авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Федеральное государственное казенное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Представляется логичным и целесообразным рассматривать эти обществен ные отношения как родовой объект преступлений против интеллектуальной соб ственности.

Учитывая особенности природы интеллектуальной собственности, невоз можность отнести посягательства на нее к преступлениям против личности либо к экономическим преступлениям, группировка норм о преступлениях против ин теллектуальной собственности в специальном разделе VII1 УК РФ «Преступления против интеллектуальной собственности» представляется наиболее оптимальным их расположением. Данный раздел должен включать одну главу с аналогичным названием.

Нельзя не признать правоту П. А. Филиппова, замечающего, что благодаря группировке статей о преступлениях против интеллектуальной собственности в одном структурном элементе УК РФ создается запас законодательной прочности на несколько лет вперед, который с наполнением понятия «интеллектуальная соб ственность» новыми предметами позволит дополнять уголовный закон новыми Козлов А. В. Указ. соч. С. 147.

составами преступлений1.

Не должно рассматриваться как препятствие объединению норм об уголов ной ответственности за преступления против интеллектуальной собственности сравнительно малое количество этих норм. Объединение норм в одном структур ном элементе уголовного закона основывается на характере общественной опас ности соответствующих деяний. Критериями при этом могут служить важность самих общественных отношений;

глубина причиняемого или грозящего им ущер ба;

сравнительно большая распространенность деяний и др.2, но не количество статей. В действующем УК РФ раздел XII, к примеру, состоит из одной главы, включающей восемь статей (ст. 353–360), а гл. 28 включает три статьи. УК Швей царии содержит самостоятельный раздел о преступных деяниях против интересов мирового сообщества (раздел двенадцатый bis), что рассматривается специали стами как несомненное достоинство данного закона. Этот раздел содержит одну статью (ст. 264)3.

Недопущение нарушения взаимосвязи между нормами уголовного права и нормами различных отраслей законодательства является одной из задач уголовно правовой политики4. Представляется целесообразным реализовать в отношении уголовного законодательства подход, примененный в ГК РФ, где с 2008 г. интел лектуальной собственности посвящен один из наиболее крупных структурных элементов (одна из частей).

Формирование надлежащей структуры правовой регламентации уголовной ответственности за преступления против интеллектуальной собственности на уровне статей уголовного закона также должно основываться на характере об щественной опасности этих преступлений.

Предложенная в настоящем исследовании классификация объектов интел лектуальной собственности осуществлена на основе характера общественной опасности посягательств на них. Она позволила выдели объекты, использующиеся См.: Филиппов П. А. Указ. соч. С. 43.

Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М.: Госюриздат, 1960.

С. 100.

Уголовный кодекс Швейцарии / науч. ред., предисл. и пер. с немецкого А. В. Серебренниковой.

СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. С. 62.

Епифанова Е. В. Указ. соч.

исключительно в предпринимательской деятельности (средства индивидуализа ции и секрет производства). Учитывая выраженный экономический характер по сягательств на них, представляется целесообразно структурно обособить соответ ствующие нормы в предлагаемой главе.

При этом нельзя не учитывать особенности интеллектуальной собственно сти как объекта уголовно-правовой охраны. Это следует из основного принципа построения норм Особенной части УК. Формирование того или иного элемента уголовного закона должно адекватно отражать направленность соответствующих норм на охрану конкретных объектов.

Авторство как объект уголовно-правовой охраны актуально лишь для эле ментов второй классификационной группы. В отношении соответствующих объ ектов интеллектуальной собственности (результатов творчества) гражданским за конодательством установлен режим бессрочной охраны авторства. Только в отно шении этих объектов могут быть совершены деяния, в результате которых постра дает такое нематериальное благо, как авторство. Исключительное право, напротив, устанавливается на элементы обеих классификационных групп.

Очевидна необходимость, во-первых, уголовно-правовой нормы, направ ленной на обеспечение охраны авторства в отношении результатов интеллекту альной деятельности – объектов второй классификационной группы, во-вторых, нормы, обеспечивающей исключительное право на эти объекты, и, в-третьих, нормы, обеспечивающей исключительное право на объекты, используемые только в предпринимательской деятельности.

Оптимальное расположение норм, составляющих уголовно-правовой запрет в области интеллектуальной собственности, представляется следующим.

Раздел VII1. Преступления против интеллектуальной собственности.

Глава 201. Преступления против интеллектуальной собственности.

Статья 1571. Присвоение авторства (плагиат).

Статья 1572. Незаконные действия в отношении результатов ин теллектуальной деятельности.

Статья 1573. Незаконные действия в отношении секретов производства и средств индивидуализации.

§ 2. Присвоение авторства (плагиат) В УК РФ ответственность за плагиат предусмотрена ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст.

147. Материалов практического применения этих норм найти не удалось (прило жение № 1). Об их отсутствии говорят и другие авторы. К примеру, М. В. Вощин ский пишет, что он смог ознакомиться лишь с материалом об отказе в возбужде нии уголовного дела1. А. В. Борисов приводит только одно обвинительное заклю чение по ч. 1 ст. 146 УК РФ, изученное им, отмечая при этом, что квалификация действиям виновного в заключении дана явно неверно2.

В связи с этим решение задач исследования, касающихся плагиата, вынуж денно решаются только теоретическими методами.

Непосредственный объект плагиата рационально сформулировать следую щим образом: это общественные отношения по поводу авторства в отношении произведений науки, литературы и искусства, в том числе программ для ЭВМ и баз данных в части подбора и расположения материалов, исполнения, изобрете ния, полезной модели, промышленного образца, селекционного достижения, то пологии ИМС.

Вопрос о предмете плагиата является дискуссионным. Связано это с тем, что в теории уголовного права имеются различные точки зрения относительно то го, могут ли быть предметом преступления исключительно вещи или предметом могут выступать также нематериальные ценности.

А. В. Шульга указывает, что в случае признания нематериальной природы информации требуется пересмотр понятия предмета преступления и включение в его содержание не только материальных, но и нематериальных ценностей3.

В. Н. Бондарев утверждает, что плагиат в уголовно-правовом смысле слова См.: Вощинский М. В. Указ. соч. С. 103–104.

Борисов А. В. Указ. соч. С. 63.

Шульга А. В. Указ. соч. С. 209–210. При определении предмета преступления как материального объекта автор ссылается на следующий источник: Галиакбаров Р. Р. Уголовное право. Общая часть. Изд. 2-е. Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет.

Юридический факультет, 2005. С. 119–120.

является беспредметным преступлением1. Автор подчеркивает, что под предметом преступления подразумеваются вещи материального мира2.

Между тем, более широкое понимание предмета преступления, включение в него не только объектов материального мира, но и интеллектуальных ценностей все чаще встречается в современной литературе не только при анализе конкрет ных составов преступлений, но и в рамках общего учения об объекте преступле ния3.

Чаще всего предмет преступления действительно имеет материальную природу, то есть он объективирован в некое физическое тело. Таков он в преступ лениях против собственности (имущество), во многих преступлениях против по рядка управления (официальные документы, печати, государственные награды), в экологических и транспортных преступлениях (животные, деревья и кустарники, лианы, транспортные средства, пути сообщения, магистральные трубопроводы) и т. д. Однако в ряде случаев предмет преступления не имеет такой физической природы. Во всех преступлениях, связанных с незаконными действиями в отно шении информации, он может быть представлен в виде нематериальной ценности.

В соответствии с теорией уголовного права, преступное воздействие на См.: Бондарев В. Н. Указ. соч. С. 65.

Автор определяет предмет преступления как вещи материального мира, с определенными свойствами которых уголовный закон связывает наличие в действиях лица признаков конкрет ного состава преступления. Приводя данную трактовку, автор ссылается на следующие источ ники: Таций В. Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве. Харьков: Вища школа, 1988. С. 47;

Трайнин А. Н. Общее учение о составе преступления. М.: Юриздат, 1957.

С. 178–179;

Брайнин Я. М. Некоторые вопросы учения о составе преступления в советском уго ловном праве // Юридический Сборник Киевского гос. ун-та. 1960. № 4. С. 58–59;

Загородников Н. И. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве // Труды ВЮА. 1945. Вып.

13. С. 44;

Пионтковский А. А. Учение о преступлении. М., 1961. С. 140–142.

См.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник / под ред.

Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. Изд. испр. и доп. М.: ИНФРА-М: КОН ТРАКТ, 2007. С. 109. Приводя данный тезис, автор ссылается на следующие источники: Каир жанов Е. К. Основные теоретические проблемы объекта уголовно-правовой охраны в СССР:

автореф. дис.... д-ра юрид. наук. Киев, 1975. С. 23–24;

Верин В. П. Преступления в сфере эко номики. М.: Дело, 1999. С. 78;

Лопашенко Н. А. Преступления в сфере экономической деятель ности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания. Саратов: Издательство Сарат.

ун-та, 1997. С. 12, 101;

Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред.

Б. В. Здравомыслова. М.: Юристъ, 1999. С. 380;

Уголовное право России. Общая часть / под ред.

А. И. Рарога. М.: Юристъ, 2001. С. 108;

Российская юридическая энциклопедия. М.: Издатель ский Дом ИНФРА-М, 1999. С. 767.

предмет может быть различным в зависимости от способов, применяемых орудий и целей, которых стремится достичь субъект. По своему социальному значению все разновидности такого рода воздействия могут быть объединены в несколько групп: а) изменение социального статуса или хозяйственно-экономического назначения предмета;

б) изменение его физических свойств;

в) изменение вида;

г) изготовление предмета, вещи1.

Первое из названных действий при его широкой трактовке может быть со вершаемо и в отношении нематериальной ценности.

Таким образом, следует признать наиболее рациональной позицию ученых, утверждающих, что предмет преступления – это вещи или иные предметы внеш него мира, а также интеллектуальные ценности, воздействуя на которые виновный причиняет вред охраняемым законом общественным отношениям2.

В этой связи справедливо утверждение о том, что предмет присвоения ав торства – это соответствующие объекты интеллектуальной собственности3.

Предмет плагиата есть чужие произведения науки, литературы и искусства, программы для ЭВМ и базы данных в части подбора и расположения материалов, исполнения, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекцион ные достижения, топологии ИМС.

В действующем законодательстве перечень объектов, в отношении которых закреплено право признаваться автором, является определенным. В то же время могут возникнуть новые объекты, не относящиеся к указанным выше. В связи с этим целесообразно при описании в тексте уголовного закона предмета плагиата по возможности указывать на группу объектов, которая впоследствии может до полняться новыми объектами без внесения изменений в Уголовный кодекс.

В соответствии с данным подходом произведения науки, литературы и ис Ларичев В. Д., Трунцевский Ю. В. Указ. соч. С. 270. Авторы, приводя данные теоретические положения, ссылаются на следующий источник: Коржанский Н. И. Предмет преступления (по нятие, виды и значение для квалификации). Волгоград, 1976. С. 34.

Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. Изд. испр. и доп. М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2007. С. 109–110.

Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. Изд. испр. и доп. М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2006. С. 138, 141.

кусства, программы для ЭВМ и базы данных в части подбора и расположения ма териалов могут быть описаны как объекты авторских прав (ст. 1259 ГК РФ).

Среди объектов смежных прав право признаваться автором закреплено в за коне лишь в отношении исполнения (приложение № 2). В связи с этим представ ляется рациональным специальное указание в тексте статьи 1571 УК РФ на дан ный результат интеллектуальной деятельности.

Изобретение, полезная модель, промышленный образец объединяются тер мином «объекты патентных прав» (ст. 1345, 1349 ГК РФ).

Селекционное достижение и топология ИМС имеют специальный правовой режим и не входят в какие-либо из групп объектов интеллектуальной собственно сти (гл. 73, 74 ГК РФ). Поэтому, думается, их разумно также отдельно указать в тексте статьи.

Таким образом, предмет плагиата можно описать следующим образом: чу жие объекты авторских прав, исполнения, объекты патентных прав, селекционные достижения, топологии ИМС.

Состав присвоения авторства по действующему УК РФ является материаль ным. Объективная сторона этого преступления включает деяние, общественно опасные последствия в виде крупного ущерба автору или иному правообладателю, а также причинно-следственную связь между деянием и наступившими послед ствиями.

Согласно информационному письму Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 30.03.2001 г. № 36-15-01 «О практике применения законодательства по защите интеллектуальной собственности, состоянии прокурорского надзора и мерах по усилению борьбы с пиратством в аудиовизуальной сфере», плагиат вы ражается в том, что лицо провозглашает себя автором чужого произведения, вы пуская его полностью или частично под своим именем (псевдонимом). Присвое нием авторства признается выпуск произведения, созданного совместно с другими авторами, без указания фамилий соавторов, использование в своих трудах чужого произведения без ссылки на автора1.

Аналогичное определение плагиата содержится в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.04.2007 г. № 14 «О практике рас смотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобрета тельских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного зна ка»2.

Данный подход к присвоению авторства находит подтверждение в теории уголовного права.

Так, нельзя не признать справедливым утверждение о том, что плагиатом является опубликование виновным под своим именем чужого произведения как полностью, так и частично, так как часть произведения может выступать самосто ятельным объектом авторских прав (п. 7 ст. 1259 ГК РФ) 3.

Исследователи указывают также и на то, что плагиат может выражаться в обнародовании произведения лицом, не являющимся автором, под своим псевдо нимом4. Действительно, для квалификации плагиата не имеет решающего значе ния, указал ли виновный при присвоении авторства свое имя либо псевдоним, как не имеет это решающего значения для идентификации себя как автора при опуб ликовании лицом собственных произведений.

Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 30.03.2001 г. № 36-15-01 «О практике применения законодательства по защите интеллектуальной собственности, состоянии прокурор ского надзора и мерах по усилению борьбы с пиратством в аудиовизуальной сфере» // Интернет журнал Ассоциации юристов Приморья. 21.10.1999. URL:

http://www.proknadzor.ru/orders/showord.php?id=354&range=5&ord_name=%CE+%EF%F0% E0%EA%F2%E8%EA%E5+%EF%F0%E8%EC%E5%ED%E5%ED%E8%FF+%E7%E0%EA%EE% ED%EE%E4%E0%F2%E5%EB%FC%F1%F2%E2%E0+%EF (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Российская газета. 2007. № 95. 5 мая.

См.: Комментарий к УК РФ с постатейными материалами и судебной практикой / под ред. С.

И. Никулина. М.: Менеджер, 2001. С. 432;

Уголовное право. Особенная часть / под ред. Н. И.

Ветрова и Ю. И. Ляпунова. М.: Новый Юрист, 1998. C. 157;

Уголовное право России. Особенная часть / под ред. Б. В. Здравомыслова. М.: Юристъ, 1996. С. 102–103;

Уголовное право. Особен ная часть / под ред. И. Я. Козаченко, З. Я. Незнамовой, Г. П. Новоселова. М.: ИНФРА М НОРМА, 1998. С. 161;

Ларичев В. Д., Терещенко Б. Л. Указ. соч. С. 30;

Ларичев В. Д., Трунцев ский Ю. В. Указ. соч. С. 272.

См.: Молчанов Д. В. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности: дис....

канд. юрид. наук. М., 2008. С. 66;

Комментарий к УК РФ / под ред. А. И. Бойко. Ростов-на-Дону:

Изд-во «Феникс», 1996. С. 334;

Уголовное право России. Особенная часть / под ред. Б. В. Здра вомыслова. М.: Юристъ, 1996. С. 102–103.

Слово «присвоить» в русском языке является общеупотребительным в не скольких значениях. Так, присвоить, или присвоять, означает завладеть чем, за хватить чужое, присобить, приусобить, присамить, взять силою, властью, хитро стью;

отбить, отнять. Это же слово употребляется в значении отдать в особь, при знать чьим;

приписать чему свойство, качество;

дать кому право, власть, почет и пр.1 Присвоить некий объект, таким образом, можно как себе, так и другому лицу.

Таким образом, если виновный публикует чужое произведение и в качестве автора указывает некое вымышленное лицо, то именование этого деяния присвое нием авторства является, с точки зрения лингвистики, вполне корректным.

По тем же причинам нужно признать, что плагиат может выражаться в вы даче за автора чужого произведения другое конкретное лицо.

При этом присвоение авторства кому-либо самим автором признака обще ственной опасности, разумеется, не имеет.

Формулировка плагиата в уголовном законе требует соответствующей кор ректировки – указания на субъект преступления (плагиатом является присвоение авторства лицом, не являющимся автором) и на то, что авторство может быть при своено виновным как себе, так и другому лицу.

Следует признать некорректной позицию специалистов, указывающих, что плагиатом является опубликование виновным чужого произведения анонимно2. Со гласно п. 1 ст. 1265 ГК РФ, право автора на имя является неотчуждаемым и непере даваемым. Использовать или разрешать использование произведения под именем автора, под вымышленным именем или без указания имени дозволено только само му автору. Поэтому опубликование чужого произведения анонимно не может со здать в глазах окружающих видимость того, что автором является виновный.

