авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Владимир Ерофеев

ТОЛСТОЙ

АМЕРИКАНЕЦ

Издательский дом «Диалог Культур»

Нижний Новгород,

2009

1

ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА

ББК 63.3

Е 78

Ерофеев В.И.

Е 78 Толстой-Американец / В. Ерофеев – Нижний Новгород:

Издательский дом «Диалог Культур», 2009. – 192 с.

ISBN 978-5-902390-12-1 Герой книги – граф Федор Иванович Толстой – полковник, герой Отечествен ной войны 1812 года, лучший стрелок и фехтовальщик своего времени, бретер, убивший на дуэлях 11 человек, первый российский воздухоплаватель, участник первой русской кругосветной экспедиции, за буйство нрава и нарушение дис циплины высаженный И.Ф. Крузенштерном на одном из Алеутских островов – отсюда и прозвище «Американец». Его называют оригинальнейшим из людей золотого пушкинского века. Жизнь графа окутана легендами и мифами.

Автор книги уточняет место рождения Ф.И. Толстого, уточняет даты его жиз ни, развенчивает некоторые мифы, стараясь при этом не создавать новых (если это вообще возможно!).

Книга написана в виде сборника отдельных рассказов, которые, по мнению автора, можно читать в любой последовательности.

ББК 63. ISBN 978-5-902390-12- © Ерофеев В.И., © ООО ИД «Диалог Культур», 2 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА СОДЕРЖАНИЕ Предисловие ПоКорЯЯ оКеАНЫ водЫ, воЗдУХА и ЭФирА...

ПрЫЖоК личНАЯ ЖиЗНь обеЗьЯНЫ ШАр родословНАЯ дебют войНА со ШведсКим Королем У дУЭльНого бАрьерА ПолКовНиК дриЗеН 1821 год КАртеЖНой ШАйКи АтАмАН сОДЕРЖАНИЕ «обЖор, влАститель, дрУг и бог»...

горе от УмА в лУчАХ солНцА рУссКой ПоЭЗии..

соловей «ревиЗор», «теАтрАльНЫй рАЗЪеЗд» и «игроКи»

мАсКАрАд «Квит»

с Кого лев НиКолАевич толстой сПисЫвАл своиХ героев?

Привет, НиЖегородсКие КрАеведЫ «Крест деревЯННЫй иль чУгУННЫй…»

толстой–АмериКАНец и сегодНЯШНий деНь ПрилоЖеНие ПрилоЖеНие ПрилоЖеНие сПисоК литерАтУрЫ 4 сОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ раф Федор Иванович Толстой. Его называют оригиналь нейшим из людей золотого пушкинского века. Полков ник, герой Отечественной войны 1812 года, лучший стрелок и фехтовальщик своего времени, бретер, убив ший на дуэлях 11 человек, первый российский воздухо плаватель, участник первой русской кругосветной экс педиции, за буйство нрава и нарушение дисциплины высаженный И.Ф.

Крузенштерном на одном из Алеутских островов – отсюда и прозвище «Американец». Он не описывал свою жизнь, предоставляя такую воз можность профессионалам. О нем писали Александр Пушкин и Алек сандр Грибоедов, Михаил Лермонтов и Николай Гоголь, Денис Давыдов и Петр Вяземский, Александр Герцен, Сергей и Константин Аксаковы.

Писал о нем и двоюродный его племянник Лев Толстой. О нем писали ведущие мемуаристы своего времени: Фаддей Булгарин, Филипп Вигель, А. Стахович, Мария Каменская. Писал о нем Иван Липранди – генерал, военный разведчик и аналитик, «подготовивший» очень успешные для нашей державы русско-персидскую 1826-1828 гг. и русско-турецкую 1828-1829 гг. войны. Биограф Американца Сергей Львович Толстой, сын автора «Войны и мира» дает следующую оценку своему герою: «Он про жил бурную жизнь, нередко преступая основы общечеловеческой нрав ственности и игнорируя уголовный кодекс. Вместе с тем он был человек храбрый, энергичный, неглупый, остроумный, образованный для своего времени и преданный друг своих друзей» [120].

«При некоторых темных сторонах имел он и такие светлые, что знав шим его коротко нельзя было не любить его и не уважать за многие хоро шие качества » – это оценка П.И.Бартенева [9].

«Живой ум, хорошее образование, храбрость, хладнокровие, презре ПРЕДИслОВИЕ ние к опасности, отвращение к бюрократизму, которое любил выказывать Толстой, широкий, щедрый образ жизни – все эти черты, вместе взятые, давали недюжинную, непошлую, привлекательную личность. Толстой им понировал обществу своей вызывающей гордостью» (Н.О.Лернер [71]).

«Я вспоминаю о нем как о необыкновенном явлении даже в тогдаш нее время, когда люди жили не по календарю, говорили не под диктовку и ходили не по стрункам, т.е. когда какая-то рыцарская необузданность подчиняла себе этикет и образованность» (Ф.В. Булгарин [17]).

Н.В. Гоголь считал, что Ф.И. Толстой лучше всех из современников говорил по-русски, Денис Давыдов называл его «болтуном красноречи вым и повесой дорогим», поэт С.Н. Марин, один из самых деятельных участников заговора против императора Павла Первого, в своем стихот ворном послании к Толстому, написанном в 1805 году, называл его «зло деем ефрейторства» и «гонителем вахтпарадов».

А.И. Герцен, видевший Толстого в Москве в 1838 году, рассказывает о нем: «Один взгляд на наружность старика, на его лоб, покрытый седыми кудрями, на его сверкающие глаза и атлетическое тело, показывал, сколь ко энергии и силы было ему дано от природы» [34]. Далее Герцен сожа леет, что Толстой предпочел пусто и бесполезно прожить свою жизнь.

Но столь ли пуста и бесполезна жизнь Федора Толстого, если в русско-шведскую войну 1808-1809 гг. он своей разведкой обеспечил переход нашей армии по льду Ботнического залива, завершившийся присоединением Финляндии к России;

если он героически сражался на Бородинском поле;

если он не убил на дуэли Пушкина, хотя Александр Сергеевич сделал все, чтобы погибнуть именно от его руки, причем зна чительно раньше, чем в 1837 году;

если без него не было бы повести «Выстрел» А.С.Пушкина, повести «Два гусара» Л.Н.Толстого, иначе звучали бы многие сцены «Евгения Онегина», «Горя от ума», «Войны и мира», «Былого и дум»?

Его жизнь окутана легендами и мифами. Каким нужно было обла дать обаянием, чтобы добропорядочные помещики в преклонных летах рассказывали под диктовку для своих потомков, что они с Толстым Американцем «в продолжение многих лет жили почти неразлучно, кути ли вместе, попадали вместе в тюрьму, и устраивали охоты, о которых их близкие и дальше соседи хранили долго воспоминание. Друзья, в сопро 6 ПРЕДИслОВИЕ Федор Иванович Толстой худ. К. Райхель ПРЕДИслОВИЕ вождении сотни охотников и огромной стаи собак, являлись к незнако мым помещикам, разбивали палатки в саду или среди двора, и начинался шумный, хмельной пир. Хозяева дома и их прислуга молили Бога о по мощи и не смели попадаться на глаза непрошенным гостям» [86].

Что в этой истории правда? Все неправда!

В своей работе мы уточняем место рождения Ф.И. Толстого, уточня ем даты его жизни, развенчиваем некоторые мифы, стараясь при этом не создавать новых (если это вообще возможно!). Работа написана в виде сборника отдельных рассказов, которые, на наш взгляд, можно читать в любой последовательности.

Автор будет признателен каждому, кто захочет поделиться своими впечатлениями об этой книге. Контактировать с автором можно по электронному адресу: erf04@sinn.ru 8 ПРЕДИслОВИЕ ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА 1799 году указом императора Павла Первого была созда на «Русская Америка», то есть была учреждена единая «Российско-Американская компания», вобравшая в себя купеческие компании Г.И. Шелихова, И.И. и М.С. Голи ковых и Н.П. Мыльникова. Представителем компании в Санкт-Петербурге назначается зять Григория Шелихова Николай Резанов, служивший до этого обер-секретарем Правительству ющего Сената.

В 1802 году Н.П.Резанов подает через посредство министра ком мерции графа Н.П.Румянцева Александру Первому, незадолго до этого вступившему на престол, записку, в которой указывается на неудобство доставления провизии и строительных материалов в новые русские вла дения и предлагается доставлять их морем, кругосветным путем из Ев ропы в Америку.

Проект получает Высочайшее одобрение. Начинается составление плана «установления морского сообщения» с русскими владениями в Америке. Рынок реагирует мгновенно. Число акционеров «Русско Американской компании» увеличивается с семнадцати до четырехсот.

Приток инвестиций, как теперь говорят, огромен. Среди акционеров («пайщиков») компании – сам Александр Первый и члены император ской фамилии.

«Российско-Американская компания, – сообщали «Гамбургские ве домости» (1802 г., № 137), – ревностно печется о распространении своей торговли, которая со временем будет для России весьма полезна, и те перь занимается великим предприятием, важным не только для коммер ции, но и для чести русского народа, а именно. Она снаряжает два кора бля, которые нагрузятся в Петербурге съестными припасами, якорями, ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА канатами, парусами и пр., и должны плыть к северо-западным берегам Америки, чтобы снабдить сими по требностями русские колонии на Алеутских островах, нагрузиться там мехами, обменять их в Китае на товары его, завести на Урупе, одном из Курильских островов, колонии для удобнейшей торговли с Японией, идти оттуда к мысу Доброй Надеж ды, и возвратиться в Европу. На сих кораблях будут только русские. Им ператор одобрил план, приказал вы брать лучших флотских офицеров и И.Ф. Крузенштерн матросов для успеха сей экспедиции, которая будет первым путешествием русских вокруг света ».

Такова предыстория первой русской кругосветной экспедиции (1803 1806 г.г.), которая пройдет на шлюпах «Надежда» и «Нева».

Камергер двора Его Величества Н.П.Резанов Высочайшим повеле нием назначается посланником в Японию и руководителем экспедиции.

Общее морское руководство поручается капитан-лейтенанту Ивану Кру зенштерну, командиру шлюта «Надежда». Шлюпом «Нева» командует капитан-лейтенант Юрий Лисянский.

