авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА Ответственный редактор ...»

-- [ Страница 3 ] --

Это обстоятельство не может не быть не принятым ес ли не за основу, то как минимум во внимание при формировании нами, homo sapiens, миропонимания, осознания сути мирозда ния, что имеет прямое и существенное отношение и значение при формировании правопонимания, а на его основе и самого права.

Из осознания космической доминанты развития естествен ной экосистемы Земли и самой жизни на Земле может быть сде лан существенный вывод о научной необоснованности эгоисти чески проявляемой антропоцентрической парадигмы цивилиза ционного развития.

В исследуемом контексте обратим внимание на позицию ведущего в России теоретика права С.С. Алексеева по вопросу о теории собственности. Как пишет С.С. Алексеев, «отстаиваемый в этой работе взгляд на собственность основывается на том не преложном факте, что человек как собственник многое захваты вает, присваивает из окружающей действительности. Но главное (с позитивной, философской стороны) – он как мыслящее и творческое существо продолжает себя во внешнем мире, и тем самым для него открывается возможность сознательно (интел лектуально, творчески и в конце концов физически) осваивать его. И собственность под этим углом зрения выступает в каче стве явления по самым высоким мирозданческим меркам чело веческого, пожалуй, даже интеллектуального порядка… Так что характеристика сущности собственности как про должение человека в вещах имеет все основания на то, чтобы претендовать на принципиально отличную от «теории присвое ния» позицию. Причем претендовать с точки зрения миропони окружающей среде, которую электрон использует затем для собствен ного маневрирования». См.: Талбот М. Голографическая Вселенная.

Пер. с англ. М., 2004. Разд. 5.

мания, в центре которого в соответствии с данными и требова ниями современной науки – человек, личность»17.

Антропоцентризм находится в основе господствующего се годня западного мировоззрения, которое в контексте данного исследования может быть охарактеризовано как антиэкологиче ское18. Исследуя эволюцию антропоцентрического мировоззре ния, ученые выделяют следующие его особенности:

убеждение в том, что человек – это высшее существо, отде ленное от других живых существ непереходимой границей;

переоценка значения человека в мироздании, утверждение, что все в этом мире существует исключительно для удовлетво рения его потребностей;

убеждение, что человек и его деятельность, а также чело веческое общество – это прототипы предметов и явлений внеш него мира;

уверенность в том, что, изучая духовный мир человека, можно постичь основные законы, управляющие явлениями всей природы19.

Действительно, и в соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Че ловек, личность – мыслящее и творческое существо – центр ми ропонимания в соответствии с данными и требованиями совре менной науки.

Какой человек? Исторические личности нашей страны – Ленин, Сталин, Берия, Вышинский, Хрущев, Брежнев, Горба чев?.. Кого мы чтим, любим, кем гордимся из политических ли деров государства – лучших личностей последних 100 лет? По чему не помним? Почему не гордимся?

А народ – «винтики», «щепки», которые летят, когда лес рубят, быдло-личности? Или одна из двух вечных проблем Рос сии – дураки?

Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. 3-е изд. М., 2007. С. 17.

Подробнее об этом см.: Ясвин В.А. История и психология формиро вания экологической культуры. Удобно ли сидится на вершине пира миды? / Отв. ред. В.М. Захаров. М., 1999. С. 22–27.

См.: Холодный Н.Г. Мысли натуралиста о природе и человеке // Рус ский космизм: Антология философской мысли. М., 1993. С. 332–344.

Человек – высшая ценность. 1 066 000 россиян – в местах лишения свободы (середина 2009 г.). В год в России убывает 700 000 от пьянства. 493 000 умирает от загрязнения окружаю щей среды (2004 г.)20. Ежегодно 70 000 погибает от запрещен ных наркотиков21. Они тоже были высшими ценностями. Для кого?

Кто обладает высшей ценностью: авторы концепций и творцы экономики современной России, которая официально оценивается как примитивная, или те массы людей – жертвы этого экономического состояния, которые, по последним социо логическим опросам, «едва сводят концы с концами»?!

В условиях духовного упадка человечества в социальной среде – алчность, злобность, агрессия, жестокость, зверство. Это характерно личностям, человеку как высшей ценности?

В метро террористы произвели взрывы, пострадали сотни людей. Испытав шок от пережитого, люди поднимаются наверх, где таксисты-личности – рыночники, мыслящие существа на по рядок взвинтили цены, чтоб оказать пострадавшим услугу, «вы разить сострадание». И разбивали стекла машин у тех действи тельно личностей, которые бесплатно везли потерпевших.

Человек – не только социальное существо, но и природное, как и другие объекты животного мира. Но животные, некоторых из них называют зверями, не знают алчности, злобности, агрес сии (не считая случаев, в которых требуется реализовать свое естественное право).

В природной среде, где обитает много разных зверей, бла годаря Вселенной, царит порядок, полная гармония. Социальная среда, общество как сосредоточие личностей, высших ценностей переживает если не войны, то кризисы, создаваемые, как прави ло, мыслящими, творческими существами.

Можно считать человека, этого homo sapiens, т.е. человека разумного, высшей ценностью, если он вверг природу-мать, ос нову жизнедеятельности (ст. 9 Конституции РФ), в состояние кризиса?! Это же человек – высшая ценность – при попуститель стве другого человека (президента – гаранта права на благопри Зеленый мир. 2008. № 23-24. С. 19.

URL: http://www.obsheedelo.com/ (дата обращения – 23 мая 2010г.).

ятную окружающую среду, премьера, министров, других испол нителей, блюстителей Закона) отравил природу, в которой в год умирает почти полмиллиона других, ему подобных22!

Обратим внимание еще и на то существенное обстоятель ство, что как природа Земли абсолютно зависима от Вселенной, так человек как органическая часть природы абсолютно зависим от нее. В неблагоприятной природе человек – это биологическое и социальное существо, высшая ценность – деградирует и поги бает.

Вселенная – единая с природой Земли, включая человека, созидательная, продуктивная естественная экологическая систе ма. В этой системе доминирующая роль принадлежит Вселен ной. Человек, назвавший себя высшей ценностью, не имеет кон структивного ресурса управлять развитием природы, естествен ной экосистемой, как это в течение миллиардов лет закономерно делает Вселенная.

Человек имеет единственный шанс выжить, если он достиг нет уровня разумности, чтобы жить в согласии с естественными законами. Лишь в этом случае он будет благополучен.

Эти естественные и научные положения предопределяют насущную потребность в формировании нового миропонимания, основанного на экоцентрической парадигме цивилизационного развития. Не человек – высшая ценность, а природа как есте ственная основа его жизнедеятельности, специфическая часть Вселенной. «Благоговение перед жизнью» (А. Швейцер) будет служить духовным осознанием, выражением и повседневным проявлением места и роли человека в природе и Вселенной.

Экоцентрическая направленность нового миропонимания и цивилизационного развития диктуется не только элементарной логикой осознания природы как основы жизни. Другим суще ственным фактором при этом является все более возрастающий дефицит природных ресурсов. Давно, по оценкам ученых, уже в 1986 г., исчерпаны возможности природы удовлетворять расту щие потребности общества, интенсивно провоцируемые и по Разумеется, все поставленные вопросы адресованы не автору цити руемого текста. Они не могут не вставать по поводу самой концепции антропоцентризма в праве.

ощряемые рыночной экономикой. Экономически развитые госу дарства превысили экологические, природоресурсные возмож ности своих территорий и живут сверх их экологических средств. В частности, Европа в настоящее время уже в два раза (!) превысила такие возможности23. Экономическое развитие этой группы государств давно осуществляется за счет природных ре сурсов других стран и планеты в целом. Очевидно, что такой рыночный вариант развития, возможный и характерный для эры экологического варварства, неприемлем и нуждается в жестких коррективах в рамках экоцентрической парадигмы и нового ми ропонимания.

В методологическом отношении экоцентрическая парадиг ма представляет собой потенциально сильный ресурс цивилиза ционного развития. В этом важно видеть существенную предпо сылку и средство преодоления поразивших значительную часть мирового сообщества кризисов, наиболее опасный из которых – цивилизационный.

Потребности нового миропонимания Итак, жизнь на Земле – космическое явление. Жизнь каждо го из нас, жизнь цветка, любого живого вида имеет вселенский масштаб.

Как пишет член-корр. РАН Е.А. Лукашева, «цивилизация формируется на основе признания фундаментальных ценност ных систем большинством включенных в эту цивилизацию ин дивидов, получающих эти ценности как наследие и формирую щих новые в соответствии с вновь возникающими в процессе развития условиями»24. Осознание и признание вселенского масштаба жизни человека и природы Земли как фундаменталь ной ценностной системы большинством включенных в эту ци вилизацию индивидов, получающих эти ценности как наследие, есть проявление нового миропонимания, ощущение потребности в котором, как никогда ранее, проявилось в наше время.