В данном случае имеет место не нарушение права авторства, а нарушение права автора на имя3.

См.: Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В двенадцати томах. При Сап. М.: Мир книги, 2003. Т. 10. С. 37–38.

См.: Уголовное право России. Особенная часть / под ред. Б. В. Здравомыслова. М.: Юристъ, 1996. С. 103;

Гальченко А. Н. Нарушение авторских и смежных прав: уголовно-правовая харак теристика // Право и экономика. 2004. № 3. С. 68–72.

См.: Вощинский М. В. Указ. соч. С. 102;

Бондарев В. Н. Указ. соч. С. 78.

Дискуссионным является вопрос о том, является ли плагиатом принуждение к соавторству либо отказу от авторства.

А. В. Козлов считает, что, принуждая к соавторству, виновный присваивает себе право называться автором (соавтором) произведения, в создании которого он не принимал участия. В свою очередь, принуждая к отказу от авторства, виновный лишает создателя произведения права называться его автором или соавтором и присваивает данное право себе. Такие деяния подпадают под базовое определение присвоения авторства1.

В. Н. Бондарев придерживается противоположной точки зрения. По его сло вам, принуждение к соавторству не должно рассматриваться как разновидность плагиата и квалифицироваться по ст. 146 УК РФ, что можно расценивать как зако нодательный пробел, нуждающийся в восполнении2.

Термин «соавторство» в законодательстве употребляется в различных значе ниях. Так, п. 4 ст. 1228 ГК РФ гласит: «Права на результат интеллектуальной дея тельности, созданный совместным творческим трудом двух и более граждан (со авторство), принадлежат соавторам совместно...». В п. 2 ст. 1258 ГК РФ сказано:

«Произведение, созданное в соавторстве, используется соавторами совместно, ес ли соглашением между ними не предусмотрено иное». В первом случае соавтор ство, очевидно, означает права на результат интеллектуальной деятельности, со зданный совместным творческим трудом двух и более граждан. Во втором – уча стие в создании произведения нескольких граждан.

Слово «соавторство» является общеупотребительным в значении «совмест ное авторство»3.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 26.04.2007 г. № 14 указывает: «Нарушение изобретательских или патентных прав путем принуждения к соавторству, предусмотренного ст. 147 УК РФ, может за ключаться в оказании воздействия любым способом (в том числе посредством насилия, угроз наступления неблагоприятных для потерпевшего последствий) с це См.: Козлов А. В. Указ. соч. С. 178–179.

См.: Бондарев В. Н. Указ. соч. С. 80.

Ожегов С. И. Указ. соч. С. 726.

лью получить его согласие на включение других лиц (не внесших личного творче ского вклада в создание указанных в этой статье объектов интеллектуальной соб ственности) в соавторы готовых или разрабатываемых изобретения, полезной мо дели или промышленного образца, то есть заключить договор, позволяющий этим лицам получить авторские права».

По смыслу ст. 1258 ГК РФ, авторство как нематериальное благо, выражаю щееся в неразрывной связи гражданина и результата интеллектуальной дея тельности, принадлежит в равной мере всем авторам совместно созданного объек та интеллектуальной собственности. Ограничения прав авторов, связанные с соав торством, касаются лишь использования данного объекта. Виновный, оказывая воздействие на автора с целью включения в число авторов объекта интеллекту альной собственности лиц, не участвующих в его создании, присваивает этим ли цам авторство в той мере, в какой авторством владел бы соавтор данного объекта.

Таким образом, формулировка «присвоение авторства» является достаточно универсальной и включает в себя указание на все варианты общественно опасных действий в отношении авторства.

Вопрос о содержании общественно опасных последствий как обязательного признака плагиата является дискуссионным.

В постановлении от 26.04.2007 г. № 14 Верховный Суд Российской Федера ции указал, что при квалификации действий виновных по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 146, 147, 180 УК РФ, не должен учитываться причиненный потерпевшему моральный вред, в том числе связанный с подрывом его деловой репутации.

Эта позиция имеет в научной среде противников, считающих, что при ква лификации плагиата должен браться в расчет исключительно моральный вред, причиненный автору. Их доводы в основном похожи. Право авторства является, согласно ст. 150 ГК РФ, нематериальным благом. Возмещение ущерба, причинен ного потерпевшему нарушением его нематериального блага, производится путем компенсации морального вреда (ст. 151 ГК РФ)1.

Е. В. Толстая указывает, что личные неимущественные права автора пред ставляют сами по себе ценность и должны подлежать уголовно-правовой охране безотносительно экономических критериев, лежащих в основе признака «причи нение крупного ущерба автору или иному правообладателю»2.

Д. В. Молчанов пишет, что употребление законодателем термина «иному правообладателю» при описании плагиата некорректно, так как требовать компен сации морального вреда по общему правилу могут лишь обладатели личных не имущественных прав, то есть сами авторы. Трудно определить ущерб в случае об ращения лица, на которое возложена охрана авторства после смерти автора, за за щитой личных неимущественных прав автора в связи с присвоением авторства третьими лицами3.

Представляется, что подобные суждения вызваны слишком узким понима нием плагиата.

Ввиду содержания авторства как объекта уголовно-правовой охраны, а так же ввиду законодательного положения о том, что авторство подлежит охране бес срочно, очевидно, что при определении общественно опасных последствий плаги ата следует иметь ввиду вред не только автору, но и общественным интересам.

А. В. Козлов справедливо замечает, что законодатель в статьях гл. 19 УК РФ, предусматривающих уголовную ответственность за нарушение неимущественных конституционных прав граждан, использует не понятие «крупный ущерб» или «мо ральный вред в крупном размере» в качестве общественно опасного последст См.: Волков К. А. О Постановлении Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном ис пользовании товарного знака. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;

Козлов А. В. Указ. соч. С. 182;

Филиппов П. А. Указ. соч. С. 130;

Вощинский М. В. Указ. соч. С. 104. С рассуждениями последнего автора соглашаются без собственной аргументации следующие ис следователи: Борисов А. В. Указ. соч. С. 66–67;

Молчанов Д. В. Указ. соч. С. 70. Несколько иные рассуждения изложены в следующей работе: Шульга А. В. Указ. соч. С. 282. Автор утвер ждает, что ущерб при плагиате может выражаться только в моральном вреде, исходя из того, что экономические последствия нарушения авторского и смежных прав предусматриваются ч. 2 и ст. 146 УК РФ.

Толстая Е. В. Посягательства на авторские и смежные права в Российском сегменте сети Ин тернет: уголовно-правовая характеристика: автореферат дис.... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 9.

См.: Молчанов Д. В. Указ. соч. С. 73.

вия, а понятие «вред правам и законным интересам граждан»1.

В целях уточнения общественно опасных последствий при описании объек тивной стороны представляется наиболее оптимальным понятие «существенный вред правам и иным нематериальным благам автора или иных лиц, а также охра няемым законом интересам общества и государства». Эта формулировка является в необходимой мере универсальной и соответствующей характеру общественной опасности плагиата.

Вред в данном случае может выражаться в нравственных страданиях автора или иного правообладателя, вызванных присвоением авторства, а также в ущем лении общественных и государственных интересов, связанных с признанием ав торства за создателем объекта интеллектуальной собственности. Вопрос о суще ственности вреда должен решаться исходя из конкретных обстоятельств дела.

В литературе указывается, что плагиат совершается с прямым умыслом2.

Однако разумно предположить, что виновный, совершая плагиат, может не стремиться достичь общественно опасных последствий, указанных в законе. При сваивая авторство, преступник, очевидно, рассчитывает получить определенный положительный результат для себя уже от самого этого действия. При этом вред потерпевшему и другим лицам может не интересовать его, быть для него безраз личным. В последнем случае уместно говорить о косвенном умысле.

Таким образом, при совершении плагиата лицо осознает общественную опасность осуществляемого им присвоения авторства, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде суще ственного вреда правам и иным нематериальным благам автора или иных лиц, а также охраняемым законом интересам общества и государства, и желает их наступления или не желает, но сознательно допускает эти последствия либо отно сится к ним безразлично.

Субъектом плагиата может быть физическое лицо, достигшее шестнадцати летнего возраста.

Козлов А. В. Указ. соч. С. 204.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В. М. Лебедева. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 405.

Состав плагиата предпочтительно изложить следующим образом.

Статья 1571. Присвоение авторства (плагиат).

