авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

02 ноября 2012 года

Региональная

экономическая интеграция

в Центральной Азии

Автор: Рам Упендра Дас*

Подготовлено для ЭСКАТО

* Старший научный сотрудник, Исследовательские и информационные системы для

развивающихся стран, Нью-Дели (эл. почта: upendra900@gmail.com). Автор выражает

благодарность Нагешу Кумару за обсуждения по данному вопросу. Также выражается признательность за ценные комментарии, полученные от анонимных авторов. Выражается также благодарность Эльвире, Анупу и Суджата за их помощь. Применяется обычный отказ от ответственности.

Дискламация: Взгляды и мнения, высказанные в настоящем исследовании, принадлежит автору, и необязательно отражают позицию Экономической и социальной комиссии для Азии и Тихого океана ООН (ЭСКАТО) и Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК ООН).

Краткое содержание В контексте региональной экономической интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе центральноазиатский регион занимает важное место. Это связано не только с тем, что этот регион находился во главе исторического Шелкового пути, его географическое положение обуславливает его центральное место для интеграции Восточной, Юго-Восточной, Южной, Северной и Западной Азии. Центральноазиатские республики (ЦАР) наделены богатыми природными, минеральными и человеческими ресурсами с огромным экономическим потенциалом, который не используется в полной мере. Таким образом, учитывая историю, географию и экономику центральноазиатского региона, в настоящем исследовании рассматриваются пути и способы усиления интеграции в регионе посредством расширения торговых и инвестиционных связей. Ниже представлены некоторые наиболее важные наблюдения, выводы и рекомендации, вытекающие из проведенного исследования.

Одним из доказавших свою эффективность способов, при помощи которых различные регионы мира пытались усилить свой экономический рост и траектории развития, является региональное сотрудничество и интеграция. Опыт в разных частях мира показывает, что экономика региональной экономической интеграции в сфере торговли, в том числе торговли товарами и услугами, и инвестиций высвободила динамические пути роста и развития.

Экономические показатели добрососедства и региональной интеграции имеют еще большую важность в регионах, не имеющих выхода к морю.

На этом фоне анализа регионального экономического сотрудничества в настоящем исследовании изучаются перспективы и вызовы для региональной интеграции в центральноазиатском регионе.

Зачастую инициативы региональной интеграции не достигают поставленных целей вследствие ограничений, присущих соответствующим странам, поэтому в данном исследовании сначала анализируется макроэкономический контекст в ЦАР, а также их огромные энергетические ресурсы. В исследовании отмечается, что центральноазиатские страны имеют огромный потенциал для развития посредством более высоких норм сбережений и темпов прироста инвестиций, а также усиления интеграции в области торговли и ПИИ. Это бы подкреплялось достаточно хорошими социальными показателями, относящимися к сфере здравоохранения и образования. Единственным тревожным фактором является высокий уровень инфляции в ЦАР. Макроэкономический контекст в ЦАР предполагает, что эти страны вполне поддаются региональной экономической интеграции, которая может помочь в достижении их роста и развития. Этим усилиям также будет способствовать наличие энергетических ресурсов в этих странах, где возможна выработка и торговля электроэнергией, что имеет огромное влияние на развитие.

Учитывая, что торговая инвестиция является первым шагом к более обширному региональному сотрудничеству, в исследовании анализируются торговые структуры в ЦАР. В отношении торговых структур в ЦАР есть три наиболее важных наблюдения, а именно:

дисбаланс производства и торговли;

менее диверсифицированная производственная база и неблагоприятные условия торговли вследствие того, что экспортируется в основном сырье, а импортируются – промышленные товары.

Переходя к основному вопросу исследования, перед анализом перспектив региональной интеграции в исследовании приведены имеющиеся двусторонние / региональные торговые отношения в ЦАР. Отмечается, что в ЦАР были запущены различные инициативы региональной экономической интеграции. Такие инициативы включают в себя инициативы двустороннего и регионального торгового и экономического сотрудничества, как в пределах региона, так и за его пределами. Но налицо отсутствие общерегионального соглашения о свободной торговле между странами центральноазиатского региона.

По сути, большинство торговых соглашений ЦАР направлено на либерализацию тарифов с применением списков исключений, на которые такие меры не распространяются. В этих соглашениях нет ясности в отношении правил происхождения, в особенности в части их роли в развитии и усилении торговли. Кроме того, соглашения касаются торговли товарами и не включают вопросы торговли услугами и инвестиций;

в связи с этим они не являются всесторонними по своему охвату. Возможно, в регионе не достает аналитического понимания того, что торговля товарами, торговля услугами и инвестиции должны рассматриваться в совокупности, принимая во внимание их взаимосвязь и приняв комплексный подход.

Доля экспорта/импорта между странами Центральной Азии в совокупном объеме экспорта/импорта в Центральной Азии была достаточно низкой и составляла 4,7% и 5,6% соответственно в 2010 г. По-видимому, отсутствие соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве в ЦАР наряду с другими факторами привело к ограничению развития региональной торговой интеграции. Однако в связи с этим возникает вопрос о том, вызваны ли слабые торговые связи между центральноазиатскими странами недостаточной взаимодополняемостью торговли или ограничениями, не позволяющими использовать имеющийся потенциал?

В свете этого вопроса в исследовании изучается потенциал для расширения внутрирегиональной торговли в Центральной Азии путем применения двух отличительных методологических подходов, т.е. методики агрегированных данных и методики дезагрегированных данных. В рамках методики агрегированных данных снова было применено два подхода для оценки взаимодополняемости торговли в ЦАР. Во-первых, при помощи косинусного индекса взаимодополняемости торговли и, во-вторых, при помощи подхода расширенной гравитационной модели оценивается торговый потенциал для внутрирегиональной торговли в Центральной Азии, опираясь на результаты, полученные для каждой пары стран в центральноазиатском регионе. Поскольку они основываются на оценках на совокупном уровне страновых пар, они попадают под методику агрегированных данных.

Далее это дополняется определением статей торгового потенциала среди стран Центральной Азии в рамках методики дезагрегированных данных. Поскольку такая работа проводится на трехзначном уровне данных СМТК при помощи индекса выявленного сравнительного преимущества (RCA), динамического RCA и показателя внутриотраслевой торговли (IIT), они относятся к методике дезагрегированных данных. Далее они дополняются оценкой улучшения благосостояния и торговли в результате либерализации тарифов в рамках предлагаемого Соглашения о свободной торговле ЦАР с мерами по содействию торговле в соответствии с вычислимой моделью общего равновесия (CGE). Следует подчеркнуть, что дезагрегированный анализ невозможно было провести на шестизначном уровне гармонизированной системы (HS) вследствие ограниченности данных.

Эмпирические оценки предполагают наличие торговой комплементарности между ЦАР.

Косинусный индекс показывает, что парами стран с максимальным потенциалом для торговой комплементарности, выраженной как экспорт из одной страны в другую, являются Кыргызстан-Казахстан, Кыргызстан-Таджикистан, Туркменистан-Кыргызстан, Казахстан Узбекистан, Туркменистан-Кыргызстан.

Анализ, основывающийся на расширенной гравитационной модели, также предполагает, что каждая из двусторонних пар ЦАР демонстрирует огромный торговый потенциал в будущем.

К числу пар, которые демонстрируют очень высокий экспортный потенциал по отношению к соответствующим партнерам в три выбранных момента времени в будущем, т.е. в 2020, и 2030 г., относятся Казахстан-Узбекистан, Таджикистан-Туркменистан, Туркменистан Кыргызстан, Узбекистан-Казахстан и Таджикистан-Кыргызстан. Также важно подчеркнуть, что результаты по многим из этих пар, где имеется очень высокий потенциал для внутрирегиональной торговле в Центральной Азии, согласуются с результатами, полученными ранее при помощи косинусного индекса.

В рамках сценария частичного равновесия и вычислимой модели общего равновесия (CGE) также были оценены перспективы сотрудничества между центральноазиатским и южноазиатскими регионами. Используя подход гравитационной модели, была предпринята попытка спрогнозировать потенциал торговой интеграции между Центральной и Южной Азией. Результаты очевидным образом демонстрируют, что любое соглашение о свободной торговле между двумя регионами не только будет способствовать росту торговли, но также торговое сотрудничество между двумя регионами даст гораздо больший прирост в торговле, как в абсолютном выражении (91 млрд. долл. к 2030 г.), так и в процентном выражении ( 542% к 2030 г.), по сравнению со сценарием, когда Центральная Азия принимает торговую интеграцию только в пределах центральноазиатского региона (63 млрд. долл. к 2030 г. в абсолютном выражении или 6 161%).

Убедившись в наличии торговой комплементарности, выгоды от торговой интеграции могут быть реализованы посредством Соглашения о свободной торговле. Для оценки эффекта ССТ было проведено моделирование при помощи модели CGE, основанной на последней версии базы данных GTAP 8, выпущенной в 2012 г. Смоделированный потенциальный прирост благосостояния и торговли в результате ССТ среди ЦАР представлен для сценария полной либерализации тарифов в сочетании с мерами облегчения торговле. При этом сценарии прирост благосостояния, приходящийся на ЦАР, составит 0,35% их ВВП. Ожидается, что объем регионального экспорта вырастет более чем на 1 000%. Это впечатляющие положительные результаты, учитывая, что такой прирост рассчитан в статическом сценарии.

Очевидно, что прирост в динамических условиях будет гораздо больше. К отраслям, которые демонстрируют существенный прирост в объемах внутрирегионального экспорта в ЦА, относятся бакалейные товары, легкая промышленность, горнорудная промышленность, тяжелая промышленность и т.д.

Некоторые интересные результаты возможного Соглашения о свободной торговле между Центральной и Южной Азией при сценарии полной либерализации тарифов и реализации мер облегчения торговли показывают, что прирост благосостояния в ЦАР возрастает до 0,76% их ВВП, по сравнению с приростом благосостояния, проистекающим из Соглашения о свободной торговле только между ЦАР, отмеченном выше. Южная Азия также имеет положительный прирост благосостояния в виде доли ВВП;

но такой прирост гораздо меньше.

