авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

TRANSACTIONS OF THE STATE HERMITAGE ТРУДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА

XLI XLI

THE WORLD OF CLASSICAL ANTIQUITY

АНТИЧНЫЙ МИР

ART AND ARCHAEOLOGY ИСКУССТВО И АРХЕОЛОГИЯ

In Memoriam Посвящается памяти

Sophia Boriskovskaya Софьи Павловны Борисковской

(1937–2001) (1937–2001) St. Petersburg Санкт-Петербург The State Hermitage Publishers Издательство Государственного Эрмитажа 2008 2008 УДК 937/938+7.032.6/.7(06) ББК (Т)63.3(0)32 Т78 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Государственного Эрмитажа С. П. Борисковская Редакционная коллегия: БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ * Е. Н. Ходза, А. М. Бутягин Эрмитажная коллекция беотийских ваз почти не исследована, а научная обработка этой коллекции тем более необходима, что Эрмитаж в настоящее время включается в международное академическое издание Корпуса античных ваз (CVA).

Беотия, северная соседка Аттики, всегда считалась глухой провинцией, греческим Труды Государственного Эрмитажа / Государственный Эрмитаж. [Т.] XLI. Пошехоньем. В представлении утонченных афинян беотиец был как бы мужиком-де Т78 Античный мир. Искусство и археология. Посвящается памяти Софьи Павловны ревенщиной. К нему даже прилепилось прозвище – «беотийская свинья»;

как это ни Борисковской (1937–2001). СПб.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2008. – 364 с.: ил. странно, оно встречается у великого беотийца Пиндара1. Напомню еще об одном все ISBN 978-5-93572-299-9 мирно известном писателе – Плутархе, уроженце беотийского городка Херонея.

Слово «провинциальный» приложимо и к керамике Беотии, начиная с эпохи гео Сборник «Античный мир. Искусство и археология» подготовлен Отделом Античного мира метрики и вплоть до эпохи поздней классики. В основной своей массе она подражает и выходит в серии Трудов Государственного Эрмитажа. Этот том посвящен памяти Софьи Павловны Борисковской (1937–2001), великолепного специалиста по греческим вазам и знатока вазописи Афин и Коринфа и отличается посредственным качеством работы. В то же искусства Этрурии, многие годы возглавлявшей Отдел Античного мира.

время беотийская вазопись не лишена своеобразия и интересна как художественный Сборник содержит статьи об отдельных произведениях искусства и группах памятников из феномен. Следует подчеркнуть, что, в отличие от аттической вазописи, которая пред собрания Государственного Эрмитажа, а также материалы, отражающие деятельность архео ставляла собой по преимуществу искусство Афин, беотийские вазы изготовлялись логических экспедиций, проводимых музеем. Впервые опубликованы рисунки замечательного в различных центрах – в Фивах, Танагре, Коронее, Феспиях и др. Беотия почти не русского художника Л. С. Бакста, созданные по впечатлениям его путешествия по Греции.

Издание предназначено не только для историков, искусствоведов и археологов, но и для экспортировала свои вазы, за ее пределами они встречаются почти исключительно широкого круга читателей, интересующихся историей Древнего Мира.

в Афинах. Поэтому необходима большая осторожность в отношении информации торговцев-антикваров о месте находки той или иной беотийской вазы. Они не встре УДК 937/938+7.032.6/.7(06) чаются ни в Италии, ни на малоазийском побережье, ни в Северном Причерноморье.

ББК (Т)63.3(0)32 В богатой эрмитажной коллекции греческих ваз беотийская керамика не занимает видного места. Это можно объяснить обстоятельствами, при которых античные вазы приобретались музеем. Большей частью они поступили из знаменитой коллекции маркиза Дж. П. Кампана и из менее обширной, принадлежавшей римскому врачу Пиццати (первая была приобретена На обложке: Тетрадрахма Лисимаха. Александр. 291–281 гг. до н. э.

в 1862 г., а вторая – в 1832 г.). Вазы из этих собраний были найдены в Италии, при раскопках этрусских и южноиталийских некрополей, или приобретены у итальянских торговцев-антиква ров. [В свою очередь] бльшая часть беотийских ваз, хранящихся в Государственном * При подготовке статьи использованы две рукописи С. П. Борисковской из архива ОАМ. В основу по ложен текст «Беотийская керамика в Эрмитаже» (доклад в Эрмитаже, 1993). Дополнения курсивом – фраг менты рукописи “Boeotian painted pottery in the Hermitage” (лекция, прочитанная в разных университетах Германии, 1993–1994). Перевод, компиляция и справочный аппарат – А. Г. Букиной.

ISBN 978-5-93572-299-9 © Государственный Эрмитаж, С. П. БОРИСКОВСКАЯ БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ а Ил. 1. Кратер геометрического стиля Начало VII в. до н. э. ГЭ Эрмитаже, происходит из покупок у известных греческих коллекционеров конца XIX – начала XX в. Орфанидеса и Геладакиса (последний продал значительную часть своей коллекции в США).

В Государственном Эрмитаже насчитывается не более двадцати беотийских сосудов, датирующихся от начала VII до конца V в. до н. э.

К самому раннему времени относится монументальный кратер (ил. 1), единственный крупный сосуд во всей коллекции ваз геометрического стиля2. По форме он напомина ет яйцевидные (ovoid) кратеры, распространенные в геометрической керамике островов Эгейского моря. Однако элементы декора – меандры, ограничивающие метопы с иду щими птицами, орнаментация «рогатых» ручек (представляющих собой стилизованную рогатую голову быка), свастики над ручками – находят аналогии среди позднегеометри ческих беотийских ваз начала VII в. до н. э.3 Уже на примере этой вазы можно почув ствовать влияние аттического геометрического стиля: мотивы залитых лаком треуголь ников («волчьи зубы») и идущих вереницей птиц.

В дальнейшем, в начале VI в. до н. э., в беотийской вазописи, наряду с аттической, б в наблюдается сильное влияние Коринфа, ведущего керамического центра этого време ни. Это нашло отражение в стиле произведений так называемой беотийско-коринфской группы4. Ил. 2. Алабастр чернофигурный. Мастер лошади-птицы Характерным примером в нашей коллекции может служить большой алабастр ти- Начало VI в. до н. э. ГЭ пичной коринфской формы5 (ил. 2). На тулове его изображены две женщины с ветками а – две женщины;

б – лев;

в – лотос 6 С. П. БОРИСКОВСКАЯ БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ в руках, закутанные в один плащ. Такой мотив (две или три женщины), вероятно, имел Деяниры редко встречается в беотийской керамике. Ее использовал Мастер Стамбула10, сакральный смысл. Навстречу им направляется лев, но как-то не агрессивно оборачи- аттический вазописец (возможно, Мастер Горгоны11), мастерская которого находилась вается назад, спокойно взирая на большой цветок лотоса. Силуэты фигур эффектно в Беотии. Однако в отличие от Мастера Стамбула, размещавшего фигуры в метопе на выделяются на светлом фоне коричневатой глины. Гравировка деталей, несмотря на лицевой стороне сосуда, наш вазописец, в подражание коринфским вазам, делит лекиф определенную шаблонность, отличается изысканностью и выдает руку незаурядно- на два фриза, как бы перерезая его. Можно отметить также некоторые черты, сходные го вазописца. В литературе он получил название Мастер лошади-птицы (Horse-bird с Группой лошади-птицы, о которой только что говорилось. Все эти сосуды, несомнен Painter) – по характерному сюжету росписи сосуда из Британского музея6. Интересно, но, близки по времени, но круг работ, к которому относится наш лекиф, пока очертить что в то время, как силуэты фигур явно отражают влияние коринфской вазописи, при- не удается. Предположительно, эта ваза была создана около 575–565 гг. до н. э.

хотливая гравировка, особенно передача гривы льва, выдает руку аттического масте- Вероятно, в это же время был создан кофон на подставке-треноге (другое название этой формы ра. Это позволило крупнейшему знатоку греческой вазописи Дж. Бизли прийти к вы- сосуда – эксалейптрон)12 (ил. 4–5). Подставка кофона состоит из трех удлиненных пластин (8 см воду об идентичности Мастера лоша- в высоту и 12,5 см в ширину). Каждая ножка на середине высоты соединена с дном вазы петлеобразной ди-птицы с аттическим Мастером дрез- связкой, круглой в сечении. В центре дна, где связки встречаются, – след от выпуклой круглой подвески.

денской леканы7, что, однако, далеко не Венчик (3,5 см высотой) загнут внутрь сосуда;

общая глубина тулова – 6 см, диаметр тулова – бесспорно. Сомнения на этот счет выразил 18 см, а устья – 9,5 см. Снаружи и внутри венчик оформлен угловатым профилем, окрашенным Д. А. Эмикс, который предположил, что речь лаком и пурпуром. Очевидно, сосуд имел крышку, подобно кофону из Ритзоны, опубликованному Юр идет скорее о Группе лошади-птицы, объединяв- и Маффром13. Форма эксалейптрона имела в Беотии, а также в Аттике, множество вариантов.

шей нескольких мастеров8. Произведения Аттические кофоны Неарха в Брюссельском и в Афинском музеях похожи по форме на эрмитаж беотийско-коринфской группы обыч- ный. Мотивы росписи на панелях (петухи и цветы лотоса позади них) близки к подобным мотивам но датируются концом первой четверти коринфской и халкидской вазописи. Другие сцены (дерущиеся петухи, два льва, терзающие оленя) встре VI в. до н. э. чаются в аттической вазописи так же, как и в беотийской. Силуэты фигур расплывчаты, что можно К несколько более позднему време- объяснить, вероятно, неудачным обжигом. Детали изображения гравированы скудно: львиные гривы, ни относится еще один беотийско-ко- перья петухов, глаза животных и т. д. Декор внутри вазы и на венчике (лучи, чередующиеся красные ринфский сосуд, происходящий из той и черные язычки) отличается некоторыми особенностями, характерными для беотийских эксалейпт же коллекции Орфанидеса, что и два ронов другого типа. Кофон попал в Эрмитаж из собрания Орфанидеса, упомянутого выше.

предыдущих. Это лекиф архаической После середины VI в. до н. э., времени начала упадка коринфской вазописи, бео формы с овальным туловом и характер- тийские мастера испытывают влияние аттического искусства (некоторые из вазописцев ным валиком у перехода к воронкооб- были, вероятно, афинянами, переселившимися в Беотию). Одному из этих мастеров, разному венчику9 (ил. 3). Такие лекифы незаурядному и плодовитому, была приписана Э. Юр большая группа чаш-лекан14.

впервые появились в начале VI в. до н. э. Впоследствии он получил имя Мастера протомы, по характерному мотиву на дне неко в Аттике и получили название «леки- торых чаш, чаще всего – протоме льва. В Эрмитаже хранятся две леканы, приписанные фы типа Деяниры» (по сюжету росписи этому вазописцу К. Килинским15.