Осознание космического масштаба жизни на Земле должно найти адекватное отражение в наших реальных взглядах на ми Подробнее об этом см.: Тетиор А. Чем опасен день «промаха» Зем ли? // Зеленый мир. 2010. № 9–12. С. 4.

Лукашева Е.А. Человек, право, цивилизации: нормативно-ценностное измерение. М., 2009. С. 61.

роздание, в новом миропонимании, а на этой основе – в новом правопонимании и самом праве.

Ощущение потребностей в новом миропонимании, в новом правопонимании и самом праве непосредственно связано с осо бенностью современного этапа общественного, цивилизацион ного развития – системным кризисом, включающим экологиче ский, экономический, социальный, культурный, другие кризисы.

Самый опасный из них – цивилизационный кризис. Адекватное, т.е. соответствующее сути вещей, миропонимание, мировоззре ние может служить одним из существенных ресурсов преодоле ния системного кризиса. Миропонимание, по аналогии с пони манием естественной экосистемы, не ограниченное земными пространственно-территориальными границами, а с учетом ор ганических и постоянных связей с Космосом.

Подчеркнем, что такой масштаб и мышления, и мировоз зрения характерен не только нашему времени. Космическое ми ровоззрение, представление о мироздании, включающем Космос и нашу планету, осознано мыслителями, разрабатывается в рам ках разных наук давно. В частности, в конце XVII в. голланд ский ученый Христин Гюйгенс (1629–1695) в своей последней работе «Космотеорос» научно выдвинул эту проблему. Книга эта дважды, по инициативе Петра Великого, издана на русском языке под заглавием «Книга мировоззрения» в первой четверти XVIII в. Гюйгенс в ней сформулировал положение, что «жизнь есть космическое явление, в чем-то резко отличное от косной материи»25.

Мышление космического мироощущения выражалось и фор мировалось в трудах русских философов XIX – начала ХХ в.

В.С. Соловьева, П.А. Флоренского, С.Н. Булгакова, Н.А. Бердяева, И.А. Ильина и др. Достоинство их позиций вы ражалось в синтезе научного и вненаучного способов познания, в тесной связи с проблемами культурно-духовной эволюции че ловека. Отойдя от мелких политических моментов, от вопросов рутинного бытия, русские философы поместили в центр своих исследований человека, особенности его духа, эволюционную Цит. по: Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. Сборник цитат / Сост. К.А. Степанов. М., 2008. С. 298–299.

его судьбу и роль Высшего во всем этом. Старое социологиче ское мышление с его традиционными подходами не могло отве тить на многие вопросы, которые ставили перед Россией и ми ром события космического масштаба. Русские мыслители инту итивно ощущали те энергетические изменения, которые несла в себе эволюция Космоса и человека XX в. Они, эти мыслители, переходили, по выражению Н.А. Бердяева, в «иное идейное из мерение», прозревая энергетическую целостность мироздания и его неразрывную связь с человеческим бытием»26.

Исследуя вопрос о космическом мировоззрении, Л.В. Ша пошникова, первый вице президент Международного центра Рерихов, Генеральный директор Центра-музея им. Н.К. Рериха, академик РАЕН, пишет о научном взрыве 20-х гг. XX в., в зна чительной степени способствовавшем развитию космического мировоззрении. Новое мышление, складывающееся в простран стве Духовной революции, ставило перед научной мыслью но вые задачи, вызов которых приняли самые выдающиеся ученые.

Накопления «вненаучных» областей человеческого знания вновь оказались востребованы. Нахождения великих ученых, таких как В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, П. Тейяр де Шарден, Н. Бор, А. Эйнштейн, соединили в себе науку и ме танауку. В их работах формировался целостный подход к явле ниям природы и человеческого общества.

Ученые обратили внимание на забытые мысли древних мудрецов о тесном взаимодействии человека, планеты, Космоса, о фундаментальном единстве макро- и микрокосма. Эти мысли находили подтверждение в научных открытиях. Особенно много для осмысления новых открытий дала умозрительная философия Востока. Новое космическое мироощущение вводило в науку ка тегорию духа, приближало ученых к изучению иных состояний материи и заставляло их искать экспериментальные подтвер ждения существования такой материи. Резкие границы между научным и метанаучным методами стали размываться, направляя поток научной мысли к синтезу в пределах различных Шапошникова Л.В. Космическое мировоззрение – новое мышление XXI века. Материалы Международной научно-общественной конфе ренции. 2003 // URL: http://lib.roerich-museum.ru/node/876 (дата посе щения – 10 мая 2010 г.).

явлений космопланетарного характера. Учение В.И. Вернадско го о биосфере и ноосфере, изложенное в уникальном труде «Научная мысль как планетное явление», было одним из первых научных плодов нового космического мышления на уровне «эволюции, осознавшей себя» (П. Тейяр де Шарден). Ноосфера, или сфера разума, следующий, высший этап в развитии биосфе ры Земли, есть результат, утверждал ученый, сознательной мыс лительной деятельности человека. В те же годы А.Л. Чижевский писал о необходимости новой науки – «более современной, чем современная, более терпимой к новым идеям и новым завоевани ям человеческого гения»27. Гениальный К.Э. Циолковский в за штатной Калуге писал и говорил об одухотворенном Космосе, о разумных силах в нем, о необоримой воле Вселенной, об иерар хии высокоразвитых существ. «Воля человека, – утверждал он, – и всяких других существ – высших и низших – есть только про явление воли Вселенной. Голос человека, его мысли, открытия, понятия, истины и заблуждения есть только голос Вселен ной»28.

Обсуждая вопросы мироустройства, Альберт Эйнштейн го ворил, что «человеческое существо – часть целого, которое мы называем вселенной, часть, ограниченная во времени и про странстве»29.

Наш современник академик РАМН В.П. Казначеев пишет о «нашей зависимости от космопланетарных быстроменяющихся и физических, и космофизических условий»30. Он задается во просом: «Усиливающееся воздействие человечества на планету ставит перед нами проблему пересмотра самой парадигмы со существования: коэволюции, подчинения природным законам или нечто другое? Вот это «нечто другое» я отношу к пробле мам стратегии выживания планеты и к новым проблемам кос Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. М., 1976. С. 116.

Циолковский К.Э. Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы.

Калуга, 1928. С. 14.

URL: http://www.omkara.ru/library/einshtein (дата посещения – 30 марта 2010 г.).

Казначеев В.П. О будущем // URL:

http://www.newhumanity.ru/koncept_materialy/kaznacheev/o_budushem.ht m (дата посещения – 5 апреля 2010 г.).

могеоэкологии. По нашим представлениям, речь следует вести не о строительстве только ноосферы, о чем мечтал В.И. Вер надский, а о поисках некоего нового принципа – того принципа, где нет уже разделения человечества, планеты, биосферы и космоса, а есть единый процесс, который мы можем обозна чить понятием природа в самом широком ее толковании31. Сю да войдет и наш интеллект, и интеллект планетарный, его прояв ления на планете Земля в техносферном негативном или пози тивном смысле, сюда же следует включить воздействие антро погенного фактора на ближний и дальний космос. В самом деле, мы являемся сегодня свидетелями нового этапа эволюции – гео космической, геополитической, социально-демографической, если хотите, ноосферной природы самой планеты»32.

Духовность как главный фактор вселенского мировоз зрения и ресурс экологического права Новое мировоззрение в контексте видения и признания Вселенной как единой с природой Земли экосистемы, как уни версальной естественной экологической системы и как ресурса формирования экологического права, развития российского (и не только) общества и государства призвано сыграть чрезвы чайно важную роль в решении насущнейшей современной об щественной задачи – воспитания, формирования духовности, духовной культуры каждого отдельного человека и общества в целом.

Осознание роли Вселенной в обеспечении жизни на Земле в контексте цивилизационного развития востребует духовность как существенный ресурс развития. Е.А. Лукашева пишет о фундаментальных ценностных системах, на основе признания которых формируется цивилизация. Духовность и есть одна из наиболее существенных составляющих фундаментальных цен ностных систем, которой так недостает цивилизации на совре менном этапе и которая вдохнет в нее новую жизнь, обновит смысл и содержание жизни, поспособствует установлению гар Эта позиция требует самого серьезного научного исследования в контексте экоцентрической парадигмы цивилизационного развития.

Казначеев В.П. Ноосфера В.И. Вернадского – это автотрофность че ловечества // URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0203/001a/02030010.htm (дата посещения – 5 апреля 2010 г.).

монии в сфере взаимодействия общества и природы. Причем с учетом масштабов, глубины «духовного упадка человечества», о чем с горечью писал еще Альберт Швейцер (1931 г.), ресурс бо лее важный на современном этапе, чем материальная составля ющая цивилизационного развития, включая научно-технический прогресс. Духовный упадок со всей очевидностью продолжался и достиг критического состояния, что в России в широких мас штабах проявляется, в частности, в тех отрицательных качествах человека – «высшей ценности», о которых говорилось выше.

