авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«МИНИСТЕРСТВ ОБРАЗОВАН М ВО НИЯ И НАУКИ У УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬ Й ЬНЫЙ УНИВЕРС ...»

-- [ Страница 4 ] --

соответствовала система домонополистического предпринимательства, основанная на механизмах свободной рыночной конкуренции. Второй технологический цикл (до кризиса 1929 г.) ознаменовался системой моно полистического предпринимательства с механизмами монополистическо го регулирования рынка. Третьей длинной технологической волне (до кри зиса 1974-1975 гг.) соответствует государственно-монополистическая экономическая система с механизмами государственного регулирования экономики. Четвертый цикл – новая длинная волна технологического способа производства, начинается со второй половины 1970-х годов и знаменуется качественно новым развитием экономической системы. В западной экономической литературе его называют системой транснацио нальной экономики. Начало этого цикла совпадает с началом новой науч но-технической революции, в основе которой лежит электроника, компь ютеризация, автоматизация, информатизация, биотехнология и биоинже нерия. По прогнозам, экономическая система транснационального капи тализма будет длиться до конца второго десятилетия – до конца первой четверти XXI ст. Этот длительный цикл завершит развитие индустриаль ного общества. В его недрах сформируются предпосылки начала пятого продолжительного технологического цикла, который начнется с конца второй четверти XXI ст. и ознаменует собой полный переход к глобаль ной постиндустриальной информационной экономике. В это время по стиндустриальная цивилизация будет иметь глобальный характер. В чет вертой четверти XXI ст. станет очевидно возможным переход к качест венно новой системе – системе глобальной ноосферной экономики по стиндустриальной эры. [73] Как видим, оба направления проведенного анализа приводят к практически одинаковым результатам относительно сущности и пе риодизации экономических трансформаций. Но важнейшим является то, что в результате этого анализа подходим к выводу об объективном характере трансформаций в направлении глобальной экономической системы на принципиально новом уровне.

Сложный ин ндекс опереже ения (Compos site Leading Indicators (CLI)) ОСЭР (Организация экономического сотрудниче Р о ства и развития (Org ganization for Economic Co-o operation and Developmment – OECD) – международная экономическая организация я я развитых стран, признаю х ющих принципы представительной демокра ы тии и свободной рыночн экономики). Для определени экономиче ной ия ской поллитики и решенний многих друг гих экономическ ких вопросов необходиимо правильно оценить нынеш шнее, и особенно прогнозное о, состояни экономики. За прошлые 50 ле несколько инд ие а ет дикаторов для прогнозиирования экономмических циклов будущей дело в, овой активно сти были разработаны. О и Один из самых и известных и част используе то мых в фиинансовой аналиитике – сложный индекс опереже й ения для про гнозироввания экономичееской ситуации в мире, разработаанный OЭCР.

Пр ринцип "опережа ающего индикат тора" (см. рис. 2.6) основан на представвлении, что ориеентированные н рынок эконом на мические сис темы исп пытывают повтооряющиеся, но н непериодические колебания в е деловой активности. Сиистема OЭСР оп пережающих инд дикаторов ос нована на принципе "ци н икла роста", котоорый измеряет о отклонения от долгосроочной тенденции Направленная на сокращение фаза, опреде и.

ляет нак клон в темпе прирроста последова ательности, хотя не обязатель но абсол лютное снижение деловой активн е ности, в отличие от классиче е ских инддикаторов циклиичности, которы являются посл ые ледовательно стью перриодов абсолютнного роста и сниижения в эконом мической дея тельност Пики и спады циклов опреде ти. ы еляются раньше, чем с помо щью клаассических индиккаторов цикличнности.

Рис. 2.6. ОЭСР сложны индикатор оп ый пережения и эко ономическая активность (долгосрочный тренд = 1) [73] ь й ] Представление СLI амплитудное разрешение (в зависимости от отклонения от долго срочного тренда, фокусируется на циклическом поведении индикатора) восстановление тренда (представляет информацию о возмож ном уровне и амплитуде отклонений) шестимесячный уровень изменения (менее изменцивый и пред ставляет более ранние и очевидные сигналы об будущих изменениях, чем CLI) Индекс CLI вычислен, комбинируя данные охватывающие, в максимально возможной степени, ключевые сектора экономики: ши рокий диапазон краткосрочных индикаторов, таких как наблюдения или мнения о деловой активности, разрешениях на валютное строи тельство, финансовых и денежно-кредитных данных, и т.д.

Сбор информации Выборка, группиров- РАТ* • Выделение первич- • Перерасчет тен ка • Определение компо ных данных денции (на основе нентной информации РАТ) Периодичность Сглаживание Нормализация • Трансформации дан- • сокращение усреднение циклических колебаний ных к ежемесячному неравномерностей масштабу Агрегация в единый ин дикатор CLI (минимум Представление CLI Взвешевание 60% компонентной выборки необходимо для расчета) *Phase Average Trend (method developed by the US National Bureau of Economic Research) Рис. 2.7. Расчет индекса цикличности сложного индекса опережения (Composite Leading Indicators (CLI)) ОСЭР [73] Для каждой страны, эти составляющие ряды отобраны соглас но следующим критериям:

• экономическое значение;

• циклическое поведение;

• качество данных.

2.2. Применение эконометрики в исследовании экономического цикла Невозможно лучше сформулировать смысл и значение этого нового типа исследования цикла, чем это было сделано Рагнаром Фришем в редакционной статье первого номера журнала "Эконо метрика" в январе 1933 г.: "Эконометрика отнюдь не то же самое, что экономическая статистика. Она также не совпадает с тем, что называется общей экономической теорией, хотя значительная часть этой теории имеет определенно количественный характер. Не явля ется она также и синонимом применения математики к экономике.

Опыт показывает, что каждая из этих трех точек зрения – точка зре ния статистики, экономической теории и математики – является не обходимым условием правильного понимания количественных от ношений в современной экономической жизни, но, взятая сама по себе, каждая из них недостаточна. Только объединение всех трех точек зрения может создать мощный метод исследования. Именно это объединение и образует эконометрику". [139] Эконометрическое исследование экономического цикла ставит себе весьма большие задачи, и если бы оно их разрешило, то могло бы полностью вытеснить всякий другой вид анализа. Но это далекий идеал, так как такая смелая программа не может быть сразу же ус пешно выполнена вследствие трудности проблемы и неудовлетвори тельного состояния имеющейся статистики. Если достигнутые до сих пор результаты несколько и разочаровывают, то следует помнить, что этот метод применяется какие-нибудь двадцать лет – срок весьма не большой по сравнению с историей общей экономической науки. К этому можно добавить, что ошибки и недостатки эконометрики вы ступают особенно отчетливо в силу того, что в ней последовательно избегают всяких неясностей и неопределенностей.

Операционные гипотезы По крайней мере при нынешнем состоянии статистической тех ники не представляется возможным на основании сырого материала построить правильную гипотезу об экономической действительности;

такие гипотезы должны быть даны экономистами. К сожалению, на этом дело не кончается. Часто гипотезы экономистов расплывчаты, если не вовсе запутанны, или, что еще хуже, они могут быть такого характера, что их совершенно невозможно проверить. Если говорить языком современной науки, они неоперационны, и стало быть, их ис тинность или ложность не может быть установлена даже при идеаль ных условиях. Да и та значительная часть экономической теории, ко торую можно считать операционной, тем не менее бесполезна, так как она слишком сложна, чтобы ее можно было подвергнуть анализу или проверке. Конкретно говоря, большую часть микроанализа (тео рию индивидуальной фирмы и индивидуального хозяйства) прихо дится сильно упрощать, переводя его в анализ совокупностей или макроанализ, так как только в этом случае он становится достаточно простым для применения на практике.

Когда теория примет удовлетворительную форму, экономет рист может приступить к статистической проверке, если имеются требуемые данные. Он может оказаться в состоянии доказать, что теория неверна, но он никогда не сможет доказать, что теория пред ставляет окончательную истину, он только может показать, что она находится в согласии с наблюдаемым фактом. Однако при благопри ятных обстоятельствах эконометрист стремится сделать больше: он надеется дать существенное дополнение к экономической теории.

Важно знать не только, что Х влияет на Y, но и в какой степени влия ет. Только когда у нас будут числа, количественно характеризующие размеры влияния различных факторов друг на друга, мы сможем ска зать, вытекают ли из нашей группы гипотез колебания, или гладкий переход от одного состояния равновесия к другому, или же неустой чивое, бурное поведение. В современной экономической науке почти все взаимосвязано, но необходимо выяснить количественно, какие из существующих зависимостей достаточно слабы, чтобы ими можно было пренебречь. Тогда, упростив наши теории, мы сможем придать им такую форму, при которой ими можно будет пользоваться.