одного из них). Стиль росписи беотий- Одна из них является, пожалуй, одним из лучших произведений мастера16 (ил. 6).

ского лекифа явно носит коринфский На дне ее изображен бегущий участник дионисийского празднества – комаст, а на наруж отпечаток, что сказывается в манере ной стороне – идущие навстречу друг другу животные: пантеры, козел и кабан. Изысканные построения геральдических компози- силуэты, подцвеченные белой краской и пурпуром и оживленные гравировкой, эффектно ций его фризов: в верхнем – оборачи- выделяются на светлом фоне коричневатой глины. Характерные фигуры стройных пан вающаяся сирена между сфинксами, тер с тонкой шеей, высоко поднятой головой и не то удивленным, не то настороженным в нижнем – летящие навстречу друг дру- взглядом мы встречаем также на прекрасной лекане из Гейдельберга17 и на других вазах гу орлы, под ручкой – птица со сложен- Мастера протомы. Изящно переплетающиеся хвосты гармонируют с тонким заполни ными крыльями. Сочные силуэты фигур тельным орнаментом – розетками из точек, ромбами, зигзагами, напоминающими декор оживлены обильной резьбой. Розетки, восточногреческих ваз. Фигуры явно исполнены под аттическим влиянием и отличаются заполняющие фон, напоминают ко- от несколько тяжеловесных коринфских зверей. Другая эрмитажная лекана этой группы Ил. 3. Лекиф чернофигурный ринфские. В то же время стиль росписи украшена цепочкой бутонов и цветов лотоса. На дне ее помещена протома льва18 (ил. 7).

Около 575–565 гг. до н. э. ГЭ эклектичен, сочетая в себе коринфские Датировка работ Мастера протомы концом третьей четверти VI в. до н. э. подтверж в верхней части – сирена и два сфинкса;

и аттические черты. Форма лекифа типа дается совместными находками аттических сосудов в беотийском некрополе Ритзоны.

в нижней части – лебедь и два летящих орла 8 С. П. БОРИСКОВСКАЯ БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ а а б б Ил. 4. Кофон (эксалейптрон) чернофигурный Около 575–565 гг. до н. э. ГЭ Ил. 5. Детали росписи подставки кофона а – петухи, цветы лотоса;

б – вид сверху а – петушиный бой;

б – два льва терзают оленя 10 С. П. БОРИСКОВСКАЯ БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ Ил. 6. Лекана чернофигурная Ил. 7. Лекана чернофигурная Мастер протомы Мастер протомы Третья четверть VI в. до н. э. ГЭ Третья четверть VI в. до н. э. ГЭ а – вид снаружи: звериный фриз;

а – вид снаружи: лотосовый фриз;

б – медальон внутри: б – медальон внутри:

фигура комаста протома льва а а б б 12 С. П. БОРИСКОВСКАЯ БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ Вероятно, мастерские, где они изготовлялись, были расположены в районе Фив или Эрмитажный скифос имеет особенности, ха Танагры. рактерные для ваз Группы Суб-Крокотос, опи Несколько слов о происхождении эрмитажных лекан. Первая лекана поступила санной А. Юр27. Сочетание цветов, особенно в Эрмитаж в 1903 г., она была приобретена у известного одесского торговца древностя- белого или желтого на фигурах сатира и мена ми Гохмана, и, по его словам, ее нашли в Ольвии. Вторая ваза была приобретена на ды с черным цветом фона, также напомина острове Березань. Поскольку обе вазы были куплены сотрудниками Императорской ет чернофигурные росписи Группы Крокотос, археологической комиссии, то сведения о находках беотийских ваз в Северном в которых фигуры исполнены белой и жел Причерноморье оперативно появились в археологических отчетах и в научной лите- той красками. В то же время в данном случае ратуре19. (Первоначально их ошибочно отнесли к аттической группе.) Данные о на- мы наблюдаем не черно-белое, а черно-крас ходках беотийской керамики в Северном Причерноморье не получили подтверждения ное сочетание, так что техника росписи в ходе археологических раскопок и поэтому не внушают доверия20. В начале XX в. поверх чернолакового покрытия вазы одесские торговцы древностями, и среди них хорошо известные археологам братья как бы воспроизводит колористиче Л. и Ш. Гохманы, старались выдать принадлежащие им древние вещи за найденные на ский эффект краснофигурной росписи.

юге России, чтобы поднять на них цену. У нас имеется ряд таких примеров: как найден- В аттической вазописи она встречается ные на Березани были приобретены кипрские вазы, греческие сосуды тех групп, которые в конце VI в. до н. э. как кратковремен не экспортировались в Северное Причерноморье, и даже одна подделка. К сожалению, ный эпизод (ее название – «техника поскольку Беотия археологически недостаточно исследована, значительное число бео- Сикс» – связано с именем голландского тийских ваз поступало в музеи через антикварный рынок, что нарушало историческую ученого, посвятившего специальную за картину их экспорта в другие центры античного мира. Эрмитажные вазы являются тому метку сосудам, расписанным в такой тех примером. нике). Любопытно, что техника Сикс Чернофигурная вазопись продолжала развиваться в Беотии на протяжении всего повлияла на вазопись Этрурии (Группа V столетия до н. э. Особенно многочисленны сосуды, исполненные в небрежном силуэт- Праксиас) и Беотии;

особенно известна ном стиле, почти без гравировки и подцветки пурпуром. Среди изобразительных мо- группа киафов середины V в. до н. э. со тивов преобладают растительные – бутоны, пальметки. Об одном сосуде, расписанном светлой росписью поверх черного лака.

в этом «флоральном» стиле, будет сказано несколько позднее. Вазы других форм в Беотии мало извес Маленький лекиф типа Деяниры (с изображением сирены. – А. Б.) поступил в Эрмитаж тны;

сошлюсь на выполненную в той же из собрания Общества поощрения художеств в 1930 г.21 (ил. 8). Грубый силуэт сирены оживлен технике, что и наш скифос, ойнохою из пурпуром и белой краской. Гравировка деталей скудная и аляповатая. Предположительная дати- Лувра, которая датируется первой чет ровка сосуда – около 550 г. до н. э. или несколько позднее. От изображения подобного стиля остается вертью V в. до н. э.28 Мы встречаем на ее один шаг до силуэтной росписи (так называемой геометризирующей) без гравировки и накладных фигурах такую же грубую гравировку.

красок22. [Произведения этого стиля показывают,] по меткому замечанию Б. Спаркса, что «толь- В краснофигурной росписи, как ко по крайней необходимости… мастер выходил из летаргии и гравировал линию-другую»23. Вазы, известно, фигуры оставлены в цвете Ил. 8. Лекиф чернофигурный: сирена расписанные в неуклюжем и грубом чернофигурном стиле, продолжали создавать в Беотии вплоть до глины, а детали выделены тонкими Около 550 г. до н. э. ГЭ первой четверти IV в. до н. э.24 линиями черного лака, проведенны Краснофигурные аттические вазы ввозились в Беотию в небольшом количестве ми пером. Гравировка отсутствует, по и первое время не вызывали подражаний. Однако в дальнейшем мастера стремились скольку в ней нет необходимости. Это можно видеть на примере единственной храня внести разнообразие в стиль росписи ваз, что привело к созданию ряда интересных щейся в Эрмитаже беотийской краснофигурной вазы. Год и источник ее поступления направлений. в музей неизвестны. Это небольшой колоколовидный кратер на высокой ножке В Эрмитаже представлен чернолаковый скифос, поступивший из коллекции Гела- (ил. 10). Такие сосуды с округлым туловом и большими загнутыми к венчику ручка дакиса в 1904 г.25 (ил. 9). Форма сосуда напоминает аттические чернофигурные скифо- ми получили широкое распространение в аттической керамике последней четверти сы начала V в. до н. э. Групп цапли и Крокотос. Скифосы этих групп привозили из Аттики V–IV в. до н. э. (они особенно часто встречаются среди ваз «керченского стиля» из в Беотию, а местные мастера, как предположил Б. Спаркс, подражали этим изделиям26. На обеих Северного Причерноморья). Сосуд сделан из светлой коричневатой глины и расписан сторонах сосуда помещено по одной фигуре в окружении виноградных лоз: с одной неровно нанесенным лаком. Незакрашенные пятна местами подцвечены красноватым стороны – сатир, с другой – бегущая менада. Роспись исполнена красноватой и бе- тоном, что характерно для беотийских росписей V в. до н. э. Орнаментация кратера лой красками поверх черного лака, детали скупо выделены грубоватой гравировкой. также выдает руку беотийского мастера – длинные вертикальные штрихи на венчике 14 С. П. БОРИСКОВСКАЯ БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ а а б б Ил. 10. Кратер краснофигурный Ил. 9. Скифос чернолаковый Конец V в. до н. э. ГЭ Первая четверть V в. до н. э. ГЭ а – юноша в шлеме и со щитом;

б – женщина, сидящая перед трофеем а – сатир;

б – менада 16 С. П. БОРИСКОВСКАЯ БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ и звезда под ручкой на розоватом фоне. Роспись вазы, беглая и небрежная, отличается определенной экспрессией.

На одной стороне изображен стремительно бегущий воин в шлеме с султаном, со щитом в левой руке и мечом – в правой. Фигура пересекает по диагонали прямо угольное поле, выделяясь на неровном темном фоне. В манере росписи чувствуется влияние аттической живописи: в живой передаче юного лица, обрамленного выби вающимися из-под шлема волнистыми волосами, в динамике стремительно бегущей и в то же время как бы внезапно остановившейся фигуры, опирающейся на согнутую в колене ногу. Любопытно передан круглый щит. Фигура льва, которая украшала его обычно снаружи, передана мастером условно на внутренней стороне. Меч дан сплош ной черной заливкой.

На оборотной стороне вазы мы видим женщину, печально сидящую перед трофеем, состоящим из щита и шлема. Вероятно, это надгробный памятник погибшему воину.

Фигура передана в более строгой, спокойной манере, гравировка точно рассчитана и не столь обильна и запутанна, как на фигуре воина. Мастер передает рельеф мест ности – неровности почвы, холмики;

это как будто бы отголосок аттической монумен тальной живописи. Мотивы изображений, так же как на других вазах того же круга, име ют отношение к погребальному культу, хтоническим божествам и особенно – к культу героев, что видно на эрмитажном памятнике. Кратер связан по стилю с выделенной Лаллисом группой работ Мастера большого афинского канфара;

как полагает исследо ватель, эрмитажный кратер исполнен в манере вазописца, копировавшего стиль афин ского Мастера диноса30. Время работы беотийского вазописца – конец V в. до н. э.

Ил. 11. Канфар чернофигурный: Одиссей у Кирки В одно время с краснофигурной вазописью в Беотии получает развитие своеобраз- Последняя треть V в. до н. э. Британский музей, Лондон ный стиль чернофигурной росписи, получивший в науке название стиля Кабириона.