Это может объясняться очень большим знаменателем ВВП Южной Азии, который является высоким за счет ВВП Индии. При этом сценарии региональный экспорт ЦАР вырастет на 1670%, а региональный экспорт Южной Азии вырастет на 2 570%. Такой существенный прирост достигается, когда «регион» становится единым регионом Центральной и Южной Азии в части торговли. Среди отраслей, где будет наблюдаться прирост экспорта в ЦАР, есть некоторые новые отрасли, такие как текстиль и одежда, КРС и мясная продукция и сектор услуг. Очевидно, что если в южноазиатском регионе будет наблюдаться прирост в таких отраслях как КРС и мясная продукция, бакалейные товары, текстиль, одежда и сектор услуг, прирост в центральноазиатском регионе будет гораздо выше, чем прирост, который бы наблюдался в случае Соглашения о свободной торговле, охватывающим только ЦАР.

В итоге, оба Соглашения о свободной торговле, как центральноазиатское, так и центральноазиатско-южноазиатское, будут способствовать приросту благосостояния и торговли, но в случае со вторым соглашением такой прирост будет в несколько раз больше.

Поняв, что имеет место взаимодополняемость торговли и потенциальные выгоды от торговой интеграции, в том числе посредством ССТ между ЦАР, далее в исследовании предпринята попытка определить статьи/отрасли/группы продуктов, где можно было бы воспользоваться такой взаимодополняемостью торговли.

Во-первых, на основании RCA было обнаружено, что есть целый ряд отраслей с богатым экспортным потенциалом, включая сырьевые товары, полезные ископаемые и промышленные товары из таких отраслей как целлюлозно-бумажная отрасль, черная металлургия, электротехническое оборудование, автомобильная промышленность, швейная промышленность и т.д. Это в некоторой степени согласуется с результатами, полученными в ходе моделирования CGE.

Во-вторых, путем сопоставления наблюдений по торговому потенциалу, основанным на индексе выявленного сравнительного преимущества по принципу динамического сравнительного преимущества, рассчитанного за период с 1995 по 2010 гг., мы обнаруживаем, что у каждой страны есть продукты на трехзначном уровне СМТК, по которым она приобрела сравнительное преимущество, а другая страна-партнер потеряла свое преимущество в рассматриваемом периоде в той же линейке продуктов/отрасли. Это свидетельствует о потенциале для отраслевого экспорта из страны, которая приобрела сравнительное преимущество, в страну, которая с течением времени потеряла такое сравнительное преимущество. Это помогает выявить отрасли и страны с торговой комплементарностью в динамических условиях. Сюда входят фрукты и орехи (за исключением масличных орехов), свежие или сушеные;

нефтяные масла, масла из битуминозных материалов;

алюминий;

медь;

немонетарное золото (кроме золотых руд и концентратов);

железные и стальные прутки, катанки, угольники, профили и сортовой прокат;

текстильная пряжа;

другое промышленное оборудование и запасные части;

мужская одежда из текстиля, не вязаная;

автомобили для перевозки людей и т.д.

В-третьих, уместно подчеркнуть, что торговая комплементарность отсутствует только в разнородных товарных структурах торговли и производства. Понятие внутриотраслевой торговли объясняет, что страны могут осуществлять торговлю в той же специализации производства. В Таблицах A.3.1-A.3.5 предпринята попытка определить продукты/отрасли на трехзначном уровне СМТК, где только одна страна имеет потенциал по экспорту в другие ЦАР, о чем свидетельствует высокое значение индекса внутриотраслевой торговли. Для каждой ЦАР в таблице определены такие статьи и в ней показано, что в корзину потенциально оборотоспособных продуктов среди ЦАР добавляется большое количество новых продуктов по сравнению с анализом, проведенным на основе RCA. Такие новые продукты включают овощи, масличные семена, сырье для удобрений, неорганические химические элементы, ювелирные изделия, полимеры этилена, красящие и дубильные экстракты, электрические цепи, безалкогольные напитки, отопительное и холодильное оборудование, кофе и заменители кофе, парфюмерные, косметические и туалетные препараты, изделия из кожи, металлический лом, летательные аппараты и связанное с ними оборудование, изделия из стекла и приемники телевизионного сигнала.

Изучив потенциал торговой интеграции в Центральной Азии, в исследовании далее рассмотрены общие тенденции в притоках ПИИ в ЦАР и некоторые конкретные проекты ПИИ, относящиеся к ним, приняв их за основу для того, чтобы наметить пути для инвестиционной интеграции в Центральной Азии. В динамике притоков ПИИ в центральноазиатском регионе в рассматриваемый период, т.е. в 2000-2011 г., можно выделить три характерные особенности. Во-первых, разные центральноазиатские страны демонстрируют асимметричный характер принятия притоков ПИИ. Например, в течение рассматриваемого периода в Казахстане приток ПИИ резко вырос с примерно 2 млрд. долл.

до более 15 млрд. долл. С другой стороны, в таких странах как Таджикистан и Кыргызстан наблюдался гораздо меньший уровень притоков ПИИ, там уровень притока ПИИ держится все еще на уровне от 1 до 2 млрд. долл. Во-вторых, динамика показывает, что за исключением Казахстана и Туркменистана, другие страны по-прежнему остаются малопривлекательными для глобальных притоков ПИИ. В-третьих, в разных странах наблюдается разный динамизм притоков ПИИ. Тенденции предполагают, что в большинстве ЦАР притоки ПИИ были достаточно непостоянными.

Однако позднее, в 2011 г., ЦАР проявились в качестве важных получателей притоков ПИИ среди стран с переходной экономикой и стран, не имеющих выхода к морю. Казахстан и Кыргызстан стали выступать в качестве источников таких оттоков ПИИ, однако лишь в относительном выражении, среди стран с переходной экономикой и развивающихся стран, не имеющих выхода к морю.

Интересно отметить, что в 2011 г. ЦАР достаточно сильно выделяются среди развивающихся стран, не имеющих выхода к морю по создаваемым с нуля проектам, при этом первое место принадлежит Узбекистану, за которым следует Казахстан и Туркменистан. По количеству проектов на первом месте – Казахстан, имеющий три проекта, за которым следует Узбекистан и Туркменистан, каждый из которых имеет по два проекта. Если говорить об инвестиционном размере проектов, то Узбекистан привлек ПИИ на сумму порядка 5 млрд.

долл., в то время как Казахстан сумел привлечь инвестиции в три проекта на общую сумму млрд. долл. Также очевидно, что основными источниками этих создаваемых с нуля проектов в ЦАР являются такие страны как Россия, США, Сингапур, Канада и Китай. Неприсутствие Южной Азии бросается в глаза.

Усиление торгово-инвестиционных связей является необходимым условием для достижения эффективной региональной экономической интеграции, что часто упускается в некоторых соглашениях о свободной торговле, особенно в контексте ЦАР. Реальные преимущества от Соглашения о свободной торговле обеспечиваются реструктуризацией промышленности, направленной на повышение экономической эффективности, которая также усиливает производственные мощности в относительно менее развитых странах. Это особенно важно в контексте эмпирических наблюдений относительно того, что страны, участвующие в региональных торговых блоках, привлекают экспортоориентированную продукцию. В этом контексте при динамическом сценарии можно направить усилия на расширение вертикальной интеграции и горизонтальной специализации при помощи межстрановых инвестиционных потоков, усиливающих торгово-инвестиционные связи. По сути, это может означать комплексное распределение разных этапов производства в определенной отрасли в региональном масштабе, т.е. вертикальную интеграцию, и специализацию на одном и том же этапе производства при помощи индивидуализации продукции по региону, т.е.

горизонтальную специализацию. Это является основой аргументации в пользу инвестиционного сотрудничества в рамках внутрирегиональной инвестиционной интеграции в Центральной Азии, а также процесса экономической интеграции Центральной и Южной Азии.

Тщательное изучение процессов вертикальной интеграции и горизонтальной специализации показывает, что такие инициативы в основном ограничивались такими отраслями как переработка фруктов, хлопок и выработка электроэнергии. Опираясь на отраслевую структуру и экономику сектора услуг в ЦАР, а также анализ, относящийся к определению отраслей/продуктов для будущей торговой интеграции в пределах центральноазиатского региона и между Центральной и Южной Азией, в исследовании определен потенциал по интеграции ПИИ для расширения масштабов инициатив, связанных с вертикальной интеграцией и горизонтальной специализацией. К числу отраслей, которые будут восприимчивы к таким усилиям, относятся молоко и молочные продукты, фрукты и овощи, текстиль и одежда, химикаты, автомобили, электроника и другие.

Обратившись к дополнительной литературе и тщательно изучив страны Центральной Азии, к числу отраслей, которые могут быть определены для интеграции в области торговли услугами, можно отнести телекоммуникации и информационные технологии;

профессиональные услуги, строительство и связанные проектно-конструкторские услуги;

образовательные услуги;

экологические услуги, медицинские услуги, туризм и связанные с туризмом услуги и аудиовизуальные услуги.

В исследовании отмечается, что имеют место существенные барьеры для торговой и инвестиционной интеграции в Центральной Азии. Эти барьеры определены в исследовании на основании доступных вторичных материалов. Они включают барьеры, связанные с торговлей;

сложностями в мерах по упрощению торговли и процедурными сложностями;

вступлением в ВТО;

связностью;

банковской инфраструктурой;

инвестиционным климатом и языковыми барьерами. Несмотря на то, что общий язык в центральноазиатском регионе является преимуществом для внутрирегиональной интеграции в ЦА, невладение английским языком все еще может выступать в качестве барьера, когда внутрирегиональная интеграция рассматривается с точки зрения ее связей с мировой экономикой. Иными словами, внутрирегиональную интеграцию следует рассматривать не как мероприятия, ограничивающиеся только территорией региона, а в совокупности деловых связей центральноазиатского региона с другими частями азиатско-тихоокеанского региона и даже остального мира.