Мы можем позволить себе большую гибкость в математиче ском формулировании проблемы. Так, наша цель может быть очень скромной, а именно попробовать объяснить вариации какой-либо од ной переменной, например выпуска автомобилей или целой группы подобных потребительских товаров длительного пользования. Обыч ным примером является попытка объяснить поведение совокупного потребления. Это может потребовать учета таких величин, как на циональный доход, уровень цен и народонаселение, так же как и ряда других факторов. Эти другие переменные рассматриваются здесь как экзогенные, то есть они берутся как данные и не объясняются тем самым отношением, которое мы исследуем. Можно расширить нашу систему, определив национальный доход как сумму потребления и инвестиций, и так как это есть определение, то оно не требует стати стической проверки. Следовательно, две из наших переменных – по требление и доход – эндогенны, (объясняются нашей системой), а три – инвестиции, цены и народонаселение – экзогенны и объяснение им должно быть найдено "вне" системы. Но это деление произвольно.

Если мы сумеем, например, найти отношение между доходом и инве стициями, то можно будет расширить границы нашей системы, сведя число экзогенных переменных к двум. С помощью дальнейших ус ложнений можно было бы надеяться включить и уровень цен в число эндогенных переменных. Но иначе с народонаселением;

здесь дейст вуют неэкономические влияния, и включение его в нашу систему по требовало бы значительно более полной теории социальных сил, рас сматриваемых как целое. [139] Экзогенные и эндогенные теории Теории экономического цикла можно классифицировать по разному, но существенное значение имеет классификация по принци пу, в соответствии с которым поддерживаются колебательные движе ния. Наиболее старыми и вместе с тем наиболее простыми являются экзогенные теории, в которых цикл поддерживается беспрестанно чередующимися "внешними" нарушениями. Самая знаменитая из них – это теория солнечных пятен, которая объясняет циклы влия нием периодического появления солнечных пятен на урожай и отсю да на остальную экономику. Экономика может быть совершенно ли шена динамических элементов (то есть в ее структурных соотноше ниях может и не быть временных характеристик – промежутков от ставания или определенных скоростей изменения), и все же она будет испытывать колебания. Содержит ли экономика динамические эле менты или нет, колебания будут иметь тот же период (ту же длитель ность цикла), что и экзогенные нарушения. Теория цикла Шумпетера частично подходит к этого рода теориям, так как факт появления но вовведений можно объяснить только на основе всего общественного развития техники, смелости предпринимателей и свободы действий.

Но их тенденция появляться скоплениями, и притом через довольно регулярные промежутки времени, имеет, по крайней мере частично, экономическое объяснение.

Экзогенным теориям противостоят эндогенные теории, или теории самозарождения, согласно которым сама структура систе мы такова, что из нее вытекает чередование расширения и сжатия.

Этот тип теорий должен быть динамическим в том отношении, что некоторые переменные должны зависеть от отстающих значе ний других переменных или от скорости их изменения. Один из наи более плодотворных способов рассмотрения эконометрических моде лей – это выявление тех существенных динамических элементов, ко торыми порождаются колебания. [139] Модель маятника Вероятно, самое основное, чем отличаются друг от друга раз ные эндогенные системы, – это все тот же вопрос о том, как под держивается цикл. Большинство эконометрических моделей линей ны в том смысле, что одни переменные пропорциональны другим переменным и их запаздывающим значениям или их производным по времени. В зависимости от того, какие значения имеют коэффи циенты пропорциональности (постоянные или параметры), входя щие в ее уравнения, наша система колебаний может привести к од ному из следующих трех типов поведения: (а) амплитуда ее колеба ний может все время увеличиваться, так что система будет неустой чивой;

(b) она может быть устойчивой при все уменьшающейся ам плитуде;

(с) ее поведение может быть в точности средним между первыми двумя типами поведения, так что не происходит ни увели чения, ни уменьшения амплитуды. Третий случай должен быть от брошен как невероятный, а первый – как противоречащий опыту, и единственно реальным оказывается второй случай. Но остается про блема, каким образом сохраняется цикличность, если цикл всегда затухает. Очень правдоподобен тот род ответа, который дает Фриш, следуя одному из указаний Викселя. Маятник часов мало помалу остановился бы, если бы не регулятор хода, который каж дый раз дает ему толчок, поддерживая таким образом качание.

Теорию Шумпетера, быть может, лучше всего рассматривать как пример такого ответа: инвестиции в нововведения дают толчок эко номике один раз за период цикла, хотя в отличие от часов сила толчка всякий раз различна и зависит от "необъясненной" историче ской эволюции. И действительно, Фриш показал, что для того, что бы объяснить сохранение колебаний, толчки не обязательно должны быть регулярны во времени и по силе. Но гипотеза такого рода име ет особенно важное значение по другой причине: она в состоянии объяснить твердо установленный факт, что не существует двух оди наковых циклов и что поэтому в сфере экономики временные ряды не знают строгой периодичности. Некоторые экономисты пришли к тому, что вообще отрицают существование какого-либо механизма, порождающего цикл. Хотя гипотезы того типа, который предложил Фриш, не могут быть доказаны, все же это, по-видимому, единст венно приемлемые гипотезы, потому что требуется объяснить как тенденцию к регулярности, так и тенденцию к иррегулярности;

оба этих элемента должны быть включены во всякую модель.

Модель бильярдного стола Второй общий тип самозарождающегося цикла дает система, в которой не все уравнения линейны. В экономике имеется ряд хоро шо известных явлений насыщения, технических барьеров, вроде полной занятости, и порогов, таких, как воздержание от инвести ций, пока имеющиеся мощности не будут полностью использованы, и все эти явления указывают на наличие нелинейностей. В такой системе расширение может протекать беспрепятственно, пока не встретит некоторого барьера, такого, как полная занятость или как границы кредитной экспансии, и тогда, поскольку режим системы резко нарушен, начнется понижательное движение в направлении другого предела. В качестве механической аналогии можно вообра зить шар, который катится по гладкому бильярдному столу, пока не ударится о стенку, повернет обратно, ударится о другую стенку и так далее. В противоположность этому маятник, как во всех линей ных теориях, постепенно накопляет нарастающие обратно направ ленные силы по мере того, как удаляется от точки равновесия. Не линейная система представляет собой общий тип колебаний, а ли нейную систему следует считать его весьма специальным случаем.

Нелинейная система охватывает все возможные формы колебаний, в то время как линейная система ограничена синусоидальными вол нами. Она может также, как это обычно и имеет место, вызывать колебания, которые не затухают и не расширяются, а скорее сами себя поддерживают на определенном уровне даже при отсутствии "внешних" нарушений. [139] Уравнения в конечных разностях Имеются два рода математически различных моделей цикла:

основанные на уравнениях в конечных разностях (на промежутках отставания) и основанные на дифференциальных уравнениях (на ско рости изменения). Имеются, конечно, и смешанные модели, вклю чающие тот и другой род. Так, простое Робертсоново отставание при водит к следующему уравнению в конечных разностях:

Yt = Ct + It (1) Ct = C(Yt-1), (2) отсюда Yt = C(Yt-1)+It. (3) Дифференциальные уравнения Если мы рассматриваем только стимулированные инвестиции, то в соответствии с принципом акселерации имеем K=aY, (4) где К – масса капитала и а – коэффициент акселерации. Так как It (чистые инвестиции) обозначает скорость роста капитала, то I=dK/dT=adY/dt (5) и, пренебрегая промежутком отставания потребления, Y=C(Y)+adY/dt, (6) что является простейшим возможным дифференциальным уравнени ем. [24] Смешанные разностно-дифференциальные уравнения Принимая во внимание тот факт, что скорость роста дохода может определять принятие решений об инвестировании, но что со ответствующие расходы будут отставать на некоторое, и притом зна чительное, время, получаем следующее смешанное разностно дифферендиальное уравнение:

t+e = adY/dt, (7) Yt+e = C(Yt+e)+adY/dt или (8) dY/dt = 1/a[Yt+e-C(Yt+e)] (9) Уравнения в конечных разностях чаще употребляются в эконо мической науке, и этим она резко отличается от естественных наук, где ни одна значительная теория не пользуется уравнениями в конечных разностях. Уравнения в конечных разностях заманчивы потому, что с ними можно производить простые численные подсчеты и следить за характером решений по мере того, как они развертываются. Так, если экономическая система может быть представлена уравнением Yt = 80 – 1,3Yt-1 – 0,80Yt-2, (10) и если даны в хронологической последовательности значения в мо менты времени t-2 и t-1, то достаточно просто помножить первое на 0,8 и второе на 1,3 и вычесть оба полученных числа из 80, чтобы по лучить значение Y в момент t. Затем мы можем взять Yt-1 и Yt, чтобы вычислить Yt+1, и, таким образом, экстраполировать наши результаты вперед (или, если угодно, назад), пока что-либо не изменится в отно шениях, выраженных в уравнении. Эти вычисления удобно располо жить, как показано в табл. 2.1, где числа 30 и 25 даны в качестве "на чальных" значений. Таким образом, чтобы получить I2, умножаем на -1,3 (что дает -32) и 30 на -0,80 (что дает -24) и вычитаем 32 и 24 из 80;

получаем Y2 = 24.