Произведения этого стиля происходят из фиванской мастерской. Они изготовлялись Волшебница Кирка (имя можно прочесть над ее фигурой) широким жестом пред специально для нужд святилища таинственных подземных богов – Кабиров (храм на лагает Одиссею волшебный напиток. Рядом стоит ткацкий станок, за которым она ходился недалеко от Фив). Об этом святилище сохранились многочисленные свидетель трудилась;

справа – спутник Одиссея, уже испивший колдовского зелья и наполови ства древних авторов, особенно Павсания. Раскопки Кабириона ведутся уже более ста ну превратившийся в свинью. Роспись отличается живой экспрессией и реалистиче лет. Стиль ваз из Кабириона производит впечатление карикатурного, гротескного. В гре ской передачей сюжета. Карикатурная фигура Кирки, напоминающей старую ведьму, ческой вазописи это единственный пример такого резкого отступления от классического встречается на ряде чаш стиля Кабириона. Видимо, сюжеты, связанные с волшебны идеала. Характерный образец – чаша из Британского музея31 (ил. 11) с изображением ми превращениями, были созвучны мистериям в честь Великих богов – Кабиров35.

сюжета из «Одиссеи» Гомера, в Х песни которой описана история посещения Одиссеем В подобном живом экспрессивном стиле исполнена чаша, поступившая в Эрмитаж и его спутниками острова Эя, принадлежавшего чародейке Кирке (Цирцее. – А. Б.):

в 1904 г. из коллекции Э. Геладакиса36 (ил. 12). По его словам, он унаследовал свою коллекцию К дому прекраснокудрявой богини Цирцеи поспешно от отца, который нашел вазы в своем имении в Афинах и в Эретрии. Оба места были удобны Все устремились. Там голосом звонко-приятным богиня для беотийского экспорта, особенно Эретрия на острове Эвбея, отделенном от южной части Беотии Пела, сидя за широкой, прекрасной, божественно-тонкой узким проливом Эврип.

Тканью, какая из рук лишь богини бессмертной выходит32.

… Форма вазы типична для сосудов из Кабириона. Она носит название канфар из-за ручек в фор Вышла немедля она и, блестящую дверь растворивши, ме кольца со «шпорами» (выступающими в стороны горизонтальными пластинками над В дом пригласила вступить их;

забыв осторожность, вступили кольцом. – А. Б.). На обеих ее сторонах изображены божества дионисийского круга, Все… а также участники комоса – праздничного шествия в честь Диониса. На одной сто … роне мы видим фаллические фигурки (маленькая напоминает коринфского «толстого Чином гостей посадивши на кресла и стулья, Цирцея танцора» – комаста). Правый комаст в коротких штанишках, переданный en face, как Смеси из сыра и меду с ячменной мукой и с прамнейским бы удивленно разводит руками. На другой стороне изображена живая пляска сатиров Светлым вином подала им, подсыпав волшебного зелья В чашу, чтоб память у них об отчизне пропала…34 под музыку двойной флейты, на которой играет козлоногий Пан. Небольшие фигурки 18 С. П. БОРИСКОВСКАЯ БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ переданы спонтанно, одним-двумя взмахами кисти, силуэты оживлены лаконичной выразительной гравировкой. Эрмитажный канфар относится к кругу работ Мастера Сатира, одного из наиболее плодовитых вазописцев стиля Кабириона. Время деятель ности основных мастеров этой группы – с 30-х гг. V по начало IV в. до н. э.

Большая часть ваз Кабириона была исследована и опубликована Г. Брунс в первом томе издания «Святилище Кабиров вблизи Фив»37. Там есть замечание такого рода: воспроизведенная в книге ваза, похожая на эрмитажную, была представлена при распродаже в 1903 г. коллекции Желадукиса. Ваза, изображенная на фотографии, находится в плохом состоянии и на ней заметны пятна и царапины, но я предполагаю, что это – наш канфар. Фотография была сделана перед продажей, и, вероятно, Брунс имела возможность работать с фотографиями из архива аукционного дома;

она опубликовала вазу, не зная, что памятник был приобретен для Эрмитажа. В музее канфар был промыт и расчи щен от солей в 1957 г.

Вазы стиля Кабириона были последним оригинальным, неповторимым явлением в истории бео тийской керамики. В IV в. до н. э. можно наблюдать повторение однообразных растительных орна ментов как на чернофигурных вазах так называемого флорального стиля, так и на вазах Кабириона, росписи которых становились все более и более слабыми.

Вероятно, существовало несколько мастерских, где изготовлялись сосуды флораль ного стиля. Одним из значительных центров производства таких ваз была Танагра на юге Беотии, прославившаяся впоследствии своими терракотами. Не случайно, говоря о Танагре, Павсаний замечает: народу там живет немного и все они гончары38.

а Характерным образцом флорального стиля является небольшой килик из коллек ции Русского археологического института в Константинополе39 (ил. 13). Он стоит на невысокой ножке. Внутренняя его сторона, заглубленная в центре, покрыта матовым черным лаком;

снаружи килик украшают пальметки и выразительные, живописные фи гурки птиц, переданные быстрыми мазками кисти. Под ручками (сохранились их следы) передано по бутону лотоса. Гравировка и подцветка пурпуром отсутствуют. Подобные килики часто встречаются в Беотии;

большое их скопление найдено в Схиматари (око ло Танагры), они зафиксированы также в некрополе Ритзоны (Микалесс)40. Килики из этой группы были найдены при раскопках древнего святилища-мемориала (поли андриона), воздвигнутого в память о воинах Феспий, погибших при осаде Делиона в 424 г. до н. э.41 Это дает дату ante quem. Подавляющее большинство этих чаш хранится в музеях Греции (в Фивах, Афинах, Навплионе). Коллекции же РАИК, откуда происходит рассматриваемый килик, состояли из находок, сделанных во время раскопок, которые Институт вел в основном в Малой Азии и на территории [тогдашней] Турции (в Сирии, Ливане, на Кипре и т. д.).

Несколько других чаш такого стиля, принадлежащих Эрмитажу, можно датировать второй поло виной V в. до н. э. Две из них близки к чашам из Схиматари. Одна такая чаша была приобретена вместе с коллекцией Эльтермана в 1916 г.42 (ил. 14).

Возможно, к тому же периоду, что и упомянутые чаши, принадлежит маленький кратер из кол лекции Эльтермана43 (ил. 15). Его внутренняя часть покрыта красной краской (в подражание тону б аттической глины), что характерно для беотийской керамики того времени. На обеих сторонах вазы изображены шагающие воины со щитами и копьями;

один из воинов стоит перед треножником.

Мы видим фигуры без гравировки, напоминающие изображения на чашах флорального стиля. Однако пальметты под ручками занимают то же место, что и на аттических вазах. Манера росписи Ил. 12. Канфар чернофигурный. Мастер Сатира представляет своеобразный вариант поздней чернофигурной вазописи. Этот интересный сосуд, по ла Последняя треть V в. до н. э. ГЭ коничному выражению А. Юр, не имел продолжения.

а – пан, комасты;

б – комасты С. П. БОРИСКОВСКАЯ БЕОТИЙСКИЕ ВАЗЫ В ЭРМИТАЖЕ а Ил. 13. Килик чернофигурный: птицы и пальметты Вторая половина V в. до н. э. ГЭ б Ил. 15. Кратер чернофигурный Вторая половина V в. до н. э. (?) ГЭ Ил. 14. Килик чернофигурный: пальметты а – воин перед треножником;

б – два воина Вторая половина V в. до н. э. ГЭ 22 С. П. БОРИСКОВСКАЯ Кроме упомянутых здесь памятников, которые составляют бльшую часть беотийской расписной керамики, в Эрмитаже хранится еще несколько ваз тех же типов. Некоторые из них еще ожидают атрибуции. Я надеюсь, что начало нашего сотрудничества с CVA поможет дальнейшему развитию исследований греческих ваз в России 44.

_ Пиндар. Олимпийская ода VI. 89–90. Sparkes B. The Taste of Boeotian Pig // JHS.

1 ГЭ, инв. № Б.2379. Высота 41 см. См.: CVA 1967. N 87. P. 121.

Hermitage 2. Pl. 6–7. Ibid. P. 127, note 82.

Борисковская С. П. Беотийский геометриче ГЭ, инв. № Б.2382. Высота 13,5 см.

ОПУБЛИКОВАННЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ский кратер // СГЭ. 1986. [Вып.] LI. С. 38–40. Sparkes B. Op. cit. P. 123–124.

Payne H. G. G. Necrocorinthia. Oxford, 1931.

Ure A. D. Krokotos and white heron // JHS.

СОФЬИ ПАВЛОВНЫ БОРИСКОВСКОЙ P. 202–203, 341. 1955. N 35. P. 91–103.

ГЭ, инв. № Б.2120. Высота 20,9 см. См.:

CVA Louvre 17. Pl. 40, 2–3.

Борисковская С. П. Беотийский чернофигур- ГЭ, инв. № Б.2610. Высота 15,8 см. Одна ный алабастр // СГЭ. 1982. [Вып.] XLVII. сторона опубликована в статье: Lullies R. Zur С. 38–39. boiotischen rotgurigen Vasenmalerei // AM. Храм Артемиды Орфии в Спарте (раскопки Р. М. Даукинса) // Бюллетень студенче Payne H. G. G. Op. cit. P. 202;

Kilinski K.

1940. N 65. ского научного общества ЛГУ. 1958. № 1. С. 170–185.

Boeotian Black Figure Vase Painting of the Lullies R. Op. cit. P. 1–27.

Archaic Period. Mainz, 1990. P. 7 (c остальной Daumas M. Cabiriaca. Recherches sur l’icono библиографией). graphie du culte des Cabires. Paris, 1998. (De ABV. P. 22.

l’archologie l’histoire). N K10. Коринфские кратеры архаического периода в собрании Эрмитажа // Науч. сессия, по Corinth. Pt 2: Archaic Corinthian Pottery and the Одиссея. Х. 220–223. Цит. по: Гомер. Одис свящ. итогам работы Государственного Эрмитажа за 1962 год: Тез. докл. Л., 1963.

Anapoga Well / D. A. Amyx and P. Lawrence.

сея / Пер. В. А. Жуковского, подгот. В. Н. Ярхо. С. 10–11.

Princeton (N. J.), 1975. P. 59–60.

М., 2000 (Литературные памятники).

ГЭ, инв. № Б.2121. Высота 21,5 см.

Там же. 230–233.

См.: Kilinski K. Op. cit. Р. 4–5.

Там же. 233–236.