На момент отплытия кораблей, назначенный на 7 августа (по новому стилю) 1803 года, на «Надежде», кроме командира Ивана Крузенштер на, надлежало находиться старшему лейтенанту Макару Ратманову, лей тенантам Федору Ромбергу, Петру Головачеву, Ермолаю Левенштерну, мичману Фаддею Беллинсгаузену, сержанту артиллерии Алексею Раев скому, кадетам Отто и Морицу Коцебу, 52 членам команды, естествои спытателям В.Г. Тизелиусу и Г.Х. Ландсдорфу, астроному И.К. Горнеру, живописцу Степану Курляндцеву, доктору Карлу Эспенбергу и его по мощнику подлекарю Ивану Сигдаму, приказчику американской компа нии Федору Шемелину, а также посланнику для заключения торгового договора с Японией камергеру Николаю Резанову и при нем свите из семи человек, в том числе «молодым благовоспитанным особам в каче 10 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА стве кавалеров посольства»: майору Ермо лаю Фридерицию, графу Федору Толстому, надворному советнику Ф. Носу (Ф. Фоссе).

На «Неве», кроме командира Юрия Ли сянского, надлежало находиться лейтенан там Павлу Арбузову и Петру Повалишину, мичманам Федору Коведяеву и Василию Берху, команде из 45 человек, докторам Бры кину и Либанду, приказчику американской компании Коробицину.

Кроме того, на корабли брали несколько японцев из Иркутска, потерпевших круше ние у русских берегов, для того, чтобы выса дить их в Японии – что было и милосердием Н.П.Резанов и дипломатией.

В таком составе «Надежда» (76 человек на борту) и «Нева» (53 человека на борту) отплыли из Кронштадта. Отплыл в составе экспедиции и граф Федор Толстой, но это был совсем другой Федор Толстой.

Выпускник Морского корпуса мичман Федор Толстой, включенный в состав экспедиции, станет потом известнейшим скульптором, меда льером, гравером и рисовальщиком, он займет пост вице-президента Академии Художеств. Этот человек обладал массой достоинств и только одним недостатком – он страдал морской болезнью, любая, самая не значительная качка была для него невыносимой. И вот мичман граф Фе дор Петрович Толстой заменяется в экспедиции его двоюродным братом графом Федором Ивановичем Толстым, подпоручиком Преображенско го полка. Этой рокировки предшествовали следующие обстоятельства.

До того, как приступить к исполнению обязанностей «молодой благо воспитанной особы» в кругосветной экспедиции, подпоручик уже имел репутацию «человека эксцентрического», он, по словам Ф. Булгарина, «имел особый характер, выходивший из обыкновенных светских форм, и любил одни крайности. Все, что делали другие, он делал вдесятеро сильнее. Тогда в моде было молодечество. А гр. Толстой довел его до отчаянности. Он поднимался на воздушном шаре вместе с Гарнереном и волонтером пустился в путешествие вокруг света вместе с Крузенштер ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА 12 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА Ю.Ф. Лисянский 14 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА Два Федора: Ф.П. Толстой (художник) 1804 год (слева);

Ф. И. Толстой («Американец») 1803 год ном »[17].

Откроем энциклопедию, в статье «Воздухоплавание» читаем: «За рождение научных основ воздухоплавания (полетов на аппаратах лег че воздуха) и попытки подняться в воздух, используя законы аэроста тики, относятся к 18 веку. В 1783 году член Петербургской академии наук Л. Эйлер вывел формулу для расчета подъемной силы аэростата.

В том же году французы братья Ж. и Э. Монгольфье построили аэро стат (воздушный шар), наполненный нагретым воздухом, на котором 21 ноября 1783 года в Париже был совершен 25 минутный полет. Пер вый полет на воздушном шаре, наполненном водородом, продолжи тельностью 2,5 часа с подъемом на высоту до 3400 метров был совер шен также в Париже 1 декабря 1783 года. В России … первый полет осуществлен 20 июня 1803 года в Петербурге Ж. Гарнереном » [110].

В корзине аэростата, воспарившего над городом Петра, два челове ка – сам конструктор Ж. Гарнерен, уже вошедший в историю мирового воздухоплавания тем, что 22 октября 1797 г. совершил первый успешный спуск на парашюте с аэростата в Париже, и молодой офицер граф Федор ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА Толстой, в историю на тот момент еще не вошедший, но уже стучащийся в ее двери.

В старых справочниках можно встретить информацию о значительно более раннем, чем полет братьев Монгольфье, полете дьяка Крякутного на шаре, сшитом из овчин и наполненном дымом. Правда, подлинность старинного документа, содержащего эту информацию, всегда вызывала сомнение, а лет двадцать назад было окончательно доказано, что доку мент является позднейшей подделкой фальсификатора А. Сулакадзева.

В России Ж. Гарнерен совершил три полета (все в 1803 г.): 20 июня и 18 июля в Петербурге и 20 сентября в Москве. В одном из полетов вме сте с ним поднималась на воздушном шаре его жена, в другом – князь С.

Львов, но в самом первом полете рядом с Ж. Гарнереном находился граф Ф. Толстой.

С.Л. Толстой ошибочно назовет Гарнерена Гарнером [120], это даст повод одним исследователям «творчества» Федора Ивановича принять иноземца за англичанина[44, 95], другим – за немца[11].

Первые напишут, что Ф. Толстой «летом 1801 года … в Кремле, перед Успенским собором, угнал у заезжего англичанина воздушный шар и, не имея представления о том, как им управлять, стал первым русским воз духоплавателем» [44].

Вторые будут повествовать, что «весной 1803 г. в Москве на берегу Яузы шло народное гуляние. Толпа наиболее плотно окружала рвущийся с привязи большой воздушный шар. В корзине под шаром кричал ис пуганный козел. Хозяин аттракциона, немец Гарнер, на ломаном русском языке зазывал желающих прокатиться, но никто не решался.

От компании офицеров Преображенского полка отделился молодой кудрявый поручик граф Федор Иванович Толстой, и, провожаемый вос хищенными взглядами дам, поднялся в корзину.

Шар поднялся и натянул канат. Перегнувшись через край корзины, поручик помахал рукой зрителям, огляделся и, вынув саблю, перерубил канат.

Шар взмыл вверх. Толпа ахнула, кто-то из офицеров свиснул. Гарнер заметался по площади, крича что-то по-немецки.

Шар с графом и Гарнером пролетел над Москвой и зацепился за коло кольню. Федор выбрался самостоятельно и ушел, а немец провел в кор 16 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА зине несколько часов, пока его наконец сня ли пожарники» [11].

Не было похи щения шара;

не мог ло быть у офицера преображенца сабли, шпага ему присвоена по уставу (колет она, а не рубит);

не было немца с козлом;

не было англичанина;

город перепутан, а в первом случае – и год.

Но это детали.

Главное отмечено всеми: Федор Ивано вич Толстой – первый русский воздухопла ватель.

Острейшее ощу щение полета. Почи тание сослуживцев. Ф.Ф. Беллинсгаузен Восторги дам. …И гнев начальства.

Несанкционированный полет на воздушном шаре командование Пре ображенского полка посчитало грубейшим нарушением дисциплины.

Полковник Дризен перед строем кричит на подпоручика Толстого, гро зит ему арестом, а в ответ, перед строем же, получает от подпоручика плевок в лицо. Полковник бросает перчатку. Дуэль.

Раненый Дризен – в лазарете, Толстой – в ожидании суда. …И тут на чинается первое русское кругосветное путешествие [108].

Отплывшие из Кронштадта «Надежда» и «Нева», останавлива лись, в плановом порядке, в Копенгагене, в Фальмуте и в Санта-Круце у одного из Канарских островов.

ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА 14 ноября пересекли экватор. Впервые рус ский флаг вступил в Юж ное полушарие.

Следующая стоянка, на этот раз вынужденная, была между островом св. Екатерины и берегом Бразилии, в виду горо да Ностера-Сенеро-дель Дестеро. Семь недель простояли на якоре, де лая новую мачту для «Невы».

Офицерам и матросам экспедиции разрешалось время от времени поки дать корабль, отправляясь в город на шлюпках. В одно из первых посеще ний произошел конфликт между местной полици О.Е. Коцебу ей и Федором Толстым.

Этот конфликт описан лейтенантом Е.Левенштерном. Португальский офицер с группой солдат, а Бразилия в это время была Португальской колонией, искал контрабан дистов. «Первым, кто попался на глаза офицеру, вошедшему в трактир, был граф Толстой, и он сразу схватил его за грудки. Граф Толстой при шел в замешательство, но, выхватив пистолет, заявил, что он русский.

Португалец с извинениями отпустил его» [68].

2 февраля 1804 года переход вокруг Южной Америки продолжился.

Близ Патагонии встретили более 20 китов, так близко подплывших к ко раблям, что нависла угроза столкновения и кораблекрушения, но, слава Богу, обошлось. 3 марта обогнули мыс Горн.

24 марта «Надежда» потеряла из виду «Неву», а 7 мая бросила якорь 18 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА у Нука-Гивы – самого большого из Маркизских островов.

«Несколько сот голых островитян вплавь окружили «Надежду», предлагая кокосы, плоды хлебного дерева, бананы и т.п. Вслед за ними подплыл англичанин, на котором так же, как и на туземцах, кроме пояса, никакой одежды не было. Он был женат на туземке и уже 7 лет жил на острове. Через него, как толмача, началась оживленная меновая торгов ля;

туземцы были особенно падки на изделия из металлов»[120].

«Приплыл дикарь. На шее у него было привязано что-то белое как украшение. Мориц (Коцебу – В.Е.) принял его за зуб и дал за него дика рю иглу для сшивания мешков. Дикарь, как только торг был заключен, разразился громким смехом, и не без причины. Мориц купил очищенный банан, который дикарь нацепил на шею, чтобы обмануть. Когда дикарь досыта нахохотался, то он снова подплыл к кораблю. Он был настолько честен, что вернул иглу, но иглу ему подарили» [68].

Затем на корабль прибыл сам король Нука-Гивы Танега Кеттонове, чело век лет 45-ти, темнокожий, сильный и благообразный. На нем ничего, кроме пояса, не было, но он был татуирован с головы до ног» [120].

«Сразу после обеда нас посетил… король. Он был так сильно татуиро ван, что выглядел темно-голубым, почти черным. Красивые люди. Каж дый дикарь может служить новым образцом Аполлона Бельведерского.

