авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |
-- [ Страница 1 ] --

ПЕЧАТАЕТСЯ

ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ

ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА

КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА—ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС

и

Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва • 1959

К. МАРКС

и

Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ

15

V ПРЕДИСЛОВИЕ В пятнадцатый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса входят произведения, написан ные с января 1860 по сентябрь 1864 года.

Это был период оживления буржуазно-демократических движений и подъема националь но-освободительной борьбы, который сменил полосу затяжной политической реакции в Ев ропе после поражения революции 1848—1849 годов. К началу 60-х годов в ряде стран Евро пы и Америки уже имелись налицо признаки нового революционного подъема. В Германии и Италии, где все еще оставались неразрешенными основные задачи буржуазно демократической революции, с новой силой развернулось движение за национальное объе динение, в России и Соединенных Штатах Америки складывалась революционная ситуация, в бонапартистской Франции усиливалось революционное брожение.

Наступившее политическое оживление повсеместно сопровождалось ростом политиче ского самосознания рабочего класса. Пролетарское движение обособлялось от буржуазно демократического и становилось на путь самостоятельной борьбы. Первый в истории капи тализма мировой экономический кризис 1857—1858 гг. и последовавшие вслед за ним ста чечные бои показали со всей очевидностью непримиримость интересов пролетариата и бур жуазии. Убедившись на опыте революции 1848—1849 гг. в предательстве либеральной бур жуазии и в неспособности мелкой буржуазии к руководству революционным движением, пролетариат все более стремился высвободиться из-под влияния буржуазных партий.

ПРЕДИСЛОВИЕ VI О пробуждении политической активности английского рабочего класса свидетельствова ли массовые выступления, в частности митинги протеста против попыток господствующих классов Англии и Франции организовать интервенцию в защиту рабовладельцев в связи с Гражданской войной в США. Все более решительно включался в политическую борьбу французский пролетариат. Стремление передовой части немецких рабочих освободиться от влияния либеральной буржуазии нашло свое выражение в создании в 1863 г. Всеобщего гер манского рабочего союза. Систематические выступления основоположников марксизма на страницах прогрессивной печати по всем основным вопросам международной жизни, неуто мимая пропаганда революционного научного мировоззрения способствовали воспитанию пролетариата в духе понимания его классовых интересов и международной солидарности.

Рост и укрепление международных связей пролетариата привели в конечном счете к основа нию в 1864 г. Международного Товарищества Рабочих (I Интернационала).

В 1860—1864 гг. в центре внимания Маркса и- Энгельса находились вопросы националь но-освободительной борьбы и задачи рабочего и демократического движения. Этим темам посвящена значительная часть статей, вошедших в данный том. Центральное место в томе занимают статьи, посвященные Гражданской войне в США, явившейся своеобразной фор мой буржуазно-демократической революции. Тактика Маркса и Энгельса в этот период оп ределялась основными объективными задачами пролетариата в данной исторической обста новке — завершением буржуазно-демократических преобразований в ряде стран Европы и Америки, созданием условий для развития рабочего и демократического движения. Видя в последовательном осуществлении демократических преобразований необходимое условие для победы пролетарской революции, Маркс и Энгельс выступали за революционное объе динение Германии и Италии, за быстрейший переход к революционным методам ведения Гражданской войны в США, за всемерную поддержку национально-освободительного дви жения в Польше. Рассматривая бонапартизм во Франции и царизм в России как главные пре пятствия на пути национально-освободительной борьбы народов Европы, Маркс и Энгельс придавали особенно большое значение революционному движению в этих странах.

Новый подъем рабочего движения и назревание революционного кризиса во Франции, Германии и Италии выдвигали как насущную задачу создание самостоятельной организации про ПРЕДИСЛОВИЕ VII летариата. Маркс и Энгельс в этот период не только расширяют и укрепляют свои связи с революционерами многих стран, но и оказывают действенную практическую помощь анг лийскому, французскому и германскому рабочему движению. На страницах прогрессивной печати они ведут активную борьбу против угрозы интервенции в Соединенные Штаты, рас сматривая борьбу против рабства негров в Америке как кровное дело европейского и амери канского рабочего класса.

Стремясь усилить позиции пролетарских революционеров в предстоящих классовых боях, Маркс и Энгельс устанавливают более тесную связь с просветительными организациями не мецких рабочих в Лондоне, ведут неустанную пропаганду своих взглядов. Продолжая защи ту пролетарских революционеров от клеветнических нападок и террора со стороны господ ствующих классов, Маркс в 1861 г. организует в печати широкую кампанию за освобожде ние из тюрьмы выдающегося французского революционера Бланки. В 1863 г. Маркс и Эн гельс принимают ряд мер по оказанию практической помощи польскому восстанию и одно временно развертывают широкую кампанию протеста против поддержки, оказанной евро пейскими державами русскому царизму в подавлении восстания.

С особенно пристальным вниманием следили Маркс и Энгельс за развитием рабочего движения в Германии. Оппортунистической программе и тактике Лассаля, ориентировавше го рабочий класс на совместные действия с правительством Бисмарка и юнкерством против буржуазии, в расчете добиться кое-каких уступок, Маркс и Энгельс противопоставляли так тику революционной борьбы рабочего класса против феодальной реакции, критикуя одно временно половинчатую, трусливую политику немецкой буржуазии.

В связи с подготовкой пролетариата к новым классовым боям Маркс и Энгельс уделяли в эти годы большое внимание дальнейшей разработке теоретических основ пролетарской пар тии. После опубликования в 1859 г. своего труда «К критике политической экономии» Маркс продолжал работу над задуманным им большим экономическим произведением, в котором предполагал исследовать всю совокупность проблем капиталистического способа производ ства и вместе с тем подвергнуть обстоятельной критике буржуазную политическую эконо мию. В 1861 г. Маркс приступил к работе над обширной экономической рукописью, явив шейся одним из первоначальных вариантов его основного экономического труда — «Капи тала», первый том которого вышел в 1867 году.

ПРЕДИСЛОВИЕ VIII Энгельс на протяжении 1860—1864 гг. продолжал углубленную разработку военно теоретических вопросов, в частности, истории создания и развития различных видов оружия.

Занятия Энгельса военными науками имели первостепенное значение для определения клас совой природы и целей международных конфликтов и войн, для раскрытия закономерностей вооруженной борьбы.

В условиях оживления демократического движения начала 60-х годов особое значение приобрела революционно-публицистическая деятельность Маркса и Энгельса. Основопо ложники марксизма считали необходимым развернуть в этот период более широкую пропа ганду своих взглядов для оказания влияния на общественное мнение в интересах пролета риата, используя для борьбы против реакционных сил все формы общественного воздейст вия, в том числе и буржуазную печать. Наряду с продолжением сотрудничества в прогрес сивной американской газете «New-York Daily Tribune», Маркс в октябре 1861 г. начинает со трудничать в венской буржуазно-либеральной газете «Die Presse», которая являлась в то время одной из самых популярных газет, издававшихся на немецком языке. В эти же годы устанавливается сотрудничество Энгельса в английском журнале «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» и немецкой газете «Allgemeine Militar-Zeitung».

Значительную часть тома составляют публицистические статьи Маркса и Энгельса, по священные европейским проблемам. В них главное внимание уделяется задаче национально го объединения Германии и Италии, ликвидации остатков феодальных отношений в этих странах, превращения Италии в независимое государство. Борьба прогрессивных сил за вос соединение Германии и Италии наталкивалась на сопротивление сил реакции в Германии, особенно в Пруссии и Австрии, а также поддерживавших их правительств европейских дер жав, в первую очередь царской России, бонапартистской Франции и Англии, которые стре мились сохранить национальную раздробленность этих стран. Маркс и Энгельс в своих статьях отстаивали революционно-демократический путь решения этого вопроса, считая, что только общенародное движение способно парализовать усилия прусской и австрийской ре акции и династические происки монархических сил Пьемонта. Они указывали, что только полная ликвидация пережитков феодально-абсолютистского строя может создать благопри ятные условия для развития производительных сил Германии и Италии, а также для борьбы пролетариата за свое освобождение. «Для того, чтобы противостоять вторжениям извне, — писал Маркс, — ПРЕДИСЛОВИЕ IX или достигнуть единства и свободы в стране, она (Германия. — Ред.) должна очистить свой собственный дом от своих династических господ» (см. настоящий том, стр. 186).

В статье «Приготовления к войне в Пруссии» и других Маркс разоблачает прогнивший реакционный режим в Пруссии, ее антидемократический строй, засилье юнкерства и воен щины. Основоположники марксизма внимательно следили за признаками оживления поли тической жизни в Германии, за активизацией демократических сил. В начале 1860 г. в статье «Настроения в Берлине» Маркс отмечает значительное усиление революционных настрое ний в Пруссии. Продолжая в эти годы отстаивать революционный путь объединения Герма нии и выступая против прусско-юнкерских планов объединения Германии «сверху», Маркс и Энгельс подвергали резкой критике политическую программу прусских либералов, являв шихся сторонниками пути объединения Германии под главенством прусской монархии. Вы смеивая иллюзии прусских либералов относительно наступления «новой эры» в связи с ре гентством принца Вильгельма, Маркс показывает, что трусливая, предательская политика немецкой буржуазии, ее капитуляция перед юнкерством и монархической камарильей укре пляют позиции реакционных сил.