Задача духовного обновления становится, очевидно, наибо лее приоритетной. Как правильно пишет В.П. Казначеев о Рос сии, «капитал и власть в современной России уничтожают ду ховность, подчиняя ее своим правилам, законам»33.

Значение духовности как ресурса общественного развития в контексте нового миропонимания, а в равной мере и ресурса в достижении целей права, в том числе экологического, важно ви деть и оценивать с учетом того существенного обстоятельства, что духовная культура, духовность, наряду с материальной культурой создают фундамент цивилизации. Прочность, воз можности и перспективы цивилизации напрямую зависят от ка чества фундамента, и прежде всего от его духовных оснований.

Духовное, нравственное предопределяет прогрессивность мате риального34. В основе любого решения об экономическом разви тии должен быть нравственный критерий, нравственный импе ратив.

В контексте формирования, воспитания духовности следует рассматривать и характер отношений человека, общества и Все ленной, предполагая, что человек своим поведением, своими мыслями и энергией может влиять на Вселенную и наоборот.

Вселенная может реагировать на такое поведение. На это обра щено внимание в современной науке.

Так, доктор философских наук А.В. Иванов поставил перед собой задачу «рационально проанализировать некоторые собы Казначеев В.П. О будущем.

Еще А.С. Пушкин в «Капитанской дочке», обращаясь к молодому человеку, писал: «Если записки мои попадутся в руки, вспомни, что лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов, без всяких насильственных потрясений».

тия последнего времени35, как те знаки, которые посылает окру жающий мир, дабы в очередной и, не исключено, в последний раз предупредить нас о грозящих опасностях и, одновременно, напоминая о забытых ценностях»36. При этом он пишет, что ис ходит «из вполне определенных философско-мировоззренческих предпосылок, а именно, что Космос, частью которого мы явля емся, устроен справедливо и мудро, а наши человеческие разум и нравственная интуиция не возникли случайно из безжизнен ной и неразумной материи, а укоренены в Разумной Основе Все ленной, в свою очередь, нуждающейся в нашем свободном твор честве и нравственно ответственном деянии. …Иррационально атеистическое отношение к Космосу как к первично безжизнен ной и лишенной сознания физической среде, равно как и безот ветственное отношение к материальным продуктам и живым актам собственной мысли, породили тот тяжелейший цивилиза ционный кризис, свидетелями которого мы все являемся».

Как знаковые философ исследует террористические взрывы смерт ниц на станциях московского метро «Лубянка» и «Парк культуры»;

крушение самолета с польской элитой под Смоленском;

землетрясение на Гаити;

извержение вулкана в Исландии: атрофию предсказательных и эскалацию магических черт современной науки;

индонезийского ры бака с корнями вместо конечностей;

московское сити.

Как о знаковых в свое время говорили и писали о террористиче ском акте в США в 2001 г., когда был взорван Международный торго вый центр и совершено нападение на Пентагон.

Сознаюсь, в последнюю зиму (2009–2010 гг.) автор статьи рас сматривал холодные погоды в Западной Европе и США как знаковые в связи с политически конъюнктурным проектом, связанным с «глобаль ным потеплением», в рамках которого неоправданно затрачиваются огромные финансовые, организационные, интеллектуальные ресурсы человечества. Была мысль считать знаком аварию на буровой нефти в Мексиканском заливе в апреле 2010 г., сооружаемой английской ком панией. Эта компания – British Petrolium, участвующая также в разра ботке месторождений нефти и газа в России, залила нефтью большие пространства, причинив огромный экологический вред. А США хоро шо известна как страна, хищнически эксплуатирующая природу во всем мире для обеспечения собственного процветания.

Иванов А.В. Знаки последних времен // URL: http://www.za-nauku.ru.

«Не провоцируем ли мы сами ситуацию глобального при родного апокалипсиса, когда катастрофы, подобные гаитянской, станут происходить повсюду и непрерывной чередой, ведь объ ективная статистика увеличения частоты и силы природных аномалий за последние полвека свидетельствует именно об этом?» «Непосредственное воздействие наших мыслей на окру жающие природные формы (те же растения и воду) – это сего дня безусловный научный факт, имеющий многочисленные экс периментальные подтверждения. Главная задача теперь заклю чается в том, чтобы экспериментально обнаружить и теоретиче ски осмыслить ту незримую реальность Космоса, которая пере носит и аккумулирует эти психические воздействия. Не случай но, по-видимому, в наиболее глубоких научно-философских и религиозных концепциях XIX–XX вв. высказывается гипотеза о существовании психической энергии, лежащей в фундаменте эволюции нашей Вселенной и неразрывно связанной с челове ком37. Научное признание, познание и практическое освоение Этой гипотезе в современной науке уделяется большое внимание.

Так, по мнению Дэвида Бома, «разделение Вселенной на живые и не живые объекты не имеет смысла. Одушевленная и неодушевленная материя неразрывно связаны друг с другом, и жизнь находится в скры том состоянии во всей Вселенной. Даже камень в некотором смысле живой, говорит Бом, поскольку жизнь и интеллект присутствуют не только в материи, но и в «энергии», «пространстве», «времени», во «всей ткани Вселенной» и во всем остальном, что мы абстрактно выде ляем из голодинамики и ошибочно рассматриваем как независимо су ществующие объекты.

Идея о том, что сознание и жизнь (и, по существу, все во Вселен ной) суть свернутые во Вселенной множества, следствия. Подобно то му, как каждый кусочек голограммы содержит в себе изображение це лого, каждая часть Вселенной содержит в себе всю вселенную» (Тал бот Майкл. Указ. соч. Разд. «Сознание как более тонкая форма мате рии»).

В свете данной гипотезы по поводу научных позиций Бома дела ются и более глубокие выводы. Так, Брайан Джозефсон, нобелевский лауреат 1973 г. по физике, считает, что бомовский импликативный по рядок может однажды привести Бога или Душу в сферу науки. Как подчеркивает М. Талбот, «идея, которую поддерживает и сам Джо зефсон» (Талбот М. Указ соч.).

этой энергии являются, возможно, одной из насущнейших задач нынешнего исторического момента. Здесь же, не исключено, откроются и принципиально иные горизонты для эволюции нашей техносферы, призванной, безусловно, хранить потенциал нашей биосферы и одновременно существенно расширять наши творческие возможности. Но мы от понимания сущности этой энергии и ее практического использования пока, увы, весьма далеки»38.

Вопрос о реакциях Вселенной на поведение, действия зем лян исследуется в науке, является предметом религий. В частно сти, в христианстве много внимания уделяется «Страшному су ду», который ожидает каждого после кончины. Доктор Раймонд Моуди на основании проведенных им научных исследований считает, однако, что «мы живем во Вселенной гораздо более доброжелательной, чем нам кажется»39.

Важно в этой связи обратить внимание на позицию акаде мика В.С. Степина о «точках роста новых ценностей», возника ющих не только в этике и науке, но и в других сферах культуры, например в сфере религиозного сознания. Он пишет: «Можно, в частности, упомянуть совершенно необычные идеи американ ских протестантских теологов, выдвинувших предположение, что Бог еще не закончил творение мира, он творит его до сих пор: эволюция продолжается (Р. Ролстон и А. Пиккок). В этом смысле Бог не просто создал мир, но как бы со стороны наблюдает за ним и поныне. Бог – соучастник того, что проис ходит в Космосе, и сумма зла, творимого людьми на Земле, тоже оказывает влияние на этот процесс. Возникает представление о том, что человек ответствен за космическую эволюцию, влия ет на нее творимым добром или злом. Эти идеи могут по новому осветить принципы и глубину человеческой ответ ственности, соотношение индивидуального и коллективного в ее структуре (выделено мной. – М.Б.)»40.

Обращение к феномену духовности при исследовании но вого мировоззрения и миропонимания само по себе, примени Иванов А.В. Указ. соч.

Цит. по: Талбот М. Указ. соч. Разд. «Мгновенное познание».

Россия в глобализирующемся мире: мировоззренческие и социокуль турные аспекты. М., 2007. С. 12.

тельно к осознанию Вселенной как универсальной естественной экосистемы, в которой находит приют и современный человек, имеет огромное научное и практическое значение в целом, для формирования экологического права и достижения его целей в частности. Для экологического права значимость этого вопроса в том, что духовность – непереоценимый ресурс поддержания (восстановления) благоприятного состояния природы. Трудно представить себе духовно богатого президента страны, мини стра, другое лицо, принимающих экологически значимое реше ние, сознательно совершающих действия против природы, во преки нормам экологического права.

Однако в данный момент обратим внимание на другое, бо лее важное и чрезвычайно значимое обстоятельство: духовность есть имманентно присущее состояние Вселенной. При непосред ственном контакте со Вселенной обнаруживается и прежде всего проявляется духовная поддержка, что отмечается как людьми, имевшими опыт общения со Вселенной (в частности, в состоя нии клинической смерти), так и учеными, изучавшими и обоб щавшими этот опыт.

