авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 20 |

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Национальная идея России: «Моя страна должна быть, и должна быть всегда!» ...»

-- [ Страница 14 ] --

Так, решение проблемы низкой рождаемости сведено к материальному стимулированию матерей к рождению второго ребенка. В управленческом отношении не учитываются более значимые, как это было показано в раз деле 2.1.10.5, нематериальные факторы демографического развития. Про веденный анализ доказывает, что официально органы государственной власти исходят преимущественно из представления о влиянии на него фак тора социально-материального происхождения. При этом в целом власть понимает, что общественные и личностные ценности важны, однако в ча сти управленческих решений приоритет все равно отдается социально материальному фактору, и предпринимаемые государством меры сводятся исключительно к нему.

Принципиальная возможность государства оказать координирующее воздействие на демографические процессы существует. Положительная ди намика показателей рождаемости, смертности и продолжительности жизни за 2007–2009 гг. демонстрирует, что демографический кризис производен от управленческой деятельности государства, он рукотворен и потому может и должен быть обращен. В то же время опасность возвращения к прежним демографическим показателям остается, поскольку управленческое воздей ствие осуществляется в основном на социально-материальный фактор.

Таким образом, Концепция является полезной в части признания демо графических проблем на государственном уровне, но не более. А их решение в рамках действующей государственной демографической политики пока маловероятно. Официальную демографическую политику можно признать неадекватной ситуации и неэффективной, не вносящей вклад в поднятие качественного уровня государственной политики России.

Глава 7. Проблема удержания территории Без территории страны не существует. При необустроенной, рассыпаю щейся, загрязненной, транспортно разорванной и т. п. территории жизне способность страны, разумеется, снижается. В разделе 1.2 и в целом в части I данной работы определены факторы жизнеспособности страны в сегмен те территории. Для формирования управленческой и концептуально конституционной программы действий необходима оценка реального состояния указанных факторов, которая осуществлена в рамках данной главы.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории Миграционные процессы (в том числе внутренние) оказывают влияние на демографическую ситуацию, что было рассмотрено в разделе 2.1.10.5, где доказана их значимость для жизнеспособности страны с точки зрения количества и качества народонаселения. Миграционные вопросы значимы также и для территории страны как фактора-потенциала ее жизнеспособ ности. Речь идет о заселенности территории и, соответственно, ее освоен ности. Кроме того, фактор высокого уровняурбанизации населения создает угрозу для обеспечения продовольственной безопасности страны, что до казывается в разделе 2.1.7.

Рассмотрим роль внутренней миграции населения в изменении числен ности и состава населения России в целом и ее отдельных регионов, оголе нии территории страны и проблемы, связанные с динамикой миграцион ных потоков, их направленностью и управлением ими.

Внутренняя миграция населения подразделяется на безвозвратную (смена постоянного места жительства), временную (переселение на ограни ченный срок) и сезонную (перемещение в определенные периоды года). Вы деляют и т. н. маятниковые миграции (регулярные поездки к месту работы или учебы за пределы своего населенного пункта)»1.

В ряде работ современных исследователей отмечается уменьшение масштабов внутренней миграции в России за последнее десятилетие, что оценивается как устойчивая тенденция2. Высокие коэффициенты миграци онного прироста по внутренней миграции остаются только у динамично развивающихся субъектов РФ: Московской, Ленинградской, Белгородской, Калининградской областей, Краснодарского края, городов федерального значения и др.

Бондырева C.К. Миграция. Сущность и явления. Монография. М.: МПСИ, 2004. C. 3.

Иванов C. Трудовая миграция: Факторы и перспективы. Статья // Россия в глобальной политике. 2006. № 3. C. 38.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории При оценке масштабов внутренней миграции следует учитывать осо бенности нашей страны. Россия характеризуется значительной по площади территорией в сочетании с малой плотностью проживания населения. При этом население сосредоточено в основном в центре и на юге государства.

Огромные пространства в Сибири, на Дальнем Востоке безлюдны. Плот ность проживания на 1 кв. км территории, по состоянию на 1 января 2010 г., составляет: в Москве — 9682 чел., в Санкт-Петербурге — 3288 чел., в целом по России — 8,3 чел. В некоторых регионах показатель плотности крайне мал. Например, в республике Алтай он равен 2,3 чел., в Красноярском крае — 1,2 чел., в Магаданской области и Якутии — 0,3 чел.3 Данные по плотности населения по федеральным округам представлены на рис. 7.1.1.

57, чел. на 1 кв. км 38, 29, 8,3 8,0 6,8 3, 10 1, О О О О О О РФ О Ф Ф Ф Ф Ф Ф Ф й й й й й й ый ны ны ы ки ки ки ьн жн жс рс ьс оч ад ал Ю ал би ол ст ап тр Ур Си во ив З ен о не Пр ер Ц ль в Да Се Рис. 7.1.1. Плотность проживания населения России (по состоянию на 1 января 2010 г.) Нельзя не отметить значимую роль миграционных процессов в жизни страны в исторической ретроспективе (конец XIX в. — XX в.) в условиях стремительного демографического роста и социально-экономического раз вития, во многом вызванных нарастающей индустриализацией. Особенный для того времени аграрный фундамент экономической системы, колоссаль ная протяженность территории и уникальный состав населения привели к масштабным внутренним миграциям и территориальным перемещениям.

Поэтому, значимость внутренних миграционных процессов для жизнеспо собности страны исторически обоснована.

Рассмотрим некоторые тенденции, касающиеся внутренней миграции, сложившиеся в конце XIX в. — XX в. и позволяющие более полно проанали зировать современные процессы и связанные с ними проблемы.

Численность населения Российской Федерации по городам, поселкам городского типа и районам на 1 января 2010 года (Росстат). М.: Росстат, 2010.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории Внутренняя миграция населения середины XIX в. — начала XX в.

В середине XIX в. Россия оставалась страной с очень низкой, по срав нению с Европой, долей городского населения, практически крестьянской страной. На протяжении всего XIX в. доля городского населения увеличи валась крайне медленно — с 6,6%, по состоянию на 1811 г., до 10% к 1863 г.

и менее чем до 13% — к концу XIX в. При этом в таких государствах, как Англия, Норвегия, Франция, Германия и США, в этот же период данный по казатель варьировался от 40 до 80%4.

К концу XIX в. темпы урбанизации несколько усилились, особенно это касается роста населения крупных городов России. Уже имелось два города миллионера — Москва и Санкт-Петербург. Резко возросла численность на селения в других крупных городах России: Одессе, Новороссийске, Баку и многих других.

Однако масштабное исследование, проведенное в начале XX в. В.П. Се меновым-Тян-Шанским, показало, что многие мелкие города являлись та ковыми лишь формально и поэтому не развивались. Крупная промышлен ность часто располагалась не в городах, а в сельских населенных пунктах, поэтому доля горожан росла медленными темпами — примерно до 17% к началу Первой мировой войны. Однако на протяжении последующих де сятилетий процессы урбанизации развивались достаточно быстро5.

Помимо значительного преобладания доли сельского населения в струк туре населения Российской империи необходимо упомянуть и о людности сельских населенных пунктов. В истории Российской империи выделялись две группы поселений: сплошные и крупные — преобладающий тип поселе ний на основной части России — и одиночные и мелкие с числом жителей менее 10 человек6.

Во второй половине XIX в. численность обеих групп сельских поселений в России постоянно возрастала (рис. 7.1.2), и только в Сибири развитие по селений шло очень медленно.

При этом плотность населения также возрастала быстрыми темпами.

Если в 1811 г. на 1 кв. версту приходилось 9,9 жителей, то к 1863 г. и 1897 г.

эта цифра возросла до 14,3 и 22,1 жителей соответственно.

Очень высокой была густота сельских поселений. В Европейской части России среднее расстояние между селениями составляло в 1857 г. около 3,8 км (для сравнения, в Сибири — 31 км). Достаточно густая сеть поселе ний, высокая плотность заселения привели в Европейской части России к появлению проблемы аграрного переселения.

Суринов А.Е. Сто лет спустя. Монография. М.: Издательство: РАГС, 2009. C. 56.

Симагин Ю.А. Территориальная организация населения. Монография. М.: Издательско торговая корпорация «Дашков и Ко», 2009. C. 138–139.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII — начало XX в.).

Монография. СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. C. 289.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории Число поселений, тыс.

Сплошные Мелкие и одиночные год 1850 1860 1870 1880 1890 Рис. 7.1.2. Динамика численности сплошных, мелких и одиночных поселений в Европейской части России в 1857–1897 гг.

Эти обстоятельства оказали существенное влияние на миграционную подвижность сельского населения Европейского центра России — осо бенно в связи с довольно низкой плотностью и освоенностью южных и се верных территорий страны. Высокая доля сельского населения, масштабы естественного прироста, а также плотность населения в сельских районах, предопределили наличие миграционного потенциала, который по мере раз вития городов и рабочих мест в них начал реализовываться. Процесс оттока сельского населения в города во второй половине XIX в. становился все бо лее интенсивным, однако происходил он с некоторыми особенностями.

В период до крестьянской реформы 1861 г. переселение не признает ся законодательно. Причиной тому были распространенные в правящих кругах ожидания, что улучшение аграрной культуры сделает землю бо лее производительной и даст возможность каждому хозяину питаться на меньшем пространстве земли, поэтому противодействие малоземелью было прекращено.

