авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Уральский политехнический институт – УПИ им. С.М. Кирова Уральский Государственный технический университет Уральский федеральный университет имени первого ...»

-- [ Страница 3 ] --

Показана непротиворечивость, минимальность и полнота системы ак сиом. Найдена «кибернетическая» реализации такой системы (в процессе работы такая реализация была воплощена в «Преобразователе координат 4 х мерного пространства» а.с. №477427).

Выведены уравнения для собственных движений точек поля и получе ны условия их устойчивости (ограниченные вихревые движения). Найдено много частных решений для системы уравнений и показана их главная осо бенность – наличие кручения.

Дана физическая интерпретация пространства как движения точек по ля с излучением и поглощением энергии, при которых происходит измене ние их состояния – плотности точек поля, и общее представление о сво бодном вакууме как электромагнитном поле с равноправными расходящи мися и сходящимися волнами. Введено понятие тока смещения (d/dt).

Определены метрические свойства пространства движущихся точек (поля) на основе существования структур и постоянства скорости света.

При полном единстве подхода и общности описания проведены иссле дования структур разных масштабов решений системы уравнений:

- с масштабом h/mc, соответствующему микромиру (где h - посто янная Планка);

- с масштабом mG/c2, соответствующему космосу (где G - гравита ционная постоянная).

Для масштаба h/mcопределены характеристики частиц, в том числе, заряд, масса и магнитный момент электрона и ряда других частиц. Рассмот рены нарушения симметрии и дана соответствующая интерпретация антича стицам, времени жизни частиц, а также взаимодействиям в микромире (сла бым, электромагнитным и ядерным) как следствию наличия несимметрич ности в виде кручения.

Для масштаба mG/c2 исследованы статические и динамические харак теристики различных структур, дан анализ условий возникновения гравита ционных волн и их характеристика как электромагнитного поля определен ного спектра, определена максимальная энергия частиц, излучаемых косми ческими структурами.

Все полученные результаты соотнесены с известными эксперимен тальными данными ядерной физики и астрофизики и показали хорошее сов падение, а также наличие ряда принципиально новых результатов.

По мнению автора, полученные результаты позволяют объяснить:

а) в квантовой механике (релятивистской) - корпускулярно-волновой дуализм;

- соотношение неопределённости;

- длину волны де Бройля;

- заряд и моменты частиц, в том числе, спин;

- возможность квантования энергии и моментов, в том числе, с нарушением чётности;

- СРТ - теорему;

- типы взаимодействий;

б) в кварковых моделях частиц - возможность описания тяжёлых частиц в собственной системе отсчёта ме тодами комбинаторики;

- невозможность построить релятивистские кварковые модели;

в) в общей теории относительности - физическую сущность кривизны пространства в окрестностях тяготеющих тел;

- физическую природу гравитационных волн;

г) в астрофизике - природу, происхождение и основные параметры Вселенной и ряда её структурных элементов;

- закон всемирного тяготения, законы механики и специальную теорию от носительности с указанием границ их применимости.

Полученное описание геометрии и физики вакуума основано на идеях выдающихся математиков и физиков (Римана, Гельмгольца, Умова, Пойнтин га, Эйнштейна и других), развивавшихся в разное время и применительно к разным областям познания мира. С его помощью удаётся раскрыть не только свойства материальных объектов, но и объяснить некоторые признаки про странства и времени. Полученное описание перекрывает существующую геометрию и пересекается с теорией электромагнитного поля по некоторой поверхности, которая помогает установить пределы справедливости тех или иных соотношений, в том числе и самих уравнений ЭМП. При всем этом ав тор подчёркивает возможность дальнейшего развития описания, как в части формализации, так и в части возможностей дальнейшего углубления иссле дований различных явлений и структур, а практическую ценность таких ис следований видит в широком спектре возможных результатов: от создания общей теории лазерных гироскопов в ближайшее время и исследования биологических структур и психических явлений в недалёком будущем до из влечения энергии из вакуума в отдалённой перспективе. Одним из результа тов предложенной теории, по мнению автора, может стать изменение направленности фундаментальных исследований и интерпретации их ре зультатов в различных областях физики с весьма существенным экономиче ским эффектом.

Страшинин Е.Э.

КАК НАЧИНАЛОСЬ СКБ- Студенческое конструкторское бюро радиотехнического факультета СКБ-1 было организовано в феврале 1960 года. Это было первое студенче ское конструкторское бюро не только в институте, но и во всём Свердловске.

Начальником был Иван Тихонович Дементьев, студент из старослужащих.

Было две группы. Одна – радийная во главе с Валерой Кирпичёвым. Они раз рабатывали специальный генератор сигналов. Вторая – группа автоматчиков из недавнего доп. набора на радиофак: Лев Некрасов, Герман Шурыгин, Анатолий Тукмачёв, Евгений Страшинин. Формально нами руководил Ю.А.Перминов. Фактически, и совсем не формально – Валентин Николаевич Жуков. Я ездил на Всесоюзное совещание актива студенческих научных об ществ высших учебных заведений, которое проходило на территории Мос ковского энергетического института. Большую часть своей работы оно посвя тило обсуждению вопросов, связанных с работой студенческих конструктор ских бюро. Это был мой первый «выход в свет», уйма впечатлений.

Сохранилась газета ЗИК («За индустриальные кадры») за 7мая 1960 го да, копия которой приведена в конце статьи.

Нас, автоматчиков, пригласил Главный инженер завода «Пнев мостроймашина» Н.И.Зыков и предложил разработать счётное устройство для литромера, измеряющего с заданной точностью объём закачанных в ра кету чрезвычайно агрессивных компонент топлива. Литромер был скон струирован на основе двух мелкомодульных овальных шестерён. Топливо отдельным насосом прокачивалось через эти шестерни, которые благодаря своей форме под действием входного напора вращались. Благодаря специ альной форме шестерён и мелкомодульности зубьев зацепления суммарный угол поворота каждой шестерни позволял с большой точностью определять объём закачанного топлива.

В связи с агрессивностью компонентов топлива валы шестерён нельзя было выводить наружу. Поэтому внутри корпуса литромера на торце вала одной из шестерён был смонтирован пятипалый магнит. При вращении ше стерён торцы лап этого магнита вращались с небольшим зазором в плоско сти, параллельной тонкостенной немагнитной мембране, отделяющей рабо чее пространство литромера от внешней среды.

До того, как нам поручили работу с литромером, с внешней стороны тонкостенной металлической перегородки (может быть, я зря назвал её мембраной) зеркально располагался ведомый, такой же пятипалый магнит, к которому был прикреплён тросик, идущий в кабину заправщика к механиче скому счётчику. Зимой тросик примерзал к оболочке, и счётчик показывал ерунду. Именно поэтому потребовалась электронная схема.

Вместо ведомого магнита на внешнюю сторону мембраны мы постави ли магнитный сердечник таким образом, что проходящие с её внутренней стороны лапы магнита индуцировали в обмотке, намотанной на сердечник, импульсы. Мы сделали схему формирования, импульсы на выходе которой сохраняли свои параметры во всём диапазоне рабочих скоростей шестерён литромера.

Далее, эти импульсы подавались на электронную схему. Схема должна была считать эти импульсы. На лицевой панели прибора располагались пять вертикальных рядов с идентификационными лампочками, по десять в каж дом ряду, для считывания объёма закачанного топлива. Нужно было обес печить возможность с помощью пяти переключателей, каждый на десять по ложений, задание заправочной дозы.

Наша группа решила параллельно делать три варианта пересчётной схемы: на пальчиковых лампах, на поляризованных реле и на МТХ-90 – тира тронах с холодным катодом. Преимущества последнего варианта мы видели в том, что схема должна была получиться экономичной (нет накала) и что в этих тиратронах можно было совместить функции пересчёта и индикации – на торцах тиратронов при протекании тока было яркое свечение. Очень про стой была и схема на поляризованных реле.

Нам, автоматчикам, в старом здании радиофака была выделена ком ната на первом этаже слева от лестницы. Каждое утро мы шли по кафед ральным лабораториям. Нам давали измерительные приборы, осциллогра фы, генераторы. Каждый вечер мы должны были всё это разнести туда, отку да взяли. Не роптали.

Все три варианта схемы мы собрали и отладили в срок. Тогда я на всю последующую жизнь усвоил роль технической документации. Дело в том, что в документации к МТХ-90 было написано, что срок их службы определя ется нереально малым количеством вспышек. Это числа было так мало, что суммарное время службы тиратронов было нереально мало (настолько не реально, что я даже не решаюсь назвать запомнившуюся мне цифру). Мы подумали, что это не серьёзно, что это опечатка. Схема получилась простой и работала прекрасно. Но ровно к моменту сдачи работы Заказчику закончил ся срок службы тиратронов, и схема перестала считать.

Хорошо, что у нас было подготовлено ещё два варианта. Предпочтение отдали схеме на пальчиковых ламах. Пересчётка на поляризованных реле была, конечно, проще и работала безупречно, но там, всё-таки, были движу щиеся части и контакты с большой интенсивностью переключений.

Мы в срок успешно сдали и документацию, и опытный образец. Это для всех нас был прекрасный опыт настоящей работы по родной специаль ности. И память на всю жизнь, ведь прошёл 51 год!

Ради любопытства, сегодня я залез в Интернет. Счётчики объёма про качанной жидкости, действие которых основано на использовании овальных шестерней, широко распространены. Конечно, пятипалые магниты уже негде не упоминаются, но литромеры со встроенными магнитами выпускаются.

Гоманёк О.А.

СТУДЕНЧЕСКОЕ КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО (СКБ-1).