К вопросу о культе Артемиды в архаическом Коринфе // Науч. сессия, посвящ. итогам О мастере см.: Scheibler I. Olpen und Ampho Об этих мистериях, особенно самофракий работы Государственного Эрмитажа за 1963 год: Тез. докл. Л., 1964. С. 22–23.

ren des Gorgomalers // JdI. 1961. N 76.

ских, известно мало. Об иконографии культа ГЭ, инв. № Б.2122. Высота 10 см.

К вопросу о мастерах коринфских ваз первой четверти VI века до н. э. // Юбилейная Кабиров см.: Daumas M. Op. cit.

Maffre J. J. Collection Paul Canellopoulos (VIII):

научная сессия Эрмитажа. Секционные заседания. Октябрь 1964: Тез. докл. Л., 1964.

ГЭ, инв. № Б.2381. Высота 14 см.

Vases Botiens // BCH. 1975. N 99. С. 26–28.

Wolters P., Bruns G. Das Kabiren-Heiligtum bei Ure A. D. Boeotian orientalizing art // MMS.

Theben. Bd 1. Berlin, 1940.

1932. N 4. P. 18–38;

Kilinski K. Op. cit. P. 25–28. Павсаний. IX, 19, 8.

Kilinsky K. Boeotian Black-Figure Lekanai by Коринфский чернофигурный кратер VI в. до н. э. // СГЭ. 1965. [Вып.] XXVI. С. 35–38.

ГЭ, инв. № Б.7274. Высота 7 см. См.: Коллек the Protome and Triton Painters // AJA. 1977.

[Рецензия] // CA. 1965. № 3. С. 297–299. Рецензия на кн.: Dunbabin T. J. The Sanctuaries ция музея РАИК в Эрмитаже: Каталог выстав Vol. 81. P. 56. Fig. 1–2. P. 58;

Kilinski K. Boeotian of Hera Akraia and Limenia. Excavations of the British School of Archaeology at Athens ки / Под ред. В. С. Шандровской. СПб., Black Figure Vase Painting… Cat. N 1, 12.

1994. Кат. № 11. (1930–1933) / Ed. by Perachora. Vol. II: Pottery, Ivories, Scarabs and other Objects from ГЭ, инв. № Б.3143. Диаметр 27 см.

Ure A. D. Floral Black-gured cups of Schima the Votive Deposit of Hera Limenia. Oxford, 1962.

CVA Heidelberg Universitt 1. Taf. 27.

tari // JHS. 1926. N 46. P. 54–62.

ГЭ, инв. № Б.3969. Диаметр 28,2 см. Le Maitre des Duells corinthien // Bulletin du Musee Hongrois des Beaux-Arts (Budapest).

Фукидид. IV. 76, 4–97, 3.

Книпович Т. Н. Три вазы стиля Вурва в Эрмита Th. 27. 1965. P. 7–12.

ГЭ, инв. № Б.3060. Высота 18,7 см.

же // Известия ГАИМК. 1922. № 2. С. 165.

ГЭ, инв. № Б.2490. Высота 11 см.

Ср., однако, ту же тенденцию в: Zolotarev M. I.

В 2005–2006 гг. вышли первые четыре тома A Boeotian Lekanis from Chersonesus // Anci К вопросу о культе Артемиды в архаическом Коринфе // Культура античного мира.

эрмитажной серии CVA. В одном из них ent Civilizations. 1994. N 1, 1. P. 112–117.

М., 1966. С. 39–45.

опубликованы две вазы беотийского гео ГЭ, инв. № Б.5561. Высота 13,5 см.

Расписная керамика архаического Коринфа, ее художественное и историческое значе Ure A. D. Boeotian Geometricising Vases // метрического стиля. См.: CVA Hermitage 2.

ние. Дисс. … канд. исторических наук. Л., 1966.

JHS. 1929. N 49. P. 160–171. Pl. 5–7 (Примеч. А. Б.).

ОПУБЛИКОВАННЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ СОФЬИ ПАВЛОВНЫ БОРИСКОВСКОЙ ОПУБЛИКОВАННЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ СОФЬИ ПАВЛОВНЫ БОРИСКОВСКОЙ 1967 Расписные вазы ориентализирующего стиля // Культура и искусство Этрурии: Кат.

врем. выст. Л., 1972.

К проблеме формирования ориентализирующего стиля в архаическом этрусском искус Мастера и стилистические группы позднекоринфских ориентализирующих ваз // ТГЭ.

стве (по материалам художественной керамики) // Науч. сессия Государственного 1972. [Т.] XIII. С. 5–16.

ордена Ленина Эрмитажа. Ноябрь 1967 г.: Тез. докл. Л., 1967. С. 43–45.

О центрах производства этрусского буккеро // История и культура этрусков: Кратк. тез.

On trade connections between the Greek Cities of the Northern Black See Coast and докл. к науч. конф. Л., 1972. С. 3–4.

Corinth in the Archaic Period // Wissentschaftliche Zeitschrift der Universitt Rostock.

Gesellschafts- und Sprachwissenschaftliche Reihe. 1967. Jg. 16. Heft 7/8. S. 425–429.

[Редактирование] Античная художественная бронза: Кат. врем. выст. / Государственный Эрмитаж. Л., 1973.

К вопросу об ориентализирующем стиле в искусстве архаического Коринфа // ВДИ.

Бронзовые пластины от древнеиталийского панцирного набора в собрании Эрми 1968. № 3. С. 105–115.

тажа // Памятники античного прикладного искусства: Сб. науч. трудов Отдела О некоторых произведениях коринфской ориентализирующей вазописи VI в. до н. э. // античного мира Государственного Эрмитажа. Л., 1973.

Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья. Л., 1968. С. 56–61.

Две коринфские вазы в собрании Эрмитажа // СГЭ. 1973. [Вып.] XXXVI. С. 39–40.

Коринфский ориентазирующий арибалл первой четверти VI в. до н. э. // СГЭ. 1973.

1969 [Вып.] XXXVII. С. 40–41.

[Научная конференция, посвященная истории и культуре этрусков] // Советская этно Быт и культура древних греков: Листовка к временной выставке / Государственный графия. 1973. № 5. С. 151–153.

Эрмитаж. Л., 1969.

Этрусские и италийские бронзы // Античная художественная бронза: Кат. врем. выст. / К вопросу о культе Артемиды в архаическом Коринфе: Реферат // Biblioteca Classica Государственный Эрмитаж. Л., 1973.

Orientalis. Vol. 14. Ser. 1. 1969. S. 60–61.

Этрусское искусство в Эрмитаже: Подборка открыток с текстом. Л., 1973.

О некоторых ранних формах этрусской керамики буккеро // СА. 1969. № 2. С. 44–54.

[Информационные заметки об этрусской выставке и этрусской конференции в Эрми Расписная керамика архаического Коринфа, ее художественное и историческое значе таже] // Studi Etruschi. Vol. 41. 1973. P. 455–456, 458 (Совместно с О. Я. Неверовым).

ние: Реферат // Biblioteca Classica Orientalis. Vol. 14. Ser. 1. 1969. S. 38–39.

[Выставка «Культура и искусство Этрурии»] // СГЭ. 1974. [Вып.] XXXVIII. С. 94–95.

Etruscan Relief Pithoi from Caere (red ware) // Wissentschaftliche Zeitschrift der Univer Об одной группе подделок античной керамики // СГЭ. 1974. [Вып.] XXXIX. С. 39–42.

sitt Rostock. Gesellschafts- und Sprachwissenschaftliche Reihe. 1970. Jg. 19. Heft 8.

[Рецензия] // Gnomon. Bd 46. 1974. S. 729–732. Рецензия на ст.: Seeberg A. Corinthian S. 567–572.

Komos Vases. London, 1971 (BICS Suppl. [N] 27).

Аттическая имитация коринфского арибалла первой четверти VI в. до н. э. // СГЭ.

1971. [Вып.] XXXII. С. 58–60. [Аннотации в кн.:] Искусство Древней Греции и Рима в собрании Эрмитажа. Л., 1975.

Вазы буккеро с рельефами из района Вульчи // ВДИ. 1971. № 1. С. 39–50. О центрах производства этрусского буккеро // ВДИ. 1975. № 4. С. 93–107.

О некоторых стилистических группах и мастерах ориентализирующих коринфских ваз // Культура и искусство античного мира. Л., 1971. С. 5–17. О подделках этрусской керамики // СГЭ. 1971. [Вып.] XXXIII. С. 91–94.

[Редактирование] Античная коропластика: Каталог выставки / Вступит статья и сост.

Г. Д. Белова, З. А. Билимович, С. П. Борисковской / Государственный Эрмитаж. Л., 1972 1976.

[Выставка «Сокровища Кипра в Эрмитаже»] // Советская этнография. 1972. № 2. [Аннотации в разделы: «Греческие терракоты», «Терракоты древней Италии»] // С. 131–136. Античная коропластика: Каталог выставки / Государственный Эрмитаж. Л., 1973.

[Редактирование] Культура и искусство Этрурии: Кат. врем. выст. / Государственный Бронзовая статуэтка сирийского божества // ТГЭ. 1976. [Вып.] XVII. С. 5–10.

Эрмитаж. Л., 1972. Группа раннекоринфских алабастров ориентализирующего стиля в Эрмитаже // Керамика импасто и буккеро // Культура и искусство Этрурии: Кат. врем. выст. Художественная культура и археология античного мира: Сб. статей ИА АН СССР.

Л., 1972. М., 1976. С. 59–66.

ОПУБЛИКОВАННЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ СОФЬИ ПАВЛОВНЫ БОРИСКОВСКОЙ ОПУБЛИКОВАННЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ СОФЬИ ПАВЛОВНЫ БОРИСКОВСКОЙ Новое в изучении архаических италийских бронз // Eirene. 1976. N 14. P. 125–137. [Александра Ильинична Вощинина. Некролог] // Studi Etruschi. 1976. Ser. III. Vol. 44. Греческие вазы // Юный художник. 1985. № 8. С. 34–36.

P. 491–492.

Аттическая геометрическая керамика в Эрмитаже // ВДИ. 1986. № 3. С. 110–116.

Пицценские бронзы в Эрмитаже // История и культура античного мира. М., 1977.

Беотийский геометрический кратер // СГЭ. 1986. [Вып.] LI. С. 38–40.

С. 28–33.

Лаконская керамика в Эрмитаже // Античное искусство в советском музееведении: Сб.

Этрусская ойнохоя буккеро второй половины VII в. до н. э. // СГЭ. 1977. [Вып.] XXXXII.

статей. Л., 1986. С. 71–78.

С. 38–40.

Этрусские архаические шлемы в собрании Эрмитажа // Античная торевтика: Сб. ста [Рецензия] // СА. 1977. № 4. С. 318–321. Рецензия на ст.: Corinth. Results of Excavations тей. Л., 1986. С. 7–16.

conducted by the American School of Classical Studies at Athens. Vol. XV. Pt 2.