Кроме того, в начале реформы из-за стремления большинства землевла дельцев любым способом удержать крестьян на своем земельном наделе пе реселение либо не происходило вообще, либо происходило только с редкого дозволения самих помещиков. В 1860–1870-е гг. темпы переселения снизи лись до минимальной отметки, ежегодно численность переселенческих се мей лишь изредка достигала 500 чел. В Сибири же в 1877–1878 гг. вообще отсутствовал приток переселенцев.

Однако развитие промышленности в городах, с одной стороны, и свя занное с малоземельем имущественное расслоение крестьян в сельской местности, с другой стороны, активировали процессы внутренней мигра ции. Процесс переселения также был усилен подписанием Александром II 9 февраля 1861 г. манифеста «О всемилостивейшем даровании крепостным ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории людям прав состояния свободных сельских обывателей», а также бедствен ными неурожайными годами.

Первые серьезные предпосылки к развитию феномена отходничества были связаны с принятием данного манифеста, который только усилил зе мельный вопрос. Средний размер крестьянского надела стал еще меньше, чем до реформы. В 49 губерниях в 1877–1878 гг. на 73% крестьян приходи лось не более 4-х десятин земли, из них на 18,8% — всего около 2-х десятин.

С учетом того, что для нормального существования средней крестьянской семьи требовалось, по разным оценкам, от 10 до 15 десятин, это привело к ухудшению положения основной части крестьянства7 и к развитию такого масштабного национального движения, как отходничество8 — альтернати ве переселению на новые места постоянного проживания. Основной вектор отходничества осуществлялся в пределах Европейской части страны и был направлен из относительно перенаселенных центральных губерний Рос сии в сторону крупных бурно развивающихся городов и малонаселенных южных губерний (Воронежскую, Харьковскую, Тамбовскую, Саратовскую);

массового движения в Сибирь не было. При этом в большинстве случаев переселение носило сезонный характер. По разным оценкам, с 1880-х гг.

в отходничестве ежегодно было задействовано около 5 млн чел. Основны ми работами, в которых широко применялся труд отхожих крестьян, были сельскохозяйственные работы, работа в шахтах и на фабриках, строитель ные работы, мелкие промыслы и ремесленничество в городах. В среднем в центральных губерниях на долю отхожих рабочих приходилось не менее 10% всего трудоспособного мужского населения. А в Московской и Смолен ской губерниях эта цифра доходила до 40%9.

Располагая частичными данными о масштабах отхода крестьян в Евро пейской части России, можно выделить два главных типа отхода — внезем ледельческий и земледельческий.

Первый тип был распространен в губерниях полосы Нечерноземья, для которых было характерно аграрное переселение в сочетании с интенсивным развитием крупных промышленных центров, являвшихся своего рода «маг нитами», притягивающими рабочую силу. Учет отходничества по всей тер ритории страны не проводился, но имеются данные по отдельным губерни ям. Численность крестьян, участвовавших во внеземледельческом отходе, отражена в табл. 7.1.110.

Рощин Ю.В. Миграция населения в судьбе России. Монография. М.: Авангард, 2008.

C. 84.

Под «отходом» или «отхожим промыслом» понимался временный уход крестьян в по исках заработка с места постоянного жительства в другие регионы, которым требовалась дополнительная рабочая сила.

Карышев Н.А. Крестьянские вненадельные аренды. Итоги экономического исследования России по данным земской статистики. Монография. Дерпт, 1892. C. 42.

Рощин Ю.В. Миграция населения в судьбе России. C. 86.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории Таблица 7.1. Регионы внеземледельческого отхода в 90-е гг. XIX в.

Количество выданных паспортов Численность № Губернии населения (тыс. чел.) тыс. штук в % к населению 1 Калужская (1895) 996 220,5 22, 2 Тверская (1895) 1545,5 324,7 3 С.-Петербургская (1894) 518,2 97,7 18, 4 Ярославская (1893) 863,7 129,5 14, 5 Смоленская (1895) 1173,8 140,3 11, 6 Псковская (1895) 879,3 62 Итого по 6-ти губерниям 5976,6 974,7 16, Второй тип отхода крестьян (земледельческий), был распространен в гу берниях средней полосы Черноземья. Доминирующие отрасли экономики в данном районе были тесно переплетены с сельским хозяйством, но в связи с нехваткой свободных земель для ведения своего хозяйства многие кре стьяне были вынуждены временно уходить на заработки в южные степные земли России (табл. 7.1.211).

Таблица 7.1. Регионы земледельческого отхода в 90-е гг. XIX в.

Количество выданных паспортов Численность № Губернии населения (тыс. чел.) тыс. штук в % к населению 1 Рязанская 1668,2 367,5 22, 2 Курская 2042,7 217,9 10, 3 Пензенская 1298,9 130,4 10, 4 Орловская 1674,5 166,7 14, 5 Воронежская 1173,8 140,3 9, 6 Тамбовская 2265,8 164,1 7, Итого по 6-ти губерниям 11184 1137 10, При сопоставлении данных отхода крестьян по двум типам обращает на себя внимание то, что при внеземледельческом отходе доля отходников в численности населения в 1,5 раза превышала соответствующее значение отхода земледельческого типа. Это подтверждает, во-первых, наличие из бытка рабочей силы в аграрном секторе, т. е. аграрное перенаселение в Ев ропейской части России, и, во-вторых, усилившуюся потребность в рабочей силе в связи с развитием крупных промышленных центров и городов. Чис ленность участвовавших в отходничестве крестьян постоянно росла. Если в 1885 г. их насчитывалось 179 тыс. чел., то в 1895 г. — уже 220 тыс. чел. Там же.

Там же. C. 87.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории Однако огромные масштабы отходнического движения, свидетельству ющие, казалось бы, о высокой миграционной мобильности населения, не сопровождались переселением. Коренного решения проблемы аграрного переселения не произошло, колонизация восточных территорий страны проходила медленно.

Благодаря успешной территориальной экспансии и достижениям русской дипломатии, территория Российской империи с 1500 г. по 1900 г. выросла с 40 до 403 тыс. кв. миль, т. е. всего за четыре века — более чем в 11 раз13. Ко лоссальные темпы присоединения новых земель обусловили необходимость масштабной колонизации и освоения территорий. Подобные темпы расши рения государственных границ привели к тому, что средняя плотность тер ритории Российской империи, по данным переписи 1897 г., составляла тогда всего 6,7 чел. на кв. версту (табл. 7.1.314).

Таблица 7.1. Плотность населения по материалам Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г.

Число жителей Число кв. верст Губерния (тыс.) на кв. версту По империи 18861 6, 1 Европейская часть России 4231 22, 2 Привислинские губернии 112 84, 3 Кавказ 412 22, 4 Сибирь 10 966 0, 5 Средняя Азия 3 142 2, По плотности населения Российская империя являлась одной из наиме нее заселенных стран того времени. Хотя плотность населения в губерниях Европейского центра России была относительно высокой, что приводило к появлению избытка рабочей силы на этих территориях (табл. 7.1.415).

Осознавая опасность малонаселенности приграничных земель, а так же очень медленные темпы колонизации восточных губерний, российское Правительство принимает решение придать переселению более организо ванный и целевой характер. Главная цель проводимой политики — пере селение крестьянства из густонаселенных и трудоизбыточных регионов в малонаселенные земли Сибири и Дальнего Востока.

Суринов А.Е. Сто лет спустя. C. 40.

Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Статистический сборник. В 2 т. Т. 1. Общий свод по Империи результатов разработки данных Первой Все общей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года // Под ред. Н.А. Тройниц кого. СПб., 1905.

Платонов О.А. История русского народа в XX веке. Монография. М.: Алгоритм, 2009.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории Таблица 7.1. Плотность населения и избыток рабочей силы в сельских районах Российской империи Избыток рабочей силы;

Плотность населения % к общему числу трудо Район (чел. на кв. версту) способного населения в 1897 г.

в 1900 г.

Юго-Западный 66 Левобережный 55 Центральный черноземный 49 Литовский 46 Средне-Волжский 37 Центральный промышленный 36 Первые попытки стимулировать заселение отдельных окраин можно от нести еще к началу второй половины XIX в. В целях заселения присоединен ного Приамурского края в Амурской и Приморской областях было дозволе но селиться всем желающим — как русским, так и иностранцам. Особыми правилами 1861 г. были предоставлены широкие льготы в отношении по датей и повинностей. В середине 1870-х гг. было издано особое положение о порядке колонизации киргизской степи.

К концу XIX в. началось формирование ряда концепций миграцион ной политики, отвечающих государственным целям и интересам. В част ности, это концепция поэтапных или волновых переселений. Считалось, что окраинные территории должны заселяться жителями расположенных рядом с ними районов. Еще одна концепция — концепция предпочтитель ных районов выхода. Суть ее состоит в том, что успешность переселения на новые места зависит от сходства природно-климатических и хозяйствен ных условий новых мест поселения с местами прежнего проживания. Была разработана методика подбора переселенцев. Сторонники этой концепции, в частности А.А. Кауфман, считали, что наиболее пригодны для переселе ния зажиточные крестьяне, поскольку они быстрее осваиваются, меньше потребуется средств на оказание им помощи и, кроме того, они освобожда ют значительные земельные площади в районах выхода.