НОСТАЛЬГИЯ… В шестидесятых годах прошлого века радиотехнический факультет рас полагался в 4-ом учебном корпусе, а в трёх комнатах подвала этого корпуса происходил удивительнейший процесс – здесь совершали первые самостоя тельные шаги в науку и практику студенты радисты и автоматчики, здесь рас полагалось студенческое конструкторское бюро – СКБ-1. Здесь они генери ровали и, по возможности, воплощали в самодельные приборы свои соб ственные идеи по тем направлениям, которые были их будущей специально стью. Конечно, под руководством(!), конечно, при многократных обсужде ниях, спорах, сомнениях, иногда и разочарованиях. Но как же это было за хватывающе интересно! Ребята приходили в СКБ в любое удобное для них время – в перерывах между «парами», до занятий или после, иногда на пол часа, иногда на весь день. Заходили и друзья тех, кто трудился в СКБ: тепе решние аксакалы радиофака – Мальцев Ардалион Павлович (просто Арик), Калмыков Алексей Андреевич (ещё только Лёха), Сержа Ефимов – знамени тый на весь мир покоритель Эвереста и других восьмитысячников, Саша Пи ратинский – известный скалолаз. Было по-молодому весело, задорно, ника ких пьедесталов, монументальности… Работы велись в рамках научно-исследовательских договоров, заклю чённых с различными предприятиями города и городов области, руководи телями работ были, конечно, преподаватели факультета – Воробьёв Сергей Александрович, Галик Леонидович Куценко, Холоднов Юлий Иванович, Жу ков Валентин Николаевич, Крылов Дмитрий Александрович, Перминов Юрий Александрович, Бочков Владимир Григорьевич. Было несколько штатных со трудников: работы шли по утверждённым в договорах этапам, в которых строго оговаривались объёмы и сроки выполнения работы, студенты же от сутствовали практически 4 месяца в году: две сессии по месяцу, ещё два ме сяца - каникулы… Кто-то должен был быть постоянно присутствующим ис полнителем. Был в СКБ и свой начальник-студент. На моей памяти это сту денты Уфимцев Анатолий Александрович, затем Кузнецов Александр Нико лаевич и Криницын Леонид Васильевич (конечно, тогда это – Толя, Саша и Лёня). Позже, году в 67, начальником СКБ стал сотрудник факультета - Оси пов Владимир Борисович.

Сергей Александрович Воробьёв руководил договорными работами, если говорить не научным, а житейским языком - по автоматизации загрузки доменной печи, бездоводочному дозированию сыпучих материалов – ком понентов, загружаемых в доменную печь;

Дмитрий Александрович Крылов – по договорам с Электротяжмашем. Под его руководством дипломники раз рабатывали и изготавливали комплекс приборов для проверки качества изо ляции высоковольтных трансформаторов. В одном из них было даже элек тромеханичекое вычислительное устройство, сделанное из регулятора гром кости (!) радиоприёмника высшего класса «Фестиваль». Владимир Григорье вич Бочков курировал работы по биомедицинским устройствам, начиная с разработки и заканчивая изготовлением многоканального электроэнцефа лографа. Заказчиком был психодиспансер. Как вспоминает Юрий Иринархо вич Ребрин: «От разработки принципиальных схем (а это был, пожалуй, пер вый в стране транзисторный энцефалограф) до изготовления и покраски кор пуса всё делали сами в нашей полуподвальной комнате. Самое удивитель ное, что прибор работал. И не только на ВДНХ, где был награждён медалями, но и потом, после возвращения из Москвы, у заказчика».

Жукова Валентина Николаевича, руководившего разработкой прибора для электростимуляции схваток рожениц, готовы были носить на руках со трудники ИОММ (института охраны материнства и младенчества), а вместе с ним – Володю Романова и Юру Ребрина. Анна Леонтьевна Кушнир (штатный сотрудник СКБ) руководила работой по созданию тонких магнитных плёнок.

С ней работали дипломники Николай Вернов (после он стал известной лич ностью в УГТУ - УПИ - УрФУ: после расставания с Александром Ивановичем Дружининым и ИПК, он создал в недрах УГТУ-УПИ институт менеджмента и рынка, стал его ректором) и Печорских Александр, продолжающий работать на радиофаке по настоящее время. Поскольку работа над созданием тонких цилиндрических магнитных плёнок требовала достаточно хороших знаний химии, в число сотрудников была принята Торопова Ирина Ивановна (в то время Просвирякова). Вот что она рассказала: «Тонкие цилиндрические маг нитные плёнки (ТЦМП) в те времена использовались в оперативной памяти вычислительных машин. А "фишка" нашей работы заключалась в том, чтобы получить прямоугольную петлю гистерезиса со ступенькой, что должно было произвести "революцию" в магнитной записи информации. Дело было за немногим - получить многослойное магнитное покрытие толщиной около 5000 ангстрем на тонкой проволоке из бериллиевой бронзы. Для этого была спроектирована (это заслуга Валентина Николаевича Жукова) и смонтирова на лабораторно-технологическая линия для получения и исследования ТЦМП, (тут неоценима помощь Шуры Печерских). Правда, к тому времени американцы придумали "вертикальные домены" и наши плёнки потеряли актуальность…» Обидно, но как интересно было работать, обсуждать, спо рить, приходить к какому-то правильному или неправильному решению, по лучать результаты, которых ожидал.

На территории СКБ-1 под руководством Азария Иннокентьевича Порт нягина зарождалось учебное телевидение: дипломные проекты здесь пер выми выполнили Боря Путинцев и Вася Сенников. После защиты они оба бы ли оставлены в УПИ и руководили дипломными проектами следующих ди пломников - Димы Когана, Саши Кнышенко, Валеры Максимова и Володи Цепилова. Всё - от разработки схем, изготовления и покраски корпусов до полного создания институтского телецентра – заслуга студентов, работавших в СКБ. Уже потом были работы по созданию просмотровых аудиторий в ин ституте и на БАМе, запись и демонстрация лекций для заочников техниче ских вузов, медали ВДНХ.

Студенты, работающие в СКБ под руководством разных преподавате лей, не делились на кланы, никогда не возникало какой-либо неприязни были споры, можно сказать, научные споры, высказывались оригинальные мнения по проблемам любой темы, разрабатываемой в СКБ. Было беско рыстие, щедрость и желание решить все проблемы, свои и чужие. Саша Лейдерман, Яков Фрейдин, Иосиф Фридман, Юра Иванов и Женя Белякович, Валя Лаптев и Женя Маковенко, Федя Лежнин и Толя Беднягин – это вторая волна (первую может описать только Е.Э.Страшинин), затем волны непре рывно сменяли одна другую: Юра Ребрин и Вова Романов, Лёня Криницын, Миша Колодин и Вова Шабашов, Шурик Печорских, Вова Тимошенков и многие, многие другие – все разные, шумные и тихие, темпераментные и сдержанные, весёлые и спокойные, доверчивые и не очень - но какие умные, славные ребята, никогда не жалующиеся на неудобства и некомфортность!

Вместе ходили на яхтах по Верх-Исетскому пруду, справляли дни рождения и государственные праздники, ездили за грибами. Жили достаточно бедно (что было совершенно очевидно во второй волне), одежда была повседнев ная, праздничная отсутствовала, поэтому «махнёмся не глядя» использова лось всеми – нужно ли идти в филармонию или в иное публичное место, где иначе возьмёшь пиджак?! Но никаких стонов, причитаний - всё o’key!

О дипломнике Дмитрия Александровича Крылова Стародумове Валере можно слагать легенды – после преподавания на кафедре ААУ радиофака на его счету дезактивация г. Припять после Чернобыльской катастрофы, ликви дация последствий землетрясения в г. Ленинакане, награждение орденами Боевого и Трудового Красного Знамени, крестом « За мужество». Наш, эс кабэшный!

Борису Михайловичу Путинцеву, по мнению многих, ставить памятник нужно было ещё когда он был студентом 2-го курса. Именно он был предсе дателем штаба строительства общежития радиофака при комиссаре Маль цеве Ардальоне Павловиче. Почти на год раньше запланированного срока было построено общежитие, которое исправно служит по сей день. Сколько студентов-иногородников должны быть ему благодарны за достаточно хо рошие условия проживания во время учёбы! Второй памятник ему был по ложен за создание институтского телецентра, который был при его самом деятельном участии и руководстве доведён от лампового до транзисторного уровня и получил 11 медалей ВДНХ как один из лучших в стране.

Многие студенты радиофака после защиты оставались работать в ин ституте, но перестройка многое изменила. Нет информации о тех, кто ушёл.

После переезда факультета в новый корпус на УММ (по аналогии с УКМ – угол Мира и Малышева), увеличились учебные площади, кафедры уже могли себе позволить выделить место для студенческой науки в своих «апар таментах». На факультете появились две вычислительные машины Наири-К.

Возможно, в связи с этим изменились и функции СКБ-1. Кроме выполнения хоздоговорных работ, одной из основных задач стало сопровождение сту денческих программ, создаваемых ими при выполнении расчётов по лабора торным работам и курсовым проектам на различных языках программиро вания (в то время, в основном, алгол и фортран). Сопровождение означало выполнение перфорационных работ на перфолентах и перфокартах, прогон программ на Наири-К, консультации при зацикливании программы – поиск причины зацикливания, если студент не может определить её сам. К этому времени руководителем подразделения был Сысоев Леонид Сергеевич. Са мо подразделение уже требовало переименования, т.к. количество штатных сотрудников значительно превышало количество работающих в нём студен тов.

Существует ли сейчас подразделение с таким названием – не знаю.

Жаль, если не существует… Дружинин А.И.

РАДИОФАКУ Скоро радиофаку 60. С ним у меня, включая учёбу и работу, связано года жизни. Это достаточно много. Поступал я в 1955 году. Деканом тогда был неугомонный и очень энергичный Виталий Васильевич Мельников, ко торый в процессе учёбы читал нам курс «Электрические машины». Сразу о том, как он принимал экзамен. Сначала предлагалось решить задачу. В слу чае успеха отправлял перекусить, и только потом тянешь билет. Ответ он все гда комментировал. Я был старостой группы, и на консультации задал во прос: обмотки будут (он их не читал)? Ответ был – нет. Тяну билет - там этот вопрос. Ну не читал я про них в учебнике Пиотровского, минимизировали ведь все! Я - к нему, а он – садись, соображай. Про все по билету рассказал, кроме этих проклятых обмоток. Тогда он громко, чтобы все слышали, гово рит:

- Ну, на три балла ты знаешь. Поскольку ты староста, ставлю тебе 3,5.