С королем на корабль прибыл также француз, который совершенно за был свой французский и стал настоящим дикарем. Англичанин, человек солидный – враждует с французом, вероятно, от безделья. Король – табу, это значит, что его нельзя убить. Каждый, кто поменялся с ним именем, имеет равные с ним права. Так произошло с англичанином и французом, и это обе регает обоих от смерти» [68].

Требовался прием августейшей особы на самом высоком уровне.

Единственным титулованным аристократом на корабле был граф Федор Иванович Толстой, на него-то и легла основная тяжесть приема короля и переговоров с ним.

Аристократы быстро поладили. И команда с корабля, и многочис ленная толпа туземцев с берега наблюдали, как король и граф прогули вались вдоль прибрежной кромки. Граф был в таком же костюме, что и король, то есть бродил совершенно голым, причем король охотно ис полнял должность графской собаки. Возьмет граф щепку, поплюет на ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА нее, закинет в море и крикнет:

«Пиль, апорт!». Король плывет за щепкой, хватает ее зубами и преподносит графу.

Результаты переговоров не заставили себя ждать. По при казу короля на корабль ста ли осуществляться поставки рыбы, раков и свиней. И, кро ме того, уже на следующий день более ста женщин стали плавать вокруг корабля и, как пишет Крузенштерн, «упо требляли все искусства, как настоящие в том мастерицы, к обнаружению намерения их посещения»[64]. Крузенштерн разрешил пускать их на ко рабль.

Абориген острова Нука-Гива «Все происходило в вели чайшем порядке, – вспоминает Левенштейн. – После того, как корабль становился табу благодаря пушечному выстрелу, с корабля громко кри чали: «Wahina e he !» (цензурный перевод: «Девушки, сюда!» – В.Е.).

Через полчаса после этого приплывали 30-40 девушек. Их по порядку пускали на корабль и всех выстраивали. Все дееспособные на корабле искали себе пару. Ночью спали мало. Утром, еще до снятия табу, бабье снова выстраивали, их считали, восхищались подарками, которые они получили, и затем они, как утки, плыли к берегу» [68].

Еще через несколько дней король предложил Толстому татуировать ся. Это соответствовало, по-видимому, награждению орденом или пожа лованию еще одного графского титула. Предложение было с благодарно стью принято.

Двоюродная племянница Ф.И.Толстого Мария Федоровна Каменская (дочь художника) будет потом вспоминать:

«Дедушка Андрей Андреевич сказал ему:

20 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА Абориген острова Нука-Гива ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА – Ну-ка, Американец, покажи свои грудь и руки.

Федор Иванович расстегнул свой черный сюртук и снял большой об раз св. Спиридония в окладе. Этот образ он постоянно носил на груди.

Он был весь татуирован: в середине, в кольце сидела большая пестрая птица, кругом были видны какие-то красно-синие закорючки. На руках змеи, дикие узоры. Потом мужчины увели его на верх и раздели до гола.

Все его тело было татуировано. Его часто просили показывать свое та туированное тело, и он никогда не отказывался, находя, по-видимому, в этом некоторое удовольствие» [59].

Естествоиспытатель Тизелиус, обследует остров, обнаружит здесь культуру и сельское хозяйство: огороды, шелковичные деревья, банано вые пальмы, таро, леса кокосовых и хлебных деревьев. Но, заметит он, все это не мешает нугивцам быть людоедами. Воюя с соседними остро витянами, они съедали убитых и пленных врагов. Он запишет слова и музыку одной нугивской песни, воспевающей печаль родственников съеденного мужчины.

«Истинная, правда, что островитяне едят мясо своих врагов. Они хра нят череп и волосы как трофеи. Мы купили много таких черепов, – под твердил Левенштерн и добавил, – Здесь часто бывает голод из-за засухи или войны. Тогда они съедают друг друга, всякому табу приходит конец.

Женщин и детей съедают первыми» [68].

«Нева» присоединилась к «Надежде». Ю. Лисянский сделает запись о первой встрече с аборигенами: «Когда находились мы подле восточного берега сего острова, пришла к нам лодка с восьмью островитянами. При ближаясь к кораблю, один из гребцов затрубил в раковину, а другой непре станно махал белым лоскутом ткани»[74].

От Нука-Гивы оба корабля направились к Гавайским островам, где рас стались на целых полтора года. «Нева» присоединится к «Надежде» в Макао (Китай) только 21 ноября 1805 года. А пока корабль Ю. Лисянского отплыл к Каракоа и к русским американским колониям, а И. Крузенштерн направился прямо на Камчатку.

Вновь предоставим слово М.Ф. Каменской:

«На корабле Федор Иванович придумывал непозволительные шалости.

Сначала Крузенштерн смотрел на них сквозь пальцы, но потом пришлось сажать его под арест. Но за каждое наказание он платил начальству новыми 22 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА выходками, он пере ссорил всех офице ров и матросов, да как перессорил! Хоть сейчас же на ножи!

Всякую минуту могло произойти несчастье, а Федор Иванович по тирал себе руки»[59].

Роль Ф.И. Тол стого в разжигании конфликта преуве личена. В экспеди ции и вправду раз горелся нешуточный конфликт. Это был конфликт между ка мергером Н.П. Реза новым и капитаном И.Ф. Крузенштер ном, а вернее – меж ду камергером и всей командой.

Абориген острова Нука-Гива Из донесения Н.П.

Резанова директорам Русско-Американской компании от 25 декабря 1803 г.: «С сердечным прискорбием должен я сказать вам, милостивые государи, что г. Крузенштерн переступил уже все границы повиновения:

он ставит против меня морских офицеров и не только не уважает сде ланной вами мне доверенности, но и самые Высочайшие поручения, за собственноручным Его Императорского Величества подписанием мне данные, не считает для исполнения своего достойными. Он отозвался, что не следует Лисянскому принимать от меня никаких повелений, так как он (Крузенштерн) главный начальник и что мое дело сидеть на кора бле до Японии, где он знает, что поручено мне посольство»[62].

Сегодня, главным образом благодаря популярности спектакля «Юно ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА на и Авось», поставленного Марком Захаровым и многие годы с успехом идущего на сцене московского театра «Ленком», образ Резанова роман тизирован («Ты меня на рассвете разбудишь, проводить необутая вый дешь. Ты меня никогда не забудешь. Ты меня никогда не увидишь…»).

Сторонники камергера (в спектакле он почему-то именуется командором и графом;

вероятно, это образ собирательный: фамилия герою досталась от камергера Николая Резанова, воинское звание – от Витуса Беринга, дворянский титул – от Федора Толстого и т.д.) придерживаются мнения, что «с самого начала путешествия Крузенштерн стал искать ссоры с Ре зановым. Множество попыток Крузенштерна унизить в глазах подчи ненных значение Резанова привели к тому, что умный, образованный и деликатный Резанов, с поразительным терпением переносивший оскор бления и подчинявшийся всем строгостям судовой дисциплины, занемог расстройством нервной системы» [62].

Менее пристрастные исследователи считают, что конфликт был объ ективно неизбежен. «Беда в том, что инструкции, выданные Резанову, вступали в прямое противоречие с морским уставом, который действо вал на идущих под Андреевским флагом кораблях, укомплектованных военными моряками. Согласно его положениям, принятым еще Петром I и актуальным до сего дня, вся власть на корабле принадлежит капита ну. Он определяет внутренний режим жизни, распоряжается судном по своему усмотрению, а все, находящиеся на борту, будь то гражданские или военные лица, вне зависимости от их должности, ранга, звания и положения, находятся в его полном подчинении. Поэтому для экипажей «Надежды» и «Невы» кроме Крузенштерна не могло быть никакого дру гого начальника» [101].

Ф.И. Толстой принял сторону капитана, вступив тем самым в кон фликт с посланником, в свите которого он должен был состоять.

В конфликте с посланником оказалась практически вся команда, но граф, в силу своего характера, конфликтовал активнее других.

Из донесенья Н.П. Резанова от 25 декабря 1803 г. «Крузенштерн взял себе в товарищи гвардии подпоручика Толстого, человека без всяких правил и не чтущего ни Бога, ни власти, от него поставленной. Сей раз вращенный молодой человек производит всякий день ссоры, оскорбляет всех, беспрестанно сквернословит и ругает меня без пощады – и вот по 24 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА ложение, в которое ввергло меня беспредельное мое к службе усердие»

[62].

Из донесенья от 4 июля 1804 г. «Граф Толстой бросился было ко мне, но его схватили…»[62].

Из письма Резанова генерал-губернатору Иркутска Селифонтову от 18 августа «Я возвращаю… лейб-гвардии Преображенского полка подпо ручика графа Толстого, раздоры во всей экспедиции посеявшего, и всепо корнейше прошу ваше превосходительство, когда прибудет он в Иркутск, то принять начальничьи меры ваши, чтобы он не проживал в Москве и действительно к полку явился. Я доносил уже из Бразилии Его Импе раторскому Величеству о его шалостях и что исключил его из миссии, а ныне повторил в донесении моем» [62].

Уже пришло известие, что некоторым участникам экспедиции при своены очередные воинские звания. Например, мичман Фаддей Беллин сгаузен, будущий первооткрыватель Антарктиды и адмирал, произведен в лейтенанты;

подпоручик Федор Толстой произведен 10 августа года в поручики.

Резанов по-прежнему именует Толстого подпоручиком, а не поручи ком, полагая, видимо, что он своей властью понизил его в чине. Впро чем, он и Крузенштерну грозил понижением: «Так, государь мой, весьма смею, как начальник ваш. И сказываю вам, что ежели коснетесь только меня, то чинов лишены будете. Вы забыли законы и уважение, которым вы и одному только чину моему обязаны» [62].

По прибытии «Надежды» на Камчатку, Резанов направил донесенье генерал-губернатору Кошелеву, он обвинял капитана и офицеров экипа жа в неповиновении и нанесении оскорбления Чрезвычайному послан нику.

Кошелев прибыл на корабль с шестьюдесятью солдатами и начал след ствие, а уже через неделю генерал убедил Резанова «поставить интересы дела выше личных обид». Посланник ответил: «Весьма охотно все случив шееся предаю забвению и покорнейше прошу вас оставить бумаги мои без действия». Состоится примирение и начнется приготовление к посольству в Японию. Возможно, был бы прощен и Ф.Толстой, но он к этому времени на корабле уже отсутствовал.

