авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Федеральное государственное казенное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» ...»

-- [ Страница 2 ] --

Содержание интеллектуальной собственности с точки зрения объектов в за конодательстве европейских стран в основном однородно. Представляется оче видным унифицирующее действие международных соглашений: Всемирной кон венции об авторском праве 1952 г., Конвенции об охране интересов исполните лей, производителей фонограмм и вещательных организаций 1961 г., Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам 2002 г., Соглашения TRIPS и др.

Кодекс интеллектуальной собственности Франции содержит широкий пере чень охраняемых результатов творчества и иных объектов интеллектуальной соб ственности, в том числе таких, которые российский законодатель не упоминает (лекции, выступления, проповеди, судебные речи или другие произведения того же рода, а также «произведенные сезонной индустрией одежда и обувь»).

Кодексом предусматривается уголовная ответственность за незаконные дей Уголовный кодекс Испании / под ред. и с предисл. Н. Ф. Кузнецовой и Ф. М. Решетникова. М.:

Издательство ЗЕРЦАЛО, 1998.

Уголовный кодекс Финляндии. URL: http://www.finlex.fi/en/laki/kaannokset/1889/en 90039.pdf (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Кодекс интеллектуальной собственности Франции: лит. и худож. собственность / Рос. акад.

наук, Сиб. отд-ние, Ин-т философии и права;

[пер. с фр., коммент., предисл. С. В. Зыкова]. Но восибирск: Изд-во СО РАН, 2005. С. 22.

ствия в отношении всех этих объектов без исключения. Указания на отдельные элементы интеллектуальной собственности в соответствующих положениях зако на имеют характер примера либо выполняют конкретизирующую функцию.

Показательной в этом отношении является ст. L.335-2 кодекса, которая гла сит: «Любое издание произведения литературы, музыкальной композиции, рисун ка, картины или любого другого произведения посредством печати или гравюры полностью или частично с нарушением закона и правил, относящихся к собствен ности авторов, является контрафактным, и любая контрафакция является преступ лением».

Учитывая, что перечень объектов, признаваемых творческими произведени ями и подлежащих правовой охране согласно данному закону, открытый, содер жание интеллектуальной собственности как объекта уголовно-правовой охраны в правовой системе Франции составляет исключительно широкий круг объектов.

Уголовное законодательство других европейских государств в отношении указания на объекты интеллектуальной собственности более конкретизировано.

Системное толкование ст. 270, 273–287 УК Испании показывает, что уголов но-правовыми средствами государство обеспечивает литературные, художествен ные и научные произведения, а также их переработки, интерпретации, художе ственное исполнение, закрепленные на любом носителе;

объекты, на которые вы дается патент (например, полезные модели), торговые марки и указания мест про исхождения товаров. Ряд статей кодекса посвящены сведениям, составляющим коммерческую тайну. Уголовной ответственности подлежат как лицо, которое неза конно соберет (точнее «завладеет каким-либо способом») эти сведения, так и лицо, которое незаконно распространит, выдаст или уступит их (ст. 278–280 кодекса).

Статья 172а УК Республики Болгария предусматривает ответственность ли ца, которое записывает, воспроизводит, распространяет, передает в эфир или пере дает посредством технического средства или другим способом использует чужое произведение науки, литературы или искусства без предусмотренного законом со гласия обладателя авторских прав на данное произведение, а также записывает, воспроизводит, распространяет, передает в эфир или передает посредством техни ческого средства или другим способом использует звукозапись, видеозапись или радиопрограмму, телевизионную программу, программное обеспечение или ком пьютерную программу1.

Статьями 173 и 174 кодекса установлена ответственность за плагиат в отно шении чужого произведения науки, литературы или искусства или значительной его части, чужого изобретения, полезной модели или промышленного дизайна.

Данные статьи не содержат упоминания о секретах производства. Нормы, направленные на обеспечение охраны этого объекта, приводятся в ст. 284 УК Рес публики Болгария, предусматривающей ответственность должностного лица, ко торое во вред государству, предприятию, организации или частному лицу сообщит кому-нибудь или опубликует сведения, которые ему были доверены или были до ступны вследствие занимаемого служебного положения, если при этом ему было известно, что эти сведения составляют служебную тайну. Наказание влекут анало гичные действия недолжностного лица, работающего в государственном учре ждении, предприятии или общественной организации, которому в связи с работой стали известны сведения, составляющие служебную тайну. Анализ законодатель ства показывает, что данная статья устанавливает, кроме прочего, ответственность за незаконные действия в отношении сведений, составляющих коммерческую тайну, хотя речь здесь идет о служебной тайне2.

Закон ФРГ об охране авторского права и смежных прав от 09.09.1965 г. со держит перечисление объектов, подлежащих правовой охране, и устанавливает уголовную ответственность за незаконные действия в отношении всех этих объек тов (§ 106–111а)3.

Закон ФРГ об охране промышленных образцов 2004 г. включает нормы о Уголовный кодекс Республики Болгария по состоянию на 2001 г. // Федеральный правовой портал «Юридическая Россия». [2002-2006]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения:

28.01.2013 г.).

См.: Крянин С. М. Уголовно-правовая охрана секретов производства (ноу-хау): дис. … канд.

юрид. наук. Нижний Новгород, 2009. С. 67.

Gesetz ber Urheberrecht und verwandte Schutzrechte (Urheberrechtsgesetz). URL: http:// bundesrecht.juris.de/bundesrecht/urhg/gesamt.pdf (дата обращения: 30.09.2012 г.).

наказании за нарушение прав на промышленный дизайн (§ 51, 65)1, Закон о полез ных моделях 1986 г. – нормы о наказании за нарушение прав на полезные модели (§ 24, 24а и др.)2.

На охрану средств индивидуализации, в том числе фирменного наименова ния, направлен Закон ФРГ об охране товарных и других знаков 1994 г. § 10 Закона ФРГ об охране полупроводников от 22.10.1987 г.4 и § 39 Закона об охране сортов растений от 19.12.1997 г.5 направлены на охрану уголовно правовыми средствами других результатов творчества, которые не упоминаются в УК РФ, – топографий микроэлектронных полупроводниковых изделий и сортов растений соответственно.

Незаконные действия в отношении первого из названных объектов влекут уголовную ответственность по Федеральному закону Австрии об охране топогра фий микроэлектронных полупроводниковых изделий от 23.06.1988 г. № 372/88 6, Закону Нидерландов от 23.10.1987 г., содержащему положения об охране ориги нальных топографий полупроводниковых изделий7, Кодексу промышленной соб Geschmacksmustergesetz vom 12. Mrz 2004 (BGBl. I S. 390), das zuletzt durch Artikel 6 des Ge setzes vom 31. Juli 2009 (BGBl. I S. 2521) gendert worden ist. URL:

http://bundesrecht.juris.de/bundesrecht/geschmmg_2004/gesamt.pdf (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Gebrauchsmustergesetz in der Fassung der Bekanntmachung vom 28. August 1986 (BGBl. I S.

1455), das zuletzt durch Artikel 2 des Gesetzes vom 31. Juli 2009 (BGBl. I S. 2521) gendert worden ist. URL: http://bundesrecht.juris.de/bundesrecht/gebrmg/gesamt.pdf (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Gesetz ber den Schutz von Marken und sonstigen Kennzeichen (Markengesetz – MarkenG) // Bun desministerium der Justiz: сайт. URL: http://bundesrecht.juris.de/markeng/ BJNR308210994.html (да та обращения: 28.01.2013 г.).

Gesetz ber den Schutz der Topographien von mikroelektronischen Halbleitererzeugnissen (Halbleiterschutzgesetz – HalblSchG). URL: http://bundesrecht.juris.de/bundesrecht/halblschg/ gesamt.pdf (дата обращения: 20.01.2013 г.).

Sortenschutzgesetz in der Fassung der Bekanntmachung vom 19. Dezember 1997 (BGBl. I S. 3164), das zuletzt durch Artikel 13 des Gesetzes vom 9. Dezember 2010 (BGBl. I S. 1934) gendert worden ist. URL: http://bundesrecht.juris.de/bundesrecht/sortschg_1985/gesamt.pdf (дата обращения:

20.01.2013 г.).

Halbleiterschutzgesetz BGBl 1988/372 idF BGBl 1996/428, I2001/143,I2004/149,I2005/ 42,I2005/151 und I2006/96. URL: http://www.patentamt.at/Media/HlSchG_2006.02.pdf (дата обра щения: 20.01.2013 г.).

Act of 28 October 1987, Containing Regulations for the Protection of Original Topographical De signs for Semi-Conductor Products, Statute Book 484, as amended up to 1996 // WORLD INTEL LECTUAL PROPERTY ORGANIZATION: сайт. URL: http://www.wipo. int/ wi polex/en/text.jsp?file_id=128979 (дата обращения: 28.01.2013 г.).

ственности Португалии от 05.03.2003 г. № 36/20031, УК Финляндии.

