авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Труды • Том 197 Серия «Информационная аналитика» • Выпуск 2 Министерство культуры Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный университет культуры и ...»

-- [ Страница 4 ] --

Второй активно используемый для изучения современного состояния школ подход – социологические исследования, основанные на анкетировании и интервьюировании ученых. В последние годы достаточно часто в ходе про ведения социолого-науковедческих исследований традиционные методы сбора информации дополняются наукометрическими методами. Наукометрический (в том числе, библиометрический) подход основывается на том, что основная деятельность ученых и научных коллективов, в той или иной степени, отража ется в публикациях как самих субъектов деятельности, так и всего мирового научного сообщества. Поэтому изучение мирового потока документов позво ляет получать объективную информацию, характеризующую различные аспе кты научной деятельности, в том числе и деятельность научных школ1.

По нашему мнению, для идентификации современных научных школ бо лее продуктивным является второй подход, который распадается на два напра вления: использование собственно социологических методов и применение достижений наукометрии.

Традиционные методы социологии науки – анкетирование и интервьюи рование используются для определения таких признаков научной школы как:

самоидентификация ее представителей, их представления о составе и исследо вательской программе школы.

В настоящее время анкетирование научной школы и ее лидера обычно ис пользуется при вступлении школы в государственную программу поддержки научных школ. В таких анкетах перед участниками ставятся формальные воп росы, связанные, как правило, с количественными показателями деятельности школы с целью выявить ее основные достижения (научный задел). Как прави ло, состав научных школ в таких анкетах представлен, исходя из представле ний лидера.

Из социологических исследований, посвященных организационным и со держательным аспектам деятельности научных школ можно назвать только исследование В. М. Ломовицкой и Т. А. Петровой «Научная школа как меха низм саморегуляции научной элиты», проводившегося в Санкт-Петербургском филиале Института истории естествознания и техники РАН, в котором основ ной акцент делался на представления ученых о роли научной школы, отноше ния ученых внутри нее2.

Представляется, что методы анкетирования членов научной школы и ин тервьюирования ее лидера могут быть чрезвычайно полезными для идентифи кации сформулированных признаков научной школы, выявления ее персона Хайтун С. Д. О предпосылках возникновения научной школы // Социально психологические проблемы науки. М., 1973. С. 200–201;

Хайтун С. Д. Об историческом развитии понятия научной школы // Школы в науке / под ред. С. Р. Микулинского‚ М. Г. Ярошевского‚ Г. Кребера‚ Г. Штейна. М.: Наука‚ 1977. С. 75–285;

Зусьман О. М., Захарчук Т. В. Библиометрический анализ деятельности научных школ // Оптимизация информационнобиблиографического обслуживания ученых и специалистов: сб. науч.

тр. / ГПНТБ СО РАН. Новосибирск, 2000. С. 116131.

Ломовицкая В. М., Петрова Т. А. Научная школа как механизм саморегуляции научной элиты // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. – СПб., 1995.

Вып. 9. С. 85;

Ломовицкая В. М., Петрова Т. А., Фомин А. С. Научная элита об организации науки и роли научных школ в ее формировании (обобщенные данные интервью) // Интеллектуальная элита Санкт-Петербурга. СПб., 1993. Ч. 1. С. 4553.

льного состава и основных направлений проводимых в ней исследований (ис следовательской программы).

Однако, основываться только на социологических методах (мнении уче ных) представляется недостаточным. Использование наукометрических под ходов позволяет расширить представления о научной школе, точнее опреде лить ее персональный состав и подтвердить наличие в ней тех или иных приз наков.

Для решения такого круга задач возможно использование различных биб лиометрических методов: анализ диссертационных исследований, соавторство публикаций, взаимное цитирования и социтирование опубликованных работ.

Рассмотрим возможности каждого из этих методов применительно к нау чным школам.

Анализ диссертаций как идентификатор связи «учитель – ученик».

Выбор диссертаций в качестве одного из объектов изучения объясняется не сколькими вещами:

Выбор темы диссертации, как правило, связан перспективными планами НИР научных организаций. Актуальность и перспективность исследуемой в диссертации темы оценивается уже на стадии начала работы высококвалифи цированными экспертами (ученый совет).

Практически никакая другая научная работа, ни один научный документ (за исключением, может быть, описаний изобретений) не оценивается, не про веряется столь тщательно на наличие актуальности и новизны.

Ни один из научных документов (за исключением отчетов о НИР и ОКР) не содержит столь полного и детального изложения методов и результатов проведенного исследования.

Диссертации являются документом неопубликованным, а, следовательно, труднодоступным для широкого круга пользователей. Изучение массивов дис сертаций (в отличие от потоков опубликованных документов) осуществляется гораздо реже и связывается, как правило, с интенсивностью их использования в исследовательской деятельности1.

Нужно также отметить, что диссертации сходны по своим свойствам с рядом научных документов, наиболее широко используемым в научном сообществе. В них соединяются свойства аналитического обзора (обяза тельной части диссертационного исследования), монографии (обобщение и оценка достигнутого уровня в исследуемой области), отчета о НИР (ме тодика и результаты НИР), библиографического указателя по теме иссле дования (список литературы).

Калошин В. В. О некоторых методологических вопросах использования диссертаций для выявления тенденций развития научной дисциплины // Вопр. информ.

теории и практики. 1981. № 46. С. 2947.

Именно изучение диссертаций наиболее широко используется в библио течно-информационной сфере для идентификации научных школ. На наш взгляд, это связано с тем, что это наиболее простой и быстрый путь установле ния связи «учительученик».

Как пишет И. В. Лукашов, этот метод «эффективен (позволяет получить конкретные результаты, основанные на данных о числе диссертаций, защи щенных под руководством того или иного ученого, степени соответствия те матики этих работ диссертации лидера), понятен (и соискателям ученых сте пеней, и тем, кто не выходил на защиту диссертации), прост – в том смысле, что сводит задачу идентификации научных школ к установлению формальных показателей (например цитируемости трудов руководителя в диссертациях учеников) и представляется его приверженцам самодостаточным, не требую щим применения других методов, скажем, логического анализа для выявления общих научных ценностей, которых придерживаются члены школы»1.

Разумеется, диссертация, несомненно, является показателем научной свя зи между диссертантом и научным руководителем. Ни один серьезный ученый не возьмется руководить диссертацией, тема которой «лежит» вне русла его научных интересов. В библиотечно-информационной сфере именно руководи тель очень часто формулирует тему, предлагая ее своему аспиранту. Такой подход во многом определяет тот факт, что после защиты диссертации моло дой ученый уходит в другие области исследований, никак не связанные с исс ледовательской программой руководителя диссертации.

Кроме того, «однозначная увязка проблематики докторской диссертации руководителя направления с общей тематикой его собственных изысканий и работ его учеников выглядит излишне жесткой.

Защита докторской диссерта ции – важная, но далеко не единственная и, как правило, не финальная веха в научной биографии специалиста, и было бы странным требовать от него само го или его последователей ограничиваться тематикой этой диссертации.

В ином случае пришлось бы говорить не о преемственности в развитии науч ного направления, а о том, что оно себя исчерпало»2.

Другой причиной ухода из-под «крыла» руководителя является ситуация, когда молодой специалист приходит на определенный участок работы в биб лиотеке, информационном центре, архиве и т. д. и вынужден поменять круг своих научных интересов, связывая их с новым местом работы.

Метод анализа диссертаций достаточно надежно фиксирует вертикальные связи в научном коллективе (связь «учитель – ученик»). Однако он не дает полной уверенности в том, что все аспиранты и соискатели, защитившие дис Лукашов И. В. Идентификация научных школ в библиотековедении (на примере школы Ю. В. Григорьева – Ю. Н. Столярова) // Науч. и техн. б-ки. 1998. № 10. С. 62.

Там же. С. 70.

сертации под руководством основателя школы, ее лидеров и выдающихся представителей остаются «в стенах школы».

Кроме того, нужно иметь в виду, что анализ диссертаций не позволяет вы явить горизонтальные (коллегиальные) связи. Тем не менее, использование этого метода представляется необходимым для формирования первичных представлений о научной школе. В дальнейшем же выявленный круг учеников будет сокращаться, т. к. будет совершенно очевидным, что некоторые из них отойдут от исследовательской программы руководителя.

Таким образом, диссертация может использоваться как один из индикато ров состава научной школы. Однако при этом нужно учитывать указанные выше недостатки этого индикатора и использовать его только совместно с показателями соавторства, цитирования, благодарностей.

Соавторство публикаций как показатель совместной деятельности ученых. Соавторство значимый признак совместного творчества. Именно соавторство позволяет выявить связи между учеными в т. ч. в неформальном научном коллективе. Соавторство можно определить как «сотрудничество в работе над созданием совместного произведения двух или нескольких лиц, отношения между которыми определяются каким-либо соглашением»1.

Обычно в качестве соавторов ученые выбирают ученых примерно такого же ранга и значимости, как они сами. «Оперившиеся птицы собираются в стаю: ученые руководствуются более или менее свободным поиском соавто ров, и поиск направляется, главным образом, сходством характеристик обоих ученых»2.