Присвоение авторства в отношении чужого объекта авторских прав, ис полнения, объекта патентных прав, селекционного достижения, топологии ИМС, совершенное виновным в свою пользу или в пользу иных лиц, если это деяние причинило существенный вред правам и иным нематериальным благам автора или иных лиц, а также охраняемым законом интересам общества и государства, – наказывается...

§ 3. Незаконные действия в отношении результатов интеллектуальной деятельности Статья 1572 «Незаконные действия в отношении результатов интеллектуаль ной деятельности» направлена на охрану исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности – объекты второй классификационной группы.

Непосредственным объектом соответствующих преступлений выступают общественные отношения, связанные с реализацией исключительного права на произведения науки, литературы и искусства, в том числе программы для ЭВМ и базы данных в части подбора и расположения материалов, исполнение, фоно грамму, сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач, содержание ба зы данных, изобретение, полезную модель, промышленный образец, селекцион ное достижение, топологию ИМС, секрет производства.

В уголовно-правовой теории присутствуют различные точки зрения относи тельно того, что является предметом преступного нарушения имущественного ин теллектуального права.

Исследователи, допускающие существование предметов преступлений – нематериальных объектов, признают в качестве предметов преступлений объекты авторских или смежных прав, а также контрафактные экземпляры произведений или фонограмм, то есть материальные носители, в которых находят отражение объекты авторских или смежных прав (для ч. 2 ст. 146 УК РФ), изобретение, по лезную модель, промышленный образец (для ст. 147 УК РФ)1.

А. Г. Морозов утверждает, что предметом преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146 УК РФ, является «нематериальное благо, способное удовлетворить со циально-экономические и духовные потребности людей, воздействие на состояние защищенности которых (имущественные и неимущественные права на объекты авторского права и смежных прав) причиняет вред его правообладателям, ведет к недобросовестной конкуренции и создает условия невозможности легального ис пользования данных объектов в гражданском обороте»2.

И. К. Кузьмина, сопоставляя позиции других исследователей, приходит к выводу о том, что предметом преступления, предусмотренного ст. 147 УК РФ, вы ступают изобретение, полезная модель, промышленный образец3.

Ю. В. Трунцевский и В. Д. Ларичев пишут, что «предметом преступления, направленного на нарушение авторского права и смежных прав, является конкрет ное материально выраженное на носителе произведение, в котором проявляются свойства общественных отношений (объекта преступления), путем физического воздействия на который причиняется социально опасный вред в сфере обще ственных отношений по поводу интеллектуальной собственности»4.

С ними солидарен В. Н. Бондарев. По его мнению, предметом преступного нарушения авторских и смежных прав может выступать только материальный но См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Л. В. Иногамовой Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. Изд. испр. и доп. М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2006. С. 138, 139, 141.

Морозов А. Г. Преступления в сфере авторских и смежных прав: общественная опасность и правила квалификации: дис.... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004. С. 90. Далее, однако, автор высказывает противоположную точку зрения (стр. 93): «Итак, предметом преступления по ст.

146 УК РФ являются, выраженные в любой материальной форме, на материальном носителе, произведения, фонограммы, исполнения, постановки и передачи организаций эфирного или ка бельного вещания, признанные контрафактными, незаконное использование которых в крупном размере нарушает авторские и смежные права».

См.: Кузьмина И. К. Указ. соч. С. 108.

Ларичев В. Д., Трунцевский Ю. В. Указ. соч. С. 270;

Трунцевский Ю. В. Защита авторского права и смежных прав (уголовно-правовой и криминологический аспекты): дис.... д-ра юрид.

наук. М., 2003. С. 369.

ситель объекта этих прав в форме звуко- или видеозаписи (механической, магнит ной, цифровой, оптической), изображения (рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино-, теле-, видео- или фотокадр), объемно-пространственной (скульптура, макет, модель, сооружение), а также в письменной форме (например, рукопись, машино пись, нотная запись) и т. д.;

предмет преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 147 УК РФ, – носитель, на котором зафиксировано изобретение, полезная модель либо промышленный образец1.

Предметом посягательства на исключительное право должны признаваться объекты интеллектуальной собственности, воздействуя на которые виновный при чиняет вред соответствующим общественным отношениям. Это произведения науки, литературы и искусства, программы для ЭВМ, базы данных в части подбо ра и расположения материалов, исполнения, фонограммы, сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач, содержания базы данных, изобретения, полез ные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, топологии ИМС.

В соответствии с подходом к описанию предмета преступления в УК РФ, изложенным в предыдущем параграфе настоящей работы, предмет незаконный действий в отношении результатов интеллектуальной деятельности в ст. УК РФ можно изложить так: объекты авторских, смежных или патентных прав, селекционные достижения, топологии ИМС.

На практике предметом преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ, более чем в 80 % случаев выступают программы для ЭВМ, более чем в 20 % слу чаев – аудиовизуальные произведения (приложение № 1).

Предмет преступления в данном случае может быть зафиксирован на мате риальном носителе, однако отсутствие последнего не делает преступление бес предметным.

Анализ судебной практики, однако, показал, что предмет преступлений про тив интеллектуальной собственности практически всегда выражен на материаль ном носителе (приложение № 1).

См.: Бондарев В. Н. Указ. соч. С. 113, 115, 141.

Общественно опасные деяния, направленные против исключительного пра ва на объекты интеллектуальной собственности, по действующему УК РФ можно объединить в следующие группы.

1. Незаконное использование объекта интеллектуальной собственности (ч.

2 ст. 146, ч. 1 ст. 147 УК РФ). К незаконному использованию приравнивается при обретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта.

2. Разглашение сведений, связанных с объектом интеллектуальной соб ственности (ч. 1 ст. 147 УК РФ).

Ввиду разнообразия форм интеллектуального пиратства особое внимание следует уделить изучению вопросов объективной стороны соответствующих пре ступлений.

В информационном письме Генеральной прокуратуры Российской Федера ции от 30.03.2001 г. № 36-15-01 говорится: «Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав состоит в воспроизведении, распространении, демонстрации, оглашении вопреки закону чужого произведения без согласия ав тора, в том числе без выплаты последнему полностью или частично гонорара;

противозаконном опубликовании произведения с внесенными в него без согласия автора изменениями, дополнениями или сокращениями, противоречащем закону переиздании произведения без согласия автора и т. д.».

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.04.2007 г. № 14 указываются следующие способы незаконного использования объекта интеллектуальной собственности: совершаемые без согласия автора или обладателя смежных прав воспроизведение (изготовление одного или нескольких экземпляров произведения либо его части в любой материальной форме, в том числе запись произведения или фонограммы в память ЭВМ, на жесткий диск ком пьютера), продажа, сдача в прокат экземпляров произведений или фонограмм, публичный показ или публичное исполнение произведения, обнародование произ ведений, фонограмм, исполнений, постановок для всеобщего сведения посред ством их передачи по радио или телевидению (передача в эфир), распространение в сети Интернет, перевод произведения, его переработка, переработка фонограммы, модификация программы для ЭВМ или базы данных, а также иные действия, со вершенные без оформления в соответствии с законом договора либо соглашения.

Что касается незаконного использования объектов патентных прав, оба до кумента (очевидно, ввиду отсутствия достаточного объема судебной и следствен ной практики) не называют конкретных способов этого деяния, ограничиваясь общим указанием на то, что суды должны учитывать положения гражданского за конодательства, по которым использование результатов интеллектуальной дея тельности может осуществляться третьими лицами только с согласия правообла дателя.

Пункт 1 ст. 1229 ГК РФ гласит: «Гражданин или юридическое лицо, обла дающее исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом». Полного перечня способов использования интеллектуальной собственности в законе нет. Учитывая бурное развитие технологий и рыночных отношений, появление все новых способов использования интеллектуальной соб ственности закономерно. Этим обусловлена универсальная и емкая формулировка полномочий лица, обладающего исключительным правом.

Таким образом, использование объекта интеллектуальной собственности без согласия правообладателя является незаконным независимо от того, каким обра зом использовалась интеллектуальная собственность, за исключением случаев, указанных в законе.

Точку зрения С. М. Мирзояна о том, что конструкция ст. 146 УК РФ каса тельно нарушения исключительного права является универсальной и единственно верной1, следует признать справедливой относительно всех объектов интеллекту альной собственности. Термин «незаконное использование» охватывает все воз можные варианты нарушения исключительного права и при этом не ведет к избы точному уголовно-правовому запрету, так как способ нарушения исключительного Цит. по: Трунцевский Ю. В. Указ. соч. С. 373.