Таблица 2.1 Смешанные разностно-дифференциальные уравнения [139] -1 -2 -3 -4 - 80 -1.3Yt-1 -0.80Yt-2 (2)+(3)+(4) Yt t 0 1 2 80 -32 -24 3 80 -31 -20 4 80 -38 -19 5 80 -30 -23 6 80 -35 -18 7 80 -35 -22 8 80 -30 -22 9 80 -36 -18 10 80 -34 -22 11 80 -31 -21 12 80 -36 -19 В результате имеем временной ряд Yt, нанесенный на диаграм му (рис. 2.8.). Читателю предлагается выполнить вычисления хотя бы для одного примера, чтобы проследить возникновение эндогенного цикла. Для простоты вычислений можно опустить постоянную (в данном случае число 80). Результаты тогда выступят в виде отклоне ний от равновесия, и это все, что нам нужно, если нас интересует прежде всего динамика. Для того чтобы получить полное решение, остается прибавить ко всем отклонениям число, выражающее состоя ние равновесия. [139] Экономистам часто бывает не ясно, какого именно рода дейст вительность они желают выразить разностными уравнениями. Одна из интерпретаций состоит в том, что время в изучаемых ими процес сах прерывно и принимает значение только -1, 0, +1, +2 и так далее, как в примере с базаром, который бывает только раз в месяц. В таком случае перед нами грубое приближение к явлению, большей частью представляющему собой скорее непрерывный процесс. С другой сто роны, в разностном уравнении иногда видят обыкновенный времен ной ряд, показывающий сумму продаваемых товаров, сделок и тому подобное за известный период, например за месяц или за квартал.

Наконец, оно может означать – и это наиболее законная интерпрета ция – действительный промежуток отставания, в течение которого процесс, происходящий в какое-то одно время, оказывает влияние на другой процесс, который проявится на некоторый постоянный отре зок времени позднее;

например, производство, начатое сейчас, стано вится выпущенной продукцией через несколько недель или месяцев.

Рис. 2.8. Эндогенный цикл [139] Хотя дифференциальные уравнения по виду весьма отличаются от этих разностных уравнений, они имеют довольно сходные реше ния, которые можно найти в учебниках математики.

Теорема "паутины" Тинбергена Можно сказать, что эконометрическое исследование экономи ческого цикла началось с блестящего анализа теоремы "паутины" профессором Тинбергеном. Хотя речь шла и не об экономическом цикле, но, разработав динамический и математический анализ замк нутой системы на материале хорошо изученного явления, а именно цикла свиноводства, Тинберген наметил будущий путь развития тео рии экономического цикла. Считая, что кривые предложения и спроса представляют собой прямые, мы получаем простейший, обусловлен ный отставанием цикл, потому что объем предложения зависит от той цены, которая имелась на один промежуток отставания раньше, в то время как спрос зависит от цены, существующей в настоящее время.

Как легко видеть из рис. 2.9, цикл устойчив, если кривая спроса менее крута, чем кривая предложения, и неустойчив, если имеет место об ратное. Если требуется месяцев, чтобы вырастить и доставить на рынок свинью (или вообще для производства чего-либо), то количе ство, проданное теперь, есть функция цены, которая была месяцев назад. Продолжительность цикла по необходимости составит 2 ме сяцев безотносительно к форме кривой.

Рис. 2.9. Теорема "паутины" [139] Тинберген ясно видел огромные возможности, заложенные в этом типе анализа, и вскоре распространил его на товары длительного пользования, которые характеризуются значительным промежутком отставания между принятием решения о производстве товара и его фактическим выпуском на рынок. Скоропортящиеся товары (продук ция свиноводства, например) потребляются сразу, и поэтому сово купное предложение есть просто результат цены, которая была ме сяцев назад. Но товары длительного пользования не исчезают, и по этому прежняя цена определяет не предложение, а скорее добавле ния к существующему запасу товаров. Поэтому в теореме "паути ны" заменяется скоростью возрастания запаса К за время е, или dK/dt.

Следовательно, скорость возрастания запаса зависит от совокупного запаса, имевшегося некоторое время назад. Тинберген показал, что это может вызвать колебания, продолжительность которых больше чем 2, в силу длительности пользования товаром.

Так как большинство экономистов согласно с тем, что това ры длительного пользования имеют решающее значение в механизме экономического цикла, то очевидно, что работа Тинбергена должна рассматриваться как основная для всякого исследования цикла. Тео рия базируется на механизме цен, свободно функционирующем на основе конкуренции, но ее легко перестроить, с тем чтобы исклю чить зависимость от гибких цен. Таким образом, мы можем сказать, что решение увеличить запас, определяющее начало производства, зависит от разности между фактическим запасом товаров дли тельного пользования и желаемым запасом. Тинберген принимал желаемый запас за постоянную величину. Если желаемый запас из меняется, то это значит, что мы ввели внешнее нарушение или тол чок, который поддерживает колебание. [36] Фриш и Калецкий В своей работе "Проблемы распространения и проблемы им пульса", опубликованной в 1933 г., профессор Фриш ввел в рассмотре ние по меньшей мере два фундаментальных принципа. Первый прин цип: анализ роли "внешних" толчков в поддержании колебаний систе мы, которая при отсутствии этих толчков устойчива. Второй принцип:

чистая теория тех факторов, которые определяют размеры производст ва (и отсюда также размеры платежей) у фирмы с переменными разме рами заказов или начального производства. Эта проблема известна большинству экономистов под видом аналогии с колбасной машиной – аналогии, предложенной Д.Г. Робертсоном. В результате того, что тре буется время на изготовление товара, возникает особого рода средний промежуток отставания между началом производства и временем фак тической выплаты денег, функция, выведенная Фришем по аналогии с принципом работы колбасной машины, является основной динамиче ской характеристикой всего капиталистического производства и зани мает центральное положение во многих эконометрических моделях цикла. Этот факт наряду с некоторой формой принципа акселерации образует существенный динамический элемент в модели Фриша. Ак селератор вводит скорость изменения, а колбасная машина вводит промежуток отставания, в результате чего эта система тоже имеет смешанную разностно-дифференциальную форму.

В том же 1933 г. М. Калецкий опубликовал работу, дающую эконометрическую модель. Существенные динамические черты его системы таковы: (а) приложение разработанного Фришем механизма колбасной машины к совокупности отраслей, производящих инвести ционные товары, и (b) функция инвестирования, основанная на функ циональной связи между I (инвестиции) и К (масса основного капи тала) с Y (доход);

так что I = f (Y, К).

Существующий в настоящее время национальный доход, пола гает Калецкий, определяется решениями об инвестировании, приня тыми в предшествующий период, а решение об инвестировании, при нимаемое в настоящее время, определяется отчасти текущим доходом и отчасти объемом капитального оборудования. Доход возрастет, ес ли в настоящее время будут приняты решения сделать больше инве стиций, чем было решено в прошлом.

Если будут приняты решения увеличить инвестиции, это вызо вет как рост дохода, так и рост массы основного капитала. Рост дохо да приведет к решениям о дальнейшем увеличении инвестиций, но рост основного капитала вызовет тенденцию уменьшать инвестиции.

В конечном итоге последний фактор возобладает, и таким образом будет достигнута верхняя точка поворота. Будут приняты решения о сокращении инвестиций, что вызовет падение дохода. По мере паде ния дохода будут приниматься решения о все меньших инвестициях.

Но эта тенденция во все возрастающей мере уравновешивается тем фактом, что масса капитала сокращается. В конечном итоге этот по следний фактор возьмет верх. Таким образом, взаимодействие между тем влиянием, которое доход оказывает на инвестиции, и влиянием основного капитала создает автоматический экономический цикл.

Обзор эконометрических исследований цикла, сделанный Тинбергеном И по сегодняшний день лучшее изложение всего ряда проблем эконометрического исследования цикла содержится в известной статье Тинбергена "Мысли о количественной теории экономическо го цикла". Автор дал глубокий обзор и критику всего сделанного до сих пор, в том числе и своих собственных работ, не опубликованных на английском языке. Помимо этого, у него рассмотрены централь ные проблемы теории, выбор переменных, структура динамических систем и анализ их поведения, методы статистической проверки и выводы для государственной политики. Благодаря широкому взаи модействию между теоретической и эмпирической сторонами ис следования это – исключительно оригинальная и стимулирующая работа. Тинберген взял различные основные элементы, действую щие в экономике, – прибыль, заработную плату, потребление и со ответствующие рынки капитала, технику, труд, потребительские товары и сырые материалы – и рассмотрел в каждом случае, какая теория наилучшим образом согласуется с известными фактами.

Некоторые из его новых заключений, основанные на тщатель ном просеивании эмпирических данных, были блестяще подтвер ждены последующими работами. "Главные причины этого факта (то есть того, что количественно процентные ставки не имеют большого значения) состоят, быть может, в следующем: общая сумма процен тов по краткосрочным ссудам, вошедших в издержки производства, незначительна, а с другой стороны, незначительны изменения в сумме процентов по долгосрочным ссудам". Или его оценка значе ния денежных факторов: "Для теоретика экономического цикла представляется второстепенным, будет ли увеличение объема про даж осуществлено с помощью увеличения количества денег или с помощью ускорения обращения денег". Наконец, он обнаружил, что большая часть приводимых фактов не согласуется с простым прин ципом акселерации.