Одним из первых серьезных толчков к развитию переселенческого дви жения на Восток России стало начавшееся в 1893 г. строительство Сибирской железной дороги. В этом же году был создан Комитет Сибирской железной дороги, призванный обеспечить регулирование переселения. Был сформиро ван специальный фонд для покрытия расходов по организации переселений.

Система предоставляемых льгот и пособий была расширена. Выдавались раз нообразные ссуды: путевые, на хозяйственное обустройство, на посев;

безвоз мездно отпускались лесоматериалы на возведение приусадебных построек.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории Эта система льгот распространялась не только на организованные пересе ления, но и на индивидуальных переселенцев. Размер предоставляемой помо щи был дифференцирован и зависел от территории вселения и конкретной потребности переселенцев. Правительство активно занималось организаци онными проблемами: перевозкой переселенцев, организацией сети врачебно продовольственных пунктов, подготовкой участков для расселения. Близкое истощение запасов пригодных для колонизации земель стимулировало при нятие, начиная с 1895 г., ряда серьезных мер, направленных на увеличение этих запасов: предпринято обследование огромных, совершенно не изучав шихся ранее пустынных, т. н. таежных и урманных, пространств Сибири.

В 1904 г. был принят новый переселенческий закон, в основу которого был положен принцип свободы переселения. Государственная поддержка обеспечивалась только тем переселенцам, которые выбывали из местно стей, откуда признавался желательным отток населения, либо направлялись в районы, определенные для заселения. Устанавливалось ходачество (пред варительные «ознакомительные» поездки ходаков для выбора земельного участка и места для переселения) и др.

Также было образовано специальное Переселенческое управление, ко торое приобрело характер учреждения чрезвычайной важности, т. к. в нем сосредотачивались все сведения о Зауралье, и, в качестве «всеазиатской зем ской управы», оно фактически влияло на жизненный уклад и развитие про изводительных сил ряда территорий государства.

Следует особо отметить, что в дореволюционной России существовал хо рошо налаженный учет переселенческого движения. В тот период потоки пе реселенцев на восток регистрировались в двух пунктах — в Сызрани и Челя бинске. И дело не только в том, что переселенцам оказывалась помощь в пути, но и в том, что параллельно проводились детальные обследования мигрантов.

Эти данные использовались земской статистикой, в научных исследованиях того времени — в работах А.А. Кауфмана, Н.П. Огановского, Н.М. Ядрин цева, И.А. Гурвича, Л.Д. Пошехонова и др. Поэтому мы знаем о социально демографических, экономических и даже воспроизводственных характеристи ках дореволюционных переселенцев значительно больше, чем о современных.

В дальнейшем система государственных льгот переселенцам была рас ширена и уточнена: размеры ссуд на обустройство устанавливались не в за висимости от нуждаемости переселенцев, а в соответствии с хозяйствен ной трудностью и государственной потребностью заселения того или иного района. Кроме того, были организованы склады сельскохозяйственного ин вентаря и продукции (сельскохозяйственной, лесной) для оказания помощи переселенцам, велись работы по расширению дорожной сети, по исследова нию новых территорий.

Однако в переселенческом деле не все обстояло гладко: наплыв пересе ленцев вызвал понижение размера ссудной помощи, ограничения ходачест 7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории ва и т. п. По остаточному принципу осуществлялась прокладка дорог, что затрудняло переселенческое движение. Было много критики по землеотвод ному делу: сам А.А. Кауфман, принимая в нем непосредственное участие, признавал это.

Главной задачей переселенческой политики тех лет становится заселение окраин русскими людьми. И эта задача решается довольно успешно, в от личие от борьбы с малоземельем и попытками внести существенные изме нения в экономическую жизнь российской деревни. По словам А.А. Кауф мана, переселения, оказывая иногда ощутимое воздействие на ту или иную общину, волость — изредка, может быть, на уезд, откуда уходит на новые места заметная часть населения, — представляют собой нуль с точки зрения возможного влияния на общий ход русского народного хозяйства.

По мнению И.А. Гурвича, чтобы произвести прочное улучшение по требовалось бы переселение чуть ли не половины всех наличных жителей черноземной полосы. О подобном переселении миллионов жителей России в кратчайший срок и мечтать было нельзя. Если же рассрочить эту опера цию на много лет, тогда придется переселить в Сибирь уже не половину, а чуть не всю Россию, поскольку население постоянно увеличивалось.

В тот период высказывались разные мнения относительно необходимос ти помощи переселенцам. Согласно одной точке зрения, успех переселен ческой политики зависит от мер по облегчению устройства переселенцев в районах вселения. Согласно другой точке зрения, во главу угла ставилась не забота о каждом конкретном переселенце, а необходимость подъема хо зяйства самого района вселения.

Таким образом, дореволюционная государственная политика переселе ния в России проводилась не стихийно, а опиралась на систему концепту альных взглядов. В результате ее реализации был накоплен большой прак тический опыт.

В конце XIX в. — начале ХХ в. основной поток переселенцев направлялся на восток страны — в Сибирь и на Дальний Восток. Например, в 1883–1899 гг.

в Сибирь было переселено 1,4 млн чел., а в 1907–1911 гг. — 2,6 млн чел.

Необходимость заселения восточных территорий России диктовалась прежде всего геополитическим статусом районов Азиатской России — в осо бенности Дальнего Востока. П.А. Столыпин на заседании Государственной Думы по поводу строительства Амурской железной дороги в 1907 г. говорил:

«При наличии государства, густонаселенного, соседнего нам, эта окраина не останется пустынной. В нее просочится чужестранец, если туда не придет русский, и это просачивание уже началось. Если мы будем спать летаргиче ским сном, то этот край будет пропитан чужими соками и, когда мы про снемся, может оказаться русским только по названию»16.

Рыбас С.Ю., Тараканова Л.В. Жизнь и смерть Петра Столыпина. Монография. М.: Па триот, 1991. C. 143.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории Благодаря переселенческой политике, в период реформ начала ХХ в.

в Азиатскую часть России и малозаселенные регионы Европейской части России проследовало за 1906–1914 гг. 3040 тыс. чел., обратно же проследо вало 529,8 тыс. чел., т. е. можно сказать, с определенной долей условности, что на переселенческих участках Азиатской и Европейской России осело 2510,5 тыс. чел (табл. 7.1.517). Всего же в течение 1897–1916 гг. на окраи ны государства переселилось более 5,2 млн чел.18 Таким образом, водво рившиеся переселенцы или мигранты составляли 1,4% от всего населения страны.

Таблица 7.1. Миграционный прирост основных переселенческих регионов, тыс. чел.

Миграцион Годы Регион Прибывшие Выбывшие ный прирост 1906–1909 1804,8 153,6 1651, Азиатская Россия 1910–1914 1115 340 1906–1909 45,5 10,7 34, Приуральские губернии Евро пейской части России 1910–1914 72,4 19,3 1906–1914 Общий итог 3040,3 529,8 2510, Необходимо помнить, что в этот период активно переселялись и на Кав каз, и на север Европейской части России, но точными и достоверными дан ными по указанным территориям Переселенческое управление не владело.

Эти данные можно проследить только в отчетах губернаторов.

Главные достижения переселенческой политики в период проведения реформ П.А. Столыпина были связаны с тем, что были разработаны четкие и эффективные меры государственной миграционной политики, направ ленной на привлечение и приживаемость переселенцев на неосвоенных окраинах государства. В целях регулирования миграционных процессов и оказания помощи переселенцам государство разработало и проводило в жизнь ряд мер, которые видоизменялись в зависимости от направления государственной миграционной политики и от территории вселения пере селенцев.

К экономическим мерам государственной миграционной политики от носятся прямые финансовые выплаты в натуральной и денежной формах, льготы по налоговым и финансовым обязательствам, таможенным тари фам. В целом, государственным бюджетом было израсходовано на эти цели 75 млн руб.

Итоги переселенческого движения за время с 1896–1909 гг. (включительно). Статисти ческий сборник. СПб., 1910;

Итоги переселенческого движения за время с 1910–1914 гг.

(включительно). Статистический сборник. СПб., 1915.

Социальная и демографическая политика. 2006. № 5. C. 15.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории Стимулирование и регулирование переселенческого движения в ре гионы с тяжелыми климатическими условиями государство осуществляло также с помощью указанных дифференцированных экономических мер.

В частности, с принятием закона «Об изменении правил о выдаче ссуд на хозяйственное устройство переселенцев» от 5 июля 1912 г. «переселенцам, окончательно водворившимся в местностях, заселение коих признается не обходимым по государственным соображением, часть домообзаводческой ссуды (то же, что и ссуда на хозяйственное устройство), но не свыше поло вины ее, обращается в безвозвратное пособие». Такая операция устанавли валась на три года в местностях, определенных законом.

К основным инструментам регулирования миграционной политики в то время относились ссуды и кредиты. Переселенцам, а именно семьям переселенцев, выдавались государственные ссуды — путевые и «на хозяй ственное устройство». Выдавались переселенцам ссуды и «на общеполез ные надобности» на основании «Правил о выдаче ссуд на общеполезные надобности» еще от 15 июня 1902 г. Причем эти ссуды выдавались не от дельным семьям, а целым переселенческим обществам, селениям и товари ществам крестьян в целях оказания помощи в улучшении землепользова ния и быта.