И. Крузенштерн записал, что в свите посланника Н. Резанова произо ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА шла перемена: «Поручик гвардии граф Толстой … оставил корабль и от правился в Петербург сухим путем»[64].

Между тем, Федор Иванович покинул корабль не добровольно, а был удален с него капитаном, и высажен был не на Камчатке, а на одном из Алеутских островов. Этому предшествовали, как минимум, два его про ступка. Вот как их описывает М.Ф. Каменская:

«Старичок корабельный священник был слаб на вино. Федор Ива нович напоил его до сложения риз и, когда священник как мертвый ле жал на палубе, припечатал его бороду сургучом к полу казенной печа тью, украденной у Крузенштерна. Припечатал и сидел над ним;

а когда священник проснулся и хотел приподняться, Федор Иванович крикнул:

«Лежи, не смей! Видишь, казенная печать!» Пришлось бороду подстричь под самый подбородок» [59].

Никакого уважания к старости! Заметим, правда, что «старичку свя щеннику» – соборному иероманаху Александро-Невской лавры Гедеону, в миру Гавриилу Федотову, едва минуло тридцать лет. Ему еще предсто ит стать, наряду со знаменитым иеромонахом Германом (святой Герман Аляскинский), одним из крестителей и просветителей Аляски [79].

М.Ф. Каменская о втором проступке поручика: «На корабле был лов кий, умный и переимчивый орангутанг. Раз, когда Крузенштерн отплыл на катере куда-то на берег, Толстой затащил орангутанга в его каюту, от крыл тетради с его записками, положил их на стол, сверху положил лист чистой бумаги и на глазах обезьяны стал марать и поливать чернила ми белый лист. Обезьяна внимательно смотрела. Тогда Федор Иванович снял с записок замазанный лист, положил его себе в карман и вышел из каюты. Орангутанг, оставшись один, так усердно подражал Федору Ива новичу, что уничтожил все записи Крузенштерна. За что Крузенштерн высадил Толстого на какой-то малоизвестный остров и сейчас же от плыл. Судя по рассказам Федора Ивановича, он и на острове продолжал бедокурить, живя с дикарями, пока какой-то благодетельный корабль не подобрал его – татуированного с головы до ног» [59].

Остров, на котором оказался Ф. Толстой, был обитаем диким племенем колошей. «Женщины этого племени для своего украшения носили на ниж ней губе кость, деревяшку или раковину, которую русские называли ко люжкой. Отсюда название туземцев: «Колюжки» или «Колоши» » [120].

26 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА Существуют записки Кирилла Хлебникова[128], писанные в 1817 1832 годах, содержащие сведения по истории, экономике, географии и этнографии Русской Америки. Они рассказывают о путях освоения рус скими Аляски, о взаимоотношениях россиян с коренным населением.

Выдержки из этой книги, посвященные колошам, приведены в Прило жении 1.

Граф прожил с колошами несколько месяцев. Аборигены даже предло жили ему стать их царем, но он отказался. Вспомнил своего друга монарха Нука-Гивы и решил, что царь – это собачья должность.

Затем будет какое-то судно, доставившее его в Петропавловский порт, а оттуда будет возвращение через всю Сибирь в Петербург. Это путеше ствие он будет совершать и водою, и на лошадях, и на собаках, и пешком.

С тех пор его прозвали «американцем» и к фамилии и письменно, и уст но обязательно стали добавлять «граф Толстой-Американец» так, словно ему присвоен еще один титул.

По пути своего следования повстречается Ф.И. Толстой с участника ми дипломатической миссии графа Ю.А. Головкина, посланной в Китай.

Чиновник миссии Ф.Ф. Вигель вспоминал впоследствии: «Во время от дыха на одной из станций мы с удивлением увидели вошедшего к нам офицера в Преображенском мундире. Это был граф Федор Иванович Толстой, доселе столь известный под именем Американца. Он поразил нас своей наружностью. Природа на голове его круто завила густые, чер ные его волосы;

глаза его, вероятно, от жара и пыли покрасневшие, нам показались налитыми кровью, почти же меланхолический его взгляд и самый тихий говор его настращенным моим товарищам казался омутом.

Я же, не понимаю как, не почувствовал ни малейшего страха, а, напро тив, сильное к нему влечение. Он пробыл с нами недолго, говорил все обыкновенное, но самую речь вел так умно, что мне внутренно было жаль, зачем он от нас, а не с нами едет. Может быть, он сие заметил, потому что со мною был ласковее, чем с другими, и на дорогу подарил мне сткляницу смородинного сыропа, уверяя, что, приближаясь к более обитаемым местам, он в ней нужды не имеет»[22].

Рапорты Н.П. Резанова, а возможно, и И.Ф. Крузенштерна, о недо стойном поведении Ф. Толстого в экспедиции, уже находились в Петер бурге. «Оргвыводы» уже были сделаны.

ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА «Когда он возвращался из путешествия вокруг света, он был оста новлен у Петербургской заставы, потом провезен только через столицу и отправлен в Нейшлотскую крепость. Приказом того же дня переведен из Преображенского полка в тамошний гарнизон тем же чином (поручи ком). Наказание жестокое для храбреца, который никогда не видал сра жений, и в то самое время, когда с Востока до Запада во всей Европе загорелась война» [22].

Гарнизонным поручиком прослужил Федор Иванович более двух лет.

Ему запрещено посещение Петербурга, и этот запрет он нарушил лишь один раз.

Давали бал в честь И.Ф. Крузенштерна, вернувшегося в столицу. Не ожиданно в зале появляется Ф. Толстой-Американец, приветствует ка питана и докладывает, что и он свое кругосветное путешествие успешно завершил.

Миссия Н.П. Резанова не увенчалась успехом – «полгода посольство жило на клочке японского берега, огороженном глухим забором, после чего японцы отказались от каких бы то ни было переговоров, не приня ли подарков русского императора и передали Резанову грамоту, в которой российским судам запрещалось даже приближаться к берегам Японии»

[96]. Это надолго похоронило надежды на установление торговых отно шений между Россией и Японией.

Острословы говорили, что граф Толстой в Нука-Гиве имел больший дипломатический успех, чем камергер Резанов в Нагасаке.

28 ПОКОРЯЯ ОКЕАНЫ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ЭФИРА ПРЫЖОК сть у Льва Николаевича Толстого рассказ «Прыжок», он, как и знаменитый «Филиппок», запоминается с дет ства и помнится всю жизнь. Забываются только детали.

А детали иногда очень важны. Начинается рассказ так:

«Один корабль обошел вокруг света и возвращался до мой. Была тихая погода, весь народ был на палубе. По среди народа вертелась большая обезьяна и забавляла всех. Обезьяна эта корчилась, прыгала, делала смешные рожи, передраз нивала людей, и видно было – она знала, что ею забавляются, и оттого еще больше расходилась».

Далее мы помним: обезьяна подскочила к двенадцатилетнему маль чику – сыну капитана, сорвала с его головы шляпу, надела на себя и побе жала. Мальчик побежал за ней. Обезьяна полезла на мачту, мальчик – за ней. Все выше и выше.

Команда смеялась, воспринимая происходящее как забаву, как цир ковое представление.

Но мальчик уже забрался очень высоко. С мачты он вступил на пере кладину. Постепенно осознавая, что мальчик не сможет спуститься вниз, команда приходит в ужас. И мальчик, осознавая, что произошло, цепене ет от страха. Еще мгновение, он упадет и разобьется о палубу.

Капитан корабля вскидывает ружье, прицеливается в сына и грозно кричит:

– В воду! Прыгай сейчас же в воду! Застрелю! Считаю до трех! Раз, два… Не дожидаясь счета «три», мальчик прыгает в воду. Вслед за ним за борт ныряют матросы, достают мальчика из воды, делают ему ис кусственное дыхание. Мальчик приходит в сознание.

ПРЫЖОК Когда капитан увидел, что сын его жив, он убежал в свою каюту и там, в одиноче стве, заплакал.

Достаточно очевидно, что это за корабль, что это за путешествие и что это за обезьяна.

Прозрачны и прототипы персонажей. Маль чик двенадцати лет – это Федор Иванович Толстой. Его поведенье на корабле – сплош ное ребячество. Естественно, что он пред ставлен в рассказе как сын капитана, ведь капитан – Иван Федорович Крузенштерн – всем на судне отец-командир. Капитан вы нужден был подвергнуть жизнь чада своего «Надежда»

опасности, во имя его же спасенья.

30 ПРЫЖОК ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ОБЕЗЬЯНЫ лексей Поликовский (современный «американист») заме тил однажды: «Отношения графа Федора Толстого с обе зьяной издавна занимали внимание исследователей его жизни»[94]. Вот, оно, как!

Оказывается, действительно, и современников графа, и не сколько поколений просвещенных потомков интересовали два вопроса: жил ли Федор Иванович с обезьяной как с женщиной и съел ли он ее впоследствии?

«В рассказах о путешествии Федора Толстого есть одна еще неяс ность. Это вопрос о его обезьяне. Чего только не рассказывали про эту легендарную обезьяну!»[120].

Версия участника экспедиции лейтенанта Е. Левенштейна: «Граф Толстой купил себе в Бразилии макаку. По прибытии на борт животное привязали на веревку. Оно доставляло много радости. Дело было новое, и все заботились об обезьяне. Со временем интерес пропал, и наша макака была забыта. Но вот обезьяна сорвалась с веревки и снова привлекла вни мание своими ужимками. Хозяином обезьяны был граф, следовательно, у нее вообще не было никакого хозяина. Если она кому-нибудь досаждала, то без дальнейших расспросов ее подвергали экзекуции. Особенное рас положение это хитрое животное оказывало японцам и подшучивало над ними самым досадным образом. Один из японцев взял обезьяну под свою защиту, чтобы уберечься от обезьянничанья и хохота. После этого долго не было ничего слышно о макаке, так как ее снова привязали. Недавно обе зьяна снова отвязалась и наносила непрошенные визиты в каждую каю ту, причиняя беспокойство. Поймать макаку было трудно, так как ремень, бывший у нее на теле, разорвался. Однажды утром доктор Горнер поймал лИчНАЯ ЖИЗНь ОбЕЗьЯНЫ обезьяну за хвост в то время, как она совершенно непрошенно играла роль хозяина в его каюте. Она укусила Толстого, который хотел привязать ее на веревку. Тогда он совершенно зазря так кинул ее на палубу, что она сильно ударилась, и графу пришлось убить издыхающую обезьяну»[68].