«При этом не все профессии, основанные на интеллектуальной деятельно сти, требуют кооперации (в искусстве примеры творческих союзов в рамках одной профессии встречаются реже). Даже в науке в рамках одного научного направления склонность к сотрудничеству может меняться»3. Возникновение соавторства сопряжено с рядом условий:

1. Создание произведения совместным творческим трудом несколь ких лиц.

2. Творческий характер вклада лиц, претендующих на соавторство. На соавторство не могут претендовать лица, оказывавшие техническую помощь автору (подбор материалов, создание графиков, диаграмм и т. д.).

3. Получение в результате совместных усилий нескольких лиц единого коллективного произведения, образующего одно неразрывное целое.

Грановский Ю. В. Наукометрический анализ информационных потоков в химии.

М.: Наука, 1980. С. 117.

Kretschmer H. Patterns of behavior in co-authorship networks of invisible colleges // Scientometrics. 1997. Vol. 40. P. 579–591.

Дежина И. Г., Киселева В. В. Тенденции развития научных школ в современной России. М.: ИЭПП, 2009. С. 39.

Определенное внимание в современной наукометрии уделяется списку со авторов. Ведущее издание по научному цитированию Science Citation Index построено на принципе учета цитирования первого автора. Так, если поставить цель узнать все публикации за какой-то период определенного автора, то нео бходимо будет выяснить фамилии всех первых авторов статей, в написании которых он принимали участие (и не обязательно являлись первым автором).

Подавляющее большинство научных статей в естествознании и технике создаются в соавторстве, зачастую под статьей значатся фамилии 56 и более авторов. Традиционно, первым указывается имя ученого, который провел львиную долю исследования, результаты которого излагаются в статье. Пос ледним подписывается ученый, занимающий наиболее высокое место в науч ной иерархии. Однако в некоторых случаях истинные лидеры ведущие руко водители данного научного направления предпочитают занимать последнее место в списке, покровительственно уступая первое место более молодым ко ллегам. Поэтому вычленить среди соавторов взаимоотношения типа «учи тель – ученик» представляется порой чрезвычайно сложным.

Исследования Д. Прайса показали, что количество соавторов зависит не столько от предмета публикации, сколько от финансирования того или иного направления. Получается, что соавторство указывает на то, насколько общест во ценит тот тип знания, которому посвящена публикация. Как писал Прайс, в такой гуманитарной области, как урбанистика, соавторов может быть не ме ньше, чем в физике, поскольку она сравнительно хорошо финансируется1.

В течение всего ХХ в. доля статей, написанных в соавторстве, постоянно увеличивалась, на что обратил внимание еще Прайс. Предполагается, что это отражает рост сотрудничества в науке.

Соавторство связано и со статусом журнала. Более авторитетные издания публикуют больше статей, написанных соавторами2. Это происходит потому, что в целом качество статей имеющих больше одного автора выше. И такие статьи чаще цитируются. Эмпирические статьи чаще пишутся в соавторстве, чем теоретические и обзорные.

В некоторых науках существует этические правила запрещающие подпи сываться под статьей, которую вы не писали сами. Например, такая норма содержится в кодексе Американской психологической ассоциации. Если вы пробивали публикацию или достали денег на исследование это еще не повод считать себя соавтором. В большинстве наук таких писаных норм нет3.

Прайс Д. С. Квоты цитирования в точных и неточных науках, технике и не-науке // Вопр. философии. 1971. № 3. С. 149155.

Bahr A. H. Zemon M. Collaborative authorship in the journal literature: perspectives for academic librarians. Who wish to publish // College & Research Libr. 2000. Vol. 61, № 5.

P. 410419.

Григорьев В. Социология науки [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.soc.spbu.ru.

Анализ соавторства в ряде случаев используют при определении персона льного состава научного коллектива, как формального, так и неформального1.

С этой целью применяют метод анализа «соавторских цепочек». Персональ ный состав неформального коллектива устанавливается на основании выявле ния ученых – постоянных и активных соавторов лидера(ов) неформального коллектива. Далее по принципу «снежного кома» выявляются соавторы уже выявленных ученых – соавторов лидера. «В качестве индикаторов использует ся не только наличие, но и количество совместных публикаций членов нефор мального коллектива»2. Это позволит отсечь случайных соавторов.

В научных школах соавторство, как правило, связано с публикацией сов местных работ учителя и ученика.

Поэтому наличие соавторов с большой вероятностью указывает, как ми нимум, на взаимоотношения научного руководителя и ученика3. Мотивами такого соавторства могут быть:

1. Реализация идей «учителя» с помощью «ученика», т. е. включение его в процесс серьезного научного исследования.

2. Возможность публикации статьи «ученика» в рецензируемых журна лах, которые часто ориентируются на имя автора статьи.

3. Идентификация молодого ученого с научным коллективом (научной школой).

Очень важным признаком наличия взаимоотношений «учитель – ученик»

является порядок следования соавторов. В большинстве случаев научный ру ководитель ставит свою фамилию после фамилии ученика, позволяя ему по пасть в индекс цитирования. Однако имеет место и другая ситуация, когда руководитель ставит свое имя на первое место во всех совместных публикаци ях с учениками.

Для настоящего лидера научной школы, как правило, уже имеющего зна чительное количество публикаций, наиболее значимым мотивом соавторства обычно является продвижение молодого поколения научной школы, форми рование их научной репутации.

Другой случай соавторства – соавторство с коллегами единомышленниками. Такой тип соавторства также позволяет выявить устой чивые профессиональные связи между учеными и с определенной долей веро ятности отнести их к одной научной школе.

Из сказанного выше следует, что одним из индикаторов научной школы могут являться устойчивые группы соавторства публикаций как со своими коллегами, так и с молодежью, только вступающей в науку.

Грановский Ю. В. Указ. соч.;

Зусьман О. М. Библиографические исследования науки. СПб., 2000. 216 с.

Зусьман О. М. Указ. соч. С. 165.

Разумеется, речь не идет о монографиях, крупных научных трудах, подводящих итог определенного этапа развития научных исследований.

При изучении соавторства необходимо учитывать тот факт, что соавторс тво может быть интенсивным лишь в определенные периоды существования школы. Как правило, это означает, что в этот период представители школы проводили совместные исследования с учеными или организациями, не свя занными со школой. Поэтому при изучении соавторства необходимо учиты вать не только его интенсивность, но и распределенность во времени.

Таким образом, соавторство раскрывает связи между учеными единомышленниками, учеными, имеющими общие научные взгляды и мето дологические установки. Ученые, совместно создавшие научный труд не мо гут не быть значимыми друг для друга. Кроме того, анализ соавторских сетей не является новой методикой, библиографы-практики имеют достаточный опыт по применению этого метода в различных библиометрических и науко ведческих исследованиях.

Одна из первых в СССР методик анализа соавторства для выявления пер вичного исследовательского коллектива была предложена О. М. Зусьманом, который писал: «Лидеров, в большинстве случаев, отличает наибольшее число соавторов и наивысшая продуктивность. Затем выявляется "ядро" группы, т. е.

специалисты регулярно и активно сотрудничающие с лидером или теми спе циалистами, факт вхождения которых в данную группу бесспорен. Такими лицами являются постоянные соавторы лидера. Критерием постоянного и ин тенсивного сотрудничества выступает большое число совместных публикаций с лидером, что легко устанавливается библиометрическим анализом. Далее определяется принадлежность соавторов к данному ПИК (первичному иссле довательскому коллективу. – Т. З.) на основании библиографических описаний документов, автором которых является лидер и ученые, входящие в "ядро", составляются списки всех соавторов. Членами первичного коллектива приз наются те из вошедших в этот список ученых, которые в соавторстве с лиде ром и членами "ядра" опубликовали большее количество документов, чем с "чужими" авторами (сотрудниками других ПИК). Далее последняя операция может повторяться пока "соавторская цепочка" не "оборвется"»1.

На наш взгляд, приведенная методика, разработанная автором для выяв ления членов первичного научного коллектива, вполне пригодна и для иден тификации научной школы, которая также является первичным научным кол лективом, хотя и неформальным.

Интенсивное соавторство внутри научной школы позволяет говорить о принадлежности ее представителей к одной исследовательской программе.

Зусьман О. М. Соавторство как объект библиометрического анализа // Информатика и науковедение: тез. докл. Первой Всерос. науч. конф. Тамбов, 1988.

С. 245246.

Однако строить выявление членов научной школы только на соавторстве представляется не слишком продуктивным, т. к. кроме названных выше суще ствуют и другие мотивы соавторства1.

Более точным индикатором, на наш взгляд, является анализ цитирования научных публикаций.

Взаимное цитирование и социтирование публикаций как индикаторы научных связей представителей научной школы. Феномен цитирования является важной этической нормой в науке, общенаучным регулятором и од ним из важных средств научной коммуникации. Цитирование становится ста ндартной этической нормой в науке примерно в середине XIX в., когда науч ный журнал начинает рассматриваться как социальный институт и неотъем лемый инструмент общения между учеными.

Наблюдение за цитированием научных работ позволяет проследить за ра звитием той или иной идеи во времени, за проникновением ее в смежные об ласти.