Методологическое значение признания Вселенной уни версальной естественной экосистемой для теории права, экологического права и правовой системы Влияние природного фактора реально отражалось в праве далеко не адекватно его роли и значению в жизни и развитии общества, хотя в теории и философии права всегда признава лось. Так, академик В.С. Нерсесянц подчеркивал существенную роль природы в историческом процессе и развитии права41.

На современном специфическом этапе общественного раз вития, характеризующемся тяжелым системным кризисом, кри зисом цивилизации, в общей теории права обоснованно прояв лен живой интерес к совершенствованию не только самого пра ва, но и правопонимания, а также миропонимания. Лишь на но вой мировоззренческой основе можно находить ресурсы для преодоления системного кризиса и видеть перспективы после довательного прогрессивного развития общества, в том числе и мирового сообщества.

См.: Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1997. С. 40.

Чрезвычайно важно то, что формирование нового юридиче ского мировоззрения, правопонимания в контексте природного все более становится предметом теории права и государства.

При этом новое правопонимание должно стать основой нового мировоззрения, в том числе и юридического, мировоззрения, «направленного на то, чтобы сделать мир жилищем разумного человека, сознающего свою социальную, природную, космиче скую миссию». «Признавая свою жизнь высшей ценностью, че ловек должен учиться ценить все живое на Земле, постигнуть животворные начала универсума для того, чтобы решительно перестроить условия совместного бытия человечества и при роды». Заметим, что в общей теории права потребность в новом мировоззрении и правопонимании представляется как импера тив: «Человечество деградирует и погибнет, если не сумеет в предстоящем XXI столетии сменить доминирующие тенденции мирового развития»42.

В общей теории права мудро сформулированы методологи ческие подходы к развитию правовой науки, что крайне важно для экологического права. «Основная и самая благородная зада ча современной науки состоит в раскрытии тайн «организации жизни на Земле» на базе всех отраслей научного знания, вклю чая, возможно, в первую очередь, общественного, этического знания. Не случайно многие выдающиеся представители точных и естественных наук с воодушевлением предсказывают в буду щем наступление эпохи обществоведения, обогащенного ре зультатами глубокого постижения космических и природных феноменов. Люди должны исходить из общей физической кар тины мира, постоянно иметь ее в виду, чтобы решить для себя, как правильно жить, как вести себя в обществе, относиться к природе»43. «…Люди XXI века в попытках объяснить право, свя занные с ним общественные явления, будут обращаться к физи ческому миру (космосу) также упорно и часто, как это делали См.: Теория государства и права / Отв. ред. Г.Н. Манов. М., 1995.

С. 88–89.

Мальцев Г.В. Развитие права: к единению с разумом и наукой. М., 2005. С. 40.

наши предки во втором и первом тысячелетии нашей эры»44, – так оптимистично смотрит на ситуацию Г.В. Мальцев.

В общей теории права содержится прогноз, что понимание права в новом веке будет совершенно иным, основанным на ин теграции общественного и естественно-научного знания, на су щественном переосмыслении привычных для нас представлений о связях общества, природы, космоса, биологического и соци ального, материального и духовного, рационального и иррацио нального45. В контексте экоцентрической парадигмы цивилиза ционного развития такой методологический подход к правопо ниманию представляется весьма прогрессивным.

«Право не должно быть исключением из физической карти ны мира, его надо понять и объяснить как естественный (есте ственно-исторический) факт, объективный по характеру и про исхождению, как систему, управляемую в соответствии с его собственными природными, объективными законами. Юристы Нового времени убеждены, что за всякой законодательной фор мулой стоит объективность фактов и закономерностей, которая с помощью науки и научной методологии переходит в область субъективного, точнее, субъективно-рационального.

Многие теории XIX и XX столетий …исходили из методо логического постулата, согласно которому приоритет объектив ного над субъективным в праве принципиально не отличается от соотношения этих начал в физике, химии, геологии, астрономии, биологии и т.д.»46.

«Речь идет о радикальном изменении культурно исторической стратегии отношения человека и человечества к универсуму. Человек перед лицом возможных катастроф должен переосмыслить свою творческую роль в мире, оставить претен зии господствовать над природой, переделывать ее «под себя», грубо навязывая ей свои недальновидные планы. Он должен вновь научиться «вписывать» себя в окружающую среду, прояв лять свой творческий потенциал, реализовать креативные воз можности только в партнерстве с природой, вести с ней непре Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 39.

См.: Теория государства и права / Отв. ред. Г.Н. Манов. М., 1996.

С. 90.

Мальцев Г.В. Указ соч. С. 57.

рывный, продуктивный диалог. Эволюцию рода человеческого, которая под воздействием современной цивилизации отделилась от естественной эволюции природы и общества, необходимо вернуть в прежнее русло всемирной коэволюции, то есть слитого, совместного, согласованного развития человека и всего, что его окружает»47.

В контексте научного положения о Вселенной как универ сальной экосистеме природа и человек как органическая часть природы возвеличиваются в экологическом праве, становятся органической частью Вселенной, приобретая космический мас штаб. При этом человек – по своей природе существо разумное – должен осознавать свою ответственность за поддержание балан са этой системы в той мере, в которой он может воздействовать на экосистемы, на природу в целом.

Последняя задача – весьма масштабная, сложная, своевре менная и важная: отразить этот вселенский масштаб самого че ловека и природы Земли в мировоззрении, правопонимании и в самом праве.

Уже на конституционном уровне в России официально за креплено, что природный мир, подчеркнем, развивающийся по собственным, объективным законам, является жизненно важным фактором развития общества, служит основой жизни и деятель ности людей (ст. 9 Конституции РФ). Эта норма адресована не только экологическому праву, а всей правовой системе России.

Иное дело, что экологическое право призвано сыграть особую роль – нормативную и методологическую – в обеспечении ее последовательного соблюдения.

Сказанное выше о признании роли природы в жизни чело века и в праве, в осознании вселенского масштаба отношений человека и общества, его отражения в праве направлено на по следовательное решение в праве ряда задач. Первоочередные из них: развить и внедрить космическое мировоззрение как новое мышление и миропонимание в XXI в.;

адекватно отразить эти позиции в правовой науке и самом праве, обеспечивая смену парадигмы – отказ, уход от антропоцентрического подхода к Мальцев Г.В. Указ соч. С. 75.

построению общей картины мира, к экоцентрическому48. На этой основе должно происходить формирование права и его эф фективное действие. При этом имеется в виду вся правовая си стема, включая международное и национальное право. А не только экологическое, специализированное в регулировании экологических отношений.

Экологическое право – международное и национальное – в силу его места в правовой системе призвано выполнить особую миссию. Обратим внимание: все другие отрасли права в право вой системе созданы преимущественно для регулирования от ношений по поводу социальной среды. И лишь экологическое право всей своей сутью ориентировано на природный мир чело века, на поддержание или восстановление его благоприятного состояния, на сохранение «основы жизни и деятельности наро дов», на обеспечение интересов экологического благополучия.

Природа и ее отдельные компоненты – главный и единственный объект общественных отношений, регулируемых нормами эко логического права49.

Понимание Вселенной как единой с Землей естественной экологической системы должно найти отражение в доктрине и экологическом законодательстве, прежде всего в головном акте.

Самостоятельное научное значение имеет выделение в си стеме объектов, регулируемых в современном экологическом праве, экологических отношений Вселенной наряду с природой (окружающей средой) как интегрированным объектом;

природ ными объектами (ресурсами) и др.

Роль Вселенной в обеспечении благоприятного состояния окружающей среды должна быть выражена в рамочном между народном соглашении по окружающей среде и в головном акте «Многообразные варианты антропоцентрического подхода к построению общей картины мира не смогли ни предсказать, ни объяснить подлинные причины развертывания глобального экологического кризиса и наметить эффективные способы его предупреждения, тем более – преодоления»

(Новая газета. 2008, 29 мая). См. также: Неизбежное будущее – эколо гический социализм // Зеленый мир. 2009. № 11–12. С. 8.

Подробнее о месте экологического права см.: Бринчук М.М. Эколо гическое право в правовой системе // Труды Института государства и права РАН. 2009. № 3. С. 131–155.

национального экологического законодательства. Наиболее це лесообразно это сделать в преамбуле и через определение поня тия природы как интегрированного объекта экологических от ношений, регулируемых нормами национального и междуна родного экологического права. По современному праву интегри рованным объектом является окружающая среда50. С учетом вы сказанных суждений окружающая среда как объект экологиче ских отношений может быть определена как энергетически обеспечиваемая Вселенной природа Земли, т.е. совокупность естественных систем, природных объектов и природных ресур сов, включая атмосферный воздух, воды, почвы, недра, живот ный и растительный мир, а также климат и ближний космос, в их взаимосвязи и взаимодействии.

