авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 45 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ПРИРОДНЫХ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Переслаивание: песчаника тонкозернистого, аргиллита (Г1) с субгоризонтальной и косой слойчатостью.

Иногда отмечается умеренная биотурбация, представленная вертикальными ходами роющих организмов.

Переслаивание: аргиллита, песчаника тонкозернистого (Г2) с волнисто слойчатой, подушечной и оползневой текстурой. По слою наблюдаются трещины уплотнения.

В результате сопоставления разрезов выявляются некоторые закономерности, повторяющиеся во всех исследуемых скважинах. В основном породы пласта АС12 характеризуются активной обстановкой осадконакопления, так как преобладают в основном 6 типов литофаций: а) песчаник с косой и субгоризонтальной слойчатостью, иногда прослеживаются текстуры взмучивания и оползания (В1, В2, В3);

б) аргиллит с горизонтальной слойчатостью и оползневой текстурой и трещинами уплотнения (А1, А2), причем А СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ выклинивается в скважине №2;

в) переслаивание аргиллита и песчаника с косой и субгоризонтальной слойчатостью (Г1). Предполагается, что обстановки осадконакопления для песчаника соответствовали каналу турбидитового потока. Аргиллит образовывался в условиях межруслового пространства глубоководного склона.

Характерная особенность песчаника – нефтенасыщение и поинтервальная карбонатность. Если нефтенасыщение выделяется в верхней и нижней части канала турбидитового потока, то карбонатность охватывает среднюю его часть, мощностью 1-2 м (рис. ).

Рис. Фрагмент схемы корреляции разрезов скважин по литофациям В пределах обстановок осадконакопления уточнены динамические и палеогеографические условия. Это позволило расчленить крупные фации более подробно – на литофации, соответствующие субобстановкам осадконакопления. Предложенный подход выявил сходство в строении разрезов одного и того же пласта, вскрытого разными скважинами. Сопоставление литофаций между собой на примере пласта АС12 турбидитового происхождения доказало принадлежность их к одному песчаному телу. Эту методику вполне возможно использовать для индексации и сопоставления подробных разрезов с «немыми» толщами, не имеющими палеонтологических остатков. Для получения полной картины корреляции и достоверности расчленения отложений необходимо дополнительно использовать данные ГИС. При увеличении количества рассматриваемых скважин предложенный подход повысит достоверность корреляции разрезов скважин и позволит выявить внутрипластовые неоднородности, которые могут быть использованы при обосновании петрофизических зависимостей.

50 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР Литература Барабошкин Е.Ю. Практическая седиментология. Терригенные резервуары.: Пособие по работе с керном. – 1.

Тверь: ООО «Издательство ГЕРС», 2011. – 152 с.

Ботвинкина Л.Н. Методическое руководство по изучению слоистости. // Труды геологического ин-та АН СССР. – 2.

М.: Изд-во «Наука». 1965, – вып. 119, – 260 с.

Обстановки осадконакопления и фации: В 2-х т. Т. 1: Пер. с англ./Под ред. Х.Рединга. – М.: Мир, 1990. – 352 с.

3.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СТРУКТУРНО–ВЕЩЕСТВЕННЫХ КОМПЛЕКСОВ ПОРОД ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ И СКУЧИВАНИИ ТЕКТОНИЧЕСКИХ ПЛИТ (НА ПРИМЕРЕ МАГИСТРАЛЬНО-НИКОЛАЕВСКОГО ТРАВЕРСА ТАТАРСКОГО АНТИКЛИНОРИЯ ЕНИСЕЙСКОГО КРЯЖА) А.А. Журавлева, Е.М. Новикова, Д.В. Семенов Научный руководитель доцент В.И. Стреляев Национальный исследовательский Томский государственный университет, г. Томск, Россия Антиклинальные структуры Магистрально-Николаевского траверса Татарского антиклинория Енисейского кряжа характеризуются преимущественно субмеридиональным простиранием. Это свидетельствует о ведущей роли тектонических напряжений субширотного направления. Резкое изменение конфигурации поднятия имеет место в центральной части рассматриваемого участка. Сопоставление структурных планов отложений указывает на приуроченность антиклинального поднятия образований к полифациальной ассоциации.

В процессе поступательного движения в западном и юго-западном направлениях пластичные отложения нажимали на приподнятые участки поверхности выступа, а отжимаясь, соскальзывали с них, скучиваясь в зоне структурного межплитного раздела «фундамент-чехол». По механизму перемещения тектонические пластины описываемого траверса подразделяются на покровы фундамента и покровы чехла. В результате того, что отжимание и соскальзывание пород с приподнятых участков, в общем, эволюционировало в северо-западном на правлении, а в опущенных частях за структурными сутурами, породы чехла двигались на запад, где в зонах скучивания формировались полигенные стрессовые деформационные комплексы пород. Это отчетливо фиксируется по дроблению некогда единых тел пенченгинского и индыглинского комплексов раннего протерозоя Татарского антиклинория под воздействием предельного стрессового одностороннего давления со стороны Сибирской плиты. Выступы-«останцы» вышеназванных комплексов раннего протерозоя обращены своими «носами» навстречу движению плиты. Здесь происходило максимальное скучивание, т.к. эти тектонические пластины как бы «сгребались» и аккумулировались жесткими не сдвигаемыми выступами, формируя по простиранию своеобразные структурные элементы единого сутурного шва.

Вещественный анализ рассматриваемого сутурного шва-траверса показывает, что наиболее развитые профили зон скучивания имеют трехслойное строение (таблица).

Таблица Концентрации рудообразующих элементов Магистрально-Николаевского тектонического шва Центральной сутуры Енисейского кряжа Средние содержания (n*10-3 %) Углеродистые Алеврито-глинистые Слабо (асфальтеновые) сланцы осевой сутуры деформированный Элемент филлиты жесткого тектонический покров с (R1-2) Татарского выступа такситовыми долеритами (R1-2) (PR1) 1 2 3 Твердые растворы (%) 71,16 79,8 48, Марганец 4,3 72 Свинец 1,6 3,4 0, Цинк 34,1 30,0 6, Медь 14 19,0 28, Никель 44,0 32,0 46, Кобальт 18,5 17,4 28, Мышьяк 52 20 Калий (%) 0,08 0,134 0, Кальций (%) 1,10 3,75 6, Золото (г/т) 16 9 3, Асфальтены (%) 22,04 5,64 5, Филлиты, относимые авторами к образованиям фундамента, являются самостоятельным структурно вещественным звеном межплитной зоны скучивания и представлены в основном углеродистыми (асфальтеновыми) образованиями дорифейской протоплатформы [1,5]. В структурном отношении данные СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ породы локализуются к юго-восточному борту Николаевско-Магистрального шва Татарского антиклинория Енисейского кряжа. Они контролируются в жестких выступах сутурных швов развитием зон пятнистого облика.

Это зоны интенсивного смятия с широким развитием мелких складочек, вплоть до плойчатости. Петро геохимические особенности данных метаморфитов отражены в таблице (колонка 2).

Углеродистые (асфальтеновые) филлиты пятнистого облика в плане заметно отличаются повышенным содержанием компонентов рудного комплекса [золото + мышьяк +асфальтены], связанного с максимальным сжатием.

Алеврито-глинистые сланцы осевой шовной части профиля Николаевско-Магистрального шва относятся к нижнесухопитской подсерии и характеризуются, как по простиранию, так и в крест простирания, крайней неравномерностью метасоматических преобразований. Метасоматиты по составу преимущественно кремнистые, содержат от 55 до 75%, местами до 90% массы кремнезема. Характерной чертой является относительное обогащение их марганцем (таблица, колонка 3). Вероятно, эта пластина офиолитов явилась результатом отслоения литосферного субстрата от верхней мантии в процессе выдавливания. Кроме марганца в ее составе отмечаются скопления палладия [2].

Слабо метаморфизованные отложения представлены карбонатно–глинистыми образованиями среднесухопитской подсерии. Здесь главная роль принадлежит карбонатно–глинистому структурно вещественному комплексу. Состав минерализованных зон тесно связан с процессами железисто-кремнистого и серного метасоматоза. Сами метасоматиты местами содержат силлы такситовых долеритов [3,4]. Твердый рудный раствор в связи с внедрением такситовых долеритов сложен халькопиритом, петландитом, кубанитом и др., с которыми связано значительное содержание золота и особенно меди (таблица, колонка 4).

Заслуживает внимания сопоставление исследуемого участка Николаевско-Магистрального шва с подобными структурами Центральной (главной) зоны - сутуры интенсивного горизонтального субширотного сдавливания.

Таким образом, рассмотренный материал свидетельствует о том, что структуры описываемого региона были сформированы в результате энергичного процесса тектонического скучивания при встречном сталкивании енисейских складчатых сооружений с Сибирской плитой. Скучивающая составляющая, а также многообразный процесс сдавливающего сжатия оказали большое влияние на формирование различных зон тектогенеза, в пределах которых породы были местами значительно раздроблены, ослаблены, а участками, наоборот, сильно выжаты с образованием осевых швов, выполненных офиолитами. Учет этих данных поможет существенно повысить эффективность проведения геологоразведочных работ.

Литература Белов В.П. Геохимические особенности и зональность одного золоторудного месторождения Енисейского 1.

кряжа // Геохимия и петрология рудных районов Красноярского края. – Новосибирск: Наука, 1985. – С. 32 - 39.

Журавлева А.А., Стреляев В.И., Коряев Е.М. Выявление глубинной зональности руд методом молекулярно 2.

атомной геодинамики. // Редкие металлы: минерально-сырьевая база, освоение, производство, потребление. – М.: ИМГРЭ, 2011. – C. 55 - 56.

Журавлева А.А., Стреляев В.И., Коряев Е.М. Геодинамика и формирование неоднородностей расплава 3.

долеритов (на примере юго-западной окраины Сибирской плиты) // Материалы ХХIУ Всесоюзной молодежной конференции «Строение литосферы и геодинамика». – Иркутск: ИЗК СО РАН РФ, 2011.- С. 22 - 23.

Журавлева А.А., Стреляев В.И., Коряев Е.М. Конвекция минерализованных потоков – непременное условие 4.

образования принципиально разной литосферы (на примере юго-западной окраины Сибирской плиты) // Проблемы геологии и освоения недр: труды ХV Международного Симпозиума имени академика М.А.Усова. – Томск: Изд- во Томского политехнического университета, 2011.- С. 53 - 55.