Создатель системы «Science Citation Index (SCI)» Ю. Гарфилд считает, что «цитирование – система наград, разменная монета, которой мы расплачиваем ся с коллегами. Отсутствие ссылок на источники, используемые в работе, яв ляется одной из форм плагиата. Перечень библиографических ссылок в пуб ликации создает своеобразный контекст этой работы и дает первое представ ление о тех проблемах, которые в ней рассматриваются. Ссылки представляют собой символы научной концепции и составляют теоретическую основу ука зателей цитирования»2.

Библиографическая ссылка, по мнению Л. В. Мальцене, «это микроис тория науки, которую пишет сам исследователь, осознавая таким образом свое место в науке»3.

Проблемы анализа цитирования широко рассматриваются в современной литературе. В разных работах описываются достоинства и недостатки анализа ссылок при определении импакт-фактора журналов, оценке деятельности уче ного и научных коллективов, структурного анализа области знания и науки в целом4.

Существует паразитарное соавторство, когда статьи подписывают не только авторы, но и люди, не писавшие текста. Иногда это начальники автора, которые могут навязать свое соавторство. Иногда фамилии известных ученых включают в состав авторского коллектива, чтобы повысить шанс статьи на опубликование.

Гарфилд Ю. Можно ли выявлять и оценивать научные достижения и научную продуктивность? // Вестн. АН СССР. 1982. № 7. С. 43.

Мальцене Л. О проблеме информационной модели научной школы // Вопр.

информ. теории и практики. 1982. № 47. С. 3545.

Богатов В. В. Можно ли доверять Science Citation Index? // Вестн. ДВО РАН. 2006.

№ 6. С. 149157;

Вайнгаарт П. Оценка результатов научных исследований: опасность манипулирования цифрами // Науч. и техн. б-ки. 2004. №7. С. 6681;

Михайлов О. В.

Несмотря на все отмеченные в этих работах «дефекты» метода анализа библиографических ссылок, практически все авторы указывают на тот факт, что взаимное цитирование является показателем научного сотрудничества в той или иной форме (незримый колледж, научная школа, оппонентный круг, референтный круг и т.д.).

Так как библиографические ссылки отражают связи между различными публикациями, они являются средством научной коммуникации, а, следовате льно, вскрывают взаимосвязи не только между публикациями, но и авторами этих публикаций. Количество и характер ссылок может рассказать об особен ностях взаимодействия между конкретными учеными.

Круг цитируемых авторов обладает четко выраженной иерархической структурой, состоящей из нескольких ученых-лидеров, многие работы кото рых часто цитируются, и большой группы ученых, чьи работы цитируются лишь эпизодически. Следовательно, чем большее количество работ другого ученого будут цитировать члены школы, чем чаще они будут ссылаться на эти работы, тем больше соответствие их информационных профилей1.

Существуют два метода анализа сетей цитирования. Первый метод биб лиографическое сочетание (bibliographic coupling) был предложен М. Кесслером в 1963 г. (США). В основе этого метода лежит принцип выделе ния взаимосвязи между двумя публикациями на том основании, что цитирует ся один и тот же документ, причем интенсивность их взаимосвязи определяет ся числом библиографических ссылок, общих для обеих публикаций. По ме тоду Кесслера, две публикации прочно связаны, и эта связь не меняется при появлении новых публикаций, т. е. не зависит от изменений, происходящих в науке. Исходя из этого, такую связь между публикациями можно назвать рет роспективной. Связь любой новой работы определяется также раз и навсегда со всеми предыдущими2.

Второй метод анализа сетей цитирования – метод социтирования (co citation), или проспективной связи, был разработан в 1973 г. одновременно и в СССР (И. В. Маршакова), и в США (H. Small). В основе этого метода лежит Блеск и нищета «Индекса цитирования» // Вестн. РАН. 2004. Т. 74, № 11. C. 10251029;

MacRoberts M. H., MacRoberts B. R. Problems of citation analysis: a critical review // J. of the Amer. Society for inform. science. 1989. Vol. 40, № 5. P. 342–349;

Маршакова И. В.

Система связей между документами, построенная на основе ссылок (по указателю «Sci ence Citation Index») // HTИ. Сер. 2. 1973. № 6. С. 6 8 и др.

Максимов В. В., Славина С. В. К анализу информационного профиля ученого // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов: международ. ежегодник. М.;

Л., 1977. Вып. 7. С. 177184.

Kessler M. M. Bibliometric coupling between scientific papers // J. Amer. Doc. 1963.

Vol. 14, № 1. P. 10–21.

принцип выделения взаимосвязи между двумя публикациями на основе цити рования их одними и теми же документами1.

Для более точной идентификации научной школы целесообразно исполь зовать оба метода.

Во всем мире информационной базой для анализа сетей цитирования яв ляются международные и национальные базы данных научного цитирования (Web of Science, Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) и т. д.).

В глазах научного сообщества имеет вес сам факт включения работ ученого в список цитированной литературы, а цитировался ли он отрицательно или по ложительно, значения не имеет.

Ссылочный аппарат работы отчетливо показывает, в какой информацион ной среде родилось новое знание, на каких идеях, теориях и результатах оно базировалось. Анализ взаимного цитирования и социтирования публикаций позволяет также с большей или меньшей точностью говорить о принадлежно сти представителей научной школы к исследовательской программе, сформу лированной лидером.

Благодарности как идентификатор связи «учительученик». Научная школа, несомненно, является референтной группой ученого, под которой по нимается «избирательно ориентированный круг лиц значимый для отдельного ученого и оказывающий влияние на его нормы, ценности и научные взгляды, которые ученый по его предположению разделяет с этим избранным кругом лиц»2.

Под благодарностью мы понимаем высказывание автором публикации слов признательности и благодарности в адрес тех, кто помогал ему в работе над этой публикацией. Обычно благодарность (иногда в виде отдельного раз дела) помещают либо в предисловии, либо в конце публикации.

Как отмечала Б. Кронин (B. Cronin), выражение благодарности отражает богатую смесь личной, моральной, технической, финансовой и концептуаль ной поддержки, полученной от организаций, агентств, коллег, рецензентов и руководителей3.

Благодарность позволяет судить не только об этике автора, но и о различ ных аспектах жизни и сотрудничества в научном сообществе. Благодарности позволяют выявить тех людей, которые каким-либо образом повлияли на нау Small H. A. Co-citation model of a scientific specialty: a longitudinal study of collagen research // Social studies of science. 1977. № 7. P. 139–166;

Sullivan D., White D. H., Barboni E. J. Co-citation analyses of science Evaluation // Social studies of science. 1977.

Vol. 7, № 2. P. 223–240;

Маршакова И. В. Указ. соч.;

Маршакова И. В. Цитирование в науке [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://mirslovarei.com.

Панкратова А. В. Библиографические исследования деятельности референтных групп в науке: дис. … канд. пед. наук / СПбГУКИ. СПб., 2004. С. 43.

Cronin B., McKenzie G., Rubio L. The norms of acknowledgement in four humanities and social sciences disciplines // J. of Doc. 1993. № 49. P. 2943.

чные идеи, взгляды и мировоззрение ученого-автора публикации. Это поло жение подтверждают слова благодарности Т. Куна, высказанные им в предис ловии к труду «Структура научных революций»: «Я начал это предисловие с некоторых автобиографических сведений с целью показать, чем я более всего обязан как работам ученых, так и организациям, которые способствовали фо рмированию моего мышления. Остальные пункты, по которым я тоже считаю себя должником, я постараюсь отразить в настоящей работе путем цитирова ния. Но все это может дать только слабое представление о той глубокой лич ной признательности множеству людей, которые когда-либо советом или кри тикой поддерживали или направляли мое интеллектуальное развитие. Прошло слишком много времени с тех пор, как идеи данной книги начали приобретать более или менее отчетливую форму. Список всех тех, кто мог бы обнаружить в этой работе печать своего влияния, почти совпал бы с кругом моих друзей и знакомых. Учитывая эти обстоятельства, я вынужден упомянуть лишь тех, чье влияние столь значительно, что его нельзя упускать из виду даже при плохой памяти»1. Здесь Т. Кун косвенно указывает на важность и необходимость вы ражения благодарностей в научных трудах, заявляя, что одно цитирование не может воссоздать полную картину становления и развития научного мировоз зрения ученого. Кроме того, слова Куна подтверждают тот факт, что в благо дарностях упоминают людей, имеющих наибольшее значение для автора.

Чаще всего в благодарностях указывают тех лиц, которые оказали значи тельное содействие автору при конструктивной критике или обсуждении ма териала публикации и тем самым повлияли на ход и результаты научного исс ледования, описываемого в данной публикации2. Коллеги, оказывающие по добное влияние на автора, не могут быть для него не референтными. Таким образом, вполне правомерно использовать анализ благодарностей для иссле дования референтных отношений в науке. В том числе для идентификации членов научной школы.