Всего на общеполезные надобности было выдано 7,5 млн руб. (по сме там Переселенческого управления). Распределение средств по регионам на чалось с 1909 г. Ссуды на общественные надобности в 1909 г., 1913 г. и 1914 г.

были распределены между Сибирью и Кавказом, а в 1910 г., 1911 г. и 1912 г. — между Сибирью, Дальним Востоком и Кавказом.

Всего же государство на оказание ссудной помощи переселенцам за пе риод с 1906 г. по 1914 г. включительно ассигновало 83,8 млн руб., что соста вило 0,4% государственного бюджета тех лет.

Помимо ссуд и кредитов существовала и другая группа экономических мер: льготы по налогообложению, финансовым обязательствам (долгам).

Переселяющимся мещанам-землевладельцам и сельским обывателям государство предоставило ряд льгот по невыполненным ими финансовым обязательствам. Так, списывали имеющиеся на переселенцах недоимки по казенным сборам и общему продовольственному капиталу. Переселен цам предоставлялись льготы по передвижению их к местам назначения:

проезд и провоз багажа до места поселения производился по особо установ ленному для них Министерством финансов тарифу. Льготный тариф при менялся как при следовании переселенцев на место поселения, так и при возвращении их на прежнее место жительства в случае неустройства на ме стах предполагаемого поселения.

Государство предоставляло льготы и по налоговым обязательствам, а именно: при водворении переселенцы освобождались от казенных плате жей и земских денежных сборов в течение 5 лет, а в последующие 5 лет об ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории лагались упомянутыми сборами в половинном размере. Причем для мест ностей (например, Закаспийская область), заселение которых было важно в стратегических целях, отсрочка по выплате налоговых обязательств увели чивалась до 10 лет. По отбыванию натуральных земских повинностей тоже предоставлялись отсрочки;

срок этих отсрочек зависел от местности водво рения переселенцев: в стратегически важных для России местностях — 5 лет (Закаспийское, Туркестанское и Приамурское генерал-губернаторства и За байкальская область), а в остальных — 3 года. Государство выделило еще одну местность, где были изменены сроки выплаты налогов по казенным, земским и мировым повинностям. Такой местностью являлось таежное пространство в пределах Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской губерний. В них переселенцы пользовались следующей льготой: в течение 10 лет со времени перечисления по месту водворения они освобождались от всякого рода казенных сборов и от земских и мирских (волостных) по винностей. Данная льгота была введена в целях заселения и освоения лишь отдельных территорий этих огромных губерний, куда переселялись неохот но, поскольку та же Томская губерния (не в таежной ее части) считалась наиболее благоприятной для ведения сельского хозяйства.

Кроме экономических мер государство предоставляло переселен цам и особый правовой статус. Так, переселенцы, которые окончательно устроились на участках, получали статус сельских обывателей или мещан землевладельцев.

Государство предоставляло переселенцам льготы по выполнению неко торых гражданских обязанностей. В первую очередь это касается исполне ния воинской обязанности: переселенцам, возраст которых при водворе нии превышал 18 лет, отбывание воинской повинности отсрочивалось на 3 года.

Водворялись не только крестьяне и мещане, но и дворяне-землевладельцы.

В 1909 г. Советом Министров было принято Положение, согласно которо му к категории лиц, имеющих право получить разрешение на переселение, были отнесены все имеющие желание водвориться в Сибири лица, незави симо от их сословной принадлежности.

В результате активной переселенческой политики численность насе ления главной территории освоения — Сибири с 1897 г. по 1913 г., т. е. во время активной фазы переселенческого движения, увеличилась на 72%. Для сравнения, в период расцвета движения отходничества численность населе ния Сибири за 1863–1885 гг. возросла лишь на 37% (рис. 7.1.3–7.1.4)19.

Как видно из рис. 7.1.4, максимум переселенцев пришелся на пятиле тие 1905–1909 гг., что, несомненно, было связано с действиями государства по увеличению масштабов переселений в Азиатскую часть страны, а также Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811–1913 гг.). Статистический сборник. М.:

Госстатиздат, 1956. C. 68.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории 12 млн чел.

10 9, 5, 4, 3, 1,5 год 1811 1863 1885 1897 Рис. 7.1.3. Изменение численности населения Сибири в 1811–1913 гг.

2 1, 1, 1, 1, 1, млн чел.

1, 1 0, 0, 0, 0,28 0, 0, 0, 0, 1885–1889 1910– 1890–1894 1895–1899 1900–1904 1905– годы Рис. 7.1.4. Число семейных переселенцев в Сибирь по пятилетиям — с 1885 г.

по 1914 г.

со строительством Сибирской железной дороги и созданием системы эконо мической помощи переселенцам. Всего же за период 1885–1914 гг. в Сибирь переселилось 4390 тыс. чел. из рассматриваемой группы семейных пересе ленцев. При этом основная часть семейных переселенцев приходилась на губернии Европейской части России: из Полтавской губернии в этот период времени выбыло 421,9 тыс. чел., из Курской — 308,5 тыс., Черниговской — 294,7 тыс., Воронежской — 237 тыс., Харьковской — 220 тыс. чел. Большое влияние переселенческое движение, вкупе с отходничеством, оказало и на темпы урбанизации в Российской империи. В целом числен ность городского населения за период 1897–1914 гг. в Сибири увеличилась на 140%, в Средней Азии — на 72,1%, на Кавказе — на 56,5%. Для сравнения, численность городского населения в 50-ти губерниях Европейской части России в этот же период увеличилась уже на 54,3%. Всего же доля городского населения к началу 1914 г. составила 15,27%. Увеличение масштабов оттока Там же. C. 73.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории сельского населения в промышленные центры и города привело к тому, что численность таких городов, как Москва, Санкт-Петербург, Одесса и Киев с середины XIX в. выросла более чем в 5 раз.

Высокие темпы массового переселения крестьян и усиленные темпы ур банизации оказали большое влияние на социальный состав населения Рос сии. Всеобщая перепись населения 1897 г. выявила довольно значительные изменения в половозрастной структуре городов и деревень (рис. 7.1.521).

21% 28% от 10 до 20 лет от 20 до 60 лет старше 60 лет другие возрасты 7% 44% а) 19% 20% от 10 до 20 лет 5% от 20 до 60 лет старше 60 лет другие возрасты 56% б) Рис. 7.1.5. Доля мужчин различных возрастов в структуре населения уездов и городов: а) в уездах, б) в городах Так, обращает на себя внимание тот факт, что на города приходилась значительно большая доля трудоспособного мужского населения. Это по зволяет сделать вывод, что в городах ощущалась потребность в работниках мужских профессий, поэтому они «притягивали» наиболее молодое муж ское население.

Если в Европейской части России на 1000 мужчин приходилось 906 жен щин, то в Сибири на 1000 мужчин приходилось уже 754 женщины, на Кав Рубакин Н.А. Россия в цифрах. Страна. Народ. Сословия. Классы. Статистический сбор ник. СПб.: Изд-во В.В. Битнера, 1912;

Суринов А.Е. Сто лет спустя.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории казе — 758 и в Средней Азии — 779 соответственно. Эти данные говорят о том, что миграционные процессы привели к нарушению половозрастной структуры населения в регионах вселения, а значит и в регионах, постав ляющих мигрантов.

Помимо половозрастной структуры переселенческое движение и отход ничество оказало влияние на образовательный уровень и отраслевой состав занятого населения. С ростом масштабов отхода крестьян в города посте пенно повышался и уровень их грамотности. Большой приток сельского на селения в города обусловил развитие сети школ и образовательных учреж дений. Изменялся профессиональный состав населения, сокращалась доля занятых в сельском хозяйстве.

Таким образом, благодаря отходничеству, и в особенности — организо ванному переселенческому движению, в России решалась проблема малона селенности приграничных и северных территорий. Были созданы предпосыл ки для развития инфраструктуры и «точек роста» в данных территориях.

В дореволюционной России миграционная политика позволила решить сразу три задачи: иммиграционную — с целью заселения новых земель, пе реселенческую — для расселения малоземельных крестьян и колонизаци онную — для заселения и освоения вновь присоединенных земель и при граничных рубежей.

Переселенческое движение имело большое значение для «смягчения»

аграрного перенаселения. Так, в Европейской части России было освобож дено свыше 1 млн десятин земли, тогда как благодаря постепенному освое нию сибирских территорий Россия получила свыше 20 млн десятин степей и тайги. Колонизация и освоение такого огромного пространства не только позволили утвердить за Россией статус мировой державы, но и решить во прос укрепления безопасности границ и восточных территорий, что стало значительным вкладом в укрепление жизнеспособности страны.

Первая мировая война и последовавшие за ней революционные потря сения, к сожалению, практически разрушили упорядоченный процесс орга низованного переселения в Российской империи.

Внутренняя миграция населения в XX веке Начало XX в. для России — это начало периода модернизации экономи ки, связанного с такими понятиями, как «индустриализация» и «урбаниза ция», где миграции в целом (и в особенности — внутренней) отводилось важное место.

Одно из основных и самых массовых направлений внутренних миграций (с точки зрения числа участников переселений и их доли в общей численности населения), представляет собой миграция из сельской местности, т. н. сельская и сельско-городская миграция. В разные исторические периоды социально ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории экономического развития России этот вид миграции играл различную роль в расселении людей, формировался под влиянием различных механизмов го сударственного воздействия или стихийных факторов, либо регулируемых методов управления. Поэтому именно его следует проанализировать особо.