Как это обычно принято в наше время, он сформулировал не сколько законченных моделей и подверг их проверке, беря их в целом в сопоставлении с наблюденными фактами. В различных отдельно взятых моделях постоянные были определены на основе статистиче ских данных по Соединенным Штатам, Англии и Германии. Затем он проверил результаты с помощью критерия длительности цикла и имеющихся здесь типов отставания. Некоторые модели оправдали себя в качестве возможного объяснения действительного цикла, дру гие себя не оправдали. Он рассмотрел два возможных и существенно различных метода статистического определения постоянных – струк турный и исторический. "Ее (одну из постоянных системы) можно было бы, следовательно, определить из функции распределения из держек, во всяком случае из некоего вневременного структурного фактора. Ее, впрочем, можно было бы определить также и обычным статистическим способом, которым определяются кривые предложе ния из исторических данных о ценах и цифрах производства, соответ ствующих, как считается, этим ценам". [139] Системы, основанные на промежутках отставания (Лунд берг, Мецлер, Самуэльсон, Клейн) Книга Лундберга "Экономическая экспансия", появившаяся в 1937 г., послужила хорошим введением в исследование общей про блемы экономической динамики, включая системы промежутков от ставания Тинбергена и значительную часть идей современной скан динавской литературы по этим вопросам. Это направление мысли было развито и применено Мецлером к циклам в области товаромате риальных запасов. В предложенный Фришем тип промежутков отста вания производства он вводит мультипликатор Кейнса, приводимый в действие с помощью акселератора товароматериальных запасов, и показывает, что на такой основе могут легко возникнуть циклы. Еще ранее Хансен и Самуэльсон, анализируя взаимодействие мультипли катора и акселератора, использовали указанный Робертсоном проме жуток отставания между доходом и потребительскими расходами. Из новейших эконометрических исследований цикла наиболее претен циозным является работа Клейна "Использование эконометрических моделей как руководства в экономической политике" в журнале "Эконометрика" за апрель 1947 г.

Исследование множественной корреляции у Тинбергена Из отдельных эконометрических исследований цикла особенно внушительны две монографии, выполненные Тинбергеном для Бюро экономической информации Лиги Наций. Тинберген подверг проверке ряд теорий цикла, изложенных в работе Хаберлера "Процветание и де прессия", которая была написана в порядке осуществления того же плана исследований. Основываясь на широком согласии между эконо мистами, Тинберген в качестве решающей переменной цикла, подле жащей объяснению, избрал инвестиции. В первом томе он дает живое и простое изложение метода множественной корреляции и трудностей, встающих при его применении к временным рядам. Затем он применя ет этот метод к самым различным рядам инвестиций в разных странах.

"На ранних стадиях статистического исследования экономиче ского цикла обращали внимание на поверхностные до некоторой сте пени явления, такие, как длительность цикла, степень простой корре ляции между рядами и относительными амплитудами их движений, разложение рядов на вековые тенденции, сезонные составляющие и так далее... Но чтобы осуществить более тщательные проверки, необ ходимо копать глубже..."

"Следует правильно понять роль, которую может играть в этом деле статистик. Теории, которые подвергаются рассмотрению, он взял у экономиста, и ответственность за них должна остаться на экономи сте: потому что никакая статистическая проверка не может доказать правильность теории. Она, конечно, может доказать ошибочность тео рии или по крайней мере ее неполноту, показав, что какой-то группы фактов она не охватывает. Но даже если какая-то одна теория, по всей видимости, находится в согласии с фактами, вполне возможно, что имеется другая теория, тоже находящаяся в согласии с фактами, и что как раз эта последняя и будет "истинной" теорией, как могут показать новые факты или дальнейшие теоретические исследования..."

"С другой стороны, роль статистика не ограничивается "про веркой". Как показывает приведенный выше пример, прямые при чинные связи, которые мы хотим отыскать, – это обычно связи не только между двумя рядами (один ряд – причина, другой – следст вие), но между одним зависимым рядом и несколькими причинами. И нам требуется не просто установить, какие причины действуют, но также с какой силой действует каждая из них;

иначе невозможно вскрыть характер сложного результата, к которому приводит дейст вие противоположно направленных причин".

Метод Тинбергена можно проиллюстрировать на том, как он объясняет потребление чугуна и стали, которое он берет в качестве представителя инвестиционной деятельности в Соединенном Коро левстве за 1920-1936 гг.

Принимая:

х1 – физический объем потребления чугуна и стали, в отклоне ниях от средней, выраженных в процентах;

х2 – прибыли по всем отраслям, в отклонениях от средней (так же в процентах);

х3 – доходы с облигаций, причем отклонения от средней выра жаются в сотых долях процента;

х4 – цены чугуна в отклонениях от средней (в процентах);

х5 – время в годах, Тинберген находит, что x1 = 1,17х2 – 0,08x3 – 0,24х4 + 2,39х5. (11) Этот результат полезно представить графически (см. рис. 2.10).

Рис. 2.10. Метод Тинбергена [139] А – фактическое потребление чугуна и стали;

В – исчисленное потребление чугуна и стали;

С – влияние прибыли предшествующего года;

D – влияние нормы процента предшествующего полугодия;

Е – влияние цены чугуна предшествующего года;

F – влияние времени;

G – необъясненная разница, то есть A-В.

Сам Тинберген указывал, что нельзя относиться с абсолютным доверием ни к одному отдельно взятому результату. Но наиболее глу бокую критику полученных им результатов дал Кейнс. "Попросту го воря, ясно следующее: если то, что в действительности является одним и тем же фактором, в разных местах выступает под разными обличия ми, то свободный выбор коэффициентов регрессии может привести к странным результатам. Это похоже на те головоломки для детей, когда вы пишете свой возраст, перемножаете и складываете всякую всячину, еще что-нибудь вычитаете и в конце концов получаете число "апока липтического зверя". Таким образом, если мы изменим направление причинности на обратное и скажем, что инвестиции определяют при быль через мультипликатор и доход, то мы лишим один из главных результатов Тинбергена очень большой части его значимости. Вообще в цикле большая часть показателей совместно движется вверх и вниз, так что опасность "ложных" корреляций очень велика. Тинберген предвидел эту критику, но насколько удачны были его возражения, остается под вопросом. Следует также помнить, что это относится не только к работе Тинбергена, но является центральным затруднением для всякого анализа, построенного на временных рядах. "Главная опасность для точности наших результатов заключается в коллинеар ности многих рядов {multicollinearity). Простейшая форма коллинеар ности – это высокая степень параллелизма между двумя из объясняю щих рядов... В подобных случаях невозможно определить отдельные коэффициенты регрессии... Нередко высказывается мнение, что эти случаи должны часто встречаться при исследовании экономического цикла, так как все относящиеся сюда переменные обнаруживают более или менее параллельные циклы. В Соединенных Штатах в тот период, который мы здесь изучаем, это не имело места". [139] Статистическая проверка теории цикла Критика Кейнса привела к появлению двух новых, исключи тельно ясных и четких формулировок эконометрического метода:

Тинберген изложил природу и методы изучения простых систем с промежутками отставания;

Т.Купмэнс тщательно разработал предпо сылки и проблемы, содержащиеся в статистической проверке теорий цикла, опирающихся на временные ряды. С тех пор как Тинберген своей работой проложил новые пути, происходит энергичная, с при влечением специального аппарата разработка статистической мето дологии (с особенным упором на явно выраженные вероятностные гипотезы). Математическая сложность этой работы не позволяет нам заниматься здесь ее рассмотрением, и интересующиеся найдут хоро шее общее ее изложение, а также ссылки на литературу в главе об эконометрике, написанной профессором Леонтьевым для "Обзора современной экономической науки". Он приходит к следующему вы воду: "Можно было бы сказать, что при нынешних условиях даль нейший прогресс количественного экономического анализа будет за висеть от того, удастся ли найти, причем не на путях собственно ста тистики, аналитические методы, дающие надежду проникнуть в су щество процессов, а также от заключительного статистического про сеивания эмпирического "золотоносного песка".

Построить модель экономического цикла нетрудно. При вклю чении в нее какого-либо из многочисленных возможных промежут ков отставания или какой-либо из производных получаем систему, которая будет испытывать колебания, если значения параметров ле жат внутри легко определимых пределов. Затруднения возникают не при построении такой системы, а скорее из того факта, что существу ет много различных гипотез, которые приведут почти к одному и то му же результату. Поэтому выбор между гипотезами оказывается ре шающим шагом. Как мы показали ранее, работа статистика до сих пор, по сути дела, ограничивается проверкой уже отобранных гипотез и не может быть использована для нахождения той гипотезы или той группы гипотез, которая является единственно правильной. Точно так же если мы определяем параметры колебательной системы на осно вании циклических данных одного-единственного цикла, то мы, оче видно, получим неплохое "объяснение" того самого цикла, из которо го взяты наши данные.

Поэтому следует придавать особое значение вопросу об отборе гипотез, и представляется разумным сохранять значительный скепти цизм в отношении любой теории. При отборе гипотез нам могут по мочь размышления о существенной природе циклов и о том, почему они возникают и почему они продолжают существовать. Здесь может оказаться полезным обращение за помощью к естественным наукам.