Развозжаева Э.А., Даценко В.М., Ильичева Л.Н. Геохимия органического вещества и золота в рудном процессе 5.

(на примере золото-сурьмяного месторождения Енисейского кряжа) // Проблемы геологии и металлогении Красноярского края: Сб. науч. тр. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1989. – С. 36 – 46.

БИОСТРАТИГРАФИЯ АБАЛАКСКОЙ СВИТЫ (ВЕРХИ БАТА - ВЕРХНЯЯ ЮРА) ШАИМСКОГО НЕФТЕГАЗОНОСНОГО РАЙОНА ПО ФОРАМИНИФЕРАМ Е.В. Зайчикова Научный руководитель заведующий лабораторией микропалеонтологии Б.Л. Никитенко Институт нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, г. Новосибирск, Россия В основу данной работы было положено изучение и сравнение комплексов фораминифер верхов бата – верхней юры из керна скважин Сыморьяхской, Ловинской, Лазаревской и Филипповской площадей (Шаимский нефтегазоносный район, Приуральская часть Западносибирской низменности), что дало возможность сопоставить разрезы абалакской свиты (рис. ).

Были выделены комплексы, которые соответствуют восьми биостратиграфическим подразделениям средней и верхней юры. Это фораминиферовые зоны Dorothia insperata, Trochammina rostovzevi JF 25, слои с Dorothia insperata, Eomarssonella paraconica JF 33, зона Ammobaculites tobolskensis, Trochammina oxfordiana JF 34, зона Tolypammina svetlanae, Ammodiscus thomsi JF 35, зона Recurvoides disputabilis JF 37, зона Haplophragmoides ? canuiformis JF 39, зона Pseudolamarckina lopsiensis JF 41 и зона Kutsevella haplophragmoides JF 43, которые соответствуют подразделениям региональной стратиграфической шкалы [4, 2].

52 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР Фораминиферовая зона Dorothia insperata - Trochammina rostovzevi JF 25 соответствует нижней части абалакской свиты [1] и датируется как верхи верхнего бата – келловей [3]. Характеризуется комплексом фораминифер, где агглютинирующие формы занимают доминирующее положение, комплекс отличается большим числом видов и количеством их экземпляров. Агглютинирующие формы: Dorothia insperata, Trochammina rostovzevi, Recurvoides scherkalyensis, Recurvoides singularis, Cribrostomoides mirandus, Haplophragmoides magnus, Trochammina tumefacta, Ammobaculites igrimensis, Recurvoides ex gr. Anabarensis.

Trochammina rostovzevi и Recurvoides scherkalyensis весьма многочисленны. Численность остальных видов не превышает 10 экземпляров в образце. Известковистые формы представлены преимущественно единичными экземплярами довольно плохой сохранности, у большинства из них раковины частично разрушены, иногда полностью отсутствуют и сохранились только ядра. Это Guttulina tatarensis, Lenticulina subinvolvens, Lenticulina cf. narykaryensis, Lenticulina cf. daschevskajae, Lenticulina ex gr. subpolonica, Pseudonodosaria cf. brandi, Nodosaria cf. sp., Citharina cf. sp. Помимо фораминифер, встречаются ювенильные очень мелкоразмерные гастроподы.

Рис. Карта-схема расположения изученных скважин келловей-верхнеюрских отложений Шаимского НГР (Сыморьяхская, Ловинская, Лазаревская и Филипповская площади).

1 - площади;

2 - скважины. На врезке - район исследования В слоях с Dorothia insperata, Eomarssonella paraconica JF 33 обнаружены, в основном, агглютинирующие формы средней сохранности. Их количество невелико. Комплекс состоит из следующих видов фораминифер: Dorothia insperata, Eomarssonella paraconica, Recurvoides scherkalyensis, R. singularis, Trochammina rostovzevi, T. tumefacta Haplophragmoides magnus, H. incognitus, Ammobaculites igrimensis, A.

pungensis, A. tobolskensis, Bulbobaculites praeelongatum, Ammodiscus ex. gr. arangastachiensis, A. uglicus, Cribrostomoides canuiformis. Известковистые формы представлены единственным видом - Lenticulina involvens.

Возраст слоёв соответствует верхам келловея – низам оксфорда.

В фораминиферовой зоне Ammobaculites tobolskensis, Trochammina oxfordiana JF 34 в основном присутствуют агглютинирующие формы. Ассоциация состоит из 13 видов фораминифер: Ammobaculites tobolskensis, Trochammina oxfordiana, Haplophragmoides magnus, Recurvoides scherkalyensis, R. canningensis, R.

sublustris, Ammodiscus uglicus, A. ex. gr. pseudoinfimus, Eomarssonella paraconica, Bulbobaculites pokrovkaensis, Ammobaculites cf. subgracilis, T. ex. gr. kosyrevae, Hyperammina sp. По появлению значительного количества Ammobaculites tobolskensis и Trochammina oxfordiana можно сделать вывод, что данные слои можно отнести к нижнему оксфорду.

Фораминиферовая зона Tolypammina svetlanae, Ammodiscus thomsi JF 35 характеризуются в основном небольшим количеством агглютинирующих форм средней сохранности. Обнаружено 8 видов фораминифер:

Ammodiscus thomsi, Ammobaculites tobolskensis, A. alaskensis, Recurvoides disputabilis, Haplophragmoides canuiformis, Trochammina ex. gr. kosyrevae, Evolutinella sp., Bulbobaculites sp. Известковистые формы представлены единственным видом: Pseudonodosaria brandy. Возраст этих слоев определяется как средний оксфорд.

В слоях с Haplophragmoides ? canuiformis JF 40 из агглютинирующих представлен лишь один зональный вид фораминифер Haplophragmoides canuiformis. Известковистых видов обнаружено больше:

Citarinella denisovae, Vaginulinopsis oblongiovalis, Lenticulina michailovi, L. cf. subpolonica, L. cf. narykaryensis, СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ Geinitzinita sp., Marginulina sp., Nodosaria ex. gr. invidiosa. Возраст можно охарактеризовать, как верхи верхнего оксфорда – нижний киммеридж.

Состав комплекса фораминиферовой зоны JF 41 Pseudolamarckina lopsiensis разнообразный. Здесь насчитывается 23 вида фораминифер: Lenticulina michailovi, L. iatriensis, L. undosa, L. munda, L. nordformis, Pseudolamarkina lopsiensis, Citarinella denisovae, Pseudonodosaria tutkovsky, Planularia pressula, P. messezhnikovi, P. septentrionobs, Astacolus inflatiformis, A. identatus, A. igrimensis, Saracenaria subsata, Bojarkella costata, Dentalina briickmani, D. pseudocommunis, Grigelis pseudohispoda, Marginulina sp., Marginulinopsis sp., Saracenaria ex. gr. subsuta. Данная зона по возрасту соответствует верхней части нижнего – верхнему киммериджу.

В зоне Kutsevella haplophragmoides JF 43 были найдены такие виды фораминифер, как Pseudonodosaria brandy, Planularia messezhnikovi, Grigelis pseudohispoda, Dentalina communis, Lenticulina nordformis, L. initabilis, Saracenaria subsuta, Eoguttulina kimmerijica, Evolutinella emeljanzevi, Kutsevella sp. (haplophragmoides), Recurvoides sp. и др. Возраст этих слоев определяется как нижневолжский.

Литература Глинских Л. А., Никитенко Б.Л., Шурыгин Б.Н. Юра Западной Сибири – абалакская свита (палеонтологическая 1.

характеристика, лито- и биостратиграфия) // Геология и геофизика. – Новосибирск, 1999. – Т. 40, – № 7. – C.

1059 – 1078.

Левчук Л.К. Фораминиферовые комплексы келловей-верхнеюрских отложений Шаимского нефтегазоносного 2.

района Западной Сибири // Современная микропалеонтология: Труды XV Всероссийского микропалеонтологического совещания (12-16 сентября 2012 г., Геленджик), – Москва, 2012, – C. 93 – 96.

Никитенко Б.Л. Стратиграфия, палеогеография и биофации юры Сибири по микрофауне (фораминиферы и 3.

остракоды). - Новосибирск: Параллель, 2009. – 680 с.

Решение 6-го Межведомственного стратиграфического совещания по рассмотрению и принятию уточненных 4.

стратиграфических схем мезозойских отложений Западной Сибири (Новосибирск, 2003) – Новосибирск:, 2004.

– 114 с.

СОСТАВ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ КЛАСТИЧЕСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ МОЛАССЫ НАЧАЛЬНОЙ СТАДИИ ПОЗДНЕВЕНДСКОГО ОРОГЕНЕЗА (БИРЮСИНСКОЕ ПРИСАЯНЬЕ) А.К. Казак Научный руководитель доцент Ю.К. Советов Новосибирский национальный исследовательский государственный университет, г. Новосибирск, Россия Образование молассы в Бирюсинском Присаянье связано с формированием регионального вендского форландового бассейна на западе-юго-западе Сибирского кратона после изменения тектонического и палеогеографического положения источников кластического материала и режима осадконакопления. Эти преобразования связаны с формированием орогенного пояса на западной и юго-западной периферии кратона в поздненеопротерозойское (вендское, эдиакаранское) время [1]. В ранневендское время (или по Международной стратиграфической шкале в позднем криогении) имело место оледенение Сибирского кратона, ледниковые отложения были детально изучены в Присаянье [6]. После этого этапа в позднем венде образовались пассивная континентальная окраина и окраинные морские бассейны, которые в позднем же венде исчезли (закрылись), и на их месте появились обширные аллювиальные равнины. Образование молассы было временем поступления на Сибирский кратон большого количества силикокластического материала, который транспортировался из внешней области сноса поздневендскими реками.

Свидетельством орогенеза после этапа высокого стояния уровня моря, в частности, являются силикокластические отложения айсинской свиты оселковой серии венда, выполняющие Присаянский прогиб в Бирюсинском Присаянье. Особенно резко отложения орогенного этапа выражены на начальной стадии формирования молассы, когда появились мощные русловые отложения муксутской пачки айсинской свиты.