Рассматривая советский период развития, можно отметить, что наи большее влияние на сельские миграции оказывалось государством в 30-е гг.

ХХ в. в связи с коллективизацией, и в 1950-е гг. — в связи с реализацией задачи освоения новых пахотных земель, находящихся в Южной части Ура ла и Западной Сибири и на территории Северного Казахстана. Переселение стало массовым и высокоорганизованным процессом.

В связи с высокими материальными затратами, которые требовались для организации процесса сельского переселения, достаточно большое внима ние со стороны структур, ответственных за этот процесс, уделялось стадии приживаемости новоселов на новом месте жительства.

Для того чтобы повысить мотивацию населения к переселению, а также для решения вопросов с приживаемостью новоселов, принимались крупно масштабные государственные программы. Для руководства этими мигра ционными потоками в 1953 г. при Совете Министров СССР было создано Главное переселенческое управление. В этом же году для содействия и по мощи в переселении было принято специальное постановление. Основные его положения сводились к тому, что всем переселенцам и членам их семей за счет государства предоставляются: оплата проезда, единовременное де нежное пособие и различные льготы, начиная от полного или частичного освобождения от уплаты налогов, до выдачи беспроцентных ссуд для стро ительства домов.

В послевоенные годы перемещение сельского населения являлось одной из основных форм планового обеспечения трудовыми ресурсами сельского хозяйства восточных районов страны. За двадцать лет, с 1951 г. по 1970 г., было переселено 1,5 млн чел. в составе свыше 337 тыс. семей, из которых на долю Сибири и Дальнего Востока пришлось 900 тыс. чел.

В 1970–1980-е гг. сельскохозяйственное переселение велось в основном в районы Дальнего Востока. В среднем ежегодно в этот регион переселялось до 12 тыс. семей, или порядка 50 тыс. чел.

Для того чтобы процесс сельского переселения как можно полнее кон тролировался властями, использовалась паспортная система удостоверения личности. Паспорта вводились только для жителей городов, районных цен тров и поселков городского типа. Сельские жители не имели права выез жать за пределы своего места жительства более чем на 30 дней.

В 1953 г. список местностей, жители которых были обязаны иметь па спорта, был расширен. В него вошли Московская область, Прибалтийские республики, пограничные районы СССР. Документом, удостоверявшим личность колхозников, оставалась книжка колхозника, не позволявшая по 7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории кидать место жительства более чем на 30 дней, да и то при наличии особой справки из сельсовета. Паспорта сельским жителям начали выдавать лишь в 1970 г.;

и только в августе 1974 г. было принято «Положение о паспортной системе в СССР», в соответствии с которым паспорта стали выдавать всем гражданам СССР независимо от их места жительства. Полная паспортиза ция началась 1 января 1976 г. и завершилась 31 декабря 1981 г. За шесть лет в сельской местности было выдано 50 млн паспортов22.

В целом, за период с 1926 г. по 1979 г. за счет миграции населения из села в город численность сельского населения сократилась со 120 млн чел.

в 1926 г. до 98,8 млн чел. в 1979 г. В большинстве районов СССР доля го родского населения составляла от 1/2 до 2/3 всего населения23;

с 1959 г., как показала перепись, впервые доля городского населения в целом по стране превысила долю сельского.

На рубеже 1980–1990-х гг. в России произошли кратковременные, но кардинальные изменения в селько-городском миграционном обмене. В этот период было отмечено небывалое явление в таком обмене — сокращение оттока сельского населения в города и миграционный прирост численно сти сельского населения. Это произошло практически на всей территории страны, за исключением Дальнего Востока. Главной причиной послужило не столько уменьшение демографического потенциала села, сколько резкое ухудшение экономической ситуации в стране (нехватка продовольствия, дефицит предметов первой необходимости, закрытие предприятий и без работица, которая в городах переживалась сложнее и т. д. В 1991 г. впер вые за многие десятилетия внутренние миграционные процессы поменяли свое направление, и в сельской местности был зафиксирован миграцион ный прирост в 57,4 тыс. чел. В 1992 г. он увеличился до 200,9 тыс. чел., но с 1993 г. начал снижаться и составил 20 тыс. чел. Стабилизация социально экономических процессов в России вновь привела к оттоку сельских жите лей. Миграционные реки вошли в свои берега.

Начиная с 1994 г. и до настоящего времени продолжается сокращение численности сельского населения в результате внутрироссийской миграции.

Сельско-городская миграция чутко и достаточно стремительно реагирует на экономические спады и кризисы. Как и в начале 1990-х гг., когда в кризис ный момент сальдо сельской миграции стало положительным, миграцион ный отток из сельской местности в 1999 г., т. е. после августовского дефолта 1998 г., снизился до минимального за все предыдущие и последующие годы значения (в 1998 г. — 68,7 тыс. чел., в 1999 г. — 8,6 тыс., в 2000 г. — 72,1 тыс., а в 2008 г. — 100,5 тыс. чел.).

70-летие советского паспорта. Статья // http://demoscope.ru/weekly/2002/093/arxiv01.

php.

Моисеенко В.М. Территориальное движение населения. Характеристика и проблемы управления. Монография. М.: Мысль, 1985. C. 45.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории Итак, можно констатировать, что в постсоветский период, так же как и во времена СССР, продолжался отток сельского населения в города. Ко нечно, его масштабы не сопоставимы с теми, что были в середине ХХ в., од нако тенденция схожа. Исключение составляет только период 1991–1993 гг., когда был отмечен прирост сельского населения в результате внутрирос сийских миграций. В целом российские села только в постсоветский период за счет внутренней миграции потеряли свыше 700 тыс. чел.

На территории России с 20-х гг. прошлого столетия вплоть до распада СССР внутренняя миграция характеризовалась, главным образом, центро бежными тенденциями. Население под непосредственным воздействием различных инструментов и механизмов, находящихся в арсенале планово регулируемой экономики, перемещалось преимущественно из Европейской части в регионы Севера, Сибири и Дальнего Востока. Территориальная под вижность населения в советский и, особенно, послевоенный период значи тельно возросла.

Основным источником, по которому можно установить степень терри ториальной подвижности населения в советский период, являются всесоюз ные переписи населения.

Согласно данным переписи 1926 г., численность мигрантов (т. е. сме нивших постоянное место жительства) составляла 34 729 тыс. человек, или 23,6% от общей численности всего населения. Перепись 1979 г. показала, что 47,1% жителей СССР в течение своей жизни переменили постоянное ме сто жительство, т. е. практически каждый второй житель принимал участие в миграционных процессах.

Еще в 1897 г. Министерство внутренних дел Российской империи соста вило внушительный перечень предложений по наделению населенных пун ктов статусом города, однако за 20 лет (до начала Февральской революции 1917 г.) на карте Европейской части современной России были образованы только семь из них. Большинство же новых городов (в том числе включен ных в вышеуказанный перечень) появилось только в послереволюционный период. Преобразования, осуществляемые молодой советской властью, проводились прежде всего для ее «укрепления на местах» и требовали соз дания широкой сети партийно-административно-пролетарских центров.

Подобную роль могли играть исключительно промышленные города, и за первое послеоктябрьское десятилетие только в Европейской части России их появилось в 9 (!) раз больше, чем за 20 предыдущих лет, причем только в 1925–1926 гг. статус города получили более 20 населенных пунктов. Всего же в 1917–1926 гг. на территории современной Российской Федерации воз никло 90 городов. К 1926 г. (перед первой Всероссийской переписью населе ния) появились и поселки городского типа.

Более чем на 10% ежегодно увеличивалась доля городского населения практически на всей территории Восточной Сибири и Дальнего Востока, 7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории восточного Казахстана. Еще быстрее оно росло на Севере, который в инду стриальном отношении только начинал осваиваться, приоритет при этом оставался за Европейским Севером24.

Образование новых городов в советской России в 1930–1940-е гг. до полнительно стимулировалось проведением самой активной в мире инду стриализации. В небывало короткие сроки с использованием всех ресурсов страны создавались новые крупные предприятия, вокруг них — рабочие поселки, а затем и города. Уже к 1939 г. число городов на территории РСФСР увеличилось, по сравнению с 1926 г., более чем на 100 единиц (достигнув 574);

причем в большинстве случаев новообразованные (в том числе на но вых местах) города стали типичными городами-заводами, а в прежних го родах профиль становился преимущественно промышленным.

Характерной иллюстрацией процессов создания советской сети город ских поселений может служить ситуация на территории Сибири и Дальнего Востока, где из 230 ныне существующих городов 182 города, или почти 80% (!), возникли и получили городской статус в послереволюционный период.

Во время Великой Отечественной войны произошел резкий сдвиг про мышленности — а вслед за этим и населения — с временно оккупированных территорий на восток и север страны в связи с эвакуацией предприятий из западной части. За 1940–1950 гг. численность работников промышленности на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке удвоилась. Численность городов при этом резко увеличилась.

В противоположность Северу и Востоку, городское население на терри тории Европейской части страны в военный и послевоенный период (по данным переписи 1959 г.) увеличилось незначительно.


Главная черта пространственной динамики городского населения — вплоть до 60-х гг. прошлого века — большое различие в темпах роста между Европейской, бывшей ареной военных действий, и Азиатской частями стра ны. Если в Азиатской части, включая Урал, городское население за это время возросло в 2,2 раза, то в Европейской, не считая Севера, — только в 1,5 раза.