Одно из главных препятствий на пути объединения Германии Маркс видит в политике бонапартистской Франции. Он разоблачает демагогические приемы, к которым прибегала Вторая империя, обещая государствам Северной Германии содействовать объединению Гер мании вокруг Пруссии, чтобы добиться тем самым присоединения к Франции левого берега Рейна. Исходя из интересов пролетариата, Маркс и Энгельс выступали за войну Пруссии и других немецких государств против Франции, полагая, что эта война ускорила бы развитие революции в Германии и других странах.

В ряде статей, входящих в том, рассматривается процесс разложения Австрийской импе рии, раздираемой внутренними противоречиями, усиление национально-освободительной борьбы народов Австрийской империи, показана политика австрийского правительства, вы нужденного с целью укрепления Габсбургской монархии пойти на некоторые уступки вен герскому национальному движению.

Основоположники марксизма с большим вниманием следили за героической борьбой итальянского народа в 60-е годы против его внутренних и внешних врагов. Ряд статей тома посвящен национально-освободительному движению итальянского народа. Маркс и Энгельс выступали за революционное объединение ПРЕДИСЛОВИЕ X Италии. Такой путь они считали единственно правильным с точки зрения интересов проле тариата и всего итальянского народа, так как только таким образом можно было добиться создания подлинно независимой единой демократической Италии. С глубоким сочувствием вожди пролетариата следили за действиями национального героя Италии Гарибальди, вокруг которого сплотились все подлинно патриотические элементы страны. Они горячо радовались каждому успеху гарибальдийцев, героической борьбе которых посвящено несколько статей Энгельса («Гарибальди в Сицилии», «Гарибальди в Калабрии», «Продвижение Гарибальди»

и другие). Энгельс высоко оценивает революционную тактику Гарибальди, боевой дух, са моотверженность и бесстрашие гарибальдийцев, отстаивавших интересы итальянского наро да. Энгельс характеризует Гарибальди, как одаренного и смелого вождя, как подлинно на родного полководца.

Разоблачая происки внутренних и внешних врагов итальянской революции, Маркс в статьях «Интересные новости из Сицилии. — Ссора Гарибальди с Лафариной. — Письмо Гарибальди», «Положение дел в Пруссии. — Пруссия, Франция и Италия» клеймит антина родную политику Кавура, за спиной Гарибальди осуществлявшего сговор с Наполеоном III;

он показывает, что навязываемый Кавуром итальянскому народу путь объединения Италии под главенством Савойской династии ведет лишь к новому закабалению итальянского наро да и к подчинению Италии бонапартистской Франции.

Глубоко изучая внутреннее положение России, основоположники марксизма придавали огромное значение движению русского крестьянства за отмену крепостного права. Они рас сматривали это движение как великое событие, как мощный резерв европейской революции.

В своих статьях Маркс отмечает обострение классовых противоречий в дореформенной Рос сии. В статье «Россия использует Австрию. — Варшавский конгресс» он показывает пози цию различных классов русского общества в связи с предстоящей отменой крепостного пра ва в России, подчеркивая стремление царского правительства договориться с помещиками за счет угнетенного класса — крестьян.

Маркс и Энгельс основывали свой анализ международного положения на подлинно науч ном изучении экономической жизни европейских стран. Характеризуя экономическое поло жение Франции (в статьях «Положение во Франции», «Новый сардинский заем. — Пред стоящие французский и индийский займы», «Хлебные цены. — Европейские финансы и ПРЕДИСЛОВИЕ XI военные приготовления. — Восточный вопрос», «Напряженное состояние денежного рын ка», «Финансовое положение Франции» и других), Маркс вскрывает причины упадка фран цузского сельского хозяйства и промышленности в годы Второй империи, показывает, что бонапартистский режим, вопреки демагогическим обещаниям правительства Наполеона III об улучшении экономического положения страны, привел лишь к расстройству финансов и экономики страны.

Анализируя состояние промышленности Англии и положение английского рабочего клас са, Маркс раскрывает картину безжалостной капиталистической эксплуатации рабочих и их детей, рисует нечеловеческие условия труда («Состояние британской фабричной промыш ленности»). Он пишет о том, что в Англии — стране машин и пара — существуют отрасли промышленности, где полностью сохранился ручной труд. И прежде всего это те отрасли промышленности, которые производят предметы первой необходимости. Здесь, по словам Маркса, работают «посредством старозаветных, невероятно громоздких ремесленных прие мов» (см. настоящий том, стр. 573).

Уделяя большое внимание национально-освободительным движениям, Маркс и Энгельс пристально следили за борьбой польского народа. В разрешении польского вопроса револю ционным путем вожди пролетариата видели основную предпосылку для разгрома царизма, являвшегося в то время оплотом реакции в Европе, а также для объединения Германии де мократическим путем. Написанное Марксом в связи с польским восстанием 1863—1864 гг.

«Воззвание лондонского Просветительного общества немецких рабочих о Польше» раскры вало значение польского вопроса для судеб Германии. Долг германского рабочего класса, указывал Маркс, состоит в том, чтобы добиваться восстановления Польши.

На протяжении всей своей деятельности основоположники марксизма уделяли большое внимание экономическому развитию, социальной и политической борьбе в странах амери канского континента, прежде всего в Соединенных Штатах Америки. Большая группа статей данного тома посвящена такому важному событию в истории США, как Гражданская война 1861—1865 годов. Будучи современниками этой войны, Маркс и Энгельс в своих работах впервые дали глубокий научный анализ проблем, связанных с Гражданской войной в США, и раскрыли ее всемирно-историческое значение. Основная часть работ на эту тему была на писана Марксом и опубликована в газете «Die Presse» в 1861—1862 годах. В статьях ПРЕДИСЛОВИЕ XII «Американский вопрос в Англии», «Гражданская война в Северной Америке» и «Граждан ская война в Соединенных Штатах» Маркс на основе изучения американских источников и литературы всесторонне исследует причины возникновения гражданской войны, определяет характер и движущие силы развернувшейся борьбы. В этих работах нашли свое дальнейшее развитие и конкретизацию важнейшие положения исторического материализма. На большом конкретно-историческом материале Маркс показывает, что Гражданская война в США яви лась закономерным следствием длительной борьбы антагонистических сил промышленного Севера и рабовладельческого Юга;

эта борьба была, по словам Маркса, «движущей силой истории Соединенных Штатов в течение полувека» (см. настоящий том, стр. 316).

Маркс и Энгельс вскрыли подлинную причину войны между Севером и Югом, видя в ней борьбу двух социальных систем: утвердившейся в северных штатах капиталистической сис темы наемного труда и господствовавшей на юге страны системы рабства, являвшейся тор мозом для капиталистического развития страны в целом. Глубокий анализ общественно политических отношений в Соединенных Штатах на протяжении первой половины XIX века позволил Марксу раскрыть в своих статьях такое сложное социальное явление,как американ ское плантационное рабство, показать его тесную связь с мировым капиталистическим рын ком при сохранении докапиталистических форм и методов эксплуатации. Маркс показывает, что хотя финансовая буржуазия и часть промышленной буржуазии Севера, наживавшейся на торговле хлопком и другими продуктами рабского труда, были заинтересованы в сохранении рабовладения, дальнейшее сохранение рабства все больше делалось несовместимым с капи талистическим развитием северных штатов. Именно вопрос о рабстве, как неоднократно подчеркивал Маркс, составлял сущность Гражданской войны в США: «Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве. Не в том смысле, должны ли ра бы быть немедленно освобождены внутри существующих рабовладельческих штатов, а в том, должны ли 20 миллионов свободных жителей Севера и далее подчиняться олигархии 300 тысяч рабовладельцев;

должны ли огромные территории республики служить основой для создания свободных штатов или стать рассадниками рабства;

наконец, должна ли нацио нальная политика Союза сделать своим девизом вооруженное распространение рабства в Мексике, Центральной и Южной Америке» (см. настоящий том, стр. 347).

ПРЕДИСЛОВИЕ XIII Определяя отношение европейского и американского пролетариата к Гражданской войне в США, основоположники марксизма исходили из интересов революционного движения в Европе и Америке, из перспектив победы пролетарской революции. Маркс и Энгельс счита ли, что война против рабства негров в США положит начало эре подъема рабочего класса, подобно тому как американская война за независимость в конце XVIII века открыла эру подъема буржуазии. Революционная война в Америке могла бы, таким образом, способство вать подъему революционного движения в Европе и стать предвестником грядущей проле тарской революции.

В статьях Маркса и Энгельса по американскому вопросу получили дальнейшее развитие великие идеи интернационализма, составляющие один из важнейших идеологических прин ципов партии пролетариата. Борьбу против рабства негров Маркс и Энгельс рассматривали как кровное дело трудящихся классов. Они неоднократно подчеркивали, что существование рабства в южных штатах тормозит успешное развитие американского рабочего движения. До тех пор, указывали они, пока труд черных носит на себе позорное клеймо рабства, не может быть свободным и труд белых, так как противопоставление одной части трудящихся другой позволяет американской буржуазии парализовать всякое самостоятельное рабочее движение в Соединенных Штатах.