права не влияет на степень общественной опасности этого нарушения.

Представляется некорректным утверждение И. К. Кузьминой о том, что тер мин «незаконное использование» требует замены на «использование объекта ав торского и смежного права без согласия правообладателя»1. Не всякое использо вание объекта авторских или смежных прав без согласия правообладателя являет ся незаконным. Так, согласно ст. 1273 ГК РФ, допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение гражда нином исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведе ния.

При квалификации деяния как нарушения исключительного права на ре зультаты интеллектуальной деятельности следует учитывать и другие положения гражданского законодательства, регламентирующего использование данных объ ектов.

З. 22.07.2003 г. был принят на работу в ООО «С» на должность начальника отдела новой техники. В процессе работы он непосредственно участвовал в со здании и производстве весового комбинационного дозатора, в связи с чем имел доступ к технической документации.

02.08.2004 г. З. уволился из ООО «С», а 14.08.2004 г. совместно с рядом дру гих лиц учредил ООО «М» и организовал производство весовых комбинационных дозаторов. На основании заключенных договоров ООО «М» изготовило и реали зовало несколько таких устройств на общую сумму 6 116 550 руб. 87 коп.

Кировский районный суд г. Екатеринбурга 17.10.2006 г. вынес в отношении З. обвинительный приговор, осудив его по ч. 1 ст. 147 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда при рассмотрении кассаци онной жалобы оставила указанный приговор без изменения.

Президиум Свердловского областного суда отменил предшествующие су дебные акты по этому делу, указав следующее.

ООО «М» производило весовые комбинационные дозаторы задолго до по лучения ООО «С» приоритета и патента на данную модель, поэтому З. имел право Кузьмина И. К. Указ. соч. С. 90.

преждепользования, закрепленное в ст. 12 Патентного закона Российской Федера ции.

Согласно требованиям п. 2 ст. 10 указанного закона, запатентованные изоб ретение или полезная модель признаются использованными в продукте, если про дукт содержит каждый признак изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эквивалентный ему.

Не проводя исследование самого продукта (дозатора ДВК 214-Р), эксперт сделал вывод, что каждый признак полезной модели, охраняемой патентом Рос сийской Федерации, приведенный в независимом пункте ее формулы, содержится в представленном руководстве по эксплуатации ДВК 214-Р.

Суд, используя данное заключение в качестве доказательства, не учел того, что понятие «продукт» не может подменяться понятием «руководство по эксплуа тации продукта»1.

Согласно ч. 2 ст. 146 УК РФ, к незаконному использованию приравнивается приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта.

Термин «контрафакция» происходит от латинского слова contrafactio, что означает «подделка», и определяется как нарушение авторских или смежных прав2.

По нормам части IV ГК РФ, контрафактными признаются нижеследующие объекты.

1. Материальные носители, в которых выражены результат интеллектуаль ной деятельности или средство индивидуализации, если перечисленные ниже действия в отношении этих материальных носителей приводят к нарушению ис ключительного права на такой результат или на такое средство. Такими действия Постановление президиума Свердловского областного суда от 21.11.2007 г. по делу № 44-У 795/2007 // Решения и постановления судов: сайт. URL: http://www.resheniya-sudov.ru/ 2007/35389/ (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Большой юридический словарь / под ред. А. Я. Сухарева, В. Е. Крутских. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2003. С. 281.

ми являются:

– изготовление;

– распространение или иное использование;

– импорт;

– перевозка;

– хранение (п. 4 ст. 1252 ГК РФ).

2. Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак, наименования мест происхождения товаров или сходные с ними до степени смешения обозначения (п. 1 ст. 1515, п. 3 ст. 1519 ГК РФ).

Учитывая эти положения законодательства, можно утверждать, что форму лировка ч. 2 ст. 146 УК РФ является некорректной с точки зрения юридической техники. Буквальное толкование названной статьи позволяет сделать вывод о том, что экземпляры произведений на момент приобретения, хранения либо перевозки уже должны являться контрафактными. Между тем, они становятся таковыми, в соответствии с законом, в результате указанных действий.

Представляется необходимым исключить термин «контрафактный экзем пляр» из текста статьи об ответственности за нарушение исключительных прав.

В практической деятельности правоохранительных органов нередко возни кают проблемы разграничения незаконного использования объектов авторских или смежных прав и приобретения, хранения, перевозки контрафактных экзем пляров произведений или фонограмм в целях сбыта.

Б. обвинялся органами предварительного следствия в том, что он, являясь директором ООО «Э», получил и хранил в целях последующего сбыта в помеще нии магазина ООО «Э» контрафактные экземпляры аудиовизуальных произведе ний, а впоследствии продал их через продавца Ч.

Действия Б. органами предварительного следствия были квалифицированы по п. «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ как приобретение, хранение контрафактных экзем пляров произведений в целях сбыта, совершенные в особо крупном размере.

Было установлено, что преступные деяния совершались до официального выпуска аудиовизуальных произведений в продажу. В связи с этим органы пред варительного следствия при определении размера преступного деяния исходили из стоимости причиненного правообладателям ущерба от незаконного распро странения произведений до официального релиза (размер ущерба был подтвер жден справками правообладателей).

Суд не согласился с позицией стороны обвинения, пояснив, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъяв ленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве до пускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Учитывая, что Б. не предъявлялось обвинение в присвоении ав торства или в незаконном использовании объектов авторских или смежных прав, крупный и особо крупный размер инкриминируемого ему деяния должен опреде ляться стоимостью оригинальных экземпляров произведений на момент соверше ния преступления1.

Описанное деяние имеет все признаки незаконного использования объектов авторских прав, о чем косвенно указывает суд в своем приговоре.

Встречаются также случаи, когда суды необоснованно оценивали действия виновного одновременно как незаконное использование объектов авторских прав и приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, не разграничивая эти составы.

Л. Д. с целью систематического незаконного извлечения прибыли, без за ключения договоров о передаче исключительных прав на использование аудиови зуальных произведений с организациями-правообладателями осуществлял роз ничную продажу гражданам аудиовизуальных произведений, записанных на двух стах дисках формата DVD, которые он незаконно приобретал в г. Воронеж, пере возил в г. Богучар, хранил в целях сбыта и систематического извлечения прибыли путем розничной продажи на рынке г. Богучар.

Суд квалифицировал действия Л. Д. по ч. 2 ст. 146 УК РФ, указав что он со вершил незаконное использование объектов авторских прав, а равно приобрете Приговор Сортавальского городского суда Республики Карелия от 01.09.2009 г. // ГАС РФ «Правосудие»: сайт. URL: http://sortavalsky.kar.sudrf.ru/ modules.php?name=information&id = (дата обращения: 28.01.2013 г.).

ние, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений в целях сбы та в крупном размере1.

Анализ судебной практики показал, что подобная квалификация имеет ме сто более чем в 25 % случаев (приложение № 1).

Незаконное использование объектов авторских или смежных прав, ответ ственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 146 УК РФ, считается оконченным в момент совершения общественно опасного деяния при условии, что это деяние совершено в крупном размере. Первоначально данное преступление имело мате риальный состав: виновное лицо привлекалось к ответственности при условии причинения правообладателю крупного ущерба. Изменения, внесенные в ст. УК РФ Федеральным законом от 08.04.2003 г. № 45-ФЗ «О внесении изменения в статью 146 Уголовного кодекса Российской Федерации»2 в части смены конструк ции этого состава, были вызваны затруднительностью практического применения данной статьи, сложностью оценки ущерба правообладателей3.

Типичными являлись ситуации, когда приговоры судов отменялись ввиду неправильного исчисления размера ущерба.

Приговором Ленинского районного суда г. Чебоксары Д. осужден по п. «в»

ч. 3 ст. 146 УК РФ. В торговой точке, принадлежащей Д., были выставлены на продажу контрафактные диски с записанными на них аудиовизуальными произве дениями – кинофильмами.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Рес публики приговор отменила. По мнению коллегии, выводы суда относительно квалификации действий виновного не основаны на всестороннем анализе имею щихся по делу доказательств.

В частности, суд неверно установил дату выпуска аудиовизуальных произ ведений, являющихся предметом преступления, в гражданский оборот, что суще Приговор Богучарского районного суда Воронежской области. Ноябрь 2009 г. // ГАС РФ «Пра восудие»: сайт. URL: http://bogucharsky.vrn.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud & id=47 (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Российская газета. 2003. № 69. 11 апреля.