The Potters Quarter: the Terracottas / A. N. Stillwell and J. L. Benson. Princeton (N. J.), 1952. К вопросу о кипрской архаической скульптуре // СГЭ. 1988. [Вып.] LIII. С. 28–30.

1978 [Редактирование, подготовка к печати кн.:] Скуднова В. М. Архаический некрополь Ольвии. Л., 1988.

К вопросу об архаической вазописи Кипра // Культура Востока. Древность и ран Bucchero-Keramik // Die Welt der Etrusker. Archologische Denkmler aus Museen der нее средневековье: Сборник научных трудов Отдела Востока Государственного Sozialistischen Lnder: Katalog der Ausstellung. Berlin, 1988. S. 81–82.

Эрмитажа. Л., 1978. С. 74–77.

[Аннотации] Die Welt der Etrusker. Archologische Denkmler aus Museen der Sozialistischen Коринфская чернофигурная пиксида из коллекции Одесского Археологического Lnder: Katalog der Ausstellung. Berlin, 1988.

музея // Археологические исследования Северо-Западного Причерноморья. Киев, Ольвия и Навкратис. К проблеме ранних контактов Северного Причерноморья с Егип 1978. С. 232–236.

том // Древний Восток и античная цивилизация. Л., 1988 (обл. 1989). С. 111–119.

Etruscan Bronzes in the Hermitage Museum // 11th International Congress of Classical Archaeology. Final Programme. London, 1978. P. 45.

1980 Медея на этрусской вазе // СГЭ. 1990. [Вып.] LIV. С. 25–28.

[Аннотации] Художественное ремесло эпохи Римской империи: Каталог временной Мир этрусков. Археологические памятники из музеев социалистических стран: Каталог выставки / Государственный Эрмитаж. Л., 1980. выставки. М., 1990 (Совместно с Е. В. Мавлеевым, О. Я. Неверовым, И. И. Савер киной).

1982 О сюжете фалисского кратера из собрания Эрмитажа // Этруски в их связях с народами Средиземноморья. Випперовские чтения 23: Тез. докл. М., 1990. С. 9–10.

Беотийский чернофигурный алабастр // СГЭ. 1982. [Вып.] XXXXVII. С. 38–39.

Etruscan bronze helmets from the Campana collection in the Hermitage Museum // Die Welt Бронзы из Вульчи в собрании Эрмитажа // Художественные изделия античных масте der Etrusker. International Coll. Berlin, 1990. S. 171–173.

ров. Л., 1982. С. 70–83.

1983 К иконографии этрусского бога Солнца // СГЭ. 1983. [Вып.] XXXXVIII. С. 38–39.

[Редактирование] Коллекция Джорджа Ортиса. СПб., 1993.

Лаконская керамика в Эрмитаже (состояние изученности архаической керамики [Редактирование раздела: «Греко-римские древности»] Aus den Schatzkammern Eurasiens.

в 1920-е годы и вклад советских ученых) // Античное искусство в теории и практике Meisterwerke antiker Kunst. Austellung. Kunsthaus Zrich. Zrich, 1993;

Киото, советской науки 1920–1930-х годов: Кратк. тез. докл. науч. конф. Л., 1983. С. 14–16.

(яп. яз.).

Ольвия и Навкратис. К проблеме ранних контактов Северного Причерноморья с Егип том // Древние культуры Евразии и античная цивилизация: Кратк. тез. докл. науч.

конф. / Государственный Эрмитаж. Л., 1983. С. 6–9. Терракотовые рельефы из Кампании в собрании Эрмитажа // Этруски и Среди земноморье: Материалы международного коллоквиума. М., 1994. С. 91–108.

1984 [Введение, аннотации] Коллекция музея РАИК в Эрмитаже: Каталог выставки / Под Этрусско-коринфская керамика в собрании Эрмитажа // ТГЭ. 1984. [Вып.] XXIV. ред. В. С. Шандровской. СПб., 1994.

28 ОПУБЛИКОВАННЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ СОФЬИ ПАВЛОВНЫ БОРИСКОВСКОЙ Древнегреческий космос: бог и человек // God and Man. Great Art Trasures of the State Hermitage Museum. Exh. The Niigata Prefectural Museum of Modern Art, Nagaoka;

ATC Museum, Osaka. Nagaoka, 1996. P. 191.

[Редактирование раздела: «Греко-римские древности», аннотации] God and Man. Great Art Trasures of the State Hermitage Museum. Exh. The Niigata Prefectural Museum of Modern Art, Nagaoka;

ATC Museum, Osaka. Nagaoka, 1996.

Д. П. Алексинский Аттические чернофигурные лекифы из некрополя Пантикапея // ТГЭ. 1997. [Т.] XXVIII:

АНТИЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЕМ ИЗ ПОГРЕБЕНИЯ ВОИНА Культура и искусство античного мира. [№] 7. С. 25–37.

У КАРАНТИННОГО ШОССЕ БЛИЗ КЕРЧИ [Научная сессия памяти К. С. Горбуновой (1923–1979)] // СГЭ. 1997. [Вып.] LVII. С. 130.

[Научное заседание памяти Л. В. Копейкиной (1941–1981)] // СГЭ. 1997. [Вып.] LVII.

С. 133.

Среди античных артефактов, происходящих из раскопок в Северном Причерноморье, [Аннотация] L’Olympisme dans l’Antiquit. Losaunne, 1997.

особое место занимают сравнительно немногочисленные находки предметов антич ного вооружения. Поскольку начиная с архаического периода греки в основном от казались от практики погребения с оружием, большинство предметов древнегрече Ранняя греческая керамика из коллекции Генриха Шлимана // Шлиман. Петербург.

ского вооружения с сопроводительным датирующим материалом обнаружено при Троя: Каталог выставки / Государственный Эрмитаж. Под ред. М. Б. Пиотровского.

раскопках захоронений на периферии античной ойкумены, в том числе на Боспоре.

СПб., 1998. С. 70–71.

В ряду боспорских находок обращает на себя внимание великолепный железный шлем, 1999 уже почти полтора столетия хранящийся в собрании Государственного Эрмитажа1.

Он был найден при раскопках захоронения у Карантинного шоссе близ Керчи (антич Корифская архаическая керамика VII–VI вв. до н. э. из коллекции В. Г. Бока // Копты:

ного Пантикапея). Погребение, интерпретируемое как воинское, помещалось в гробни религия, культура, искусство: Конф. памяти В. Г. Бока: Тез. докл. / Государственный це из каменных плит под насыпью и содержало две урны с прахом. А. Б. Ашик, а впо Эрмитаж. СПб., 1999. С. 13–15.

следствии Г. И. Спасский, исходя из характера сопроводительного материала, сделали [Аннотации] Древний город Нимфей: Каталог выставки. Государственный Эрмитаж.

предположение, что в гробнице были помещены кремированные останки боспорского СПб., 1999.

воина и его дочери2. Эту точку зрения теперь разделяет Ю. А. Виноградов, конкретизи [Научное заседание памяти Н. Л. Грач (1929–1991)] // СГЭ. 1999. [Вып.] LVIII. С. 157.

руя статус погребенного как наемника3. Принятая в современной литературе датировка [Научное заседание памяти К. С. Горбуновой (1923–1979)] // СГЭ. 1999. [Вып.] LVIII.

погребения: первая половина – середина III в. до н. э.4 Расхождения в датировке комп С. 160.

лекса не слишком принципиальны, поскольку шлемы той формы, которую представ [Научное заседание ОАМ, посвященное столетию со дня рождения А. А. Передольской ляет происходящий из погребения артефакт, находили функциональное применение (1894–1968)] // СГЭ. 1999. [Вып.] LVIII. С. 163.

на протяжении длительного временного отрезка5. Более того, повышение хронологи 2000 ческой границы комплекса не послужило бы решающим основанием для уменьшения возраста данного предмета защитного вооружения, так как он мог довольно долго на Геракл и Антей. Об одном малоизвестном лекифе из Ольвии // : Сб. статей ходиться в употреблении, прежде чем был помещен в могилу. Среди обнаруженных памяти Ю. В. Андреева. СПб., 2000. С. 198–201.

в захоронении у Карантинного шоссе предметов погребального инвентаря нет комп лектных к шлему доспехов, а другие памятники информативны для исследования об ряда, но мало что добавят при анализе интересующего нас артефакта, поэтому шлем Коринфский сосуд мастера Фьезоле в собрании Эрмитажа // СГЭ. 2001. [Вып.] LIX.

рассматривается здесь вне археологического контекста6.

С. 34–36.

Шлем был обнаружен А. Б. Ашиком в конце 1834 г. В рапорте от 12 декабря 1834 г.

Ашик доносит керчь-еникальскому градоначальнику князю З. С. Херхеулидзеву, что в ходе разысканий, предпринятых «в курганах близ шоссе… открыл я на днях, в при сутствии вашем, весьма важную гробницу, с следующими вещами…»7. Далее следует перечисление находок, в числе которых первым значится шлем. В заключение Ашик Д. П. АЛЕКСИНСКИЙ АНТИЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЕМ ИЗ ПОГРЕБЕНИЯ ВОИНА У КАРАНТИННОГО ШОССЕ а б Ил. 1 а, б. Листы из отчета А. Б. Ашика. Бумага, акварель. 1834. АГЭ 32 Д. П. АЛЕКСИНСКИЙ АНТИЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЕМ ИЗ ПОГРЕБЕНИЯ ВОИНА У КАРАНТИННОГО ШОССЕ отметил: «Рисунки всем сим древностям, а равно и самой гробницы, честь имею при (не осуществленное при его жизни) издание специального исследования, посвященно сем представить»8. Херхеулидзев отправил рапорт в вышестоящую инстанцию, и уже го древнегреческим шлемам19. Неудивительно, что предметы античного вооружения из 25 января следующего, 1835 г., министр двора князь П. М. Волконский сообщал прези- керченских раскопок Ашика привлекли внимание Оленина;

как отмечено в составлен денту Императорской Академии художеств А. Н. Оленину: «…министр внутренних дел, ной для министра двора справке, «президент Академии Художеств весьма интересовал уведомив меня, что граф Воронцов предписал уже керчь-еникальскому градоначаль- ся сими вещами»20.

нику отправить сюда вещи, найденные Карейшею, сообщил, что в минувшем декабре Забота Оленина о доставке вновь открытых памятников в Санкт-Петербург не слу директор Керченского музеума Ашик нашел во вновь открытой гробнице еще золо- чайна. Высочайшим повелением предписывалось доставлять в Санкт-Петербург толь тые, серебряные и другие вещи, в представленном реестре поименованные»9. В прилага- ко предметы из золота21. 2 апреля Оленин вновь обращается к Волконскому насчет ющейся описи шлем упомянут под № 1 с тем же пояснением, что и в рапорте Аши- керченских находок: «…я долгом почитаю повторить в пользу наук и художеств по ка, – «весьма заржавленный». корнейшую мою просьбу об истребовании… тех вещей»22, «ибо… вещи, состоящие Приобретением, а может быть, и спасением этого уникального памятника Эрмитаж в остатках древней брони, так редки и так любопытны, что к ним обращают осо обязан не в последнюю очередь настойчивости А. Н. Оленина. По справедливому бое внимание как по части этнографии, так и по части истории и археологии»23.