Основоположники марксизма отмечали далее, что сохранение рабства негров на юге страны служит основанием для усиления эксплуатации «свободных» рабочих Севера, а по беда рабовладельцев в войне и установление их господства над всем Союзом низвели бы весь рабочий класс до положения бесправных рабов. Характеризуя непримиримую враждеб ность рабовладельческой олигархии американскому рабочему движению, Маркс отмечал, что уже в этот период идеологи рабовладения «старались доказать не столько правомерность рабства негров, сколько то, что цвет кожи не имеет значения для существа дела и что трудя щиеся классы всюду созданы для рабства» (см. настоящий том, стр. 354).

С решением вопроса о рабстве основоположники марксизма тесно связывали вопрос о свободной колонизации земель на западе и юго-западе США. Революционно демократическое разрешение аграрного вопроса, как указывал Маркс, диктовалось не только требованиями дальнейшего капиталистического развития страны и интересами широчайших слоев фермерства, но и интересами американского рабочего движения.

ПРЕДИСЛОВИЕ XIV Основную задачу американского рабочего класса Маркс и Энгельс видели в сплочении всех прогрессивных сил, заинтересованных в полном уничтожении рабства. Своими выступ лениями на страницах «New-York Daily Tribune» и «Die Presse» вожди пролетариата стреми лись содействовать борьбе революционно-демократических сил Севера за наиболее полное и последовательное решение задач, поставленных войной.

Отмечая прогрессивный и революционный характер войны со стороны Севера, Маркс уже в первых своих работах о Гражданской войне в США указывал, что победить должна более передовая социальная система, а именно — северные штаты. Вместе с тем он беспощадно разоблачал трусливую политику североамериканской буржуазии, стоявшей во главе антира бовладельческой коалиции, но долгое время не решавшейся провозгласить отмену рабства. В статьях «Отстранение Фримонта», «К критике положения в Америке» и других Маркс резко критикует правительство Севера, которое опасалось придать войне характер последователь ной и действительно революционной борьбы против рабства. Характеризуя способ ведения войны Севером, Маркс в письме к Энгельсу 10 сентября 1862 г. писал, что этот способ таков, «какого и следовало ожидать от буржуазной республики, в которой так долго и суверенно царил обман». Вскрывая причины первоначальных военных неудач Севера, которые заклю чались в стремлении буржуазии вести войну на основе соглашения с рабовладельцами, Маркс указывал, что только революционные методы ведения войны могут обеспечить побе ду северных штатов.

Красной нитью через статьи Маркса и Энгельса проходит мысль о решающей роли народ ных масс в борьбе за уничтожение рабства. Этим определялось и то значение, которое про летарские революционеры придавали штатам Севера и Северо-Запада с их рабочим и фер мерским населением — наиболее решительными противниками рабства. Наступление неиз бежного перелома в ходе военных действий Маркс связывал с тем, что «Новая Англия и Се веро-Запад, давшие армии основные людские резервы, решили принудить правительство к революционному ведению войны и начертать на звездном флаге в качестве боевого лозунга слова: «Уничтожение рабства»» (см. настоящий том, стр. 542).

Огромное значение придавали основоположники марксизма борьбе порабощенных негри тянских масс, в которых они видели естественных союзников Севера в борьбе с рабовла дельцами-южанами. Еще в 1860 г. в письме к Энгельсу Маркс указывал, ПРЕДИСЛОВИЕ XV что американское движение рабов является одним из самых великих событий в мире. Маркс особенно резко критиковал американское правительство за то, что оно отказывалось предос тавить неграм право сражаться против рабовладельцев в армии Севера. «Один полк, состав ленный из негров», — писал Маркс в письме к Энгельсу 7 августа 1862 г., — «возымеет чу додейственное влияние на нервы южан». Более решительное ведение войны, подчеркивал Энгельс, заставило бы выступить и белых бедняков Юга — массу разоренных и обездолен ных тружеников, ненавидевших рабовладельческую олигархию, но находившихся в плену расовых предрассудков.

В ряде статей, относящихся к 1862 г., Маркс показывает процесс размежевания в правя щей республиканской партии под влиянием роста и сплочения сил, выступающих за немед ленное уничтожение рабства («Аболиционистские выступления в Америке», «Итоги выбо ров в северных штатах»). Впервые публикуемая в Сочинениях статья «Итоги выборов в се верных штатах» ярко характеризует изменения внутри республиканской партии, вынужден ной под давлением широких народных масс занять более решительную позицию в вопросе об освобождении рабов. На основе анализа результатов голосования по штатам Маркс пока зывает, что неудача республиканцев на выборах была вызвана прежде всего недовольством фермеров Северо-Запада прежними методами ведения войны. Подводя итоги первого этапа войны, Маркс писал: «Мы присутствовали пока лишь при первом акте гражданской войны — войны, которая велась по-конституционному. Второй акт — ведение войны по революционному — еще впереди» (см. настоящий том, стр. 542).

В статье «К событиям в Северной Америке», также впервые публикуемой в Сочинениях, Маркс горячо приветствовал прокламацию Линкольна об освобождении негров-рабов, при надлежавших плантаторам — участникам мятежа. Этот документ, «разорвавший старую американскую конституцию», ознаменовал переход к новому этапу войны — войны по революционному. В статье дается яркая характеристика Линкольна — человека, вышедшего из народа, плебея. Маркс подчеркивает отсутствие в его действиях всякой позы, фразерства и ложного пафоса. Наряду с этим Маркс отмечает буржуазную ограниченность некоторых линкольновских декретов, часто критикует Линкольна за колебания и нерешительность. Тем не менее Маркс высоко оценивал его деятельность, подчеркивая, что «в истории Соединен ных Штатов и в истории человечества Линкольн займет место рядом с Вашингтоном» (см.

настоящий том, стр. 570).

ПРЕДИСЛОВИЕ XVI В заключительных статьях о Гражданской войне в Америке — «Признаки истощения сил южной Конфедерации», «Английский нейтралитет. — К положению в южных штатах» — Маркс, исходя из глубокого анализа соотношения классовых сил и возможностей борющих ся сторон, показывает ограниченность материальных и людских ресурсов, рост центробеж ных сил в рабовладельческих штатах и неизбежность их поражения.

Придавая огромное значение победе Севера, Маркс в то же время подчеркивал умерен ность программы американской буржуазии, прямую заинтересованность торговой и финан совой буржуазии в сохранении пережитков рабовладения. Не случайно, писал Маркс в статье об итогах выборов в северных штатах, что именно город Нью-Йорк, являющийся «центром американского денежного рынка и местопребыванием держателей ипотек на плантации Юга», город, «до последнего времени активно участвовавший в работорговле», накануне и во время Гражданской войны в США был главной опорой демократической партии, стре мившейся к компромиссу с рабовладельцами (см. настоящий том, стр. 583). Это указание Маркса имеет важнейшее значение для понимания дальнейшего хода событий в Америке — сохранение расовой дискриминации, национального и социального гнета в США, несмотря на ликвидацию рабства негров и победу северных штатов.

Большое место в статьях основоположников марксизма о Гражданской войне в Америке занимает освещение хода военных действий. В написанных совместно Марксом и Энгельсом статьях «Гражданская война в Америке» и «Положение на американском театре войны», а также в других статьях раскрывается важное для военной науки положение о влиянии харак тера войны на методы ее ведения. Маркс и Энгельс резко критиковали военно стратегический план, выдвинутый главнокомандующим армии северян Мак-Клелланом (план «Анаконда»), как чуждый самому характеру революционной войны и порочный в во енном отношении. В противовес этому плану вожди пролетариата выдвигали свой стратеги ческий план, основанный на учете политических и социальных целей войны. Их план заклю чался в нанесении решающего удара сосредоточенными силами по жизненно важным цен трам противника и предусматривал в первую очередь занятие штата Джорджия, в результате чего территория Конфедерации оказалась бы разрезанной на две части (см. настоящий том, стр. 506—507). Первоочередной военной мерой Маркс и Энгельс считали также очищение армии Севера от реакционного офицерства, сочувствующего южанам. Дальнейший ход вой ны полностью подтвер ПРЕДИСЛОВИЕ XVII дил правильность предвидения основоположников марксизма. Осуществление на втором этапе гражданской войны революционных мер, на необходимость которых Маркс и Энгельс указывали на протяжении 1861 и 1862 годов, обеспечило перелом в ходе военных действий и окончательную победу Севера.

Значительную часть тома составляют статьи, посвященные вопросу о влиянии Граждан ской войны в США на международные отношения и внутреннее положение стран Европы и Америки. Разоблачение тайных происков буржуазной дипломатии, реакционных замыслов господствующих классов в отношении революционно-демократических и национально освободительных движений основоположники марксизма считали одной из важнейших за дач пролетарских революционеров. Когда в связи с задержанием американским военным ко раблем английского почтового парохода «Трент» нависла реальная угроза вооруженного конфликта между Англией и Соединенными Штатами, Маркс выступил с рядом статей, ра зоблачающих внешнюю политику английской правящей олигархии, которая, несмотря на объявленный Англией нейтралитет, тайно поддерживала мятежников-южан и готовила воо руженную интервенцию в пользу рабовладельцев. В статьях Маркса «Англо-американский конфликт», «Споры вокруг дела «Трента»», «Вашингтонский кабинет и западные державы»

и других неопровержимо доказывались лживость и лицемерие аргументации, выдвигаемой английскими правящими кругами и их подголосками на европейском континенте в целях развязывания позорной войны в защиту рабовладельцев. Статьи об англо-американском конфликте, имевшие огромное значение для воспитания рабочего класса в духе интернацио нализма, учили пролетариат умению вырабатывать и отстаивать в международных конфлик тах свою собственную революционную линию.