Округляем в пользу студента. Так я заработал у него 4 балла. Экзамен его за кончился где-то около 12 ночи. И ведь никто из группы не ушёл, все болели друг за друга.

Потом, когда он был уже ректором Челябинского Политеха, а я – дека ном радиофака, я пригласил его в Совет по защитам кандидатских диссерта ций по автоматическому управлению (на самом деле их было два - откры тый и закрытый), он любезно согласился и с удовольствием приезжал.

Как вы уже догадались, я из породы «автоматчиков» и закончил ка федру бесконечно мною уважаемой Ирины Николаевны Печориной - Чело века с большой буквы, преданного делу, не только большой Умницы, пре красного Педагога. Вообще должен сказать, что с преподавателями нам по везло. Это было замечательное поколение по-настоящему интеллигентных и высокообразованных людей, у которых действительно можно было учиться, в том числе и жизни. Недаром Ирина Николаевна, беспартийная, была удо стоена ордена Ленина. А как мы гордились, когда её доклад был принят на Конгресс IFAC (International Federation of Automatic Control) в Лондоне, это в то время, когда наша область была закрытой, а научные работы, возглавляе мые ею, имели гриф «Совершенно секретно». Какая она приехала одухотво рённая, да ещё не забыла каждому (а нас у неё было уже четверо аспиран тов) привести подарок!

Не могу не привести ещё один факт из нашей студенческой жизни. Был у нас спецкурс, состоящий из 3 частей, который читался тремя преподавате лями. Это были Олег Петрович Ситников, заведующий параллельной авто матной кафедрой ААУ и два его сотрудника: Валентин Николаевич Жуков и совсем ещё молоденький преподаватель - Нина Борисовна Виноградова. Все - замечательные люди. На лекции к Нине Борисовне ходили, она нам расска зывала про ЦВМ «УРАЛ», но литературы не было никакой. Как староста, за даю на консультации Олегу Петровичу вопрос, как будет выставляться оцен ка. Он говорит: среднее арифметическое. Мы быстренько смекнули, что можно проигнорировать одну часть, а именно курс Нины Борисовны. Груп па решила, что оценка «хор» устроит большинство. Итак, 5+5+2=12, делим на 3 и получаем 4. Договорённость с Олегом Петровичем, таким образом, не нарушается. Сразу оговорюсь, что тем, кто шёл на красный диплом, разре шили сдавать и курс Нины Борисовны. Надо отдать должное Олегу Петрови чу, несомненно, обладавшему чувством юмора, что он не стал «возникать», и все у нас получилось, как мы задумали. Но у параллельной группы такой фокус уже не прошёл. Нина Борисовна вначале на нас обиделась, даже всплакнула, но потом ей объяснили, что к чему, она успокоилась и зла на нас не держала. Таковы мои коротенькие воспоминания о студенческой жизни.

По окончании института Ирина Николаевна предложила мне остаться на ка федре в должности ассистента, и после недолгих раздумий (жить было не где) я с благодарностью согласился. Ирина Николаевна похлопотала, и меня распределили с предоставлением места в аспирантском общежитии. Я вёл лабораторные работы по электронике, потом стал читать по этому курсу лекции. С благодарностью вспоминаю Виктора Михайловича Парамонова и Киру Леонидовну Воробьёву за помощь и поддержку. Как-то все было по доброму в те времена… Впоследствии мне предложили должность заместителя декана по старшим курсам. Работа была для меня интересной, она нравилась мне больше, чем преподавательская деятельность. Когда декан факультета Бо рис Алексеевич Панченко собрался на преподавательскую работу в Гвинею Бисау, встал вопрос о выборах декана. Партбюро рекомендовало меня на эту должность, я дал согласие на участие в выборах и был избран. В должно сти декана я проработал 11 лет с 1976 по 1987год. Спасибо тогдашнему рек тору Фёдору Петровичу Заостровскому, у которого я прошёл хорошую школу и которому чрезвычайно многим обязан. За глаза его звали «хозяин», но это не было ёрничеством. В моем представлении он был прекрасным руководи телем Уральского политехнического института, пользующимся громадным авторитетом как среди студентов и сотрудников института, так и во внешней среде. К нему было просто попасть и обсудить проблемы факультета, он все гда поддерживал здоровую инициативу.

Я чувствовал большую ответственность перед коллективом факультета и старался использовать все возможности, чтобы сделать его одним из луч ших в институте. В то время было соц. соревнование между факультетами и, конечно, формальные показатели, по которым факультеты оценивались. Од ним из них был процент чистой сдачи. По этому показателю, в силу объек тивных причин, мы традиционно занимали одно из последних мест. В то же время никак не оценивалось качество обучения (процент повышенных оце нок, количество «красных» дипломов, их реальность). После обсуждения этого вопроса на партбюро я пошёл к Фёдору Петровичу. Он меня выслушал и сказал:

- Выступай на партсобрании, я тебя поддержу. Я выступил, он дей ствительно очень здорово меня поддержал, и мы ушли с последних мест.

Одной из приоритетных своих задач я определил открытие Советов по защитам кандидатских диссертаций. Многие молодые преподаватели обу чались в целевой аспирантуре других вузов, аспирантура на факультете за исключением, пожалуй, Ирины Николаевны Печориной, у многих заведую щих кафедрами отсутствовала, не было своих докторов наук (тоже один из показателей соц. соревнования). Обсудив и эту проблему с Фёдором Петро вичем, я получил добро на приглашение Главного Конструктора НПО Автома тики доктора технических наук Семихатова Николая Александровича на за ведование кафедрой ТПРА. Звоню его помощнице Валентине Ивановне (фа милию забыл), записываюсь на приём, приезжаю с предложением - заведо вать на условиях штатного совместительства или почасовой оплаты. Говорю, как нам важно, что будет доктор наук, что ему будет нетрудно прочитать сту дентам реальный курс, (сам втайне также надеюсь на материальную под держку со стороны НПОА), а в качестве «морковки» произношу:

- Профессо ра получите, потом Членкора, а там и Академика. Он меня выслушал и не со гласился. Я, конечно, расстроился. Недели через две звонит мне Валентина Ивановна и спрашивает меня, когда я смогу принять Николая Александрови ча. Я сказал ей, что приеду к нему сам в удобное для него время. В результа те он согласился заведовать кафедрой на условиях почасовой оплаты. По пробовав почитать, заходит как-то ко мне и говорит:

- Ваш хлеб слишком тя жёл. Давай, говорит, я буду лучше вести 20 дипломников. А там свои нормы.

С помощью Фёдора Петровича утрясли и этот вопрос. По поводу материаль ной поддержки не все мои надежды оправдались. Раньше были деньги и фонды. Так вот, Николай Александрович сказал, что денег даст, сколько надо, но фондами делиться не захотел. Так у нас появился первый доктор наук. Польза от этого факультету была несомненной. Сбылось и моё проро чество – он стал Академиком и вполне заслуженно.

Вторым доктором, которого я пригласил на заведование кафедрой ААУ, был профессор Лисиенко Владимир Георгиевич. Потом появились на должностях профессоров кафедр на условиях штатного совместительства доктора наук Смирнов Валентин Алексеевич и Ченцов Александр Георгиевич.

Опять опосредованно поправили один из показателей соц. соревнования, но, самое главное – появилась возможность возбуждать ходатайство перед ВАК об открытии Советов по защитам. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что это было хождение по мукам. И здесь опять помогал Фёдор Пет рович. В результате нам удалось открыть четыре Совета – два по радийным (открытый и закрытый) и два по автоматным специальностям (тоже откры тый и закрытый). Активизировалась аспирантура, пошли свои защиты, что стимулировало и научную работу. Опять вперёд.

Не хочется, чтобы у читателя сложилось впечатление, что всю эту, на мой взгляд, очень важную работу делал я один. В любом деле есть команда единомышленников. Мне удалось найти контакт практически со всеми заве дующими кафедрами, мои инициативы поддерживало и партийное бюро (в то время это было очень важно). Не могу не упомянуть добрым словом Олега Александровича Гусева, которого я пригласил на должность заместителя де кана. На сегодняшний день он имеет, пожалуй, самый большой стаж работы в этой должности в университете. Он относился к своим обязанностям при мне и сейчас продолжает работать совершенно неформально и, на мой взгляд, сделал для факультета очень много. Повезло мне и с выбором друго го моего заместителя, тоже долгожителя в этой должности Ивана Николае вича Верескуна, которому я поставил задачу вывести наше студенческое общежитие в лидеры. Он, бывший политработник, ветеран Великой Отече ственной Войны, замечательно справился с этой задачей, обеспечив реаль ное студенческое самоуправление. Таким образом, в результате всей этой проделанной большой совместной работы факультет занял лидирующие по зиции в тогдашнем УПИ.

Когда в 1986 году вышло совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О создании при ведущих вузах страны Межотраслевых ин ститутов повышения квалификации кадров по новым направлениям развития техники и технологии», куда попал и УПИ, мне предложили войти в состав рабочей группы по подготовке совместного приказа Минавтопрома СССР, Минцветмета СССР, Минэнергомаша СССР и Минвуза РСФСР о создании при УПИ такого института. Руководителем её был проректор по учебной работе Иван Фёдорович Ничков, которого я наряду с Фёдором Петровичем Заост ровским считаю одним из своих учителей и очень ему благодарен за науку.