Айсинская свита оселковой серии объединяет поздневендские отложения Бирюсинского Присаянья в единый континентальный комплекс, ограниченный снизу кровлей морского комплекса (известняков удинской свиты оселковой серии позднего венда) и сверху конгломератами базальной части усть-тагульской свиты раннего кембрия [5]. Айсинская свита, мощностью 1160-1300 м, литостратиграфически разработана на разрезах по рекам Тагул, Бирюса и Уда и подразделена на шесть пачек. Именно муксутская пачка айсинской свиты стала объектом исследования автора. Разрезы муксутской пачки наиболее детально описаны в обнажениях «Плотбище» (правый берег р. Тагул, вблизи пос. Георгиевка) и «Мост» (правый борт р. Бирюса напротив пос. Кедровый) в 2003-2006 гг Советовым Ю.К. (рис. ).

Автором работы муксутская пачка айсинской свиты была изучена в урочище Плиты в левом борту р. Уда в обнажении «Старые Плиты». Урочище Плиты находится в 73 км на юго-запад от г. Нижнеудинска. В данном районе полный разрез муксутской пачки находится в обнажениях руч. Плитский и руч. Гайбур. Комплекс исследований отложений муксутской пачки проводился на коллекции, включающей 55 образцов из обнажения «Старые Плиты» (р. Уда) и 11 образцов из обнажений по рекам Марня, Челота, Бирюса. Для исследования образцов песчаников муксутской пачки применялся следующий комплекс анализов: определение степени окатанности зерен песчаников, гранулометрический и петрографический анализы прозрачных шлифов, исследование палеотечений в пакете русловых отложений с косой слоистостью, литофациальный анализ. Под 54 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР литофацией в работе понимается минимальная единица деления всей последовательности отложений, которая обладает характерными текстурно-структурными признаками, составом и гранулометрической характеристикой, позволяющие отличить ее от других литофаций, и которая дает возможность интерпретировать способы формирования отложений.

Муксутская пачка айсинской свиты – это мощная толща терригенных отложений (150-180 м), состоящая из чередования пакета русловых отложений и пакета отложений прируслового вала. В пакете русловых отложений выделены следующие литофации: 1) песчаник крупнозернистый темно-серый массивный основания русловых отложений c интракластами мелкозернистого песчаника и алевролита;

2) песчаник средне мелкозернистый массивный с крупными косыми сериями, образующими форсетовые макроформы;

3) песчаник мелкозернистый с интракластами алевролита и песчаника слоя реактивации потока;

4) песчаник мелкозернистый с текстурой ряби течения подножия дюн и лопастей внутрируслового бара. В пакете отложений прируслового вала также выделены литофации прирусловых отложений: 1) тонкоплитчатый серый алевролит с волнистой слоистостью, оскольчатой и тонкоплитчатой отдельностью обычных паводков;

2) песчаник мелкозернистый с косо-волнистой слойчатостью каналов прорыва;

3) тонкозернистый песчаник больших наводнений в прослоях.

В пакете русловых отложений муксутской пачки в разрезе «Старые Плиты» выделяются дюны высотой 0,2-0,3 м, их ассоциации образуют пологие форсетовые макроформы. Каждая форсетовая макроформа завершается небольшим слоем тонкозернистого песчаника с текстурой ряби течения. Дюны объединяются в серии дюн мощностью 2-3 м с полого-бугристой верхней поверхностью. Серии дюн образуют лопасти, отделенные друг от друга особенно резкими границами реактивации течения с подошвенными знаками, интракластами песчаников и алевролитов из подстилающего слоя, крупнозернистым базальным песчаником.

Лопасти могут иметь разную ориентировку, резкая смена направления течения связана с появлением новых проток, отличающихся по направлению от главного русла. Несколько лопастей создают выпуклую вверх морфоструктуру внутрируслового бара, мощность которого измеряется от первых метров до 10 -20 м. Это величина соответствует глубине русла реки.

На основе полевого описания отложений муксутской пачки на р. Уда в урочище Плиты были выделена группа литофаций, которые сравниваются с литофациями речных отложений по [4]. Эти литофации образуют характерный архитектурный элемент – крупнокосослоистые серии – «форсетовые макроформы» и могут принадлежать, по классификации А. Майелла, глубокой высокоэнергетичной реке с комплексами аккреций вниз по течению. Реки муксутского времени отнесены по положению на аллювиальной равнине к сетчатому типу, по строению русловых отложений – к сплетенному типу.

Гранулометрическим анализом в шлифах было установлено, что, несмотря на крупные осадочные формы, речные дюны и форсетовые макроформы были сложены относительно тонким материалом мелкозернистым песком. Среднезернистые песчаники появляются в отложениях реактивации течения вместе с интракластами отложений боковых частей русел. Крупнозернистый материал появляется только в основании речных русел (каналов). Гранулометрический анализ русловых песчаников может быть объяснен характером области сноса.

Второй важный результат – количественный петрографический состав муксутской пачки - указывает на обилие в области сноса мелкозернистых осадочных и метаосадочных пород. Этот тип петрографической формации называется «литокластито-кварцевая» [2] и связан, согласно геодинамической классификации источников материала, с «рециклированным орогеном» [3]. Содержание цемента в изученных образцах муксутской пачки составляет 4.3-7.2%, обломков пород – 92%-96%. Содержание обломков кварца составляет 50 70%, полевых шпатов – 3-9%, обломков пород – 26-44%. Малое количество полевых шпатов и отсутствие обломков вулканических пород являются доказательствами отсутствия в области сноса блоков кратона и магматических дуг. Обилие кварца, остатки первичного цемента на обломках – также показатели переотложения материала.

Рис. Схема расположения изученных обнажений СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ Судя по характеру источника материала и направлениям течений весь обломочный материал распространялся от внешних орогенов на северо-восток и восток и покрывал юго-западную часть Сибирской платформы.

Литература Верниковский В.А., Казанский А.Ю., Матушкин Н.Ю., Метелкин Д.В., Советов Ю.К. Геодинамическая эволюция 1.

складчатого обрамления и западная граница Сибирского кратона в неопротерозое: геолого-структурные, седиментологические, геохронологические и палеомагнитные данные // Геология и геофизика. – Новосибирск, 2009. – т. 50, № 4. – С. 502 – Советов Ю.К. Верхнедокембрийские песчаники юго-запада Сибирской платформы. – Новосибирск: Наука, 2.

1977. – 294 с.

3. Dickinson W.R. Provenance and sediment dispersal in relation to paleotectonics and paleogeography of sedimentary basins.//New perspectives in basin analysis. – Berlin, New York, Heidelberg, 1988. – Р. 3 – 25.

Miall A.D. The Geology of Fluvial Deposits: Sedimentary Facies, Basin Analysis, and Petroleum Geology. – Berlin, 4.

New York, Heidelberg: Springer-Verlag, 1996. – 598 р.

Sovetov J.K. Guidebook on field trip to the East Sayan Foothills. – Novosibirsk, 2011. – 236 p.

5.

6. Sovetov J.K. Late Neoproterozoic (Vendian) glaciogenic deposits in the Marnya formation, Oselok Group, in the foothills of the East Sayan range, south-western Siberian Craton // The Geological Record of Neoproterozoic Glaciations. – London, 2011. – Memoirs 36, Chapter 28. – P. 317 – 329.

ПРОБЛЕМАТИЧНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ В ТРИАСОВЫХ ОТЛОЖЕНИЯХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ КАСПИЙСКОГО МОРЯ Р.Р. Камалова Научный руководитель доцент Г.М. Сунгатуллина Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия При изучении осадочных толщ морского генезиса геологи нередко сталкиваются с образованиями неясной таксономической принадлежности («проблематикой»). Нами в результате исследования триасовых отложений центральной части Каспийского моря обнаружены многочисленные микроскопические образования округлой формы. С целью определения их таксономической принадлежности автором отобрано около экземпляров из десяти образцов шлама, исследованы морфологические особенности и минеральный состав образований («шариков»). Установлено, что они морфологически весьма разнообразны, нередко на поверхности наблюдаются многочисленные «выросты», иногда присутствует вторая камера, внутренняя полость «шариков»

заполнена породой (рис. 1). С помощью электронного сканирующего микроскопа установлено, что состоят они из кремнезема.

В результате проведенного исследования автором выдвинуто несколько предположений о происхождении данных форм:

1. Техногенное: «шарики» образовались в процессе бурения скважины. Однако в ходе дальнейшего изучения техногенная версия не получила подтверждения, так как найденные образования присутствуют не только в шламе, но и на свежем сколе кусочков породы.

2. Биогенное: образования являются стоматоцистами золотистых водорослей или микроскопическими раковинными амебами.

Рис.1. Проблематичные образования, заполненные Рис. 2. Скульптурные элементы на поверхности внутри породой «шариков»

Стоматоцисты золотистых водорослей – это полые микроскопические образования сферической формы, они образуются в процессе размножения или в случае необходимости перенесения неблагоприятных условий.

Оболочка цист может быть гладкой или нести различные скульптурные образования в виде шипов, бородавок, морщин и др.[1]. Близкие по морфологии скульптурные элементы наблюдаются и на поверхности изучаемых округлых образований (рис. 2). Однако все стоматоцисты золотистых водорослей имеют пору, которая у найденных автором проблематичных форм отсутствует, что ставит под сомнение данное предположение.

56 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР Также была выдвинута версия о том, что данные «шарики» являются раковинными амебами – округлыми образованиями микроскопических размеров, среди которых встречаются и разновидности с кремнистым скелетом [2]. Интересно происходит у раковинных амеб процесс размножения: он начинается с деления ядра и построения новой раковинки. Некоторое время две амебы связаны между собой прослойкой протоплазмы, затем они расходятся [3]. Изучение «шариков» с помощью электронного сканирующего микроскопа позволило подробно рассмотреть данный процесс (рис. 3). Таким образом, по мнению автора, найденные образования по морфологии и минеральному составу наиболее близки к раковинным амебам. В настоящее время исследования продолжаются, планируется провести еще ряд анализов для получения достоверной картины о происхождении данных проблематичных образований.

Рис.3. Процесс деления (?) проблематичных образований Литература Сайт Википедии свободной энциклопедии [электронный ресурс]. – Режим доступа 1. http://ru.wikipedia.org/wiki/Золотистые_водоросли, свободный. (Дата обращения 25.12.12) Сайт Академик (словари и энциклопедии на Академике) – Биологический энциклопедический словарь 2.