Рассматривая активное воздействие рабочего класса на внешнюю политику господствую щих классов как одну из важнейших задач революционного пролетариата, как часть общей борьбы за освобождение трудящихся масс, Маркс и Энгельс высоко оценивали антиинтер венционистские выступления английского рабочего класса. В статьях «Мнение газет и мне ние народа», «Рабочий митинг в Лондоне», «Антиинтервенционистские настроения» Маркс показывает, что рабочий класс Англии остался верным своему интернациональному долгу, несмотря на обстановку шовинистического угара, раздуваемого продажной пальмерстонов ской прессой. Стойкость английского рабочего класса, как подчеркивал Маркс, не могли сломить ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII и жесточайшие материальные лишения, вызванные прекращением подвоза хлопка в резуль тате блокады южных штатов. Характеризуя интернационалистскую позицию английских ра бочих, Маркс писал: «Английский рабочий класс снискал себе неувядаемую славу в истории, отразив посредством массовых, полных энтузиазма митингов неоднократные попытки гос подствующих классов организовать интервенцию в пользу американских рабовладельцев, и это несмотря на то, что продолжение Гражданской войны в Америке означает для миллиона английских рабочих самые тяжкие страдания и лишения» (см. настоящий том, стр. 597).

В статьях «Нужда рабочих в Англии», «Митинги гарибальдистов. — Нужда среди рабо чих хлопчатобумажной промышленности» Маркс нарисовал картины потрясающей нищеты безработных ланкаширских ткачей, оказавшихся на улице вследствие закрытия многих предприятий хлопчатобумажной промышленности. Отмечая, что «хлопковый голод» был на руку английским фабрикантам, так как он способствовал распродаже накопившихся вследст вие перепроизводства товаров, Маркс разоблачил лицемерные попытки господствующих классов объяснить бедственное положение английских трудящихся исключительно влияни ем Гражданской войны в США и заклеймил жалкую систему буржуазной благотворительно сти, обрекающей рабочих и их семьи на голодную смерть. Маркс с негодованием писал о «необычной распре» между земельной и фабричной аристократией по поводу того, «кто из них больше высосал соков из рабочего класса и кто из них меньше всего обязан помочь нуж дающимся рабочим» (см. настоящий том, стр. 563).

Маркс и Энгельс пристально следили за пробуждением политической активности англий ского рабочего класса, находившегося со времени упадка чартистского движения под силь ным влиянием тред-юнионизма. Наряду с выступлениями рабочего класса против вмеша тельства в Гражданскую войну в США на стороне рабовладельцев, Маркс придавал большое значение народным демонстрациям в Англии в защиту национально-объединительного дви жения в Италии, против внешнеполитических авантюр Наполеона III («Митинг в защиту Га рибальди» и др.).

Проблемам международных отношений и колониальной политики европейских держав посвящена также группа статей об англо-франко-испанской интервенции в Мексике (статьи «Интервенция в Мексике», «Парламентские дебаты по поводу ответного адреса» и др.). В них Маркс вскрывает истинные цели ПРЕДИСЛОВИЕ XIX участников так называемой «мексиканской экспедиции», которые прикрывались всякого ро да вымышленными фальшивыми предлогами, и разоблачает колониалистский характер этой экспедиции. Называя интервенцию в Мексике «одним из самых чудовищных предприятий, когда-либо занесенных в летописи международной истории» (см. настоящий том, стр. 375), Маркс подчеркивал, что действительной целью интервентов являлась помощь мексиканским реакционерам в борьбе против прогрессивного правительства Хуареса, уже признанного к тому времени всей страной. Маркс указывал, что непосредственным результатом мексикан ской экспедиции, предпринимаемой под предлогом борьбы с анархией, может быть и неиз бежно будет лишь ослабление конституционного правительства, укрепление при помощи французских и испанских штыков антинародной" партии клерикалов, воспламенение уже потухшей гражданской войны. В статьях, проникнутых чувством глубокой симпатии к мек сиканскому пароду и его освободительной борьбе, Маркс сурово клеймил действия интер вентов, вероломно начавших войну против миролюбивой страны. Статьи об интервенции в Мексике представляют яркое проявление непримиримой борьбы Маркса и Энгельса против колониализма и национального гнета, против эксплуатации и порабощения более развитыми в капиталистическом отношении европейскими странами экономически отсталых и зависи мых стран.

Маркс указывал международному пролетариату и на другую опасность, связанную с анг ло-франко-испанской интервенцией. Вмешательство «европейского вооруженного ареопага»

во внутренние дела американских государств Маркс рассматривал как «крайнее средство», к которому прибегли Пальмерстон и Бонапарт в своем стремлении спровоцировать вооружен ный конфликт с Соединенными Штатами. В статьях «Мексиканская неразбериха», «Рост симпатий в Англии» и других Маркс изобличает стремление английских правящих кругов использовать события в Мексике как предлог, а территорию Мексики как плацдарм для вмешательства Англии и Франции в Гражданскую войну в США на стороне южных рабо владельческих штатов.

Разоблачая авантюристские замыслы Наполеона III в связи с его участием в мексиканской экспедиции, Маркс подчеркивает, что для Луи Бонапарта внешние авантюры являлись сред ством сохранения реакционного бонапартистского режима Второй империи и способом до биться определенных территориальных уступок в Европе, в частности в Швейцарии. Наряду с этим Маркс отмечал прямую заинтересованность ПРЕДИСЛОВИЕ XX финансовых кругов Второй империи в развязывании мексиканской авантюры Наполеона III, целью которой было создание французской колониальной империи («Международная афера Миреса»).

Особо подчеркивая реакционную роль Англии — инициатора вооруженной интервенции в Мексике, — Маркс срывает маску с английской буржуазной дипломатии с ее ханжеским лицемерием, жестокостью по отношению к слабым, пресмыкательством перед сильными и полным неуважением к международному праву. Основоположники марксизма отмечали во внешней политике английских правящих кругов в данный период несомненное усиление той контрреволюционной роли, которую буржуазно-аристократическая Англия издавна играла в европейских делах. Превращение Англии к середине XIX века в «мастерскую мира» и стремление к сохранению своей промышленной и колониальной монополии неизбежно де лали господствующие классы Англии оплотом всех реакционных движений не только в Ев ропе, но и во всем мире.

Разоблачая агрессивную внешнюю политику европейских держав — Англии, России, Франции, — направленную на подавление национально-освободительных движений и пора бощение чужих народов, Маркс бичует колонизаторскую политику правительства Пальмер стона в Китае, Индии, Персии, Афганистане и в других странах. На основе цифр и фактов Маркс показывает, что захватническая война Англии и Франции в Китае в 1860 г., оккупация Францией Сирии в том же году, которые осуществлялись правителями этих стран за спиной своих народов, носили грабительский характер.

В томе публикуется ряд статей по военным вопросам. Значительная часть их посвящена обобщению опыта Гражданской войны в Америке. Развивая учение о войне, Энгельс пока зывает решающую роль народных масс, значение морального фактора в военных действиях.

Энгельс внимательно следил за развитием военной техники, считая, что Гражданская война в США создала в этом отношении целую эпоху. Он подчеркивал связь между военной техни кой и развитием тактики, зависимость развития вооружения от изменений в способе произ водства.

Ряд работ Энгельса по военным вопросам, публикуемых в томе, служит существенным дополнением к его статьям, написанным для «Новой американской энциклопедии» в 1857— 1860 гг. и опубликованным в 14 томе настоящего издания. В статьях «История винтовки», «О нарезной пушке», «Французская легкая пехота» и других Энгельс с позиций исторического материа ПРЕДИСЛОВИЕ XXI лизма рассматривает процесс совершенствования видов оружия и развития тактики в разных странах. Серия статей, опубликованных в английском журнале «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire», содержит глубокий анализ и критику организации и системы воен ной подготовки английских волонтерских частей. Вопросу о классовом составе волонтер ских войск посвящена напечатанная в «New-York Daily Tribune» статья Энгельса «Англий ские волонтерские войска». Незаконченная рукопись Энгельса «Кинглек о сражении на Аль ме» развенчивает созданную английской буржуазной историографией легенду о непобеди мости английских войск и об их мнимых подвигах во время Крымской войны. Работа Эн гельса, основанная на использовании ряда русских источников, воздает должное героиче скому сопротивлению русских войск во время Крымской войны.

Военно-исторические работы Энгельса, публикуемые в настоящем томе, являются важ ным источником для изучения марксистского учения о войне, армии и военном искусстве.

Эти работы представляют собой существенный вклад в развитие марксистской военной нау ки и подлинно научной истории военного искусства.

* * * В настоящий том включено 15 статей Маркса и Энгельса, не вошедших в первое издание Сочинений. Некоторые из них были опубликованы в русском переводе в различных совет ских изданиях. Статьи «Положение во Франции», «Настроения в Берлине», «Гарибальди в Сицилии. — Положение в Пруссии», «Британская торговля», «Маршал Бюжо о моральном факторе в бою», «Мосье Фульд», «Известия из Америки», «Статистические данные о желез ных дорогах», «Из Англии», «Броненосные и таранные суда и Гражданская война в Амери ке», «Протест Рассела против американской грубости. — Повышение цен на зерно. — К по ложению в Италии», а также вторая часть статьи Маркса «Приготовления к будущей войне Наполеона на Рейне» и документы, включенные в приложения, публикуются на русском языке впервые.