замечанию В. М. Файбисовича, «античность была сферой особых интересов Оленина»;

Настойчивые увещевания президента Академии приносят некоторые плоды. 13 апреля в течение многих лет изучение Олениным античной культуры было сопряжено с под- Волконский пишет министру внутренних дел графу Д. Н. Блудову: «Государь Импе вижническим трудом Н. И. Гнедича над переводом «Илиады»10. Ученые изыскания ратор высочайше повелеть соизволил: все вещи, найденные директором Керчен Оленина были, кроме того, связаны с его деятельностью на посту президента Академии. ского музея в открытых близ Керчи четырех гробницах и поименованные в двух его Сохранились составленные Олениным руководства для исторических живописцев рапортах, сообщенных мне при отношении Вашего Превосходительства от 6-го сего и даже изготовленные по его инициативе «греческие древнейшие медные оружия, сде- апреля за № 180924, прислать в С.-Петербург»25. Между тем среди прибывающих из ланные… со всею возможною точностью с образцов, оставшихся в натуре, и с памят- Керчи археологических памятников шлема по-прежнему нет. Получив предложение ников искусства древних греков»11. Раскопки в Северном Причерноморье закономерно Волконского осмотреть доставленные в июне того же года находки26, Оленин пишет вызывали живейший интерес Оленина, который благодаря своей должности своевре- министру: «Имею честь известить вас, милостивый государь, что я не премину тща менно получал информацию о новых находках. Это обстоятельство сыграло в судьбе тельно осмотреть все сии вещи, а вместе с тем покорнейше прошу меня извинить, шлема из раскопок Ашика немаловажную роль. если я осмеливаюсь вновь напомнить изложенную в отзыве моем от 16 марта 1835 г.


В составленной в марте 1835 г. «Записке об открытиях по части древностей в Кер- № 69 просьбу об истребовании из Керчи… меча, большого щита, древнегреческо ченском п-ове г. Карейшем [sic!], Ашиком и Дюбрюксом»12, где упомянуты и предметы го шлема и нагрудной брони. … Вещи сии, хотя и не из драгоценных металлов, вооружения (в том числе шлем), находки приведены подряд. Вероятно, поэтому в описи однако ж чрезвычайно важны для науки»27.

вещей, найденных за 1832–1834 гг., прилагающейся к «Записке…» президента Академии, Ввиду отсутствия результатов своего ходатайства, Оленин 12 июня опять обращается открытие всего комплекса у Карантинного шоссе приписано Д. В. Карейше13. Среди к Волконскому по тому же вопросу28 и получает в ответ уверение, что «меч, щит, шлем находок упомянут некий «греческий шлем, на нем прекрасно изображенные в барелье- и нагрудную броню, названную директором керченского музея Ашиком медным фе тритоны»14. В действительности за этим описанием скрывается артефакт из раскопок медальоном… Высочайше повелено уже привезти в С.-Петербург»29. Однако дело Ашика. Этот предмет сразу привлек внимание Оленина. 16 марта 1835 г. он впервые по-прежнему затягивается. Спустя более чем полгода, 13 января 1836 г., Волконский обращается к министру двора князю П. М. Волконскому с просьбой выписать шлем в очередной раз пишет министру внутренних дел: поскольку «упомянутые в рапорте в Санкт-Петербург с другими упомянутыми в отчете предметами вооружения: «…грече- г. Ашика: шлем, меч, щит и медный медальон до сего времени не присланы, то я обя ский шлем, на нем изображенные… тритоны (вероятно, вычеканенные на самом шле- зываюсь покорнейше просить Вас, милостивый государь, о предписании доставить ме), бронзовая эгида (как называет ее г-н Дюбрюкс, уповательно нагрудная броня15)… ко мне сии четыре вещи»30. Со своей стороны и Оленин не устает увещевать минис Сколько известно президенту, означенные вещи до сих пор в Эрмитаж не присланы. тра двора (28 января 1836 г.): «При сем случае и еще раз осмеливаюсь напомнить, что Между тем, сего рода древности так редки, что к ним в ученом свете обращают особое Ваша Светлость от 14 июня 1835 г. за № 2275 изволили меня уведомить, что найденные уважение, как по части этнографии или народописания, так и по части истории и архе- в ноябре [sic!] 1834 г. в древней гробнице близ Керчи меч, щит, шлем и нагрудная броня ологии. Сии драгоценнейшие остатки искусства и оружия древних достойны украшать Высочайше повелено привезти в С.-Петербург, а между тем я доселе не знаю, доставле Эрмитаж Его Императорского Величества»16. Пристальный интерес Оленина к этим ны ли сии вещи, тем более что и д[ействительный] с[татский] с[оветник] Келлер лично находкам понятен: на тот момент древнегреческих шлемов было известно сравнительно мне объявил, что и он до сих драгоценнейших, не по металлу, а для науки вещах не немного, причем большинство происходило из раскопок в Италии. В опубликованном имеет никакого сведения»31. Из представленной в связи с настойчивыми обращения в 1835 г. сочинении, посвященном античному вооружению17, Оленин приводит всего ми Оленина справки следует, что золото и серебро из керченских раскопок прибыло несколько археологических памятников, в том числе два – из русских собраний18. Еще в Петербург в июне, а «шлем, меч, щит и медальон еще не доставлены»32. 1 февраля один шлем – из коллекции П. Д. Салтыкова – Оленин планировал включить во второе 1836 г. Волконский извещает Оленина, что вновь отписал министру внутренних 34 Д. П. АЛЕКСИНСКИЙ АНТИЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЕМ ИЗ ПОГРЕБЕНИЯ ВОИНА У КАРАНТИННОГО ШОССЕ дел относительно «меча, щита, шлема и нагрудной брони (называемой директором вещи и другие древности были отысканы им на днях [так в тексте], следовательно, Керченского музея медальоном)»33. Тем не менее, не удовлетворившись заверениями в начале декабря или никак не раньше ноября месяца 1834 г., отправленный же министра двора, Оленин 6 февраля пишет лично графу Блудову: «Поставляя долгом, в С.-Петербург с другими древностями 18 мая 1835 г. меч найден Ашиком в мае месяце с моей стороны, также просить вас, милостивый государь, приказать произвести достав- 1834 г., что отмечено в реестре, при котором оный получен;

– по сему и оказывается, что ку сколь возможно поспешнее, бережнее и осторожнее, я в ожидании вашего уведомления он совсем не тот, который требован был упомянутыми моими отношениями. По сему по сему предмету имею честь быть с совершеннейшим почтением вашего превосходи- я вновь обращаюсь к Вам, милостивый государь, с покорнейшей просьбою о предписа тельства»34. Наконец 14 марта, без малого через год после первого обращения Оленина, нии отправить сюда означенный меч вместе с шлемом и медальоном, если вещи сии при министр внутренних дел сообщает Волконскому: «…граф Воронцов от 25 минувшего желательной укладке без очевидной опасности пересланы быть могут»38. В ответ 29 ав февраля уведомляет меня, что он предложил керчь-еникальскому градоначальнику не- густа министр внутренних дел сообщает Волконскому, что уведомил керчь-еникальского медленно отправить к вашей светлости помянутые древние вещи» (то есть шлем, меч, градоначальника «о доставлении… меча, шлема, щита и медальона»39. 13 октября Оленин щит и медный медальон)35. Однако никакого реального результата не воспоследовало, в записке касательно «бронзовой урны» (гидрии40) из новых керченских раскопок снова и спустя три месяца, 2 июня 1836 г., Оленин снова пишет министру двора (интонации напоминает министру о шлеме: «При сем осмеливаюсь изъявить крайнее мое сожаление письма выдают некоторое раздражение): о неприсылке доселе остатков древнего греческого вооружения»41.

«В 1835 г. 14 июня (за) № 2275 Ваша Светлость меня извещали, что найденные Очередное напоминание и повторное распоряжение возымели некоторый эффект.

в ноябре 1834 г... меч, щит, шлем и нагрудная броня высочайше повелено привезти В октябре 1836 г. в Санкт-Петербург был наконец доставлен требуемый меч: о достав в С.-Петербург. лении «для хранения в Эрмитаже найденного близ Керчи в 1834 г. обломанного меча»

В 1836 г. 1 февраля (за) № 350 Ваша Светлость меня извещали, что о доставлении сообщается в адресованной Е. Е. Кёлеру записке от 26 октября 1836 г. («…Придворная сюда сих вещей вы изволили сообщить г-ну министру внутренних дел. контора, препровождая оный к Вашему Превосходительству, рекомендует внесть в ка В 1836 г. 12 февраля (за) № 556 его превосходительство Д. Н. Блудов меня извес- талог и об исправном получении оного рапортовать»)42. Ящик с артефактом сопровож тил, что он по требованию Вашей Светлости о присылке сюда сих вещей писал уже дал пространный рапорт князя Херхеулидзева, в котором сообщалось: «Что же касается г-ну Новороссийскому и Бессарабскому генерал-губернатору. до найденных в одно время с мечом железного шлема и бронзового медальона, или Но до сих пор сии драгоценные и редкие самые вещи между древними памятниками брони, то эти древние вещи столь ветхи, что решительно никаким способом не могут искусства сюда еще не присланы!»36. быть доставлены в С.-Петербург при самой тщательной укладке, тем более что… шлем 5 июля 1836 г. министр внутренних дел информировал Волконского: «В следствие с трудом можно переносить с места на место. Почему, дабы сии древности при пере отношения Вашей Светлости от 11 минувшего мая (№ 1656) о скорейшем доставлении сылке совершенно не истребились для науки, оставлены мною в здешнем музеуме для к Вам найденных близ Керчи древних вещей: шлема, меча, щита и медного медальона, хранения»43. То же указано и в справке, составленной для министра двора: «Что же до я в то же время входил в сношение с Новороссийским и Бессарабским генерал-губер- древнего греческого вооружения… то о присылке их сюда неоднократно было писано натором, который ныне уведомил меня, что керчь-еникальский градоначальник довел к министру внутренних дел, и вследствие того керчь-еникальский градоначальник при до сведения его: 1-е, что из числа означенных вещей меч отправлен в С.-Петербург слал один только меч;

шлем же и медальон не могли быть отправлены по совершенной в числе других древностей 18 мая 1835 г., 2) что шлем и медальон оставлены были их ветхости;

а щит, как видно из прежнего отношения министра внутренних дел, истлел в Керчи по причине их тленности, особенно щита, который от влияния воздуха и рассыпался на мелкие части»44.