В свете вышесказанного предварительные рекомендации включают в себя: Соглашение о свободной торговле между центральноазиатскими республиками (ССТ ЦАР);

Комплексное соглашение об экономическом партнерстве между центральноазиатскими республиками (КСЭП ЦАР);

Соглашение о свободной торговле / Комплексное соглашение об экономическом партнерстве между Центральной и Южной Азией и вступление в ВТО. Эти рекомендации никоим образом не являются исчерпывающими и не направлены на решение всех ограничений в области региональной интеграции.

Предыстория I.

Исторически центральноазиатский регион, включающий в себя Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, находился буквально на пересечении передвижения людей, товаров, капитала и идей между Европой, с одной стороны, и восточноазиатским регионом, с другой стороны – через Западную и Южную Азию. Центральная Азия находилась в центре широко известной торгово-транспортной сети, называемой Шелковым путем.

Сегодня центральноазиатский регион по-прежнему находится на пересечении. Он является свободным и обладает богатыми природными, минеральными и человеческими ресурсами, но не оправдывает ожиданий по раскрытию своего истинного потенциала по экономическому росту и развитию. Однако нельзя отрицать, что в отдельных странах наблюдаются разные результаты.

Например, Казахстан является более успешным, чем Таджикистан или Кыргызстан.

Одним из доказавших свою эффективность способов, при помощи которых различные регионы мира пытались усилить свой экономический рост и траектории развития, является региональное сотрудничество и интеграция. Опыт в разных частях мира показывает, что экономика региональной экономической интеграции в сфере торговли, в том числе торговли товарами и услугами, и инвестиций высвободила динамические пути роста и развития. Экономические показатели добрососедства и региональной интеграции имеют еще большую важность в регионах, не имеющих выхода к морю.

Центральноазиатский регион, с учетом его типологии и географии, достаточно восприимчив к региональной интеграции;

отсутствие выхода к морю и преимущества, обеспечиваемые его местоположением, делают его идеальным кандидатом для углубления региональной экономической интеграции. Несмотря на свой потенциал, центральноазиатский регион пока не смог реализовать какие-либо содержательные инициативы региональной интеграции, как в пределах региона, так и за его пределами – с другими частями азиатско-тихоокеанского региона.

Имеющиеся исследования и ответные меры в области политики, направленные на этот аспект, являются далеко неудовлетворительными и в основном оставались неэффективными в достижении целей региональной экономической интеграции в Центральной Азии.

В связи с этим в настоящем исследовании будет предпринята попытка восполнить этот пробел в знаниях по данному вопросу, учитывая значительные благоприятные возможные последствия, которые региональная интеграция может иметь для центральноазиатского региона с течением времени.

Цели В свете указанного выше исследование ставит перед собой следующие цели:

Определение возможностей и вызовов, с которыми сталкиваются центральноазиатские (i) республики (ЦАР) в части внутрирегиональной и межрегиональной экономической интеграции в азиатско-тихоокеанском регионе.

Разработка мер в области политики для решения проблем внутрирегиональной и (ii) внешнерегиональной экономической интеграции в центральноазиатском регионе и с остальной частью азиатско-тихоокеанского региона, соответственно.

В Разделе II исследования представлено краткое аналитическое обоснование региональной интеграции. Зачастую инициативы региональной интеграции не достигают поставленных целей вследствие ограничений, присущих соответствующим странам, поэтому в Разделе III анализируется макроэкономический контекст в ЦАР, а также огромные энергетические ресурсы, которыми обладают эти страны. Учитывая, что торговая инвестиция является первым шагом к более обширному региональному сотрудничеству, в Разделе IV представлен краткий обзор торговых структур в ЦАР. Прежде чем перейти к анализу перспектив региональной интеграции, в Разделе V приведены существующие двусторонние/региональные торговые соглашения, участниками которых являются ЦАР. В свете существующих торговых соглашений ЦАР в данном разделе также приведены показатели по внутрирегиональной торговле в ЦА. В Разделе VI анализируется потенциал для торговой интеграции при помощи метода частичного равновесия и вычислимой модели общего равновесия (CGE). Последний метод полезен для расчета возможных выгод для благосостояния и торговли в результате предполагаемого соглашения о свободной торговле между ЦАР. В данном разделе также оценивается потенциал торговой интеграции между ЦАР и Южной Азией. В этом же разделе используя различные эмпирические методы, указаны возможные сферы/отрасли торговой интеграции в ЦАР. Перспективы инвестиционной интеграции в ЦАР оцениваются в Разделе VII, а торговли услугами – в Разделе VIII. В Разделе IX определены ограничения для сотрудничества, которые помогают сделать в Разделе X некоторые рекомендации в области политики и дать общие выводы исследования.

Важно подчеркнуть ограничения по данным, с которыми автору пришлось столкнуться в ходе проведения исследования. В компьютерной системе анализа торговли (PCTAS) отсутствовали детальные данные по торговле по всем ЦАР на уровне шести знаков гармонизированной системы (HS), в результате чего оказалось невозможным определить потенциальные статьи внутрирегиональной торговли среди ЦАР. В связи с этим была использована база данных ЮНКТАД для проведения такой же работы на уровне трех знаков СМТК. Подобным образом ограниченность данных также не позволила провести полную оценку расширенной гравитационной модели на основе анализа временного ряда. Однако при помощи имеющихся заменителей и по имеющимся годам так или иначе была проведена связь между ними. В случае с оценочными данными CGE были применены данные, имеющиеся в последней базе данных GTAP 8. Данные по тарифам также стали проблемой, поскольку отсутствовали по большинству ЦАР в WITS. Во Вставке 1 приведен сводный обзор по наличию данных.

Вставка I. Наличие данные по центральноазиатским странам Источник данных Краткое описание ЮНКТАД СТАТ ЮНКТАД готовит более 150 показателей и статистических временных рядов, важных для анализа: международной торговли, экономических тенденций, прямых иностранных инвестиций, внешних финансовых ресурсов и т.д.;

Данные имеются по всем странам Центральной Азии.

PC-TAS содержит статистические данные по импорту и экспорту за пять лет, охватывающих PC TAS 230 стран и территорий и разделенных на 5 300 продуктов гармонизированной системы (HS Revision 2) на уровне 2 и 6 знаков. Однако из 5 стран Центральной Азии здесь имеются данные только по двум странам, в то время как данные по Таджикистану, Туркменистану и Узбекистану отсутствуют.

В базе данных ООН по статистике торговли товарами (UN Comtrade) хранится более 1 млрд.

UN COMTRADE записей данных по торговле с 1962 г. Более 140 стран представляют в Отдел статистики ООН свои ежегодные статистические данные по международной торговле с указанием товаров и стран-партнеров.

И вновь, данные имеются только по 2 странам ЦА, т.е. по Казахстану и Кыргызстану. Данные по Таджикистану и Туркменистану имеются только по HS 96, 92 и СМТК 1, 2, 3, но лишь за некоторые годы.

WITS предоставляет доступ к основным сборам данных по международной торговле, тарифам World Integrated Trade и нетарифным мерам. Данные отсутствуют по Казахстану, Таджикистану, Туркменистану и Solution (WITS) Узбекистану.

Международная База данных IFS содержит около 32 тыс. временных рядов по экономическим переменным для финансовая статистика более 200 стран мира. Данные по ЦАР имеются.

МВФ (IFS) Дирекция статистики База данных Дирекции статистики торговли содержит данные по общему объему экспорта и торговли МВФ (DOTS) импорта между каждой страной и всеми ее торговыми партнерами. Данные по странам Центральной Азии имеются.

Показатели мирового В базе данных по показателям мирового развития содержатся статистические данные по более развития Всемирного банка чем 700 показателям развития. Здесь содержатся данные по социальным, экономическим, финансовым, экологическим показателям и природным ресурсам. Представлены ежегодные (WDI) временные ряды с 1960 г. База данных охватывает более 200 стран и 18 группам стран. Данные по странам Центральной Азии имеются.

Источник: собрано автором.

II. Аналитическое обоснование Несмотря на то, что инициативы региональной интеграции предусматривают соглашения по либерализации торговли и инвестиционному сотрудничеству, в основном они лишены такого свойства как увязка с контекстом в части достижения целей в области развития, таких как создание рабочих мест и сокращение бедности. Возможно, это обусловлено недостаточным пониманием каналов, посредством которых региональная торговля и инвестиционная интеграция могут привести к конечным результатам в области развития. Важность понимания этих вопросов особенно актуальна в развивающихся регионах.

Сложность, присущая экономическим показателям региональной торговли и интеграции в области ПИИ, поддается объяснению. Любое соглашение о региональной экономической интеграции, особенно если оно касается торговли товарами, торговли услугами и интеграции в области инвестиций, может привести к росту региональной торговли, в первую очередь, благодаря улучшению доступа к рынкам, сокращению операционных издержек вследствие содействия торговле, росту торговли услугами (что обуславливается двусторонней взаимосвязью между торговлей товарами и торговлей услугами), росту инвестиций, усовершенствованию знаний и технологий и применению правил происхождения (Das и др., 2012).

Улучшение доступа к рынкам обеспечивается за счет сокращения торговых барьеров в статическом сценарии и за счет эффекта расширения масштабов в динамических условиях.

Подобным образом, инвестиции, направленные на расширение торговли, могут быть результатом внутренних инвестиций, ПИИ, поступающих извне региона, т.е. глобальных ПИИ и внутрирегиональных ПИИ, всему этому способствуют возможности для усиления внутирегиональной торговли, обуславливаемые сокращением торговых барьеров в рамках соглашения о свободной торговле. В совокупности эти факторы имеют потенциал оказать воздействие на развитие в части создания рабочих мест.