Теория научных благодарностей, как в отечественной науке, так и в зару бежной, остается не слишком развитой. Редкие работы, посвященные теорети ческим аспектам благодарностей в науке, представляют собой рекомендации ученым кого, за что и каким образом необходимо благодарить. «Надо побла годарить тех, кто оказал Вам, значительную техническую помощь, иницииро Кун Т. Структура научных революций / пер. с англ. И. З. Налетова. М.: АСТ, 2009.

С. 14.

Панкратова А. В. Благодарности в библиотеко- и библиографоведческих публикациях как объект исследования // Проблемы культуры и искусства: сб.

материалов аспирантской конф. СПб., 2001. С. 178181;

Панкратова А. В.

Сравнительный анализ характера авторских благодарностей в монографических исследованиях различных областей науки // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов: междунар. ежегодник / под ред. С. А. Кугеля;

СПб НЦ РАН. СПб., 2001.

Вып. 16, ч. 2. С. 155–159.

вал представленную работу или участвовал в дискуссии на тему работы. При этом не следует указывать звания и ученые степени.

Как бы ни была велика Ваша любовь к супруге (супругу) или детям, не стоит ее афишировать через статью, если, конечно, их помощь не была сущес твенной в написании, оформлении или подготовке работы. Но благодарить за редактирование, оформление или критику и обсуждение обязательна, не зави симо от степени родства тех, кого Вы благодарите»1.

Самое распространенное правило выражения благодарностей гласит, что «лучше благодарить конкретное лицо за конкретно названный вклад, а не ограничиваться абстрактным «благодарю тех, кто советом помог появлению на свет данной работы»2.

Теория и практика выражения благодарностей медленно, но развивается силами всего мирового научного сообщества. Об этом свидетельствует и тот факт, что в зарубежных научных журналах в конце каждой статьи существует обязательный раздел «Благодарности»3.

В отечественной науке, хотя раздел «Благодарность» и включается в стру ктуру научной статьи, но он не является обязательным, что ведет к игнориро ванию значительной частью ученых необходимости благодарить своих помо щников4.

Работы В. А. Маркусовой и А. В. Панкратовой показали, что отечествен ные ученые прибегают к благодарностям значительно реже своих зарубежных коллег. «Зарубежные ученые уделяют больше внимания этическим аспектам: в переводных источниках по биохимии больше благодарностей, чем в российс ких монографиях. Кроме того, зарубежные физики и биохимики упоминают в своих благодарностях большее количество людей. И, наконец, благодарности иностранных деятелей науки "красивее" и разнообразнее»5. Все это в значите льной степени снижает возможности использования выражения признатель ности в науковедческих и информационно-библиографических исследовани ях. С помощью благодарностей можно установить факт взаимодействия меж ду учеными (кого благодарят), определить характер этого взаимодействия (за что благодарят), выявить степень влияния других лиц на автора (например, люди, которых благодарят за обсуждение научного материала, имеют боль Эллиот С. М., Литвинов Б. В. Основные правила опубликования научно технических статей в западных технических журналах. Снежинск: Изд-во РФЯЦ-ВНИИ ТФ, 1999. С. 45.

Введение в практическую социальную психологию : пособие для доп.

образования / под ред. Ю. М. Жукова и др. 3-е изд., испр. М.: Смысл, 1999. С. 66.

Маркусова В. А. Анализ связей научного сообщества России в публикациях журнала «Биохимия» за 1995 и 1999 гг. // НТИ. Сер. 1. 2001. № 3. С. 2022.

Налимов В. В., Мульченко З. М. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. М.: Наука, 1969. 191 с.

Панкратова А. В. Сравнительный анализ… С. 158159.

шую значимость для автора по сравнению с теми, кого благодарят за техниче скую обработку текста). Таким образом, благодарности дают возможность разносторонне изучать научную действительность. Отказ ученых от слов при знательности в своих публикациях является свидетельством того, что научное сообщество еще не оценило благодарности как один путей выявления сотруд ничества ученых. Действительно, современная наука больше ценит соавторст во или цитирование как факт признания чужих заслуг.

Разумеется, благодарности в научных трудах не могут являться единст венными идентифицирующим признаком для научной школы. Однако их изу чение позволяет определить, как минимум, референтный круг ученого, нали чие личных отношений.

Таким образом, для идентификации современной научной школы необхо димо использовать комплекс методов, каждый из которых позволяет иденти фицировать либо какой-либо из признаков научной школы, либо уточнить ее персональный состав:

1. Анализ диссертаций позволяет достаточно точно идентифицировать связи «учительученик», т. е. выявить тех, кто, возможно, входит в состав нау чной школы.

2. Анализ взаимного цитирования и социтирования публикаций позво ляет идентифицировать принадлежность ученых к одной исследовательской программе, выявить научные связи между ними.

Изучение цитирования публикаций представителей научной школы чле нами профессионального сообщества дает возможность также выявить уро вень признания научной школы в стране или регионе, что является одним из важнейших ее признаков.

3. Плотность соавторства служит указанием на тесное научное сотруд ничество в определенных областях.

4. Благодарности в научных публикация позволяют выявить референт ный круг ученого, т. е. тех специалистов, которые работают в рамках одной исследовательской программы, а также в ряде случаев идентифицировать свя зи «учительученик».

Комплексное использование всех предложенных методов позволит иден тифицировать «ядро» научной школы, изменение ее состава во времени, опре делить наличие у нее исследовательской программы, уровень ее признания со стороны профессионального сообщества.

К. В. Петров Библиометрический анализ потока книг и диссертаций о философском наследии Гегеля Отражены результаты исследования тематической, видовой, авторской, издательской, гео графической структур потока монографий и диссертаций, посвященных философскому творчес тву Г. В. Ф. Гегеля. Показана возросшая доля соавторских монографий, выделены ведущие исс ледовательские центры. Раскрыты тематические аспекты исследований.

Ключевые слова: библиометрия, анализ, документальный поток, философия, Гегель.

Весь исторический путь развития персональной библиографии подтверж дает значение личностного подхода к истории науки. В 1990-е гг. указатели ведущих ученых стали снабжаться библиометрическими справками. В частно сти, в серии «Ведущие ученые» СПбГУКИ такими справками снабжены ука затели трудов профессоров В. А. Минкиной (1991), философа А. И. Новикова (1997), историков Г. А. Тишкина (1994, 2008), Ю. Д. Марголиса (1995) и дру гих специалистов. В них наглядно и доказательно раскрывался весь творчес кий путь исследователей. В известной нам литературе не выявлены подобные работы о творческом наследии мыслителей дальних эпох.

Библиометрический подход к анализу публикаций о философском наследии прошлых веков рационален уже потому, что позволяет просле дить внимание современников к конкретным трудам, выявить аспекты, авторское сообщество и исследовательские центры изучения опублико ванных трудов ученого.

В данной работе предпринят библиометрический анализ потока ли тературы постсоветского периода (1991–2009 гг.) о наследии великого немецкого мыслителя Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770–1831).

Это позволило проследить проблематику современных монографических изданий, выделить новые аспекты в диссертационных исследованиях российских гегелеведов.

В анализируемый массив вошли кандидатские и докторские диссертации по специальности «История философии», монографии современных российс ких ученых и новые издания работ классиков философской науки, опублико ванные в течение рассматриваемого хронологического периода.

В ходе исследования была выявлена тематическая структура потока, в ко торой документы связаны следующими аспектами рассмотрения:

Философия духа Гегеля;

Логика Гегеля;

Социально-философские взгляды Гегеля;

Правовые взгляды Гегеля;

Учение Гегеля о человеке (антропологические взгляды).

По результатам анализа тематической структуры было установлено, что авторов в эти годы интересовала диалектическая логика Гегеля, его теория общественного прогресса, тема абсолютного духа, а также его историко философские исследования. Этим проблемам посвящены следующие издания:

книга М. Ф. Быковой и А. В. Кричевского «Абсолютная идея и абсолютный дух в философии Гегеля», книга В. А. Лисицкого «Логическое учение Гегеля», две кандидатские диссертации – В. И. Коротких на тему «О соотношении ло гической идеи и мира в философии Гегеля», И. В. Буряка «Учение Гегеля о субстанции-субъекте в «Феноменологии духа».

Важно отметить следующую особенность: возросло число соавторских монографий и работ, построенных на сравнительном анализе, сопоставлении философских взглядов Гегеля и других мыслителей. Особенно следует выде лить работы, в которых сравниваются философские взгляды Гегеля и Канта.

К их числу относятся книга «От «рассудка» к «разуму» (Кант, Гегель, Фейер бах)» В. Н. Володина, К. Н. Любутина и И. С. Нарвского, монография Ю. Я. Дмитриева «Категории количества и качества в трансцендентальной логике Канта и в диалектической логике Гегеля», книга Т. И. Ойзермана «Кант и Гегель» и иные работы.

В сравнительных исследованиях прослеживается стремление специалис тов выявить различия в трактовке философских позиций Гегеля со значитель ным расширением круга оппонентов (монографии «Критическое отношение К. Поппера к диалектике Гегеля», «Диалектика Гегеля в интерпретации Дж.