Большинство статей, помещенных в томе, было опубликовано без подписи. Однако автор ство подавляющего большинства из них подтверждается перепиской между Марксом и Эн гельсом, специальными пометками редакций некоторых газет, в которых публиковались их статьи, а также другими документами.

ПРЕДИСЛОВИЕ XXII Выявленные в тексте «New-York Daily Tribune», «Die Presse» и других газет явные опе чатки в именах собственных, географических названиях, цифровых данных, датах и т. д. ис правлены на основании проверки по источникам, которыми пользовались Маркс и Энгельс.

Заглавия статей и корреспонденций Маркса и Энгельса даны в соответствии с их публи кацией в газетах. В тех случаях, когда заглавие, отсутствующее в оригинале, дано Институ том марксизма-ленинизма, перед заглавием стоит звездочка.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС И Ф. ЭНГЕЛЬС ЯНВАРЬ 1860 —СЕНТЯБРЬ К. МАРКС ПОЛОЖЕНИЕ ВО ФРАНЦИИ Париж, 17 января 1860 г.

Луи-Наполеон обращен в фритредерскую веру и собирается возвестить о наступлении но вой эры мира. Едва ли он теперь упустит случай записаться в члены секты квакеров2, и год будет отмечен в анналах европейской истории, как первый год золотого века. Эти сенса ционные новости, обошедшие всю лондонскую печать, обязаны своим происхождением письму Луи-Наполеона, опубликованному в «Moniteur»3 от 15 января 1860 г. и адресованно му г-ну Фульду — государственному министру. Первым результатом опубликования этого письма было понижение курса государственных бумаг в Париже и повышение их курса в Лондоне.

Представляется прежде всего необходимым подробно исследовать corpus delicti*, то есть императорское письмо, которое должно послужить фундаментом для всего здания новой эры. Луи Бонапарт сообщает г-ну Фульду, что «настал момент, когда мы должны сосредото чить внимание на средствах дальнейшего развития различных отраслей национального бо гатства». Почти аналогичное заявление появилось в «Moniteur» в январе 1852 г., когда coup d'etat** открыл эру Credit Mobiller, Credit Foncier и прочих Credits ambulants4. Но это еще не все. Начиная с этой богатой событиями эпохи, каждый ежегодный финансовый отчет, изда ваемый под покровительством французского самодержца, всеми силами подчеркивает, под крепляя огромным количеством официальных цифр, тот факт, что Империя сдержала свои обещания и что при ее заботливом * — состав преступления. Ред.

** — государственный переворот. Ред.

К. МАРКС правлении все отрасли национального производства уже получили огромное развитие.

Таким образом, мы в затруднительном положении. Либо заявления, сделанные во время coup d'etat, были несвоевременными, а финансовые отчеты, выпущенные после coup d'etat, — фальшивыми, либо нынешнее заявление является простым обманом.

Во всяком случае, по собственному признанию нового императорского манифеста, бес спорно, что экономические выгоды, которые должно было получить французское общество от воскрешения бонапартизма, относятся не к прошедшему, а к будущему времени. Посмот рим же, с помощью каких новых изобретений должны быть осуществлены эти благословен ные экономические преобразования.

Прежде всего, Луи Бонапарт сообщает г-ну Фульду, который, вероятно, был несколько удивлен глубоким открытием своего господина, что «наша внешняя торговля должна разви ваться путем обмена продуктов» — поистине изумительный трюизм. Поскольку внешняя торговля состоит в обмене национальных продуктов на иностранные продукты, нельзя отри цать, что для развития французской внешней торговли необходимо расширять обмен фран цузских продуктов. Основной результат, ожидаемый Луи-Наполеоном от задуманного им нового развития французской внешней торговли, — это «распространение благосостояния среди рабочего класса», положение которого, как молчаливо признает герой coup d'etat и как показывают современные французские писатели (смотри, например, произведения покойно го г-на Колена5), заметно ухудшилось за последние десять лет. К сожалению, самого поверх ностного наблюдателя поражает один немаловажный факт. С 1848 по 1860 г. французская внешняя торговля уже сделала огромный шаг вперед. Если в 1848 г. она достигала 875 млн.

франков, то в 1859 г. она увеличилась более чем вдвое. Рост торговли более чем на 100% за короткий промежуток времени в десять лет — явление почти беспримерное. Причины, вы звавшие такой рост, могут быть обнаружены в Калифорнии, Австралии, Соединенных Шта тах и в других странах, но уж, конечно, не в архивах Тюильри6. При этом оказывается, что, несмотря на колоссальный рост французской внешней торговли за последние десять лет — рост, причины которого следует видеть в коренных изменениях на рынках всего мира, дале ко за пределами мелочного контроля французской полиции, — положение народных масс Франции не улучшилось. Следовательно, должны были действовать какие-то силы, доста точно мощные для того, чтобы ликвидиро ПОЛОЖЕНИЕ ВО ФРАНЦИИ вать естественные результаты развития торговли. Если развитие французской внешней тор говли может служить объяснением кажущейся легкости, с какой Второй империи позволя лись ее дорогостоящие выходки, то изнеможение нации, несмотря на ее удвоенный экспорт, выдает секрет той цены, какой куплена эта легкость. Если Империя не смогла бы просущест вовать без такого развития французской внешней торговли, то, в свою очередь, это развитие торговли не смогло при наличии Империи принести ожидаемых плодов.

Если австрийский император путем указа уничтожил дефицит в своем государстве, то по чему бы Луи-Наполеону не осуществить посредством другого указа увеличение французской внешней торговли? Однако он предчувствует препятствия на своем пути.

«Мы должны прежде всего», — говорит он, — «улучшить наше сельское хозяйство и освободить нашу про мышленность от всех внутренних помех, которые низводят ее на более низкую ступень».

О том, что крайне необходимо улучшить положение французского сельского хозяйства, постоянно твердят французские экономисты. Но как Луи-Наполеон намеревается это сде лать? Прежде всего он обеспечит сельскому хозяйству ссуды под небольшой «процент». Во французском сельском хозяйстве занято, как известно, более двух третей французской на ции. Введет ли Луи-Наполеон налоги для остающейся трети населения, чтобы предоставить большинству нации ссуды «под небольшой процент»? Эта мысль, действительно, слишком нелепа, чтобы на ней настаивать. С другой стороны, признанной целью его Credits Fonciers является направлять ссудный капитал в деревню. Единственным результатом, которого они сумели достигнуть, явилось не улучшение сельского хозяйства, а разорение мелких земле владельцев и ускорение концентрации земельных владений. В конце концов, мы снова имеем здесь дело со старой истасканной панацеей — с кредитными учреждениями. Никто не станет отрицать не только то, что Вторая империя знаменует собой эпоху в развитии французского кредита, но также то, что в этом отношении она зашла слишком далеко и вместе со своим собственным кредитом утратила способность поощрять кредит. Единственным новшеством здесь, по-видимому, является то, что полуофициальный кредитный аппарат разбух и изно сился до предела, и теперь Луи Бонапарт мечтает превратить само правительство непосред ственно в ссудную контору. Так как каждая такая попытка непременно сопряжена с огром ными опасностями, она так же неизбежно потерпит провал, как провалилась его затея К. МАРКС с зернохранилищами, предназначенная поднять цены на хлеб. Осушение, ирригация и расчи стка почвы — все это очень хорошие мероприятия, каждое в своем духе, но единственно возможным результатом их является увеличение количества сельскохозяйственных продук тов. Они не могут поднять цены на эти продукты, да и не ставят перед собой такой цели. Но, если даже Луи Бонапарт каким-нибудь чудодейственным образом нашел бы средства, тре буемые для такого улучшения сельского хозяйства в национальном масштабе, то как эти ме ры смогут устранить обесценение сельскохозяйственных продуктов, под гнетом которого французский крестьянин находится в течение последних пяти лет? Тогда Луи-Наполеон при ступит к последовательному улучшению средств сообщения. Хладнокровие, с каким сделано это предложение, превосходит даже бонапартовскую наглость. Достаточно обратить внима ние на развитие железных дорог во Франции с 1850 года. Годовой расход на эти «средства сообщения» составлял с 1845 по 1847 г. около 175 млн. фр., а с 1848 по 1851 г. около млн. франков;

с 1852 по 1854 г. — почти 250 млн. фр. (вдвое больше, чем расходы за 1848— 1851 гг.);

с 1854 по 1856 г. — почти 550 млн. фр., с 1857 по 1859 г. — около 500 млн. фран ков. В 1857 г., когда разразился всеобщий торговый кризис, французское правительство бы ло потрясено колоссальностью сумм, все еще необходимых для строящихся железных дорог, а также сумм, которые уже было разрешено затратить. Оно запретило железнодорожным компаниям привлекать новый капитал путем выпуска акций, облигаций и т. п. на сумму бо лее 212500000 фр. в год, запретило образование новых компаний и установило определенные ограничения ежегодных работ. И после всего этого Луи Бонапарт рассуждает так, как если бы железные дороги, каналы и пр. только теперь должны были быть изобретены! Принуди тельное снижение сборов за проезд по каналам, на что он намекает, является операцией, ко торая, бесспорно, повлечет за собой нарушение государственных контрактов, отпугнув капи талы, вложенные в эти предприятия, причем эта мера отнюдь не направлена на привлечение новых капиталов в те же отрасли. Наконец, для того чтобы найти рынок для сельскохозяйст венной продукции, предполагается стимулировать фабричную промышленность. Но, как мы уже установили, фабричная промышленность сделала колоссальные успехи при Второй им перии, и при всем этом, несмотря на беспрецедентный рост экспорта, громадное развитие железных дорог и других средств сообщения и чрезмерное расширение кредитной системы, небывалое ранее во Франции, французское сельское хозяйство находится в состоя ПОЛОЖЕНИЕ ВО ФРАНЦИИ нии упадка и французское крестьянство разоряется. Как же объяснить это странное явление?