Трунцевский Ю. В. Указ. соч. С. 375–376.

ственно влияет на порядок определения размера ущерба1.

Судебной коллегией по уголовным делам Волгоградского областного суда был отменен приговор Николаевского районного суда Волгоградской области от 21.03.2008 г., которым Н. признан виновным в совершении преступления, преду смотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ.

Причиной отмены приговора явилось то, что суд в описательно мотивировочной части приговора не привел доказательств, на основании которых он пришел к выводу о совершении Н. указанного преступления в крупном размере2.

Анализ судебной практики показывает, что для судов мотивировка своих выводов относительно ущерба, причиненного правообладателю, была затрудни тельной.

Указанное выше изменение уголовного закона способствует справедливому привлечению к ответственности лиц, незаконно использующих объекты интеллек туальной собственности.

Т. в нарушение положений ст. 1229, 1255 и 1270 ГК РФ приобрел путем ко пирования контрафактного экземпляра программного продукта, правообладате лем которого является компания А., с целью его дальнейшего сбыта, а также со вершил попытку его сбыта, осуществленную под контролем правоохранительных органов.


Ноябрьским городским судом Ямало-Ненецкого автономного округа дей ствия Т. были квалифицированы как преступление, предусмотренное ч. 2 ст. УК РФ. Виновному было назначено наказание в виде штрафа. Кроме того, с него было взыскано в пользу потерпевшей организации 144 тыс. руб. в удовлетворение заявленного гражданского иска.

Судебной коллегией по уголовным делам суда ЯНАО приговор был отменен в части разрешения вопроса о гражданском иске. При этом коллегия указала сле Ленинский районный суд г. Чебоксары. Обобщение о причинах отмен приговоров за 3 квартал 2009 г. // ГАС РФ «Правосудие»: сайт. URL: http://leninsky.chv.sudrf.ru/modules.

php?name=docum_sud&id=81 (дата обращения: 28.01.2013 г.).

Анализ судебных дел Николаевского районного суда Волгоградской области, рассмотренных в 2008 году в порядке кассации // ГАС РФ «Правосудие»: сайт. URL:

http://nikol.vol.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=3&did=7 (дата обращения: 28.01.2013 г.).

дующее.

Вред, причиненный в результате совершения преступления, предусмотрен ного ч. 2 ст. 146 УК РФ, состоит в утрате правообладателем потенциального при обретателя предмета авторских прав в установленном законом порядке. При этом таким приобретателем не могут являться сотрудники милиции, проводившие опе ративно-розыскное мероприятие, как и действующее под их контролем лицо, по скольку целью осуществляемых ими действий было не приобретение программ ного продукта, а выявление лица, осуществляющего его незаконный сбыт, и пре сечение данных действий.

Указание в приговоре на то, что действиями Т. был причинен имуществен ный вред правообладателю, является безосновательным и подлежит исключению из приговора.

Однако это не меняет уголовно-правовой оценки действий Т., поскольку предусмотренное ч. 2 ст. 146 УК РФ преступление считается оконченными с мо мента совершения описанных в диспозиции действий в крупном размере незави симо от наступления преступных последствий в виде фактического причинения ущерба правообладателю1.

С точки зрения принципов квалификации указанное выше изменение вряд ли можно признать достаточным.

Для постановления законного, обоснованного и справедливого приговора по уголовному делу, возбужденному в связи с нарушением авторских или иных смежных прав, обстоятельства, связанные с установлением характера и размера вреда, причиненного преступлением, должны быть установлены достоверно2.

Применяемые следственными органами и судами методики определения размера деяния полностью основываются на данных правообладателей либо орга Удовлетворение гражданского иска о взыскании компенсации за нарушение авторских прав в рамках дела по ч. 2 ст. 146 УК РФ признано необоснованным // ГАС РФ «Правосудие»: сайт.

URL: http://oblsud.ynao.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1& did=250 (дата обращения:

28.01.2013 г.).

Ковтун Н. Н. Характер и размер ущерба при доказывании по преступлениям в сфере интеллектуальной собственности // Реклама и право. 2012. № 1. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

низаций правообладателей (РАПО, РАО, ВОИС и др.).

Между тем, определение размера деяния при квалификации нарушения ис ключительных прав должно основываться на эффективных методиках оценки ин теллектуальной собственности, которые в отечественной науке и правопримени тельной практике пока не представлены.

Наиболее полные пособия на тему оценки интеллектуальной собственности созданы за рубежом и в большинстве своем не переведены на русский язык1. Раз работанные и применяемые в России методики не учитывают в должной мере со временные научные достижения в данной области.

Специалисты в таких сферах, как эконометрика, не привлекаются к изуче нию экономической составляющей патентной системы.

Кроме того, оценка интеллектуальной собственности сталкивается с про блемой, которая делает невозможной достоверность этой оценки. Эта проблема – недостаток исходных данных для анализа рынка интеллектуальных продуктов.

Все сколько-нибудь обоснованные методы стоимостной оценки предполагают наличие информации о лицензионных соглашениях, в том числе о ставках роялти и паушальных платежах. Обычно такие сведения составляют коммерческую тайну участников сделок. Данная проблема существует во всем мире, в том числе и в России.

В большинстве стран пока не удается разрешить конфликт заинтересован ности в разработке эффективной системы оценки интеллектуальной собственно сти, с одной стороны, и необходимости сохранения в тайне данных, касающихся коммерческой деятельности участников рынка результатов интеллектуальной дея тельности, с другой2.

До тех пор, пока указанные проблемы не будут решены, достоверная оценка интеллектуальной собственности, а значит, ущерба правообладателей от ее неза А. Н. Козырев называет в числе таковых Smith G. V., Parr R. L. Valuation of Intellectual Property and Intangible Assets, 3rd Edition, John Willey & Sons, Inc.;

Smith G. Valuation of Trademark. John Willey & Sons, Inc. Valuation. 1997.

См.: Козырев А. Н. Методологические проблемы оценки интеллектуальной собственности.

Интеллектуальная собственность. Актуальные проблемы теории и практики: сб. научных трудов / под ред. В. Н. Лопатина. М.: «Издательство Юрайт», 2008. Т. 1. С. 141–144.

конного использования и размера данных деяний не представляется возможной.

В результате при практически одинаковой фактической стороне содеянного, ущерб, причиненный преступными действиями подсудимого, зачастую оценива ется судами по-разному1.

Очевидна проблематичность оценки ущерба, причиненного нарушением изобретательских и патентных прав. От суда в данном случае требуется фактиче ски прогнозирование экономической эффективности изобретения, полезной моде ли, промышленного образца до его внедрения2.

А. В. Борисов отмечает, что органы прокуратуры не санкционируют воз буждение уголовных дел по ст. 147 УК РФ не потому, что отсутствует судебная практика по таким делам, а, скорее всего, в связи с тем, что у правоприменитель ных органов отсутствуют конкретные методики, позволяющие определять круп ный ущерб, причиненный потерпевшим преступными деяниями3.

Предложения об исключении указания на крупный ущерб из ст. 147 УК РФ неоднократно приводились в научной литературе4.

Ввиду того, что оценить интеллектуальные права в целях квалификации преступлений невозможно, целесообразно исключить такие криминообразующие признаки незаконного использования результатов интеллектуальной деятельности, как крупный ущерб и крупный размер, как это сделано, к примеру, в законодатель стве Франции. Данные характеристики деяния могут влиять на квалификацию за счет введения такого квалифицирующего признака, как «тяжкие последствия», о чем речь пойдет ниже.

Вторую группу общественно опасных деяний, направленных против исклю чительных прав на объекты интеллектуальной собственности, по действующему УК РФ составляет разглашение без согласия автора или заявителя сущности изоб ретения, полезной модели или промышленного образца.

Согласно п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Феде См.: Ковтун Н. Н. Указ. соч.

Филиппов П. А. Указ. соч. С. 162.

Борисов А. В. Указ. соч. С. 87–88.

См.: Молчанов Д. В. Указ. соч. С. 138;

Борисов А. В. Указ. соч. С. 99 и др.

рации от 26.04.2007 г. № 14, разглашение сущности изобретения, полезной моде ли, промышленного образца предполагает предание сведений об указанных объ ектах интеллектуальной собственности огласке любым способом (например, пу тем публикации основных конструктивных положений изобретения в средствах массовой информации, передачи другому лицу формулы полезной модели посред ством телефонной связи).

Подобный подход к определению разглашения поддерживается и в науке1.

Формулировка данного деяния в уголовном законе требует корректировки ввиду следующих обстоятельств.