Мак-Таггарта» Н. А. Антипина;

кандидатская диссертация «Рецепция Г. В. Ф. Гегеля в неогегельянской философии раннего Ф. Г. Брэдли»

Д. А. Бабушкиной;

диссертационное исследование И. А. Болдырева на тему «Интерпретация «Феноменологии духа» Гегеля Э. Блохом» и другие.

Необходимо отметить также работы о влиянии Гегеля и его философских идей на российское и советское общество, культуру XIX–XX веков: «Гегель как судьба России: история русско-советской философии и философия русско советской истории» О. Сумина, новое издание книги Д. И. Чижевского «Ге гель в России».

Весьма активно изучаются общественно-политические, правовые, антро пологические взгляды немецкого философа (книга «Учение Гегеля о праве и государстве и его уголовно-правовая теория», написанная одним из крупней ших отечественных ученых-юристов А. А. Пионтковским;

монография А. А. Александрова «Человек и общество в философии Гегеля»;

кандидатская диссертационная работа О. А. Матвейчева «Философия политики Гегеля и современность» и другие). Практически нет фундаментальных работ о фило софии природы немецкого мыслителя, его натурфилософских взглядах.

Исследователи попытались по-новому осмыслить «Науку логики», «Фи лософию духа» (концепцию диалектического прогресса общества) Гегеля, его взгляды на гражданское общество. Впервые в этот период серьезно анализи ровались те аспекты наследия философа, которые почти не были освещены в советской гегелеведческой литературе. Авторы, к примеру, обратились к его антропологическим и религиозным взглядам. В Санкт-Петербурге в 1994 году вышло из печати новое издание запрещенной в советское время книги И. А. Ильина «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека»

в 2-х томах.

Наиболее продуктивным оказался 1998 г., когда одновременно вышли в свет 4 монографии. Среди них – две названные выше книги Н. А. Антипина, монография Н. А. Маслова «Детерминистский «механизм» экономических отношений в социальной философии Гегеля», «Философия права Гегеля»

В. С. Нерсесянца. Наибольшее число диссертаций по рассматриваемой теме было защищено сразу после распада СССР в 1991 году. Среди них особенно выделяется исследование В. И. Коротких на тему «О соотношении логической идеи и мира в философии Гегеля». Целью диссертации являлась реконструк ция целостной концепции соотношения логической идеи и мира в философии Гегеля с ориентацией на принципы, выраженные философом, прежде всего, в «Феноменологии духа».

Из общего массива (33 монографии и 23 диссертации) треть монографий посвящена изучению двух работ – «Феноменология духа» и «Наука логики»

Гегеля. Примерно в 9% от общего количества монографий рассматривается учение Гегеля о праве и государстве, а 21% монографий посвящен исследова нию антропологии Гегеля. Что касается диссертаций, то здесь процентные показатели следующие: «Феноменология духа» – 22%, «Наука логики» – 22%, историко-философская концепция Гегеля – около 9%. Значительная часть дис сертационных исследований посвящена рассмотрению социально философских, антропологических взглядов Гегеля.

При анализе авторской структуры потока были выявлены самые продук тивные авторы – В. В. Лазарев, Е. П. Борзова, М. Ф. Быкова, Н. А. Антипин.

А. И. Тимофеев: каждый из ученых написал по две книги за рассматриваемый хронологический период. Максимально продуктивным автором оказался А. А. Александров – в течение последнего десятилетия были опубликованы четыре его книги, посвященные преимущественно антропологическому уче нию Гегеля: «Религия и абсолютное знание в философии Гегеля», «Человек и общество в философии Гегеля», «Проблема человека в философии Гегеля», «Ключевые проблемы антропологии Гегеля».

Была установлена доля соавторских монографий, она составила 9%, что превышает в два раза аналогичный показатель для философии в целом, опре деленный в 1989 г. В их числе монография В. В. Лазарева и И. А. Рау «Гегель и философские дискуссии его времени», книга «От «рассудка» к «разуму»

(Кант, Гегель, Фейербах)», авторами которой являются В. Н. Володин, К. Н. Любутин и И. С. Нарвский, книга М. Ф. Быковой и А. В. Кричевского «Абсолютная идея и абсолютный дух в философии Гегеля».

На основе анализа географической структуры массива было выявлено вполне естественное распределение: в Москве вышли в свет 12 книжных изда ний, в Санкт-Петербурге – 9, в Екатеринбурге – 5. Монографии публиковались также и в других городах России – Краснодаре, Челябинске, Перми, Йошкар Оле и др. Одна из монографий на русском языке издана в Симферополе (Ли сицкий В. А. «Логическое учение Гегеля»). Наибольшее же число диссертаций защищено в вузах Москвы – 9, Санкт-Петербурга – 8 и Екатеринбурга – 3. Ав торефераты других диссертаций в 1991–2009 гг. вышли из печати в Ростове на-Дону, Твери, Мурманске и других городах России. Наибольшая часть кан дидатских и докторских диссертаций была выполнена в трех научных центрах – Институте философии РАН, СПбГУ и МГУ им. М. В. Ломоносова.

При изучении издательской структуры массива было установлено, что на иболее продуктивными являются Издательство Уральского университета в Екатеринбурге, подготовившее 5 научных изданий, и московское издательство «Наука» (3 монографии).

Таким образом, за два последних десятилетия Москва, Санкт-Петербург и Екатеринбург оказались самыми крупными центрами исследования философ ского учения Гегеля в России.

Результаты прикладного анализа показали, что в стране продолжаются ак тивные исследования философского наследии Гегеля. Системно изучены тру ды мыслителя, посвященные проблемам диалектики, логики, философии пра ва, государства и человека. В настоящее время авторы концентрируют свое внимание на таких проблемах, как соотношение логического и исторического, взаимосвязь общего и единичного, абстрактного и конкретного в творчестве философа. В потоке появились новые имена исследователей, значительным остается число защищенных диссертационных исследований. Благодаря тако му потенциалу отечественной гегелианы, можно ожидать выхода новых книг, расширения круга исследовательских центров.

В. В. Гончарова Сравнительный анализ справочных изданий в области лингвистики Решается проблема выявления информации о справочных изданиях в области лингвисти ки. Предпринят сравнительный анализ лексикографических изданий, описывающих лингвистиче скую терминологию, вышедших на территории Российской Федерации в период с 1985 по год. Выделены разновидности справочников, приведены примеры уникальных по содержанию изданий, значимых для справочно-библиографического аппарата специализированных и униве рсальных научных библиотек.

Ключевые слова: лингвистическая терминография, словарь лингвистических терминов, пе реводной словарь, глоссарий, справочно-библиографический аппарат.

Словари и справочники – обязательная составляющая справочно библиографического аппарата, на основе которого выполняется большая часть терминологических запросов. Несмотря на свои значимость и актуальность, лексикографические ресурсы в области лингвистики отражены в немногочис ленных источниках, например, в отраслевых энциклопедических изданиях:

энциклопедия «Русский язык», большой энциклопедический словарь» «Язы кознание», Энциклопедический словарь-справочник лингвистических терми нов и понятий1. Кроме постоянно пополняемой базы данных ИНИОН РАН, вышло в свет фундаментальное библиографическое пособие2, раскрывающее массив справочных изданий за 9 лет.

В энциклопедии словари лингвистических терминов (СЛТ) определяются как «разновидность отраслевых терминологических словарей, куда входят словники, толковые и энциклопедические словари, а также тезаурусы».

В большом энциклопедическом словаре дается их подробная классификация с примерами. При этом упоминание об учебных лексикографических источни ках в них отсутствует. В «Школьном лингвистическом словаре» СЛТ тракту ются как «разновидность толковых словарей, в которых объясняется значение терминов, применяемых в языковедении»3. Данные издания приводят списки основных СЛТ. Приложение 2 «Обучающего словаря лингвистических терми нов» полностью посвящено СЛТ, которые авторы подразделили на энцикло педические и словари-справочники4.

Словари данной разновидности кратко описываются в учебных пособиях «Русская лексикография» В. А. Козырева и ««Русская лексикография»

Э. Г. Шимчука5. В первом – 15 изданий, во втором – 10. При этом выпускают ся важные для лингвиста детали. Например, в описании «Учебного словаря справочника русских грамматических терминов» В. А. Козырев умалчивает о том, что издание снабжено переводом терминов на английский язык и указа телем английских терминов, упомянутых в книге.

Следовательно, из-за неправильного представления сведений уменьшает ся информационная значимость словаря. В данном случае утрачивается пере водческая функция. Нет ссылок на широко известный многоязычный терми нологический словарь «Словарь лингвистических терминов» Ж. Марузо, ко Русский язык: энцикл. / под. ред. Ю. Н. Караулова. М.: БРЭ, 2003. С. 561–562;

Языкознание: большой энциклоп. слов. / гл. ред. В. Н. Ярцева. 2-е изд. М. : БРЭ, 1998.

С. 461–462;

Энциклопедический словарь-справочник лингвистических терминов и понятий. Русский язык. В 2 т. / А. Н. Тихонов, Р. И. Хашимов, Г. С. Журавлева;

под общ.

ред. А. Н. Тихонова, Р. И. Хашимова. М.: Флинта;

Наука, 2008. С. 645–646.

Справочные издания по языкознанию (1999–2009): материалы к библиогр.