Лицо, нарушившее чужие права на селекционное достижение, подлежит привлечению к уголовной ответственности по Закону Республики Польша о про изводстве семян от 24.11.1995 г.2, Закону Нидерландов о семенах и высаживаемых материалах от 06.10.1966 г.3, Закону Ирландии о сортах растений 1980 г.4, Закону Норвегии о правах селекционеров на сорта растений № 32 от 12.03.1993 г.5, УК Финляндии.

Похожий круг объектов интеллектуальной собственности обеспечивается уголовно-правовыми нормами законов Швейцарии: Федерального закона об охране товарных знаков и указаний происхождения товаров от 28.08.1992 г. № 232.116, Федерального закона об охране промышленных образцов от 05.10.2001 г.

№ 232.127, Федерального закона об авторском праве и смежных правах от 09.10.1992 г. № 231.18, Федерального закона о патентах на изобретения от 25.06.1954 г. № 232.149, Федерального закона от 09.12.1992 г. об охране топогра Кодекс промышленной собственности от 05.03.2003 г. № 36/2003 с последними изменениями, внесенными законом от 25.07.2008 г. № 143/2008 // WORLD INTELLECTUAL PROPERTY OR GANIZATION: сайт. URL: http://www.wipo.int/wipolex/en/text.jsp?file_id= 206584 (дата обраще ния: 28.01.2013 г.).

SEED INDUSTRY LAW of November 24, 1995 // WORLD INTELLECTUAL PROPERTY OR GANIZATION: сайт. URL: http://www.wipo.int/wipolex/en/text.jsp?file_id= 129387 (дата обраще ния: 28.01.2013 г.).

Seeds and Planting Material Act. Consolidated Text of the Act of October 6, 1966, as Last Amended by the Act of January 28, 1999 // WORLD INTELLECTUAL PROPERTY ORGANIZATION: сайт.

URL: http://www.wipo.int/wipolex/en/text.jsp?file_id=128994 (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Закон о сортах растений (права собственности) 1980 г. № 24 // Irish Statute Book: сайт. URL:

http://www.irishstatutebook.ie/1980/en/act/pub/0024/index.html (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Закон № 32 от 12.03.1993 г. о правах селекционеров на сорта растений // WORLD INTELLEC сайт.

TUAL PROPERTY ORGANIZATION: URL: http://www.wipo.int/wipolex/ en/text.jsp?file_id=129013 (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Bundesgesetz 232.11 ber den Schutz von Marken und Herkunftsangaben (Markenschutzgesetz, MSchG) vom 28. August 1992 (Stand am 1. Juli 2011). URL: http:// www.admin.ch/ch/d/sr/ 2/232.11.de.pdf (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Bundesgesetz ber den Schutz von Design (Designgesetz, DesG) vom 5. Oktober 2001 (Stand am 1.

Juli 2011). URL: http://www.admin.ch/ch/d/sr/2/232.12.de.pdf (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Bundesgesetz ber das Urheberrecht und verwandte Schutzrechte (Urheberrechtsgesetz, URG) vom 9. Oktober 1992 (Stand am 1. Januar 2011). URL: http://www.admin.ch/ ch/d/sr/ 2/231.1.de.pdf (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Bundesgesetz ber die Erfindungspatente (Patentgesetz, PatG) vom 25. Juni 1954 (Stand am 1. Juli 2011). URL: http://www.admin.ch/ch/d/sr/2/232.14.de.pdf (дата обращения: 28.01.2013 г.).

фий полупроводниковых изделий1.

О высокой общественной опасности преступлений против интеллектуаль ной собственности в глазах законодателей европейских государств можно судить по санкциям соответствующих уголовно-правовых норм. Наказания за эти пре ступления по строгости сравнимы и в отдельных случаях превосходят наказания за преступления против собственности.

В Испании за любое нарушение прав на результаты интеллектуальной дея тельности судом может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок не менее полугода либо штраф в размере не менее шести минимальных раз меров оплаты труда, что сопоставимо с наказанием за кражу при отягчающих об стоятельствах, насильственное присвоение или мошенничество (ст. 239, 245 и УК Испании).

По нормам Кодекса интеллектуальной собственности Франции, большин ство преступлений, связанных с контрафакцией, наказываются двумя годами за ключения и крупным штрафом. Согласно ст. L.335-9 кодекса, в случае повторного совершения данных преступлений наказание осужденному удваивается.

Статья 172а УК Республики Болгария предусматривает наказание в виде лишения свободы до трех лет и штрафа за нарушение имущественного права на результаты интеллектуальной деятельности. Плагиат наказывается лишением сво боды на срок до двух лет.

Согласно ст. 1713 Национального закона Италии № 633 от 22.04.1941 г., ли цо, которое незаконно копирует, размножает, транслирует или публично распро страняет любыми способами авторские произведения;

незаконно воспроизводит, транслирует или публично распространяет произведения, хранит с целью сбыта незаконные копии или репродукции, наказывается тюремным заключением на срок от шести месяцев до трех лет и штрафом2.

Bundesgesetz ber den Schutz von Topographien von Halbleitererzeugnissen (Topographiengesetz, ToG) vom 9. Oktober 1992 (Stand am 1. Juli 2008) // Die Bundesbehrden der Schweizerischen Eid genossenschaft: сайт. URL: http://www.admin.ch/ch/d/sr/231_2/index.html (дата обращения:

28.01.2013 г.).

Ларичев В. Д., Трунцевский Ю. В. Защита авторского и смежных прав в аудиовизуальной сфе ре: Уголовно-правовой и криминологический аспекты. М.: Дело, 2004. С. 262.

УК Бельгии предусматривает наказание в виде тюремного заключения от трех месяцев до трех лет и штрафа для лица, которое по злобе или с мошенниче скими целями разгласит секреты производства, в котором он работал или работает (ст. 309)1.

В правоприменительной практике европейских государств по данной кате гории дел назначение реального наказания, связанного с изоляцией от общества, является нормой2.

Преступления против интеллектуальной собственности по законам боль шинства европейских государств имеют формальный состав. Это свидетельствует о том, что законодатель считает нарушение интеллектуальных прав общественно опасным независимо от тяжести последствий.

Подобный подход реализован в указанных выше законах ФРГ, Швейцарии, в Национальном законе Италии № 633 от 22.04.1941 г.3, в законодательстве Ав стрии, в том числе в Законе об охране товарных знаков 1970 г. № 2604, Законе от 07.06.1990 г. № 497 об охране промышленных образцов5, Законе о полезных моде лях 1994 г. № 2116, а также в законодательстве Дании, в частности в Законе о то варных знаках от 28.01.2009 г. № 907, Законе о полезных моделях от 28.01.2009 г.

Уголовный кодекс Бельгии // Федеральный правовой портал «Юридическая Рос-сия». [2002 2006]. URL: http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1242695&subID= 0102127,100102129,100102134,100102509,100102524#text (дата обращения: 30.01.2012 г.).

См., например: Судебный процесс над основателями The Pirate Bay // Википедия, свободная энциклопедия: сайт. URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения: 30.01.2012 г.);

Леонтьева Ю.

Охрана авторских прав в Румынии // Интеллектуальная собственность: Авторское право и смежные права. 2008. № 7. С. 26.

Legge 22 aprile 1941 n. 633 Protezione del diritto d'autore e di altri diritti connessi al suo esercizio (G.U. n.166 del 16 luglio 1941). Testo consolidato al 9 febbraio 2008 // InterLex/Manlio Cammarata:

сайт. 2011. URL: http://www.interlex.it/testi/l41_633.htm (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Markenschutzgesetz 1970 BGBl 1970/260 idFBGBl 1977/350, 1981/526, 1984/126, 1987/653, 1992/418, 1992/773, 1993/109, I 1999/111, I 1999/191, I 2001/143, I 2004/149, I 2005/131, I 2005/151, I 2006/96, I 2007/81 und I 2009/126. URL:

http://www.patentamt.at/Media/MSchG_2010.pdf (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Musterschutzgesetz 1990 BGBI 1990/497 idF BGBI 1992/772, I 2001/143, 2003/81, I 2004/149, I 2005/131 und I 2005/151. URL: http://www.patentamt.at/Media/MuSchG_2006.pdf (дата обращения:

28.01.20131 г.).

Gebrauchsmustergesetz BGBl 1994/211 idF BGBl I1998/175,I2001/143,I2004/ 149,I2005/ 42,I2005/130,I2005/151,I2007/81 und 12009/126. – URL: http://www.patentamt.at/ Media/GMG.pdf (дата обращения: 28.01.2013 г.).

The Consolidate Trade Marks Act. URL: http://www.dkpto.org/media/189725/the%20 consoli № 881, и др.

Уголовные законы некоторых государств Европы отличаются и другими по ложениями, свидетельствующими о высокой степени строгости уголовно правового воздействия на нарушителей интеллектуальных прав.