Общественная опасность разглашения сущности объекта патентных прав обусловлена тем, что виновный не только сам нарушает исключительное право ав тора, но и создает угрозу нарушения этого права другими лицами. Получив дан ные сведения, третье лицо будет иметь возможность присвоить авторство в отно шении данного объекта или использовать его, например, применив нормы ГК РФ о праве преждепользования.

В соответствии с п. 1 ст. 1393 ГК РФ на основании решения о выдаче патен та на изобретение, полезную модель или промышленный образец федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности вносит изобре тение, полезную модель или промышленный образец в соответствующий государ ственный реестр – Государственный реестр изобретений Российской Федерации, Государственный реестр полезных моделей Российской Федерации и Государ ственный реестр промышленных образцов Российской Федерации и выдает па тент.

При регистрации изобретения, полезной модели или промышленного образ ца в соответствующий реестр вносятся основные сведения об указанных объек тах, в том числе данные об авторе и данные о патентообладателе2.

См.: Уголовное право России. Особенная часть / под ред. Б. В. Здравомыслова. М.: Юристъ, 1996. С. 104;

Российское уголовное право. Особенная часть / под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В.

Наумова. М.: Юристъ, 1997. С. 117.

См.: Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по осуществлению ведения реестров зарегистрированных объектов интеллектуальной собственности, публикации Исходя из этого, разглашение сущности того или иного объекта, совершае мое после его государственной регистрации, не может быть признано обществен но опасным. В этом случае права автора защищены благодаря специальной систе ме регистрации и разглашение сведений об объекте не может угрожать этим пра вам.


Общие правила официальной публикации сведений об изобретениях, полез ных моделях, промышленных образцах и селекционных достижениях содержатся в ГК РФ.

Официальная публикация сведений об изобретении производится после проведения формальной экспертизы заявки на изобретение (ст. 1385 ГК РФ), а также после регистрации изобретения и выдачи патента (ст. 1394 ГК РФ). Анало гичные правила предусмотрены в отношении селекционного достижения (ст.

1435, 1443 ГК РФ).

Что касается полезной модели и промышленного образца, законодательство не предусматривает официальной публикации сведений об этих объектах до реги страции последних. Официальная публикация сведений о полезных моделях и промышленных образцах производится после их регистрации и выдачи патента (ст. 1394 ГК РФ)1.

Следовательно, ст. 147 УК РФ в действующей редакции содержит избыточ сведений о зарегистрированных объектах интеллектуальной собственности, поданных заявках и выданных по ним патентах и свидетельствах, о действии, прекращении действия и возобновлении действия правовой охраны в отношении объектов интеллектуальной собственности, передаче прав на охраняемые объекты, об официальной регистрации объектов интеллектуальной собственности, утвержденный приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 12.12.2007 г. № 346 // Российская газета. 2008. № 134. 25 июня.

См. также: Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллекту альной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на полезную модель и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на полезную модель, утвержденный приказом Мини стерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 г. № 326 (Приложение № 1) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2009. № 10. марта;

Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на промышленный образец и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на промышленный образец, утвержденный приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 г. № 325 (Приложение № 1) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2008.

№ 50. 15 декабря.

ный уголовно-правовой запрет, который необходимо устранить, – устанавливает ответственность за разглашение сущности полезной модели и промышленного образца, совершенное до официальной публикации сведений об этих объектах, но после их регистрации и выдачи патента.

Совершая незаконные действия в отношении результатов интеллектуальной деятельности, виновный осознает общественную опасность своего деяния и жела ет его совершения. Учитывая конструкцию состава, умысел в данном случае мо жет быть только прямым.

Субъект преступления общий – физическое лицо, достигшее шестнадцати летнего возраста.

По действующему УК РФ квалифицированными составами нарушения ав торских, смежных, изобретательских и патентных прав выступают совершение соответствующего деяния:

– группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ч. 3 ст. 146, ч. 2 ст. 147 УК РФ);

– в особо крупном размере;

– лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 146 УК РФ).

Любые групповые действия всегда признаются наиболее опасными форма ми преступной деятельности, поэтому во многих статьях Особенной части УК РФ совершение преступления группой лиц, по предварительному сговору, организо ванной группой признается квалифицирующим признаком состава преступления1.

Кроме того, согласно п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ, совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) является обстоя тельством, отягчающим наказание. Законодатель связывает с данным обстоятель ством повышенную общественную опасность виновных и совершенных ими лю бых преступных деяний независимо от того, указано это в соответствующей ста тье Особенной части УК РФ или нет.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В. М. Лебедева. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 184.

Распространенность нарушений прав авторов группой лиц по предвари тельному сговору или организованной группой вызвана тем, что незаконное ис пользование интеллектуальной собственности связано чаще всего с предпринима тельской деятельностью. К примеру, как указывает Ю. В. Трунцевский, организа тор, являющийся почти во всех случаях и инициатором преступления, действуя с прямым умыслом, не может вести преступный бизнес «успешно» без соучастни ков. В изготовлении и сбыте контрафактных аудиовизуальных произведений участвуют:

а) «оператор» (как правило, несколько человек, так как «работа» ведется круглосуточно, посменно), который осуществляет тиражирование того или иного произведения посредством изготовления на аудио- или видеотехнике пиратских копий;

б) «экспедитор-снабженец», который закупает чистые видео-, аудиокассеты и другие расходные материалы для последующего изготовления контрафактных копий;

в) «кассир-водитель», который развозит контрафактную продукцию по тор говым точкам, собирает денежную выручку, ведет учет движения товара;

г) «директор куста», в том случае, если преступная организация «обслужи вает» большое количество торговых точек;

д) «бухгалтер», а при больших объемах интеллектуального пиратства и об служивании целого ряда торговых точек «бухгалтер куста»;

е) соучастниками могут быть продавцы торговых точек, а также их главный бухгалтер и руководитель.

Пособниками в таких преступлениях могут быть лица, представляющие для незаконного копирования объектов авторских и смежных прав аппаратуру, оргтех нику, транспортные средства, торговые площади1.

Подобное распределение труда позволяет производить и сбывать контра фактную продукцию в больших объемах;

ущерб, причиняемый правообладателям при осуществлении преступной деятельности подобным образом, существенно Трунцевский Ю. В. Указ. соч. С. 380–381.

возрастает, чем и обусловлена необходимость установления соответствующего квалифицированного состава.

Из трехсот тридцати двух преступных нарушений авторских и смежных прав, материалы о которых были изучены в ходе настоящего исследования, груп повыми являются тринадцать, что составляет 3,9 % (приложение № 1). Столь низ кий показатель связан с трудностью доказывания группового характера преступ ления.

Мало распространены на практике случаи нарушения исключительного права лицами с использованием своего служебного положения (приложение № 1).

Однако наличие данного квалифицирующего признака следует признать обосно ванным. То обстоятельство, что виновное лицо занимает должность в организа ции, связанной с использованием результатов интеллектуальной деятельности (издательства, торговые организации и т. д.), может в значительной степени облег чить совершение преступления. Кроме того, по словам М. В. Вощинского, ответ ственности за нарушение авторских и смежных прав, совершенное с использова нием своего служебного положения, могут подлежать не только директора компа ний, но и простые продавцы1.

Размер ущерба правообладателя от незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, не являясь криминообразующим признаком, не может быть безразличен для государства при привлечении виновного к ответ ственности. Значительные убытки автора или иного обладателя исключительного права, несомненно, свидетельствуют о повышенной общественной опасности преступления.

Анализ судебной практики показывает, что более 40 % преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ, совершаются в особо крупном размере (прило жение № 1).

Типичными можно назвать следующие обстоятельства уголовного дела.

М., приобрел контрафактные экземпляры аудиовизуальных произведений в См.: Вощинский М. Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав по новой редакции статьи 146 УК // Российская юстиция. 2003. № 6. С. 14.

количестве 19 986 штук, перевез их до помещений склада, незаконно хранил с це лью сбыта.

В результате незаконного хранения М. экземпляров произведений с целью сбыта, исходя из расчета 260 руб. за один экземпляр, правообладателям был при чинен ущерб на общую сумму 5 196 360 руб. Более того, результатом незаконного использования интеллектуальной соб ственности могут выступать и иные события, говорящие об особом вреде совер шенного деяния. Эти события могут быть связаны с высокой ценностью того или иного результата творчества для его автора, с трепетным отношением последнего к собственной репутации, в связи с чем нарушение его интеллектуальных прав вызывает у него серьезные переживания, стрессовые состояния, ухудшение здо ровья и т. д.