Когда эта работа близилась к концу, Иван Фёдорович рекомендовал меня на должность директора института. Приказ о моем назначении подписал Ми нистр высшего и среднего профессионального образовании РСФСР Иван Фи липпович Образцов, и в 1987 году я расстался с Радиотехническим факульте том и, как мне представляется, с чистой совестью.

Где выпускники РТФ УПИ – там работа кипит!

Медведев Ю.А. (выпускник 1960 года) КАК Я ПОПАЛ НА РТФ УПИ Мой отец был армейским офицером. В 1941 году убыл на фронт, не успев попрощаться с семьёй. А мать с четырьмя мальчиками в августе 1942 г.

была эвакуирована из г. Пятигорска (там я родился в январе 1938 г.) через Махачкалу, Каспийское море, а далее – эшелоном на Урал в Свердловскую область (в деревне Трифоново Пышминского района жила её сестра). После возвращения отца с фронта его перевели в г. Камышлов, затем – на станцию Татарская (между Омском и Новосибирском), т.к. он служил в жел.дор. вой сках, а в 1953 г. – в г. Серов. В августе 1954 г. (я только что окончил 8-й класс) семью постигло большое горе: в командировке в Омске скончался от инсуль та отец (в возрасте 50 лет). Раны войны дали о себе знать. В 1955 г. в Серове я окончил среднюю школу №16 с золотой медалью. Старший брат Геннадий тогда уже учился на 3 курсе радио-физического факультета Томского госуни верситета. Он посоветовал мне поступать на РТФ УПИ на специальность, ко торая потом стала называться «Автоматика и телемеханика». На РТФ в том учебном году подали заявления на эту специальность золотые медалисты, количеством в полтора раза превышающим льготный план приёма. Нам сра зу не дали расслабиться, и накануне было объявлено, что льготой (приём без экзаменов) мы воспользоваться не можем и будем сдавать два экзамена (математику и физику). Дело срочное и принимало чрезвычайный оборот, т.к. я приехал без подготовки, уверенный в силе льготы золотой медали (как было обещано тогда по всей стране).

Когда же я пришёл из общежития утром на экзамены, то оказалось, что девочки-абитуриентки не выдержали напряжения и срочно переложили свои документы на экономический факультет, а мальчикам сказали, что они все зачислены и завтра выезжают на уборку картофеля в Красноуфимский район.

Свердловск произвёл на меня, приехавшего с периферии, большое впечатление и очень понравился, особенно его проспекты с гранитными бордюрами, бульвары, площадь 1905 года, студенческий городок и главный корпус УПИ... Правда, здание 4-го учебного корпуса РТФ выглядело не очень.

Романтики добавляло соседнее здание Суворовского училища, где стояли на входе на высоких постаментах настоящие пушки. В городе много красивой зелени, оперный театр, знаменитый театр музкомедии.

Были сформированы студенческие группы.

Старостой нашей группы совершенно правильно деканат РТФ назначил золотомедалиста из г. Ка мышлова Дружинина Александра Ивановича (сейчас он профессор, Заслуженный работник Высшей школы РФ, заместитель директора Биз нес- школы УрФУ, академик Международной академии наук высшей школы).

Учёба Итак, 1 сентября 1955 года начался мой первый учебный год на РТФ УПИ. Я всё больше влюблялся в УПИ, в один из крупнейших вузов страны.

Мне, выпускнику школы небольшого го А.И. Дружинин родка сталеваров Серова ни разу не приходи Ю.А.Медведев лось бывать в двухмиллионном городе, мы с не терпением ждали всегда первого сентября, поскорее встретиться с ребята ми, сесть за свежевыкрашенные ещё пахнущие краской парты, встретиться со своими любимыми учителями, честно и добросовестно исполнявшими свой педагогический долг, мы были жадными до учёбы. Преподаватели учили нас хорошо и добротно, были профессионалами. Учились и они, т.к. специаль ность была новаяи многих из них перевели с энергетического и физико технического факультетов. Деканом был замечательный человек – Мельни ков Виталий Васильевич (вернувшийся с фронта майор разведки). Он для нас был мудрым отцом и воспитателем. А «мамой» нам была заведующая ка федрой Ирина Николаевна Печорина. Замечательно читал лекции по выс шей математике Нефедьев Георгий Николаевич, а практику у него вёл Сак сонов Абрам Маркович (задавал нам на дом сотни задачек, что всякий раз мы сдавали по 12-ти листовой ученической тетради). «Автоматизированный привод» вёл Воробьёв Сергей Александрович, приборостроение преподавал обаятельный Николаев Борис Петрович, а электронные устройства автомати ки – Парамонов Виктор Михайлович. Телемеханику, телеуправление и теле измерения мы штудировали под началом талантливого Панова Григория Ивановича и Скуридина Владимира Петровича. На военной кафедре нами «командовал» майор Резниченко Григорий Иванович. Занятия по «начертал ке» проходили в БЧЗ (большом чертёжном зале главного корпуса). Короче говоря, все педагоги были профессионалами. Всем им великое спасибо за то, что хорошо учили и строго спрашивали, но относились к нам по доброму.

Запомнились яркие личности, например, доцент Люстрова. Это добрая, крупная, полная женщина читала лекции по физике, сопровождая теорети ческий материал занимательными опытами в большой римской аудитории главного корпуса. И когда мы все шумно себя вели, чтобы нас успокоить, она доставала большую связку ключей и с доброй улыбкой стучала по столу:

«Пацише, пацише, что это вы сегодня у меня так расшумелись!». Запомнился Перминов Юрий Александрович, как мне кажется внешне похожий на Рихар да Зорге: высокий, худой, с большими голубыми глазами и с пышной кудря вой шевелюрой блондина. Следящие системы интересно преподавал Глызин Владимир Иванович. Нина Борисовна Виноградова познакомила нас с пер вой советской цифровой ЭВМ «Урал -1», поступившей в УПИ из г. Пензы с за вода САМ.

О нашей выпускающей кафедре АиТ Ирина Николаевна Печорина вела у нас ТАР: чувствовались во всём её интеллигентность, привлекательность, высокий профессионализм своего де ла. Мы влюбились в ЛАЧХи и ЛФЧХ, в АФХ и корректирующие цепи. Под её руководством мы приняли участие в подготовке её первой книги «Расчёт си стем автоматического управления», проводя расчёты характеристик типовых динамических звеньев. Кстати мы очень гордились, когда Ирину Николаев ну Печорину командировали на Первый международный конгресс ИФАК в Лондон, откуда она привезла нам всем по сувениру, а также карту метро Лондона и массу впечатлений о Западе. Она умело руководила не только учебным процессом, но и научными исследованиями (Заказчиком тогда вы ступал п/я 320, теперь НПО «Автоматика. Под научным руководством Печо риной И.Н. защитили кандидатские диссертации Барышников Ю.А., Дружи нин А.И., Медведев Ю.А., Малышев Г.В. (трагически погибший на рыбалке), Страшинин Е.Э., Бессонов Н.П., Никитин А.В. и многие другие.

Все защиты практически были по «закрытой» тематике.

Хочется сказать тёплые слова о Жукове Валентине Ни колаевиче. Его школьные годы старшеклассни ка (он родился в 1925 г.) опале ны войной. В 1943 г. 18 В.Н.Жуков, Ю.А.Медведев летний паренёк стал курсантом школы авиамехаников (г. Троицк Челябинской области). После двух лет учё бы его объявляют «техником по вооружению боевых самолётов» и направ ляют в научно-испытательный институт ВВС. Здесь Валентин Жуков получил бесценный инженерный опыт. Как он мне рассказывал, условия работы в «стрелковой» лаборатории были тяжёлые: в тире отрабатывались новые пи столеты и другое стрелковое оружие. Стрельба по мишеням в закрытом по мещении велась целыми днями напролёт (возможно это отрицательно в дальнейшем сказалось на его здоровье). Окончив службу в 1949 г., он стал студентом УПИ и был из первого выпуска РТФ. Валентин Николаевич был та лантливым рассказчиком и интересным преподавателем. Его инженерный диапазон: от «электростимулятора» до измерения давления в желудке. Мне посчастливилось быть на двух Всесоюзных научных конференциях по гид равлической автоматике: в г. Калининграде (бывшем Кёнигсберге) и в Смо ленске. Коллектив РИ-РТФ имеет полное право гордится Жуковым В.Н., он имел обширные знания и эрудицию в механике, электротехнике, электрони ке и особенно в конструировании. Это был очень добрый и чистейший чело век.

О нашей группе Наша студенческая группа была богата талантами: Юра Курбатский виртуозно играл на аккордеоне, Саша Дружинин хорошо пел, Володя Обаб ков и Петя Матафонов обладали очень привлекательными торсами (тяжело атлеты), Юра Акименко был непревзойдённым спринтером, а Анатолий Астахов – чемпионом по спортивной гимнастике, Ирочка Бушуева – «мор ским волком» (парус), Кира Ободова – «снежным барсом»…. Пребывание наше на целине – это были три замечательных лета, проведённых вдали от родного Свердловска. Особенно запомнилось первое путешествие по ж.д. в товарном составе, когда мы пересекли почти всю страну: Омск, Иртыш, Но восибирск, Барнаул, Бийск, а далее в Кытмановский зерносовхоз. Жили в ша трах-палатках по 35 человек (трёхслойные): сверху был слой брезента от до ждя, потом – слой из фланели для тепла, а внутренний слой – фактически бе лая простыня, придававшая чистоту и порядок. У мальчиков – свой шатёр, у девочек – свой. Жили очень дружно, помогали друг другу. Работали на убор ке хлеба и сахарной свеклы. Урожай был отменный. Автомобили «студебек керы» с военными моряками - тихоокеанцами за рулём прибыли сюда с Дальнего Востока. В нашем шатре кто то привёз с собой старенький патефон со стопкой пластинок, которые мы крутили каждый вечер: « У самовара я и моя Маша… », «Осень. Прозрачное утро, небо как будто в тумане…» и др.