Кодекс интеллектуальной собственности Франции и УК Франции преду сматривают уголовную ответственность не только физических, но и юридических лиц. Закреплена специальная система наказаний последних вплоть до прекраще ния деятельности. При этом уголовная ответственность юридических лиц не ис ключает ответственности граждан – исполнителей или соучастников преступле ния.

УК Испании предусматривает определенные неблагоприятные последствия для юридических лиц при совершении преступления против интеллектуальной собственности. Статья 276 кодекса устанавливает, что судья может назначить вре менное или окончательное закрытие предприятия или учреждения осужденного.

Эта мера предусмотрена разделом VI кодекса «Дополнительные последствия» в качестве одной из мер уголовно-правового характера, направленной на прекраще ние преступной деятельности.

В Кодексе интеллектуальной собственности Франции не закреплен принцип презумпции невиновности, а судебная практика исходит из предположения умыш ленности контрафакции. Добросовестность, которая может освободить от ответ ственности, не презюмируется, она должна быть доказана. Другими словами, в судебной практике существует презумпция недобросовестности. Контрафактор обязан знать, что воспроизведенное или публично представленное им произведе ние пользуется защитой по закону об охране литературной и художественной соб ственности.

В уголовном порядке по этому закону наказывается любая контрафакция, независимо от размера деяния, ущерба правообладателю и т. д.: «любая контра факция является преступлением».

date%20trade%20marks%20act%202009.pdf (дата обращения 28.01.2013 г.).

The Consolidate Utility Models Act. URL: http://www.dkpto.org/media/2836253/ consoli date_utility-models_act.pdf (дата обращения 28.01.2013 г.).

Кроме того, ответственными за контрафакцию являются во многих случаях не только производители и распространители контрафактной продукции, но и по требители, так как, к примеру, ст. L.335-4 предусматривает ответственность за любую запись, воспроизведение, сообщение или предоставление в распоряжение публики по возмездному или безвозмездному основанию, любое вещание испол нения, фонограммы, видеограммы, осуществляемые без разрешения.

Проведенный анализ позволяет сделать несколько общих выводов об осо бенностях уголовно-правового обеспечения охраны интеллектуальной собствен ности в развитых европейских государствах.

1. Выделяются два основных подхода к структуре правовой регламентации ответственности за преступления против интеллектуальной собственности в стра нах Европы. Соответствующие нормы либо содержатся в межотраслевых актах, посвященных той или иной группе объектов интеллектуальной собственности, либо сгруппированы в одном специальном структурном элементе уголовного за кона.

2. Интеллектуальная собственность понимается законодателем в основном как единый объект уголовно-правовой охраны. Это отражено в структуре уголов ных законов: при размещении норм об ответственности за преступления против интеллектуальной собственности в едином уголовном законе законодатель груп пирует их в одном структурном элементе этого закона.

3. Уголовно-правовыми средствами обеспечивается охрана широкого круга объектов интеллектуальной собственности, в том числе таких, указание на кото рые отсутствуют в УК РФ: селекционные достижения, топологии ИМС, средства индивидуализации юридических лиц.

4. Наступление уголовной ответственности за нарушение интеллектуаль ных прав не поставлено в зависимость от размера этих деяний или тяжести их по следствий.

5. Уголовная ответственность за преступления против интеллектуальной собственности отличается строгостью.

§ 3. Уголовно-правовое обеспечение охраны интеллектуальной собственности в странах СНГ и Балтии Будучи республиками в составе СССР, Россия и страны ближнего зарубежья развивались в рамках единой правовой системы и имели почти идентичное уго ловное законодательство. Распад Советского Союза и сопровождавшие его изме нения в общественной жизни вызвали необходимость во многом изменить подхо ды к правовой охране социальных отношений. Каждое из образовавшихся незави симых государств самостоятельно разрабатывало уголовное законодательство.

Интерес в его изучении в рамках настоящего исследования обусловлен возможно стью установления наиболее удачных форм уголовно-правового обеспечения охраны интеллектуальной собственности в меняющихся социально экономических условиях.

Преступные действия в отношении сведений, составляющих коммерческую тайну, по законодательству большинства стран имеют видовым объектом обще ственные отношения в сфере экономической деятельности. Напротив, посягатель ства на авторские, смежные, изобретательские и патентные права с точки зрения объектов в различных уголовных кодексах оцениваются по-разному. В законода тельстве Азербайджанской Республики1, Республики Беларусь2, Кыргызской Рес публики3, Латвийской Республики1, Украины2, Республики Таджикистан3, Респуб Уголовный кодекс Азербайджанской Республики // Федеральный правовой портал «Юридиче ская Россия». [2002-2006]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Уголовный кодекс Республики Беларусь по состоянию на 01.07.2010 г. // СоюзПравоИнформ:

сайт. [2003-2011]. URL: http://www.base.spinform.ru (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Уголовный кодекс Кыргызской Республики по состоянию на 2008 г. // Страновой Многосекто ральный Координационный Комитет: сайт. [2006-2011]. URL: http://www.aids. gov.kg/ru (дата об ращения: 28.01.2013 г.).

лики Узбекистан4, Республики Армения5, объектом данных преступлений являют ся общественные отношения, связанные с реализацией прав личности (родовой объект), и общественные отношения в сфере конституционных прав человека и гражданина (видовой объект).

В уголовном законодательстве Республики Казахстан преступления против интеллектуальной собственности отнесены к экономическим преступлениям6.

В Эстонской Республике законодатель рассматривает отношения по поводу интеллектуальной собственности как самостоятельный (видовой) объект преступ ления: статьи о соответствующих преступлениях сгруппированы в специальной главе уголовного закона (гл. 15 УК Эстонской Республики) 7.

Подобный подход реализован в Литовской Республике. Нормы об уголовной ответственности за посягательства на интеллектуальную собственность располо жены в отдельной гл. XXIX уголовного кодекса этой страны8.

Перечень объектов интеллектуальной собственности, находящихся под охраной уголовного права стран ближнего зарубежья, неоднороден. В законода тельстве любой из этих стран присутствуют нормы об ответственности за нару шение прав на произведения литературы, науки, искусства, изобретение, полез ную модель, промышленный образец, а также ответственность за незаконные дей ствия в отношении сведений, составляющих коммерческую тайну. В остальном Уголовный кодекс Латвийской Республики. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001.

Уголовный кодекс Украины // Правовед: сайт. URL: http://pravoved.in.ua (дата обра-щения:

08.08.2011 г.).

Уголовный кодекс Республики Таджикистан по состоянию на 25.07.2005 г. // Федеральный правовой портал «Юридическая Россия». [2002-2006]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения:

28.01.2013 г.).

Уголовный кодекс Республики Узбекистан с изменениями в соответствии с Законом РУз от 24.05.2010 г. № ЗРУ-248 // Компания «FINMANCONSULT»: сайт. [2004-2011]. URL: http://fmc.uz (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Уголовный кодекс Республики Армения по состоянию на 30.12.2008 г. // СоюзПравоИнформ:

сайт. [2003-2011]. URL: http://www.base.spinform.ru (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Уголовный кодекс Республики Казахстан по состоянию на 30.06.2010 г. // СоюзПравоИнформ:

сайт. [2003-2011]. URL: http://www.base.spinform.ru (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Уголовный кодекс Эстонской Республики. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001.

Уголовный кодекс Литовской Республики // Федеральный правовой портал «Юридическая Россия». [2002-2006]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения: 28.01.2013 г.).

интеллектуальная собственность как объект уголовно-правовой охраны представ лена неоднородно.

По способу указания на охраняемые объекты интеллектуальной собственно сти законодательства стран СНГ и Балтии можно разделить на две группы: в уго ловных законах первой группы приводится закрытый перечень объектов интел лектуальной собственности;

в законах второй группы соответствующие нормы яв ляются бланкетными и отсылают к гражданскому законодательству.

К первой группе относятся УК Республики Казахстан, которым обеспечива ется охрана широкого круга объектов интеллектуальной собственности – всех объектов, упоминающиеся в гражданском законодательстве. Статья 184 кодекса предусматривает ответственность за нарушение исключительных и личных не имущественных прав на объекты авторских прав и объекты смежных прав. Пере чень же этих объектов мы находим в ст. 972 «Виды объектов авторского права» и ст. 985 «Объекты смежных прав» ГК Республики Казахстан. Этот перечень доста точно широк: 1) объекты авторских прав: литературные произведения;

драматиче ские и музыкально-драматические произведения;

сценарные произведения;

про изведения хореографии и пантомимы;

музыкальные произведения с текстом или без текста;

аудиовизуальные произведения, радиопроизведения;

произведения жи вописи, скульптуры, графики и другие произведения изобразительного искусства;

произведения прикладного искусства;

произведения архитектуры, градострои тельства и садово-паркового искусства;

фотографические произведения и произ ведения, полученные способами, аналогичными фотографии;

карты, планы, эски зы, иллюстрации и трехмерные произведения, относящиеся к географии, топо графии и другим наукам;

программы для ЭВМ;

производные произведения (пере воды, обработки, аннотации, рефераты, резюме, обзоры, инсценировки, музы кальные аранжировки и другие переработки произведений науки, литературы и искусства);

сборники (энциклопедии, антологии, базы данных) и другие состав ные произведения, представляющие собой по подбору и (или) расположению ма териалов результат творческого труда;

2) объекты смежных прав: постановки, ис полнения, фонограммы, передачи организаций эфирного и кабельного вещания 1.