Тот факт, что долгосрочные государственные займы ежегодно увеличиваются на 255 млн.

фр., не говоря о налоге кровью для армии и флота, дает исчерпывающий ответ на этот во прос. Сама Империя является огромным вампиром, бременем, которое растет быстрее, чем производительные силы французской нации.

Предписания Луи Бонапарта, относящиеся к французской промышленности, если отбро сить все то, что является пустой болтовней или прожектерством, сводятся к отмене пошлин на шерсть и хлопок и последовательному сокращению пошлин на сахар и кофе. Все это очень хорошо, но требуется все легковерие английских фритредеров, чтобы назвать подоб ные меры свободой торговли. Каждый, кто знаком с политической экономией, очень хорошо знает, что отмена пошлин на сельскохозяйственное сырье составляет главный пункт доктри ны меркантилистов XVIII века. Эти «внутренние помехи», которые тяготеют над француз ским производством, — ничто по сравнению с octrois*, которые дробят Францию на столько независимых областей, сколько имеется в ней городов, парализуют внутренний обмен и пре пятствуют созданию благосостояния, так как нарушают потребление страны. Однако эти oc trois возросли при режиме Империи и в дальнейшем будут возрастать. Снижение пошлин на шерсть и хлопок предполагается компенсировать упразднением амортизационного фонда, и таким образом будет уничтожено последнее, хотя и чисто номинальное, препятствие росту государственного долга.

С другой стороны, леса должны быть вырублены, холмы срыты и болота осушены путем ассигнования на эти цели 160 млн. фр. (чему, как говорят, равен неизрасходованный остаток от последних военных займов) тремя годовыми взносами, что составит в среднем менее млн. фр. в год. Но ведь строительство одной только набережной на Луаре, о котором так торжественно возвестил лет пять тому назад императорский Калиостро и о котором с тех пор уже больше не вспоминали, поглотило бы всю эту сумму менее чем в три месяца. Что же в таком случае остается от манифеста? «Наступление эры мира», как будто она не была давно провозглашена в Бордо. «L'Empire c'est la paix»7.

Написано К. Марксом 17 января 1860 г. Печатается по тексту газеты Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» Перевод с английского № 5862, 7 февраля 1860 г.

На русском языке публикуется впервые * — пошлинами на ввозимые в город предметы широкого потребления. Ред.

К. МАРКС АНГЛИЙСКАЯ ПОЛИТИКА Лондон, 27 января 1860 г.

Среди тем, затронутых в дебатах по поводу парламентского адреса, самыми интересными были третья война с Китаем, торговый договор с Францией и осложнения в Италии8. Надо иметь в виду, что китайский вопрос является не только вопросом международным, но и кон ституционным вопросом весьма серьезного значения. Вторая война с Китаем9, предпринятая по самовольному приказу лорда Пальмерстона, прежде всего повлекла за собой вотум недо верия его кабинету, а затем и связанный с этим роспуск палаты общин;

новой палате, не смотря на то, что она была избрана в составе, благоприятном для Пальмерстона, ни разу не было предложено отменить постановление ее предшественницы. До сего времени вторая ки тайская война лорда Пальмерстона остается осужденной парламентским приговором. По это еще не все.

16 сентября 1859 г. в Англии было получено сообщение о поражении на Байхэ. Вместо то го чтобы созвать парламент, лорд Пальмерстон обратился к Луи Бонапарту и вступил с этим самодержцем в переговоры о новой англо-французской экспедиции против Китая. По словам лорда Грея, «британские порты и арсеналы в течение трех месяцев оглашались шумом приготовлений;

принимались ме ры к отправке в Китай артиллерии, боевых припасов и канонерских лодок, а также, в добавление к морским силам, и сухопутных войск численностью не менее 10000 человек».

Когда, таким образом, страна уже совсем оказалась втянутой в новую войну, с одной сто роны, в результате договора с Францией, с другой — благодаря значительным издержкам, сделан АНГЛИЙСКАЯ ПОЛИТИКА ным без всякого предварительного извещения парламента, последнему, по возобновлении его сессии, спокойно предлагают «поблагодарить ее величество за уведомление парламента обо всем случившемся и о происходивших приготовлениях к китайской экспедиции». Мог ли бы сам Луи-Наполеон разговаривать иным языком со своим собственным Corps Legislatif* или император Александр со своим сенатом?

При обсуждении адреса в палате общин в 1857 г. нынешний канцлер казначейства г-н Гладстон, говоря о войне с Персией, негодующе воскликнул:

«Не опасаясь возражений, я скажу, что практика начинать войны без предварительного обращения к парла менту находится в полном противоречии с установившимся обычаем нашей страны;

она представляет опас ность для конституции и категорически требует вмешательства палаты общин, чтобы сделать совершенно невозможным повторение столь опасного прецедента».

Лорд Пальмерстон не ограничился повторением «столь опасного для конституции» пре цедента;

он не только повторил его на этот раз при содействии ханжи г-на Гладстона, но, как бы желая познать меру безответственности правительства, он, используя права парламента против короны, прерогативы короны против парламента и привилегии обоих против народа, имел дерзость повторить этот опасный прецедент в той же самой сфере деятельности. После того как одна его китайская война была осуждена парламентом, он предпринимает новую китайскую войну вопреки парламенту. И тем не менее в обеих палатах лишь один человек нашел в себе достаточно мужества, чтобы восстать против этой правительственной узурпа ции;

и, что любопытно отметить, этот единственный человек принадлежит не к демократи ческой, а к аристократической части законодательного собрания. Человек этот — лорд Грей.

Он внес поправку к ответному адресу на тронную речь королевы в том смысле, что не следо вало начинать экспедицию, прежде чем было запрошено мнение обеих палат парламента.

Прием, который встретила поправка лорда Грея как со стороны представителя правящей партии, так и со стороны лидера оппозиции ее величества, является весьма характерным симптомом быстро приближающегося политического кризиса представительных учрежде ний Англии. Лорд Грей признал, что формально корона обладает прерогативой начинать войны, но, поскольку министрам запрещено расходовать хотя бы один фартинг на какое либо предприятие без предварительной санкции * — Законодательным корпусом. Ред.

К. МАРКС парламента, закон и практика конституции требуют, чтобы ответственные представители ко роны не предпринимали экспедиции военного характера, не уведомив предварительно пар ламент и не предложив последнему принять меры для покрытия расходов, которые могли быть таким образом вызваны. Следовательно, если бы этот совет нации признал нужным, он мог бы в самом начале помешать всякой несправедливой или неразумной с политической точки зрения войне, задуманной министрами. Его светлость привел затем несколько приме ров с целью показать, как строго соблюдались эти правила в прежнее время. Когда в 1790 г.

несколько британских судов были захвачены испанцами на северо-западном побережье Америки, Питт представил обеим палатам королевское послание, призывающее их вотиро вать кредиты для покрытия возможных расходов. В другой раз, в декабре 1826 г., когда дочь дон Педру* обратилась к Англии с просьбой о помощи против Фердинанда VII Испанского, который собирался вторгнуться в Португалию для поддержки дон Мигела, Каннннг предста вил подобное послание, уведомлявшее парламент о существе дела и о величине вероятных расходов. В заключение лорд Грей открыто указал, что правительство осмелилось обложить страну налогами без согласия парламента на том основании, что понесенные уже крупные расходы необходимо было покрывать тем или иным путем;

однако их нельзя было покрыть, не затрагивая денежных ассигнований, предназначенных на совершенно иные нужды.

Какого же рода ответа добился лорд Грей от кабинета? Герцог Ньюкасл, в свое время од ним из первых оспаривавший законность второй китайской войны Пальмерстона, ответил, во-первых, что «в последние годы создалась весьма полезная практика вовсе воздерживаться от каких-либо поправок к адресу, кроме тех случаев, когда дело шло о достижении каких либо важных партийных целей». Следовательно, поскольку лорд Грей не руководствуется какими-либо фракционными мотивами и не претендует на то, чтобы прогнать министров и самому занять их место, чего же — никак не может понять герцог Ньюкасл — хочет он до биться, нарушая эту «весьма полезную практику последних лет»? Не чудачество ли с его стороны воображать, что палата станет ломать копья во имя чего-либо иного, кроме важных партийных целей? Во-вторых, разве не известно, что конституционная практика, столь тща тельно соблюдавшаяся Питтом и Каннингом, многократно нарушалась лордом Пальмерсто ном? Разве этот благородный виконт не вел по своему * — Мария II да Глориа. Ред.