[электронный ресурс]. – Режим доступа http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_biology/4757/%D0%A0%D0%90%D0% 9A%D0%9E%D0%92%D0%98%D0%9D%D0%9D%D0%AB%D0%95, свободный. (Дата обращения 27.12.12) Сайт о воде – Простейшие [электронный ресурс]. – Режим доступа http://ovode.net/hw19.php, свободный. (Дата 3.

обращения 27.12.12) ОСОБЕННОСТИ СТРАТИГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ГОРНО-РУДНЫХ РАЙОНОВ ЗАПАДНОГО СЕКТОРА ЮЖНОГО ТЯНЬ-ШАНЯ О.Я. Колдибеков Научный руководитель заведующий сектором биостратиграфии З.М. Абдуазимова Научно-исследовательский институт минеральных ресурсов, г. Ташкент, Республика Узбекистан В Узбекистане, особенно в его западном секторе к настоящему времени открыты и уже разведаны крупнейшие месторождения и многочисленные рудопроявления благородных и других металлов, свидетельствующие о перспективности и возможности нахождения новых объектов. Но для их прогноза и поиска нужна достоверная геологическая карта, базирующаяся на современной стратиграфической основе. Её создание связано с определенными трудностями, обусловленными тем, что горные сооружения Западного Узбекистана, принадлежащие Южно-Тяньшанской покровно-складчатой системе, были сформированы в коллизионной обстановке над зонами субдукции в режиме сжатия, уплотнения и поднятия земной коры. В результате большинство разрезов домезозойских, в том числе и рудовмещающих, образований в этих областях характеризуются сложной дислоцированностью с нарушением стратиграфической последовательности, аномальным залеганием слоев, выпадением или неоднократным повторением в чешуйчато-складчатых структурах отдельных фрагментов разрезов, пространственным совмещением в кажущуюся нормальной стратиграфическую последовательность разновозрастных и разнофациальных отложений (рис. 1, 2).

В связи с этим, одной из главных задач региональной геологии является распознавание генезиса стратонов, составляющих дислоцированные разрезы, т.к. недоучет их сложного строения приводит к негативным последствиям, связанным с составлением геологических и других карт, необходимых для прогнозно-поисковых работ [1]. Рудопроявления и месторождения имеют избирательный характер и приурочены к сложнодислоцированным толщам определенного генезиса. Расшифровка строения и установление стратиграфической последовательности слагающих их стратонов осуществляется реконструкцией эволюции седиментационного бассейна, которая проводится комплексов методов: биостратиграфическим, структурным, литологическим, событийным и лито-биофациальным анализом.

Биостратиграфический метод используется для установления возраста пород, слагающих тектонические структуры в нарушенных разрезах, с целью фиксации повторения или выпадения из разрезов стратонов, формирующих тектонические пластины, чешуи, т.е. определяется характер структур (надвиг, сдвиг и т.п.), степень и масштаб нарушенности стратиграфической последовательности.

СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ Рис. 1. Меланжированная карашахская Рис. 2. Чешуйчато-складчатое строение разреза рудовмещающая толща с телами кварцитов докембрийских отложений в Кансайской рудной зоне.

кокпатасской свиты R2-3, горы Букантау, Нуратинский регион Кызылкумский регион Опыт работ с дислоцированными толщами показывает, что только с помощью биостратиграфического метода можно уверенно устанавливать возраст, а, следовательно, и первичный порядок наслоения. А для этого палеонтологическим методом с монографическим описанием наиболее важных для стратиграфии групп, по мере возможности, обосновывается возраст всех подразделений, составляющих ту или иную тектоническую единицу.

Это позволяет путем сравнения с аналогичными объектами из ненарушенных разрезов других регионов правильно оценить признаки изучаемых форм и дать точное определение возраста вмещающей породы.

При реконструкции стратиграфической последовательности применяется и структурный метод, выявляющий характер контактов между лито-стратиграфическими подразделениями, их положение (нормальное или аномальное) в разрезе, автохтонное или аллохтонное залегание, характер нарушений и тектонических структур, благоприятных для размещения рудных элементов (рис. 3, 4).

Рис. 3. Приразломные складки волочения в зоне Рис. 4. Видимое золото, развитое по кливажным надвига в алевропесчаниках 02. Мадаватская рудная трещинам в «черных сланцах» О1- зона. Нуратинский регион Нуратинских гор Цитологический метод, основанный на изучении характерных особенностей вещественного состава пород, их парагенетических связей, структуры слоя и других текстурных признаков, специфики биоценозов, определяет физико-географические условия осадконакопления, выявляет лито-генетические типы пород, составляющих формации, используемые для палеогеографических и геодинамических реконструкций. Эти разработки базируются на актуалистических моделях осадконакопления, построенных на основе современных данных морской геологии. По положению первичных и вторичных текстур определено положение в разрезе пород, объединяемых в местные стратиграфические подразделения.

Изучение текстурно-структурных и палеонтологических особенностей лито-биофациалъным анализом конкретных свит способствует объективному определению границ и объемов стратиграфических подразделений и геологических тел, выделяемых на геологических картах.

Для большей достоверности определения границ между выделенными стратиграфическими подразделениями и выяснения обстановки и времени осадконакопления применяется событийный метод, основанный на изучении биотических и абиотических событий. Специфические моменты в геологической истории Земли фиксируются по резким изменениям ископаемых организмов, обусловленным глобальными геологическими перестройками. Диагностика событий базируется на результатах биостратиграфических, литологических, седиментологических, геодинамических исследований [2].

Комплексный анализ данных разных методов позволил на генетической основе провести типизацию разрезов, выявить благоприятные литолого-стратиграфические уровни и структурные позиции для формирования рудных залежей, разработать стратиграфическую основу для легенд, геологических и других карт различного содержания, необходимых для проведения прогнозно-поисковых работ.

58 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР Литература Абдуазимова З.М. Проблемы стратиграфии покровно-складчатых систем // Тезисы докладов IV сессии 1.

палеонтологического общества Республики Узбекистан. – Ташкент: Изд-во «Фан», 2006. – С. 4 – 7.

Абдуазимова З.М. Глобальные и региональные события в домезозойской истории Кызылкумо-Нуратинского 2.

региона и их влияние на формирование залежей благородных металлов // Геология и минеральные ресурсы.

– Ташкент, 2012. – № 2. – С. 3 – 10.

ВЕРХНЕМЕЛОВЫЕ МОРСКИЕ ЕЖИ РОДА ECHINOCORYS САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ Д.В. Курбатов Научный руководитель инженер Г.С. Тарасова Самарский государственный технический университет, г. Самара, Россия Представители рода Echinocorys[1] образуют одну из наиболее распространенных в породах верхнего мела и палеоцена групп неправильных морских ежей. В этом стратиграфическом интервале они весьма обычны на юго-западе Евразии и значительно реже встречаются на Дальнем Востоке. Обладая относительно крупным, достаточно прочным известковым панцирем и поэтому, хорошо сохраняясь в ископаемом состоянии, эти морские ежи часто составляют значительную часть палеонтологических коллекций. Особое значение для стратиграфии они приобретают после маастрихта в связи с исчезновением таких «классических» мезозойских групп, как аммониты, белемниты и иноцерамы.

Рис. Еж из рода Echinocorys В данной работе было сделано описание неправильных морских ежей из рода Echinocorys. Образцы были отобраны на Самарской Луке вдоль правобережья реки Волги, близ села Климовка. Морские ежи были обнаружены в обнажениях, вдоль уреза реки Волги.

Вмещающими породами являются фосфоритизированный и глинистый мел, глауконитовый тонкозернистый песок с фосфоритизированными окатанными конкрециями. В осадочной толще встречается мергель с линзами глин. По геологическому возрасту вмещающие породы относятся к маастрихтскому ярусу верхнего мела [2].

Также с морскими ежами были встречены другие представители морской фауны: обломки раковин двустворчатых моллюсков, морские губки (Etheridgea, Craticularia, Lepidospongia и др). Основываясь на литологических и палеонтологических данных можно предположить, что здесь располагалась морская мелководная (лагунная) фация.

Было изучено 5 образцов ежей из рода Echinocorys. Опираясь на [1, 3, 4, 5, 6] проведена попытка классификации образцов, а также их биометрические измерения:

Образец №1.

Род: Echinocorys Breynius, 1732.

Вид: Echinocorys vulgaris Breynius, 1732.

Размеры панциря: длина – 7 см;

ширина – 5,5 см;

высота – 5,5 см.

Образцы №2, №3, №4.

Род: Echinocorys Breynius, 1732.

Вид: Echinocorys sculatus Leske, 1778.

Размеры панциря: образец №2: длина – 6,5 см;

ширина – 5,5 см;

высота – 4,5 см.

Образец №3: длина – 7,5 см;

ширина – 6,5 см;

высота – 5 см.

Образец №4 (образец сильно деформирован, поэтому размеры будут приблизительными): длина – 5, см;

ширина – 5 см;

высота – 4 см.

Образец № 5.

СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ Род: Echinocorys Breynius, 1732.

Вид: не определён (образец сохранился частично и сильно деформирован).

Размеры панциря: длина – неизвестно;

ширина – неизвестно;

высота – 4 см.

Была проведена морфология рода Echinocorys. Панцирь двустороннесимметричный, вытянутый в передне-заднем направлении, с четко дифференцированными сторонами. Панцирь яйцевидный, с очень варьирующей формой верхней поверхности и более или менее плоским основанием. Спереди развивается неглубокая передняя борозда. Перипрокт инфрамаргинальный, иногда маргинальный;

помещается на плоском овальном возвышении – анальном пластроне. Пластрон меридостернальный, узкий. Перистом без челюстей, овальный до бобовидного, со значительно углубленным передним краем. Плоскость перистомального отверстия всегда наклонена и обращена вперед и вниз. Вокруг перистома приротовые арковидные поры образуют отчетливо выраженную пятилучевую звезду, наклоненную и обращенную вперед. Вершинный щиток интеркалярный. Амбулакральные пластинки всегда простые, амбулакры субпеталоидные, с овальными порами, расположенными двускатно. Задние боковые интерамбулакральные поля всегда сплошные. Туберкулы и гранулы очень мелкие и однородные, на нижней поверхности туберкулы крупнее, чем на верхней.