Объекты промышленной собственности, охраняемые уголовным правом, приве дены в ст. 184-1 УК Республики Казахстан: изобретение, промышленный образец, полезная модель, селекционное достижение, топология ИМС.

Похожим образом сформулирована ст. 201 УК Республики Беларусь, которая предусматривает ответственность за нарушение имущественных и неимуще ственных прав на «объекты авторского права, смежных прав или объекты права промышленной собственности». Для определения конкретных объектов необхо димо обратиться к ст. 980 ГК Республики Беларусь 1998 г. Более лаконичен законодатель Узбекистана. Статья 149 УК Республики Уз бекистан предусматривает ответственность за «присвоение авторства, принужде ние к соавторству на объекты интеллектуальной собственности, а равно разглаше ние без согласия автора сведений об этих объектах до их официальной регистра ции или публикации». Широкий перечень этих объектов приведен в ст. 1031 ГК Республики Узбекистан 1996 г. В противоположность большинству уголовных законов стран ближнего за рубежья рассмотренная норма направлена на предупреждение нарушения лишь личных неимущественных прав авторов. Как справедливо отмечает Г. О. Глухова, весьма сомнительно, чтобы в Республике Узбекистан не существовало других нарушений прав обладателей интеллектуальной собственности, кроме плагиата, и не процветает производство контрафактной продукции4. Этот же автор заявляет, что «УК Узбекистана не преследует в уголовном порядке виновных за нарушение смежных прав»5. С данным утверждением трудно согласиться, так как присвоение ние авторства возможно и в отношении объектов смежных прав, понятие «интел Гражданский кодекс Республики Казахстан по состоянию на 30.06.2010 г. // СоюзПравоИн форм: сайт. [2003-2011]. URL: http://www.base.spinform.ru (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Гражданский кодекс Республики Беларусь по состоянию на 28.12.2009 г. // СоюзПравоИн форм: сайт. [2003-2011]. URL: http://www.base.spinform.ru (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Гражданский кодекс Республики Узбекистан по состоянию на 01.01.2004 г. // http:// www.kodeks.uz (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Глухова Г. О. Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав: дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 40.

Там же. С. 39.

лектуальная собственность» в соответствии с общепризнанными нормами между народного права включает в себя широкий круг объектов, в том числе объекты смежных прав.

К гражданскому законодательству отсылают нормы об уголовной ответст венности за посягательства на интеллектуальную собственность УК Республики Армения и УК Кыргызской Республики, при этом перечень обеспечиваемых объ ектов в них различен: УК Кыргызской Республики не предусматривается ответ ственность за нарушение прав на средства индивидуализации.

Ко второй группе относятся уголовное законодательство Украины, Азербай джана, Таджикистана, прибалтийских государств, где объекты интеллектуальной собственности перечислены в соответствующих статьях уголовного закона.

Под охраной УК Украины находятся: произведения науки, литературы, ис кусства, компьютерные программы и базы данных, исполнения, фонограммы, ви деограммы, программы вещания (ст. 176);

объекты промышленной собственности:

изобретение, полезная модель, промышленный образец, топография интегральной микросхемы, сорт растений, рационализаторское предложение (ст. 177);

знак для товаров и услуг, фирменное наименование, квалифицированное указание проис хождения товара (ст. 229), а также сведения, составляющие коммерческую тайну (ст. 231 и 232).

В отношении объектов охраны с УК Украины схож УК Азербайджанской Республики. Этот закон предусматривает ответственность за незаконные действия в отношении следующих результатов интеллектуальной деятельности: научное, литературное, художественное или иное произведение (ст. 165), изобретение и ра ционализаторское предложение (ст. 166), товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара или сходных с ними обозначений (ст.

197), коммерческая тайна (ст. 202).

Более узкий круг объектов интеллектуальной собственности находится под охраной УК Республики Таджикистан. В этом акте содержится две соответствую щих статьи. Часть 1 ст. 156 предусматривает ответственность за «выпуск под сво им именем чужого научного, литературного, музыкального или художественного произведения, а также чужой программы для ЭВМ или базы данных, либо иное присвоение авторства на такое произведение, присвоение авторства изобретения, а равно принуждение к соавторству». В ст. 278 говорится о преступном нарушении прав на коммерческую и банковскую тайны.

УК Республики Таджикистан не содержит норм об ответственности за пося гательства на средства индивидуализации товаров, работ, услуг, в отличие от УК Украины и УК Азербайджана.

Глава «Преступления против интеллектуальной собственности» УК Эстонии обеспечивает широкий круг объектов. При этом в статьях кодекса встречаются как указания на конкретные объекты, так и общие понятия. К примеру, ст. 277 уста навливает ответственность за «обнародование чужого произведения или исполне ние произведения от своего имени (плагиат) либо иное нарушение личных не имущественных прав автора или исполнителя произведения»;

ст. 279 предусмат ривает наказание за «уклонение от уплаты предусмотренного законом вознаграж дения за перепродажу оригинала произведения изобразительного искусства, а также за использование аудиовизуального произведения и фонограммы произве дения для личных нужд». Статьи 282, 283, 284 устанавливают ответственность за незаконные действия в отношении закрытого перечня объектов: изобретение, промышленный образец, топология микросхемы, полезная модель, товарный знак, сорт.

Как уже отмечалось другими исследователями, в большинстве зарубежных стран основными мерами уголовно-правового воздействия в отношении лиц, по сягающих на авторские права, выступают штрафы, лишение свободы на различ ные сроки, лишение права заниматься определенной деятельностью, на основании чего делался вывод, что санкции норм ст. 146 и 147 УК РФ вполне соответствуют необходимому уровню воздействия на преступника1.

В отношении видов мер уголовно-правового характера данное утверждение требует дополнения. Дело в том, что уголовное законодательство некоторых стран ближнего зарубежья содержит такую меру воздействия на нарушителей прав ин Батутин А. Н. Указ. соч. С. 66.

теллектуальной собственности, как принудительное изъятие и уничтожение контрафактных экземпляров произведений. Например, по УК Украины нарушение авторских и смежных прав влечет, кроме прочего, конфискацию и уничтожение всех экземпляров произведений, материальных носителей компьютерных программ, баз данных, исполнений, фонограмм, видеограмм, программ вещания и орудий и материалов, которые специально использовались для их изготовления (ч. 1 ст. УК Украины). Данная мера получает все большее распространение, что говорит о ее эффективности: до недавнего времени Казахстан был единственным государ ством в СНГ, уголовный кодекс которого предусматривал дополнительное наказа ние в виде конфискации имущества за совершение подобных преступлений1.

Однако наибольшее значение для настоящего исследования имеют не виды мер уголовно-правового характера, применяемых в отношении нарушителей ин теллектуальных прав, а тяжесть ответственности за данные преступные посяга тельства по сравнению в иными видами преступлений, так как это показатель сте пени общественной опасности, присущей интеллектуальному пиратству в глазах законодателя.

Преступления против интеллектуальной собственности в странах СНГ и Балтии (Эстонии, Латвии, Литве) относятся к преступлениям небольшой либо средней тяжести по категоризации, принятой в России: максимальное наказание за них, как правило, не превышает пяти лет лишения свободы.

Общей особенностью законодательства стран ближнего зарубежья в этом отношении является то, что ответственность за преступления против интеллекту альной собственности в общем и целом сравнима с ответственностью за тайное хищение чужого имущества.

По УК Республики Беларусь, кража (основной состав) наказывается обще ственными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок (ч. 1 ст. 205). Максималь ное наказание за нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных Глухова Г. О. Указ. соч. С. 42.

прав не превышает двух лет лишения свободы.

По УК Республики Узбекистан наиболее строгим наказанием за нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности является арест до шести меся цев (ст. 149), за простую кражу – лишение свободы до трех лет.

В Армении за нарушение авторских и смежных прав, в соответствии со ст.

158, и за тайное хищение чужого имущества в значительном размере, в соответ ствии со ст. 177 УК Республики Армения, установлено одинаковое максимальное наказание – лишение свободы на срок не свыше двух лет.

Сравнительно-правовой анализ показывает, что уголовное законодательство стран ближнего зарубежья в области интеллектуальной собственности восприняло многие положительные тенденции развития, присущие праву стран Западной Ев ропы. В частности, практически во всех странах СНГ и Балтии уголовно правовыми средствами обеспечивается охрана большинства результатов интеллек туальной деятельности и средств индивидуализации, а опасность этих посяга тельств оценивается законодателем на уровне преступлений против собственно сти. В Эстонии, кроме того, нормы о преступлениях против интеллектуальной собственности структурно обособлены в уголовном законе.