АНГЛИЙСКАЯ ПОЛИТИКА произволу войну в Португалии в 1831 г., в Греции — в 1850 г. и — мог бы еще прибавить герцог Ньюкасл — войны в Персии, Афганистане10 и многих других странах? Почему же, если парламент позволял лорду Пальмерстону в течение 30 лет узурпировать право объявле ния войны, заключения мира и введения налогов, почему, в таком случае, он должен вдруг порвать со своей давнишней раболепной традицией? Конституционный закон, быть может, и на стороне лорда Грея, зато право давности несомненно на стороне лорда Пальмерстона. По чему именно теперь надо призывать благородного виконта к ответу, если раньше его никогда не карали за подобные «полезные» новшества? Действительно, герцог Ньюкасл проявил, пожалуй, даже мягкость, воздержавшись от обвинения лорда Грея в мятеже sa его попытку уничтожить освященную давностью привилегию лорда Пальмерстона распоряжаться по сво ему усмотрению, как своей собственностью, военными силами и финансами Англии.


Столь же оригинален был способ, каким герцог Ньюкасл пытался обосновать законность экспедиции на Байхэ. Существует англо-китайский договор 1843 г., в силу которого Англия пользуется всеми правами, предоставленными Небесной империей наиболее благоприятст вуемым нациям11. В свою очередь, Россия в недавнем договоре с Китаем выговорила себе право плавания вверх по Байхэ12. Следовательно, в силу договора 1843 г. Англия тоже имела право входа в эту реку. На этом, сказал герцог, он может настаивать, «не прибегая к какой либо подробной специальной аргументации». Но в самом деле, мог ли бы он это сделать! С одной стороны, тут есть некое досадное обстоятельство: русский договор был лишь ратифи цирован и, следовательно, вступил в силу лишь после катастрофы на Байхэ. Но это только небольшая hysteron proteron*. C другой стороны, общеизвестно, что в условиях войны пре кращается действие всех существующих договоров. Если в момент экспедиции на Байхэ анг личане находились в состоянии войны с китайцами, то они, разумеется, не могли апеллиро вать ни к договору 1843 г., ни вообще к какому-либо другому договору. Если они не находи лись в состоянии войны, то, значит, кабинет Пальмерстона взял на себя инициативу начать новую войну без санкции парламента? Чтобы избежать второй части дилеммы, бедняга Ньюкасл утверждает, что со времени бомбардировки Кантона13 в течение последних двух лет «Англия никогда не была в мире с Китаем». Следовательно, правительство лишь * — ошибка, состоящая в принятии последующего и позднейшего (hysteron) за первичное и предшествую щее (proteron);

извращение действительной последовательности. Ред.

К. МАРКС продолжало военные действия, но не возобновляло их, и таким образом Ньюкасл, не прибе гая к специальной аргументации, мог апеллировать к договорам, имеющим силу только в мирное время. А чтобы еще больше усилить эффект этой странной диалектики, лорд Паль мерстон, глава кабинета, одновременно утверждает в палате общин, что Англия в течение всех этих лет «никогда не вела войны с Китаем». Она не ведет ее и теперь. Правда, была бомбардировка Кантона, была катастрофа на Байхэ и англо-французская экспедиция, но вой ны не было, поскольку она не была объявлена и поскольку до сих пор китайский император* разрешал продолжать переговоры в Шанхае в их обычном порядке. Именно тот факт, что в отношении китайцев Пальмерстон нарушил все узаконенные международные нормы ведения войны, он приводит для оправдания аналогичного несоблюдения им конституционных норм в отношении английского парламента, в то время как его представитель в палате лордов граф Гранвилл, «касаясь вопроса о Китае», пренебрежительно заявляет, что «обращение прави тельства к мнению парламента» есть «вопрос чисто формальный». Итак, обращение прави тельства к мнению парламента есть вопрос чисто формальный! В таком случае, чем же еще отличается английский парламент от французского Corps Legislatif? Во Франции, по крайней мере, на место нации осмеливается поставить себя человек, слывущий наследником нацио нального героя, человек, который, к тому же, открыто берет на себя весь риск подобной узурпации. В Англии же какой-то второразрядный деятель, какой-то одряхлевший карье рист, какое-то безликое ничтожество из состава так называемого кабинета, полагаясь на сла бость парламентской мысли и на сбивающую с толку болтовню анонимной прессы, не делая шума, без всякого риска для себя, спокойно пробирается к неограниченной власти. Сравните, с одной стороны, движение, поднятое каким-нибудь Суллой14, и, с другой стороны, мошен нические «деловые» маневры какого-нибудь управляющего акционерным банком, секретаря благотворительного общества или приходского клерка, и вы поймете разницу между импе раторской узурпацией во Франции и правительственной узурпацией в Англии! Лорд Дерби, вполне понимая, что обе фракции в равной степени заинтересованы в сохранении бессильно го и безответственного правительства, разумеется, не может «согласиться с благородным графом (Греем) в его суровой характеристике промахов правительства». Он мог бы частично согласиться с жалобой лорда * — Сянь-фын. Ред.

АНГЛИЙСКАЯ ПОЛИТИКА Грея, что «правительство должно было созвать парламент, чтобы выяснить его мнение по китайскому вопросу», но он, «конечно, не поддержал бы Грея, если бы последний потребо вал, чтобы его поправка была поставлена на голосование».

В итоге поправка не была поставлена на голосование, и все прения о китайской войне в обеих палатах вылились в поток забавных поздравлений обеих фракций в адрес адмирала Хоупа по случаю того, что тот так блестяще похоронил в иле английских солдат.

Написано К. Марксом 27 января 1860 г. Печатается по тексту газеты Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» Перевод с английского № 5868, 14 февраля 1860 г.

К. МАРКС НОВЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ ФРАНЦИЕЙ И АНГЛИЕЙ Лондон, 28 января 1860 г.

Торговый договор с Францией будет передан на рассмотрение палаты общин не ранее февраля. Однако зная то, что выяснилось во время дебатов по поводу адреса, на что намека ют французские газеты и о чем распространяются слухи в Лондоне и Париже, можно уже теперь, несмотря на торжественные предостережения г-на Гладстона, отважиться дать неко торую общую оценку этого «милого приемыша»15. В понедельник, 23 января, договор был надлежащим образом подписан в Париже;

французскими крестными отцами его были ми нистр торговли Руэ и Барош, ad interim* министра иностранных дел, а со стороны Англии эти функции исполняли лорд Каули и г-н Кобден. То, что г-н Мишель Шевалье, бывший сен симонист, приложил руку к этому делу и что вся Франция выражает сожаление по поводу того, что Луи-Наполеон не обнаружил достаточного такта и не дал возможности этой вы дающейся личности (т. е. г-ну Шевалье) поставить свою подпись под договором рядом с подписью его «английского confrere**»,— это является новостью, которую сама же «выдаю щаяся личность» соблаговолила сообщить в Лондон и опубликовать в различных фритредер ских органах. Но газеты не знают того, что главным действующим лицом со стороны фран цузов был pere*** Анфантен, бывший первосвященник сен-симонизма. Не удивительно ли, в самом деле, что все эти сен-симонисты, начиная * — временно исполняющий обязанности. Ред.

** — собрата. Ред.

*** — отец. Ред.

НОВЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ ФРАНЦИЕЙ И АНГЛИЕЙ от pere Анфантена и кончая Исааком Перейрой и Мишелем Шевалье, были превращены в главные экономические столпы Второй империи? Но вернемся к «английскому confrere»

г-на Шевалье, бывшему ланкаширскому фабриканту, который, конечно, был немало поль щен тем, что ему оказали такую честь и позволили поставить собственноручную подпись под международным договором. Если принять во внимание то обстоятельство, что договоры, основанные на принципе взаимности, и торговые договоры вообще, за исключением догово ров с варварами, всегда громко порицались английскими фритредерами во главе с г-ном Кобденом, как наихудшая и наиболее вероломная форма протекционизма, если далее принять во внимание, что настоящий договор, даже с точки зрения взаимности, кажется до вольно нелепым соглашением, если мы, наконец, надлежащим образом взвесим те политиче ские цели и задачи, которые этот договор предназначен прикрывать, — то публика будет, пожалуй, склонна пожалеть г-на Ричарда Кобдена как невинную жертву одной из пальмер стоновских махинаций. Но имеется и другая сторона медали. Как всем известно, г-н Кобден в вознаграждение за его удачную кампанию против хлебных законов16 получил некогда от благодарных фабрикантов около 60000 фунтов стерлингов. Капитал этот г-н Кобден помес тил в американские акции и в результате кризиса 1857 г. потерял почти все. Надежды, кото рые он еще питал, отправляясь в свое путешествие в Соединенные Штаты, оказались обман чивыми. Г-н Кобден вернулся в Англию разорившимся человеком. Для устройства нацио нальной подписки необходим был какой-то национальный предлог, какое-то дело, которое можно было раздуть, дабы еще раз изобразить г-на Кобдена ангелом-хранителем Соединен ного королевства, «обеспечивающим изобилие и покой миллионам скромных семейств».