Понятие естественной экосистемы также нуждается в при ведении в соответствие с реальностью. Экологическая система – естественная экологическая система – объективно существую щая природная среда, в которой живые (растения, животные и другие организмы) и неживые ее элементы взаимодействуют как единое функциональное целое и связаны обменом веществом и энергией между собой и со Вселенной.

Таким образом, Вселенная образует единую естественную экосистему с природой Земли.

В зависимости от сферы действия экологического права – международного и национального – определяется и простран ственная сфера как окружающей среды в целом, так и природ ных экологических систем. Для национального права она огра ничивается пределами территории государства. Или, в зависи мости от интересов государства, пределами территории субъекта РФ. При этом, заметим, не уменьшается фактор энергетической зависимости от Вселенной. Выделение пространственно Само использование понятия «окружающая среда» как объекта регу лируемых экологических отношений отражает антропоцентрический подход и закрепляет этот подход в праве. В мировой правовой практи ке отказ от «природы» как объекта отношений произошел в 1960-е гг., когда в мире пришло осознание экологического кризиса. Тогда смена объектов происходила в контексте совершенствования, усиления права в данной сфере. «Окружающая человека среда» стала предметом Кон ференции ООН в Стокгольме (1972 г.).

территориальных границ естественных экосистем – чистая условность. Они могут существовать лишь при условии энерге тического обеспечения Вселенной.

В принципе эта объективно существующая вселенская связь отражена и в общей теории права. «Естественное право (и естественные права человека) основывается на существова нии высших, постоянно действующих, независимых от государ ства норм и принципов, олицетворяющих разум, справедли вость, объективный порядок ценностей, мудрость Бога, не толь ко являющихся директивами для законодателя, но действующих напрямую»51. Источником его является Природа, природа чело века и природа вещей.

Реализация исследуемого в статье положения о Вселенной как универсальной естественной экосистеме, о экоцентрическом подходе в общественном развитии может быть осуществлена в праве методологически и нормативно по следующей технологи ческой схеме. В естественных науках исследуются, выявляются законы развития природы. На основе синтеза естественного и общественного научного знания52 определяются вытекающие из этих законов экологические требования, нуждающиеся в учете при правовом регулировании использования природных ресур сов и охраны природы. Эта ответственная задача решается в экологическом праве, и данное обстоятельство предопределяет его особую роль в правовой системе53.

В последующем требования экологического права оказы ваются в сфере действия многих отраслей в системе российского Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазаре ва. М., 1994. С. 91.

См.: Теория государства и права / Отв. ред. Г.Н. Манов. М., 1996.

С. 90;

Моисеев Н.Н. Восхождение к Разуму. М., 1993. С. 173;

Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума. М., 1998. С. 197;

Ше стерюк А.С. Экологическое право: проблемы методологии: Дисс. … докт. юрид. наук. С. 82.

Учет законов природы и отражение вытекающих из них экологиче ских требований в правовых нормах – первейшее и важнейшее методо логическое основание формирования экологического права. Подробнее об этом см.: Бринчук М.М. Проблемы методологии экологического права // URL: http://www.igpran.ru/public/publiconsite/.

права. Оптимальному решению вопроса о формировании нового правового мировоззрения, определении задач формирования от дельных отраслей права, о месте экологического права в право вой системе, о ситуациях, в которых требуется доминирование норм экологического права над нормами других отраслей при звана служить современная, разработанная под эгидой ООН ме тодологическая и инструментальная основа общественного раз вития – концепция устойчивого развития54. Важно подчеркнуть то существенное обстоятельство, что эта концепция имеет три основополагающих и взаимосвязанных аспекта – экологический, социальный и экономический. По идее и существу концепции устойчивое развитие – это экологически обоснованное экономи ческое и социальное развитие.

Концепция устойчивого развития, поддержанная мировым сообществом, – новая парадигма перспективного и прогрессив ного общественного развития, развития цивилизации, не имею щая разумной альтернативы. Ее последовательная и эффектив ная реализация предполагает новые подходы к формированию не только экологического, но и всех отраслей права, «отвечаю щих» за соответствующие сферы, – конституционного, админи стративного, гражданского, предпринимательского и др. При этом применительно к социально-экономическому развитию нормы гражданского, предпринимательского и ряда других от раслей права должны учитывать нормы экологического права, отразившие законы развития природы.

Концепция устойчивого развития, разрабатываемая с активным уча стием российских ученых и принятая на Конференции ООН по окру жающей среде и развитию (1992 г.) также с участием России, получила закрепление и развитие в российском законодательстве. Необходи мость ее детальной разработки и реализации предусмотрена в двух указах Президента РФ – от 4 февраля 1994 г. «О государственной стра тегии Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспе чению устойчивого развития» (САПП РФ. 1994. № 6. Ст. 436) и от 1 апреля 1996 г. «О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» (СЗ РФ. 1996. № 15. Ст. 1572). Согласно по следнему Указу устойчивое развитие – объективное требование вре мени.

Научное положение о Вселенной как универсальной есте ственной экосистеме возвеличивает в экологическом праве при роду и человека как органическую часть природы, отражает их постоянную и неотъемлемую связь со Вселенной. Это позволяет надеяться, что человек, осознавший свою космическую связь, проявит ответственность за поддержание благоприятного состо яния природы.

В.Г. Графский СРАВНИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫХ ИДЕЙ И ВЗГЛЯДОВ КАК НАУЧНАЯ ПРОБЛЕМА Историческое и теоретическое правоведение последних де сятилетий озабочено поисками уточненного контура объекта и предмета сравнительного правоведения, что в значительной сте пени обусловлено возросшим значением интенсификации меж дународного экономического и политического общения, глоба лизацией, получающей не только идейное и организационное, но и новое политико-правовое признание и оформление на планетарном, континентальном и макрорегиональном уровнях. Только на про странстве двух исторических регионов – Европы и Азии – сосуще ствуют несколько крупных межгосударственных организаций сотрудничества, таких как Европейский союз, СНГ, страны Шанхайской группировки и др.

В настоящей статье анализируются возможности обособ ленного рассмотрения и тематической фиксации такой области сравнительного анализа, как политические и правовые идеи, ко торые являются неотъемлемой частью размышлений об истори чески возникающих или уже существующих тенденциях право вой и государственной жизни разных народов и стран. Эта об Заведующий сектором истории государства, права и политических учений Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор.

Статья подготовлена при поддержке РГНФ, проект № 08-03-00255а.

ласть изучения и размышлений находится на стыке нескольких юридических дисциплин – теории и философии права, истории права, истории конституционного права и политических инсти тутов. Однако ближе всего она примыкает к сравнительному правоведению с момента его исторического зарождения и вплоть до настоящего времени.

Предметные и некоторые методологические вопросы со временной юридической компаративистики на протяжении по следних полутора веков неоднократно обретали особенную ак туальность под влиянием ряда обстоятельств, но самыми глав ными из них были потребности познавательного и политико прагматического толка во взаимоотношениях между народами разных стран и регионов, в том числе между европейскими ко лониальными державами и зависимыми от них территориями и странами в XIX и первой половине ХХ в. По прошествии време ни на первый план вышли взаимозависимые экономические и политические связи и отношения между независимыми государ ствами Запада и Востока, вступившими в новую социально историческую стадию своего развития.

Исследования XIX в. во многом предопределялись возник новением европоцентристских теорий исторического процесса, что дает основание называть этот период веком научной исто рии, понимаемой как история развития всех народов и наций (и тем самым всего человечества).

В сравнительной истории права, как и в сравнительной ис тории политических систем, – наук, возникших в рамках всеоб щей истории, одним из главных был вопрос, касавшийся поис ков общего и особенного в опыте каждого народа, подтвержде ния общего тезиса о линеарном развитии, вплоть до 40-х гг.

ХХ в. Тогда потребовалось существенное переосмысление этой концепции общеисторического развития с учетом социального регресса всех европейских народов в сторону архаических дес потических форм правления и массового террора в условиях то талитарных режимов.

Затем наступил период статического изучения правовых систем, которые начали группировать в семейства по тем или иным совокупным признакам (правовые семейства в восприятии французского компаративиста Р. Давида1 с формальной стороны мало чем отличаются от правовых семейств, выделяемых немец кими компаративистами К. Цвайгертом и Х. Кетцем2). Статич ная структурно-функционалистская компаративистика (в отличие от исторической) варьируется в зависимости от объ ектов сравнения – ими обычно становятся национальные право вые системы одного или нескольких исторических регионов ли бо обособленные отрасли права (цивильного, семейного, уго ловного или конституционного), сосуществующие в нескольких регионах или странах одновременно.

Следующей стадией в уточнении объекта и предмета ис следования стало изучение истории и современного состояния регионального права, а также права разных народов и наций, проживающих в разных исторических регионах – Европе, Азии, Америке.