Ф.Ф. Вигель: «Чего про него (Толстого – В.Е.) не рассказывали! Будто бы в отрочестве имел он страсть ловить крыс и лягушек, перочинным ножиком разрезывать им брюхо и по целым часам тешиться их смер тельною мукою: будто бы во время мореплавания, когда только начи нали чувствовать недостаток в пище, любезную ему обезьяну женского пола он застрелил, изжарил и съел;

одним словом, не было лютого зверя, с коего неустрашимостью и кровожадностью не сравнивали бы его на клонностей» [22].

Рассказ, переданный Д.В. Грудевым: «На корабле наклонности Толсто го скоро обнаружились, и он такую развел игру и питье, что Крузенштерн решил от него отделаться. Сделана была остановка на Алеутских остро вах, все сошли и разбрелись по берегу. Сигнал к отъезду был подан как-то неожиданно;

все собрались и отплыли, как бы не найдя Толстого. При нем была обезьяна;

с нею он пошел гулять, а потом рассказывал для смеха, что первые дни своего одиночества он питался своей обезьяной»[57].

Сергей Львович Толстой: Говорили, «что она была слишком близка ему, что Крузенштерн приказал бросить ее в море за то, что она испорти ла ему его бумаги, но что Толстой съел ее, а если не съел, то взял с собой на остров, что когда он покидал остров на катере того корабля, который его брал с острова, обезьяна из преданности поплыла за катером и он упросил матросов взять вместе с ним «его жену» и т.д. Сколько в этих вымыслах правды, едва ли может быть выяснено. Достоверно только то, что у Толстого во времы плаванья, была большая обезьяна и что, по видимому, она была с ним и на острове. Что он ее съел – неверно;

Вязем ский говорит, что он всегда это отрицал»[120].

Илья Львович Толстой: «Дорогой Толстой устроил бунт против ка питана корабля и был высажен на необитаемый остров. Там он прожил больше года и познакомился и сдружился с крупной обезьяной. Говорят даже, что эта обезьяна служила ему женой»[117].

Из книги Н.М. Фортунатова «Эффект Болдинской осени»: «В рукопи сях «Войны и мира», в черновом наброске одной из сцен романа Долохов 32 лИчНАЯ ЖИЗНь ОбЕЗьЯНЫ доверительно сообщает Анатолю Курагину: «Я, брат, обезьяну любил:

все то же. Теперь – красивые женщины». В законченном тексте романа сохранилась лишь вполне безобидная фраза Долохова, полная оскорби тельного смысла только для Пьера: «За здоровье красивых женщин, Пе труша, и их любовников! »

Неважно, что вариант отброшен: мы видим, как Толстой в процессе работы соразмеряет образ с определенным лицом, создавая свой тип, свой характер. Но лицо-то это в высшей степени колоритное. Читательницы могли бы обидеться на автора, знай они всю подноготную этой краткой де тали в громадном романе. Лев Толстой в отличие от своих сыновей легенду убрал из текста романа, оставив лишь ее завуалированный след. Не из-за того, разумеется, чтобы не обидеть читательниц. Здесь выбор окончатель ного варианта диктовался высшими законами художественности»[125].

Окольным путем и А.С.Пушкин высказался на счет скандальных по хождений графа. Есть у него «Эпиграмма на гр. Ф.И. Толстого», а в ней такие слова:

«Долго все концы вселенной Осквернял развратом он…»

(Речь об этой эпиграмме впереди). А в стихотворении «Чаадаеву»

вновь речь о Ф.Толстом:

«Или философа, который в прежни лета Развратом изумил четыре части света…».

И вновь, Алексей Поликовский: «Есть версия, что Федор Толстой с обезьяной жил как с женщиной, и есть другая, что на острове он ее за стрелил, зажарил на костре и съел. Зная характер героя, можно предпо ложить, что обе версии верны: сначала любил, потом убил. Страсть к не потребству и жажда новых ощущений (в том числе кулинарных) владели Толстым всю жизнь»[94].

лИчНАЯ ЖИЗНь ОбЕЗьЯНЫ ВЗЛЕТАЛ ЛИ ШАР НАД НАГАСАКИ?

Большой советской энциклопедии в статье «Воздухоплава ние», в частности, говорится: «В феврале 1805 участники рус ской кругосветной экспедиции под командованием адмирала И.Ф. Крузенштерна, находясь в г. Нагасаки (Япония), впервые для наблюдения воздушных течений отправили в полет аэро стат, наполненный теплым воздухом» [13].

Точна ли эта информация?

Одна неточность очевидна – не был Крузенштерн на тот момент ад миралом. Если бы был, то и отношения с Резановым не пришлось бы вы яснять. Есть такое расхожее заблуждение: если спросить, например, «Кто открыл Антарктиду?», ответ будет: «Адмирал Беллинсгаузен и адмирал Лазарев». На другие вопросы будут отвечать про адмирала Врангеля, про адмирала Литке, про адмирала Невельского и других адмиралов. Но адми ралы ничего не открывали, а перечисленные мореплаватели стали адми ралами потому, что, в бытность капитан-лейтенантами, совершали кругос ветные экспедиции, открывали новые материки, новые проливы… Но есть, кажется, и другая неточность. А взлетал ли шар над Нага саки?

Самый первый полет Ж. Гарнерен с Ф. Толстым совершат 20 июня 1803 года. Практически сразу после этого экспедиция на «Надежде» и «Неве» покинула российские берега. Информация о том, что 30 июня 1804 в Петербурге русский ученый Я.Д. Захаров (младший брат знаме нитого архитектора, строителя Адмиралтейства) и бельгийский физик Э.

Робертсон совершили первый в мире научно-исследовательский полет на воздушном шаре, до участников экспедиции навряд ли дошла. «Глав ный предмет сего путешествия, – писал Захаров, – состоит в том, чтобы 34 ВЗлЕТАл лИ шАР НАД НАГАсАКИ Иллюстрация из модного журнала «Journal des Dames et de Modes», 1797–1798 гг. «Сообщение о первом воздушном путешествии гражданина Гарнерена с гражданкой Анри».

ВЗлЕТАл лИ шАР НАД НАГАсАКИ узнать с большей точностью о физическом состоянии атмосферы и о со ставляющих ее частях, в разных определенных возвышенностях оной».

Полет продолжался 3 ч. 45 мин, была достигнута высота 2550 м. Подго товка к полету, программу которого разрабатывали ученые Академии наук, велась несколько месяцев. В ходе подготовки для наполнения воздушных шаров была испытана изобретенная Захаровым уникальная установка для получения водорода, реализующая им же разработанный способ. Для тор можения и мягкого приземления Захаров впервые применил канат с гру зом на конце (гайдроп). Даже если информация о полете стала известной участникам экспедиции Крузенштерна, могли ли они перенять этот опыт, ведь специалистов по сооруженью аэростатов в экипажах «Надежды» и «Невы» не было? Единственный «воздушный турист», бывший в экспеди ции, и тот уже отправился в Петербург сухим путем.

Второй аспект сомнения – можно ли допустить, чтобы в Японии, стране иной культуры, в такой нестабильной ситуации, в которой нахо дилось тогда и Российское посольство, и корабль сопровождения, кто-то позволил бы вытворять воздушные чудеса?

А чудесами японцам казались и весьма обыденные вещи.

Одним из знаков различия камергера двора Его Императорского ве личества служил золотой ключ на голубой ленте, прикрепляемый к ле вой фалде парадного мундира.

«Ключ Резанова, который он никогда не снимает, возбуждает удив ление японцев, – вспоминает участник экспедиции лейтенант Е. Ле венштерн. – Японцам золотой ключ затмевает самого посла. В начале в Мегасаки, как только он появился, так за ним собиралась толпа любо пытных, восхищавшихся камергерским ключом. Резанов, которого это забавляло, сказал: «Нужно быть популярным». Он еще более привлекал внимание японцев к своему ключу тем, что очень непристойно крутил туда и сюда свой достойнейший знак и, чтобы сделать все еще понятнее, присовокуплял пантомиму. Любопытным он кричал: «Императорская комната! Императорская комната! Императорская комната!» Некоторые учтивые японцы отворачивались с таким выражением, как будто они хо тели сказать: «У императора России все же плохой вкус»»[68].

Думается, что история о запуске воздушного шара в Нагасаки участниками экспедиции Крузенштерна – это легенда. Реальной осно 36 ВЗлЕТАл лИ шАР НАД НАГАсАКИ Андре–Жак Гарнерен ВЗлЕТАл лИ шАР НАД НАГАсАКИ вой легенды является то, что незадолго до начала путешествия, один из участников экспедиции, граф Федор Толстой-Американец, поднимался на воздушном шаре.

Если кто-то имеет факты для опровержения этих сомнений, автор про сит поделиться с ним этими фактами, тогда он удалит эту страницу из сво ей книги.

38 ВЗлЕТАл лИ шАР НАД НАГАсАКИ РОДОСЛОВНАЯ узены Федор Петрович Толстой – художник и Федор Ива нович Толстой-Американец принадлежали к титулованной (графской) ветви старинного дворянского рода. Предком своим Толстые считают некоего «мужа честна Индриса», выехавшего «из немец, из Цесарские земли» и обосновав шегося в Чернигове в 1353 году с двумя сыновьями и с дру жиной из трех тысяч человек. Следовательно, Индрис этот возглавлял некий иностранный легион, нанятый черниговским князем на службу. Из какого государства он происходил, заключить трудно, те иссле дователи, которые считают, что из Германии, скорее всего, ошибаются.

Место новой службы постепенно сделалось для Индриса новой Роди ной, он принял православие и получил при крещении имя Леонтий.

Как в Цесарских землях именовали сыновей Индриса – не ясно, на Руси их стали называть Константином и Федором. Линия Федора не обо значилась в истории, а линия Константина и дала род Толстых.

Прозвище «Толстый» получил от великого князя Василия Темно го правнук Индриса-Леонтия Андрей Харитонович, перебравшийся из Чернигова в Москву.