Особенности местного климата были таковы, что урожай нужно было убрать в сжатые сроки, т.к. начинающиеся сильные ветры обсыпят колоски и весь урожай будет на земле. Один раз (видимо от искры из трубы комбайна) случился быстро распространяющийся ветром пожар: горел хлеб в сухих вал ках, трещал огонь…. Мы, несколько человек, бросились в полуторку и рвану ли тушить. Однако тушили практически голыми руками: не было воды, вет ками истово колотили по валкам, а из откуда-то появившейся «Волги» парт секретарь вытащил ковёр и с силой хлопал им, пока мы не справились с ог нём. У меня прогорела штанина, ботинок, носок и мясо до косточки (на себя обратили внимание только когда закончили битву с огнём).

Потом очень долго заживало. Нас за этот «подвиг» и за три целинные кампа нии тогда наградили медалями «За освоение целинных земель», я её до сих пор храню и вспоминаю молодые студенческие годы.

После окончания РТФ В те времена распределение на работу после вуза получали все, а так как у меня был «красный» диплом (таким разрешалось выбрать самим же лаемое место работы), то я выбрал п/я 320. С этой организацией я был зна ком с третьего курса: проходил там с большим интересом производственную практику в отделе «Системы управления» (отдел №3). Многие ребята из нашей группы практиковались и в других отделах «фирмы». Нашу лаборато рию в «Пентагоне» возглавлял Бакеркин Артур Иванович, а моей повседнев ной книгой с тех пор стала книга Феодосьева и Синярёва «Введение в ракет ную технику». Запомнились командировки в г. Миасс, Машзавод, в г. Чай ковский под Ижевском и др. Здесь в 1961 г. в народном университете куль туры мы, молодые инженеры, могли бесплатно освоить любую специаль ность, например, изучать иностранный язык. Я записался на английский.

Преподавателем у нас оказалась студентка 3 курса Свердловского государ ственного института иностранных языков Лукиянчикова Ирина Антоньевна, в которую я сразу же влюбился. Мы гуляли три года и 7 января 1964 года рас писались (теперь нашей любви уже 50 лет).

Вдруг как то само собой поступило предложение от зав. кафедрой АиТ Печориной Ирины Николаевны поступить к ней в очную аспирантуру, что я и сделал. Нам с Ирой дали комнату в общежитии физтеха на пр. Ленина (у нас к этому времени в июле 1965 г. родилась дочка Светочка и мы снимали частную комнатку).

Помнится, спортклуб УПИ предлагал аспирантам горящие путёвки в альплагерь на Кавказ (июль 1962 г.), я согласился. Покорил высочайшую вершину Европы Эльбрус, получил знак «Альпинист СССР» и рекомендацию тренеров совершенствоваться в альпинизме (там нужна адская выносливость и терпение).

В «Автоматике» работали очень профессиональные специалисты, например, выпускники Томского госуниверситета, Ленинградского ЛВМИ «Военмех» и др. В 1967 г. защитил кандидатскую диссертацию (кстати пер вым официальным оппонентом моей диссертации был д.т.н. профессор Хох лов Викентий Алексеевич из Института автоматики и телемеханики / техни ческой кибернетики АН СССР) – светило №1 на тот период времени.

После защиты сосед по общежитию седой доцент с физтеха посовето вал мне: «Вы молодые, драпайте отсюда, иначе как и я до седых волос до живёте без квартиры в общаге». Дочка Света подрастала (ей было уже два годика) и я написал три письма: в Тулу, Владимир и Пензу («не нужны ли мо лодые специалисты»?). Первым пришёл ответ из г. Владимира от ректора проф. Докучаева Алексея Николаевича («Если у вас намерения серьёзные, приезжайте для личного знакомства»). Здесь совершенно некому было пре подавать «Аналоговые вычислительные машины», а я в то время на РТФ вёл как раз занятия по АВМ.

Город Владимир В августе 1967 года я прибыл во Владимирский политехнический ин ститут (теперь Владимирский государственный университет, вобравший в се бя в 2011 году 90-летний Владимирский гос. гуманитарный университет).

Мой приезд был кстати: в молодом быстрорастущем вузе (ранее это был фи лиал Московского института электронного машиностроения МИЭМ) некому было преподавать «Аналоговые вычислительные машины» (цифровые ЭВМ ещё только появлялись). Мне дали комнату в студ. общежитии. В зимние ка никулы в феврале 1968 г. я привёз сюда молодую жену и дочку 2,5 лет, а че рез год – в феврале 1969 года для преподавателей был сдан 9 этажный жи лой дом и мы получили свою квартиру!

Перебравшись в ВПИ, несколько раз (впервые – в 1974 г.) повышал квалификацию в TU Dresden на факультете технической кибернетики.

В этом 2011 году исполнилось 44 года моей трудовой деятельности на благо (я бы лучше написал на ниве) высшего образования Владимирщины.

Кстати ВлГУ поднимали также другие выпускники УПИ: доцент Ситнянский Б.Д.и проф. Устюжанинов В.Н. (РТФ УПИ), профессора Комлев Г.А., Кухтин Б.А., Манаков А.И. (ХТФ УПИ) и др.

Здесь я и стал профессором, академиком Международной академии наук педагогического образования, зав. кафедрой информатики и вычисли тельной техники, проректором по научной ра боте. Выпустил 9 аспирантов (все защиты про шли в ведущих вузах страны МИЭМ, МЭИ, ЛЭТИ и утверждены ВАК). Опубликовал (лично и в соавторстве) более 400 работ (в т.ч. 30 – за рубежом), из них 34 а. св. и патента, 44 учебно методические работы (5 из которых – с грифом УМО и Минобрнауки РФ), 3 монографии.

Вице-президент областной организации общества «Знание» РФ, председатель Влади мирского областного отделения СНИО России, зам. председателя Бюро Центрального региона Российского Национального комитета Между народной ассоциации по математическому и машинному моделированию ИМАКС, облада тель Гранта «Надежда Владимирской области» - 2008.

В день 60–летия родного РИ-РТФ УрФУ хочется сердечно его поблаго дарить за всё и пожелать ему больших успехов в радиотехническом образо вании Урала!

«Везде исследуйте всечасно, что есть велико и прекрасно, чего ещё не видел свет!» (Михайло Ломоносов).

Политова Л.В.

МОЙ ТРУДОВОЙ ПУТЬ Окончила школу № 5 в 1954 году. За два года до окончания школы со биралась связать свой трудовой путь с архитектурой, и потому усиленно за нималась графикой и рисунком в кружке ИЗО Свердловского Дворца Пионе ров. Но в мои планы вмешалась судьба. На беду, а может на счастье, в году соизволил родиться радиофак.

Комсомольские лидеры моей школы, старшие девочки, Бирюкова Наталья и Самченко Лиля, с которыми я пересекалась по комсомольской де ятельности, стали студентами этого новорождённого факультета. И потекла информация в школу от этих девчат о новорождённом чуде. Зацепила мно гих школьниц, в том числе и меня. Архитектуре – отставка, буду учиться только на радиофаке.

Школу закончила с медалью, имела шанс поступить в ВУЗ без экзаме нов. На какую специальность? Не имела понятия. Опять вмешалась судьба.

Пришла в приёмную комиссию подавать документы и прямо за мной в оче реди встал Марк Шварц. Вот он- то точно знал, на какую специальность по ступать следует. И убедил в этом меня.

Заявление подано, собеседование с В. В. Мельниковым пройдено и вот я студентка желанного факультета.

Годы учёбы – напряжённые, бессонные, наполненные огромным коли чеством лекционного, практического, лабораторного материала, пролетели мгновенно. И вот только теперь, по прошествии 50 лет, прошагав длинный путь по трудовой жизни, я могу по настоящему оценить тот значительный объём знаний, который вложили в наши головы все преподаватели за 5 лет.

Низкий поклон всему коллективу преподавателей, учивших и воспитывав ших нас.

Специальность, которую я выбрала в юности, предполагала постоян ную учебу всю трудовую жизнь. И именно этому и научили нас все, с кем пришлось соприкоснуться. Навсегда остались в памяти такие преподаватели, как доц. Волк (Теоретическая механика), доц. Нефедьев ( Высшая математи ка), доц. Малкова ( Сопромат ), проф. С. А. Воробьёв (ТОЭ), и особо любимые преподаватели по специальности Ирина Николаевна Печорина и Олег Пет рович Ситников.

Наступил 1959 год, год окончания учёбы. Почти весь выпуск РТФ был направлен в институты и проектные организации, занятые разработкой во енной тематики. Страна усиленно строила Ракетный Щит. Вот и я с 20 вы пускниками нашего курса отправилась в проектное КБ Завода им. Калини на.

И снова началась учёба. КБ было создано в 1957 году. За предшествующие два года в КБ было приято несколько сотен молодых специалистов из веду щих ВУЗов страны. А в 1959 в КБ прибыли и первые выпускники нашего фа культета. Началось изучение объекта проектирования, таких неизвестных дисциплин, как аэродинамика, баллистика, вычислительная техника анало говая и цифровая, о которой в ВУЗе мы еще не имели и понятия.

Я оказалась у самых истоков вычислительных машин. Начинала с машины «Урал-1», МН-7, потом БЭСМ-6.

Далее серия машин «Минск», языки программирования, от Алгола до СИ, и так всю оставшуюся жизнь.

Наступил 1972 год. Год судьбоносный, переломный в нашей трудо вой деятельности. Разработка Систем ПРО, межконтинентальных ракет по требовали проектирования глобальных систем автоматизации управления, АСУ. А подготовку специалистов для разработки таких систем и их эксплуа тации возложили на родимый радиофак. Специалисты нужны были спешно, а учить их надо целых пять лет, вот и были созданы три факультета: основ ная специальность АСУ на РТФ и два вспомогательных факультета: факультет ускоренной переподготовки инженеров других специальностей на специаль ность АСУ и факультет, готовящий инженеров-специалистов АСУ на базе тех нических специалистов, закончивших радиотехникум. Ко всему ещё три формы обучения – дневная, вечерняя и заочная. Есть где разгуляться пре подавательской деятельности.