указателю / сост. Е. А. Коршикова;

ред. И. П. Кузнецова. СПб.: ГеликонПлюс, 2011.

706 с.

Лемов А. В. Школьный лингвистический словарь: термины, понятия, комментарии. М.: Айрис-пресс, 2006. С. 275.

Куликова И. С., Салмина Д. В. Обучающий словарь лингвистических терминов.

СПб.;

М.: Наука;

САГА;

Совпадение, 2004. С. 160–170.

Козырев В. А. Русская лексикография: пособие для вузов / В. А. Козырев, В. Д. Черняк. М.: Дрофа, 2004. С. 274–280;

Шимчук Э. Г. Русская лексикография : учеб.

пособие. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 195–198.

торый содержит указатели языковедческих терминов на французском, немец ком, английском и итальянском языках1.


Количество статей в научных периодических изданиях, посвященных СЛТ, невелико. Среди них следует выделить аналитический обзор русских словарей лингвистической терминологии С. В. Лесникова, который справед ливо считает, что СЛТ являются основой для создания тезауруса метаязыка лингвистики2. В пристатейный библиографический список вошло 78 источников, вышедших как на территории Российской Федерации, так и бывших союзных республик. В него включены как одноязычные, так и пере водные СЛТ – двуязычные и многоязычные. Возникает вопрос. Что такое «русские словари лингвистической терминологии»?

Аналитический обзор «Словари лингвистических терминов»

С. И. Омаровой дает обширную библиографию СЛТ (56 наименований, вы пущенных до 1997 года) и подробный анализ основных из них3. Автор опре деляет основные направления лексикографической работы на материале из данных СЛТ.

Информацию о СЛТ можно найти и в интернет-ресурсах. Особую цен ность представляют собой авторские сайты, так например, сайт ведущего рос сийского языковеда Т. В. Жеребило (gerebilo.ucoz.ru), автора 37 словарей по лингвистической терминологии. На нем можно найти «Список терминологи ческих словарей и лингвистических энциклопедий», состоящих из 72 источников, посвященных данной теме.

Следует отметить, что большое внимание лексикографическим изданиям уделяется библиотеками, которые стремятся максимально расширить рамки справочно-библиографического обслуживания пользователей, особенно уда ленных. В Российской национальной библиотеке был создан электронный путеводитель по основным справочным и библиографическим изданиям по языкознанию, в котором один из трех разделов посвящен справочным ресур сам: энциклопедии и энциклопедические словари – 4 издания;

биографические и биобиблиографические словари – 10 изданий;

терминологические словари – 14 изданий.

В данной статье анализу подвергаются справочные издания, описываю щие лингвистическую терминологию, вышедшие на территории Российской Федерации в период с 1985 по 2010 год. Для выявления анализируемых лекси кографических произведений были использованы следующие источники: база данных по языкознанию, которая ведется ИНИОН РАН с 1986 года, библиог Марузо Ж. Словарь лингвистических терминов / пер. с фр.;

предисл.

В. А. Звягинцева. М.: Едиториал УРСС, 2004. 440 с.

Лесников С. В. Типология русских словарей лингвистической терминологии // Мир науки, культуры, образования. 2011. № 6 (31). С. 6–10.

Омарова С. И. Словари лингвистических терминов // Социальные и гуманитарные науки: рефератив. журн. 1997. № 3. Сер. 6. Языкознание. С. 159–179.

рафические списки, приведенные в СЛТ, учебных пособиях и статьях научных периодических изданий, электронные каталоги библиотек, интенет-ресурсы.

В ходе исследования было выявлено 125 изданий за указанный период.

Они имели следующие обозначения жанровой разновидности справочников:

словари – 81, словари-справочники – 20, словари-тезаурусы – 2, словари минимумы – 1, тезаурусы – 4, глоссарии – 4, энциклопедические словари – 5, энциклопедические словари-справочники – 4, энциклопедии – 3, лексикон – 1.

Для массива справочных изданий данной тематики характерно наличие большого количества учебных СЛТ общей направленности. Всего их было выявлено 25 изданий, что в процентном отношении составляет 20% от общего количества. Самыми переиздаваемыми словарями можно считать «Словарь лингвистических терминов» О. С. Ахмановой и «Словарь лингвистических терминов» Т. В. Жеребило, каждый из которых выдержал 5 переизданий1.

Особое внимание следует уделить учебным словарям лингвистических терминов, которые представляют собой квинтэссенцию лингвистической тер минологии. Например, «Учебный словарь лингвистических терминов», инфо рмирующий обо всех разделах курса современного русского языка, введения в языкознание, общего языкознания2. Не все словарные статьи содержат этимо логическую справку, отсутствует система ссылок. В конце словаря приводится предметный указатель. Цитируемый выше «Школьный лингвистический сло варь» А. В. Лемова, не смотря на учебное назначение, обладает четкой струк турой, содержит 1000 статей. Он будет полезен и студентам лингвистических факультетов. Словарная статья содержит этимологическую справку, ссылки на другие статьи, иллюстрации. В конце издания прилагается список словарных статей.

Сравним словарную статью «Инвективы» этих двух словарей. «Инвекти вы – нелитературные слова, недопустимые в речи культурного человека;

то же, что сквернословие, ругательные, бранные слова» (с. 76). «Инвектива (от лат. invectiva oratio – бранная речь). См. Сквернословие (с. 78). Основная мысль статьи «Сквернословие (инвектива)» выражает отношение автора к негативным явлениям в современном русском языке: «широкое распростране ние сквернословия, массовое привлечение внимания к подобной лексике ведет к деградации культуры в целом» (с. 266–267).

В узконаправленном «Учебном словаре: Русский язык, культура речи, стилистика, риторика» даются дефиниции терминов языкознания и речеведе ния, во многих случаях раскрывается их содержание, приводится деления по Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов: ок. 7 тыс. терм. 5-е изд. М.:

ЛИБРОКОМ, 2010. 571 с.;

Жеребило Т. В. Словарь лингвистических терминов: ок. терминов. 4-е изд. Назрань: Пилигрим, 2005. 372 с.

Брусенская Л. А. Учебный словарь лингвистических терминов / Л. А. Брусенская, Г. Ф. Гаврилова, Н. В. Малычева. Ростов н/Д.: Феникс, 2005. 256 с.

нятия на разновидности, каждая из которых иллюстрируется примерами1.

Словарная статья включает культурно-историческую справку, если это необ ходимо. В конце статьи приводится краткий список наиболее распространен ных изданий, в которых отражено данное явление.

Ранжирование по языковому признаку показало, что больше всего изда ний было выпущено на русском языке – 100, на английском – лишь одно, дву язычные словарные произведения – 20, многоязычные – 4 издания. Двуязыч ные словарные издания представлены следующими языковыми парами: англо русский / русско-английский – 7, немецко-русский / русско-немецкий – 2, фра нцузско-русский – 4, русско-башкирский – 2, русско-осетинский / осетино русский – 1, адыгейско-русский / русско-адыгейский – 2, удмуртско-русский / русско-удмуртский – 1, русско-аварский – 1. Многоязычных словарей было выявлено всего 4 издания.

Двуязычные и многоязычные словари не были в должной мере отражены в перечисленных выше публикациях. Среди неупомянутых выше справочных изданий следует назвать «Немецко-русский словарь по лексикологии и стили стике», который содержит традиционные и новые термины лексикологии и стилистики2. Ряд ключевых терминов дан с английским, французским, нидер ландским и шведским эквивалентами. В конце словаря опубликован список русских терминов, что позволяет его активно использовать. При этом данный словарь фигурирует как двуязычный терминологический, что дезинформирует и пользователя, и библиографа.

«Русско-английско-испанско-французско-китайский словарь лингвисти ческих терминов» является современным пятиязычным изданием, содержит около 1 000 слов и словосочетаний по лингвистической тематике3. Вызывает недоумение авторская характеристика словаря: «Словарь содержит термины, связанные с лингвистикой и языкознанием» (с. 6). Насколько известно в русс ком языке существует три синонима, обозначающих науку о языке – лингвис тика, языкознание и языковедение. Лингвистика является заимствованием, а языковедение устаревшим на данный момент словом. Словарная статья в нем традиционна. Например, «Абсолютная сравнительная степень – absolute com parative – comparative m absolute – comparative absolu – китайские иероглифы»

(с. 11). Во французской части не всегда указан род существительных. Авторы вводят условное сокращение s=substantive, переводимое как имя существите льное, которое они употребляют хаотично. По сути, словарь состоит из пяти Матвеева Т. В. Учебный словарь: Русский язык, культура речи, стилистика, риторика. М.: Флинта;

Наука, 2003. 432 с.

Ивлева Г. Г. Немецко-русский словарь по лексикологии и стилистике. М.: ЭКОН ИНФОРМ, 2002. 139 с.

Марчук Ю. Н., Яковлева С. А. Русско-английско-испанско-французско-китайский словарь лингвистических терминов: ок. 1000 термин. М.: АСТ;

Восток-Запад, 2005.

228 с.

равнозначных словарей (русско-английско-испанско-французско-китайская версия, английско-русско-испанско-французско-китайская и т.д.).