Еще в конце XIX в. возник вопрос о соотношении сравни тельного правоведения (Г. Тард) и сравнительной истории права (М.М. Ковалевский). Оба исследователя исходили из того, что сравнительное правоведение должно опираться на результаты широкого социологического изучения права. В свое время Р. Иеринг указывал на необходимость изучения юристами внешнего мира, содействующего объяснению права в его разви тии. Этим внешним миром для права является социальная среда – с ее экономикой, политикой, религией, нравами, наукой, искус ством. Г. Тард говорил в этой связи, что сравнение различных систем приводит к надлежащим научным обобщениям лишь тогда, когда оно связано со всем комплексом социальных явле ний, которые объясняют право и сами в свою очередь объясня ются правом3. М.М. Ковалевский отмечал в этой связи, что юри дическая наука долгое время руководствовалась метафизикой, а после того, как порвала с ней, не может обновиться из себя са См.: Давид Р. Основные правовые системы современности. Пер. с фр.


М., 1967.

См.: Кетц Х., Цвайгерт К. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. Пер. с нем. М., 2000.

См.: Тард Г. Конституция права. СПб., 2004.

мой4. Вот почему так важен учет внешнего мира, внешней сре ды. Резюмируя эти обсуждения на первом Всемирном конгрессе компаративистов, Ф.В. Тарановский сделал очень важный вы вод: «…Юридическая наука вообще и сравнительное правоведе ние в частности должны искать в социологии руководящей нити, установления постепенных стадий социальной эволюции, кото рыми определяются и фазисы развития права. Социология не заменит в этом отношении ни естественное право, ни ту общую теорию права, которая пытается извлечь философские основания непосредственно из действующего положительного права»5.

Задача университетского преподавания права в этой связи заключается в том, чтобы снабдить студентов научным методом и «общими идеями юридических наук» и тем самым подгото вить их к предстоящей самостоятельной деятельности в области как юридической практики, так и теории. Причем для осуществ ления последней задачи первенствующее место должно быть предоставлено (так считал А. Эсмен, в 1900 г. профессор Па рижского университета) истории права и сравнительному право ведению, которые в совокупности «создают сравнительно исторический метод, составляющий «жизненный нерв и главный двигатель науки о праве»6.

Возвращаясь к теме сравнительно-исторического метода в своем фундаментальном учебном курсе «Энциклопедия права», В.Ф. Тарановский обращал внимание на то, что первые лучшие образцы пользования сравнительным методом нам демонстри руют античные авторы, а также средневековые, включая, к при меру, Ж. Бодена или составителей Уложения царя Алексея Ми хайловича 1649 г. Существенно также, что «классическая древ ность дала нам образцы пользования сравнительным приемом не только для практических целей юриспруденции, но и для теоре См.: Ковалевский М.М. Историко-сравнительный метод в юриспру денции и приемы изучения истории права. М., 1880.

Тарановский Ф.В. Сравнительное правоведение в конце XIX века.

Варшава, 1902. С. 18.

Там же. С. 24. М.М. Ковалевский именовал этот метод историко сравнительным, английские правоведы (Ф. Поллок и др.) говорили о возможности сравнительной юриспруденции, Ф.В. Тарановский – о сравнительном правоведении.

тического изучения явлений правовой и государственной жизни.

В этом последнем отношении замечательный почин сделан был родоначальником систематического научного знания европей ской культуры – греческим философом Аристотелем. Он долго и тщательно изучал устройство различных эллинских государств (так называемые …политии, т.е. конституции, выражаясь совре менным языком) и даже законы варваров (т.е. народов, не при надлежащих к эллинской культуре), и только на основании этих данных создал свое учение о государстве, или политику… В «Политике» Аристотеля установлены таким образом типиче ские черты эллинской государственности, добытые путем срав нительного изучения правовых норм и практики различных го родов-государств Греции»7.

Как свидетельствуют источники, Аристотель вместе с уче никами изучил опыт организации и деятельности властных учреждений 149 городов-государств Древней Греции и действи тельно, основываясь на нем, создал свое учение о формах прав ления и политике. Из всего многообразия этих образцов сравни тельного изучения до нас дошло описание только Афинской по литии, исторический опыт которой обозревается Аристотелем на протяжении нескольких предшествовавших его времени веков.

Первым воскрешением аристотелевской традиции полити ческого компаративизма можно считать труд Ж. Бодена «Шесть книг о государстве», в котором он использовал сравнительный прием для целей эмпирического изучения правовой и государ ственной жизни. Новая ступень политической компаративистики ознаменовалась трудами Т. Гоббса и Дж. Локка, Г. Лейбница и Ш. Монтескье, но особый подход обеспечила философия исто рии Гегеля, которая поставила на очередь разработку всемирной истории права и потребовала для этого обращения к опыту раз ных народов, опыту правовому и политическому. Именно срав нительное изучение явлений и институтов правовой и государ ственной жизни послужило предтечей возникновения особой научной дисциплины – сравнительного правоведения (нем. ver gleihende Rechtswissenschaft – сравнительная наука о праве). Она устанавливает «однообразие в развитии права и государства у Тарановский Ф.В. Энциклопедия права. 2-е изд. Берлин, 1923. С. 264.

различных народов и в различных обществах и таким путем служит выяснению закономерностей развития явлений право вой и государственной жизни. Сравнительное правоведение яв ляется, таким образом, частью социологии как единой, синтези рующей науки об обществе. В состав последней сравнительное правоведение входит наряду с другими аналогичными дисци плинами, каковы: сравнительное изучение хозяйственного быта, сравнительная история религий и сравнительное языкознание.

Последнее достигло наибольшей научной точности и во многом послужило образцом для разработки сравнительного правоведе ния»8.

Сравнительное изучение политических идей:

темы и проблемы Политические идеи и взгляды относятся к разряду таких философских или теоретических построений, для которых ха рактерны особенная логико-понятийная упорядоченность и де дуктивная или индуктивная логическая сцепленность (последо вательность) и которые выполняют при этом вспомогательную описательную или объяснительную, иногда общеобразователь ную или педагогическую функцию в постижении природы или социального назначения политических институтов, принципов и норм. Идеи и взгляды как таковые пребывают в определенной взаимосвязи с другими описательными и объяснительными кон струкциями, родственными по смыслу и назначению таким тер минам, как политическая философия (политическое учение), по литическая теория, политическое представление. Эти конструк ции отличаются по объему содержания и по соответствующим объяснительным возможностям. Так, философия многозначнее и масштабнее теории. В частности, философия права Гегеля имеет более обширный набор объяснительных возможностей и боль ший охват внешних для права условий его возникновения и су ществования, чем любая теория происхождения права или госу Тарановский Ф.В. Энциклопедия права. С. 268.

дарства9. В то же время любая политическая идея, на практике выступающая в виде основополагающего правила или принципа, уступает по своей объяснительной возможности политической теории. Еще одна разновидность несхожести в степени познан ного или только познаваемого связана с восприятием возможно стей политической теории или политической идеи по отноше нию к политическим взглядам и представлениям. Взгляды и представления явно уступают не только в степени объяснитель ных возможностей, но и в степени определенности, которая в свою очередь может предстать либо абстрактной, либо конкрет ной.

Для возникновения и последующего существования поли тических идей характерны такие типичные особенности, кото рые подлежат надлежащему учету. В их числе важны новизна или преемственность идеи, ее приемлемость или неприемле мость для данной политической общности или данной полити ческой ориентации участников политических отношений и со перничества. Для этой стадии существования и восприятия идеи характерны возможные притязания ее приверженцев на прида ние этой идее доминирующего положения в наборе существую щих и соперничающих политических идей, а также притязания на дальнейшее ее распространение в различных общественных кругах и ее доминирование.

В качестве примера можно привести идею Сократа о том, что править в государстве должны люди знающие и умеющие («править должны знающие», как формулировал эту сократов скую идею В.С. Нерсесянц). Характерно, что в момент своего появления и обсуждения она находилась в противостоянии ко всем существовавшим в то время формам правления – монар хии, аристократии, демократии, олигархии и тирании. Эта идея была заново перетолкована Платоном, любимым учеником Со крата (именно учитель дал ему прозвище Платон, что означало «широкий», в то время как его подлинное имя было Аристокл).

Платон использовал идею Сократа в процессе конструирования Именно с этих позиций желательно перечитать его небольшое эссе «О научных способах исследования естественного права, его месте в практической философии и его отношении к науке позитивного права»

(см.: Гегель. Политические произведения. М., 1978. С. 185–275).

идеального варианта устройства и управления полисом, в кото ром правят философы («знающие»), а сотрудничающими клас сами являются стражи (воины) и земледельцы. В Средние века эту идею подхватили церковные служители и в духе папоцеза ризма объявили священнослужителей тем слоем «знающих и умеющих», который в состоянии отладить благотворное управ ление делами не только церкви, но и государства и сделать это в условиях общества, разделенного на три класса – на тех, кто мо лится, тех, кто воюет, и тех, кто пашет.