Представляется рациональным учесть повышенную опасность незаконного использования интеллектуальной собственности, приведшего к подобным резуль татам, закрепив в законе специальный квалифицирующий признак этого деяния в виде причинения тяжких последствий.

Статью 1572 УК РФ, предусматривающую ответственность за незаконные действия в отношении результатов интеллектуальной деятельности, целесообраз но изложить следующим образом.

Статья 1572. Незаконные действия в отношении результатов ин теллектуальной деятельности.

1. Незаконное использование объекта авторских, смежных или патентных прав, селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы, а равно приобретение, хранение, перевозка материальных носителей, в которых выраже ны указанные объекты, в целях сбыта, если эти действия приводят к нарушению Приговор Ангарского городского суда Иркутской области от 23.09.2009 г. // ГАС РФ «Правосу дие»: сайт. URL: http://angarsky.irk.sudrf.ru/modules.php? name=docum_sud&id=46 (дата обраще ния: 28.01.2013 г.).

Практика применения ст. 146, 147 УК РФ после принятия Федерального закона от 07.12.2011 г.

№ 420-ФЗ, изменившего размер деяния, необходимого для признания нарушения авторских, смежных, изобретательских и патентных прав преступлением, на момент написания настоящей работы еще не сложилась.

исключительного права на указанные объекты, а также разглашение сущности изобретения или селекционного достижения до официальной публикации сведений о них, разглашение сущности полезной модели или промышленного образца до их регистрации и выдачи патента на них – наказываются...

2. Те же деяния:

а) совершенные группой лиц по предварительному сговору или организован ной группой;

б) совершенные лицом с использованием своего служебного положения;

в) повлекшие тяжкие последствия, – наказываются...

§ 4. Незаконные действия в отношении секретов производства и средств индивидуализации Действующим УК РФ предусматривается ответственность за следующие незаконные действия в отношении объектов первой классификационной группы (средств индивидуализации и секрета производства).

1. Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров (ч. 1 ст. 180 УК РФ).

2. Незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименова ния места происхождения товара (ч. 2 ст. 180 УК РФ).

3. Собирание сведений, составляющих коммерческую тайну, путем похи щения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом (ч. ст. 183 УК РФ).

4. Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была дове рена или стала известна по службе или работе (ч. 2 ст. 183 УК РФ).

Непосредственным объектом этих преступлений выступают общественные отношения по поводу интеллектуальных прав на средства индивидуализации и секрет производства.

Дискуссионным остается вопрос о предмете незаконного использования средств индивидуализации.

М. Ю. Бондарев указывает, что термин «сходные обозначения» в ст. 180 УК РФ означает незарегистрированные обозначения, используемые в качестве товар ного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара, имеющие при этом степень сходства, способную вызвать угрозу смешения с заре гистрированными средствами индивидуализации. В ч. 1 ст. 180 УК РФ при упо минании сходных обозначений речь идет не о средстве индивидуализации, а о способе совершения преступления путем использования обозначений, имитиру ющих конкретные зарегистрированные средства индивидуализации1.

Точки зрения, что сходные обозначения не являются предметом данного преступления, придерживается Д. В. Молчанов2.

Интересны суждения И. А. Головизниной, которая предлагает в процессе правоприменения распространять на сходные обозначения как правовые нормы, установленные в отношении предмета преступления, так и правовые нормы, уста новленные в отношении средства преступления, в зависимости от ситуации3.

Однако следует признать более корректной позицию Пленума Верховного Суда Российской Федерации по данному вопросу, изложенную в постановлении от 26.04.2007 г. № 14. В п. 16 этого документа указывается, что предметом преступ лений, ответственность за совершение которых установлена ч. 1 и 3 ст. 180 УК РФ, является чужой товарный знак, знак обслуживания и наименование места происхождения товара или сходные с ними обозначения, использованные для од нородных товаров.

Сходные обозначения относят к предмету преступления и некоторые уче Бондарев М. Ю. Указ. соч. С. 127.

См.: Молчанов Д. В. Указ. соч. С. 105.

Головизнина И. А. Указ. соч. С. 66–67.

ные1.

Особенностью предмета преступления в данном случае выступает лишь то, что он не совпадает с предметом общественного отношения, которому причиняет ся вред, что не является редкостью2. К примеру, при незаконном использовании сходного с товарным знаком обозначения предметом общественного отношения, которое является объектом преступления, выступает товарный знак. Однако воз действие преступника направлены не на товарный знак, а на сходное обозначение.

Среди криминалистов существует мнение о необходимости исключить уго ловную ответственность за деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 180 УК РФ (незакон ное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистриро ванного в Российской Федерации товарного знака или наименования места проис хождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило круп ный ущерб). И. А. Клепицкий пишет: «Проставление предупредительной марки ровки в отношении незарегистрированного знака не нарушает чьих-либо прав и, представляется, не может причинить какого-либо ущерба»3.

Подобной позиции придерживается В. Н. Зайцев, считая необоснованным привлекать именно к уголовной ответственности только за то, что человек ввел в заблуждение потребителя относительно правового статуса его товарного знака и не заплатил пошлину за государственную регистрацию данного товарного знака4.

За декриминализацию незаконного использования предупредительной мар кировки выступает Л. К. Никитина, отмечая, что факт проставления такой марки ровки лишь нарушает формальный порядок оповещения о правовой охране товар ного знака (наименования места происхождения товара). Вопрос о том, чьи права в таком случае могут быть нарушены, по мнению исследователя, остается неяс См.: Демьяненко Е. В. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного зна ка: дис.... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 59;

Кондрашина В. А. Уголовная ответ ственность за незаконное использование товарного знака по законодательству России и зару бежных стран: дис.... канд. юрид. наук. Самара, 2004. С. 31.

См. об этом: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / под ред.

Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. Изд. испр. и доп. М.: ИНФРА-М: КОН ТРАКТ, 2007. С. 109.

Клепицкий И. А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005. С. 407.

Зайцев В. Н. Указ. соч. С. 131.

ным1.

Согласно ст. 1485 ГК РФ, правообладатель для оповещения о своем исклю чительном праве на товарный знак вправе использовать знак охраны, который по мещается рядом с товарным знаком, состоит из латинской буквы «R» или латин ской буквы «R» в окружности либо словесного обозначения «товарный знак» или «зарегистрированный товарный знак» и указывает на то, что применяемое обозна чение является товарным знаком, охраняемым на территории Российской Федера ции.

В соответствии со ст. 1520 ГК РФ, обладатель свидетельства об исключи тельном праве на наименование места происхождения товара для оповещения о своем исключительном праве может помещать рядом с наименованием места про исхождения товара знак охраны в виде словесного обозначения «зарегистриро ванное наименование места происхождения товара» или «зарегистрированное НМПТ», указывающий на то, что применяемое обозначение является наименова нием места происхождения товара, зарегистрированным в Российской Федерации.

По смыслу этих норм, роль знаков охраны ограничивается тем, что с их по мощью правообладатель оповещает потребителя о правовом статусе конкретного средства индивидуализации.

И. А. Зенин отмечает, что знак охраны «усиливает положительное психоло гическое воздействие на потребителя в его намерении приобрести товар»2.

С учетом функции данных знаков следует констатировать, что их неправо мерное проставление не может являться способом нарушения чужого исключи тельного права. В связи с этим данное деяние не должно рассматриваться как пре ступление против интеллектуальной собственности3.

Часть IV ГК РФ содержит ряд норм, запрещающих использование обозначе ний, сходных со средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, услуг Никитина Л. К. Указ. соч. С. 137.

Зенин И. А. Указ. соч. С. 483–484.

Разрешение вопроса об обоснованности криминализации незаконного использования преду предительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации то варного знака или наименования места происхождения товара как экономического преступле ния не соответствует задачам настоящего исследования.

и предприятий. Анализ этих положений позволяет конкретизировать термин «сходное обозначение» для целей применения уголовного закона.

Согласно п. 3 ст. 1474 ГК РФ, не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если ука занные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государ ственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

В соответствии с п. 2 ст. 1539 ГК РФ, не допускается использование ком мерческого обозначения, способного ввести в заблуждение относительно принад лежности предприятия определенному лицу, в частности обозначения, сходного до степени смешения с фирменным наименованием, товарным знаком или защи щенным исключительным правом коммерческим обозначением, принадлежащим другому лицу, у которого соответствующее исключительное право возникло ранее.

Пунктом 3 ст. 1484 ГК РФ установлено, что никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистриро ван, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.