Великого русского писателя Льва Николаевича Толстого отделяют от Индриса 20 колен, а Толстой-Американец приходится автору «Войны и мира» двоюродным дядей.

Род Толстых от Индриса до поколения Льва Толстого схематически изображен на вкладыше после стр. 44 [85,121].


Родоначальником графской ветви рода является Петр Андреевич Тол стой (1645-1729). На схеме графы отмечены звездочками.

В конце 17 века Петр Андреевич служил стольником при дворе, был РОДОслОВНАЯ П. А Толстой - родоначальник графской ветви рода 40 РОДОслОВНАЯ одним из организаторов Стрелецкого бунта. После разгрома мятежа ему по счастливилось не разде лить участи большинства стрельцов и не быть запе чатленным на знаменитом полотне Василия Сурико ва.

После падения царевны Софьи, пребывающий не у дел Толстой попросился на службу к Петру Первому.

Служба ему была дарова на, доверие – нет. На пирах царь Петр часто стаскивал парик с головы Толстого, хлопал ладонью по пле ши, приговаривая в рифму:

Церковь Харитония в Огородниках, «Головушка, головушка, в которой был крещен Ф.И. Толстой если бы ты не была так умна, то давно бы с телом была разлучена».

В 1697 году Петр Первый послал группу юношей для обучения «мор скому делу» в Европе. Петр Толстой, которому в тот момент было уже 52 года, сам запросился на учебу, но по возвращении сделался не шкипе ром, а дипломатом.

В 1701 году Петр Толстой был назначен посланником в Констан тинополь. Здесь он сумел добиться подтверждения турецким султаном мирного соглашения с Россией. Царь произвел его за это в тайные совет ники и наградил своим портретом, украшенным алмазами.

Но не всегда для посла было «небо в алмазах». В период ухудшения отношений России и Турции дважды попадал Толстой в султанское за точение, сидел он в Семибашенном замке. С тех пор в родовом гербе Толстых присутствует изображение этого замка.

РОДОслОВНАЯ В 1717 году Петру Толстому удалось за воевать полное дове рие государя, испол нив весьма важное и щекотливое поручение – возвращение из Неа поля в Россию мятеж ного царевича Алексея [134]. В дальнейшем Толстой, назначенный главой тайной канцеля рии, принял деятельное участие в следствии и осуждении царевича.

После смерти Петра Первого П.А. Толстой вместе с А.С. Менши ковым, способствовал возведению на престол А.И. Остерман-Толстой вдовы государя, Екатерины Первой. В день ее коронации он получил титул графа.

Описание герба графов Толстых: «Щит, разделенный на шесть ча стей двумя линиями перпендикулярно и одной горизонтально, имеет по середине малый щиток голубого цвета, в котором изображены: золотая сабля и серебряная стрела, продетые остроконечиями крестообразно сквозь кольцо малого золотого ключа и над стрелой с правой стороны видно серебряное крыло распростертое. В первой части в золотом поле половина орла. Во второй части в серебряном поле голубого цвета крест Св. Апостола Андрея. В третьей части в горностаевом поле золотой мар шальский жезл, перепендикулярно поставленный. В четвертой части в шахматном поле, составленном из серебра и красного цвета, княжеская корона, наложенная на поверхность поставленного столба зеленого цве та. В пятой части в красном поле золотой столб, положенный диагональ но справа налево, на коем означены три глобуса, имеющие верх серебря 42 РОДОслОВНАЯ ный, а низ голубой, и на левой стороне вид на золотая звезда пя тиугольная. В шестой части, разделенной перпендикулярно на два поля – серебряное и зеленое – изображе ны: вверху три и внизу четыре башни, пере меняющие вид свой на краске в серебро, а на серебре в зеленый цвет;

и наверху сих ба шен полумесяцы рога ми вверх обращенные.

На поверхности щита наложена графская Ф.П. Толстой, вице-президент корона с тремя на ней Российской Академии художеств шлемами;

из них средний шлем серебряный, увен чанный по достоинству, имеет на себе черного орла двуглавого, посреди коих поставлен маршальский жезл. Прочие же два шлема железные;

из оных на первом: с правой стороны сверх короны видны два крыла распро стертые, голубого цвета и серебряное, с изображением на голубом крыле сабли, стрелы и ключа так, как в щите означены, на последнем: с левой стороны шлемы, сверх зеленой чалмы турецкой украшенной перлами, на ходится башня, половина ее зеленого цвета, в другая серебряная с полу месяцем на вершине;

из сей башни видна рука согбенная держащая перо золотое;

а по сторонам чалмы две трубы – красная и золотая. Намет на щите золотой, серебряный, с голубым и красным цветом. Щит держат две борзые собаки в стороны смотрящие»[33].

После воцарения Петра II, сына Алексея, Петр Толстой был лишен графского титула, всех чинов и состояния и сослан в Соловецкий мона стырь, где вскоре скончался в возрасте 84-х лет.

РОДОслОВНАЯ Портрет М.И. Лопухиной ( Мария Ивановна Толстая, сестра «Американца») Худ. В.Л. Боровиковский 44 РОДОслОВНАЯ Лишь в 1760 году императрица Елизавета Петровна вернула потом ков Петра Андреевича из ссылки, возвратила им графский титул и часть их имений.

Федор Иванович Толстой (Американец) родился 6 (17) февраля года в Москве в Огородной слободе (когда-то, еще в 17 веке слобода снаб жала овощами царский двор). Крестился в церкви Харитония в Огород никах (эта старинная церковь дала названия Большому и Малому Хари тоньевским переулкам). Детство провел в поместье своих родителей в Кологривском уезде Костромской губернии.

Во всех биографиях Американца, начиная с [120], о месте его рожде ния сказано: «где именно – сведений нет», и высказывается предположе ние, что и родился он, вероятно, в Костромской губернии. Архивные до кументы [105], найденные и опубликованные Т.Н. Архангельской [5,6], не оставляют сомнений: место рождения – Москва, Огородники.

Отец, Иван Андреевич (1747 – после 1811), появившийся на свет еще до восстановления графов Толстых в их правах, служил на военной службе, вышел в отставку генерал-майором в 1794 году, долгое время был кологривским предводителем дворянства. Он «был верноподдан ным своих государей и убежденный дворянин, не вольтерианец и не франкмасон» – с гордостью сообщает биограф (Сергей Львович Толстой [120]). Он был женат на Анне Федоровне Майковой (1761 - 1834), дочери соседа-помещика, сержанта Лейб-гвардии Семеновского полка. К роду Майковых принадлежал святой Нил Сорский (1433-1508).

У них было три сына: Федор, Петр, Януарий и четыре дочери: Мария, Вера, Анна и Екатерина.

Сергей Львович Толстой проследил дальнейшую судьбу братьев и сеcтер Американца: « Мария, р. 1779 г., муж Степан Абрамович Лопухин, егермейстер. Вера, р. 1783, ум. 1879 (96-ти лет), муж Семен Антонович Хлюстин. Петр, р.1785, ум. 1861, отст. мичман;

жена Елизавета Алексан дровна Ергольская (сестра Т.А. Ергольской, воспитательницы Л.Н. Тол стого, и мать Валерьяна П. Толстого, мужа сестры Л.Н. Толстого М.Н.

Толстой). Януарий, р. 1792, ум. 1835, отст. майор, жена Ек. Дм. Ляпунова (ум. 1882 г.). Екатерина, муж капитан гвардии Шулинский. Анна, умерла до 1832 г., девица» [120].

Мало кто знает старшую сестру Федора Ивановича Марию, лицо ее РОДОслОВНАЯ известно, между тем, каждому. Это лицо увековечил В. Боровиковский.

«Портрет М.И. Лопухиной» (1797г., Государственная Третьяковская гале рея): «Идеал живописца, его представления о красоте русской дворянской барышни воплощен в знаменитом портрете. Эта картина стала своего рода визитной карточкой живописца. Мария Ивановна Лопухина происходила из древнего графского рода Толстых: ее братом был знаменитый Федор Толстой Американец. В возрасте 22 лет Мария Толстая вышла замуж за пожилого егермейстера двора С.А. Лопухина. Согласно преданию, в браке с ним Мария Ивановна «была очень несчастлива» и через два года умерла от чахотки.

На портрете восемнадцатилетняя Мария представлена еще до замуже ства. Она одета по моде тех лет: не ней – просторное белое платье с пря мыми складками, напоминающее античный хитон. На плечи наброшена дорогая кашемировая шаль. Главной темой портрета служит гармоничное слияние человека с природой. Композиционно-ритмические и колористи ческие соотношения даны художником в изображении модели и пейзажа.

Лопухина изображена на фоне старинного парка, она опирается на мра морный парапет. Плавный изгиб ее фигуры вторит изгибу дерева на за днем плане, склоненным колосьям ржи и поникшему бутону розы справа.

Белые стволы березок перекликаются с цветом хитона, голубые васильки – с шелковым поясом, нежно-лиловая шаль – с цветами розы.

Образ М.И. Лопухиной не только овеян удивительной поэтичностью, но и отмечен жизненной достоверностью, такой глубиной чувств, какой не знали предшественники в русской портретной живописи. Не случай но этим портретом восхищались современники художника. С годами притягательность образа не поблекла, напротив, Лопухина продолжала пленять сердца зрителей последующих поколений» [81].

*** Есть среди Толстых графы, не приходящиеся прямыми потомками Петру Андреевичу.

Первым из этих графов является Александр Иванович Остерман Толстой (1770-1857) – знаменитый генерал 1812 года [23,31,52]. Его прадедом по линии матери был сподвижник Петра Первого, дипломат А.И. Остерман. Когда род прадеда пресекся, то последний из Остер 46 РОДОслОВНАЯ манов обратился с ходатайством к правившей тогда Екатерине Второй разрешить передачу после его смерти графского титула, герба и фамилии Александру Толстому. Такое разрешение было дано. С 1796 года дворянин А.И. Толстой стал именоваться графом А.И. Остерманом-Толстым. Указ о присвоении этого графского титула оказался одним из последних ука зов, подписанных императрицей. Воцарившийся после ее смерти Павел Первый уволил со службы всех фаворитов своей матери. Нового графа Павел посчитал последним, тайным фаворитом и отправил его в отстав ку вместе с фаворитами явными. А.И. Остерману-Толстому было тогда лет, он отличился при штурме Измаила и был уже генерал-майором. Его блестящая воинская карьера, казалась, навсегда закончилась. Но фортуна переменчива. В 1801 году в результате дворцового переворота погибает император Павел. Новый император Александр Первый возвращает гене рала в строй. Происходят наполеоновские войны: сначала в Европе (1805;


1806-1807 г.г.), потом в России (1812 г.), потом опять в Европе (1813- г.г.). Деятельный участник этих войн, граф А.И. Остерман-Толстой, при обретает репутацию одного из лучших генералов русской армии. Самой славной его воинской страницей стало сражение при Кульме. Остерман Толстой, командуя корпусом, наголову разбил вдвое превосходящие его по численности войска французского маршала Вандамма, захватил в плен тысяч французов вместе с самим маршалом и его штабом, но был тяжело ранен – неприятельское ядро оторвало ему левую руку.