Словари лингвистической терминологии выпускаются многочисленными издающими организациями, ведущими среди которых являются Флинта, Нау ка, Феникс, издательства высших учебных заведений. Характерной особенно стью для данного вида справочной литературы является то, что их авторами непосредственно выступают сами лингвисты, преподаватели лингвистических дисциплин.

Лингвистическая терминография имеет двойственный характер, так как непосредственно занимается созданием и изучением лексикографических произведений, описывающих лингвистическую терминологию. Она является научной ветвью лингвистики. С одной стороны, терминография должна успе вать за появлением новых лингвистических направлений - бизнес лингвистика, документная лингвистика, юрислингвистика, каталогизационная и т.д. С другой стороны – удовлетворять требованиям глобализации, следстви ем которой является появление терминов «металингвистика», «металексиког рафия», а также новому пониманию объекта, содержания и структуры лекси кографии в целом.

Среди тематических направлений анализируемых источников по количес твенному признаку выделяются следующие:

– грамматические термины – 7 изданий, – культура речи – 5, – методика – 5, – фонетика – 3.

Из узко направленных СЛТ следует выделить «Контактологический энциклопедический словарь-справочник»1. Это словарь нового, комплек сного типа. В него включены факты лингвистического, социолингвисти ческого, этнолингвистического, культурно-исторического планов. В пер вом выпуске рассматриваются проблемы контактного взаимодействия русского и более 30 самобытных языков, преимущественно малочислен ных народностей и этнических групп, контактирующих с русскими в пределах Северного региона РФ.


Большую трудность вызвал поиск прикнижных глоссариев, которые име ют значительную научную ценность и не получили должного освещения в литературе. Это касается Англо-русского глоссария лексикографических тер минов, Глоссария лексикографических терминов О. М. Карповой и Лексиког рафического глоссария В. В. Дубичинского2. На данный момент времени, они Контактологический энциклопедический словарь-справочник / РАН, Ин-т рус. яз.;

Ин-т лингвист. исследований;

отв. ред., сост. В. М. Панькин. Вып. 1. М.: Азь, 1994.

310 с.

Карпова О. М. Англо-русский глоссарий лексикографических терминов // Карпова О. М. Словари современного английского языка: библиограф. указ. СПб., 2002.

является единственными в своем роде узконаправленными словарными прои зведениями по лексикографической терминологии.

Не всегда библиографическое описание полно отражает характер словаря, что снижает его информативную ценность для пользователя. Так, например, «Обучающий словарь лингвистических терминов» И. С. Куликовой и Д. В. Салминой при ближайшем его рассмотрении оказался тематическим словарем-тезаурусом по вводному курсу теории языка1.

Собранный для анализа материал может послужить базой для создания ретроспективного (научно-вспомогательного или рекомендательного) библио графического указателя, так как библиография лингвистики – единственное средство разыскать уникальные лексикографические источники. Представляе тся, что выводы, замечания и наблюдения, сделанные в ходе исследования, помогут в справочно-библиографическом обслуживании читателей библиотек.

Е. А. Шестакова Информационно-аналитические центры культуры в регионах: задачи, направления работы, продукция Рассматривается специфика аналитических центров в органах регионального управления, современное их состояние. Решается задача типизации аналитической продукции действующих информационно-аналитических центров культуры в регионах России. Приводятся примеры вы явленных аналитических изданий, неопубликованных материалов, размещенных в сети на реги ональных сайтах. Дается оценка их типового разнообразия, соответствия задачам информаци онно-аналитических центров.

Ключевые слова: культура, регион, информационно-аналитические центры, обзорно аналитическая продукция, обзоры, справки.

Решение региональных проблем – это процесс, нескончаемая последо вательность взаимосвязанных шагов, совокупность выборов с предвидени ем возможных следствий. Руководитель заботится не столько о решении как таковом, сколько связанными с ним и проистекающими из него изме нениями. При этом качество управленческих решений в рамках системы регионального управления существенно зависит от глубины понимания С. 58–66;

Карпова О. М. Англо-русский глоссарий лексикографических терминов // Карпова О. М. Английская лексикография: учеб. пособие. М.: Академия, 2010. С. 151– 159;

Карпова О. М. Глоссарий лексикографических терминов // Карпова О. М. Учебные словари Collins современного английского языка. М., 2005. С. 51–53;

Дубичинский В. В.

Лексикографический глоссарий // Дубичинский В. В. Лексикография русского языка:

учеб. пособие. М., 2009. С. 382–395.

Куликова И. С., Салмина Д. В. Обучающий словарь лингвистических терминов.

СПб.;

М.: Наука;

САГА;

Совпадение, 2004. 176 с.

ситуации и возможных альтернативных подходов к решению многочис ленных проблем.

Цель данной работы – типизация аналитической продукции действу ющих информационно-аналитических центров культуры в регионах Рос сии, оценка их соответствия задачам центров.

Специфика информационно-аналитических центров в органах ре гионального управления. Об эффективности государственного управле ния можно говорить, если государственные органы «вовремя обнаружива ют проблемы и находят рациональные пути их решения, но еще лучше, когда эти проблемы выявляются в момент их зарождения, либо когда при нимаются меры для их предупреждения»1.

В соответствии с этим, основными информационными потребностями участников региональных органов власти являются:

– внутриполитическая обстановка в Российской Федерации и на тер ритории региона;

– экономическое развитие региона (формирование бюджета, страте гия развития, развитие внешнеэкономических связей и привлечение инвес тиций, научно-технический прогресс, экология и т. п.);

– социальные проблемы и благосостояние населения региона (дина мика уровня жизни различных слоев населения, трудовая занятость и зара ботная плата, пенсионное обеспечение, медицинское обслуживание и т. д.);

– развитие науки и культуры (в том числе развитие образования, раз личных сфер культурной жизни общества, печати, телевидения, искус-ства и т. д.);

– состояние общественного мнения по различным аспектам общест венно-политической жизни региона;

– текущее взаимодействие представительной, исполнительной и су дебной властей;

работа со структурами власти и управления, администра циями всех уровней, регионами, хозяйствующими субъектами;

работа с политическими партиями, движениями и общественными организациями2.

Потребность считается удовлетворенной в том случае, если информа ция позволяет решить конкретные задачи с требуемым уровнем эффектив ности.

Как справедливо отмечает Н. А. Герасименко «Первичная информация непригодна для обеспечения поддержки процессов принятия решения, поэ тому представляется нецелесообразным, чтобы лицо, принимающее реше Тухватуллина М. Информационные потоки как фактор эффективности муниципального управления // Власть. 2008. № 10. С. 55.

Иванов П. Ф. Информационно-аналитическое обеспечение региональных органов власти и управления // Информационно-аналитическое обеспечение законодательной деятельности: опыт, проблемы. М., 2002. С. 24.

ния, осуществляло поиск информации и ее анализ»1. В этой связи особую значимость приобретает информационно-аналитическая поддержка, кото рая является составной частью региональной системы управления, ее тех нологической обеспечивающей подсистемой и предназначена, прежде все го, для обеспечения своевременной, достоверной и актуальной информа цией губернатора – главы администрации области и его аппарата.

По мнению А. Кривобоковой, информационно-аналитическое обеспе чение управленческой деятельности органов исполнительной власти «это особая отрасль человеческой деятельности, призванная обеспечить инфор мационные потребности общества с помощью аналитических технологий, за счет переработки исходной информации и получения качественно ново го знания»2.

Это направление в аналитике может рассматриваться как основа устойчивого развития социума, как фактор легитимности и способ повы шения эффективности государственного управления и как основа в социа льном управлении.

При этом можно говорить о трех основных функциональных категориях, обуславливающих потребности администрации в аналитической информации:

1. Стратегические решения и действия, в том числе разработка стра тегических планов (подготовка прогнозов и сценариев возможных измене ний в сферах, анализ потенциальных угроз реализации стратегии на макро уровне, анализ полугодовой, годовой динамики в экономике, социальной сфере и т.п.).

2. Информация «раннего предупреждения», в том числе инициативы крупных субъектов в экономической, политической, социальной сферах, действия правительства и т.д.

3. Описание основных игроков определенных сфер, в том числе пре дприятия, компании и их руководители, СМИ, представители обществен ных и политических организаций, федеральные органы, потенциальные инвесторы и т.п. И. С. Мелюхин отмечает, что «специфика аналитической деятельности в органах исполнительной власти состоит в том, что она «встроена» в про цесс управления, к ней предъявляются особые требования по оперативнос ти представления материалов и их достоверности Она имеет прикладной характер, основывается не столько на глубокой, самостоятельной разрабо тке проблем, сколько на привлечении специалистов-экспертов, обобщении Герасименко Н. А. Антикризисное управление: информационно-аналитические системы поддержки принятия решений // Пробл. теор. и практики упр. 2007. № 3. С. 68.

Кривобокова А. Интернет-бизнес-аналитика – информационная технология нового века [Электронный ресурс]. Режим доступа: http/www.fact.ru.

Профессиограмма специалиста информационно-аналитической службы органа власти [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: www.rc-analitik.ru.