В них колебания играют господствующую роль, и в результате уче ные вывели более или менее полную теорию природы колебаний во обще. Особенно за последние восемьдесят лет достигнут огромный прогресс в исследовании общей природы циклов, не говоря об их особых типах. Все новые и новые задачи о колебаниях успешно фор мулировались и решались при помощи тщательного изучения подхо да к аналогичным ситуациям, наблюдаемым в совершенно других областях. Старые приемы проведения аналогий между естествознани ем и экономической наукой могут дать (и давали) бесполезные или даже дезориентирующие результаты. Но это не значит, что нельзя получить глубоких познаний о природе проблемы и об ее решении, рассматривая, как естествоиспытатели и математики обходятся с по добными проблемами. Уже одна только абстрактная формулировка того, как колебания возникают и продолжают существовать, дает возможность увидеть, какого рода теории скорее всего окажутся важ ными и какие можно отбросить или сохранить лишь в качестве ус ложнений более фундаментальных теорий. Во всяком случае в выс шей степени желательно построить более или менее детальный при мер модели цикла, для того чтобы увидеть, какими соображениями следует руководствоваться при выборе центральных гипотез, каковы трудности и насколько удовлетворительно такая модель может быть использована для приблизительного истолкования действительных, наблюдаемых колебаний.

Имеется много способов испытать модели, не прибегая к тому, чтобы пытаться фактически определять структурные постоянные.

Прежде всего устойчивость: модели должны быть устойчивы, однако не слишком устойчивы, иначе будет иметь место затухание колеба ний. Во всех моделях, аналогичных маятнику, качания вскоре прекра тились бы, если бы не было обратной связи, подобно вспомогатель ному часовому механизму поддерживающей ход правильными толч ками. Возможно также поддерживать ход случайными толчками, но тогда возникает серьезный вопрос, будут ли достаточно сильные толчки (например, крупные нововведения) полностью независимы от цикла и, следовательно, чисто случайны. С другой стороны, нетрудно вообразить экономические модели, которые взорвутся от все возрас тающих размахов своих колебаний. Если такие модели не слишком неустойчивы, они могут быть использованы для того, чтобы по мето ду Маркса объяснить долговременную тенденцию свободного капи талистического общества, стремящегося разнести самое себя вдребез ги. Но этот тип теории не так уж хорош, поскольку кратковременные по своему существу циклические явления используются в качестве основы для объяснения широких контуров исторического развития, что явно неприемлемо.

Другое важное испытание, которому должна быть подвергнута любая модель, состоит в том, сможет ли она объяснить циклы дли тельностью в восемь-десять лет. Многие модели допускают возмож ность таких длинных циклов;

однако при "более близком рассмотре нии это оказывается довольно иллюзорным. Например, простой цикл производственных благ с наличием промежутка отставания в произ водстве (теория Афталиона), но без обратной связи, вызываемой от ношением между мультипликатором и доходом, может породить циклы любой длительности, если заданы подходящие значения для структурных параметров. Но это предполагает столь большую устой чивость, что по существу цикл исчезает еще до того, как завершится одна полная амплитуда колебания. В нашей современной экономике невероятное множество промежутков отставания, но все они настоль ко коротки, что трудно построить удовлетворительную модель, в ко торой процессы будут пять или шесть лет подряд держаться одного направления, а потом переменят это направление на обратное, и все это из-за отставаний, длящихся меньше года, хотя многие капиталь ные блага и дают более длительные отставания. [139] В заключение следует в свете эконометрических моделей рас смотреть природу и проблемы политики в отношении цикла. При ны нешнем положении дел ни одну из существующих моделей нельзя с достаточной уверенностью считать настолько хорошо представляю щей сложную действительность, чтобы строить на ней положитель ную количественную политику. Но поучительно и полезно рассмот реть, как бы мы поступали в отношении таких проблем, если бы наша модель отвечала своей задаче, а мы вправе надеяться, что в конце концов это так и будет.

При построении всякой теории конечной целью является зало жить основы разумных действий. Марксистская теория, хотя в значи тельной степени неполная, приводит (быть может, слишком поспеш но) к заключению, что сделать ничего нельзя и что этот вывод и дол жен быть принят в качестве политики. Теория Кейнса предписывает определенный ряд возможных способов действия для того, чтобы по кончить с циклом или по меньшей мере смягчить его движение.

В программе Кейнса есть одна очень сильная сторона: она не опирается на какую-либо детализированную теорию цикла. Скорее она просто предписывает больше расходовать и (или) меньше обла гать налогами всегда, когда не достигнута полная занятость. Зна менательно, что никто не предложил простой политики для приве дения экономики к состоянию полной занятости и для удержания ее в этом состоянии. Эта проблема намного труднее для исследования, нежели это обычно представляют себе. В простейшем случае, если у правительства имеются экономические советники, они могут изучить состояние экономики и рекомендовать соответствующее увеличение бюджетного дефицита или излишка. Но если правительство не желает передать этому органу полномочия на обложение налогами и расхо дование – а это ведь считалось всегда существом государственной власти и имело, как думали, политическую, а не техническую приро ду, – то последует значительный промежуток отставания между об наружением отклонений от полной занятости и принятием корректи рующих мер. Не прибегая к детальной математической разработке вопроса, достаточно будет воспользоваться нашей интуицией, осно ванной на аналогиях с сервомеханизмом. Отношение Совета консуль тантов к президенту и президента к конгрессу дает яркий пример ме ханизма с обратной связью, и притом такого, которому ничего не стоит плохо сработать. Совет консультантов представляет собой "приспособление для обнаружения ошибок", сигнализирующее об отклонениях фактического курса от желаемого. Конгресс усиливает этот сигнал, превращая его в некоторое крупного масштаба "поступ ление" в виде создания или уничтожения покупательной способности.

Такая "сервосистема" будет, как мы видели, переступать пределы и, находясь в зависимости от своей структуры, может заняться "рыска нием" в поисках своего курса, никогда не находя его. Случай управ ления кораблями представляет собой одну из старейших "сервоси стем", иногда с участием, а иногда без участия человека в качестве связующего звена. Руль устанавливается в соответствии с отклонени ем фактического курса от меняющегося желаемого курса. Если курс не слишком часто и не слишком сильно меняется и если механизм правильно сконструирован, обратная связь даст хороший результат.

"С другой стороны, при известных условиях, создающих задержку etc., слишком резкая обратная связь заставит руль переступить преде лы, и за этим последует обратная связь, направленная в другую сто рону, что заставит руль еще больше переступить пределы, пока руле вое управление не перейдет в состояние бешеных колебаний или "рыскания" и не расстроится вконец". Открытие явления "рыскания" почти сто лет тому назад привело к обширным исследованиям с це лью найти способ избежать его, и большие успехи, сделанные в этом направлении за последние двадцать пять лет, могут служить источни ком полезных советов (хотя едва ли чем-нибудь большим) для эконо миста и государственного деятеля. [139] Можно было бы считать, что проблему легко разрешить пра вительственной антициклической политикой. Государственные ин вестиции должны компенсировать изменения в частных инвестици ях. Тогда, по-видимому, сумма расходов была бы постоянной и эко номика удерживалась бы в состоянии полной занятости. Вообще говоря, на этот вопрос трудно ответить, но, если имеется линейная система, подобная вышеописанной, математическая теория цикла по зволяет нам сразу же ответить, что это не так. Строгая привержен ность политике простого, циклически меняющегося государственного дефицита привела бы не к искоренению цикла, но скорее к усилению его интенсивности. В этом случае перед нами был бы цикл, приводи мый в движение извне, аналогичный тому, который мы имеем в гипо тезе солнечных пятен. Цикл следовал бы за расходами, вместо того чтобы противодействовать им, и мы получили бы преувеличенно раз дутый цикл и, даже больше того, по некоторым моделям – цикл по стоянно нарастающей силы. Несомненно, защитники этой политики имеют в виду гибкую тактику расходования, приспособленную к фак тическому ходу событий, но тогда мы вновь стоим перед проблемой "сервосистемы", и она должна быть исследована как таковая.

Инженер, имеющий перед собой плохо работающую машину, займется таким ее реконструированием, которое бы улучшило ее дей ствие. В случае нежелательных колебаний это означает такое измене ние констант или даже существа системы, чтобы ее устойчивость воз росла. В нашей модели устойчивость зависит от констант, выражаю щих поведение потребителей и производителей, то есть от наклона кривых предложения и спроса на капитал, от предельной склонности к потреблению и от коэффициента акселерации. Если было бы возможно должным образом изменить поведение констант, мы могли бы смяг чить цикл, а если бы можно было изменять эти постоянные по своей воле, то мы могли бы заставить экономику так быстро и плавно реаги ровать на изменения, что проблема цикла уже не представляла бы ни какого интереса. Однако, по-видимому, мало надежды, что можно ока зать серьезное влияние на поведение людей в свободной, капиталисти ческой экономике, существо которой составляет свобода людей делать все, что они считают наилучшим для себя. В социалистической эконо мике или в экономике смешанного типа ситуация совершенно другая.