Этой-то цели и послужил англо-французский договор, и, как вы узнаете из провинциальных газет, новая подписка на сумму в 40000 ф. ст., которая должна компенсировать великого апостола свободной торговли за его убытки в Америке, уже проходит, встречая большое «сочувствие». Нет никакого сомнения в том, что если бы, например, Дизраэли внес в палату общин такой договор, то г-н Кобден во главе фритредеров предложил бы выразить недове рие кабинету, пытающемуся вернуть законодательство к самым темным заблуждениям не просвещенного прошлого.

Из прилагаемой таблицы можно составить себе представление о количестве покровитель ственных пошлин, взимавшихся в 1858 г. Англией с французских товаров:

К. МАРКС Товары Пошлины ф. ст.

Корзины................................................................ 2 Масло.................................................................... 7 Фарфор и фарфоровые изделия.......................... 1 Часы стенные....................................................... 3 Кофе...................................................................... 4 Яйца................................................................

.... 19 Вышивки............................................................... 5 Искусственные цветы........................................ 20 Фрукты.................................................................. 7 Кружева................................................................ 1 Сапоги, башмаки и другие изделия из кожи.................................................................. 8 Перчатки............................................................. 48 Музыкальные инструменты................................ 4 Масла технические.............................................. 2 Бумажные обои.................................................... 6 Плетеная солома для шляп и пр....................... 11 Шелковые ткани.............................................. 215 Коньяк и другие спиртные напитки............... 824 Сахар................................................................. 275 Чай....................................................................... 14 Табак................................................................... 52 Часы ручные....................................................... 14 Вино.................................................................. 164 Большинство взимаемых таким образом пошлин представляло собой покровительствен ные пошлины, как, например, пошлины на корзины, стенные часы, кружева, обувь, перчатки, шелковые ткани и т. д. Другие пошлины, как, например, пошлины на водку и т. д., были вы ше, чем английские акцизные сборы с британских спиртных напитков, и постольку также носили покровительственный характер. Даже обычные фискальные пошлины, как, например, пошлину на вино, последовательный фритредер мог бы считать покровительственными по шлинами, так как почти невозможно взимать налоги с иностранного товара, не оказывая в то же время покровительства подобному, если не тождественному, товару внутреннего рынка.

Так, например, фискальная пошлина на иностранное вино может рассматриваться как покро вительственная пошлина в отношении местного пива и т. д. В силу только что заключенного договора все английские пошлины на французские изделия будут немедленно отменены, а пошлины на водку, вино и другие НОВЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ ФРАНЦИЕЙ И АНГЛИЕЙ товары будут уравнены с английскими акцизными сборами или с теми таможенными по шлинами, которые ныне взимаются с подобных же продуктов (например, с вин), ввозимых из британских колоний. С другой стороны, французские изменения тарифа будут оконча тельно проведены не раньше октября 1861 г., как видно из следующего сообщения, взятого из французской правительственной газеты:

1 июля 1860 г. — отменяются импортные пошлины на хло пок и шерсть.

1 июля 1860 г. — к английскому углю и коксу применяется бельгийский тариф.

1 октября 1860 г. — вместо существующих пошлин на железо вводится пошлина в 7 франков со 100 ки лограмм.

31 декабря 1860 г. — понижаются пошлины на ввозимые ма шины.

1 июня 1861 г. — отменяется запрет на ввоз пеньковых ниток и ткани из пеньки, устанавливаются пошлины, не превышающие 30%.

1 октября 1861 г. — отменяются все остальные запреты на ввоз, вводятся покровительственные по шлины ad valorem* на пятилетний срок и не превышающие 25% после этого срока.

Если не считать снижения пошлины на английский уголь до тех размеров, в каких она ныне взимается с бельгийского угля, то все сделанные Францией кажущиеся уступки носят, по-видимому, весьма двусмысленный характер. Так, например, цена тонны чугуна № (уэльского) составляет в настоящее время 3 ф. 10 шилл., французская же пошлина на него составит приблизительно еще 3 фунта. Лондонский «Economist»17 признает, что 30 процентная пошлина ad valorem на предметы, ввоз которых был до сих пор запрещен, будет носить в сущности покровительственный характер. Поскольку снижение пошлин на англий ские товары — действительное или кажущееся — откладывается на будущее, постольку анг лийское правительство играет в сущности роль страхового общества, гарантирующего со хранение власти за Луи-Наполеонон в течение данного срока.

* — в соответствии с ценой. Ред.

К. МАРКС Настоящая же тайна этого торгового договора заключается именно в том, что «это вовсе не торговый договор», а просто обман, который должен сбить с толку коммерческий ум Джона Буля и прикрыть секретный политический план;

тайна эта была мастерски разоблачена г-ном Дизраэли во время дебатов по поводу адреса. Сущность его разоблачения сводилась к следующему:

«Несколько лет тому назад французский император сделал заявление, похожее на то письмо, которое недав но было им послано государственному министру;

в этом заявлении он предложил полностью упразднить запре тительную систему и принять меры, вроде тех, какие упоминаются в его недавнем манифесте. В 1856 г. законо проект в этом духе и был внесен в Corps Legislatif*, однако до того, как он был принят, он был предложен на рассмотрение 86 провинциальных советов Франции, которые, за исключением 6, все высказались за предло женный законопроект, с той оговоркой, что до введения в действие новой системы должно пройти некоторое время. В результате император согласился с этим предложением, и его решение об осуществлении этой систе мы было изложено в нескольких публичных документах. Датой вступления в силу этого закона был назначен июль 1861 года. Поэтому все то, что Франция обязуется ввести в действие в июле 1861 г. на основании заклю ченного договора, было уже предусмотрено во Франции законодательным путем».

Написано К. Марксом 28 января 1860 г. Печатается по тексту газеты Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» Перевод с английского № 5868, 14 февраля 1860 г.

* — Законодательный корпус. Ред.

Ф. ЭНГЕЛЬС ВОЕННАЯ РЕФОРМА В ГЕРМАНИИ Итальянская война 1859 г., еще в большей степени, чем Крымская война18, установила тот факт, что французская военная организация — лучшая во всей Европе. Из всех европейских армий, исключая французскую, австрийская армия стояла, без сомнения, выше всех;

тем не менее в непродолжительную кампанию 1859 г. армия в целом не смогла выиграть ни одного сражения, хотя ее солдаты покрыли себя славой. Даже принимая во внимание бездарность генералитета, отсутствие единства в командовании и некомпетентное вмешательство импе ратора, все же единодушным впечатлением австрийских полковых офицеров, а также солдат было то, что отсутствие побед у этой армии отчасти объяснялось организацией, менее при способленной к нуждам современной войны, чем организация их противников. А если авст рийская армия, всего несколько лет тому назад полностью реорганизованная, оказалась не удовлетворительной, то чего же можно было ожидать от других армий, организация которых относилась к еще более отдаленным временам?

В том, что французы превосходили всех в этом отношении, нет ничего удивительного.

Любая нация, обладающая некоторыми военными способностями и ведущая в течение два дцати пяти лет малую войну в таком колоссальном масштабе, как война в Алжире19, не мо жет не развить благодаря этому боевые качества своих войск в высокой степени. В то время как Англия и Россия вели свои войны в Индии и на Кавказе главным образом при помощи специально предназначенных для этой цели войск, большая часть французской армии про шла алжирскую Ф. ЭНГЕЛЬС школу. Франция действительно извлекла наибольшую пользу из этой школы, которая стоила многих человеческих жизней и денег, но была чрезвычайно эффективна и плодотворна с точки зрения приобретения ценного боевого опыта. Последовавшая затем Крымская война, другая школа более крупного масштаба, вселила в солдата большую уверенность, показав ему, что опыт, приобретенный им в походах против кочевых племен и иррегулярных отря дов, одинаково полезен и применим в борьбе с регулярными войсками.

Что при таких возможностях нация, наделенная исключительными военными способно стями, должна была довести свою боевую организацию до степени совершенства, превосхо дящей все достижения ее соседей, — этот факт, бесспорно доказанный при Мадженте и Сольферино20, все же вызвал удивление, особенно в Германии. Военные педанты этой стра ны были так уверены в своем мнимом превосходстве над ветреными, непостоянными, не дисциплинированными и безнравственными французами, что этот удар буквально ошеломил их. С другой стороны, более молодые и более образованные круги австрийской и прочих не мецких армий, всегда возражавшие против педантизма, сразу подняли голос. Австрийские офицеры, только что побывавшие под Маджентой, первыми стали говорить, — и это совер шенно верно, — что французы не носят на себе ранцев во время боя, что у них нет ни гал стуков, ни стоячих воротников, ни тесных мундиров или брюк;

они одеты в широкие шаро вары и просторный мундир с отложным воротником, шея и грудь у них совершенно свобод ны, головы их покрыты легкими кепи, а патроны они носят в карманах брюк. Куда австрий ские солдаты приходят усталые и запыхавшиеся, туда французы являются свежие, с песня ми, готовые к любому физическому напряжению. Об этом сообщали австрийские офицеры в своих письмах с поля битвы, а прусские, баварские и прочие офицеры вскоре стали повто рять то же самое. Страшный факт был налицо. Солдаты действительно осмеливались проти востоять врагу, не неся с собой обременительной массы предметов, которые почти все слу жат для парадности и внешнего фона войны и которые вместе взятые являются для солдата чем-то вроде смирительной рубашки;

и, несмотря на отсутствие этой смирительной рубаш ки, они вышли победителями из всех сражений. Этот факт был настолько серьезным, что да же немецкие правительства не могли закрыть на него глаза.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.