Генерал прожил долгую и славную жизнь – он умер в возрасте лет, уже в преклонном возрасте успел повоевать за независимость Егип та от Турции. Графскому же роду Остерманов-Толстых не суждено было продолжиться после смерти Александра Ивановича. Женатый на княжне Голицыной, генерал не имел от нее детей. Овдовел. Путешествовал по Европе. Поэт Ф.И. Тютчев, приходившийся графу троюродным племян ником, познакомил его с молодой красивой итальянкой. Завязался роман, переросший в гражданский брак, родились дети. Но сыновья (офици ально – воспитаники) не могли унаследовать ни фамилию отца, ни его титул. По завещанию генерала и дозволению императора Алексендра Второго графский титул отошел его племяннику – декабристу Голицыну, бывшему князю, вернувшемуся с каторжных работ и из сибирской ссыл ки. Долгое время, имея лишь «звание» государственного преступника, РОДОслОВНАЯ племянник обрел сразу два дворянских титула: он и его потомки стали именоваться графами Остерманами – князьями Голицыными. Фамилии «Толстой» в этой аристократической веренице уже не было.

Вторым из Толстых, не приходящихся прямыми потомками Петра Андреевича, графского титула был удостоен в 1866 году министр почт и телеграфов Иван Матвеевич Толстой (1806-1867). Титул перешел к его сыновьям: Матвею (1850-1875) – корнету Кавалергардского полка, Ивану (1858-1916), Дмитрию (1860-1941) – последнему директору Император ского Эрмитажа (1900-1918) и их потомкам.

*** Родословная Толстых – «это даже не исторический роман, а роман знаменитой семьи с историей. Вот Петр Андреевич Толстой, петровский министр, уговаривает царевича Алексея вернуться на родину, а потом возглавляет следствие по его делу. Вот русский художник, скульптор и медальер Федор Петрович Толстой участвует в оформлении Храма Хри ста Спасителя.

Вот Федор Толстой-Американец, который некогда ввел Пушкина в семью Гончаровых, но прославился вовсе не этим, а своими необычны ми приключениями, в числе которых бунт против капитана во время кру госветной экспедиции Крузенштерна и высадка на необитаемом остро ве, сожительство с обезьяной и дрессировка туземного царя, который в зубах приносил ему палку… А вот целый ряд писателей – галерея славы русской литературы:

Алексей Константинович, Лев Николаевич и «красный граф» Алексей Николаевич. И над всеми тяготеет проклятье преданного Петром Тол стым и замученного в казематах царевича Алексея, согласно которому, вплоть до двадцать пятого колена в роду Толстых должны были рождать ся либо безумцы, либо гении» [67].

48 РОДОслОВНАЯ ДЕБЮТ 1801 году, вскоре после вступления на престол импера тора Александра Павловича и объявления наследником престола (цесаревичем) Константина Павловича слу чился в высшем свете Петербурга большой скандал.

Жена престолонаследника великая княгиня Анна Федо ровна была уличена мужем в супружеской неверности.

Любовником ее оказался красавец кавалергард Иван Линев.

В брак Константин Павлович вступил за пять лет до этого события, было ему 16 лет от роду, невесте Юлиане – Генриетте – Ульрике, прин цессе Саксен – Заальфельд – Кобургской, ставшей великой княгиней Анной Федоровной, было 14 лет. Брак был заключен по инициативе Екатерины Второй. Семейная жизнь великокняжеской четы как-то сра зу не заладилась. Потом и вовсе – уличение в измене.

На третий день после учиненного дознания Анна Федоровна навсег да покинула Россию. Покинул Россию и Иван Линев. Несколько лет жил он в Европе, именуясь графом Беньевским, то есть, жил под вымышлен ной фамилией и фальшивым титулом.

«Линев покинул Россию, чтобы показать, что Анна Федоровна, бу дучи страстно влюблена в него, требовала, чтобы он находился при ней.

– написал позднее его родственник А.М. Тургенев. – Но я имею досто вернейшие сведения о том, что Линев, таскаясь в чужих краях по тракти рам и борделям, никогда не смел появляться перед Великой княгиней. В России все были уверены, что Линев – любовник Великой княгини Анны Федоровны, но ничего нет несправедливее в мире этой клеветы» (цитата по статье [27]).

В 1807 году Иван Линев возвратился в Россию, под своим именем ДЕбюТ Цесаревич Константин Павлович 50 ДЕбюТ был вновь зачислен в Кавалергардский полк, участвовал в войне с Напо леоном, и, выйдя в отставку, купил особняк в престижной аристократи ческой части Петербурга.

Последнее обстоятельство заставит вновь заговорить о Линеве. На какие средства такая покупка? Жалование офицера невелико, невелика и офицерская пенсия, небольшое именье Дуброво-Линево Устюженско го уезда Новгородской губернии практически не приносит дохода. Одни считали, что особняк куплен на деньги великой княгини Анны, другие – что на деньги Великого князя Константина, нарочно спровоцировав шего скандал, чтобы избавиться от ненавистной жены. Какая из версий достоверна, так никто и не сможет узнать.

Еще через десять лет, в 1817 году, цесаревич Константин, наместник императора в Варшаве, увидел на одном из балов красавицу Жанету Грудзинскую, дочь небогатого польского дворянина. Он влюбился так, что решил, презрев все условности, жениться на прекрасной Жанете. Он требует развода у изгнанницы-жены. Бракоразводный процесс затянулся на три года.

В 1820 году состоялось бракосочетание Константина и Жанеты. Алек сандр Первый пожаловал новой супруге брата польский город Лович и титул княгини. От самого же Константина, вступившего в брак с особой некоролевской крови (да еще и в результате развода с особой королев ской крови), император потребовал отказа от наследования Российского престола в пользу младшего брата Николая (будущего императора Нико лая Первого).

«Манифест об отречении Константина по неизвестным никому при чинам не был обнародован. Он хранился в тайне (запечатанный в пакет самим Александром) в Москве, в Успенском соборе, и в Петербурге – в синоде, государственном совете и сенате. Тайна была так строга, что са мому Николаю Павловичу не объявили прямо об ожидавшем его высо ком жребии» [92].

Когда в конце 1825 года в Таганроге после двухнедельной горячки скончался император Александр Первый, члены императорской семьи, государственный совет, министры, полки императорской гвардии при сягнули на верность новому императору – его Величеству Константину Первому.

ДЕбюТ Монетный двор выпустил тогда проб ную серию констан тиновских рублей, которым суждено было стать нумизма тической ценностью мирового масштаба, потому, что вскоре был обнародован манифест об отре чении Константина и от присягнувших верноподданных по требовалась новая присяга.

В столице возник ропот – не государ ственный ли пере ворот учинил вели кий князь Николай?

Этим воспользова Великая княгиня Анна Федоровна лись члены тайного революционного общества и вывели полки на Сенатскую площадь.

Восстание декабристов;

его подавление;

пять повешенных, сто двад цать сосланных в Сибирь;

Российская империя вступила в новую эпоху – начался «век николаевский, железный».

Великий князь Константин умер от холеры в 1831 году;

безутешная вдова княгиня Лович пережила его всего на несколько месяцев.

Анна Федоровна умерла в 1860 году.

Иван Линев умер в 1839 или в 1840 (источники разнятся). После смерти он стал широко известен, как художник-любитель, написавший послед ний прижизненный портрет А.С. Пушкина [63,66,72]. Потом, правда, не которые исследователи засомневаются: прижизненный ли этот портрет?

С натуры ли писан? Линевым ли писан? Будут даже говорить, что пи 52 ДЕбюТ сан портрет с мертво го Пушкина – у гроба долго стоял художник, посмертной маской ин тересовался, а потом взял, да и оживил изо бражение [66]. Разные будут сомнения, но об ратного доказать так никто и не сможет (не прост был граф Беньев ский!). И все сегодня знают, что имеется три прижизненных живо писных изображения А.С. Пушкина: портрет кисти Ореста Кипрен ского, портрет кисти Василия Тропинина и портрет кисти Ивана Линева.

Так закончилась Жанета Грудзинская (княгиня Лович) история, начавшаяся в 1801 году. Резонен вопрос, а причем здесь Федор Иванович Толстой? Не причем, казалось бы? Но не будем торопиться.

В начале двадцатого века была опубликована «История Лейб-гвардии Кавалергардского полка» и приложение к ней в виде четырехтомного «Сборника биографий кавалергардов» [90]. Недавно сборник переиздан [107]. Вот что говорится в нем об истории романа великой княгини и кавалергарда:

«Линев, 22-летний Геркулес, чрезвычайно красивый, но столь же глу пый и необразованный, на хорошем счету у начальства. Одна молодая знатная дама, пораженная его красотою, влюбляется в него. Внимание это подмечает один из его товарищей, Алексей Александрович Ушаков, и решается на смелую интригу. Искусно владея пером, Ушаков пишет, ДЕбюТ от имени Линева, пламенное письмо на имя знатной дамы, в условлен ном месте получает ответ и завязывает правильную переписку. Моло дая дама, выданная замуж ребенком за развратного 17-летнего юношу и развращенная уже своим мужем, увлекается романом и соглашается на свидание с Линевым в одном из загородных парков, назначенное ей Ушаковым. Линев ничего не знает и не подозревает;

в назначенный вечер Ушаков сообщает ему о счастии, которое его ожидает, но, опасаясь не выносимой глупости товарища, приказывает ему не пускаться в объяс нения и как можно больше молчать. Все свершается по плану Ушакова, и свидания стали повторяться. Тайна этих свиданий, однако, скоро оглаша ется в обществе офицеров;

один из них, граф Федор Иванович Толстой («Американец»), отъявленный повеса, решается проверить эти слухи и подкарауливает у павильона выходящих из оного влюбленных. Линев не узнает в темноте Толстого, но бросается в кусты и присаживается на кор точки, закрыв лицо руками. Толстой, как бы ничего не замечая, подходит к кусту, и на Линева с безоблачного неба льется целый поток. Испытание ужасное, но решительное. Линев не выдает себя. Толстой догоняет даму и говорит ей, что сейчас, на опыте, убедился в безграничной к ней пре данности Линева».

