он был исключен из Академии искусств. Его антивоенный роман «Девятое ноября» был запрещен и публично сожжен вместе с другими произведениями прогрессивной литературы. За 12 лет фашистской диктатуры Б. Келлерман написал немного. После разгрома гитлеризма Б. Келлерман смог открыто выразить свое отношение к фашизму, создать правдивую картину жизни Германии. В романе Б. Келлермана «Пляска смерти» обличает фашизм. Б. Келлерман являлся непосредственным наблюдателем жизни Германии под властью фашизма, поэтому картина жизни фашистской Германии, созданная в романе «Пляска смерти», отличается особой достоверностью, она дана глазами очевидца. Б. Келлерман с большим мастерством сумел показать, как вторгается в быт обычного немецкого города фашистское безумие, как произвол и насилие становятся нормой жизни. Без указания причин увольняются служащие, не принадлежащие к нацистской партии, и на их место выдвигаются бездарные и необразованные фашисты. Келлерман показывает умственное убожество и моральное одичание фашистов. В образе гаулейтера Румпфа Келлерман создал тип всевластного нацистского вельможи, «фюрера» в миниатюре.

Немецкий писатель Вольфганг Борхерт родился и рос в Гамбурге и со школьной скамьи попал в гитлеровскую армию. За обнаруженные цензурой в его письмах антифашистские замечания он был приговорен без суда к расстрелу. Исполнение приговора затянулось, его «помиловали» и послали воевать в штрафном батальоне против Советской России. Там его вновь арестовали по доносу за распространение антигитлеровских анекдотов. Из Берлинской тюрьмы весной 1945 г. он был послан с последними резервами на Западный фронт. Здесь он вскоре попал в плен. В конце 1945 г.

безнадежно больным (это сделали тюрьма, ранения, окопы) он вернулся домой и, зная, что жить ему осталось недолго, с лихорадочной быстротой отдался творчеству. Он успел отразить свои страстные и горькие раздумья в антифашистской пьесе, рассказах, стихотворениях и публицистике. От имени загубленной, искалеченной немецкой молодежи бросает он обвинение организаторам войны. Борхерт ненавидел войну за страдания, которые она причинила людям.

По мнению Борхерта, фашизм разорвал семейные связи, сделал людей замкнутыми, бессердечными. Волей-неволей все немецкие солдаты, даже зеленые юнцы, которым война принесла только страдания, являются соучастниками преступлений нацистского рейха. Борхерта возмущает вина «старшего поколения» по отношению к младшему: ведь это старшие обманули и духовно растлили молодежь.

Таким образом лингвокультурный типаж «фашист» является воплощением всего негативного как для России, так и для Германии.

Проводя исследование лингвокультурного типажа «фашист», мы обнаружили, что в России очень популярны анекдоты о фашистах: «Разговор с ветераном. А сколько людей вы убили за время войны? Ни одного. А откуда у вас столько наград? Фашистов убивал».

Так как анекдот является жанром устного народного творчества, мы сделали вывод, что, несмотря на весь негатив, связанный с этим лингвокультурным типажом, в России с иронией относятся к фашистам.

4. Ценностные характеристики При выделении ценностных характеристик исследуемого лингвокультурного типажа мы исходили из того, что, как правило, описание данного типажа носит негативный характер. Поэтому мы не смогли выделить каких-либо положительный ценностный характеристик лингвокультурного типажа «фашист». «Фашист» имеет следующие ценностные характеристики:

надменный, высокомерный, жестокий, агрессивный, дисциплинированный.

Почти все респонденты связывали фашиста с войной и армией.

Фашизм бесспорное обозначение абсолютного зла;

В сегодняшней жизни страшное слово «фашист» воспринимается адекватно к самой сути, непременным тошнотворным запахом крови;

В народе нет более ругательного слова, чем «фашист»;

Слово «фашист» в широком смысле худший из людей оставалось в русском сознании и языке на всем протяжении ушедшего столетия. Общество негативно реагирет на слово «фашизм», на военизированную форму РНЕ, напоминающую одеяния членов бригады СС, на их символы» в электронных СМИ.

ЛИТЕРАТУРА 1. Большой словарь русской разговорной экспрессивной речи. [Текст] / – СПб, 2004, с.

2. Большой толковый словарь русского языка. [Текст] / С. А. Кузнецов. СПб. : Норинт, 2008. – 1428 с.

3. Галкин, А.С. Германский фашизм [Текст] / А.С. Галкин. М., 2007. С. 18.

4. Словарь иностранных слов. «Русский язык» [Текст] / М. : Астрель, 2003. – 328 с.

5. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов [Текст] / РАН. Институт русского языка им. В.В.Виноградова. Отв. ред. Н.Ю. Шведова.

– М : Издательский центр «Азбуковник», 2008. – с. 6. http:// www.wikipedia.ru Н.В. Логинов научный руководитель – канд. пед. наук, доцент Булыгина М.В.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.