Используя имеющийся материал и дополнительную информацию, описали экологию рода Echinocorys [5]. Морские ежи из рода Echinocorys жили на участках морского дна с илистым осадком, богатым органическими частицами. Жили в осадке, в который животные зарывались и почти неподвижно обитали в небольшой норе, сообщающейся с наружной средой через два отверстия;

из них одно – в передней части норы – служит для поступления свежей воды для дыхания и очистки поверхности панциря, а другое – в задней части – предназначено для оттока загрязненной воды с экскрементами. Но некоторые представители рода (например, E.

vulgaris) зарывались неглубоко и у них была открыта верхняя часть тела, о чем свидетельствует более разрушенная верхняя часть относительно всего панциря.

Морские ежи питались органическими остатками, находящимися во взвеси и на поверхности дна. Пища собиралась и доставлялась ко рту системой приротовых амбулакральных скелетированных ножек и мелких игл, частоколом окружающих рот. Органами дыхания служили амбулакральные ножки петалей, расположенные непосредственно под вводным отверстием норы и поэтому постоянно омываемые водой. Очистка панциря и норы происходила в результате деятельности фасциольных игл, у которых расширенные булавовидные окончания выделяли обильную слизь, задерживающую и склеивающую загрязняющие частицы, включая и экскременты. Затем полученная масса передавалась на длинные задние иглы и при помощи мерцательного эпителия с током воды отправлялись в санитарные каналы.

Также был собран фотоматериал и сделаны зарисовки.

В дальнейшем надеемся собрать новые образцы, продолжить их изучение, дополнить фотоальбом, собрать и проанализировать новый материал из данного разреза. Собрать литературный материал по смежным регионам (Саратовская и Ульяновская области, республика Татарстан).

Литература Давиташвили Л.Ш. Курс палеонтологии. – М.: 1949. – С. 160 – 185.

1.

Иванов А.И., Поляков К.В. Геологическое строение Куйбышевской области. – К.: 1960. – С. 62 – 65.

2.

Михайлова И.А., Бондаренко О.Б. Палеонтология. – М.: 2006. – С. 380 – 410.

3.

Михайлова И.А., Бондаренко О.Б. Общая палеонтология. – М.: 1989. – С. 291 – 309.

4.

Москвин М.М. Род Echinocorys в отложениях датского яруса восточной части европейской 5.

палеобиогеографической области. // Бюл. Моск. о-ва испытателей природы. – М.: 1992. – т. 67, вып. 6. – c. 11 – 14.

Орлов Ю.А. и др. Основы палеонтологии.– М.: Недра, 1964. – Т. 10. – С. 123 – 190.

6.

ЭКОСИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ПОЗДНЕПЛЕЙСТОЦЕНОВОЙ ТЕРИОФАУНЫ КОМПЛЕКСА МЕСТОНАХОЖДЕНИЙ У С. НОВОСЁЛОВО (КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ) Д.Г. Маликов Научный руководитель доцент А.В. Шпанский Национальный исследовательский Томский государственный университет, г. Томск, Россия В районе села Новосёлово имеется комплексное местонахождение палеофауны позднего неоплейстоцена. В пределах этого комплексного местонахождения имеется два типа захоронений: места стоянок палеолитического человека (относимых к Кокоревской культуре: Новосёлово (далее Н.) 6, 7 и 13) [1,2,3] и естественное захоронение аллювиального типа [4]. По данным коллектива Новосибирских учёных [5,2] комплекс Новосёловских местонахождений можно отнести к сартанскому времени (Н. 13/сл.3: 22 000 лет;

Н. 6: 18 100 – 11 600;

Н. 7: 16 000 – 14 200;

Н. 13/сл.1: 15 000 – 13 600). Датировки по аллювиальному местонахождению отсутствуют, так же как и нет информации о том, где конкретно находятся костеносные слои.

Палеолитические стоянки Н. 6 и Н. 7 подробно описаны З.А. Абрамовой [1], эти стоянки ныне скрыты водами Красноярского водохранилища и располагались в отложениях I надпойменной террасы р. Енисей, возле с. Новосёлово-Старое. Ввиду того, что ныне местонахождения являются затопленными, их дальнейшее изучение не представляется возможным, за исключением случайных вымываний материала и вынесение его на берег. Так же ниже современного уреза воды располагается и стоянка Н. 13, ввиду чего её дальнейшее изучение так же не возможно [3].

60 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР На современную береговую отмель, водами водохранилища, постоянно вымывается большое количество остатков териофауны, по степени сохранности и характеристике видового состава эти остатки можно отнести к финалу позднего неоплейстоцена. Эти материалы явно происходят из другого местонахождения, нежели образцы с палеолитических стоянок Н. 6 и Н. 7, что хорошо видно из таблицы 1. По соотношению костей и общему видовому составу местонахождение может быть отнесено к естественному захоронению аллювиального типа. Сбор материала относящегося к этой категории производился сотрудниками зоологического музея Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова в 2009, 2011 годах, ныне материалы хранятся в фондах этого музея, где составляют основу имеющейся палеофаунистической коллекции [4]. Также в работе рассмотрены материалы, хранящиеся в частной коллекции одного из жителей г. Абакан, собранные им в 2011-2012 гг. Все сборы относятся к категории подъёмного пляжного материала и не имеют чёткой стратиграфической привязки, на данный момент ожидается датирование одного из образцов (фрагмента бедренной кости человека).

Таблица Соотношение остатков крупных млекопитающих (в %) по материалам различных Новосёловских местонахождений Вид Н. 6 (Абрамова, Н. 7 (Абрамова, Н. 13 (Kuzmin, Аллювиальное:

ХГУ/ЧК (ср.) 1979) 1979) 2011)* Lepus sp. 0,1 2 -/- (-) Alopex lagopus 0,08 0,5 -/- (-) Gulo gulo 0,1 -/- (-) Canis sp. 0,3 0,2 + 0,4/- (0,3) Alces alces 0,8/- (0,6) Rangifer tarandus 98 95 ++ 2/- (1,6) Cervus sp. (elaphus?) 0,01 + 7,8/2,6 (7,2) Capreolus sp. (capreolus?) 2/- (1,6) Ovis ammon + 0,4/3,9 (1,2) Saiga borealis 0,3 0,4/- (0,3) Bos sp. 4,5/5,2 (4,7) Bison priscus 1,4 0,5 + 9,4/18,2 (11,8) Sus scrofa 0,4/- (0,3) Equus sp. 0,5 + 48,0/35,1 (42,1) Coelodonta antiquitatis 4,1/10,4 (5,6) Mammuthus primigenius + 5,3/13 (9) Homo sp. 0,01 0,4/- (0,3) Не определены 13,9/11,7 (13,4) Всего (шт.) 9481 928 244/77 (321) * - для стоянки Н. 13 указан лишь видовой состав по причине того, что в литературе отсутствует какая либо информация о количестве остатков и их соотношении.

Как видно из таблицы 1, в сартанское время, на исследуемой территории обитало не менее 17 видов млекопитающих, среди которых можно отметить следы обитания палеолитического человека. Не смотря на обильные материалы, в том числе и фаунистические, собранные различными исследователями на стоянках Н. 6 и Н. 7, и обработанные З.А. Абрамовой [1], эти данные нельзя считать отражающими реальное состояние экосистемы, поскольку промысловая деятельность человека направлена, в первую очередь, на массовые и легко доступные виды животных. По всей вероятности этим обусловлено полное отсутствие остатков мамонта и носорога на стоянках человека, в то время как в естественном захоронении процент костей этих животных достаточно велик (9 и 5,6% соответственно). Точно так же не выглядит естественным процент остатков северного оленя на палеолитических стоянках, поскольку даже в современных тундровых условиях численность этого вида не так велика, в сравнении с прочими представителями фауны [5], однако такое обилие костного материала (9280 костей в Н. 6) доказывает, что не вполне правомерным является и 1,6% остатков северного оленя в естественном захоронении. По всей видимости, это связанно с экологическими особенностями этого вида – низкая потребность в воде, в отличие от других животных, приводит к тому, что их стада держались вдалеке от реки и потому реже подвергались естественному захоронению. По всей видимости, схожим образом можно объяснить и низкий процент остатков сайги (0,3%).

Таблица Структура ландшафтно-экологических групп (в %) крупных млекопитающих финала позднего плейстоцена, по материалам из Новосёловского местонахождения Ландшафтно-экологические группы млекопитающих интразональные тундровые лесные степные По видам 19 25 31 По костным остаткам 3 72 3 Среднее 11 48,5 17 23, СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ Для восстановления ландшафтно-экологической структуры территории остатки всех млекопитающих были разделены на 4 группы: интразональные (человек, волк, архар);

тундровые (песец, северный олень, шерстистый носорог, мамонт);

лесные (росомаха, лось, благородный олень, косуля, кабан);

степные (заяц, лошадь, сайга, бизон). Для большей достоверности в выявлении структуры ландшафта мы пользовались несколькими подходами (таблица 2), вначале брался процент видов определённой экологической группы, от общего видового состава. При другом подходе брался процент остатков костей животных разных экологических групп, от общего числа костных остатков (для всех местонахождений). В конце были взяты усреднённые значения для того, чтобы сгладить различия в соотношении остатков северного оленя на стоянках древнего человека с другими видами, что вызвано явным предпочтением охотников палеолита именно к этому виду.

Из таблицы 2 видно, что в сартанское время, левый берег древнего Енисея, в исследуемом районе, представлял собою обширную тундро-степную зону, с островками лесной растительности. По всей видимости, эта территория представляла собою перигляциальную зону, что подтверждается не только ландшафтной структурой, но и наличием лессовых отложений в этом районе [1].


Не смотря на суровые условия перигляциальной зоны, на этой территории существовала довольно богатая и продуктивная экосистема. На берегу древнего Енисея паслись большие стада бизонов, лошадей и северных оленей, иногда, с более сухих районов, сюда заходили стада сайги, а из лесу на водопой выходили различные олени и кабаны. В результате чего эта продуктивная и разнообразная экосистема стала домом для уникальной и самобытной культуры древних охотников.

Литература Абрамова З.А. Палеолит Енисея Кокоревская культура. – Новосибирск: Наука,. 1979. – 199 с.

1.

Кузьмин Я.В., Орлова Л.А., Зенин В.Н., Лбова Л.В., Дементьев В.Н. Радиоуглеро’дное датирование палеолита 2.

Сибири и Дальнего Востока России: Материалы к каталогу 14С дат (по состоянию на конец 2010 г.) // Stratum plus., 2011. – P. 171 – 200.