Ф.И. Толстому 19 лет, еще не было полета на воздушном шаре, еще не было кругосветного плаванья, это его первый выход на арену российской истории.

54 ДЕбюТ ВОЙНА СО ШВЕДСКИМ КОРОЛЕМ аурядный Нейшлот, куда отправился Ф.И.Толстой для прохождения службы, был когда-то грозным городом крепостью. Его основали шведы в 1475 году как опорный пункт для экспансии в Северо-Западную Русь. Крепость обеспечивала контроль над Сайменской озерной систе мой, соединяющейся с Финским заливом Балтийского моря. Она имела земляной вал высотой 14 метров, 3 башни и 4 бастиона.

Впервые русские овладели Нейшлотом во время Северной войны. По приказу Петра I полуторатысячный отряд во главе с комендантом Вы борга полковником И.Шуваловым 20 июня (1 июля) 1714 года блокиро вал крепость. Гарнизон крепости, насчитывающий более пятисот солдат при тридцати орудиях, сопротивлялся почти сорок дней, но под натиском русских, применявших метод постепенной атаки, 29 июля (8 августа) вынужден был капитулировать. Однако по Ништадскому мирному до говору 1721 года, которым закончилась Северная война, Нейшлот остал ся за Швецией. Через двадцать лет, в результате русско-шведской войны 1741-1743 годов Нейшлот был присоединен к России. К началу девят надцатого века Нейшлот уже потерял свое военное значение. Служить там скучно и бесперспективно. Через несколько лет Нейшлот и вовсе исключат из списка крепостей.

В феврале 1808 года началась война России в союзе с Данией против Швеции и Великобритании. Россия стремилась установить контроль над Финским и Ботническим заливами и упрочить безопасность Петербурга.

Швеция, ориентируясь на Великобританию и стремясь взять реванш за поражение в войне 1788-1790 г.г., взяла курс на разрыв отношений с Рос сией.

9 (21) февраля 1808 года русские войска (численностью 24 тысячи) ВОйНА сО шВЕДсКИм КОРОлЕм под командованием генерала Ф.Ф. Буксгевдена выдвину лись в Финляндию, нанеся поражение 19 тысячной груп пировке шведских войск, за няли Гельсенгфорс, Таваст гус, Таммерфорс, побережье между Або и Васой, овладе ли Аландскими островами и островом Готланд, а 21 апре ля (3 мая) заняли крепость Свеаборг. Казалось, что Шве ция совсем не готова к войне и победа русских предопреде лена. Но на помощь шведам прибыл английский флот со вспомогательным корпусом и они перешли в контрна ступление. Русские войска вынуждены были оставить М.П. Долгоруков остров Готланд, Аландские острова, ряд населенных пунктов в Финляндии и перейти к обороне.

Война принимала затяжной характер.

Поручик Ф.И. Толстой внимательно следил за ходом боев и писал ра порты о переводе его в действующую армию. По всем его прошениям по ступали отказы. Толстой обратился с просьбой к шефу Митавского полка генералу Илье Ивановичу Алексееву взять его с собой на Шведскую войну.

Они встретились в Сердоболе, долго разговаривали и, как пишет Ф.Вигель, «Толстой наружностью и сердцем полюбился Алексееву, и Алексеев пред ставил о том в Петербург, но с выговором получил отказ»[22].

И вдруг Толстой получает письмо от князя Михаила Петровича Долгорукова, тот принимает командование Сердобольским отрядом, от правляется на войну и приглашает поручика занять должность его адъю танта. Толстой с радостью соглашается, никаких отказов и запретов из Петербурга больше не последовало.

56 ВОйНА сО шВЕДсКИм КОРОлЕм «Другое дело с Долго руковым, – замечает Ви гель, – тому отказать не смели»[22].

Поручику графу Толсто му 26 лет, генерал-майору князю Долгорукову 28 лет.

Они товарищи по Преоб раженскому полку. Первый покинул полк в 1803 году, чтобы отправиться в кру госветное плаванье, второй – в 1805 году, отправив шись на театр боевых дей ствий с Наполеоном.

Князь Долгоруков – ге рой Наполеоновских войн, удостоенный за отличия в боях кампании 1805 года ордена святого Георгия 4-й Великая княжна Екатерина Павловна степени, за отличия в боях кампании 1807 года ордена святого Георгия 3-й степени, а еще, как записано в его послужном спи ске, он «участвовал в Аустерлицкой баталии, где ранен пулею в грудь навылет»[31]. В молодого генерала, блиставшего в Петербурге, влюби лась сестра Александра I великая княжна Екатерина Павловна. У них был красивый роман. Князь сделал предложение. Августейший брат был за этот брак, мать же, вдовствующая императрица – против. Князь ожи дал ответа.

Другой адъютант Долгорукова Иван Липранди вспоминает о пребы вании Толстого в штабе: «Князь знал его издавна и был с ним как со старым товарищем, любил слушать его рассказы, мастерски излагаемые, и не иначе называл его как Федей или Федором. Толстой заведовал по ходным хозяйством и за столом разливал суп, делал для личного употре бления князя конверты (тогда не было еще клееных) и т.п. и сберегался ВОйНА сО шВЕДсКИм КОРОлЕм для отчаянных предприятий»[73].

Вскоре такое отчаянное предприятие представилось. 15 октября года «начался бой у Инденсальми. Противников фактически разделял пролив, через который был перекинут мост. 4-й егерский полк стреми тельным ударом захватил его, равно как и шанцы, выстроенные шведа ми на том берегу»[31]. Шведский командующий Сандельс организовал контратаку. Русские вынуждены были отходить. И тогда князь поручил Толстому возглавить небольшой отряд, который должен был укрепиться на том берегу и до подхода наших войск охранять мост, не давая возмож ности шведским драгунам разобрать его. Что и было удачно выполнено.

Толстой с отрядом удерживал мост, пока в наступление не пошли наши Тенгинский и Навагинский полки.

Князь Долгоруков руководил боем, при нем был Липранди с планом позиции в руках и Толстой, только что отрапортовавший о выполнен ном задании. «Князь шел под гору за полками, переправившимися через мост, – вспоминает Липранди. – Вдруг мы услышали удар ядра и в то же время увидели князя, упавшего в яму, из которой выбирали глину око ло дороги. Он лежал на спине. Трехфунтовое ядро ударило его в локоть правой руки и пронзило его стан. Он был бездыханен»[73]. Адъютанты и несколько солдат положили его на доску и понесли. «Толстой решитель но сказал, что не будет смывать кровь, которой он запачкался, подымая тело, пока она сама не исчезнет»[73].

«Генерал разделил судьбу своих подчиненных, потери которых в этом бою составили более 700 человек. Он – как и многие молодые люди той канувшей эпохи – предпочел служение Марсу, нежели Венере, принеся на алтарь этого сурового божества всего себя без остатку» [31].

В день гибели князя Долгорукова курьеры из Петербурга доставили два пакета, адресованные ему. В первом содержался приказ о производстве его в генерал-лейтенанты, о назначении командиром корпуса и о награжде нии орденом святого Александра Невского. Во втором пакете содержалось собственноручное письмо императора «счастливому избраннику», в кото ром говорилось, что, наконец, мольбы дочери и сына сломили упорство матери, и она дала согласие на брак Михаила и Екатерины.

Князя похоронили в Александро-Невской лавре. Его невеста вышла через несколько лет замуж за герцога Ольденбургского, ставшего впо 58 ВОйНА сО шВЕДсКИм КОРОлЕм следствии королем Вюртембергским.

Толстой и Жадовский привезли тело князя в Петербург. «Но, – пишет Ф.Вигель, – как воспрещение въезда в столицы с него снято не было, то его опять остановили на заставе. Ему велено было только присут ствовать при церемонии погребения и тотчас же выехать из Петербурга, только уже к Преображенскому батальону, находившемуся в Абове, куда перевели его в память Долгорукова»[22].

После похорон князя Федор Толстой сказал, что он теперь мститель, что шведский король Густав IV Адольф – его личный враг и что воевать он будет до самого низвержения последнего. Никто не придал значения его словам, сочтя их лишь проявлением излишней эмоциональности, но судьба распорядится так, что именно Толстой сделал первый шаг к свер жению Густава и к закату шведской королевской династии.

Толстой был возвращен в гвардейский Преображенский полк 31 октя бря 1808 года, где вскоре отличился.

Генерал-лейтенант князь Д.В. Голицын, командовавший корпусом до назначения на эту должность покойного князя М.П. Долгорукова и про должавший исполнять свои обязанности до назначения нового команди ра, поручил Толстому исследовать пролив Кваркен. С десятью казаками Федор Иванович дошел по льду до маяка, находившегося на острове Год ден, и доложил, что путь хоть и труден, но возможен и, кроме того, раз ведчикам удалось выяснить, что шведы на этом участке не располагают большими силами. Князь Д.В. Голицын уже не принимал ответственных решений, решение пришлось принимать новому командиру корпуса ге нералу М.Б. Барклаю-де-Толли. Толстой повторил ему свое донесенье, Голицын поделился сомнениями о возможности перехода целого армей ского корпуса с багажом и артиллерией. Были сомнения и у Барклая, но вместе с приказом о назначении получил он следующее напутствие во енного министра графа А.А. Аракчеева: «Генерал с вашими талантами не нуждается в инструкциях. В данный момент я хотел бы быть на Ва шем месте. Министров имеется много, а переход через Кваркен может быть выполнен только Барклаем-де-Толли». Собственно, командование не оставляло ему вариантов. Барклай-де-Толли приказал войскам осуще ствить переход по льду Ботнического залива и атаковать неприятеля на его территории.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.