В Новое время идея Сократа и Платона воодушевила ан глийского философа и политика Ф. Бэкона на создание в 1625 г.

очередного утопического проекта. На сей раз роль класса «зна ющих» была уготована представителям слоя ученых и изобрета телей, которые живут на острове и обеспечивают его жителей всем необходимым, во многом за счет постоянного слежения за техническими и иными изобретениями в остальном мире, куда они ежегодно отправляются за сбором необходимой информа ции, переодеваясь в одежды купцов или путешествующих.

Аналогичные конструкции управления начали изобретать представители современных общественных наук. В Новое время олицетворением слоя носителей необходимейшего знания стали социологи, а наиболее авторитетным разработчиком соответ ствующей социально-философской конструкции – сам изобрета тель термина «социология» О. Конт.


В ХХ в. на роль правящей элиты «знающих» претендовали представители технической интеллигенции в США, которые во время экономического спада 30-х гг. называли себя технократа ми. К этому времени выдающийся американский правовед Р. Паунд придумал еще одно подходящее название – «соци альная инженерия». Затем эту претендующую на верховенство в обществе и государстве группу «знающих и умеющих» начали признавать в слое управляющих (менеджеров). Произошло это после выхода книги американского социолога Дж. Бернхэма «Революция управляющих» (1943 г.). Вслед за некоторыми эко номистами он объявил, что власть и право на частную собствен ность стали незаметно переходить от собственника к управля ющим (менеджерам), что класс менеджеров уже управляет в США, Германии и России и вскорости изобретет все необходи мое для своего официального имиджа как правящего класса.

В дальнейшем эта социальная категория стала именоваться тех ноструктурой (Дж. Гэлбрейт), технодемократией (М. Дюверже), меритократией (Зб. Бжезинский и др.), экспертократией, но чаще всего технократией.

История возникновения, последующего усвоения и пере толкования сократовской идеи представляет собой типичный образец истории политической идеи, прослеженной с помощью метода историко-генетического сравнения, который является типичным и наиболее распространенным в юридической науке, носящей название история политических и правовых учений.

Наиболее полное представление о возможностях этого приема изучения истории возникновения и последующего восприятия определенной политической идеи могло бы сложиться в процес се рассмотрения этой идеи в ее соотнесенности (в той или иной степени) с практикой ее претворения в жизнь, а также в ее вза имозависимости с этой практикой, например, с полной или ча стичной воплощенностью на практике, с адекватной или не адекватной ее воспринятостью в ходе такого воплощения и т.д.

Здесь уместно заметить, что первичной концептуальной единицей измерения философии или теории является политиче ская идея, сформулированная в виде краткого изречения (афо ризма). В европейских и некоторых азиатских и африканских университетах эта дисциплина именуется историей политиче ской мысли, историей политических идей либо историей фило софии права. Ее русскоязычное название – политическое и пра вовое учение – позволяет акцентировать внимание на таком бес спорном моменте всякой философии, как ее наставнический ха рактер. Поэтому данную дисциплину вполне можно назвать ис торией научений, а раз это так, то знание или научение в виде афоризма вполне пригодно при более комплексном освоении этой учебной дисциплины. Дело в том, что некоторые афоризмы содержат в себе в свернутом виде целую философскую концеп цию, как, например, афоризм греческого мудреца Симонида (VI в. до н.э.) «воздавай должное» или афоризм римского юриста Цельса-младшего (середина III в. н.э.) «право есть искусство доброго и справедливого».

История права и правовой философии, подобно истории со циальной, может иметь форму научного изложения (вид научной теории истории права, истории философии права) и вид ненауч ного (например, донаучного, мифического, сказочного, леген дарного) по форме упорядочивания знаний.

Право чаще всего (особенно в современном его узконор мистском истолковании как совокупности норм) рассматривает ся как инструмент властного (командного, административно командного и т.д.) регулирования, а государство как органи зация властного (законодательно-административно-судебно властного) управления. Вот почему самым обсуждаемым в тео рии и истории теорий права и государства является вопрос о том, не что такое право и государство по его природе, а как они действуют, т.е. насколько результативно действуют или, в дру гом ракурсе, кто реально правит и кому надлежит править.

Историю политических и правовых учений можно опреде лить как один из разделов (учебных и научных дисциплин) со временного правоведения, в рамках которого изучаются поли тические и правовые философии, а также теории права и поли тических учреждений в их возникновении, логико-понятийном оформлении и последующем использовании. В познавательном плане эта правоведческая учебная дисциплина и отрасль совре менной социальной философии нацелена на познание и обобще ние процесса возникновения и логико-понятийной фиксации представлений (мнений) и знаний о природе, назначении или особенностях жизнедеятельности государства, права, политики.

Она ориентирована сегодня, как и в прошлом, на уяснение фи лософских вопросов правоведения и государствоведения и об щего направления перемен в представлениях об этике в истории.

Что касается вопросов организации, функционирования либо радикального преобразования государства, совершенствования законодательной политики или прогнозирования их ближайших и отдаленных перспектив, то они являются предметом изучения других общественных наук и дисциплин, для которых история политических идей и теорий выполняет лишь вспомогательную роль.

В числе наиболее типичных и повторяющихся тем обсуж дений в рамках исторически складывающихся и меняющихся доктрин и взглядов следует указать следующие:

что считать законным, справедливым и правильным в нра вах и обыкновениях различных народов и государств;

какова природа и назначение государства у разных народов в разные исторические эпохи;

какое устройство следует считать наилучшим, правильным и справедливым в отличие от всех иных (существующих или существовавших когда-либо государственных и общественных устройств);

кто правит и как правит, и кому надлежит править;

кто мы, откуда мы, каковы наш политический и обществен ный порядок и нравы.

Все эти вопросы или темы для размышления можно отнести к разряду вечных, причем манера вопрошания и содержание от ветов могут бесконечно варьироваться в зависимости от исход ных позиций вопрошателя: консервативных или реформатор ских, умеренных реформаторских или радикальных и т.д.

Будучи тесно взаимосвязаны со многими другими истори ческими и теоретическими дисциплинами современного право ведения, история политических и правовых учений выполняет важную упорядочивающую, просвещающую, а также эвристиче скую (обновленческую познавательную) функцию, без чего не возможно комплексное и основательное изучение других юри дических наук, равно как и сколько-нибудь успешное совершен ствование и развитие современного правоведения, понимание многих актуальных теоретических и практических проблем гос ударственного строительства или обоснование новых направле ний законодательной активности.

Структурный спектр учения как пространство сравнения (terra comparationis) В каждом отдельном философско-правовом (политико правовом) учении следует различать три компонента: логиче ский, практический, исторический. Основополагающий струк турный элемент учения – это особым образом упорядоченный логико-понятийный конструкт (компонент), который находится в неразрывной и взаимообусловленной связи с его социально практической исторической составной частью, существующей в двух социально-исторических определенностях: исторической и политико-доктринальной. Он представляет собой исторически конкретную разновидность возникновения, а также истолкова ния морально-нравственного и политического смысла конструк ции в данной стране или группе стран и одновременно пребыва ет в виде обусловленного исторически конкретной обстановкой распространения и практического использования данного уче ния определенным мыслителем или школой либо идейной тра дицией.

Конкретная историческая социально-практическая состав ная часть обусловлена особенностями индивидуальной полити ческой ориентации мыслителя на конкретные (т.е. так или иначе связанные с данными условиями места и времени) политико правовые идеи, ценности, институты, традиции, а также воль ным или невольным отображением данного спектра обществен но-политической мысли и практики, включая авторское миро понимание и миропредставление. Если логико-понятийный ком понент несет отпечаток языка и стиля творческого философ ствования своего времени и данного мыслителя, то историче ский и практический компонент запечатлевают или отображают определенные сложившиеся или только складывающиеся спосо бы и навыки правового и политического общения, цели и задачи такого общения и приемы регулирования последнего.

Таким образом, каждая упорядоченная логико-понятийная конструкция представляют собой одновременно тот или иной вариант конкретного эмпирического (исторически определенно го) и вневременного (отвлеченного символического) осмысле ния тех или иных явлений и процессов общественной, в том числе политико-правовой жизни.

Помимо теоретического (логико-понятийного) и конкретно исторического компонентов учения в нем присутствует и заслу живает быть выделенным социально-практический (политико доктринальный) компонент учения. Он характеризует, как пра вило, некую главную авторскую политическую идею (принцип), входящую в данное учение в виде идеального построения, про граммного задания и т.п., и предполагает ту или иную форму политического целеполагания, призывности и практической реа лизуемости.