Объясняя далее, усиление торгово-инвестиционных связей является принципиально важным для достижения более высокого уровня региональной торговли и для того, чтобы она повлияла на развитие (Kumar, 1998). Такие связи помогают улучшить возможности по экспортным поставкам в странах региональной группы путем создания совместных предприятий, обеспечивающих новые рабочие места. Они также способствуют созданию рабочих мест исходя из трех видов инвестиций, указанных выше, т.е. внутренние инвестиции, глобальные ПИИ из внешнерегиональных источников и региональные ПИИ из внутрирегиональных источников.

Несмотря на то, что соглашение о свободной торговле может стимулировать инвестиционные потоки в контексте региональной реструктуризации в рамках стремления к экономической эффективности, именно совместные предприятия, направленные на налаживание торговых связей, в конечном итоге оказывают решающее влияние на потоки региональной торговли.

В этом контексте, если производственным сетям посредством вертикальной интеграции и горизонтальной специализации также придается важное значение в политике при помощи межстрановых инвестиционных потоков, которые усиливают торгово-инвестиционные связи, становятся возможными более высокие показатели по торговым и инвестиционным потокам, которые приведут к созданию большего числа рабочих мест. По сути, это может означать распределение разных этапов производства в определенной отрасли в масштабе региона комплексным образом, а именно вертикальную интеграцию, наряду со специализацией на том же этапе производства при помощи дифференциации продукции по региону, а именно горизонтальной специализацией.

Также можно подчеркнуть, что применение правил происхождения также может способствовать развитию торговли, особенно за счет положений о региональном накоплении, или сдерживать ее, в зависимости от формулировки и применения. Кроме того, правила происхождения обеспечивают еще один канал, посредством которого региональная торговля может повлиять на развитие, особенно в части создания рабочих мест. Является ли тот или иной продукт произведенным в определенной стране зависит от того, подвергся ли он существенной переработке, при этом такая переработка оказывает воздействие на развитие в плане добавления местной стоимости и создания рабочих мест (Das and Ratna, 2011).

На этом фоне анализа регионального экономического сотрудничества в настоящем исследовании изучаются перспективы и вызовы для региональной интеграции в центральноазиатском регионе.

Для этого в исследовании кратко представлен обзор центральноазиатских стран.

Макроэкономический контекст III.

Как это хорошо известно, страны Центральной Азии обладают богатыми природными, минеральными и человеческими ресурсами, но достаточно сильно отличаются по этапам своего развития. Это наиболее очевидно при рассмотрении уровней ВВП: ВВП Казахстана составляет 148 млрд. долл., в то время как ВВП Кыргызстана составляет 4,8 млрд. долл. (Таблица 1). ВВП Таджикистана также очень низкий, в то время как две другие страны, т.е. Узбекистан и Туркменистан имеют средний уровень ВВП. Разные уровни развития среди центральноазиатских стран являются достаточно очевидными. Однако в части темпов роста ВВП, за исключением Кыргызстана, все другие ЦАР демонстрируют весьма впечатляющие темпы роста. Что касается покупательской способности, в ЦАР наблюдается широкий диапазон по такому показателю как ВВП на душу населения, но в среднем они характеризуются хорошим размером рынка. И вновь, за исключением Кыргызстана, в этих странах ВВП на душу населения растет нормальными темпами.

Таблица 1: Макроэкономические показатели стран Центральной Азии (2010 г.) Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Страна Переменные Уровень ВВП (в млрд. долл.) 148 4,8 5,6 20 Темп роста ВВП (% в год) 7,30 -1,36 6,50 9,20 8, Общая численность населения 16,3 5,4 6,8 5 28, (млн. чел.) Прирост населения (% в год) 1,42 1,19 1,39 1,24 2, ВВП на душу населения (долл.) 9070 880 820 3960 Темп роста ВВП на душу 5,79 -2,53 5,03 7,85 5, населения (% в год) Добавленная стоимость 4,83 20,72 21,34 12,00 19, сельского хозяйства (% ВВП) Добавленная стоимость 42,41 27,97 22,02 54,00 35, промышленности (%ВВП) Добавленная стоимость услуг и 52,76 51,31 56,64 34,00 45, т.д. (% ВВП) Уровень, дефлятор ВВП (% в 19,54 11,02 12,48 -1,80 19, год) Валовые внутренние сбережения 39,85 -2,92 -23,04 55,73 26, (% ВВП) Валовое накопление основного 24,06 27,08 18,79 58,60 26, капитала (% ВВП) Уровень торговли (X+M) (млрд. 108 6,7 4,3 21,2 24, долл.) Доля торговли в ВВП (% ВВП) 73,17 141,45 76,26 106,34 61, Приток прямых иностранных 7,27 9,13 0,28 10,41 2, инвестиций (% ВВП) Уровень грамотности среди 99,68 99,24 99,67 99,56 99, взрослого населения (% населения в возрасте старше лет)* Уровень грамотности среди 99,82 99,75 99,87 99,83 99, молодежи (% населения в возрасте 15-24 лет)* Общий коэффициент 22,40 26,55 27,85 21,60 23, рождаемости (на 1 000 чел.) Общий коэффициент смертности 8,90 6,88 6,20 7,80 4, (на 1 000 чел.) Коэффициент младенческой 29,10 32,80 52,20 46,90 43, смертности (на 1 живорождений) Ожидаемая продолжительность 68,30 69,37 67,26 64,86 68, жизни при рождении (лет) Расходы на здравоохранение (% 4,29 6,18 5,98 2,50 5, ВВП) Источник: Всемирный банк, WDI 2012 год Примечание: * данные приведены за 2009 год Что касается структуры экономик рассматриваемых стран, то сектор услуг является доминирующим, за исключением Туркменистана, где промышленность имеет наибольшую долю в ВВП. Можно также отметить, что в других ЦАР промышленность также по-прежнему имеет большую долю в ВВП. В макроэкономических показателях беспокоит очень высокий наблюдаемый уровень инфляции, за исключением Туркменистана. Нормы сбережений и доля капиталовложений являются умеренными, что позволяет предположить наличие возможностей для дальнейшего улучшения этих показателей, что может в будущем способствовать усилению роста.

Внешний сектор демонстрирует большую открытость торговли, однако, уровень торговли в абсолютном выражении является незначительным, за исключением Казахстана, где общий объем торговли составил 108 млрд. долл. в 2010 г. Однако гораздо более понятную картину по потокам ПИИ можно получить из кумулятивных ПИИ в каждой из этих стран. В тот же год притоки ПИИ являются важными, за исключением Таджикистана.

Из таблицы достаточно очевидно, что показатели, связанные со здравоохранением и образованием, свидетельствуют о том, что социальный аспект развития в этих странах заслуживает внимания, о чем свидетельствуют такие показатели как уровень грамотности и ожидаемая продолжительность жизни при рождении.

В целом, макроэкономический контекст предполагает, что страны Центральной Азии имеют огромный потенциал для развития посредством более высоких норм сбережений и темпов прироста инвестиций, а также усиления торговой интеграции и интеграции ПИИ. Это бы подкреплялось достаточно хорошими социальными показателями, относящимися к сфере здравоохранения и образования. Единственным тревожным фактором является высокий уровень инфляции в ЦАР, в остальном же макроэкономический контекст в ЦАР предполагает, что эти страны вполне поддаются региональной экономической интеграции, которая может помочь в достижении их целей в области роста и развития. Этим усилиям также будет способствовать наличие энергетических ресурсов в этих странах, где возможна выработка и торговля электроэнергией, что имеет огромное влияние на развитие (см. Таблицу 2 и Linn, 2007).

Таблица 2: Энергетические ресурсы (2009 г.) Энергетические ресурсы Центральной Азии Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Добыча угля и торфа (млн. т.н.э.) 44,28 0,22 0,09 NA 1, Добыча сырой нефти и природного 77,97 0,08 0,03 9,84 4, газоконденсата (млн. т.н.э.) Производство нефтепродуктов (млн. т.н.э.) 11,97 0,03 0,02 7,09 4, Добыча природного газа (млн. т.н.э.) 22,81 0,01 0,03 31,06 53, Производство горючих ВИЭ и отходов (млн. 0,16 0,00 NA NA 0, т.н.э.) Производство гидроэлектроэнергии (млн. 0,64 0,92 1,36 0,00 0, т.н.э.)* Общее производство электроэнергии (млн. 145,81 1,16 1,50 40,90 60, т.н.э.) Первичное предложение угля и торфа (млн. 31,56 0,43 0,09 --- 1, т.н.э.) Первичное предложение нефти (млн. т.н.э.) 13,08 0,82 0,52 5,10 4, Первичное предложение газа (млн. т.н.э.) 20,63 0,62 0,45 17,51 43, Первичное предложение горючих ВИЭ и 0,16 0,00 NA NA 0, отходов (млн. т.н.э.) Общее предложение первичной энергии 65,84 3,01 2,32 19,58 48, (TPES), (млн. т.н.э.) Выработка электроэнергии из угля и торфа, 74,9 2,8 NA NA 4, % общего объема Выработка электроэнергии из нефти, % 3,2 NA NA NA 2, общего объема Выработка электроэнергии из газа, % 13,1 8,0 2,0 100,0 75, общего объема Выработка электроэнергии из 8,7 89,3 98,0 0,0 18, гидроэнергии, % общего объема Общая выработка электроэнергии (ГВт-ч) 78710 11100 16127 15980 Выработка электроэнергии / (Tpes), 2,21 0,39 0,65 2,09 1, самообеспеченность энергоресурсами ГВт-ч = гигаватт-час.

(млн. т.н.э.) = миллион тонн нефтяного эквивалента, TPES = общее предложение первичной энергии.

*Примечание: не включены данные по выработке электроэнергии ГАЭС.

Источник: Энергетический баланс стран, не входящих в ОЭСР (2011 г.).

Структура торговли IV.