Города Европейской части страны в послевоенный период были доста точно миграционно привлекательны для сельского населения своих же или смежных областей. Это позволило, в отличие от сельской местности, компен сировать колоссальные военные потери населения этих территорий. В сред нем в этот период миграция обеспечила 80% прироста городского населе ния СССР. В Центральном и Северо-Западном районах, в Эстонии и Латвии, в Донбассе ее роль была несколько выше, а в городах Сибири, Урала, юга Даль него Востока на миграцию пришлось около 70% общего прироста населения.

Высокие темпы урбанизации в восточных районах РСФСР, с одной сто роны, и огромные потери военного времени на западе страны — с другой, Зайончковская Ж.А. Внутренняя миграция в России и в СССР в XX веке как отражение социальной модернизации. Статья // Мир России. 1999. № 4. C. 23.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории привели к заметному перераспределению городского населения по терри тории СССР. На Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке в 1959 г. проживало 21,3% горожан страны (против 12,8% в 1926 г.). За то же время доля горожан Центра и Северо-Запада уменьшилась с 28,4 до 20,2%.

Одна из известных закономерностей роста численности населения горо дов состоит в том, что естественный прирост городского населения намного ниже сельского и общий, особенно быстрый, прирост их численности обе спечивается миграционным приростом. Следовательно, рост российских городов — результат внутрироссийской миграции населения, направлен ной в крупные города и развивающиеся промышленные центры страны.

В 1960-е и 1970-е гг. в РСФСР наибольший прирост населения продол жался в Дальневосточном и Сибирском районах страны. Как и прежде он был связан со строительством крупных промышленных объектов: гидро электростанций, алюминиевых заводов, крупных предприятий добываю щей промышленности.

Проводилась политика активного градообразования, связанная с освое нием в 1960–1980-х гг. нефтегазовых месторождений — прежде всего в За падной Сибири, где возникли многие города.

Система сельских поселений была более консервативной, и к началу 1960-х гг. прошлого века на карте России оставались почти все сельские населенные пункты, существовавшие еще до революции: сельскохозяй ственные угодья никуда не перемещались и заново не создавались (един ственное исключение — освоение целинных земель). После ликвидации «неперспективных деревень» в 1970-е гг. общее число сельских населенных пунктов уменьшилось на 15% (до 150 тыс. единиц), и в этом качественно количественном составе они просуществовали вплоть до «перестройки».

Начиная со второй половины 1960-х гг. наметилась тенденция к уве личению притока мигрантов в центральные и северо-западные районы страны. Основными городами, аккумулировавшими значительную часть миграционного потока, направленного в Центр и на Северо-Запад, стали города Москва и Ленинград. Несмотря на некоторые наметившиеся в кон це 1960-х гг. новые тенденции во внутренних перемещениях, в следующем десятилетии те же направления внутренней миграции сохранились. Си бирь продолжала оставаться регионом притяжения мигрантов и в 1970-е, и 1980-е гг., а точнее — ее западная часть, которая еще в 1960-х гг. теряла население в результате внутрироссийских миграционных процессов. Были открыты и начали разрабатываться новые месторождения нефти и газа, и необходимо было найти недостающие трудовые ресурсы. Для этого был использован такой рычаг, как введение повышенного районного коэф фициента к заработной плате — 1,7. И население отреагировало на этот стимул довольно быстро. Миграционный приток увеличился, регион стал успешно развиваться.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории Основными регионами, из которых черпали трудовые ресурсы зоны нового хозяйственного роста, по-прежнему оставались Волго-Вятский, Центрально-Черноземный, Поволжский и Уральский регионы.

Советский период также отличался активными перемещениями населе ния между республиками Советского Союза. Экономическое развитие со юзных республик, строительство и развитие промышленных предприятий в республиках Средней Азии, Казахстана, Закавказья, да и других, требо вало привлечения квалифицированных специалистов, инженеров, рабочих.

Этим можно объяснить то, что на протяжении десятилетий (1950-е, 1960-е и 1970-е гг.) Россия теряла население в миграционном обмене со всеми ре спубликами СССР, который составил 1,5 млн чел. Но, начиная с 1975 г., в связи с открытием на территории РСФСР богатых месторождений нефти и газа и строительством крупных промышленных объектов, Россия пере стала только отдавать население. Миграционный баланс стал складываться в ее пользу. С 1976 г. по 1980 г. прирост составил 607 тыс. чел.25.

Активизация миграционных процессов, которую зафиксировала пере пись населения 1979 г., была обусловлена в первую очередь созданием и раз витием промышленных предприятий и зон нового земледелия на востоке страны и на территории бывших союзных республик, особенно Центрально азиатских и Закавказских. Эти экономические шаги вызвали необходимость обеспечения новых предприятий профессиональной квалифицированной рабочей силой, подготовка которой велась главным образом в образователь ных учреждениях, расположенных в городах Северо-Западной и Централь ной России, на юге Западной Сибири, т. е. в староосвоенных и достаточно развитых регионах. В первую очередь активно осваивались и заселялись территории с богатыми природными ресурсами. В советский период в ре зультате преобразований территориальной структуры народного хозяй ства, произошедших благодаря индустриализации всех экономических рай онов страны, а также в результате освоения и заселения новых территорий, создания крупных промышленных центров была поставлена и успешно ре шалась задача сокращения дифференциации в уровне экономического раз вития различных регионов страны, практически полностью была ликвиди рована экономическая отсталость отдельных территорий.

В конце 1980-х — начале 1990-х гг. произошли кардинальные изменения направлений и масштабов внутренних миграционных процессов населе ния, сложившихся в течение нескольких предыдущих десятилетий. Причем эти изменения коснулись всех регионов. Охвативший страну политический и экономический кризис привел практически к полному свертыванию про мышленного производства и жилищного строительства, к стремительному росту безработицы. Все это непосредственно и достаточно быстро сказалось на мотивации миграционного поведения и миграционных установках населе Рощин Ю.В. Миграция населения в судьбе России. C. 176.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории ния страны. Районы, некогда активно притягивающие новых жителей высо кими заработками, всевозможной системой льгот, а главное — перспективой обретения жилья, стали быстро терять свое население. Началось массовое возвращение приезжего населения (бывших новоселов) в родные места.

В результате, доминирующее не одно десятилетие перераспределение на селения в восточные районы страны сменилось на прямо противоположное направление, что наглядно демонстрирует табл. 7.1.626.

Таблица 7.1. Миграционный прирост населения, тыс. чел.

В среднем за Экономические районы 1989 г. 1990 г. 1991 г. 1992 г.

1978–1988 гг.

Северный 3,9 –9,5 –13,2 –39,2 –45, Северо-Западный 44,9 12,4 19,1 –6,6 –3, Центральный 99,7 91,1 70,8 8,7 61, Волго-Вятский –22,3 –8,6 –1,5 4,6 22, Центрально-Черноземный –13,8 12,4 23,2 26,3 80, Поволжский –1,8 20,7 40,1 33,4 104, Северо-Кавказский 7,0 19,7 78,6 149,5 103, Уральский –56,0 –39,4 –23,2 –4,1 36, Западно-Сибирский 81,6 6,1 –1,9 –32,0 –8, Восточно-Сибирский 4,4 –25,0 –24,2 –28,6 –36, Дальневосточный 33,5 –0,2 –9,6 –66,1 – Постепенно, несмотря на общее сокращение показателей миграцион ного оборота (характеризующих численность населения, участвующего в миграционных процессах), миграционный прирост сохраняется лишь в центрально-европейских регионах, а северные регионы России, а также Сибирь и Дальний Восток, в результате переселений год за годом теряют население.

Одновременно произошли и качественные изменения в характере ми грационного движения населения. Сократилась роль принудительной и ор ганизованной миграции и повысилось значение самостоятельных переме щений. Как показали результаты исследований, проведенных российскими учеными еще в середине 1980-х гг., одним из главных факторов миграци онной активности населения является уровень оплаты труда. Под воздей ствием этого мотива произошло 57% переселений от их общей численности.

Вторым по значимости фактором был жилищный вопрос (44% переселений совершалось под влиянием этого мотива).

Численность, состав и движение населения в РСФСР. Статистический сборник. М.: Гос комстат, 1990. C. 34–37;

Численность, состав и движение населения в Российской Федера ции. Статистический сборник. М.: Госкомстат, 1992. C. 31–35.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории Таким образом, в советский период произошли колоссальные внутрен ние сдвиги в расселении населения по территории страны, которые в целом носили управляемый характер.

Особый интерес представляет исследование уровня и динамики вну тренней миграции населения в ранний постсоветский период. Распад СССР и образование значительного числа новых суверенных государств не могло не сказаться на интенсивности, направлениях и структуре миграционных процессов. Распад СССР изменил и роль России в миграционных процессах на постсоветском пространстве. Теперь Россия стала центром притяжения населения из бывших республик Союза. К сожалению, эти переселения со вершались вынужденно, в результате стремительно нарастающих проблем политического, экономического, а вслед за ними и этнического характера.


В 1994 г. Россия приняла рекордное число мигрантов — только по офици альным данным, более 1100 тыс. чел., а размеры миграционного прироста превышали в несколько раз все ежегодные результаты до и после 1994 г.