дотлел и рассыпался в мелкие части, 3) что несмотря на то по получении предложе- В резолюции на рапорте Херхеулидзева Волконский распорядился: «Сообщить ния г. генерал-губернатора, г. градоначальник хотел послать вещи сии с чиновником Оленину и вместе с тем просить градоначальника, нельзя ли снять рисунков подробных Патковским, предполагавшим отправиться в С.-Петербург на рессорном экипаже, но как с шлема, так и с медальона в настоящей их величине и прислать ко мне»45. Указание как по изменившимся обстоятельствам он поехал на перекладной, то г. градоначаль- Херхеулидзеву «снять, буде можно, подробные рисунки в настоящую их величину» ник, отослав с ним к Вашей Светлости некоторые золотые вещи, хорошо сбережен- датировано 20 октября. В тот же день министр двора сообщает Оленину о доставке ные и отысканные в 1835 г. чиновником Корейшею, донес Вам, милостивый государь, меча в Эрмитаж, добавив по поводу остальных находок, что «вещи сии, как уведомили о невозможности доставить в С.-Петербург шлема, щита и медальона, ибо при пере- меня министр внутренних дел и керчь-еникальский градоначальник, никоим образом сылке они бы уничтожились в пути и совершенно потерялись для науки»37. Однако не могут быть сюда доставлены, первые две по совершенной их ветхости, а последняя министр двора не был удовлетворен предоставленными объяснениями. 14 июля он по причине разрушения оной на мелкие части»47.


опять пишет министру внутренних дел: «Отношениями моими 31 генваря и 11 мая Тем не менее Оленин не оставляет попыток добиться доставки керченского шле я просил Ваше Превосходительство о приказании доставить из Керчи в С.-Петербург ма. В отношении к Волконскому по поводу новых археологических находок (уже за меч, шлем, щит и медальон, найденные директором Керченского музеума Ашиком 1836 г.!) он между прочим возвращается к больному вопросу: «При сем осмеливаюсь в конце 1834 г. и поименованные в рапорте его к керчь-еникальскому градоначаль- изъявить крайнее мое сожаление о неприсылке доселе остатков древнего греческого нику от 12 декабря того же года. … В рапорте именно сказано, что означенные вооружения – из меди кованного – о доставлении коего сюда я имел честь представлять 36 Д. П. АЛЕКСИНСКИЙ АНТИЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЕМ ИЗ ПОГРЕБЕНИЯ ВОИНА У КАРАНТИННОГО ШОССЕ Ил. 3. А. Рокштуль. Лист из альбома “Muse de Tsarsko-Slo ou collection d’armes Ил. 2. А. Яворский. Рисунок шлема de sa majest l’empereur de toutes les russies”. Бумага, акварель. НБ ГЭ Бумага, тушь, кисть, перо. 1836. АГЭ 38 Д. П. АЛЕКСИНСКИЙ АНТИЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЕМ ИЗ ПОГРЕБЕНИЯ ВОИНА У КАРАНТИННОГО ШОССЕ Вашей Светлости»48. В феврале 1837 г. Волконский получил из Керчи рисунки шле- что шлем назван бронзовым, его описание («весь покрытый ржавчиною, с двумя науш ма и медальона, исполненные под надзором Ашика49. Оба рисунка были отправлены никами, с украшениями в превосходном вкусе») и указание места находки не оставляют Оленину50, который по получении ответил министру двора пространным письмом: повода для сомнений. Что касается ошибочного определения материала, то в том же «Наконец, настояния Вашей Светлости имели счастливый успех. Вчера я имел честь каталоге под № 75 фигурирует «древняя шпага из коринфской бронзы, замечатель получить с предписанием Вашим от 4 февраля № 435 рисунки найденного бронзового ная твердостию металла»68. Более чем вероятно, что здесь подразумевается махайра из [sic!] древнего шлема в гробнице близ Керчи и медальона»51. Хотя Оленин далее выра- того же погребения, о доставке которой в Царскосельский Арсенал упоминалось выше.

жает сомнение, «чтобы форма первого из них и очерки фигур на медальоне были верно Однако ни точного времени поступления шлема в Арсенал, ни времени его перемеще нарисованы…»52, он, судя по тону письма, был вполне удовлетворен. Оба рисунка ныне ния в Новый Эрмитаж установить пока не удалось. Вероятно, он находился в собрании хранятся в Рукописном архиве ИИМК53. Арсенала до 1852 г. (то есть до открытия публичного музея в залах Нового Эрмитажа).

Трудно сказать, имела бы продолжение увлекательная переписка по поводу до- В позднейших описаниях коллекции Царскосельского Арсенала этот памятник опре ставки в Петербург из Керчи самого шлема и не постигла бы последний судьба щита, деленно не значится69. В любом случае шлем оказался в Эрмитаже не позднее 1861 г., но 25 сентября 1837 г. Керчь посетил Николай I. Князь Херхеулидзев в рапорте ми- когда он упоминается у Жиля в числе «босфорских» памятников, хранящихся в зале Х нистру двора от 30 сентября доносит: «…удостоив… обозрением и здешний музеум (нынешний зал № 121)70. Стоит отметить, что наряду с рассматриваемым памятником древностей, рассматривая хранящиеся в нем памятники Босфорского царства, Его в Арсенале некоторое время хранился еще один шлем, найденный Ашиком в феврале Императорское Величество Высочайше повелеть изволил: бережно отправить теперь 1839 г. при раскопках кургана на земле мирзы Кекуватского71.

же к Вашей Светлости полуистлевший от ржавчины шлем, украшенный спереди голо- Первые издания керченского железного шлема относятся к «царскосельскому» пери вкою Минервы из серебра… в рессорном экипаже. О сей монаршей воле доводя до све- оду его истории. Самой ранней публикацией этого замечательного памятника обычно дения Вашей Светлости, честь имею препроводить при сем с титулярным советником считают работу Г. И. Спасского72. Однако еще ранее о шлеме высказался А. Н. Оленин, Ашиком все вышеупомянутые вещи, осторожно уложенные в прочный ящик»54. им же впервые была предложена аналогия керченскому памятнику. В цитированном После почти трехлетней волокиты шлем наконец был одним мановением импера- выше письме князю Волконскому по поводу доставки натурных рисунков шлема и «ме тора отправлен в Санкт-Петербург в числе других находок, упакованных в трех ящи- дальона»73 он пишет: «Форма шлема напоминает мне подобное тому древнее оружие, ках (ящик со шлемом значится за № 1)55. Однако все было бы слишком просто. Уже найденное в Греции, на острове Мило, морским французским офицером г-ом де Мон 3 октября Ашик пишет Волконскому: «Доехав с большими трудностями, по недостат- тане во время его путешествия с графом Форбенем в 1817 и 1818 годах». Для иллюстра ку лошадей и дурной дороге, до станции Бурундук56, я настигнут был некоторыми бо- ции (или, как поясняет сам Оленин, «для любопытства») письмо сопровождалось срав лезненными припадками, с давнего времени меня обременяющими, которые лишили нительным изображением шлемов из Керчи и с о. Мелос74. Первый рисунок калькирует меня счастия представиться Вашей Светлости и испросить, может быть, одобрения за натурный оригинал А. Яворского, в точности которого Оленин не напрасно сомневал пятилетние труды мои по керченскому музеуму»57. Ящики с вещами Ашик передал ко- ся, второй же дает скрупулезный чертеж75. Сравнение этих двух изображений скорее мандиру Таврической полубригады пограничной стражи Михайлову, о чем последний демонстрирует разницу в подходах к археологическому рисованию, нежели сходство рапортом уведомил Херхеулидзева58, а тот, в свою очередь, Волконского59. между артефактами76. Тем не менее Оленин, основываясь на неточном рисунке и не Судя по имеющимся данным, керченский шлем был доставлен в Санкт-Петербург видя еще самого памятника, действительно привел самую близкую аналогию из воз около того времени, когда Кёлера по болезни отчислили от заведования 1-м Отделением можных в то время.

Императорского Эрмитажа, а его место в этом качестве занял Карл Иванович Седжер60. Показательно, что Оленин неоднократно допускает неточность, называя шлем брон В «Описи древностям и художественным произведениям, принадлежащим к 1-му От- зовым. Можно было бы отнести данное заблуждение на счет ошибочной подписи к ри делению Императорского Эрмитажа», составленной в декабре 1837 – январе 1838 г. сунку, сделанному со шлема в Керчи77, однако Оленин называет шлем бронзовым и до и подписанной Седжером61, железный шлем с серебряной накладкой значится в тетра- получения рисунков78, хотя уже в официальной переписке материал – железо – указан ди F (Catalogue des antiquits, trouves pour la plupart dans les environs de Phanagoria et la совершенно определенно. Кроме того, в известном ему рапорте Ашика «весьма заржав Kertsch) под № 35262. Затем памятник поступил в собрание Царскосельского Арсенала ленные» меч и шлем выделены особо. Несомненно, здесь следует видеть не случайную (волею судеб учрежденного в тот же год, когда Ашик нашел шлем63). К сожалению, описку: Оленин, судя по всему, вполне сознательно отказывался доверять корректности факт пребывания шлема в составе собрания Арсенала документально пока подтвердить рапорта в отношении материала шлема. В его время еще не было известно ни одного невозможно, однако об этом недвусмысленно свидетельствует указание Ф. Жиля64 и то подлинного эллинистического шлема из железа. Более того, первый, после керченско обстоятельство, что данный памятник попал в число литографированных изображе- го, железный артефакт – фрагментированный конос II в. до н. э. – был обнаружен толь ний из названной коллекции65. Судя по всему, акварельный рисунок А. П. Рокштуля, по- ко в 1916 г. Ф. Боннелем при раскопках в Эс-Сумаа (близ с. Круб, Алжир)79. Сорок лет служивший исходным образцом для литографии из упомянутого альбома, был испол- спустя, при исследовании мавзолея в Неаполе Скифском П. Н. Шульцем был открыт нен еще при жизни Седжера66. Керченский шлем включен и в составленный Седжером еще один железный шлем, разрушившийся при расчистке80. В 1969 г. железный тиа каталог: он значится под № 405 в разделе «Доспехи, шишаки и т. п.»67. Несмотря на то ровидный шлем местной работы в комплекте с бронзовыми греческими нащечниками 40 Д. П. АЛЕКСИНСКИЙ АНТИЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЕМ ИЗ ПОГРЕБЕНИЯ ВОИНА У КАРАНТИННОГО ШОССЕ был найден при раскопках фракийского погребения первой половины III в. до н. э.

близ с. Плетена (окр. Благоевград, Болгария)81. В 1977 г. М. Андроникос раскопал желез ный шлем в Большом кургане в Вергине82, а осенью 1980 г. в могиле начала III в. до н. э.