В то же время сохраняются черты советского уголовного законодательства.

В частности, отношения по поводу интеллектуальной собственности в большин стве стран ближнего зарубежья не представлены как единый самостоятельный объект и выступают как часть экономических отношений либо как часть отноше ний, обеспечивающих провозглашенные конституцией страны социально экономические права. Это отражено в структуре уголовных законов.

Глава 2. Теоретические основы уголовно-правового обеспечения охраны интеллектуальной собственности С вступлением в силу части четвертой ГК РФ в российском законодатель стве появился единый перечень охраняемых результатов интеллектуальной дея тельности и средств индивидуализации. Статья 1225 ГК РФ относит к ним произ ведения науки, литературы и искусства;

программы для ЭВМ;

базы данных;

ис полнения;

фонограммы;

сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач;

изобретения;

полезные модели;

промышленные образцы;

селекционные достиже ния;

топологии интегральных микросхем;

секреты производства;

фирменные наименования;

коммерческие обозначения;

товарные знаки и знаки обслуживания;

наименования мест происхождения товаров.

Отмечается, что данный перечень объектов и их трактовка в качестве интел лектуальной собственности соответствуют международным соглашениям Россий ской Федерации, в частности Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности1.

Правовой режим данных объектов определяется разделом VII ГК РФ «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации». По нормам данного раздела, интеллектуальной собственностью являются лишь те ре зультаты умственного труда и средства индивидуализации, которым предоставле на правовая охрана – либо в силу самого факта их создания и выражения в объек тивной форме (произведения науки, литературы, искусства и т. п.), либо после прохождения подчас сложной заявочно-экспертной процедуры и выдачи охранно Зенин И. А. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части четвертой.

М.: Юрайт-Издат, 2008. С. 13.

го документа. Следовательно, интеллектуальная собственность ассоциируется с определенными правами1.

Согласно ст. 1226 ГК РФ на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных кодексом, также личные неимущественные права и иные права.

Таким образом, режим правовой охраны интеллектуальной собственности представляет собой в первую очередь признание и охрану интеллектуальных прав на результаты творчества и средства индивидуализации, указанные в ст. ГК РФ.

Интеллектуальная собственность частично находится под охраной уголов ного закона. Как будет показано ниже, действующим уголовным законодатель ством Российской Федерации предусматривается ответственность за посягатель ства на большинство объектов интеллектуальной собственности. При этом уго ловно-правовой запрет не распространяется на нарушение прав на такие объекты, как селекционные достижения, топологии ИМС, фирменные наименования и коммерческие обозначения.

Уголовное законодательство характеризуется в определенной степени блан кетностью. При указании объектов интеллектуальной собственности, находящих ся под охраной уголовного закона, оно отсылает к соответствующим положениям ГК РФ, где указаны сами эти объекты и права на них, нарушение которых может быть преступлением. В связи с этим уголовное законодательство должно быть со отнесено с описанным выше правовым режимом интеллектуальной собственности как минимум в следующих аспектах.

Во-первых, следует соотнести перечень объектов интеллектуальной соб ственности, находящихся под правовой охраной, и объектов, охраняемых дей ствующим уголовным законом. Целесообразным кажется исследование вопроса о расширении уголовно-правового запрета в изучаемой сфере. В частности, следует Зенин И. А. Указ. соч. С. 12.

изучить правовую природу и условия использования объектов интеллектуальной собственности, не находящихся под охраной УК РФ, и установить, обладает ли признаком общественной опасности нарушение прав на них.

Во-вторых, представляется рациональным осуществить классификацию объектов интеллектуальной собственности с целью выявления различий в харак тере общественной опасности соответствующих посягательств. Полученные ре зультаты могут быть учтены в структуре уголовного закона, они станут основой построения структуры правовой регламентации уголовной ответственности за данные преступления.

Результаты исследований станут теоретической основой модернизации уго ловно-правовой охраны интеллектуальной собственности как в части структуры, так и в части содержания уголовно-правового запрета.

§ 1. Содержание интеллектуальной собственности как объекта уголовно-правовой охраны Задача определения содержания норм об уголовной ответственности за пре ступления против интеллектуальной собственности обусловливает необходимость выявления тех ценностей в этой области, охрана которых является задачей уго ловного закона.

Особое значение при этом имеет бланкетность уголовного законодательства.

Уголовное право представляет собой достаточно эффективный инструмент достижения стабильности и сохранности общественных отношений. Тем не ме нее, сфера его применения строго ограничена. Уголовно-правовое воздействие в силу наличия в нем карательной составляющей должно появляться исключитель но тогда и постольку, когда и поскольку наиболее важным общественным отноше ниям грозит причинение существенного ущерба.

Введение уголовно-правового запрета, таким образом, является обоснован ным лишь в том случае, если имеется обширная практика функционирования со ответствующих общественных отношений, анализ которой позволяет установить вредоносность тех или иных деяний.

Норма уголовного закона, имея обеспечительное функциональное назначе ние, появляется в большинстве случаев после и на основе регулятивных норм дру гих отраслей.

В сфере интеллектуальной собственности это правило особенно актуально.

Отношения по поводу создания и использования результатов творчества и средств индивидуализации активно развиваются. Соответствующие гражданско-правовые институты подвергаются частому реформированию. В силу своей регулятивной направленности они отражают способы использования интеллектуальной соб ственности, общественные отношения, подлежащие на сегодняшний день право вой охране, и должны служить основой для формулирования норм уголовного за кона.

Исходя из этого, содержание интеллектуальной собственности как объекта уголовно-правовой охраны следует определять, основываясь на анализе действу ющего УК РФ и соответствующих гражданско-правовых институтов.

Вопрос о том, какие статьи действующего уголовного закона направлены на обеспечение охраны интеллектуальной собственности, является дискуссионным.

Бесспорно, к ним относятся ст. 146, 147, 180 УК РФ.

Некоторые авторы относят к этой группе также статьи гл. 28 «Преступления в сфере компьютерной информации» и ст. 183 «Незаконное получение и разгла шение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тай ну».

Так, В. Калятин считает, что в число преступлений против интеллектуаль ной собственности входят преступления, предусмотренные ст. 272 УК РФ «Не правомерный доступ к компьютерной информации»1.

Ю. В. Логвинов включает в систему национальной защиты авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, кроме ст. 146, 147, 180, ст. 273 УК РФ «Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных См.: Калятин В. О. Указ. соч. С. 446–448.

программ»1.

С. М. Крянин утверждает, что нормами ст. 183 УК РФ обеспечивается ноу хау на том основании, что термины «коммерческая тайна» и «секрет производст ва» в современном отечественном законодательстве являются синонимами2.

Р. О. Долотов к преступлениям против интеллектуальной собственности причисляет преступления, предусмотренные ст. 146, 147, 180, 183 УК РФ3.

В. Д. Ларичев и Б. Л. Терещенко преступления этой категории делят на две группы: 1) посягающие только на объекты интеллектуальной собственности (ст.

146, 147, 180 УК РФ);

2) посягающие не только на объекты интеллектуальной собственности (ст. 272–274, 183 УК РФ). Преступления второй группы в ряде слу чаев посягают на объекты интеллектуальной собственности частично (при нали чии в деянии идеальной совокупности со «специальным» преступлением)4.

А. А. Турышев указывает, что преступления, посягающие на интеллекту альную собственность в сфере экономической деятельности, предусмотрены ст.

183, 1851, 189 УК РФ5.

Такое расхождение во мнениях свидетельствует о нахождении законодатель ства о правовом регулировании отношений по поводу интеллектуальной соб ственности в стадии становления. Определение понятия «интеллектуальная соб ственность» в гражданском праве появилось только с вступлением в силу части IV ГК РФ 01.01.2008 г. Это определение не содержит сущностных признаков предме та, что также способствует возникновению описанных споров.

Исследователи, которые придерживаются того мнения, что нормы ст. 1851, 189, 272–274 УК РФ не направлены на обеспечение охраны интеллектуальной собственности, обосновывают свою точку зрения тем, что интеллектуальная соб См.: Логвинов Ю. В. Борьба с интеллектуальным пиратством (криминологический и уголовно правовой аспекты): дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 24.

См.: Крянин С. М. Указ. соч. С. 26–27.

См.: Долотов Р. О. Механизм уголовно-правового регулирования в сфере преступных посяга тельств на объекты интеллектуальной собственности: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2009.

С. 48.

См.: Ларичев В. Д., Терещенко Б. Л. Предупреждение преступлений, посягающих на интел лектуальную собственность. М.: Издательство «Альфа-Пресс», 2006. С. 68.