Поскольку основной интерес в исследовании представляет региональная интеграция в Центральной Азии и одним из ее важных аспектов является торговая интеграция, важно поместить анализ исследования в контекст структуры экспорта и импорта в каждой из ЦАР. Это отражено в Таблицах 3A и 3 B. Из Таблицы 3A можно увидеть, что доля сырьевых товаров в структуре экспорта практически всех стран в Центральной Азии является преимущественным образом очень высокой. Также примечательно, что доля сырьевых товаров в действительности выросла в период с 1995 по 2010 г. в случае Казахстана и Таджикистана. Несмотря на то, что доля сырьевых товаров сократилась в Кыргызстане, доля таких товаров остается высокой в Туркменистане и Узбекистане, и особенно – в Туркменистане.

При рассмотрении этого в совокупности с наблюдениями, сделанными в отношении структуры ВВП этих стран на основании Таблицы 1, согласно которым сельское хозяйство имеет наименьшую долю в ВВП, в то время как промышленность и услуги сохраняют свою относительную значимость, такая высокая доля сырьевых товаров в экспортной корзине этих стран подчеркивает такое явление как дисбаланс производства и экспорта.

Кроме того, импортная корзина ЦАР в Таблице 3B свидетельствует о том, что доля товаров промышленного производства в общем объеме импорта является достаточно высокой. Более того, такая доля выросла с период с 1995 по 2010 г. во всех странах ЦА за исключением Узбекистана, где наблюдалось незначительное сокращение. Это указывает на еще одну важную характеристику этих экономик, а именно на высокую степень зависимости от импортируемых промышленных товаров, что позволяет предположить, что этим странам необходимо создать более диверсифицированную промышленную базу за счет политики индустриализации, которой будет способствовать региональное сотрудничество в сферах торговли и ПИИ за счет использования доступа к торговым инвестициям, о чем говорится в Разделе II.

В двух словах, в отношении торговых структур в ЦАР есть три наиболее важных наблюдения, а именно: дисбаланс производства и торговли;

менее диверсифицированная производственная база и неблагоприятные условия торговли вследствие того, что экспортируется в основном сырье, а импортируются – промышленные товары.

Таблица 3 A: Страны Центральной Азии: Доля сырьевых и промышленных товаров в общем объем экспорта (%) Сырьевые товары Промышленные Все товары товары 1995 г. 2010 г. 1995 г. 2010 г. 1995 г. 2010 г.

Казахстан 62 88 38 12 100 Кыргызстан 63 57 36 41 100 Таджикистан 84 85 16 09 100 Туркменистан 93 85 07 14 100 Узбекистан 93 61 07 36 100 Таблица 3 B: Страны Центральной Азии: Доля сырьевых и промышленных товаров в общем объем импорта (%) Сырьевые товары Промышленные Все товары товары 1995 2010 1995 2010 1995 Казахстан 40 18 60 82 100 Кыргызстан 59 45 41 54 100 Таджикистан 53 44 46 54 100 Туркменистан 33 11 65 86 100 Узбекистан 25 29 73 70 100 Источники: ЮНКТАД стат Примечание: Сырьевые товары (СМТК 0 + 1 + 2 + 3 + 4 + 68 + 667+ 971), экспорт промышленных товаров Инициативы ЦАР по региональным торговым соглашениям V.

Центральноазиатскими республиками было запущено несколько инициатив региональной экономической интеграции. Такие инициативы включали инициативы как двустороннего, так и регионального торгового и экономического сотрудничества. Кроме того, такие инициативы распространялись как на центральноазиатский регион, так и на других партнеров за пределами региона, будь то страна или группа. На Рисунке I схематично представлены двусторонние торговые соглашения стран Центральной Азии, а на Рисунке II схематично представлены региональные торговые соглашения ЦАР. Среди внутрирегиональных двусторонних инициатив в Центральной Азии можно обратить внимание на то, что каждая из стран имеет торговые соглашения с другой ЦАР, за исключением соглашения между Казахстаном и Таджикистаном, Казахстаном и Туркменистаном, Узбекистаном и Туркменистаном, Кыргызстаном и Туркменистаном и Таджикистаном и Туркменистаном. Некоторыми из наиболее внешнерегиональных важных партнеров, с которыми ЦАР имеют двусторонние торговые соглашения, являются Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Молдова и Россия (Рисунок I).

Рисунок I. Двусторонние торговые соглашения стран Центральной Азии АЗБ МОЛ КЫРГ КЗ АРМ ТАДЖ РФ ГРЗ БЕЛ УКР ТУР УЗБ Страны Страны – Центральной партнеры Азии Страны Страны Центральной Центральной Азии Азии conomies Примечание: АРМ (Армения), АЗБ (Азербайджан), БЕЛ (Беларусь), ГРЗ (Грузия), КЗ (Казахстан), КЫРГ (Кыргызстан), МОЛ (Молдова), РФ (Российская Федерация), ТАДЖ (Таджикистан), ТУР (Туркменистан), УКР (Украина), УЗБ (Узбекистан) Как видно из Рисунка II, существует большое количество инициатив региональной торговли, в которых ЦАР принимают участие. К ним относятся ЗСТ СНГ, ТСОЭС, ЕврАзЭс, Рамочное соглашение по торговле и инвестициям между США и странами ЦА (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан). Туркменистан не является участником ЕврАзЭс;

Казахстан входит в состав дополнительной группы, а именно Договора о свободной торговле между Новой Зеландией, Российской Федерацией, Казахстаном и Беларусью. Что еще более важно, ЦАР не имеют соглашения о свободной торговле в пределах центральноазиатского региона. Еще одной важной региональной группировкой является Таможенный Союз между Российской Федерацией, Казахстаном и Беларусью и эта группа ведет переговоры по Соглашению о свободной торговле с ЕАСТ.

Еще более существенное замечание, которое можно сделать исходя из прилагаемой Таблицы A.1, состоит в том, что большинство торговых соглашений было направлено на либерализацию тарифов с некоторыми изъятиями из либерального торгового режима. Можно подчеркнуть, что, учитывая отсутствие ясности в этих соглашениях в отношении правил происхождения, можно предположить, что аналитическое обоснование касательно роли Правил происхождения в торговых соглашениях ЦАР, будь то в пределах региона или за его пределами, не совсем хорошо понимается, как это подчеркивается в Разделе II, согласно которому формулировки Правил происхождения могут быть разработаны таким образом, чтобы такие правила могли вносить вклад в развитие в рамках торгового соглашения.

Кроме того, имеющиеся соглашения касаются только торговли товарами и не включают торговлю услугами и инвестиции;

в связи с этим они не являются полными по своему охвату. Возможно, в регионе не достает аналитического понимания того, что торговлю товарами, торговлю услугами и инвестиции необходимо рассматривать в совокупности, учитывая их взаимосвязи и принимая комплексный подход. Подобные наблюдения можно также сделать в отношении соглашения о региональной торговле, заключенного странами Центральной Азии с партнерами за пределами региона.

Рисунок II. Многосторонние региональные торговые соглашения Ключ:

РЕГИОНАЛЬНОЕ ЧЛЕНЫ ТОРГОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ Внутрирегиональная торговля в Центральной Азии V.1.

Обратим теперь свое внимание на текущее состояние региональной торговли в центральноазиатском регионе. Отмечалось, что в регионе нет какого-либо единого торгово экономического соглашения, участниками которого были бы все ЦАР. Доля экспорта/импорта между странами Центральной Азии в совокупном объеме экспорта/импорта в Центральной Азии была достаточно низкой и составляла 4,7% и 5,6% соответственно (Таблица 4). По-видимому, отсутствие соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве в ЦАР наряду с другими факторами привело к ограничению развития региональной торговой интеграции.

Таблица 4: Важность внутрирегиональной торговли в Центральной Азии в общем объеме торговли Центральной Азии (2010 г.) (объемы указаны в млрд. долл. США) Внутрирегиональный экспорт в ЦА 2, Общий объем экспорта ЦА 59, Доля внутрирегионального экспорта в ЦА в общем объеме экспорта 4, ЦА, % Внутрирегиональный объем импорта в ЦА 3, Общий объем импорта ЦА 53, Доля внутрирегионального экспорта в ЦА в общем объеме импорта 5, ЦА, % Источник: МВФ DOTS 2011 г.

Внутрирегиональная торговля в ЦА на дезагрегированном уровне анализа на основе матрицы внутрирегиональных торговых потоков в ЦА в 2000-2010 гг. позволяет предположить, что в части экспорта из ЦАР в другие ЦАР, в 2010 г. Кыргызстан имел наибольшую долю внутрирегионального экспорта, за которым следуют Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан и Казахстан (Таблица 5). Однако если в случае с Кыргызстаном уровень экспортной интеграции усилился в период с 2000 по 2010 г. и такая же ситуация наблюдалась в Туркменистане, то в Узбекистане, Таджикистане и Казахстане доля внутрирегионального экспорта сократилась. Если говорить об объеме торговли, то Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан намного превышают Таджикистан и Туркменистан по своим торговым связям с другими ЦАР.

Судя по доле импорта стран в общемировом импорте в 2010 г. внутрирегиональные импортные связи наиболее развиты в Таджикистане, после которого следуют Узбекистан, Кыргызстан, Туркменистан и Казахстан. И вновь, по объему импорта первое место занимает Казахстан, после которого следуют Узбекистан и Кыргызстан, однако объемы импорта в Таджикистан и Туркменистан также не менее значительны. Вышесказанное дает достаточно плохой сценарий в отношении внутрирегиональных торговых связей в ЦА по сравнению с торговыми связями ЦАР с остальными странами мира. В связи с этим возникает вопрос: вызваны ли слабые торговые связи между центральноазиатскими странами недостаточной взаимодополняемостью (комплеметарностью) торговли или ограничениями, не позволяющими использовать имеющийся потенциал? В свете этого вопроса в следующем разделе рассматривается потенциал для расширения внутрирегиональной торговли в Центральной Азии.