Где взять кадры? Стали приглашать выпускников факультета, работав ших в промышленности. Я для подобной работы подошла и с сентября года была зачислена на факультет в качестве старшего преподавателя ка федры АСУ. Прошла все виды вузовской деятельности. Читала лекции, вела практические занятия и лабораторные, дипломное и курсовое проектирова ние, а также участвовала и в научных работах. Много труда было вложено в разработку, внедрение и пробную эксплуатацию АСУ факультета и АСУ УПИ.

Вот на этом поле деятельности главным организатором, идейным вдохнови телем и практически основным разработчиком был Владимир Александро вич Попов, доцент каф. АСУ. Правой рукой его можно считать Эйдинова Р.М.


тоже доцента каф. АСУ.

На кафедре отслужила до 93 года, когда по семейным обстоятель ствам вынуждена была срочно уволиться. Когда семейные проблемы отсту пили, вернуться обратно постеснялась, изменилось время, сменились люди, другой стала жизнь.

Страшинин Е.Э.

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА НА КАФЕДРЕ АиТ Я могу начать обзор научно-исследовательских работ кафедры АиТ с 1961 года. К сожалению, я не владею информацией о более раннем перио де. И ещё одно ограничение: здесь будут затронуты только работы, связан ные с исследованием и разработкой систем управления динамикой лета тельных аппаратов. Именно в 1961 году И.Н.Печорина начинает со своим мо лодым коллективом работы в интересах НИИ Автоматики (тогда – предприя тие почтовый ящик №320). В те годы в теории автоматического управления в развитых странах многие учёные и научные коллективы вели исследования по теории и практике самонастраивающихся систем (СНС) автоматического управления. Начальным импульсом к работам кафедры послужил тщатель но подготовленный Ириной Николаевной обзор «Самонастройка систем ав томатического управления для повышения качества переходных процессов», который определил тематику НИР кафедры на многие последующие годы.

К тому времени теория самонастраивающихся систем находилась в за чаточном состоянии. Тем не менее, Ирина Николаевна сумела дать общие соображения по классификации систем с переменными параметрами, дина мические характеристики которых улучшаются введением контуров самона стройки. Она подробно рассмотрела вопрос о критерии качества систем ав томатического управления (САУ), неразрывно связанный с выбором типа СНС. Много позже, в 1973 году, И.Н. опубликовала учебное пособие «Опти мальные и самонастраивающиеся системы». Оно не было компиляцией чу жих работ, а полностью основывалось на научных результатах, полученных самой Ириной Николаевной и её командой.

В рамках НИР по самонастраивающимся системам в разные годы на кафедре под руководством Ирины Николаевны Печориной работали Алексей Валентинович Никитин и Виктор Михайлович Романов (СНС с моделями), Юрий Александрович Барышников, Александр Николаевич Оботнин и Алек сандр Владимирович Цветков (СНС со спектральными анализаторами). Глеб Владимирович Малышев увлечённо занимался спектральным анализом процессов в СНС. В те времена большую роль играло аналоговое моделиро вание. Г.В.Малышев разработал и собрал генератор шума на лампах окталь ной серии. Это был уникальный прибор. Вспоминается, что диссертация его имела объём всего лишь около 20 листов, что допускалось только для высо ко математизированных работ. Много позднее Александр Владимирович Цветков использовал спектральный подход к решению задачи парирования влияния на работу системы стабилизации упругих колебаний корпуса ракеты.

Евгений Эрастович Страшинин исследовал возможность параметрического возбуждения в СНС. Речь шла о возможной потере устойчивости в САУ при периодически изменяющихся во времени параметрах основного контура в процессе самонастройки. Это происходило, несмотря на то, что мгновенные значения этих параметров лежали внутри области устойчивости соответству ющей стационарной системы. Была разработана методика обеспечения па раметрической устойчивости самонастраивающихся систем.

Ириной Николаевной была красиво решена проблема преодоления сложности систем при использовании компенсационного метода самона стройки. Она предложила при настройке системы на удовлетворительное качество переходных процессов учитывать лишь небольшую часть динами ческой характеристики. Так ещё в 1961 году при руководстве дипломным проектом Е.Э.Страшинина она порекомендовала при формировании контура СНС угловой стабилизации ракеты стягивать к одной линии высокочастотные хвосты логарифмических амплитудно-частотных характеристик (ЛАЧХ) ос новного контура. И хотя в остальном диапазоне частот ЛАЧХ выглядели при этом беспорядочно, качество работы таких систем получилось вполне удо влетворительным.

Параллельно с работами по самонастройке с 1962 года под руковод ством Ирины Николаевны Печориной начались научно-исследовательские работы по тематике релейных систем автоматического управления. И опять, в начале этих работ ею был выполнен основополагающий обзор «Релейные системы автоматического управления». В этом обзоре была дана краткая, но ёмкая классификация используемых в промышленности релейных САУ. Ос новное внимание было уделено принципам действия систем и области их применения. В обзоре был сделан акцент на следующих видах релейных си стем:

системы с релейными усилителями;

системы с использованием вибрационной линеаризации релейного элемента;

релейные оптимальные САУ;

САУ с переменными параметрами, изменение которых производит ся при помощи релейных элементов;

инженерные методы коррекции релейных САУ, обеспечивающие хорошие запасы устойчивости, необходимые значения амплитуды и частоты автоколебаний, создание условий скользящего режима.

В обзоре рассматривались такие методы коррекции как замедленная внутренняя обратная связь;

использование отрицательной зоны нечувствительности (отрица тельный гистерезис);

использование нелинейных корректирующих устройств;

использование вибрационной линеаризации релейных элементов;

линеаризация релейных элементов вынужденными колебаниями и автоколебаниями;

оптимальные линейные САУ.

Многое, на основании этого обзора, Ирина Николаевна использовала впоследствии в обучении студентов. Отталкиваясь от этого обзора, она ини циировала научную работу своих аспирантов Рафаила Михайловича Эйдино ва и Александра Ивановича Дружинина. Первый из них занимался вопроса ми систем с переменной структурой, которые впоследствии использовались в промышленной автоматике. А.И.Дружинин провёл интересную работу по синтезу и использованию псевдолинейных корректирующих звеньев, у кото рых можно было, в отличие от линейного случая, независимо формировать амплитудно и фазочастотную характеристики. Такая коррекция была эффек тивна для систем угловой стабилизации ракет малой длины и большого диа метра. Научному коллективу кафедры удавалось обеспечить устойчивость системы угловой стабилизации ракеты иногда даже в тех случаях, когда За казчик, поручая кафедре работу, полагал задание нереализуемым.

Практически все работы коллектива Ирины Николаевны выполнялись по заказам НИИА в интересах разработки систем стабилизации ракет для подводных лодок. Многие возможности системы угловой стабилизации ра кеты определяются быстродействием гидропривода. Юрий Алексеевич Мед ведев и Валентин Николаевич Жуков изучали высокодинамичные процессы в электрогидравлических рулевых машинках (РМ). Было сделано предположе ние, что быстродействие гидропривода существенно снижается из-за воз никновения в гидравлическом тракте РМ эффекта кавитации. Для проверки этой гипотезы они заменили глухой торец силового гидроцилиндра толстым оптически чистым стеклом и провели высокоскоростную киносъёмку гидрав лических процессов. Наличие кавитации было подтверждено и результаты исследования были переданы конструкторам. Ю.А.Медведев предложил и с большим удовольствием использовал термин «Фотовизуализация». Сегодня вторая половина этого слова стала нормой.

В 1970 году в лаборатории кафедры под руководством Алексея Вален тиновича Никитина был изготовлен макет аналогового адаптивного автомата стабилизации, выполненного на транзисторах и диодах.

Не могу не вспомнить о Владимире Петровиче Широкове. Он был старше меня. Читал лекции и проводил лабораторные занятия по ТАР-у (тео рия автоматического регулирования, это позднее стало «ТАУ»). Он принимал участие во многих направлениях научно-исследовательских работ кафедры, помогал в исследованиях многим из нас. Но особенно запомнилась та акку ратность и тщательность в выполнении работ и оформлении отчётов, кото рыми обладал сам Владимир Петрович и требовал от других. Мы многому научились у него. В те времена оформление отчётов было не простым делом.

Компьютеров с их огромными возможностями ещё не было. Процессы в ис следуемых системах мы записывали на шлейфовом осциллографе Н-700, на рулонную фотобумагу, которую после съёмки нужно было проявлять в спе циальной фотолаборатории, и вклеивать осциллограммы в отчёты. Формулы, которых в наших отчётах было множество, нужно было вписывать от руки.

Сегодня, просматривая некоторые из сохранившихся отчётов, по почеркам, которыми вписаны формулы, можно узнать авторов.

Уже много позже, в восьмидесятые годы, Геннадий Сергеевич Селива нов и Виктор Александрович Вайнер работали в области распознавания ха рактерных ситуаций, возникающих при функционировании сложных САУ.

И.Н.Печорина совместно с Ириной Анатольевной Селивановой разработали для НПОА эффективные алгоритмы управления для ряда специфических ап паратов с ЖРД. Разработчики НПОА модифицировали эти алгоритмы с учё том требований программирования конкретного бортового вычислителя, и с этими алгоритмами объект успешно прошёл всю серию натурных испыта ний.

По материалам, полученным в процессе НИР кафедры, И.Н.Печорина неоднократно была с докладами на конгрессе ИФАК (международный кон гресс по автоматическому управлению).