и составили более 800 тыс. чел. Вместе с тем, начиная с 1990-х гг., проис ходит снижение объемов внутренней миграции.

В период с 1994 г. по 2000 г. общий миграционный оборот (сумма всех «миграционных событий» — прибытий и выбытий) снизился почти на 70%, но доля внутренней миграции, в отличие от внешней, в общем обо роте выросла до 90,5%. Одновременно повысилась доля внутрирегиональ ных и межрегиональных перемещений — с 40,1 до 48,0% и с 37,6 до 42,0% соответственно. Данные за период до 2008 г. показывают, что наметивши еся с 1994 г. по 2000 г. тенденции динамики и структуры миграционного оборота по-прежнему сохраняются, хотя и в меньших масштабах. С 2000 г.

по 2008 г. общий миграционный оборот сократился на 21%. Доля внутрен них перемещений увеличилась и составила уже 92,3% и, соответственно, доля перемещений, связанных с пересечением государственных границ, снизилась.

Начиная с 1990-х гг. резко и стремительно теряют население территории с экстремальными климатическими условиями, что подтвердили данные Всероссийской переписи населения 2002 г. Исчезли сотни населенных пун ктов, вернее остались пустыми, потому что население их покинуло.

Это сказалось не только на сокращении демографического и трудового потенциала в этих частях страны, но и привело к потере т. н. генетического потенциала, который приобрело население, постепенно адаптировавшееся к жизни в экстремальных климатических условиях.

С началом реформ вся система городского (1087 городов и 1500 поселков городского типа) и сельского (около 150 тыс. населенных пунктов) расселе ния оказалась в крайне сложном положении. Более 88% городских и 90% сельских поселений остались без рыночно востребованной экономической базы, в половине всех сельских поселений перестали существовать объекты ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории социальной инфраструктуры, а треть из них не имела устойчивых транс портных связей с другими населенными пунктами.

Такая неустойчивость системы городских и сельских поселений России связана с идеологией советского строя и возможностью плановой концен трации ресурсов в советское время. То же относится и к крупно-товарному сельскому хозяйству (колхозному и совхозному). В СССР был сформирован уникальный «единый народнохозяйственный комплекс страны», внутри которого вся продукция с каждого предприятия — промышленного и сель скохозяйственного, планово размещенного в любой точке страны, — плано во потреблялась в другой точке.

Это было настолько внерыночным, что первое же соприкосновение с элементами рынка (например, с установлением свободных цен и откры тием экономических границ) обрушило экономическую базу подавляюще го большинства городов, поселков городского типа и сельских поселений, сделало ее ненужной рынку, неконкурентоспособной по сравнению с за рубежными предприятиями и т. д. Наиболее невостребованной оказалась заложница политических игр — российская оборонная промышленность, представлявшая градообразующую базу в каждом пятом российском горо де. В сельской местности все это дополнительно стимулировалось тоталь ным разукрупнением, а то и ликвидацией крупных хозяйств, паевым разде лением колхозной земельной собственности (подробнее см. раздел 2.1.7).

Советская система городского и сельского расселения потеряла эконо мический смысл сразу же после того, как обнаружилась рыночная несо стоятельность советской экономики, и в подавляющем большинстве про мышленных (а других практически не было) городов и сельских населенных пунктов все параметры социальной жизни и сама психология населения были скорректированы прямо пропорционально переменам в рыночной востребованности городской экономики. Возникла проблема коренной ре структуризации всей системы расселения (числа поселений, поселенческих типов, численности населения, хозяйственного профиля, размещения, свя зей населенных пунктов страны), которая лишь в незначительной степени способна к естественному саморазрешению. По сложности решения эта проблема существенно превосходит проблемы реструктуризации экономи ки России и проблемы т. н. макроэкономики. Но ни разу задачи системной реструктуризации расселения на государственном уровне не только не ре шались, но даже не ставились.

Внутренняя миграция населения на современном этапе Характер расселения населения — его распределение на городское и сель ское — определяет степень урбанизированности территорий и распростране ния городского образа жизни и занятий. По данным Всероссийской переписи 7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории населения 2002 г., 73% россиян — городские жители, 27% — сельские. Таким же было это соотношение по данным предыдущей переписи населения 1989 г.

Рассмотрим тенденции к урбанизации, имеющиеся в настоящее время, исходя из количества населенных пунктов и численности населения в них, соотношения городского и сельского населения.

Что касается сельских населенных пунктов, то в период между двумя последними переписями населения (1989 г. и 2002 г.) количество сельских населенных пунктов увеличилось на 2367. Однако при этом почти в два раза (с 16925 до 32997) выросло число сельских населенных пунктов, в ко торых проживают менее шести (!) постоянных жителей. Это означает, что более 21% всех сельских населенных пунктов практически обречены на ис чезновение в течение ближайших лет, что ведет к дальнейшему снижению социально-экономического потенциала сельских территорий.

Городское расселение — это распределение населения по городским насе ленным пунктам. В России выделяются две категории городских пунктов — города и поселки городского типа. Критерием отграничения городских на селенных пунктов от сельских является доля занятых в сельском хозяйстве (должна составлять не более 15% всех занятых в поселении). В городах при этом должно проживать не менее 12 тыс. жителей, а в поселках городского типа — не менее 3 тыс.

Как видно на рис. 7.1.6, численность населения в небольших городах и поселках городского типа (а) на протяжении последних 20 лет неуклонно снижается, в то время как в крупных (б) либо остается приблизительно на том же уровне, либо растет. При этом число городов за указанные годы вы росло (с 1037 в 1989 г. до 1099 — в 2009 г.), а число поселков городского типа, наоборот, значительно снизилось (с 2193 в 1989 г. до 1318 — в 2009 г.).

Однако следует учитывать, что с начала 1990-х гг. большое число посел ков городского типа были переведены в разряд сельских поселений в резуль тате уменьшения численности жителей в них (табл. 7.1.727). В целом, общая численность населения в поселках городского типа последовательно и зна чительно снизилась (с 13509 тыс. чел. в 1989 г. до 8081 тыс. чел. — в 2009 г.).

За период 1989–2005 гг. с карты страны ежемесячно исчезали в среднем четыре поселка городского типа. За период 1989–2002 гг. ежемесячно без на селения оставались в среднем 22 сельских населенных пункта.

В 1989 г. в стране было 9,3 тыс. сельских населенных пунктов без на селения, в 2002 г. — уже 13 тыс. При этом в 1979 г. в России было 12,3 тыс.

сельских населенных пунктов с численностью населения 5 чел. и менее;

в 2002 г. таких сел и деревень стало 33 тыс., причем средний показатель их заселенности составил 1,8 чел. То есть во многих тысячах сельских населен Численность населения Российской Федерации. М.: Госкомстат России, 1991–2002;

Чис ленность и размещение населения (Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.). М.:

Госкомстат России, 2004.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории ных пунктов России, еще считающихся жилыми, живут в среднем по одной старушке. Пройдет несколько лет, и они совсем опустеют. А ведь каких нибудь 30–40 лет назад в большинстве из них «жизнь била ключом»28.

тыс. чел.

до 3 тыс. жителей 5 3–5 тыс. жителей 5–10 тыс. жителей 10–20 тыс. жителей 1989 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 год а) 20 20–50 тыс. жителей тыс. чел.

50–100 тыс. жителей 100–500 тыс. жителей 500 тыс.– 1 млн жителей 1 млн жителей и более 1989 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 год б) Рис. 7.1.6. Общая численность населения в городах и поселках городского типа (в зависимости от числа постоянно проживающих в них: а) до 20 тыс. чел.;

б) от 20 тыс. до 1 млн чел. и более) Российские реформы в цифрах и фактах // http://kaivg.narod.ru.

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории Таблица 7.1. Масштабы преобразования поселков городского типа в сельские поселения Год Количество преобразованных ПГТ Численность населения в них, тыс. чел.

1990 3 19, 1991 72 278, 1992 70 412, 1993 21 84, 1994 12 36, 1995 24 77, 1996 22 61, 1997 25 62, 1998 19 31, 1999 44 208, 2000 9 23, 2001 14 26, 2002 8 26, 2003 22 55, 2004 266 855, 2005 86 205, Итого 717 2466, При этом численность городского населения составляет приблизитель но 2/3 от сельского во всех федеральных округах (рис. 7.1.7), за исключением Южного, где городское население составляет 56,8%, а сельское — 43,2%29.

Низкая доля городского населения в данном округе объясняется прежде всего тем, что на его территории условия наиболее благоприятны для раз вития сельского хозяйства, а также тем, что на территории данного округа располагаются, в основном, национальные республики, традиционно отста ющие в урбанизационных процессах. Причем с течением времени такая диф ференциация углубляется: в Южном округе численность городского населе ния постепенно снижается (с 57,6% в 2000 г. до 56,8% в 2009 г.), а в остальных федеральных округах она либо стабильна, либо увеличивается (например, в Центральном округе доля городского населения в 2000 г. составляла 78,9%, в 2009 г. — 80,8;

в Уральском округе: в 2000 г. — 79,6, в 2009 г. — 79,7%).

Городское же население концентрируется в небольшом количестве гу стонаселенных территорий. Так, более 60% населения России сосредоточе но в трех федеральных округах — Центральном (26%), Приволжском (22%) и Южном (16%). Самым малочисленным является Дальневосточный феде ральный округ (4,6% жителей). Треть городского населения России сосредо О динамике процессов урбанизации см. раздел 2.1.7.

ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории % сельское городское О ия О О О О О О Ф Ф Ф Ф Ф Ф Ф ац й й ий ий й й й ер ны ки ы ы ы ск ск ьн дн жн ед ьс оч ир лж ал па ал Ф Ю ст иб во тр За я Ур во а С ри ен ск о не П Ц ер ий ль ев сс Да Ро С Рис. 7.1.7. Численность постоянного населения на 1 января 2010 г.

точена в крупнейших городах-миллионерах — Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Самаре, Омске, Казани, Челябинске, Ростове-на-Дону, Уфе.

Все это свидетельствует о расширении процессов урбанизации в стране.

Однако в разделе 2.1.7 уже было доказано губительное влияние урбаниза ции на жизнеспособность страны.

В новом столетии миграция населения по-прежнему остается важным компонентом демографического и социально-экономического развития стра ны в целом и, в особенности, отдельных регионов. Согласно данным Росста та, в 2009 г. во внутренних перемещениях в России участвовали 1,7 млн чел., что составляет 1,2% от всей численности постоянного населения России.

В общей миграционной картине России выделяется все меньшее число регионов, которые притягивают внутренних мигрантов или являются «ми грационно привлекательными». Об этом свидетельствует анализ значения миграционного прироста в регионе.

Как видно на рис. 7.1.8, относительно высокий миграционный прирост имеет только Центральный федеральный округ (46 чел. на 10 тыс. населе ния в 2009 г.), в два раза ниже показатели у Северо-Западного федерального округа (21 чел. на 10 тыс. населения в 2009 г.). У остальных округов этот показатель хотя и положителен, но очень низок, либо, как в случае с Даль невосточным федеральным округом, наблюдается миграционная убыль на селения (минус 28 чел. на 10 тыс. населения).

7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории чел. на 10 тыс. населения 1990 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 год - - - - Южный ФО Приволжский ФО Северо-Западный ФО Центральный ФО Уральский ФО Дальневосточный ФО Сибирский ФО Рис. 7.1.8. Миграционный прирост по федеральным округам (за год на 10 тыс. населения) При этом в настоящее время основным и практически единственным «магнитом» на территории России является Московский регион. По да леко не полным данным, которые предоставляет официальный текущий учет миграционного движения населения, за период с 2000 г. по 2008 г. ми грационный прирост г. Москвы и Московской области за счет внутренней миграции составил почти 800 тыс. человек. В число регионов с миграци онным приростом (по состоянию на 2009 г.) пока еще входят Белгородская (3,4 тыс. чел.), Воронежская (2,4 тыс. чел.) и Ярославская (0,6 тыс. чел.) области. В остальных же областях Центрального федерального округа на блюдается миграционная убыль населения, при том, что еще в 1998 г. та ких регионов, по данным Росстата, было пять, а в 1997 г. — только два. За десятилетие картина поменялась на диаметрально противоположную.

Сохранился небольшой миграционный прирост в результате внутрен них миграций и в двух регионах Северо-Западного федерального округа — это г. Санкт-Петербург и Ленинградская область. Хотя этот прирост посте пенно сокращается и в 2008 г. составил по области всего 9,5 тыс. чел., т. е.

уменьшился по сравнению с 2004 г. почти в 10 раз. Все остальные субъекты РФ также теряют население во внутреннем миграционном обмене (главным образом в пределах своего же округа), поскольку северная столица привле кает бльшими, чем у ее соседей, возможностями на рынке труда. Незначи ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории тельный миграционный прирост в данном округе отмечается в 2009 г. также в Калининградской области (0,1 тыс. чел.) и Ненецком автономном округе (24 чел.).

В Южном федеральном округе — в Краснодарском и Ставрополь ском краях, а также в республиках Адыгея и Ингушетия — по официаль ным данным за 2009 г., пока сохраняется прирост населения за счет вну тренней миграции, правда, в очень скромных масштабах: Ставропольский край — 1,9 тыс. чел., Ингушетия — 0,9 тыс., Адыгея — 0,3 тыс. чел. Только в Краснодарском крае он составил сколько-нибудь значимую величину — 16,2 тыс. чел., но из года в год этот показатель сокращается.

Из четырнадцати регионов Приволжского федерального округа ми грационный прирост в 2009 г. сохранила только Республика Татарстан (2,2 тыс. чел.). В 2008 г. прирост, помимо Татарстана, наблюдался еще в Самарской (2,7 тыс. чел.) и Нижегородской областях (0,2 тыс. чел.).

Разумеется, данный прирост с лихвой перекрывается сокращением на селения в остальных субъектах округа — настолько, что суммарная ми грационная убыль населения этого округа за счет внутренней миграции в 2009 г. составила 29 тыс. чел. В период с 2000 г. по 2008 г. убыль на селения в этом регионе за счет внутренней миграции составила свыше 51 тыс. чел., что в настоящее время в несколько раз выше, чем показатели по Сибири и Дальнему Востоку.

В составе Уральского федерального округа миграционный прирост име ет только Свердловская область (1,3 тыс. чел.). В 2008 г. небольшой положи тельный миграционный прирост был, помимо Свердловской, еще и у Челя бинской области (0,1 тыс. чел.). В остальных регионах наблюдается высокая миграционная убыль. Такие потери в результате внутренней миграции со ставили в 2009 г. 6,7 тыс. чел.

Из каких российских территорий в основном «стягивается» население в эти несколько регионов? Преимущественно из восточных — Сибирско го и Дальневосточного федеральных округов. Регионы, входящие в состав этих округов, остаются главными миграционными донорами в России.

С 2000 г. по 2008 г. Сибирский федеральный округ потерял в обмене с дру гими регионами России 244,4 тыс. чел. Так, численность населения Алтайского края в результате внутренней миграции уменьшилась с 2000 г. на 64,6 тыс. чел.

Всего в 2009 г. в Сибирском федеральном округе была зафиксирована мигра ционная убыль на уровне 19,7 тыс. чел. Только два из двенадцати субъектов этого округа характеризуются миграционным приростом — это Новосибир ская и Томская области (8 тыс. и 1,8 тыс. чел. соответственно).

Дальневосточный федеральный округ на протяжении последних десяти летий в связи с миграционными процессами, происходящими внутри стра ны, потерял наибольшее число своих постоянных жителей. В период 2000– 2009 гг. миграционная убыль составила 187 тыс. человек. Это единственный 7.1. Внутренняя миграция и обезлюживание территории округ, где почти все субъекты, входящие в него, имеют отрицательное ми грационное сальдо. Больше всего убывает население в Республике Саха (Якутии), Магаданской области и Чукотском автономном округе, которые потеряли почти половину своего постоянного населения, а также в Камчат ской и Сахалинской областях. Таким образом, здесь, как ни в одном другом округе России, миграция выступает мощным фактором сокращения общей численности населения.

Но вот что было абсолютно непредсказуемо еще лет 10 назад, так это то, что наибольшую миграционную убыль во внутрироссийских перемеще ниях продемонстрирует вполне благополучный и экономически развитый, с богатыми хозяйственными традициями и опытом, хорошим климатом, географическим положением и транспортными связями — Приволжский федеральный округ. Устойчивая отрицательная динамика миграции населе ния для этого округа характерна с 2000 г.

Миграционное сальдо по федеральным округам за последние годы пред ставлено на рис. 7.1.9.

Интересно сравнить также размеры федеральных округов и численность их постоянного населения.

Как видно на рис. 7.1.10-а, наибольшую площадь занимают как раз обез люженные Сибирский и Дальневосточный федеральные округа. При этом тыс. чел.

год - - - -70 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Северо-Западный ФО Центральный ФО Южный ФО Приволжский ФО Уральский ФО Сибирский ФО Дальневосточный ФО Рис. 7.1.9. Миграционное сальдо по федеральным округам ЧАСТЬ II. Глава 7. Проблема удержания территории удельный вес данных округов в РФ (рис. 7.1.10-б) составляет 30,1 и 36,1% соответственно, в то время как Центральный федеральный округ занимает всего лишь 3,8% территории РФ. В табл. 7.1.8 представлены округа по зна чимости их удельного веса в территории страны: здесь данные два округа занимают 1-е и 2-е места, в то время как Центральный федеральный округ занимает предпоследнее место.

6, а) 5, млн кв. км 3 1, 1, 2 1, 0,7 0, О О О О О О О Ф Ф Ф Ф Ф Ф Ф ый й й й ий й й ы ы ки ки ы ск чн ьн н жн рс ьс ад лж то ал би ал Ю ап с во тр Ур во Си З ен ри о не ер Ц П ль ев Да С 3,8% б) 9,9% 3,5% Центральный ФО 36,1% Северо-Западный ФО 6,1% Южный ФО Приволжский ФО Уральский ФО 10,6% Сибирский ФО Дальневосточный ФО 30,1% Рис. 7.1.10. Площадь федеральный округов (а) и их удельный вес в территории России (б) (по состоянию на 1 января 2010 г.) При этом, как видно на рис. 7.1.11, численность постоянного населения самая высокая в Центральном и Приволжском федеральных округах, а самая низкая — в Уральском и Дальневосточном. Соответственно, в этих округах также самая высокая и самая низкая плотность населения (см. рис. 7.1.1).



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.