Лисицын Н.Ф., Свеженцев Ю.С. Радиоуглеродная хронология верхнего палеолита Северной Азии // 3.

Радиоуглеродная хронология палеолита Восточной Европы и Северной Азии. Проблемы и перспективы. – Санкт-Петербург: ИИМК РАН., 1997. – С. 67 – 108.

Маликов Д.Г. Крупные млекопитающие позднего неоплейстоцена из местонахождения у с. Новосёлово (р.

4.

Енисей, Красноярский край) // Труды XVI Международного симпозиума имени академика М. А. Усова. – Томск, 2012. – Том I. – С. 71 – 72.

Сыроечковский Е.Е. Северный олень. – М.: Агропромиздат, 1986. – 256 с.

5.

6. Kuzmin Y.V. Mammalian fauna from paleolithic sites in the upper Yenisei river basin (Southern Siberia): review of the current zooarchaeological evidence. // International Journal of Osteoarchaeology., 2011. – V. 21. – P. 218 – 228.

О ПЕРВОЙ НАХОДКЕ ПЛАСТОВЫХ СТРОМАТОЛИТОВ STRATIFERA SP.

В КАРБОНАТНО-ТЕРРИГЕННЫХ ОТЛОЖЕНИЯХ КАРУЯРВИНСКОЙ СВИТЫ ПОЛУОСТРОВА СРЕДНЕГО (СЕВЕРНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ КОЛЬСКОГО ПОЛУОСТРОВА) Ю.В. Михайленко Научный руководитель профессор О. С. Кочетков Ухтинский государственный технический университет, г. Ухта, Россия По результатам полевых работ на полуострове Средний (д.г.-м.н. Кочетков О.С., ведущий геолог Иванов Н.Ф., 2006-2007 гг.;

Иванов Н.Ф. и аспирантка Михайленко Ю.В., 2010 г.) были впервые обнаружены биогермы пластовых строматолитов в составе каруярвинской свиты рифея полуострова Средний. Свита представлена ритмично чередующимися пестроцветными породами (черные, зеленые, кирпично-красные, желтые) - кварцитами, метаалевролитами, глинизированными метасланцами и темно-серыми доломитами, которые четко выделяются на общем фоне сероцветных отложениий рифея полуострова Средний [4]. Интерес к обнаруженным пластовым строматолитам многосторонен: исследуя их, мы прослеживаем ход эволюции органической жизни;

попутно мы учитываем роль этих образований в формировании осадка, изучаем развитие соответствующих фаций во времени и в пространстве;

на этом материале, мы, несомненно, можем делать те или иные палеогеографические, палеоклиматические построения;

кроме этого, строматолиты используются при определении относительного возраста и корреляции заключающих их толщ с учетом данных других методов (тектонических, литологических, данными определения изотопного возраста и др.) [3].

Первичное изучение пластовых строматолитов производилось на основе исследования штуфов, пришлифовок, аншлифов и прозрачных шлифов с целью изучения их поверхностей напластования и микроструктуры. В дальнейшем, по этим образцам было сделано заключение в Институте земной коры СО РАН, г. Иркутск (к.г.-м.н. Анисимова С.А., 2012 г.), где подтвердилось, что в образцах присутствуют строматолитовые микроструктуры Stratifera sp., которые имеют широкий стратиграфический диапазон от рифея до венда. В связи с метаморфизацией осадочных пород полуострова Среднего (зеленосланцевая фация) определение строматолитов удалось выполнить лишь до рода.

62 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР Рис. 1. Расположение точек наблюдения выходов пластовых строматолитов 1 Рис. 2. Ритмичная пачка пород каруярвинской свиты, обн. № 511 (1);

флексурообразное изгибание слоев пластовых строматолитов Stratifera sp. (2) с гнездами белого кальцита (3), обн. № 508, вертикальный разрез Изучение ориентированных аншлифов и пришлифовок, применение шлифов при разных увеличениях (63, 120) часто довольно отчетливо позволяет охарактеризовать микроструктуру пластовых строматолитов.

Слоистость определяется чередованием слоев двух типов: темных и более светлых. Микроструктуры строматолитов отличаются своим разнообразием, в шлифах они наблюдаются в разных сочетаниях. Темные слои представлены пелитоморфным полупрозрачным доломитом, имеющим иногда сгустковое строение (рис. 2, 3).

Толщина каждого слоя может сохраняться примерно одинаковой на всем протяжении или от слоя к слою меняться в широких пределах от 0,04-0,6 мм. Границы слоев зачастую обрывчатые, волнистослоистые, редко ровные, параллельные общему напластованию. Часто эти слои прерываются, местами образуя линзовидную слоистость (рис. 4). В структуре темных полупрозрачных прослоев наблюдаются тонкие, извивающиеся, углефицированные нитевидные образования малого диаметра и нитевидные игольчатые образования черной и темно-коричневой окрасок;

толщина нитевидных образований не превышает 0,02 мм. Длина иголочек изменяется от 0,06 - 0,2 мм, толщина от 0,01- 0,03 мм. В темных прослоях изредка прослеживаются светлые, тоненькие (0,01-0,05 мм) и более крупные (0,1-0,2 мм) канальцы, ориентированные по наслоению и заполненные шестоватым кальцитом. Иногда в аншлифах, особенно в шлифах можно отчетливо наблюдать следы смещения осадка (возможно, слизи) по поверхностям наслоения (рис. 3, 4).

1 Рис. 3. Поперечное сечение пластового строматолита (стрелками показаны тонкие углефицированные прослои), штуф (1);

структура того же пластового строматолита в аншлифе, уменьшено в 2 раза (2);

нитчатое строение талломов (черное) в шлифе (под бинокуляром, 20), обр. 508/ Светлые слои и прослойки (толщина их варьирует от сотых до десятых долей мм) состоят из обломочных зерен кварца от угловатой до округленно-угловатой формы и из подчиненного числа зерен полевых шпатов в карбонатном цементе. Границы слоев в большинстве случаев нечеткие. В большинстве случаев, терригенный (некарбонатный) материал в строматолите имеет пелитовую или крупно-среднеалевритовую размерность обломочных зерен. Зерна кварца катаклазированны, корродированны [4].

Таким образом, при изучении микроструктур строматолитов Stratifera sp. обращает на себя внимание выраженная слоистость, часто четкая ритмичность в развитии их построек. Наблюдая это явление в прозрачных СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ шлифах, мы видим следы интенсивного роста водорослевого субстрата, перемежающегося с моментами замедления или почти остановки его роста [1]. Описанные строматолиты отличаются повышенным содержанием кварцевого обломочного материала. Постройки пластовых строматолитов были, по-видимому, сформированы в зоне накопления относительно мелководных морских отложений, причем большая часть таких построек несомненно испытывала влияние приливно-отливных течений (многочисленные симметричные знаки ряби и трещины усыхания в породах каруярвинской свиты).

Рис. 4. Разнообразие микроструктур пластовых строматолитов Stratifera sp. в шлифах, 63, николи ||, последняя фотография (фрагменты линзовидной слоистости) при Литература Вологдин А. Г. Древнейшие водоросли СССР. – М.: Изд-во академии наук СССР, 1962. – 656 с.

1.

Дольник Т.А. Строматолиты и микрофитолиты в стратиграфии рифея и венда складчатого обрамления 2.

Сибирской платформы. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, филиал «Гео», 2000. – 320 с.

Крылов И. Н. Строматолиты рифея и фанерозоя СССР. – М.: Наука, 1975. – 243 с.

3.

Михайленко Ю.В. О рифейских пластовых строматолитах каруярвинской свиты полуострова Средний 4.

(северное побережье Кольского полуострова) // Проблемы современной палинологии: Материалы XIII Российской палинологической конференции – Сыктывкар: ИГ Коми НЦ УрО РАН, 2011 – 2 т.;

– т. 1, – С. 267 – 271.

БОТОВСКАЯ ПЕЩЕРА - УНИКАЛЬНОЕ ПРИРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ К.А. Нетёсова Научные руководители старший преподаватель Н.Е.Егорова, доцент А.В. Ланько Национальный исследовательский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия Пещеры издавна привлекали людей и животных как удобное и защищенное место проживания, поэтому многие из этих природных объектов сохранили следы пребывания древнего человека, останки животных. Пещеры предоставляют уникальную возможность ученым для исследования климатические условия на земле в прошлые временные периоды. Археологические и палеонтологические свидетельства пещерных стоянок позволяют узнать о древних обитателях Прибайкалья. Об этом говорят многочисленные археологические находки, которые были обнаружены на территории Иркутской области. На территории Прибайкальского парка известно 36 карстовых пещер, 6 волноприбойных, 4 выветривания, 1 оползневая, обвальных полости, 2 пещеры оседания. Из них в 22 пещерах найдены археологические остатки, в 7 пещерах присутствуют постоянные льды.

Самой привлекательной на территории Иркутской области остается Ботовская пещера на р.Лена, протяженностью - 66743 м. Ботовская пещера - пещера в Жигаловском районе Иркутской области. Своеобразие пещеры заключается в том, что по протяженности она занимает первую строку в пределах России и является одним из крупнейших полностью не изученных подземных образований нашей страны. Ботовская пещера малоизвестна в связи с удаленностью от обжитых регионов области и труднодоступностью её местоположения.

Она образовалась в маломощном слое известняков, заложенном в толще песчаников. Данное природное образование представляет собой запутанный лабиринт ходов, уходящих вглубь горного массива. Сегодня известно шесть разных входов в нее, а лабиринт ходов насчитывает около 6 тыс. перекрестков. Сложная сеть ходов, в которой непрерывно чередуются узкие лазы с мокрыми глиняными наносами, и обширные сухие галереи выше роста человека часто заканчиваются каменными завалами. В новой части пещеры есть залы, озера, галереи 3-метровой высоты. Первые сведения о пещере поступили от охотника, который, преследуя медведя, обнаружил вход в пещеру. Отсутствие рядом дорог и поселений долгое время сдерживало начало ее изучения.


64 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР Пещера Ботовская очень непростая для исследований. Огромный лабиринт, в котором так легко заблудиться, заставляет очень серьезно относиться к безопасности. Лабиринт не только труднопроходимый, но и, зачастую, труднопроползаемый [1].