См.: Турышев А. А. Информация как признак составов преступлений в сфере экономической деятельности: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Омск, 2006. С. 6, 13.

ственность выступает в данном случае предметом преступления, то есть ценно стью, воздействуя на которую виновный причиняет вред охраняемым законом об щественным отношениям. Для отнесения же преступления к преступлениям про тив интеллектуальной собственности принципиальное значение имеет объект данного преступления, то есть те общественные отношения, против которых оно направлено, а также цель законодательного закрепления соответствующих норм1.

Как отмечает М. Ю. Бондарев, интеллектуальное пиратство квалифицируется, кроме ст. 146, 147, 180 УК РФ, по совокупности со ст. 171, 198, 199 УК РФ и ря дом других, однако последние преступлениями против интеллектуальной соб ственности не считаются2.

С этими утверждениями трудно не согласиться, однако нужно иметь ввиду следующее.

Статьи 272–274 УК РФ предусматривают ответственность, кроме прочего, за неправомерные действия в отношении компьютерной информации, ст. 189 УК РФ – за неправомерные действия в отношении научно-технической информации, ст. 1851 УК РФ – за злостное уклонение от раскрытия или предоставления инфор мации, определенной законодательством о ценных бумагах, либо предоставление заведомо неполной или ложной информации.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ «Об информа ции, информационных технологиях и о защите информации»3, информация – это сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления, доступ к информации – это возможность получения информации и ее использования.

В соответствии со ст. 1225 ГК РФ, интеллектуальной собственностью при знаются результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним сред ства индивидуализации, названные в законе. Статья 1227 ГК РФ устанавливает независимость интеллектуальных прав от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуаль См.: Бондарев М. Ю. Уголовно-правовая охрана интеллектуальных прав: дис. … канд. юрид.

наук. М., 2008. С. 55;

Долотов Р. О. Указ. соч. С. 47.

Бондарев М. Ю. Указ. соч. С. 55.

Российская газета. 2006. № 165. 29 июля.


ной деятельности или средство индивидуализации. Так подчеркивается идеальная природа интеллектуальной собственности.

Информацию следует рассматривать как наиболее общую категорию, вклю чающую все идеальные объекты. Интеллектуальная собственность в силу ее не материальной природы представляет собой разновидность информации, к которой гражданским законодательством предъявляются определенные требования отно сительно формы (п. 3 ст. 1259 ГК РФ), творческого характера данного объекта (п.

1 ст. 1228 ГК РФ). Иными словами, понятие «информация» является родовым по отношению к понятию «интеллектуальная собственность».

Основным непосредственным объектом преступления являются те обще ственные отношения, нарушение которых составляет социальную сущность дея ния и с целью охраны которых издана уголовно-правовая норма. Дополнительным непосредственным объектом преступления являются те общественные отноше ния, посягательство на которые не составляет его социальной сущности, но кото рые этим преступлением всегда нарушаются наряду с основным объектом. Фа культативным объектом являются такие общественные отношения, которые в иных случаях заслуживают самостоятельной уголовно-правовой охраны, но при совершении данного преступления лишь могут (от случая к случаю) фактически ущемляться либо ставиться в угрозу причинения вреда1.

Анализ ст. 1851, 189, 272–274 УК РФ показывает, что они введены с целью, отличной от цели обеспечения охраны интеллектуальной собственности. Статья 272 УК РФ создана для обеспечения информационной безопасности, права соб ственника или иного законного владельца по реализации своих полномочий в установленных законом пределах на информацию, производство, владение, ис пользование, распоряжение, защиту от неправомерного воздействия, ст. 273 УК РФ – для обеспечения неприкосновенности, безопасного использования, владения и распоряжения компьютерной информацией;

ст. 274 – для обеспечения правиль ной и безопасной эксплуатации средств хранения, обработки или передачи ком Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. Изд. испр. и доп. М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2007. С. 104–106.

пьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей;

ст. – для обеспечения защиты интересов Российской Федерации и в связи с междуна родными обязательствами по нераспространению оружия массового поражения, ино го вооружения и военной техники1;

ст. 1851 – для обеспечения установленного по рядка защиты интересов инвесторов2.

Лицо, воздействуя на объекты интеллектуальной собственности при совер шении преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 272–274, 189, 1851 УК РФ, причиняет вред, прежде всего, общественным отношениям, отлич ным от отношений интеллектуальной собственности.

Однако в силу того, что интеллектуальная собственность представляет со бой информацию, при совершении указанных преступлений в определенных слу чаях не может не причиняться вред общественным отношениям по поводу интел лектуальной собственности.

К. в период с 2006 г. по сентябрь 2008 г. в г. Ульяновске осуществлял непра вомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации: IMSI – уни кальному идентификатору абонента сети GSM, Ki – индивидуальному криптогра фическому ключу абонента, находящейся в защищенных секторах памяти элек тронно-вычислительной машины.

К. осознавал, что Ki-параметры зашифрованы в целях ограничения доступа к данной информации ввиду того, что ее конфиденциальность позволяет правооб ладателю получать коммерческую выгоду в виде оплаты абонентами стоимости предоставляемых услуг сотовой связи.

Действия К. квалифицированы судом по ч. 1 ст. 272 УК РФ как неправомер ный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, то есть информа ции в электронно-вычислительной машине, повлекший копирование информации, а также по ч. 1 ст. 273 УК РФ как использование программ для ЭВМ, заведомо Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А. И. Чу чаева. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;

Комментарий к Уголовному ко дексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. В. М. Лебедева. 7-е изд., перераб. и доп.

Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А. В.

Бриллиантова. М.: Проспект, 2010. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».

приводящих к несанкционированному уничтожению, блокированию и копирова нию информации1.

П., реализуя преступный умысел, направленный на незаконное получение услуг по пользованию сетью Интернет, произвел неправомерное подключение к системе ЭВМ провайдера с использованием регистрационных данных (логина и пароля) законных пользователей без их уведомления и согласия. После чего он со вершил неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, внес изменения в «Log»-файлы сервера доступа, сервера аутентификации, сервера тарификации системы ЭВМ провайдера, а именно о дате, времени, длительности доступа, объеме переданной и полученной информации, информации о лицевом счете пользователей, что повлекло модификацию компьютерной информации, расположенной в указанных ЭВМ и их системе, а так же ее блокирование, по скольку в то время, когда виновный использовал чужой логин, доступ в сеть Ин тернет для законного пользователя был недоступен.

Информация, хранящаяся на сервере доступа, сервере аутентификации, сер вере тарификации системы ЭВМ провайдера является конфиденциальной и охра няемой законом. П. своими преступными действиями причинил вред деловой ре путации провайдера.

Действия П. квалифицированы судом как неправомерный доступ к охраняе мой законом компьютерной информации, то есть информации в ЭВМ, системе ЭВМ и их сети, повлекшем ее блокирование, модификацию и копирование, по ч. ст. 272 УК РФ2.

Анализ приговоров по сорока пяти уголовным делам, вынесенным судами десяти регионов, показал, что действия лиц, получивших доступ к сети Интернет с незаконным использованием чужих регистрационных данных и внесших изме Приговор Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 24.12.2008 г. // ГАС РФ «Правосудие»:

сайт. URL: http://zasvijajskiy.uln.sudrf.ru/modules.php?name=docum_ sud&id= 230 (дата обраще ния: 28.01.2013 г.).

Здесь и далее при изложении материалов судебной практики текст УК РФ приводится в редак ции, действовавшей на момент принятия соответствующего судебного акта.

Приговор Алексинского городского суда Тульской области от 13.05.2010 г. // ГАС РФ «Право судие»: сайт. URL: http://aleksinsky.tula.sudrf.ru/modules. php?name=docum_ sud&id=480 (дата обращения: 28.01.2013 г.).

нения в сведения, хранящиеся в серверах провайдеров, квалифицируются судами по статьям гл. 28 УК РФ.

В каждом из приведенных примеров суд отметил, что виновный своими действиями незаконно получил сведения, составляющие коммерческую тайну по терпевшего, то есть причинил вред общественным отношениям по поводу интел лектуальной собственности. Однако неправомерные действия этих лиц главным образом были направлены на причинение вреда общественным отношениям в об ласти обеспечения безопасности оборота информации в компьютерных системах.

В данном случае общественные отношения по поводу интеллектуальной соб ственности выступают факультативным объектом преступления.

Исходя из этих рассуждений, можно согласиться с авторами, которые утверждают, что ст. 272–274, а также ст. 189 и 1851 УК РФ направлены на обеспе чение охраны интеллектуальной собственности, но с одним существенным уточ нением: эти статьи направлены на обеспечение охраны соответствующих объек тов лишь косвенно. Прежде всего они обеспечивают общественные отношения, связанные с безопасностью в сфере использования компьютерной информации.

По-другому обстоит дело со ст. 183 УК РФ.