Дело в том, что политико-правовая теория или отдельная идея существуют в виде объекта изучения (специального или популярного), толкования (адекватного и неадекватного), а также предполагают определенную меру своей практической реализуемости в процессе группового (партийного) или массо вого применения в рамках религиозной или светской политиче ской программы, готовящейся или проводимой в жизнь рефор мы и т.д. Теория или идея могут представать на практике вари ацией требования «господства права» или «правления знаю щих», доктриной «разделения властей» (обособления и взаимно го уравновешивания властей) и т.д.

Доктринальный компонент может обрести вполне самосто ятельную политико-философскую завершенность и в виде практического совета, авторитетного наставления, развернутой рекомендации. В доктринальном компоненте следует выделить также ценностно-мотивационный элемент, который может во плотиться и, как правило, воплощается в требовании справед ливости. В свою очередь, справедливость может быть сведена к предоставлению выгоды сильнейшему или всем и по определен ным критериям (уравнивающая или воздающая справедливость), к требованию разумности, равенства, свободы, пользы, благосо стояния всех или отдельных групп.

По своей общеутилитарной нацеленности доктринальный компонент можно назвать также практическим политическим компонентом в его технико-организационном или политико просветительском измерениях. В этой связи следует иметь в виду, что он может иметь две основные разновидности – в ви де практического наставления (упрощенного, но стремящегося к аутентичности толкования) и осознанного перетолкования в це лях либо уточнения, либо радикального обновления с учетом изменившейся социально-исторической обстановки и т.д.

Во избежание различных недоразумений, связанных с за вышенными ожиданиями относительно методических досто инств изложенной схемы и связанной с ней упрощенности в передаче умозрительной (абстрактно-отвлеченной) структуры политического и правового учения, следует, тем не менее, под черкнуть, что трехэлементное восприятие учения представляется целесообразным прежде всего и более всего в целях удобства для его учебного запоминания, но отнюдь не для окончательных суждений о природе или назначении того или иного учения древности или современности.

Изучение правовых учений может быть также сравнитель но-историческим (сравнительным синхронным, т.е. одновремен ным, диахронным или полихронным, т.е. изучением в двух или более срезах времени). Сравнение может иметь место между концептуальными конструкциями (идеями, теориями, политико философскими системами) двух и более мыслителей одной страны, нескольких стран, нескольких исторических регионов (цивилизационных культур).

Трехсоставная конструкция учения (как, впрочем, и всякая другая) позволяет расширить диапазон сравнительных иссле дований в следующих направлениях. Каждое учение может рас сматриваться либо в некой статичной своей форме (в процессе формирования и усвоения, например, освоения в учебных це лях), либо в динамике (с учетом толкований и перетолкований и в процессе практического применения). По прошествии опре деленного времени (т.е. некоего законченного периода повы шенной озабоченности приемами адекватных доктринальных толкований), особенно после смены исторической эпохи, отло жившей отпечаток на все варианты усвоения и адаптации данно го учения, может возникнуть ситуация, когда данное конкрет ное учение уточняется, видоизменяется, перетолковывается и т.д. Возможен и полный отказ от данной версии учения с по следующим полным его забвением. Примером целостных и комплексных перетолкований на протяжении длительной исто рии (нескольких исторических эпох от античности до наших дней) может служить судьба платоновской утопии государства философов;

примером упраздненной господствующей политиче ской доктрины – история средневековой доктрины двух мечей.

Для лучшего понимания возможностей сравнительно исторического подхода к изучению правовых и политических учений следует обратить внимание на две параллельные обла сти размышлений и экзистенциальной активности мыслителей Запада и Востока.

Одна из областей таких размышлений – создание так назы ваемой командной теории права – версии представления о праве как приказе суверена (Бога, короля, парламента и т.д.). Эта вер сия обнаруживается в тексте законов Хаммурапи («Я вложил в уста страны истину и справедливость»), в 10 библейских запове дях, продиктованных пророку Моисею самим Богом, а также в правовой концепции китайских легистов и индийских брахма нов, считавших наказание главным средством управления, а за коны – воплощением необходимых правил-требований и соот ветствующих наказаний.

Другой параллельной областью размышлений и активности можно считать наставления в мудрой, в том числе законопо слушной, жизни во имя обеспечения справедливости, свободы и известного условного равенства как главных ценностей в право вом общении. Так, римский философ и политик Марк Аврелий, рассуждая об искусстве жить, говорил: «Искусство жизни более напоминает искусство борьбы, нежели танца. Оно требует го товности в отношении к внезапному и непредвиденному и стой кости».

Другой римский философ, судебный оратор и политик Марк Туллий Цицерон утверждал, что «истинный закон – это разумное положение, соответствующее природе, распространя ющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к исполнению долга, приказывая;

запрещая, от преступления от пугивает;

оно, однако, ничего, когда это не нужно, не приказы вает честным людям и не запрещает и не воздействует на бес честных, приказывая им что-либо или запрещая».

Много веков спустя эту нацеленность истинного (разумно го) закона на обеспечение порядка – с помощью угроз и призы вов к исполнению – постоянного и вечного для всех людей, а там, где люди честные, даже на отказ от приказов и запрещений, поддержит немецкий философ И. Кант. Объясняя природу и социальное назначение права, он считал, что право есть «точное определение и обеспечение свободы», однако свобода пребыва ет в подчинении внешним законам. Это необходимо для того, чтобы «определить каждому свое и оградить его от посяга тельств каждого другого»10.

Историко-теоретический подход позволяет уяснить кон кретные исторические особенности возникновения и развития отдельных взглядов мыслителя или социальной группы, массо вого движения, особенности распространения и использования таких взглядов и т.д. Юридико-теоретический (логико понятийный) аспект анализа и обобщений позволяет выявить концептуальное и доктринальное ядро учения (как совокупности политических и правовых идей и теорий частного, партикуляр ного характера), которое имеет особую судьбу не только в пре делах конкретной исторической социальной обстановки в мо мент своего появления и оформления, но и в дальнейшем, в дру гие исторические периоды. Элементы доктрины разделения вла стей прослеживаются не только в современных образцах кон ституционного законодательства, их можно обнаружить у древ них греков и даже в Ветхом Завете.

Важный прием изучения и истолкования отдельных поли тических теорий заключается в уяснении их взаимосвязи с со временностью. Например, такие идеи, как господство законов, правление «знающих» (философов), подвергались истолкованию в каждую историческую эпоху, вплоть до современной (господ ство права, технократия, революция управляющих-менеджеров и др.).

История политических и правовых учений предстает, таким образом, преимущественно как история возникновения, усвое ния и последующей эволюции знаний и средств выражения этих знаний о природе и назначении государственной власти и права на всем протяжении истории от ее первобытных (мифологиче ских, до-теоретических) восприятий и объяснений до современ ных философских и научно-теоретических форм и конструкций.

С учетом этого синонимом истории политических и правовых учений может быть история политической и правовой мысли.

Сравнительно-исторические культурологические исследо вания западной и восточной философских традиций, особенно Кант И. Сочинения на немецком и русском языках. Т. 1. М., 1994. С. 95.

мифопоэтических, а также религиозных и светских систем сви детельствуют о том, что некоторые политические институты и традиции возникли либо параллельно в этих двух географиче ских ареалах, либо разновременно, причем не обо всех можно с уверенностью сказать, «все было в Древней Греции» или, по аналогии, все было в Древней Палестине. Данные исследования выявили восточные истоки многих философских конструкций и некоторых политических институтов в городах-государствах Древней Греции. Например, реформы Ликурга и Солона имеют прямые аналогии с реформами и учреждениями Крита и Египта.

Весьма многочисленны истолкования идейных и социальных истоков концепции правления философов у Платона – здесь принимается во внимание политический опыт кастово диффе ренцированных древних обществ в таких странах, как Индия, Египет и во множестве других, где без особого труда отыскива ется разделение общества на жрецов, воинов и земледельцев.

С учетом сказанного данную дисциплину следует воспри нимать как универсальную (многоединую) историю политиче ской и правовой мысли, как всеобщую, а не мировую, поскольку последнее название требует, чтобы не оказался исключенным ни один из исторических регионов мира – китайский, индийский, исламский, латино- и англо-американский, африканский и т.д.

Не должны оказаться в забвении и исчезнувшие цивилизацион ные культуры, а также отдельные философские политико правовые идеи и конструкции.

Философские размышления и суждения о праве и полити ческой деятельности предстают многоликим набором идей и мнений, которые отражают сложные социальные иерархии и от ношения между людьми и коллективами, в которых философы сумели обнаружить наличие определенных закономерностей, а также правил и принципов социального бытия и отношений.

В современном необычайно усложненном соотношении и взаимодействии общественных наук, таких как социальная исто рия, политическая наука, общая и специальная социология, культурология, обсуждаемая дисциплина – история политиче ских и правовых учений – выполняет важную функцию содей ствия общегуманитарному и специально-юридическому про свещению, в том числе дальнейшему совершенствованию обще гражданской правовой культуры и расширению кругозора в об ласти истории и современного состояния основных правовых систем национального, регионального или универсального меж дународного признания и пользования.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.