уже готового материала, на координации исследований научных коллекти вов (социологических, политологических, юридических и т п.)»1.

П. Ф. Иванов видит специфику информационно-аналитической дея тельности в органах региональной власти в том, что «данная деятельность имеет преимущественно прикладной, а не теоретический характер, в ней преобладают внутренние ограничения системы по времени подготовки материалов, их полноте, достоверности, обоснованности, ответственности исполнителей. Соответственно, основное внимание уделяется не столько глубине и оригинальности проработки проблем, сколько их оперативности и эффективности»2.

Необходимость развития информационно-аналитической деятельности в региональных органах власти была определена федеральной целевой программой «Электронная Россия (2002–2010 годы)», Концепцией исполь зования информационных технологий в деятельности федеральных орга нов государственной власти до 2010 года, Федеральным законом № 149-ФЗ от 27 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Выделены две группы функций информационно-аналитического обес печения деятельности органов исполнительной власти: внутренняя – ин формационно-аналитическое сопровождение принятия управленческих решений органами исполнительной власти;

внешняя – информационно аналитическое обеспечение взаимодействия органов исполнительной влас ти с обществом. Обеспечение качества принимаемых решений реализуется за счет сбора, аналитической обработки и предоставления органу управле ния в различных режимах фактографической информации о текущей, же лаемой и прогнозируемой ситуациях в объекте управления и во внешней среде.

Современное состояние аналитических служб в регионах. Выпол нение аналитических функций в региональном управлении – прерогатива специальных информационно-аналитических служб. В настоящее время информационно-аналитические службы представлены в виде управлений, департаментов, отделов, центров, вычислительных центров, отделений, лабораторий и т.п.

Внешний контур аналитических служб территориальных органов испол нительной власти потенциально могут составить следующие структуры:

1) межотраслевые территориальные центры научно-технической ин формации Росинформресурса ЦНТИ сегодня осуществляют информацион но-аналитическое обслуживание органов территориального управления, Милюхин И. С. Методическое обеспечение информационно-аналитической деятельности в органах исполнительной власти // НТИ. Сер. 1. 1993. № 9. С. 19.

Иванов П. Ф. Указ. соч. С. 29.

предприятий, организаций по проблемам научно-технического прогресса, развития различных отраслей народного хозяйства Аналитический потен циал многих территориальных ЦНТИ значительно снизился в последние годы из-за массового оттока ведущих специалистов, из за финансовых проблем, не позволяющих использовать новейшие информационные тех нологии и средства автоматизированной поддержки процессов анализа и прогноза проблемных ситуаций, а также развивать материально техническую базу и все же, многие из них активно участвуют в процессах информационно-аналитического и экспертного сопровождения;

2) аналитические подразделения ведущих региональных вузов. Силь ной стороной вузовских аналитических структур является большое число квалифицированных специалистов. Аналитические материалы готовятся вузами по широкому кругу проблем в сфере экономики, социологии, демо графии, экономической и социальной географии, экологии, политологии;

3) аналитические группы и центры организаций и учреждений, подчи няющихся Министерства образования и науки РФ;

4) аналитические службы институтов и учреждений Российской Ака демии наук;

5) аналитические подразделения региональных отделений Торгово промышленной палаты РФ;

6) коммерческие (в том числе и частные индивидуальные предприя тия), аналитические фирмы и экспертные центры1.

Созданию информационно-аналитических служб в регионах сопутст вует разработка и реализация концепций, программ и проектов региональ ной информатизации. Реальные потребители определяют и формируют информационные потоки, задают характер, частоту поступления, объемы информации, представляют, какая информация необходима для подготов ки и принятия решений.

По мнению И. И. Егорова, типовыми задачами информационно аналитических центров в регионе являются:

1. Информационный мониторинг экономической, социально политической, экологической ситуации в регионе (городе, районе) и подго товка на его основе аналитических материалов для заказчика (обзоры, си туационные справки, прогнозы).

2. Экспертиза готовящихся нормативных документов, важнейших управленческих решений, наиболее значимых для региона проектов.

3. Анализ работы территориальных органов управления, разработка рекомендаций по оптимизации организационной структуры управления регионом.

Егоров И. И. Региональная сеть информационно-аналитических служб // НТИ.

Сер. 1. 1995. № 12. С. 5–7.

4. Информационно-аналитический мониторинг социально политической ситуации в регионе, обеспечение взаимодействия руководи телей территориальных органов власти с местными отделениями полити ческих партий, лидерами общественных организаций, национальных дви жений и союзов, религиозных конфессий и т д.

5. Отслеживание и анализ публикаций в центральной и местной прессе о ситуации в регионе и работе органов исполнительной власти.

6. Подготовка аналитических и обзорных материалов о социально экономической ситуации в других регионах России.

7. Оценка управляющих решений органов исполнительной власти, обобщение опыта территориального управления в стране и за рубежом, участие в создании и.актуализации баз и банков данных региональной информации.

8. Подготовка информационно-аналитических материалов о эконо мической и политической ситуации в регионе1.

Задачи существующих аналитических служб в целом отвечают приве денному их перечню. Например, РИАЦ Ростовской области определил собственные задачи следующим образом:

1. Создание единого информационного пространства Ростовской об ласти, включающего официальную и иную дополнительную информацию регионального и муниципального уровней для обеспечения эффективности мониторинга социально-экономических процессов, прогнозирования раз вития ситуации, принятия управленческих решений и контроля их испол нения органами государственной власти и местного самоуправления Рос товской области в части разработки Концепции формирования региональ ной информационной системы и Регламента интеграции ведомственных информационных ресурсов.

2. Формирование, актуализация и систематизация информационных баз данных для накопления, хранения и использования интегрированных информационных фондов о социальной, социально-политической, социа льно-экономической ситуации в области в части создания Центрального хранилища данных (ЦХД) для реализации задач региональной информаци онной системы по мониторингу и анализу социально-экономической ситу ации в Ростовской области.

3. Реализация информационно-аналитической системы мониторинга, анализа и оценки социально-экономического развития Ростовской области на основе современных методов и технических решений в части разработ ки аналитических материалов и мониторинга социально-экономической ситуации.

Там же. С. 6.

4. Деятельность в целях обеспечения анализа и оценки социально экономического развития территории, ситуационной и перспективной про блематизации в части разработки и получения результатов рэнкинга социаль но-экономического положения регионов Южного федерального округа1.

Обязательным предполагается тесное взаимодействие с различными ведомственными организациями, которые имеют собственные информаци онные органы, в целях использования их возможностей в интересах инфо рмационно-аналитической работы.

Таким образом, современные информационно-аналитические службы яв ляются центрами сбора и обработки первичной информации в регионе. Они должны осуществлять мониторинг ситуации, ее диагностику, проводить ана лиз и моделировать возможное развитие событий со всей полнотой ответст венности за представленную аналитическую продукции.

Проблемы информационно-аналитической деятельности и пути их решения Внедрению современных информационно-аналитических технологий в практику государственного управления препятствует ряд проблем на государ ственно-политическом, научно-теоретическом, прикладном уровнях. На феде ральном уровне выделяют следующие проблемы:

1. Наличие ведомственно-региональных барьеров на пути создания еди ной информационной среды.

2. Отсутствие государственного финансирования фундаментальных и прикладных разработок в области информационно-аналитических систем.

3. Сокращение кадрового потенциала академической науки, высшей школы, квалифицированных специалистов в области информационных техно логий. Причина - низкая конкурентоспособность бюджетных организаций в соответствующем секторе рынка труда.

К числу научно-теоретических проблем следует отнести:

1. Трудность в постановке и формулировании проблемы в практике про ведения аналитических исследований в органах государственной власти и управления.

Обычно постановка проблемы производится на вербальном уровне в виде качественного описания ситуации. Соответственно, нечеткое описание ситуа ции и целей ее анализа допускает зависимость от субъективных особенностей постановщика задачи аналитического исследования, субъективных критериев оценки результатов принимаемых решений, а также характеризуется сильным влиянием на процесс подготовки и принятия решений элементов интуитивно го характера.

Официальный портал Администрации Ростовской области. Режим доступа:

http://www.donland.ru.

2. Противоречие между количеством и качеством информации. С одной стороны налицо постоянный избыток информации, которую невозможно ни просмотреть, ни усвоить, ни проанализировать. С другой стороны, информа ции, необходимой и достаточной для грамотного прогноза или генерации ва риантов управляющего решения всегда не хватает.

3. Сведение роли информационных служб лишь к информационной ра боте (заключается только в сборе информации, а процесс анализа отсутствует).

Таким образом, из выделенных функций, видим, что происходит игнори рование прогнозно-диагностических, аналитических и коммуникационных составляющих в деятельности информационно-аналитических служб.

4. Отсутствие системы подготовки и повышения квалификации сотруд ников в области анализа информации.

5. Нарушение принципа системности в обеспечении аналитической под держки деятельности органов государственной власти и управления.

6. Недостаточный уровень операционализации моделей деятельности органов государственной власти и управления.

7. Противоречие между объективной потребностью в усложнении моде лей управления и уровнем информационно-технологической и математичес кой подготовки государственных служащих.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.