Рис. 1. Причудливые формы натечных образований Рис. 2. Натечные образования пещеры Ботовская пещеры Ботовская Морфология пещеры остается неизменной. Пещерные ходы развиваются по трем системам трещин:

восток-запад, север-юг и северо-восток – юго-запад. Конфигурация ходов остается прежней. Пещера все также уходит вглубь горы. Субгоризонтальный пещерный лабиринт развивается по моноклинально залегающему пласту известняков с падением на северо-восток. Пласт известняков обнажается на склонах водораздела реки Боты и ручья Покойного. На всем протяжении пещеры Ботовской спелеологами неоднократно обнаружены скелеты доисторических животных. Скелет "ботовского" медведя, найденный на расстоянии 2 км от ближайшего входа, определен палеонтологами как Ursus Selenarctos (древесный медведь), который обитал в период 3 млн. лет до н.э. - 40 тыс. лет до н.э. Это единственные находки скелета и костей данного животного на территории Сибири [2]. Интересным открытием стал факт полного затопления ходов пещеры водой в древности, возможно, в период таяния ледников после ледникового периода. Научного объяснения пока этому не найдено. Ботовская пещера уникальна и тем, что сложена как из песчаника, так и из известняков. Подобные пещеры редкость, классические карстовые пещеры состоят в основном только из известняков. Самым интересным стало открытие в ней множественных уникальных натечных образований (рис. 1, 2), поражающих чистотой и белизной своих причудливых форм. В большом количестве в новой части пещеры встречаются массивные колонны, сталактитовые занавеси, сталактиты и сталагмиты (рис.3). Стенки тоннелей сплошь усыпаны хрупкими белоснежными ветвистыми геликтитами (рис.4), растущими на стенах и потолках во всех направлениях. Эти арагонитовые и кальцитовые минеральные образования выглядят как нечто длинное, веткообразное и ветвящееся - чрезвычайно редкое явление в изученных пещерах Прибайкалья. Игольчатые отростки и друзовидные наросты образуют сплошной покров на стенах. Отдельные отростки при этом достигают 10-15 см. Сталактиты и геликтиты имеют внутри сквозной канал, по которому поступает питающий раствор для наращивания кристаллов. Спелеологами были найдены здесь прозрачно-белые горошины пещерного жемчуга (рис.5).

Рис. 3. Сталактиты и Рис. 4. Геликтит Рис. 5. Пещерный жемчуг сталагмиты (фото А.Осинцева) (фото А.Осинцева) (фото А.Осинцева) За последние годы в пещере Ботовской учеными и спелеологами проведены работы по изучению микроклимата пещеры, радиометрия. В пещере работали специалисты седиментологи и палеомагнетики. Был определен возраст сталагмитов из разных частей пещеры, отобраны и проанализированы многочисленные пробы воды, льда и снега, проведен анализ минералогических проб. Сделаны интересные палеонтологические находки и открытия. Экспедиция последних лет обнаружила в пробах, взятых в пещере и исследованных европейскими учеными, уникальные цианобактерии. Именно эти микроорганизмы, предположительно существовали на самых ранних этапах зарождения жизни на нашей планете. При этом для жизнедеятельности этих живых организмов необходим солнечный свет, которого в Ботовской пещере нет. Как этим существам удалось выжить в пещере, где, по словам спелеологов, нет ни одного кванта света, остается ещё одной загадкой уникальной и неповторимой пещеры Ботовская.

СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ Литература Винокуров М.А., Суходолов А.П. Жигаловский район. – Иркутск: Изд-во БУГЭП, 2010. – 52 с.

1.

Харитонов А.Б. Земляки. – Иркутск: Изд-во БУГЭП, 2011. – 332 с.

2.

АРХЕОЦИАТЫ УСИНСКОЙ СВИТЫ БАТЕНЕВСКОГО КРЯЖА М.А. Понамаренко Научный руководитель доцент И.В. Рычкова Национальный исследовательский Томский политехнический университет, г. Томск, Россия Основой для данной работы послужил материал, собранный во время прохождения геолого-съемочной практики летом 2012 года в Республике Хакасия в составе группы 2А01. Весь материал был собран во время маршрута на кембрийские отложения Батеневского кряжа (северо-западное крыло Катюшкинской синклинали около деревни Катюшкино). Задачей настоящей работы является изучение видового разнообразия археоциат, биостратиграфии нижнего кембрия на основе комплексов археоциат и проведения палеогеографических реконструкций северо-западного крыла Катюшкинской синклинали.

Северо-западное крыло Катюшкинской синклинали, в правом борту лога Подтемный, на левом берегу р. Сон сложено известняками усинской свиты. Здесь свита имеет однообразный состав – массивные серые и светло-серые известняки, мощностью более 600 м. Усинская свита выделена в 1948 году А.Л. Долиным на западном склоне Кузнецкого Алатау в бассейне реки Усы. Возраст атдабанский-ботомский века. Выходы массивных известняков в левом борту реки Сон, характеризуются однообразием внешнего облика, отсутствием седиментационной слоистости, что затрудняет установление в известняках естественной стратиграфической последовательности частей разреза. Поэтому решающее значение приобретает биостратиграфический метод с выделением на изученной площади слоев с фауной археоциат. Многочисленные находки фауны археоциат из вышеупомянутого обнажения были изучены макроскопически и в шлифах. Ниже приводится описание изученных шлифов.

ТИП ARHAEOCYATHA. АРХЕОЦИАТЫ КЛАСС SEPTOIDEA. СЕПТОИДЕИ НАДОТРЯД LOCULICYATHINA ОТРЯД LOCULICYATHIDA СЕМЕЙСТВО AJACIATHIDAE BEDFORD ET BEDFORD, Densocyathus sanaschtykolensis Vologdin Таблица, рисунок Densocyathus sanaschtykolensis: Журавлева, 1962, стр. 119.

О п и с а н и е. Одиночный конический правильный кубок, диаметр от 1,5 мм до 2 см, длинной до 6 см.

наружная стенка 0,4 мм толщиной. Ширина интерваллюма от 0,75 до 3 мм. Поры имеют овальную вытянутую форму;

расположены в шахматном порядке на расстоянии 0, 025 мм друг от друга.

С р а в н е н и е. Похож на Ajacyciathus, отличается разной толщиной внутренней и внешней стенок.

Р а с п р о с т р а н е н и е. Западный Саян.

М е с т о н а х о ж д е н и е. Кузнецкий Алатау, деревня Катюшкино.

СЕМЕЙСТВО POLYCYATHIDAE VOLOGDIN, Erbocyathus sp. Zhuravleva Таблица, рисунок Erbocyathus: Журавлева, 1962, стр. 121.

О п и с а н и е. Диаметр кубков 2 см, округлой формы. Интерваллюм примерно 3- 4 мм;

перегородки с утолщениями, более сильными к внутреннему краю.

С р а в н е н и е. От других колониальных археоциат отличается утолщением внутренней стенки.

Р а с п р о с т р а н е н и е. Восточный склон Кузнецкого Алатау, гора «Долгий мыс», обручевский горизонт.

М е с т о н а х о ж д е н и е. Кузнецкий Алатау, деревня Катюшкино.

ОТРЯД ETHMOPHYLLIDA СЕМЕЙСТВО VOLOGDINOCYATHIDAE YAROSHEVITCH, Vologdinocyathus ex. erbiensis Yaroshevitch Таблица, рисунок Vologdinocyathu erbiensis: Журавлева, 1962, стр. 122, стр. 115, рис 69 б.

О п и с а н и е. Кубок в сечении овальной формы диаметром 0,43 мм. Интерваллюм – 0,24 мм, перегородки умеренные по наружному и внутреннему краю.

С р а в н е н и е. Отличается от других похожих видов узким интерваллюмом, узко-коническим кубком.

Р а с п р о с т р а н е н и е. Кузнецкий Алатау, обручевский горизонт.

М е с т о н а х о ж д е н и е. Кузнецкий Алатау, деревня Катюшкино.

66 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР СЕМЕЙСТВО TERCYATHIDAE VOLOGDIN, Clathricyathus sp. Vologdin Таблица, рисунок Clathricyathus: Журавлева, 1962, стр. 122, рис. 78-79, табл V, фиг. О п и с а н и е. Одиночный конический кубок, диаметром 0,5 см. Видна большая половина, интерваллюм – 1,5-2 мм. Интерваллюм с перегородками с утолщенными, более сильными к внутреннему краю перегородок.

С р а в н е н и е. Особенностью данного рода является наличие системы каналов на внутренней стенке кубка.

Р а с п р о с т р а н е н и е. Алтай, санаштыкгольский горизонт.

М е с т о н а х о ж д е н и е. Кузнецкий Алатау, деревня Катюшкино.

Стратотипическими разрезами нижнего кембрия Алтае-Саянской складчатой области являются разрезы г. Долгий Мыс, Крутой лог (Батеневский кряж). Сравнивая видовое разнообразие фауны археоциат этих разрезов с археоциатами лога Подтемный, выяснили, что Vologdinocyathus и Erbocyathus являются общими для разрезов Долгий Мыс и разреза в логу Подтемный (таблица 1). А обнаруженные археоциаты родов Densocyathus и Clathricyathus являются новыми для Батеневского кряжа, ранее встречающиеся лишь в Западном Саяне и на Алтае.

Рис. 1. Densocyathus sanaschtykolensis. Продольное Рис. 2. Erbocyathus. Продольное сечение. Фрагмент сечение, шлиф №3, x10. Деревня Катюшкино кубка. Шлиф №5, x10. Деревня Катюшкино Рис. 3. Vologdinocyathu erbiensis. Продольное сечение. Рис. 4. Clathricyathus. Продольное сечение. Шлиф № Шлиф №10, x10. Деревня Катюшкино 4, x10. Деревня Катюшкино Таблица Фаунистическая характеристика некоторых разрезов Батеневского кряжа Долгий мыс (сыйская свита) Крутой лог (усинская свита) Подтемный лог (усинская свита) Irinaecyathus Aldanocyathus Densocyathus Erbocyathus Ajacicyathus Erbocyathus Vologdinocyathus Alataucyathus Vologdinocyathus Archaeocyathus Coscinocyathus Clathricyathus Таким образом, в соответствии с благоприятными условиями для биоценозов археоциат, с участием водорослей, в атдабанский-ботомский века на территории северо-западного крыла Катюшкинской синклинали они образовывали различной мощности линзовидные залежи известняков – биогермы. Несмотря на относительно короткий период существования археоциат, эта фауна имеет большое значение для познания закономерностей развития органического мира, для выделения биостратиграфических подразделений: горизонтов, слоев и зон, а также для палеогеографических реконструкций обстановок осадконакопления.

СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ Литература Вологдин А.Г. Археоциаты и водоросли кембрия байкальского нагорья. – Москва: Издательство академии наук 1.

СССР. 1962 – 112 с.

Журавлева И.Т. Биостратиграфия и палеонтология нижнего кембрия Сибири и Дальнего Востока. – Москва:

2.

Издательство «Наука», 1969 – 227 с.

Журавлева И.Т. Стратиграфия и археоциаты нижнего кембрия Алтае-Саянской складчатой области. – Москва:

3.

Издательство «Наука», 1979 – 214 с.

Коптев И.И., Ананьев Ю.С. Путеводитель по стратиграфии района учебного геологического полигона ВУЗОВ 4.

Сибири (восточный склон Кузнецкого Алатау). – Томск: Издательство ТПУ, 2006. – 22 с.

Орлов Ю.А. Основы палеонтологии. – Москва: Издательство академии наук, 1962. – 484 с.

5.

СТРАТИГРАФИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ МОЛЛЮСКОВ САРТАГАНСКИХ СЛОЕВ КЕРЧЕНСКОГО ПОЛУОСТРОВА (СРЕДНИЙ МИОЦЕН, УКРАИНА) Д.А. Старин Научный руководитель старший научный сотрудник Т.А. Иванова Научно-исследовательский институт геологии Днепропетровского национального университета им. Олеся Гончара, г. Днепропетровск, Украина Информация по сартаганским слоям Керченского полуострова содержится в ряде работ, согласно которым выделение данного подразделения по малакофауне затруднительно. Это связано с отсутствием здесь богатой полигалинной фауны, по которой выделяются данные слои [1, 3-5]. В последние годы были получены новые материалы картировочного бурения на площади Керченского съемочного листа, позволившие выявить особенности распределения фауны моллюсков и использовать их в качестве критериев идентификации сартаганских слоев конкого региояруса.

Наиболее представительный разрез сартагана вскрыт скважиной 20 (близ с. Ленинское) в интервале глубин 24,75-41,50 м. Породы слагаются серыми, темно-серыми известковыми глинами с прослоями алевритов, включающих зерна глауконита, кварца, кристаллики пирита. Отложения охарактеризованы моллюсками:

Alveinus nitidus (Reuss), Acanthocardia cf. andrusovi (Sok.), Mactra (Eomactra) basteroti konkensis Sokolov, Ervilia pusilla cf. trigonula (Sok.), Abra sp., Spiratella konkensis (Zhizh.), Spiratella andrussovi (Kittl), Barnea sp. Фон комплекса составляют раковинки мелких спирателл и альвейнусов, другие моллюски встречаются спорадически.

Отмечено неравномерное вертикальное распределение раковин моллюсков, что позволило выделить в сартаганских отложениях два комплекса малакофауны, приуроченные к нижней и верхней частям разреза (таблица).

Таблица Распределение фауны моллюсков в сартаганских слоях Керченского полуострова (по скв. 20) Региональные Наименование таксонов стратиграфические Комплексы Сardium Barnea Alveinus nitidus Spiratella Mactra подразделения фауны крупные мелкие sp. konkensis sp. sp.

(1-1,5 (0,2-0, мм) мм) Веселянские слои ІІ комплекс Конкский региоярус Сартаганские (мелких слои альвейнусов и спирателл) І комплекс (крупных альвейнусов и спирателл) Эрвилиево фоладовые слои Первый комплекс приурочен к нижней части разреза, где породы имеют более темный оттенок, участками наблюдаются примазки гидроокислов железа. Фауна однотипна, представлена, в основном, раковинками спирателл и альвейнусов (рис. 1а-в). Последние часто образуют небольшие скопления по алевритовым прослоям. Встречаются раковинки относительно крупных Alveinus, видимые в породе, а также мелкие раковинки, наблюдаемые под бинокуляром. Кроме того, на границе с подстилающими эрвилиево фоладовыми (картвельскими) слоями присутствуют единичные Ervilia sp., Barnea sp.

Второй комплекс установлен в верхней части разреза. Здесь породы приобретают более светлый оттенок. Состав фауны несколько изменяется: появляются единичные кардиумы и мактры, из комплекса исчезают крупные Alveinus nitidus. Иногда в отложениях наблюдаются псевдоморфозы пирита по органическим остаткам, а по плоскостям наслоения обнаруживаются массовые скопления очень мелких, тонкостенных 68 ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ И ОСВОЕНИЯ НЕДР (порядка 0,2-0,3 мм) раковинок альвейнусов, сохранивших прижизненное положение (рис. 2а). Спирателлы также образуют массовые захоронения (рис. 2б), представленные отпечатками раковин в тончайших прослойках сульфидов железа. Подобные ориктоценозы прослеживаются только при детальном микроскопическом исследовании вмещающих пород. На наш взгляд, угнетенный вид фауны при ее массовости свидетельствует о периодических заморах, возникающих под действием сероводородного заражения в условиях постепенного снижения солености морского бассейна.

Рис. 1. Фоновая фауна сартаганских слоев скв. 20: 1а – Alveinus nitidus, левая створка, вид изнутри;

1б – тонкостенные раковинки альвейнусов и спирателл;

1в – Spiratella konkensis, вид со стороны устья Рис. 2. Следы заморов в сартаганских отложениях: 2а – захоронение мелких альвейнусов;

2б – захоронение спирателл (пиритизированные отпечатки раковин) Дальнейшее опреснение, происходившее в веселянское время, привело к практически полному исчезновению альвейнусов и спирателл, распространению представителей более эвригалинных родов Cardium и Mactra.

Проведенные исследования позволили сделать следующие выводы.

1. Максимальное развитие родов Alveinus и Spiratella приурочено к сартаганскому этапу развития конкского бассейна. Для его участков, сформировавшихся в условиях илистого осадконакопления и неблагоприятного газового режима, обусловивших отсутствие других сартаганских видов, выявленная закономерность развития малакофауны является важным критерием стратиграфического расчленения.

2. Установленные комплексы малакофауны отражают особенности эволюции сартаганского моря.

Первый комплекс сформировался, вероятно, на трансгрессивном этапе развития данного бассейна, второй – на регрессивном этапе. Данное предположение подтверждается материалами изучения сравнительно мелководных фаций сартаганских слоев Северного Причерноморья [7, 8] и согласуется с результатами литолого-фациальных и микропалеонтологических исследований [2, 6].

Литература Барг И.М. Биостратиграфия верхнего кайнозоя Южной Украины. – Дніпропетровск: ДДУ, 1993. – 196 с.

1.

Барг И.М., Иванова Т.А., Бондарь О.В., Старин Д.А., Сапронова Д.А. К биостратиграфии неогеновых 2.

отложений Борисфенского залива Восточного Паратетиса // Геологічний журн. НАН України, 2012. – № 3. – С.

127 – 137.

Барг И.М., Носовский М.Ф. (1987). Палеобиогеографическое районирование конкского морского бассейна 3.

Северного Причерноморья и Крыма. // Стратиграфия кайнозоя Северного Причерноморья и Крыма. – Днепропетровск: ДГУ, – С. 36 – 41.

Молявко Г.І. Неоген півдня України. – К.: АН УРСР, 1960. – 208 с.

4.

СЕКЦИЯ 1. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, СТРАТИГРАФИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЕОЛОГИЯ Носовский М.Ф. (1960). Стратиграфия мезокайнозойских отложений Белозерского железорудного 5.

месторождения (УССР). // Вопросы геологии и минералогии осадочних формаций Украинской ССР. – Днепропетровск: ДГУ, – С. 79 – 91.

Присяжнюк В.А., Коваленко В.А., Люльева С.Л. О конкских отложениях юга Украины. // Палеонтологічні 6.

дослідження в Україні: історія, сучасний стан та перспективи. – К.: ІГН НАН України, 2007. – С. 298 – 305.

Старин Д.А. Особенности распространения и стратиграфическое значение моллюсков в конкско-караганских 7.

отложениях Борисфенского залива (средний миоцен, Южная Украина) // 4-е Яншинские чтения. – Москва, – с.183 – 190.

Старин Д.А. Особенности стратиграфического деления конкского региояруса Борисфенского залива (Южная 8.

Украина) по фауне моллюсков // Палеонтологічні дослідження в удосконаленні стратиграфічних схем фанерозойських відкладів: Матеріали ХХХІV сесії Палеонтологічного товариства НАН України. – Київ: ІГН НАНУ, 2012. – С. 99 – 100.

ЛИТОЛОГО-ФАЦИАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ БЕЙСКОЙ СВИТЫ У.А. Стержанова Научный руководители доцент М.И. Шаминова, доцент И.В. Рычкова Национальный исследовательский Томский политехнический университет, г Томск, Россия Литолого-петрографическими, биостратиграфическими и геохимическими методами изучены отложения среднего девона (живетский ярус, бейская свита) Северной Хакасии с целью оценки перспектив нефтегазоносности. Актуальность исследований обусловлена открытием в последние годы в отложениях бейской свиты месторождений газа и газоконденсата (Новомихайловская площадь).

Нами проанализировано строение разрезов бейской свиты по латерали с северо-запада на юго-восток (в районе п. Целинное, о. Итколь, о.Шира и площади Новомихайловская) (рис. 1).

Бейская свита впервые выделена Н.А. Беляковым, В.С. Мелещенко в 1953 г. в Южно-Минусийской котловине Алтае-Саянской складчатой области [1]. Свита согласно залегает на сарагашской свите и также согласно перекрывается ойдановской свитой. На северо-западе свита сложена, главным образом, сероцветными известняками различных оттенков, массивными, толстоплитчатыми, местами окремненными, пелитоморфными (95-99% карбоната кальция, иногда слабо глинистые). Известняки переслаиваются с тонкоплитчатыми доломитами, зеленовато-серыми мергелями, мелко-среднезернистыми известковыми песчаниками серого и желтовато-серого оттенков, алевролитами и аргиллитами. В районе озер Итколь и Шира свита имеет мощность 150-180 м [2, 3].



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 45 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.