Государственные должностные лица, управляющие экономикой, могут получить указание руководствоваться другими правилами. Чтобы эта политика увенчалась успехом в деле устранения цикла, необходимо иметь достаточно полную количественную модель экономики;

без это го невозможно рассчитать, какое влияние окажет заданное изменение в характере принимаемых решений. Здесь снова приходит на помощь теория сервомеханизма. Чуть ли не впервые ученые столкнулись с проблемой конструирования сложного механизма, способного выпол нить даваемое ему задание. Этот процесс синтеза следует противопос тавить классическому процессу анализа какого-либо данного механиз ма. Вместо того чтобы следовать методу проб и ошибок, пока не будет получен приемлемый результат, по-настоящему занялись проблемой того, каков должен быть механизм, если заданы цели. Эконометрика пока интересовалась главным образом анализом, но в фискальной по литике и в других направлениях предпринимаются попытки, опреде ленно требующие методов синтеза.


2.3. Сущность и причины возникновения экономических кризисов Финансовые и денежные кризисы (циклические и структур ные) исследуются на протяжении более 150 лет. Эти исследования указывают на основную причину финансовых кризисов, присущих капиталистическому способу производства. Избыточное накопле ние ссудного капитала, опережающее его использование в реаль ном секторе экономики, приводит к постепенному развитию кри зисных процессов. Обесценение ссудных капиталов выражается в денежных кризисах, приводящих в соответствие ссудный и реаль ный капитал. Метод анализа кризисных процессов, базирующийся на опережающем развитии финансового сектора, фактически при нят многими западными учёными в их исследованиях денежных и, в частности, валютных крахов.

Наиболее серьёзные валютные кризисы приходятся на де прессивную фазу или конец фазы стабилизации (фазу спада длин ной волны). Кризис Бреттон-Вудской системы совпал с концом фа зы стабилизации волны и переходом к фазе спада – 1971-1973 гг.

Кризисы 1990-х гг. – кризис Европейской валютной системы (ЕВС) в 1992-93 гг., мексиканский – в 1994г., азиатский – в 1997-98 гг., российский – в 1998г., бразильский – в 1999г. – приходятся на на чавшуюся в 1991 г. депрессивную фазу, которая в длится в среднем 8-23 года. Кроме длинных волн выделяются также среднесрочные колебания периодом 7-11 лет. [51] Экономический рост всегда происходит в виде среднесроч ных циклов, поэтому низшая точка длинной волны всегда принад лежит фазе кризиса или депрессии среднесрочного цикла, прихо дящегося на период завершения понижательной волны длинного цикла. Кризис 1971-73 гг. предшествовал общеэкономическому кризису 1973-75 гг. (среднесрочный цикл 1973-79 гг.), подтвердив тезис о частом предшествовании денежного кризиса кризису в ре альном секторе экономике.

Кризисы конца 1990-х гг. завершают очередной среднесрочный цикл, начавшийся после среднесрочного цикла 1979-1988 гг. Валют ные крахи в развивающихся, а не в развитых (особенно – США), странах, происходившие в 1994-99гг., – это следствие экономическо го давления, оказываемого на них последними посредством поддер жания высокого курса американской валюты и фактического заниже ния цен на сырьевые товары или товары массового производства, со ставляющие основную часть экспорта развивающихся государств.

При этом развитые рынки также остаются подверженными валютным кризисам (например, крах Европейской Валютной Системы 1992 г.).

Увеличение количества кризисов на «аварийных» рынках, стоящих ближе к классическому капитализму по сравнению с разви тыми странами, вступающими в информационную эру, свидетельст вует о справедливости теории экономических циклов, разрабатывав шейся многими учёными: С. де Вольф, Я. ван Гельдерен, С. Джевонс, Кондратьев Н.Д., С. Кузнец, К.Маркс, У.Митчелл, Туган-Барановский М.И., Й.Шумпетер и др.

Теория валютных кризисов, активно разрабатываемая на про тяжении последних двух десятилетий, – это теория кризисов платёж ных балансов. Под платёжным балансом страны понимаются сис тематические записи всех платежей, поступающих в данную страну из-за границы, и денежных платежей данной страны другим стра нам в течение определённого промежутка времени. По методу со ставления, предложенному МВФ, баланс делится на две части: счета текущих операций и счета движения капитала. Счета текущих опера ций включают в себя экспортно-импортное движение товаров и ус луг, а также трансферы. Счёт движения капитала состоит из балансов краткосрочных и долгосрочных капиталов и резервов. Под сальдо платёжного баланса понимается сальдо баланса текущих операций.

Ухудшение состояния платёжного баланса страны в итоге оказывает ся одной из основных причин валютных кризиса. Дефицит платёжно го баланса страны (то есть отрицательное сальдо платёжного баланса) свидетельствует о неспособности экономики зарабатывать достаточ но иностранной валюты для удовлетворения потребностей всех субъ ектов экономики. Постоянный дефицит иностранной валюты в стране с переходной экономикой и негибким обменным курсом часто приво дит к резкому падению курса национальной валюты – происходит валютный кризис, или кризис платёжного баланса.

Под валютным крахом, согласно методике МВФ, понимается падение номинального курса национальной валюты на 25 % и более.

Авторы моделей, появившихся в последние годы (инвестиционные банки J.P. Morgan, CSFB, Lehman Brothers), определяют кризис как падение реального курса национальной валюты (рассчитываемого на основе ППС) на 10 % и более.

Анализ макроэкономических предпосылок кризисов необходим каждому экономическому субъекту для выработки долгосрочной стратегии. Исследование валютных кризисов (кризисов платёжных балансов) было начато «канонической» моделью – простой и насы щенной. Она появилась около 30 лет назад, но и сейчас остается от правной точкой всех дискуссий. Каноническая модель разработана на основе работы, опубликованной в середине 70-х гг. Сэлэнтом (депар тамент международных финансов Федеральной Резервной Системы США – ФРС) и Хендерсоном. Их исследование касалось не валютных кризисов, а недостатков схем, направленных на стабилизацию сырье вых цен посредством международных межправительственных агентств, покупающих и продающих сырьевые товары. Сэлэнт и Хен дерсон утверждали, что подобные механизмы должны подвергаться спекулятивным атакам. [51] Они начали свой анализ с предположения о том, что спекулян ты будут удерживать истощимый ресурс-объект ценового регулиро вания только в том случае, если они ожидают такого темпа повыше ния цены ресурса, который обеспечит им скорректированный на риск уровень дохода, равный доходу, приносимому другими активами. Это предположение лежит в основе модели ценообразования на истощи мый ресурс, предложенной Хотеллингом: цена такого ресурса повы шается в соответствии с процентными ставками, при этом траектория роста определяется тем, что ресурс должен истощиться к тому време ни, когда его цена достигнет точки нулевого спроса.

Далее были рассмотрены последствия объявления официаль ным стабилизационным советом о готовности покупать и продавать сырьё по фиксированной цене. Пока цена будет выше уровня, кото рый установился бы при отсутствии совета – то есть выше траектории Хотеллинга, – спекулянты будут распродавать свои запасы, считая, что они не могут более рассчитывать на приращение капитала. Сле довательно, совет вначале столкнётся с ростом запасов актива. Одна ко, в итоге цена, которая преобладала бы на рынке при отсутствии стабилизационной схемы («теневая цена»), поднимется выше цены, установленной советом. В этой точке спекулянты сочтут сырьё жела тельным активом и начнут его покупать;

если совет будет пытаться удерживать цену, он быстро – в модели мгновенно – столкнется с ис тощением своих запасов.

Подобная логика может быть применена к спекулятивным атакам не только на сырьевые советы, но и на центральные банки, пытающиеся стабилизировать обменные курсы. Каноническая мо дель валютного кризиса, предложенная Кругманом и усовершенст вованная Флудом и Гарбером, фактически воспроизводила подход к сырьевому совету. Повышательная тенденция «теневой» цены ино странной валюты – цены, которая превалировала бы после спекуля тивной атаки, – основывалась на предположении, что правительство страны, экономика которой является потенциальным объектом спе кулятивной атаки, постоянно прибегает к неконтролируемой денеж ной эмиссии для финансирования бюджетного дефицита. Несмотря на это, центральный банк пытается удерживать фиксированный курс, используя валютные резервы, которые он готов покупать или продавать по этому курсу.

По мнению Кругмана, логика валютного кризиса повторяет логику спекулятивной атаки на сырьевые запасы. Допустим, спеку лянты должны были ждать, пока резервы не истощатся в результате естественного развития событий. В этой точке они знали бы, что цена иностранной валюты, фиксированная вплоть до настоящего момента, теперь начнет подниматься;

держать иностранную валюту становится выгоднее, чем национальную, что приводит к скачку курса. Однако, наиболее дальновидные спекулянты, понимая, что такой скачок должен произойти, начнут продавать как раз перед ис тощением резервов, вызывая реакцию других участников рынка, заставляющую продавать ещё раньше, и так далее. В результате ре зервы снизятся до некоторого критического уровня – может быть, до уровня, который кажется достаточным для финансирования дефи цита платёжного баланса, – но на этом уровне произойдет внезапная спекулятивная атака, которая сведёт резервы к нулю и вызовет отказ от фиксированного обменного курса.