Таблица 5: Матрица внутрирегиональных торговых потоков в Центральной Азии (в млн. долл.) ИЗ/В Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Всего 2000 2010 2000 2010 2000 2010 2000 2010 2000 2010 2000 Экспорт Казахстан 58,2 380,4 52,6 266,1 7,1 57,0 133,5 448,4 251,5 1151, (2,5) (2,4) Кыргызстан 33,4 204,5 7,4 14,0 2,4 4,8 89,4 257,9 132,9 481, (26,5) (43,7) Таджикистан 5,7 19,9 2,7 6,9 97,8 8,6 4,7 1,2 110,9 36, (14,4) (3,1) Туркменистан 5,3 150,2 23,2 2,3 29,1 75,9 6,0 31,5 63,6 259, (2,5) (7,7) Узбекистан 64,1 460,0 68,4 161,7 168,7 65,3 32,1 121,8 333,3 808, (15,3) (14,5) Всего 892,1 2738, (5,6) (4,7) Импорт в Казахстан 30,1 224,8 4,7 21,9 43,3 165,2 70,5 506,0 148,7 918, (2,9) (3,1) Кыргызстан 57,5 418,4 0,0 7,5 18,8 2,5 75,2 177,9 151,5 606, (27,4) (8,4) Таджикистан 82,4 292,7 7,5 15,4 29,3 83,5 185,6 71,8 304,8 463, (45,5) (17,5) Туркменистан 19,7 62,7 4,6 5,2 6,7 1,4 35,3 134,0 66,3 203, (3,7) (3,6) Узбекистан 146,9 493,2 98,3 283,7 107,6 9,5 6,6 34,6 359,4 821, (17,3) (9,6) Всего 1030,7 3012, (10,2) (5,6) Источник: МВФ DOTS Примечание: Цифры в скобках показывают долю в общем объеме экспорта/импорта соответствующей страны.

Потенциал торговой интеграции в Центральной Азии VI.

Для того чтобы найти ответ на вопрос, поднятый выше, о том означают ли слабые внутрирегиональные торговые связи в ЦА отсутствие торговой взаимодополняемости, мы применили два отличительных методологических подхода, т.е. методику агрегированных данных и методику дезагрегированных данных. В рамках методики агрегированных данных снова было применено два подхода для оценки взаимодополняемости торговли в ЦАР. Во-первых, при помощи косинусного индекса взаимодополняемости торговли и, во-вторых, при помощи расширенной гравитационной модели оценивается потенциал внутрирегиональной торговли в Центральной Азии, опираясь на результаты, полученные для каждой пары стран в центральноазиатском регионе. Поскольку они основываются на оценках на совокупном уровне страновых пар, они попадают под методику агрегированных данных. Далее эта работа была дополнена определением статей потенциальной торговли между странами Центральной Азии при помощи методики дезагрегированных данных. Поскольку такая работа проводится на трехзначном уровне данных СМТК при помощи индекса выявленного сравнительного преимущества (RCA), динамического RCA и показателя внутриотраслевой торговли (IIT), они относятся к методике дезагрегированных данных. Далее они дополняются оценкой улучшения благосостояния и торговли в результате либерализации тарифов в рамках предлагаемого Соглашения о свободной торговле ЦАР с мерами по облегчению торговли по модели общего равновесия (CGE).

Можно добавить, что перспективы сотрудничества между центральноазиатским и южноазиатским регионами также оценивались при сценариях частичного равновесия и CGE.

Косинусный индекс VI. Один из способов установления взаимодополняемости (комплементарности) торговли состоит в сопоставлении экспортного вектора одной из центральноазиатских стран с импортным вектором другой ЦАР с целью определения сходства или различия между ними, предполагая отсутствие или наличие торговой комплементарности между рассматриваемыми странами. Лучше всего это представлено в виде хорошо известного косинусного индекса. Имея два вектора экспорта и импорта A и B, косинусный коэффициент подобия,, представляется как:

Значение получаемого в результате подобия варьируется от 1, что означает «абсолютно противоположный», до 1, что означает «абсолютно одинаковый», при этом значение «0» обычно означает независимость, а промежуточные значения означают промежуточное сходство или различие.

Рассчитанные значения косинусного индекса между всеми двусторонними парами ЦАР представлены в Таблице 6. Парами стран с максимальным потенциалом для торговой комплементарности, выраженной как экспорт из одной страны в другую, являются Кыргызстан Казахстан, Кыргызстан-Таджикистан, Туркменистан-Кыргызстан, Казахстан-Узбекистан, Туркменистан-Кыргызстан. В связи с этим из данного анализа на основе агрегатных категорий, становится очевидно наличие торговой комлементарности.

Таблица 6: Агрегатная торговая комплементарность среди стран Центральной Азии: попарный косинусный индекс Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан M/X Казахстан 0,058 0,044 0,105 0, Кыргызстан 0,584 0,411 0,135 0, Таджикистан 0,040 0,013 0,031 0, Туркменистан 0,182 0,399 0,315 0, Узбекистан 0,150 0,192 0,152 0, Источник: расчеты автора на основе ЮНКТАД стат 2012 г.

Примечание: косинусный индекс для ЦАР рассчитан для 2010 г.

Расширенная гравитационная модель VI. В рамках методики агрегированных данных вторым методом, примененным для прогнозирования торгового потенциала для каждой из двусторонних пар в ЦАР в 2020, 2025 и 2030 г., является расширенная гравитационная модель. Детальная информация по данной методологии, такая как спецификация модели и экономическое обоснование выбора независимых переменных;

примененная методология эконометрической оценки;

данные и измерение переменных;

метод выборки и механизм, посредством которого был спрогнозирован потенциал внутрирегиональной торговли в Центральной Азии, представлена в Техническом приложении I в конце исследования, а результаты представлены в Таблице 7.

Важно отметить, что каждая из двусторонних пар ЦАР демонстрирует огромный торговый потенциал в будущем. К числу пар, которые демонстрируют очень высокий экспортный потенциал по отношению к соответствующим партнерам в три выбранных момента времени в будущем, относятся Казахстан-Узбекистан, Таджикистан-Туркменистан, Туркменистан Кыргызстан, Узбекистан-Казахстан и Таджикистан-Кыргызстан. Можно отметить, что такой высокий процент, выраженный как изменение по сравнению с 2010 г., который был выбран в качестве базисного года, в некоторых случаях обусловлен очень низким базовым уровнем. Также важно подчеркнуть, что результаты по многим из этих пар, где имеется очень высокий потенциал для внутрирегиональной торговли в Центральной Азии, согласуются с результатами, полученными ранее при помощи косинусного индекса.

Таблица 7: Потенциал внутрирегиональной торговли в Центральной Азии Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан X / M Год 2020 2025 2030 2020 2025 2030 2020 2025 2030 2020 2025 203 2020 202 0 Казахстан - - - 272 544 921 103 262 480 126 213 310 4472 7903 Кыргызстан 128 133 181 - - - 934 1029 1259 140 149 155 169 232 Таджикистан 68 189 223 845 1429 1598 - - - 2234 3033 3892 299 431 Туркменистан 78 158 247 4570 6682 8977 98 187 282 - - - 693 1042 Узбекистан 1267 1606 2156 97 214 363 155 255 364 132 273 452 - - Источник: оценки автора.

Потенциал торговой интеграции между Центральной и Южной Азией Используя подход гравитационной модели, была предпринята попытка спрогнозировать потенциал торговой интеграции между Центральной и Южной Азией. Результаты, представленные в Таблице 8, очевидным образом демонстрируют, что любое соглашение о свободной торговле между двумя регионами не только будет способствовать росту торговли, но также торговое сотрудничество между двумя регионами даст гораздо больший прирост в торговле, как в абсолютном выражении, так и в процентном выражении по сравнению со сценарием, когда Центральная Азия принимает торговую интеграцию только в пределах центральноазиатского региона.

Таблица 8: Потенциал торговой интеграции между Центральной и Южной Азией X в/ M из В абсолютном выражении Изменение по сравнению с (млрд. долл.) 2010 г., % ГОД 2020 2025 2030 2020 2025 Центральная Азия – Центральная Азия Экспорт ЦА в ЦА 26 41 63 2470 4029 Центральная Азия – Южная Азия Экспорт ЦА в ЮА 6 9 12 545 787 Экспорт ЮА в ЦА 7 11 17 2032 3423 Центральная Азия – Центральная Азия и Центральная Азия – Южная Азия Торговля ЦА с ЦА и ЮА в совокупности 39 61 91 5147 8338 Примечание:

Экспорт ЦА в ЦА в 2010 г., млрд. долл. 2, Экспорт ЦА в ЮА в 2010 г., млрд. долл. 0, Экспорт ЮА в ЦА в 2010 г., млрд. долл. 0, Торговля ЦА с ЦА и ЮА в совокупности в 2010 г., млрд. долл. 3, Источник: расчеты автора.

VI.3. Усиление торговой интеграции в Центральной Азии: моделирование CGE Для того чтобы достичь прироста в торговой интеграции, одним из наиболее важных шагов является заключение Соглашение о свободной торговле. Эффекты Соглашения о свободной торговле моделируются при помощи модели CGE, основываясь на последней версии базы данных GTAP 8, выпущенной в 2012 г. Основная информация по моделированию кратко представлена в Техническом приложении II.

Смоделированные улучшения в благосостоянии и торговле в результате Соглашения о свободной торговле между ЦАР представлены в Таблице 9. Здесь представлен сценарий полной либерализации тарифов в совокупности с мерами по облегчению торговли. При этом сценарии прирост благосостояния, приходящийся на ЦАР, составит 0,35% их ВВП. Ожидается, что объем регионального экспорта вырастет более чем на 1 000%. Это впечатляющие положительные результаты, учитывая, что такой прирост рассчитан в статическом сценарии. Очевидно, что прирост в динамических условиях будет гораздо больше. К отраслям, которые демонстрируют существенный прирост в объемах внутрирегионального экспорта в ЦА, относятся бакалейные товары, легкая промышленность, горнорудная промышленность, тяжелая промышленность и т.д.