Ещё в марте 1964 года кафедра предложила Заказчику (НПОА) исполь зовать в контуре стабилизации ракеты ЦВМ с реализованным в ней цифро вым фильтром – дискретным корректирующим звеном – и провела необхо димые расчёты и сравнительные исследования эффективности такого филь тра по сравнению с аналоговым. Так начинался перевод автоматов стабили зации систем управления НПОА на цифровое исполнение. При этом был при влечён аппарат расчёта и построения псевдочастотных логарифмических ха рактеристик. Более того, И.Н.Печорина уже в те времена умела рассчитывать периодические режимы дискретной нелинейной системы и передала мето дику таких расчётов Заказчику. И сегодня не многие специалисты в состоянии проводить инженерные расчёты дискретных нелинейных систем.


Ирина Николаевна обладала огромной работоспособностью. Неодно кратно после вечернего обсуждения внезапно возникнувшей сложной про блемы, утром она приходила с готовым решением, уже с просчитанными ва риантами. Она обладала редким, удивительным чутьём, позволяющим чрез вычайно сложные поначалу задачи сводить к адекватным, предельно упро щенным моделям, теперь уже легко поддающимся синтезу управления.

В конце шестидесятых – начале семидесятых годов кафедра совершила окончательный переход от традиционных тогда аналоговых методов моде лирования к цифровому моделированию. Неформальным лидером в этом направлении выступал Г.С. Селиванов. В то время, по моему мнению, специ алисты кафедры АиТ были одними из самых квалифицированных на факуль тете по цифровому моделированию динамических систем. Именно в те вре мена кафедра, одна из первых, ввела в учебный план специальности дисци плину «Алгоритмические языки и программирование» (102 часа).

Е.Э.Страшинин в рамках курса «Теория и применение управляющих машин»

читал студентам большой раздел по общему подходу к построению числен ных методов интегрирования и решения дифференциальных уравнений. Ка федра в качестве инструмента при выполнении своих НИР в полной мере ис пользовала аналого-цифровой комплекс УМШН «ДНЕПР2» - АВМ МН14 ин ститута математики и механики (тогда – СОМИ – Свердловское отделение института математики и механики им. В.А.Стеклова) Уральского филиала АН СССР.

В 1970 году Е.Э.Страшинин занимается использованием алгоритмов быстрого преобразования Фурье (БПФ) в схеме парирования гармонической помехи. В работе на аналого-цифровом моделирующем комплексе СОМИ ему помогала дипломница Марина Дмитриевна Печорина. Было выявлено надёжное распознавание частоты гармонической помехи уже при величинах её амплитуд в два раза меньших критических значений. Подключение к БПФ цифрового режекторного фильтра (им занимался Ю.А.Барышников) позво лило обеспечить значительно лучшую помехоустойчивость основного конту ра. БПФ, хотя оно и названо быстрым, всё-таки не позволяло реализовать расчёт в реальном времени. Во время поездки на одну из конференций (она проходила в Солнечной долине Новосибирского Академгородка) А.Н.Оботнин изобрёл удивительно простой алгоритм дискретного преобра зования Фурье на скользящем интервале времени, требующий для своей ре ализации всего несколько элементарных вычислительных операций на ин тервале временного кванта системы. Годы спустя такие алгоритмы появились в литературе, но тогда, к сожалению, нас мало заботило патентование своих находок. Да и для того, чтобы получить авторское свидетельство, надо было «замаскировать» свой алгоритм под некоторую эквивалентную электриче скую схему. Алгоритмы не патентовались.

В 1971 году в СССР была опубликована книга Юлиуса Ту «Современная теория управления», в которой излагались методы синтеза САУ с использо ванием подходов, опирающихся на понятия пространства состояний. На ка федре АиТ был организован постоянно действующий научный семинар по овладению этими методами и использованию их как в обучении студентов, так и в кафедральных НИР. Е.Э.Страшинин подготовил программу экспери ментального курса ТАУ и реализовал её в рамках дисциплины «Большие си стемы автоматического управления». Эти методы были в полной мере ис пользованы и дали прекрасные результаты в новой, начатой в 1974 году НИР.

Эта НИР была посвящена созданию систем цифрового управления перспек тивными истребителями. Руководителем этой работы был Е.Э.Страшинин, тогда заведующий кафедрой АиТ, главным теоретиком - А.Н.Оботнин. Управ лением продольным каналом руководил Сергей Андреевич Андрианов, бо ковым – Александр Оскарович Бройтман, разработкой алгоритма адаптации на базе Идентификатора Полётных Условий – Григорий Исаакович Найфельд.

Программным обеспечением моделирования на ЭВМ института математики и механики (ИММ) ведала Ирина Кимовна Табачник. С.А.Андрианов органи зовал на базе микро ЭВМ Электроника-60 удалённый интеллектуальный терминал для связи кафедры с БЭСМ-6 ИММ.

В рамках этой работы у кафедры сформировались хорошие рабочие контакты с известными фирмами Минавиапрома – Третьим Московским приборостроительным заводом (3МПЗ), КБ «Зенит» (известен своими истре бителями МИГ), ЦАГИ. В те времена ещё не были широко известны методы Пространства состояний. А.Н.Оботнин выступал на этих фирмах с лекциями, с помощью которых обращал коллег в нашу веру. На территории 3МПЗ было проведено полномасштабное моделирование спроектированной на кафедре системы. Результаты этого моделирования и проявившаяся при этом высокая эффективность наших алгоритмов управления были одобрены известным теоретиком Авиапрома М.С.Чикулаевым.

В те годы Александр Оскарович Бройтман вышел на совершенно новое направление в теории и практике автоматического управления – теорию размытых множеств и нечётких лингвистических регуляторов. Он начал изу чать эту тематику и заинтересовал многих из нас.

В 1984 году вынужден был уйти с кафедры Е.Э.Страшинин, не сумев привлечь к научно-исследовательской работе основной преподавательский состав кафедры и не обеспечивший необходимые цифры отчётности по ка федре (в основном, это количество публикаций и защитивших диссертации), требуемые партийной организацией. Пришедший затем на заведование ка федры по рекомендации Е.Э.Страшинина (его непростительная ошибка с не поправимыми последствиями) Е.Н.Колесник создал невыносимые условия для сотрудников научно-исследовательской части кафедры. В результате были вынуждены уволиться С.А.Андрианов, А.О.Бройтман, Г.И.Найфельд, И.К.Табачник, В.А.Вайнер. В 1990 году по семейным обстоятельствам уволи лась И.Н.Печорина (была смертельно больна её сестра, Галина Николаевна).

В 1989 году тогдашний заведующий кафедрой В.Г.Лабунец закрыл на кафед ре АиТ направление по подготовке инженеров специальности 0606 (автома тика и телемеханика, с выпуском по специализации «Схемы и системы авто матики и телемеханики»). Научно-исследовательские работы кафедры по её традиционной тематике прекратились… Цветков А.В.

МОЯ НАУЧНАЯ РАБОТА Впервые на кафедре с научной работой я соприкоснулся только на курсе (1971 год), когда дал согласие Ирине Николаевне Печориной остаться работать на кафедре. Тогда это было лестное предложение. Почему такое предложение было сделано мне, я до сих пор не представляю. Из нашей группы такое же предложение получил Геннадий Селиванов. Таким образом, после последней сессии в январе 1972 года мы с Г.С. Селивановым попали на преддипломную практику на кафедру автоматики и телемеханики. Руково дителем у меня был Е.Э.Страшинин, а непосредственно я работал под нача лом А.Н.Оботнина. В то время на кафедре были крупные темы с НИИА (Науч но-исследовательский институт автоматики, сейчас Научно производственное объединение автоматики имени Н.А.Семихатова) и рабо тало много научных сотрудников, в том числе В.А.Вайнер, Г.И.Найфельд. Ла боратория находилась на 3-ем этаже в закрытой части радиофака. Всех, кто там работал, называли коллективом за железной дверью (такое название из за того, что этаж закрывался, и при входе была вахта).

Александр Николаевич Оботнин готовил диссертацию, в его работе применялись новые алгоритмы обработки сигналов, основанные на быстром преобразовании Фурье и преобразовании Фурье на скользящем интервале времени. Я во время преддипломной практики знакомился с теорией этих вопросов и проводил обработку результатов. Расчёты проводились в Инсти туте математики и механики на машинах «Днепр» и МН14. Этот цифро аналоговый вычислительный комплекс использовался для моделирования объекта управления и цифрового регулятора. Результаты фиксировались на длинных распечатках, которые мы обрабатывали вручную – строили графики на миллиметровой бумаге.

В мою дипломную работу вошли результаты расчёта и моделирования работы цифровых фильтров, позволявших получить скользящий спектр. В ко нечном варианте тема дипломной работы звучала так «Применение метода локального преобразования Фурье для анализа сигналов и синтеза филь тров».

После защиты дипломной работы я начал работать в должности асси стента кафедры и участвовал в НИР. В соответствии с направлением иссле дований я занимался в группе И.Н.Печориной вопросами подавления коле баний в системах управления сложными нестационарными динамическими объектами. Для этого очень подробно пришлось разбираться в вопросах цифрового моделирования динамических систем. Мы были одними из пер вых, кто начал работу на ЦВМ БЭСМ-6, установленной в Институте математи ки и механики Уральского отделения Академии наук СССР. По своей мощно сти в те годы (1972-1980) она была самой мощной в стране. Мы самостоя тельно осваивали языки программирования, в частности Фортран, операци онную систему и методы взаимодействия с машиной. Все расчёты проводи лись в пакетном режиме, программы набивались на перфокартах. Очень много времени уходило на отладку программы, поиск и исправление оши бок. Перфокарты с ошибочными операторами необходимо было перебивать, иногда заклеивали и прорезали "дырки" и дублировали карты. Все мы ходи ли с длинными распечатками и долго просиживали в поисках ошибок. Осо бенно интересно было работать с системой Графор, позволявшей получить на графопостроителе отличные графики процессов (несколько кривых в од них осях, различного цвета или разными маркерами), которые до этого мы строили вручную. Для нас это была мини-революция - тогда не было Матла ба. Это была целая эпопея. В дальнейшем наши сотрудники А.О.Бройтман и И.К.Табачник разработали программное обеспечение. С.А. Андрианов и Г.И.