Государство может различными способами зафиксировать об менный курс национальной валюты. В стране с развитыми финансо выми рынками для защиты обменного курса оно может оперировать на открытом денежном рынке, проводить форвардные интервенции на валютном рынке, а также осуществлять операции с иностранными активами;

кроме того, есть такие меры, как изменения в нормах бан ковского резервирования. Использование каждого из этих инструмен тов имеет свои ограничения. Правительство, стремящееся защитить национальную валюту от обесценения, может в определённый мо мент столкнуться с истощением валютных резервов или с тем, что лимит заимствований близок к исчерпанию. Правительство, стремя щееся предотвратить ревальвацию валюты, может счесть то или иное значение индекса инфляции неприемлемым.


Когда правительство больше не может поддерживать обменный паритет, происходит «кризис» платёжного баланса. «Стандартный»

кризис развивается следующим образом. Предположим, что в стране установлен фиксированный или квазификсированный (как это было во многих странах, поражённых кризисом) обменный курс;

сделаем допущение, что государство может поддерживать курс только путем прямых интервенций на валютном рынке. По действующему фикси рованному курсу резервы постепенно уменьшаются. Затем, обычно задолго до того, как постепенное уменьшение резервов полностью истощает их, происходит спекулятивная атака, поглощающая остаток резервов. Государство больше не может поддерживать обменный курс: происходит валютный кризис. Иногда государство подавляет спекулятивную атаку, обращаясь к так называемым вторичным ре зервам: используется золотой запас страны или привлекается валют ный кредит либо международных организаций, либо иностранных частных финансовых институтов, либо иностранных правительств.

Тенденция меняется на противоположную: капитал возвращается, а валютные резервы постепенно восстанавливаются. Однако разворот может оказаться временным. Кризис может повториться, вынуждая правительство прибегнуть к остающимся валютным резервам. Может произойти серия спекулятивных атак на (квази)фиксированный курс и последующих возвратов доверия инвесторов, пока правительство не откажется от проводимой валютной политики. Создание формаль ной модели, описывающей события, которые так сильно зависят от психологии спекулянтов, представляется сложной задачей. Однако если провести аналогию с другими отраслями экономической науки, окажется, что создание модели кризиса платёжного баланса возмож но. Спекулятивную атаку на валютные резервы можно рассматривать как способ, которым инвесторы меняют состав своих инвестицион ных портфелей, уменьшая в них долю национальной валюты и увели чивая долю иностранной. Затем это изменение объясняется произо шедшим изменением относительных доходностей инструментов: ко гда государство оказывается более не в состоянии поддерживать фик сированный курс, курс национальной валюты начинает меняться по девальвационной траектории.

Чередование спекулятивных атак с возвратом доверия инвесто ров выглядит естественным и потому, что рыночные операторы не имеют четкого представления о потенциальной величине резервов, которые государство будет задействовать при атаке на национальную валюту. Существование такой схемы обуславливается тем, что у спе кулянтов фактически нет выбора: они ничего не теряют, атакуя на циональную валюту, даже если опасность отказа властей от фиксиро ванного обменного курса не реализуется на практике.

Несмотря на достоинства модели, она подвергается серьёзной критике. Основной недостаток канонической модели состоит в том, что она представляет политику правительства (но не реакцию рыноч ных операторов) как механический набор действий. В ней предпола гается, что правительство эмитирует деньги для финансирования бюджетного дефицита, вне зависимости от внешней ситуации, а цен тральный банк продолжает продавать иностранную валюту для удер жания фиксированного обменного курса, вплоть до полного истоще ния валютных резервов. В реальности типов экономической политики намного больше. Правительства могут и пытаются менять налоговую политику для воздействия на платёжный баланс. Кроме интервенций, центральные банки располагают и другими инструментами защиты обменного курса. Например, они могут ужесточить кредитно денежную политику. Конечно, у такой политики есть цена. Однако важно отметить, что защита обменного курса – это обмен одного ак тива на другой, а не простая продажа валютных резервов вплоть до полного их истощения.

В ответ на эту критику были представлены модели «второго поколения». Авторы этих моделей предложили вновь обратиться к тому вопросу, который считался решённым каноническими моделя ми, – об экономической оправданности валютных кризисов, под ко торой понимается наличие фундаментальных проблем в экономиче ской политике стран, валюты которых подвергаются атаке. Модели второго поколения рассматривают кризисы, которые в начале своего развития кажутся обусловленными другими причинами (так называе мые «психологические» кризисы):

• самореализующиеся (self-fulfilling) кризисы, в которых пес симизм инвесторов в итоге оправдывается проводимой внутренней политикой;

• «стадное поведение» инвесторов;

• спекуляции крупных рыночных операторов.

К понятию психологических кризисов тесно примыкает «эпи демия», когда кризис в одной стране провоцирует атаки валютных спекулянтов на денежные единицы других стран, с которыми страна первого кризиса не имеет видимых экономических связей (например, Мексика и Аргентина, Таиланд и Филиппины).

Модели «второго поколения» (например, Обстфельд) базиру ются на трёх составляющих. Во-первых, у правительства должна быть причина отказаться от фиксированного обменного курса. Во вторых, должна быть причина защищать обменный курс. Между этими двумя мотивами должно быть противоречие. В-третьих, цена защиты фиксированного курса должна расти, когда рыночные опе раторы ожидают отказа от фиксированного курса. Необходимость изменить фиксированный курс может вызываться тем, что обяза тельства государства в национальной валюте становятся обремени тельными. Например, это может быть большой внутренний долг, который правительству надо сократить, уменьшив его реальную стоимость. Это невозможно сделать до тех пор, пока правительство сохраняет приверженность фиксированному обменному курсу. Так же речь может идти о безработице, вызванной негибкой (в сторону понижения) заработной платой. При таком рынке труда следует проводить экспансионистскую денежную политику, практически несовместимую с фиксированным курсом. [51] Одним из мотивов защиты фиксированного курса может быть уверенность государства в том, что он облегчает международную торговлю и инвестиции. Другой причиной может быть долгая исто рия инфляционного развития страны, когда фиксированный курс рас сматривается как гарантия доверия правительственной политике.

Также курс часто играет роль символа национальной гордости и/или приверженности международной кооперации.

Само по себе отсутствие доверия инвесторов усложняет защиту обменного курса. С одной стороны, защищать обменный курс будет дорого в том случае, если в прошлом операторы ожидали, что валюта будет девальвирована сейчас. Например, кредиторы могли запраши вать более высокую процентную ставку в ожидании девальвации. В результате к настоящему моменту долг становится таким большим, что его сложно обслуживать, если не прибегнуть к девальвации. Или профсоюзы, ожидая девальвацию, устанавливают такие ставки зара ботной платы, при которых промышленность неконкурентоспособна.

С другой стороны, удерживать фиксированный курс становится доро го, если рынок сегодня ожидает будущей девальвации. Стандартный механизм базируется на краткосрочных процентных ставках: для за щиты валюты необходимо их поднимать. Высокие процентные став ки могут либо уменьшить потоки наличности в государственный бюджет, либо негативно повлиять на производство и рынок труда.

Предположим, что эти три компонента рассматриваются совме стно: причина девальвировать, причина не девальвировать и некото рая причина, по которой ожидания девальвации сами по себе нару шают баланс преимуществ и недостатков фиксированного паритета.

Как отмечено в работе Кругмана, эти элементы можно соединить так, чтобы выработать общую схему валютных кризисов, которая уклады вается в каноническую модель. Допустим, рыночные операторы предполагают, что равновесие между стоимостью поддержания курса и стоимостью отказа будет иметь тенденцию изменяться в сторону превышения первого над вторым. В результате страна будет вынуж дена девальвировать валюту даже при отсутствии спекулятивной ата ки. Учитывая это, рыночные операторы будут пытаться избавиться от активов в национальной валюте до момента её девальвации. Поступая таким образом, они ухудшат положение правительства, что приведёт к более ранней девальвации. Понимая это, самые квалифицированные инвесторы будут пытаться продавать активы ещё раньше. В результа те произойдет кризис, который вынудит отказаться от фиксированно го курса раньше, чем индикаторы экономической ситуации оправдали бы девальвацию.

В описанном механизме, как и в канонической модели, кризис вызывается противоречиями между различными направлениями го сударственной политики. В этом смысле кризис обуславливает ся макроэкономическими причинами. Тем не менее, в момент начала кризиса часто кажется, что он вызывается действиями рыночных опе раторов, а не объективными причинами: государство считает, что оно готово защищать обменный курс в течение долгого периода времени и действительно будет делать это, а спекулятивная атака заставляет отказаться от поддержания курса из-за недостаточной устойчивости государственных финансов.

Кризис рассматривается как следствие экономической полити ки. Особое внимание уделяется конфликту внутренних экономиче ских целей и фиксации курса, в результате чего его коллапс становит ся неизбежным.

Несмотря на то, что модели «второго поколения» могут су щественно отличаться от канонической модели, они часто прихо дят к тому же выводу: валютный кризис – это результат несовмес тимого с долгосрочной фиксацией обменного курса типа макро экономической политики. Финансовые рынки катализируют кри зисные процессы, выполняя одну из своих основных функций: по ведение инвесторов определяется прогнозированием процессов, влияющих на состояние рынков.