у д. Продроми (Эпир) нашли сразу два железных артефакта83. Теперь известно еще не сколько железных шлемов эллинистического периода84, по меньшей мере три из кото рых происходят с территории древней Фракии85. Тем не менее очевидно, что находки эллинистических предметов вооружения из железа крайне редки. Примечателен и тот факт, что почти треть упомянутых выше памятников происходит из царских захороне ний. В связи с этим следует подчеркнуть, что керченский шлем стал первым артефактом такого рода, попавшим в поле зрения исследователей.

Шлем из погребения у Карантинного шоссе неоднократно публиковался, упоминал ся и воспроизводился в различных изданиях86. Как ни странно, фотографии этого па мятника до сих пор не приводились ни в одной публикации87. Все публикаторы доволь ствовались репродуцированием графических изображений, первым из которых следует назвать упомянутый выше акварельный рисунок Рокштуля88, специально подготовлен ный для издания, безукоризненный по технике исполнения и наиболее точно воспро изводящий памятник в мельчайших деталях. Литографированная версия, к сожалению, Ил. 4. Шлем из погребения не вполне соответствует оригиналу89. Значительно точнее исполненный для ДБК на- у Карантинного шоссе Ил. 5. Шлем из погребения Гравюра И. В. Чесского и Д. В. Андрузского у Карантинного шоссе турный рисунок Р. Пикарда, гравированный И. В. Чесским и Д. В. Андрузским. Он был по рисунку Р. Пикарда Фото 1934 г.

использован позднее как образец для прорисовки в статье Б. З. Рабиновича. Однако чаще других воспроизводилась цинкография из “Antike Helme” Ф. фон Липперхайде90, что и неудивительно. К этому первому и в своем роде единственному компендиуму ан тичных шлемов нередко обращаются по сей день. В некоторых случаях он незаменим, например, когда речь идет о неопубликованных памятниках91. Рисунок керченского шлема, сделанный для этого издания по фотографии К. Рикельтом, не только верно передает облик памятника, но сам по себе является блестящим образцом археологиче ской графики92.

Шлем имеет эллиптическую в основании тулью высотой около 220 мм полусфери ческой, уплощенной с боков формы. Внутренний диаметр основания – приблизительно 235 175 мм, максимальные длина и ширина (с козырьком) – 300 220 мм. Шлем вы кован из железа и украшен серебряными рельефными накладками, сохранившими сле ды позолоты. Тулья шлема состоит из двух половин, соединенных по гребню, стык на налобнике маскирует серебряная накладка. Железо сильно корродировано, затылочная часть тульи шлема и назатыльник выломаны и сохранились в обломках. Особенно силь но пострадала левая сторона затылочной части купола. Впрочем, отсутствующий наза тыльник шлема можно довольно уверенно реконструировать. Массивный полый гребень обломан сзади примерно на четверть длины и поврежден спереди. Внутри сохранились остатки древесины лиственной породы (клен)93. Деревянная вставка в гребне – техноло гическая деталь, выполнявшая, по-видимому, функцию распорки при сведении обеих половин тульи94. Длина сохранившейся части гребня (по изгибу) – 295 мм, наименьшая высота в месте облома – 16 мм, высота в средней части – 33 мм, наибольшая – не ме нее 40 мм. Среди обломков шлема выделяется довольно крупный фрагмент затылочной части тульи с уступом, переходящим в назатыльник, на уровне которого сохранилась часть гребня. На основании этого фрагмента можно заключить, что сзади гребень плав- Ил. 6. Шлем из погребения у Карантинного шоссе но сходил на нет на границе тульи, отмеченной невысоким валиком 5–6 мм шириной. Цинкография по рисунку К. Рикельта (по Б. Шрёдеру) 42 Д. П. АЛЕКСИНСКИЙ АНТИЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЕМ ИЗ ПОГРЕБЕНИЯ ВОИНА У КАРАНТИННОГО ШОССЕ Гребень образован двумя боковыми плоскостями и спинкой, край которой завернут на 2,5–3 мм на внешние стенки боковых граней;

ширина спинки возрастает от 10 до 14 мм.

Толщина стенок купола и гребня из-за сильной коррозии может быть определена только приблизительно;

в среднем толщина металла – около 1,2–1,5 мм, но не превышает 2 мм, то есть соответствует средним стандартам синхронных шлемов95. Нащечники со хранились отдельно от шлема: оба – с сильно обломанными краями, петли утрачены.

Максимальная высота сохранившейся части левого нащечника – 132 мм. Конфигурация нащечников предположительно восстанавливается с привлечением аналогий.

Налобник и частично утраченный назатыльник представляют собой самостоятель ные элементы, соединенные с тульей посредством железных заклепок, не различимых визуально из-за сильной коррозии поверхности. Налобник с вынесенным козырьком состоит из двух или трех деталей. Он снабжен по верхнему краю профилированным уступом, образующим по медиальной оси шлема мысовидный выступ, и расходящимися по обе стороны, огибая тулью, профилированными валиками. Оба валика оканчиваются по сторонам тульи волютами. Ширина верхней площадки уступа в центральной части – около 40 мм. Максимальная ширина козырька (по нижней плоскости, от края до стенки тульи) – 55 мм. Край тульи по лицевому вырезу выступает под козырьком на 10 мм.

Металлографический анализ96 позволил установить, что серебро рельефных накла док необычно высокой пробы (существенно выше 90 %), но с хорошими естественны ми примесями: свинец (галеновые руды) и бром (в результате реакции с почвенными водами). Левый нащечник дает около 92 % серебра, что является нормальным показа телем. Следы серебра на гребне очень сильные;

вероятно, что гребень был посеребрен.

Слева на тулье прослеживаются следы меди неясного происхождения, образовавшиеся, возможно, в результате контакта с каким-то бронзовым предметом в период нахожде Ил. 7. Шлем из погребения у Карантинного шоссе. ГЭ ния шлема в земле. При изотопном анализе серебряных накладок не выявлена ртуть, что свидетельствует о применении при золочении трудоемкой техники плакировки.

В нескольких местах под микроскопом отчетливо различимы закраины тонкой золо той фольги97. Так как амальгамирование (ртутное золочение) характерно для поздней шего времени, отсутствие следов ртути подтверждает раннюю датировку. Крепление серебряных накладок на основе – механическое, посредством железных и бронзовых заклепок-гвоздиков. Хорошо заметны царапины – вероятно, следы чистки (при рестав рации?). Под рельефом была какая-то подкладка (основа), судя по отсутствию видимых следов, – органическая;

при ее выкрашивании образовались пустоты. На внутренней поверхности тульи сохранились фрагменты кожи, причем под верхним, очевидно дуб лирующим, слоем отчетливо читаются следы более раннего кожаного покрытия. Из-за сильной минерализации трудно заключить определенно, являются ли эти фрагменты остатками античной кожаной подкладки (подшлемника), или это исключительно дуб лировка при реставрациях XIX или 30-х гг. XX в. С терминологией, принятой в литературе для подобных шлемов, нет ясности. В не которых отечественных работах используется термин «аттико-фракийский тип»99, од нако он не получил широкого признания. Приоритетом аттической иконографии обусловлено определение подобных шлемов как шлемов аттического типа с козырь ком (Typ mit Stirnschild). Однако наряду с этим термином нередко употребляется дру Ил. 8. Шлем из погребения Ил. 9. Шлем из погребения гое определение – «шлем фракийского типа»100, обязанное своим возникновением у Карантинного шоссе у Карантинного шоссе Б. Шрёдеру101. П. Динцис в 80-х гг. прошлого века обозначил подобные шлемы как Вид сбоку Вид изнутри 44 Д. П. АЛЕКСИНСКИЙ АНТИЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ШЛЕМ ИЗ ПОГРЕБЕНИЯ ВОИНА У КАРАНТИННОГО ШОССЕ «псевдоаттические»102. Неустойчивость терминологии создает известные сложности мой группе. Особого внимания заслуживает в дефинициях, поэтому оговорюсь, что все упомянутые термины сугубо условны. Здесь лишенный серебряного покрытия шлем, по под «аттическим» типом мы понимаем в первую очередь шлем с налобником-козырь- геометрии почти идентичный керченскому.

ком и медиальным гребнем103. Появление этого типа датируют серединой IV в. до н. э., Важным признаком, позволяющим говорить тем не менее исходная форма сложилась значительно раньше. В аттической вазопи- о полном типологическом сходстве, являет си классического периода широко представлены изображения шлемов своеобразной ся конфигурация назатыльника и отсутствие формы, получившей распространение, по-видимому, начиная с 470–460-х гг. до н. э. вырезов для ушей.

или немного ранее104. Они характеризуются подвижными нащечниками, крепившими- Сходные с керченским бронзовые шле ся посредством шарнира, и отсутствием наносника, вместо которого для защиты лица мы датируются в довольно широком диапа воина служил сильно вынесенный вперед налобник-козырек. Обычно параллельно его зоне от рубежа IV–III до II в. до н. э. вклю верхнему краю проходит профилированный валик, завершающийся на обеих боко- чительно. Среди них особенно интересны вых сторонах тульи волютами, в центре которых иногда помещены маскароны. Другой два шлема, найденные на о. Мелос, – бер характерной особенностью является невысокий, но массивный медиальный гребень, линский115 и упоминавшийся выше лувр выкованный, как правило, зацело с тульей. Шлемы этого типа претерпевают опреде- ский116. Они близки керченскому шлему ленную эволюцию, и к началу эллинистического периода именно этот тип становит- по геометрии, более того, сходно деко ся одним из господствующих. Он весьма вариативен, зачастую соединяя в себе ряд рированы. Б. З. Рабинович даже высказал особенностей, характерных для других типов. К сожалению, судить о развитии форм предположение о возможной принадлеж греческих шлемов на протяжении V–IV вв. до н. э. приходится главным образом по ико- ности всей группы к продукции мастер нографическим источникам. Находки подлинных предметов защитного вооружения, ских, функционировавших на Мелосе117.

Ил. 10. Шлем из Продроми относящихся к этому времени, довольно немногочисленны105. Редкий артефакт из кол- Г. Ваурик связывал их с македонским ору (по А. Хоремису) лекции Британского музея (V в. до н. э.)106 демонстрирует, похоже, исходный образец, жейным производством118, но, несмотря на Первая половина III в. до н. э.

давший впоследствии две линии развития107. На некоторых изображениях полусфери- это, за группой подобных шлемов закрепи Археологический музей, Корфу ческая тулья довольно высока, иногда она переходит в гребень плавно, без выражен- лось определение – «тип Мелос»119. Инте ной границы108, представляя, по сути, форму, смежную с так называемым фригийским реснейший памятник, примыкающий к этой группе, но, к сожалению, никак не доку (иначе – фракийским) или «тиаровидным»109 шлемом. Другой вариант – шлем с по- ментированный, был выставлен на аукционе “Herman Historica” в 2002 г.120;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.