Согласно ст. 1465 ГК РФ, секретом производства (ноу-хау) признаются све дения любого характера (производственные, технические, экономические, органи зационные и др.), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профес сиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у тре тьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ «О коммерче ской тайне» (далее – Закон о коммерческой тайне)1, коммерческая тайна есть ре жим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при суще ствующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправ Российская газета. 2004. № 166. 5 августа.

данных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или полу чить иную коммерческую выгоду;

информация, составляющая коммерческую тай ну (секрет производства), – сведения любого характера (производственные, тех нические, экономические, организационные и др.), в том числе о результатах ин теллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют дей ствительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Сопоставление приведенных определений позволяет сделать вывод, что по действующему гражданскому законодательству ноу-хау и сведения, составляющие коммерческую тайну, – это одно и то же. Данное умозаключение поддерживается другими исследователями1.

Статья 26 Федерального закона от 02.12.1990 г. № 395-1 «О банках и бан ковской деятельности»2 относит к сведениям, составляющим банковскую тайну, информацию об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов кре дитных организаций, Банка России, организаций, осуществляющих функции по обязательному страхованию вкладов.


Легальное определение налоговой тайны содержится в ст. 102 Налогового кодекса Российской Федерации. Налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, следственными органами, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о нало гоплательщике, за исключением сведений:

1) являющихся общедоступными, в том числе ставших таковыми с согласия их обладателя – налогоплательщика;

2) об идентификационном номере налогоплательщика;

3) о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственно См., например: Зенин И. А. Указ. соч. С. 437.

Российская газета. 1996. № 27. 10 февраля.

сти за эти нарушения;

4) предоставляемых налоговым (таможенным) или правоохранительным ор ганам других государств в соответствии с международными договорами (согла шениями), одной из сторон которых является Российская Федерация, о взаимном сотрудничестве между налоговыми (таможенными) или правоохранительными ор ганами (в части сведений, предоставленных этим органам);

5) предоставляемых избирательным комиссиям в соответствии с законода тельством о выборах по результатам проверок налоговым органом сведений о размере и об источниках доходов кандидата и его супруга, а также об имуществе, принадлежащем кандидату и его супругу на праве собственности;

6) предоставляемых в Государственную информационную систему о госу дарственных и муниципальных платежах, предусмотренную Федеральным зако ном от 27.07.2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг».

Законодательство не позволяет говорить о принципиальном качественном различии сведений, составляющих коммерческую, налоговую и банковскую тайны.

К примеру, если информация о банковской операции представляет коммер ческую ценность, не известна третьим лицам и в отношении нее введен режим коммерческой тайны, то данную информацию можно считать сведениями, состав ляющими одновременно коммерческую и банковскую тайны. Если же эта инфор мация будет получена налоговым органом, она будет также представлять собой сведения, отнесенные к налоговой тайне.

Таким образом, при определенных условиях одна и та же информация мо жет относиться к сведениям, составляющим и коммерческую, и банковскую, и налоговую тайны.

Более того, п. 1 ст. 102 Налогового кодекса Российской Федерации прямо указывает на то, что к разглашению налоговой тайны относится, в частности, ис пользование или передача другому лицу информации, составляющей коммерче скую тайну (секрет производства) налогоплательщика и ставшей известной долж ностному лицу налогового органа, органа внутренних дел, следственного органа, органа государственного внебюджетного фонда или таможенного органа, привле ченному специалисту или эксперту при исполнении ими своих обязанностей.

Между тем, действующее законодательство предусматривает для коммерче ской тайны особый правовой режим, отличающий ее от банковской и налоговой тайн. Этот режим связан с отнесением секрета производства к объектам интеллек туальной собственности.

Учитывая, что ст. 183 УК РФ предусматривает ответственность за собира ние сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным спо собом, а также за незаконные разглашение или использование сведений, состав ляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их вла дельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или ра боте, данная статья непосредственно направлена на обеспечение охраны, кроме прочего, интеллектуальной собственности.

Нужно отметить, что формулировка ст. 183 УК РФ неудачна. С момента вве дение в действие части IV ГК РФ сведения, составляющие коммерческую тайну, отнесены к интеллектуальной собственности, что принципиально отличает ее от других объектов, о которых идет речь в статье, – сведений, составляющих налого вую или банковскую тайну. Объединение норм, направленных на охрану этих объ ектов, в одной статье явно некорректно. В законодательстве европейских госу дарств с богатым опытом охраны интеллектуальной собственности подобная си туация не допускается.

Именно с некорректностью формулировки данной статьи связан, очевидно, разброс мнений в науке относительно того, направлена ли данная статья на обес печение охраны интеллектуальной собственности.

Предложения о внесении изменений в ст. 183 УК РФ уже появлялись на страницах юридической литературы1, однако эти инициативы пока не восприняты законодателем.

Статья 183 УК РФ – это один из примеров в подтверждение того, что уго См.: Крянин С. М. Указ. соч. С. 10.

ловное законодательство нуждается в серьезной корректировке после изменения гражданского законодательства, регулирующего отношения по поводу интеллек туальной собственности.

С учетом сказанного представляется рациональным выделить нормы уго ловного закона, направленные на обеспечение охраны интеллектуальной соб ственности прямо (ст. 146, 147, 180, 183 УК РФ) и косвенно (ст. 1851, 189, 272– и др. УК РФ).

Сопоставление норм статей первой из названных групп с положениями ча сти IV ГК РФ показывает, нарушение прав на какие из объектов интеллектуальной собственности влечет уголовную ответственность (таблица 1).

Ввиду изменчивости положений законодательства относительно перечня подлежащих охране результатов интеллектуальной деятельности и средств инди видуализации и способов их использования, содержание интеллектуальной соб ственности как объекта уголовно-правовой охраны рационально сформулировать безотносительно к конкретным видам результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Таблица 1.

Статья Объект интеллектуальной собственности УК РФ Произведения науки, литературы и искусства, программы для ЭВМ, базы данных, исполнения, фонограммы, сообще ние в эфир или по кабелю радио- или телепередач.

Изобретение, полезная модель, промышленный образец.

Товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара.

Секрет производства (ноу-хау).

Для этих целей представляется рациональным выделить авторство и исклю чительное право в отношении интеллектуальной собственности.

Авторство – это нематериальное благо, выражающееся в неразрывной связи гражданина и результата его интеллектуальной деятельности. На его охрану направлены ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 147 УК РФ.

Авторство не следует путать с правом авторства, то есть правом признавать ся автором произведения. В ГК РФ данные понятия наделяются различными зна чениями. Об авторстве говорится в ст. 1228, 1267, 1316, 1342, 1415, 1416 ГК РФ как о нематериальном благе, которое, в отличие от права авторства, охраняется бессрочно. Указанные статьи являются специальными по отношению к ст. 150 ГК РФ, которая называет право авторства в числе нематериальных благ и содержит положение об охране последних после смерти их обладателя. В ст. 1228, 1267 ГК РФ и др. предусмотрено, что бессрочно охраняется именно авторство. О нем как о самостоятельном нематериальном благе упоминается и в комментариях к ГК РФ1.

Общеупотребительным слово «авторство» является в значении «принад лежность произведения автору»2.

Авторство находится под охраной закона и после смерти автора (п. 1 ст.

1267 ГК РФ), что свидетельствует о его высокой ценности для общества.

В связи с этим следует признать некорректной позицию ученых, которые утверждают, что основным непосредственным объектом преступления, ответствен ность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 146 УК РФ, являются личные неимуще ственные права3. Подобные утверждения сомнительны в силу хотя бы того обстоя См., например: Зенин И. А. Указ. соч. С. 119;

Комментарий к Гражданскому кодексу Россий ской Федерации части четвертой (постатейный) / под ред. Л. А. Трахтенгерц. Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

Ожегов С. И. Словарь русского языка: Около 60000 слов и фразеологических выражений / под ред. проф. Л. И. Скворцова. 25-е изд., испр. и доп. М.: ООО «Издательство Оникс»: ООО «Изда тельство «Мир и Образование», 2008. С. 20.

В литературе эта концепция очень распространена, но не является однородной.

Одни исследователи определяют основной объект плагиата как общественные отношения, возникающие в связи с реализацией права на свободу литературного, художественного, научно го и других видов творчества (см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А. В. Бриллиантова. Доступ из справ.-правовой системы «Консуль тантПлюс»;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федера-ции / под ред. В. Т. Томина, В. С. Устинова, В. В. Сверчкова. М.: Юрайт-Издат, 2002. С. 354;

Федосов С. А. Уголовно правовые и криминологические аспекты защиты авторских прав создателей и пользователей программ для ЭВМ и баз данных: дис.... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 25;

Козлов А. В. Указ.

соч. С. 156–157).

Другие называют объектом этого преступления общественные отношения по поводу тех или иных интеллектуальных прав (см.: Ларичев В. Д., Трунцевский Ю. В. Указ. соч. С. 267;

Бонда рев М. Ю. Указ. соч. С. 65;

Глухова Г. О. Указ. соч. С. 83;

Калятин В. О. Интеллектуальная соб ственность (Исключительные права). М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА– ИНФРА-М), 2000. С. 441;

Курс уголовного права. Особенная часть: учебник для вузов / под ред.