Спекулятивные атаки самоосуществляются, так как они могут случиться даже тогда, когда величина резервов кажется достаточной для управления «нормальным» дефицитом платёжного баланса. Од нако атак невозможно избежать, так как они представляют собой ра циональную рыночную реакцию на постоянный конфликт внешних и внутренних макроэкономических целей. Работа Обстфельда 1986 го да рассматривает условия, в которых кризис платёжного баланса мо жет самоосуществляться, а не обязательно быть следствием непо следовательной макроэкономической политики. Подобные кризисы практически всегда приводят к коллапсу валютного режима, который иначе был бы устойчив. Они отражают не иррациональное поведение инвесторов, а неопределённость равновесия, которая может возникать тогда, когда экономические агенты ожидают, что спекулятивная атака вызовет значительные изменения в макроэкономической политике.

Обстфельд рассматривает экономику, в которой самореализующиеся ожидания ведут к множеству вариантов макроэкономического равно весия. Даже несмотря на неизбежность кризиса, экономические субъ екты верят, что центральный банк ответит на кризис переходом к бо лее высокой инфляции. Уверенность в согласии властей с кризисами делает невыгодным наличие активов в национальной валюте в мо мент спекулятивной атаки на неё.

В этом контексте кризисы платёжных балансов похожи на мас совые изъятия средств из банков. Даймонд и Дибвиг создали модель финансового посредничества с двумя вариантами равновесия: в од ном экономические субъекты верят в платёжеспособность финансо вых посредников, а в другом недоверие приводит к банкротству по следних. Оба равновесия подразумевают самореализующиеся ожида ния, так как банки разоряются тогда, и только тогда, когда начинается массовое изъятие средств. Однако, кризисы платёжных балансов, в отличие от массового изъятия средств из банков, не обязательно должны саморазрешаться.

Предположим, что отказ от фиксированного курса не обяза тельно произойдёт. В макроэкономических показателях нет тенден ции к ухудшению;

или – противоположная ситуация с вероятностью такого изменения политики, которое полностью изменит положи тельный тренд. В таких случаях страна может столкнуться с само реализующимися валютными кризисами. Каждый отдельный инве стор не будет выводить капиталы из страны, если он верит, что ва лютный режим не подвергается риску кардинальных перемен;

на против, он это сделает, если валютный коллапс кажется вероятным.

Кризис, однако, происходит именно тогда, когда много отдельных инвесторов начинает выводить свои капиталы из активов в нацио нальной валюте. В результате либо оптимизм, либо пессимизм подтвердят сами себя;

при этом страна будет иметь основания утверждать, что она стала жертвой кризиса, который не обяза тельно должен был случиться.

Недостаток такого анализа состоит в том, что он не предполага ет, что любая валюта может быть объектом спекулятивной атаки или что все спекулятивные атаки не подтверждаются состоянием эконо мики страны. В моделях самореализующихся кризисов, однако, при знаётся, что только когда фундаментальные показатели (валютные резервы, налоговые поступления в бюджет, политическая привержен ность правительства валютному режиму) находятся на неудовлетво рительном уровне, валюта может подвергнуться спекулятивной атаке.

Стране, чьё правительство считается приверженным твёрдой и эф фективной защите обменного курса, вероятнее всего не придется за щищать курс, тогда как стране, правительство которой считается спо собным отказаться от фиксированного курса перед лицом практиче ски любой серьёзной проблемы, практически всегда придется столк нуться с тем, что её экономическое развитие подвергнется давлению спекулянтов уже на ранних стадиях кризисного процесса. Фактически существует коридор значений макроэкономических показателей, в котором кризис не может произойти, а также коридор, в котором он должен случиться;

максимум, на что претендует анализ самореали зующихся кризисов, – это признание существование «промежуточно го» коридора, в котором кризис может случиться, но не обязательно происходит. Величина этого коридора спектра представляет собой объект сложного эмпирического анализа и отдельного исследования.

Постоянно и предсказуемо ухудшающиеся макроэкономиче ские показатели в некоторый момент обязательно приведут страну к валютному кризису. Так как предсказуемые кризисы случаются за долго до того, как фундаментальные показатели достигают значений, при которых обменный курс обрушился бы при отсутствии спекуля тивной атаки, то в момент коллапса всегда будет казаться, что он вы зывается спекулятивной атакой, которая не подтверждается текущи ми значениями макроэкономических индикаторов.

Валютные кризисы 90-х гг. состояли из трех региональных «волн»: кризис ЕВС в 1992-93 гг., кризисы в Латинской Америке в 1994-95 гг. и азиатские кризисы 1997-98 гг. Волны получили название «эпидемий» (contagion). Простое объяснение кризисных волн базиру ется на реальных экономических связях, существующих между стра нами: валютный кризис в стране А ухудшает состояние экономики страны Б. Однако, даже в европейском и азиатском случаях торговые связи достаточно слабы;

в 1995 году в Латинской Америке они были практически нулевыми. [51] Были предложены два «рациональных» объяснения распро странения кризиса на несвязанные между собой экономики (Дразен).

Одно из них состоит в том, что страны воспринимаются как группа с общими, но не детально отслеживаемыми характеристиками. Напри мер, латиноамериканские страны имеют похожую культуру и, следо вательно, вероятно, «латинский темперамент». Однако, влияние тем перамента на экономическую политику неясно. Как только инвесторы сталкиваются с отказом страны с подобным темпераментом, под дав лением рынка, от фиксированного курса, они могут понизить оценку готовности других стран с подобным темпераментом защищать на циональные валюты.

С другой стороны, политическая приверженность фиксирован ному обменному курсу сама по себе подвержена влиянию стадного чувства. Лучше всего это видно на примере европейских кризисов:

как только Италия и Великобритания вышли из ЕВС в начале 1990-х гг., для Швеции отказ от привязки кроны к немецкой марке стал по литически значительно проще.

Также можно предположить, что «эпидемия» отражает ирра циональное поведение части инвесторов либо потому, что индивиду альные инвесторы действительно иррациональны, либо потому, что управляющие активами сталкиваются с асимметричными мотивами.

«Эпидемия» может быть как позитивной, так и негативной. Благодаря оптимизму, родившемуся после аргентинских и мексиканских ре форм 1990-х гг., рынки стран, проводивших мало реальных экономи ческих реформ, как, например, Бразилии, были подняты общей вол ной;

видимое безразличие рынков к азиатским рискам было вызвано оптимистичным восприятием экономик региона в целом.

Сценарии, в которых кризисы генерируются самореализующи мися рациональными ожиданиями или иррациональным стадным по ведением, предполагают наличие, по крайней мере, возможности ма нипулирования рынком крупными спекулянтами (наподобие Сороса).

Предположим, страна с большой вероятностью может подвергнуться атаке валютных торговцев: либо инвесторы считают, что она отка жется от фиксированного курса, столкнувшись со спекулятивной ата кой, либо они просто повторяют действия друг друга, провоцируя панику. Тогда крупный инвестор может заработать, беря первым ко роткую позицию по национальной валюте атакуемой страны, а затем умышленно провоцируя кризис – некоторой комбинацией публичных заявлений и показных продаж. Однако, запрограммированные спеку лятивные атаки редки: пространство самореализующихся кризисов достаточно ограничено, так как большинство валют обычно атакуется вскоре после того, как становится очевидной их подверженность та ким атакам. Атака случится только тогда, когда ухудшение макро экономических показателей достаточно предсказуемо: зная, что кол лапс неизбежен, инвесторы будут пытаться его предвосхитить, тем самым фактически приближая его. В итоге атака случится тогда, ко гда у нее будут значительные шансы на успех. Существование спеку лянтов, подобных Соросу, само по себе приближает дату спекулятив ной атаки: так как все знают, что подверженная атаке валюта пред ставляет собой возможность извлечения прибыли для крупных ры ночных операторов, инвесторы будут продавать валюту в ожидании попытки одного из таких крупных игроков подорвать валютный ре жим, а, делая так, инвесторы приближают конец валютной стабиль ности даже без участия валютных торговцев.

Если валютный коллапс случается сразу же, как только у спе кулянтов появляется возможность извлечь доход, то это автоматиче ски устраняет саму эту возможность;

однако, если никто не примет участие в таких спекуляциях, то и инвесторы перестанут ожидать коллапса подверженных кризису валютных режимов. Этот парадокс похож на борьбу за контроль над корпорациями: попытка поглоще ния не будет прибыльной, если потенциальные доходы уже отражены в цене акции;

однако, без попытки поглощения не будет и этих дохо дов. С точки зрения моделирования, это означает отсутствие какого бы то ни было равновесия на рынке до тех пор, пока кто-то не внесёт достаточного «шума» в рыночные тенденции.

Модели «второго поколения» смогли развить идеи, заложенные в каноническую модель. Основной заслугой авторов новых моделей стало привнесение в каноническую модель условий, присущих со временным финансовым рынкам – наличие крупных спекулянтов, рост технологической оснащённости участников рынка и др. При этом фундамент канонической модели – несоответствие валютной и денежной и фискальной политики государства как предпосылка ва лютного краха – остался неизменным.

Рассмотрим историю возникновения и ход развития мировых кризисов 19-21 веков.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.