Таблица 9: Центральноазиатское соглашение о свободной торговле: потенциальный прирост благосостояния и торговли Полная либерализация тарифов и содействие торговле № Сфера прироста Прирост Прирост благосостояния (% ВВП) 1. 0, Увеличение регионального экспорта (%) 2. 1 024, Увеличение регионального экспорта по отраслям 3.

(%) КРС и мясная продукция 10, 3. Горнорудная промышленность 11, 3. Бакалейные товары 33, 3. Текстиль и одежда 9, 3. Легкая промышленность 13, 3. Тяжелая промышленность 12, 3. Коммунальное хозяйство и строительство 10, 3. Транспорт и связь 9, 3. Другие услуги 7, 3. Источник: результаты моделирования CGE на основе базы данных GTAP 8 (2012 г.), подготовленные автором.

В Таблице 10 представлены некоторые интересные результаты возможного Соглашения о свободной торговле между Центральной и Южной Азией. Эти результаты также основываются на сценарии полной либерализации тарифов и мер содействия торговле. Можно отметить, что прирост благосостояния в ЦАР возрастает до 0,76% их ВВП, по сравнению с приростом благосостояния, проистекающим из Соглашения о свободной торговле только между ЦАР.

Южная Азия также имеет положительный прирост благосостояния в виде доли ВВП;

но такой прирост гораздо меньше. Это может объясняться очень большим знаменателем ВВП Южной Азии, который является высоким за счет ВВП Индии.

Еще более важно, региональный экспорт ЦАР вырастет на 1 670%, а региональный экспорт Южной Азии вырастет на 2 570%. Такой существенный прирост достигается, когда «регион»

становится единым регионом Центральной и Южной Азии в части торговли. Среди отраслей, где будет наблюдаться прирост экспорта в ЦАР, есть некоторые новые отрасли, такие как текстиль и одежда, КРС и мясная продукция и сектор услуг. Очевидно, что если в южноазиатском регионе будет наблюдаться прирост в таких отраслях как КРС и мясная продукция, бакалейные товары, текстиль, одежда и сектор услуг, прирост в центральноазиатском регионе будет гораздо выше, чем прирост, который бы наблюдался в случае Соглашения о свободной торговле, охватывающим только ЦАР.

В итоге, оба Соглашения о свободной торговле, как центральноазиатское, так и центральноазиатско-южноазиатское, будут способствовать приросту благосостояния и торговли, но в случае со вторым соглашением такой прирост будет в несколько раз больше в связи с более обширными возможностями для использования торговой взаимодополняемости.

Таблица 10: Соглашение о свободной торговле между ЦА и ЮА: потенциальный прирост благосостояния и торговли Полная либерализация тарифов и содействие торговле № Сфера прироста Прирост Центральная Азия Южная Азия Прирост благосостояния (% ВВП) 1. 0,76 0, Увеличение регионального экспорта (%) 2. 1670,41 2570, Увеличение регионального экспорта по 3.

отраслям (%) КРС и мясная продукция 17,96 11, 3. Горнорудная промышленность 19,86 9, 3. Бакалейные товары 42,92 10, 3. Текстиль и одежда 19,46 10, 3. Легкая промышленность 10,86 10, 3. Тяжелая промышленность 10,36 10, 3. Коммунальное хозяйство и строительство 19,68 11, 3. Транспорт и связь 19,91 10, 3. Другие услуги 19,87 10, 3. Источник: результаты моделирования CGE на основе базы данных GTAP 8 (2012 г.), подготовленные автором.

Определение статей/отраслей, имеющих высокий торговый потенциал среди ЦАР VI. Теперь, когда мы уверены, что между ЦАР существует торговый потенциал на агрегированном уровне, мы попытаемся определить статьи, имеющие высокий торговый потенциал среди разных пар ЦАР в рамках дезагрегированной методики. Вследствие ограниченности данных, отмеченных выше, такая работа по определению статей торговли/продуктов/отраслей проводилась на трехзначном уровне СМТК при помощи трех эмпирических методик, а именно индекса выявленного сравнительного преимущества (RCA), динамического сравнительного преимущества и показателя внутриотраслевой торговли (IIT). Эти показатели помогают определить пары отраслей и стран, обладающие торговой комплементарностью.

Во-первых, при помощи индекса выявленного сравнительного преимущества эти пары экспортного потенциала представлены в Таблице 11. Интересно отметить, что есть целый ряд отраслей с богатым экспортным потенциалом, включая сырьевые товары, полезные ископаемые и промышленные товары из таких отраслей как целлюлозно-бумажная отрасль, черная металлургия, электротехническое оборудование, автомобильная промышленность, швейная промышленность и т.д. Это в некоторой степени согласуется с результатами, полученными в ходе моделирования CGE, представленными в предыдущем разделе.

Во-вторых, путем сопоставления наблюдений по торговому потенциалу, основанных на индексе выявленного сравнительного преимущества по принципу динамического сравнительного преимущества, рассчитанного за период с 1995 по 2010 гг. с результатами представленными в Таблице 12, мы обнаруживаем, что на трехзначном уровне СМТК у каждой страны есть продукты, по которым она приобрела сравнительное преимущество, а другая страна-партнер потеряла свое преимущество в рассматриваемом периоде по той же линейке продуктов/отрасли. Это свидетельствует о потенциале для отраслевого экспорта из страны, которая приобрела сравнительное преимущество, в страну, которая с течением времени потеряла такое сравнительное преимущество. Это помогает выявить отрасли и страны с торговой комплементарностью в динамических условиях. Сюда входят фрукты и орехи (за исключением масличных орехов), свежие или сушеные;

нефтяные масла, масла из битуминозных материалов;

алюминий;

медь;

немонетарное золото (кроме золотых руд и концентратов);

железные и стальные прутки, катанки, уголки, профили и сортовой прокат;

текстильная пряжа;

другое промышленное оборудование и запасные части;

мужская одежда из текстиля, не вязаная;

автомобили для транспортировки людей и т.д. Однако можно отметить, что потеря сравнительного преимущества в некоторых случаях происходит только в относительном выражении, как в случае Туркменистана, который теряет сравнительное преимущество по природному газу.

В-третьих, уместно подчеркнуть, что торговая комплементарность отсутствует только в разнородных товарных структурах торговли и производства. Понятие внутриотраслевой торговли объясняет, что страны могут осуществлять торговлю в той же специализации производства. В Таблицах A.3.1-A.3.5 предпринята попытка определить продукты/отрасли на трехзначном уровне СМТК, где только одна страна имеет потенциал по экспорту в другие ЦАР, о чем свидетельствует высокое значение индекса внутриотраслевой торговли. Для каждой ЦАР в таблице определены такие статьи и в ней показано, что в корзину потенциально оборотоспособных продуктов среди ЦАР добавляется большое количество новых продуктов по сравнению с анализом, проведенным на основе RCA. Такие новые продукты включают овощи, масличные семена, сырье для удобрений, неорганические химические элементы, ювелирные изделия, полимеры этилена, красящие и дубильные экстракты, электрические цепи, безалкогольные напитки, отопительное и холодильное оборудование, кофе и заменители кофе, парфюмерные, косметические и туалетные препараты, изделия из кожи, металлический лом, летательные аппараты и связанное с ними оборудование, изделия из стекла и приемники телевизионного сигнала.

В связи с этим потенциал на основе индекса RCA, динамического выявленного сравнительного преимущества и индекса внутриотраслевой торговли в совокупности помогает выявить целый спектр статей/отраслей для торговой интеграции в регионе.

Таблица 11: Карта торговой взаимодополняемости на дезагрегированном уровне;

комбинация пар стран CA CD* Код СМТК Описание Фрукты и орехи (кроме масличных орехов), свежие Кыр, Тадж, Узб Тур или сушенные Уголь, пылевидный или непылевидный, но Каз Кыр неагломерированный Нефтяные масла, сырые, и сырая нефть, Каз Кыр, Тур полученная из битуминозных минералов Нефтяные масла и нефтепродукты, полученные из Кыр, Тур Каз, Узб битуминозных минералов (кроме сырых);

продукты, не включенные в другие категории, содержащие по весу 70% или более таких масел Бумага и картон, нарезанные по размеру или Тадж, Тур, УзбКыр формату, и изделия из бумаги или картона Изделия из чугуна или нелегированной стали, КазКыр получаемые плоской прокаткой, неплакированные, без гальванического или другого покрытия Пруток, катанка, ушки, профили и сортовой прокат КырКаз, Узб из черных металлов (включая сварочное железо) Медь Каз, УзбКыр Алюминий ТаджКаз, Кыр, Тур Электрораспределительное оборудование, не УзбКыр включенное в другие категории Электрические машины и устройства, не КырКаз, Тур включенные в другие категории Автомобили и прочие транспортные средства с УзбКыр двигателем, предназначенные в основном для перевозки пассажиров Автомобили для перевозки грузов и автомобили КырТадж специального назначения Летательные аппараты и связанное с ними ТаджКаз, Кыр, Тур, оборудование;

космические летательные аппараты, др. Узб Мужская одежда из текстиля, кроме вязаной КырТадж, Тур, Узб Женская одежда из текстиля КырТадж Предметы одежды, изготовленные из текстильных Тадж, УзбКыр, Тур тканей, не включенные в другие категории Источник: ЮНКТАД СТАТ 2012 г.

*Примечание: (i) Страна, имеющее преимущество Страна, не имеющая преимущества, на основании выявленного сравнительного преимущества/недостатка Сокращения: Казахстан (Каз), Кыргызстан (Кыр), Таджикистан (Тадж), Туркменистан (Тур) и Узбекистан (Узб).