Найфельд обеспечили стыковку аппаратного обеспечения на базе микро ЭВМ «Электроника-60» с БЭСМ-6.Таким образом, был создан удаленный терминальный пункт связи. В итоге мы смогли непосредственно с кафедры формировать задачи для расчетов, получать результаты, просматривать их и при необходимости печатать. Благодаря новой технологии были получены интересные и нужные результаты.

В чисто научном плане были определены оптимальные области сочетания классических и со временных методов синтеза алгоритмов коррекции для систем с резонанс ными свойствами;

разработан метод анализа разрешимости задачи синтеза алго ритма коррекции в виде постоянного фильтра подавления с использованием понятия предельного фильтра;

разработана методика формирования структуры идеальных фильтров подавления и предложены методы их аппроксимации;

разработаны рекомендации по реализации фильтров;

на основе теории наблюдателей предложена и реализована но вая двухканальная схема реализации фильтра подавления, обеспечивающая улучшенные показатели качества по сравнению с обычными фильтрами.

На основе проведённых исследований и предложенных алгоритмов было создано автоматизировано рабочее место, которое использовалось в задаче проектирования систем управления объектами с резонансными свой ствами.

Ирина Николаевна Печорина была бессменным руководителем наших работ с НПОА до своего ухода на пенсию в 1987 году. В 1990 году финанси рование работ практически прекратилось, в небольшом объеме исследова ния продолжались на энтузиазме сотрудников. В 1997 году по материалам проведённых работ я защитил кандидатскую диссертации «Разработка мето дического и программно-алгоритмического обеспечения синтеза корректи рующих алгоритмов для динамических систем с осцилляторами».

Зобнин Б.Б.Почётный выпускник УПИ, профессор, д.т.н.

ОБРАЗ РАДИОФАКА У каждого выпускника свой образ AlmaMater. Общим является то, что студенческие годы дали удивительный заряд энергии на всю последующую жизнь.

Радиофак располагался тогда в четвёртом корпусе, на территории нынешнего стройфака, на первом, втором и третьем этажах.

Преподавательский коллектив составляли, в основном, недавние выпускники УПИ. Кафедрой автоматики и телемеханики руководила Ирина Николаевна Печорина. Лекции по электрическим машинам нам читал наш декан Виталий Васильевич Мельников. Последний раз мы с ним встретились на пятом курсе, когда после лыжного похода на Южный Урал ввалились в своих штормовках в его ректорский кабинет в Челябинском политехническом институте. Он очень тепло принял нас.

Часть курсов нам читали преподаватели энергофака. Запомнились блестящие лекции Николая Михайловича Тарасова по теоретическим основам электротехники.

В нашей академической группе, кроме нас вчерашних школьников, оказались демобилизованные в соответствии с решением Женевского совещания о сокращении армии на 1200000 человек лейтенанты (жертвы ЖС, как мы их называли). Жили дружно. В основном группу сплотила работа на безграничных картофельных полях, которые мы убирали.

Нигде больше мне не приходилось встречать такого количества увлечённых людей, стремящихся реализовать себя. Только из нашей академической группы защитили кандидатские диссертации семь человек.

Ожидание открытий, вдохновляемых газетой «Бокс»: «В окрестностях радиофака состоялся запуск двухступенчатой ракеты». Вызывающие трепет толстые монографии, такие как «Теоретические основы связи и управления», которые предстояло изучить.

Читальные залы в Главном корпусе: «Детский» (для младших курсов) и «взрослый» (для старших курсов), в которых надо было занимать место, иначе сесть было некуда.

Схемы, которые мы собирали на лабораторных работах, путаясь в огромном количестве проводов. Огромный стабилизированный выпрямитель, в разъем которого я по рассеянности засунул палец. Первые самостоятельно смонтированные схемы, которые упорно не желали работать. Бабушка-вахтерша в закрытой зоне радиофака, наматывающая провод на ферритовые колечки. Большая комната в закрытой зоне, плотно заставленная аналоговыми вычислительными машинами МН-7, украшенными фотографиями секс-бомб из польских журналов. Гудящие умформеры, закреплённые за окнами. Понимание, что можно исследовать на модели, и как это все будет работать в реальности.

Наш поток был первым, который начал изучать комплекс С-75. На вступительной лекции начальник цикла сделал несколько ошарашивающее заявление: “Чем вы будете меньше знать, тем лучше!» Очевидно, имея в виду большую секретность изучаемого материала.

Большие принципиальные схемы мы научились читать именно там!

Момент гордости – полет Гагарина в космос. Известие об этом полете застало нас, когда мы между парами шли из корпуса в корпус. По радио голос Левитана: «Работают все радиостанции Советского Союза!». «Ну, думаю, война началась!» А тут такое радостное известие!

Узкий проход у кафедры физики в Главном корпусе («дырка»), где в перерывах между занятиями собирались туристы.

Прибегали с глазами распахнутыми Были легки на подъем Могли, руками помахивая, Шар раскрутить земной Песни любили разные, Могли смеяться до слез, И жизнь обещала праздники, Друзей, тайгу и мороз Бревна катали по горушкам, Гнали плоты по реке, Была истинным творчеством Дружба тех давних лет Мы снова собрались похожие На тех, что были весной, Давайте попробуем все же Шар раскрутить земной!

Первый майский сплав по Чусовой на построенном нами из сухих елей лёгком плоту. Ощущение праздника солнца;

реки, текущей среди скал, и подснежников на скалах. Улыбки людей, что умеют слушать.

В нас ощущение весны, Преодоленья льдин, завалов, Весёлой зелени травы, Любимых песен Окуджавы Тепло от дружеских улыбок, И ожиданье новых встреч, И радость от того, что было, И ожиданье новых встреч Печорина М.Д.

КАФЕДРА АиТ У НАС ДОМА Получив от составителей сборника предложение, написать для него статью, я оказалась в трудном положении. Какую-либо научную работу я уже достаточно давно не веду, статей об истории кафедры - с перечислением научных достижений, с именами сотрудников и выпускников, с хронологией событий - написано за эти годы достаточно много, и не так-то просто даже при наличии Интернета, находясь на противоположной стороне Земли, найти что-то новое и интересное на эту тему. Я могу поделиться лишь личным, тем, что помню и знаю, будучи дочерью Ирины Николаевны Печориной, чьё имя навсегда связано с кафедрой АиТ, которая была одним из её основателей и долгие годы ею заведовала. Я думаю, что эти воспоминания и впечатления могут добавить какие-то детали к истории кафедры.

Не скрою, что позаимствовала название этих заметок у Лауры Ферми, написавшей в своё время книгу “Атомы у нас дома”.

Моё детство шло параллельно становлению кафедры. Детские наблюдения, разговоры взрослых позволяли мне создать собственное представление о кафедральной жизни.

В раннем детстве я очень любила июнь — это была пора ГЭКов. Кто они такие, эти ГЭКи — не важно. Важно другое: мама в нарядном летнем платье уходит на встречу с ними на весь день. Я знаю, что когда они (ГЭКи) закончатся, у неё будет отпуск, мы куда-нибудь поедем и не будем расставаться ни днём, ни ночью целых два месяца.

Остальные десять месяцев года практически каждый вечер при свете зелёной настольной лампы я вижу маму, склонившуюся над письменным столом, часто в руках у неё логарифмическая линейка - «домашний калькулятор компьютер ранних 50-х».

Она готовится к лекциям, пишет очередную статью или учебное пособие. Так на моих глазах создавалась научно-методическая система подготовки специалистов автоматчиков.

Ещё одно воспоминание. Мамины аспиранты и соискатели пишут, пишут, пишут и, наконец, защищают диссертации. Я вижу, как Ирина Николаевна переживает за них, как радуется их успехам. Дома она называет их уменьшительно-ласкательными именами - Женечка, Гриша, Валюша,...

Больше десятка аспирантов защитили диссертации под её руководством.

Пройдут годы, и мамины ученики будут учить меня уму-разуму.

Или таинственный «Завод», на который Ирина Николаевна уходила иногда на весь день. Как выяснилось позже, под этим названием скрывался сверхсекретный в то время НИИ Автоматики (НПО Автоматики). Кафедра вела научные работы по договору с этим предприятием. И снова вечерами звучат в разговорах имена маминых учеников, многие из которых работают в НИИ, и с которыми она там встречается — Рэль, Ирэна, Надя, Иосиф... Некоторые из выпускников кафедры, занимая уже высокое положение в НИИ Автоматики, защищали диссертации под руководством Ирины Николаевны.

Автоматика в пятидесятые годы была молодым направлением науки и техники. Естественно, что и кафедра АиТ создавалась молодыми и, как сказали бы сегодня, креативными людьми. Так, моей маме в 1951 было года. Пополнение преподавательского коллектива происходило в основном за счёт собственных выпускников, этот процесс приводил к ещё большему омоложению кафедры. На этом фоне Ирина Николаевна и чета Воробьёвых, Кира Леонидовна и Сергей Александрович, которые начинали работать вместе ещё до организации радиофака, на энергетическом факультете, могли быть причислены к старшему поколению. Они были дружны, мы вместе отдыхали летом, ездили друг к другу на новогодние ёлки.

Случались дни, когда институтская жизнь перемещалась в нашу коммунальную квартиру на Ленина 5. Однажды мама повредила ногу, не могла ходить и принимала экзамен на дому. Коридор квартиры был заполнен настоящими студентами! Потрясающее детское воспоминание!

В 1960 году к 8 марта маме дали орден Ленина. В те годы это была редкая и очень почётная награда, а уж вручение её женщине - учёной вообще стало событием в институте.

Я помню, как под окнами нашей квартиры собирались группы людей с цветами в руках. Это мамины ученики разных выпусков ждали своих товарищей, чтобы потом всей командой ввалиться в дом с цветами, поцелуями, стихами, адресами.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.