Г. Н. Борзенкова и В. С. Комиссарова. М.: ИКД Зерцало-М, 2002. Т. 3. С. 329).

В некоторых работах в качестве объекта указывают сами интеллектуальные права (см.: Ком тельства, что личным неимущественным правам не всегда причиняется вред при совершении данных преступлений. К примеру, при присвоении авторства в отношении произведения, истинного автора которого нет в живых, нарушение права авторства немыслимо, так как последнее отсутствует (право без носителя не существует). Законодательством, в частности п. 2 ст. 1228 ГК РФ, предусмотрена бессрочная охрана не права авторства, а авторства и имени автора. Тем не менее в указанном случае сохраняется возможность привлечения виновного к ответствен ности по ч. 1 ст. 146 УК РФ как лица, присвоившего авторство и причинившего тем самым ущерб «иному правообладателю» – наследнику1.

При плагиате всякий раз преступные действия направлены лишь на автор ство. Авторские и смежные права нарушаются при этом хотя и часто, но все же не всегда. Значит, общественные отношения, связанные с реализацией данных прав, могут признаваться лишь факультативным объектом этих преступлений. Основ ным непосредственным объектом плагиата следует признать общественные отно шения по поводу авторства в отношении результатов интеллектуальной деятель ности.

Представляются необоснованными предложения исключить авторство из числа объектов уголовно-правовой охраны, в частности предложения декримина лизировать деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 146 УК РФ2. Особое значение автор ства заключается в том, что оно является основой всех личных неимущественных интеллектуальных прав. В этом можно убедиться, рассматривая нормы закона, ка сающиеся этих прав. Согласно закону, все они принадлежат автору, то есть граж данину, творческим трудом которого создан результат интеллектуальной деятель ности (например, п. 2 ст. 1255 ГК РФ).

ментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. С. В. Дьякова и Н. Г. Кадникова. М.: Юриспруденция, 2008. С. 317).

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В. М. Лебедева. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 404. О том, что уголовное законодательство справедливо устанавливает ответственность за присвоение авторства даже в случае, когда авто ра нет в живых, но имеются наследники, см.: Борисов А. В. Уголовно-правовые и специально криминологические меры борьбы с нарушениями авторского и патентного права: дис. … канд.

юрид. наук. М., 2008. С. 97–98.

См.: Вощинский М. В. Уголовно-правовые меры противодействия нарушению авторского и смежных прав: дис.... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 105.

В случае, когда преступник претендует на авторство в отношении чужого произведения, он, подменяя собой автора, посягает на все авторские права. Имен но этим вызвана высокая общественная опасность подобных деяний.

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации заключается в возможности использовать такой ре зультат или такое средство любым не противоречащим закону способом (ст. ГК РФ).

Возможность использования объектов интеллектуальной собственности, указанных в таблице 1, правообладателем по своему усмотрению составляет со держание исключительного права как объекта уголовно-правовой охраны.

Законодательство Российской Федерации относительно набора результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, составляющих со держание объектов уголовно-правовой охраны, не менялось ни разу. Между тем, исследователями неоднократно предлагалось расширить круг объектов интеллек туальной собственности, находящихся под охраной уголовного закона.

Аргументация этих предложений различна.

Многие авторы основывают свою позицию на том, что гражданское законо дательство не устанавливает приоритетов в правовой охране различных результа тов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Сходство гражданско-правовых режимов объектов интеллектуальной собственности пред ставляется достаточным для вывода о том, что уголовным законом эти объекты должны также охраняться в равной мере1.

Ряд специалистов делают общее указание на то, что в современном мире все большее значение приобретает защита информации, чем и обусловливается по См.: Гацолаева А. Х. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений в сфере интеллектуальной собственности: дис. … канд. юрид. наук. Кисловодск, 2004. С. 25, 26;

Бондарев М. Ю. Указ. соч. С. 162, 163;

Скребец Д. Д. Указ. соч. С. 120–128;

Никитина Л. К. Ос новные направления оптимизации уголовного законодательства об ответственности за незакон ное использование товарного знака // Общество и право. 2010. № 1. С. 172–177;

Филиппов П. А.

Уголовно-правовая защита прав интеллектуальной собственности: дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 157.

требность в обеспечении охраны интеллектуальной собственности1.

И. А. Головизнина приходит к выводу о необходимости криминализации не законного использования фирменных наименований и коммерческих обозначений на том основании, что соответствующие положения в отечественном праве суще ствовали исторически, а действующее законодательство о защите конкуренции не устанавливает приоритетов между средствами индивидуализации2.

В. Т. Корниенко, предлагая ввести уголовную ответственность за нарушение исключительного права на фирменное наименование, делает акцент на опыте за рубежных государств3.

Л. К. Никитина выступает за криминализацию незаконного использования фирменного наименования и коммерческого обозначения, основываясь на сравне нии гражданско-правового режима различных объектов интеллектуальной соб ственности, а также на данных опроса специалистов, изучении зарубежного и международного законодательства4.

В некоторых случаях аргументация вовсе отсутствует5.

На наш взгляд, утверждение о необходимости введения уголовно-правовой охраны того или иного объекта интеллектуальной собственности должно основы ваться, прежде всего, на анализе общественных отношений, в которых он пред ставлен, и общественной опасности посягательств на них. Сравнение различных видов результатов творчества или средств индивидуализации в данном случае оправданно лишь при условии, что оно касается природы данных объектов, а не просто гражданско-правового режима их использования.

См., например: Борисов А. В. Указ. соч. С. 100–102.

См.: Головизнина И. А. Указ. соч. С. 31, 45, 46. Кроме аргументов, о которых уже было сказа но, автор указывает на то, что криминализация незаконного использования фирменного наиме нования и коммерческого обозначения полностью отвечает принципам криминализации. Однако данное утверждение автором не раскрыто, не объяснено должным образом и не может рассмат риваться нами как научно обоснованный тезис.

См.: Корниенко В. Т. Уголовно-правовая охрана добросовестной конкуренции на потребитель ском рынке: дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. С. 193, 194.

Никитина Л. К. Уголовно-правовая охрана прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий: дис.... канд. юрид. наук. Краснодар, 2010. С. 138–142.

См., например: Дудургов Р. М. Селекционные достижения как объект интеллектуальной соб ственности в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 113.

При этом следует учитывать, что основная задача законодательства в сфере охраны интеллектуальной собственности заключается в сохранении исключитель ности прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуа лизации.

По словам В. А. Дозорцева, «исключительность» права имеет не филологи ческое, а юридическое значение. «Исключительное» право надо понимать в том смысле, что оно обозначает имущественное право, принадлежащее исключитель но одному лицу или нескольким точно обозначенным в соответствии с законом лицам1.

Интеллектуальные права представляют собой ценность именно в силу их исключительности. Это обусловлено нематериальной природой интеллектуальной собственности, невозможностью ее физического обособления.

В связи с этим уголовное законодательство в этой сфере должно быть направлено главным образом на обеспечение исключительности интеллектуаль ных прав. Общественная опасность нарушения последней должна изначально предполагаться, независимо от набора конкретных результатов творчества и средств индивидуализации, зафиксированных в гражданском законодательстве.

Криминализация незаконного использования того или иного объекта интел лектуальной собственности недопустима лишь в том случае, когда такое исполь зование не представляется возможным либо причиняет крайне малый вред обще ственным отношениям.

Развитие науки и техники, глобализационные процессы, всемирные эколо гические проблемы обусловливают рост социально-экономического значения ре зультатов интеллектуальной деятельности.

Так, с учетом продовольственных проблем, стоящих перед современным обществом, а также декларируемой на национальном и международном уровнях борьбой за экологическую безопасность жизнедеятельности человека приобретает Цит. по: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический).

Части первая, вторая, третья, четвертая (постатейный) / под ред. С. А. Степанова. 2-е изд., пере раб. и доп. М.: Проспект;

Екатеринбург: Институт частного права, 2009. Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

все большую актуальность вопрос о развитии и охране общественных отношений по созданию и использованию селекционных достижений.

Во многих странах прирост населения составляет свыше 3 % в год и произ водство продуктов питания не поспевает за постоянно увеличивающимся спро сом1.

В одной из резолюций, принятых Генеральной Ассамблеей ООН в 2005 г., отмечено, что в мире насчитывается приблизительно 852 млн. человек, страдаю щих от недоедания, что каждые пять минут где-то в мире от голода или заболева ний, вызванных голодом, умирает ребенок в возрасте до пяти лет. При этом дан ные в 1996 г. на Всемирной встрече на высшем уровне по проблемам продоволь ствия обещания вдвое уменьшить число людей, страдающих от недоедания, не выполняются2.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.