(ii) RCA = Xij/Xtj / XiT/ Xw где X – экспорт, i - продукт, j - страна, t – общий объем экспорта страны j в страны мира, T – общий объем всех стран в другие страны мира, а w – общий объем экспорта всех продуктов всех стран в другие страны мира.

(iii) Вышеприведенная таблица не означает, что имеются продукты, отсутствующие в торговой корзине отдельных стран Центральной Азии, где они имеют очевидное выявленное сравнительно преимущество. Они не включены в вышеприведенную таблицу, потому что эти продукты не могут быть выбраны для демонстрирования торговой комплементарности в связи с тем, что ни одна страна не имеет выявленного сравнительного недостатка по этому продукту и наоборот.

VII. Перспективы внутрирегиональной инвестиционной интеграции в Центральной Азии Изучив потенциал торговой интеграции в Центральной Азии, в этом разделе рассмотрим общие тенденции в притоках ПИИ в ЦАР и некоторые конкретные проекты ПИИ, относящиеся к ним, приняв их за основу для того, чтобы наметить пути для инвестиционной интеграции в Центральной Азии.

График I: Динамика притоков ПИИ в Центральной Азии (2000-2011 гг.) Источник: на основании данных ЮНКТАДстат по ежегодным притокам ПИИ В динамике притоков ПИИ в центральноазиатском регионе в рассматриваемый период, т.е. в 2000-2011 г., можно выделить три характерные особенности. Во-первых, разные центральноазиатские страны демонстрируют асимметричный характер принятия притоков ПИИ (График I). Например, в течение рассматриваемого периода в Казахстане приток ПИИ резко вырос с примерно 2 млрд. долл. до более 15 млрд. долл. С другой стороны, в таких странах как Таджикистан и Кыргызстан наблюдался гораздо меньший уровень притоков ПИИ, там уровень притока ПИИ держится все еще на уровне от 1 до 2 млрд. долл. Во-вторых, динамика показывает, что за исключением Казахстана и Туркменистана, другие страны по-прежнему остаются малопривлекательными для глобальных притоков ПИИ. В-третьих, в разных странах наблюдается разный динамизм притоков ПИИ (График II). Поскольку из Графика I не совсем видна волатильность притоков ПИИ на годовой основе, на Графике II мы показали логарифмические значения притоков ПИИ в ЦАР. Тенденции четко предполагают, что в большинстве ЦАР притоки ПИИ были достаточно непостоянными.

Таблица 12: Динамическое сравнительное преимущество (1995-2010 гг.) Приобретенное сравнительное преимущество Потерянное сравнительное преимущество Нефтяные масла, сырые, и сырая нефть, полученная из битуминозных минералов, Железная руда и концентраты, (281), уголь, пылевидный или непылевидный, Казахстан (333), природный газ, сжиженный и не сжиженный, (343), алюминий, (684), неагломерированный, (321), нефтяные масла или нефтяные продукты, полученные из летательные аппараты и связанное с ними оборудование;

космические летательные битуминозных минералов 70 % масло, (334), изделия из чугуна или нелегированной аппараты, др., (792), золото, немонетарное (кроме золотых руд и концентратов), стали, получаемые плоской прокаткой, неплакированные, (673), железные и стальные прутки, катанки, уголки, профили и сортовой прокат, (676), медь, (682), машины и (971) оборудование для гражданского строительства и подрядных работ, (723), прочие промышленные машины и оборудование и их детали, (728), электрические машины и устройства, не включенные в другие категории, (778) Фрукты и орехи (кроме масличных орехов), свежие или сушеные, (057), древесина, Алкогольные напитки, (112), уголь, пылевидный и непылевидный, неагломерированный, Кыргызстан прошедшая простую обработку, и деревянные железнодорожные шпалы, (248), (321), нефтяные масла, сырые, и сырая нефть, полученная из битуминозных минералов, нефтяные масла или битуминозные минералы 70 % масло, (334), различные (333), текстильная пряжа, (651), изделия из чугуна или нелегированной стали, химические продукты, не включенные в другие категории, (598), бумага и картон, получаемые плоской прокаткой, неплакированные (673), трубки, трубы и полые профили, нарезанные по размеру или формату, изделия из бумаги или картона, (642), тканые трубные фитинги, из чугуна или стали, (679), медь, (682), изделия из неблагородных ткани из искусственных текстильных материалов, (653), железные и стальные металлов, не включенные в другие категории, (699), роторные электроэнергетические прутки, катанки, угольники, профили и сортовой прокат, (676), алюминий, (684), установки и их детали, не включенные в другие категории, (716), машины и поршневые двигатели внутреннего сгорания и их детали, не включенные в другие оборудование для гражданского строительства и подрядных работ, (723), категории (713), прочие машины и оборудование, специально предназначенные для электрораспределительное оборудование, не включенное в другие категории, (773), конкретных отраслей промышленности, не включенные в другие категории, (728), измерительные, анализирующие и контрольные инструменты и приборы, не включенные отопительное и холодильное оборудование и его детали, не включенные в другие в другие категории, (874), ювелирные изделия и изделия из драгоценных материалов, не категории, (741), телекоммуникационное оборудование, не включенное в другие включенные в другие категории, (897) категории;

и детали, не включенные в другие категории, (764), электроэнергетические машины и их детали, (771), электрические машины и устройства, не включенные в другие категории, (778), автомобили, предназначенные для перевозки пассажиров, (781), автомобили для перевозки грузов и автомобили специального назначения, (782), детали и принадлежности автомобилей, включенных в группы 722, 781, 782, 783 (784), летательные аппараты и связанное с ними оборудование;

космические летательные аппараты, др., (792), мебель и ее детали, (821), мужская одежда из текстильных тканей, не вязаная, (841), женская одежда из текстильных тканей, (842), предметы одежды из текстильных тканей, не включенные в другие категории, (845), изделия из пластмассы, не включенные в другие категории, (893), различные готовые изделия, не включенные в другие категории, (899), золото, немонетарное (кроме золотых руд и концентратов), (971) Алюминий, (684), роторные электроэнергетические установки и их детали, не Фрукты и орехи (кроме масличных орехов), свежие или сушеные, (057), текстильная Таджикистан включенные в другие категории, (716), женская одежда из текстильных тканей, пряжа, (651), прочее промышленное оборудование и детали, (728), автомобили, (842), предметы одежды из текстильных тканей, не включенные в другие категории, предназначенные для перевозки грузов и автомобили специального назначения, (782), мужская одежда из текстильных тканей, не вязаная, (841) (845) Текстильная пряжа, (651), прочее промышленное оборудование и детали, (728), Фрукты и орехи (кроме масличных орехов), свежие или сушеные, (057), нефтяные масла, Туркменистан мужская одежда из текстильных тканей, не вязаная, (841), предметы одежды из сырые и сырая нефть, полученная из битуминозных минералов, (333), нефтяные масла текстильных тканей, не включенные в другие категории, (845), измерительные, или битуминозные минералы 70 % масло, (334), природный газ, сжиженный или не анализирующие и контрольные инструменты и приборы, не включенные в другие сжиженный, (343), углеводороды, не включенные в другие категории, и их категории, (874) галоидозамещенные, нитрованные производные, (511), алюминий, (684), электрические машины и устройства, не включенные в другие категории, (778) Фрукты и орехи (кроме масличных орехов), свежие или сушеные, (057), Природный газ, сжиженный или не сжиженный, (343), приемники телевизионного Узбекистан нефтяные масла или битуминозные минералы 70 % масло, (334), текстильная сигнала, комбинированные или не комбинированные, (761), золото, немонетарное (за пряжа, (651), железные и стальные прутки, катанки, угольники, профили и сортовой исключением золотых руд и концентратов), (971) прокат, (676), медь, (682), прочее промышленное оборудование и детали, (728), электрораспределительное оборудование, не включенное в другие категории, (773), автомобили, предназначенные для перевозки пассажиров, (781), летательные аппараты и связанное с ними оборудование;

космические летательные аппараты, др., (792), мужская одежда из текстильных тканей, не вязаная, (841), предметы одежды из текстильных тканей, не включенные в другие категории, (845) Источник: ЮНКТАД стат 2012 г.

График II: Динамика логарифмических притоков (ПИИ) в Центральной Азии (2000- гг.) Источник: на основании данных ЮНКТАД стат по ежегодным потокам ПИИ Примечание: поскольку масштаб вертикальной оси представлен в логарифмической форме, отрицательные значения выпали и поэтому ряд для Кыргызстана начинается с 2001 г., а для Таджикистана – заканчивается 2009 г.

Предыдущие тенденции основывались на временных рядах, которые дополняются анализом притоков и оттоков ПИИ в ЦАР в последние годы, по которым имеются данные, для того, чтобы получить представление о структуре ПИИ и их важности для этих стран на гораздо более низком уровне. У нас имеются данные по распределению притоков и оттоков ПИИ по странам Центральной Азии по двум разным классификациям – как стран с переходной экономикой и как развивающихся стран, не имеющих выхода к морю, за 2011 г. При классификации как стран с переходной экономикой ЦАР являются важными получателями потоков ПИИ в 2011 г., особенно притоков. Однако в этом отношении Кыргызстан и Таджикистан отстают от других стран Центральной Азии. В части оттоков ПИИ Казахстан и Кыргызстан стали выступать в качестве источников таких оттоков ПИИ, однако лишь в относительном выражении, среди стран с переходной экономикой и развивающихся стран, не имеющих выхода к морю (Таблица 13).

a Таблица 13: Распределение потоков ПИИ среди стран Центральной Азии, 2011: Страны с переходной экономикой Диапазон Притоки Оттоки Казахстан Свыше 5 млрд. долл.

Туркменистан, Узбекистан Казахстан 1-4,9 млрд. долл.

Кыргызстан 0,5-0,.9 млрд. долл.

Таджикистан Кыргызстан Менее 0,5 млрд. долл.

a Страны перечислены в соответствии с масштабами потоков ПИИ.



Pages:   || 2 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.