авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА НОВОЙ, НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАФЕДРА МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ Индукаева Н.С. ...»

-- [ Страница 2 ] --

После того, как Турция подписала с интервентами перемирие 1 ноября 1922 гг., а правительство Кемаля провозгласило Турцию республикой, началась подготовка к мирной конференции, которая должна была выработать мирный договор с Турцией, вместо подписанного в 1920 г. Севрского договора. Конференция в швейцарском городе Лозанна проходила с ноября 1922 по июль 1923 гг. в два этапа. На первом этапе (ноябрь 1922 - февраль 1923 гг.) в конференции участвовала советская делегация, которая была непосредственно заинтересована в вопросах о черноморских проливах, ликвидации в Турции “режима капитуляций”. На втором этапе (май-июль 1923 г.) советская делегация не принимала участия, так как перед самым открытием конференции 10 мая 1923 г. в Лозанне был убит член советской делегации В.В. Воровский.

Оставшись без поддержки советской делегации, турецкая делегация сделала важные уступки союзникам. В частности, было принято решение о передаче Великобритании богатой нефтью области Мосул. В начале конференции ее участники приняли решение о восстановлении режима капитуляций, но из-за сильных возражений турецкой делегации на втором этапе конференции были вынуждены отказаться от этого.

Зато страны Запада смогли навязать турецкой делегации решение о признании части Оттоманского долга. Что касается черноморских проливов, то относительно их 24 июля 1923 г. была подписана специальная конвенция: они передавались под контроль международной комиссии причерноморских стран, во главе которой стояла не имевшая никакого отношения к Черному морю Англия. Согласно этой конвенции, Турция должна была демилитаризовать зону проливов, то есть лишить их всех береговых укреплений и через них в любое время могли проходить морские и воздушные суда всех стран, но с ограниченным тоннажем. Советский Союз не признавал эту конвенцию, и до 1936 г., пока она не была пересмотрена, настаивал на ее изменении.

Большое влияние на международные отношения оказало образование в конце декабря 1922 г. Советского Союза. Двумя месяцами раньше японские интервенты были изгнаны с Советского Дальнего Востока. Это способствовало укреплению позиций советского правительства, росту его влияния и авторитета.

3.2. Репарационный вопрос в 1922 - 1923 гг.

В конце 1922 г. возник серьезный репарационный кризис, связанный с тем, что переживавшая невиданную инфляцию Германия не могла и не хотела выплачивать репарации. Правительство И. Вирта, провозгласив “политику выполнения” платежей, фактически не приступало к погашению репараций, ссылаясь на нехватку средств.

Инфляция служила источником обогащения крупнейших монополий и средством ограбления народных масс. Ухудшение положения народа правительственные круги Германии использовали для разжигания реваншистских настроений и саботажа выполнения Версальского договора. В июне 1922 г. был убит подписавший договор в Рапалло министр иностранных дел Германии В. Ратенау. В Германии назревало революционное движение, с одной стороны, и усиливались крайне реваншистские круги, с другой.

Осенью 1922 г. возникла так называемая проблема “продуктивных залогов”, инициированная французским правительством Пуанкаре. Суть ее состояла в том, что французское правительство предложило получателям репараций взять под свой контроль шахты Рура, леса Рейнской области и за счет этого обеспечить получение германских поставок для восстановления разрушенных районов. Англия и Соединенные Штаты пытались удержать Пуанкаре от захвата Рура, но он был тверд в своем решении.

Устранившись от европейских дел и провозгласив политику “изоляции”, США главную надежду в решении германского вопроса возлагали на свои финансовые монополии. В этом их поддерживала Великобритания, все еще остававшаяся центром финансового мира. Несмотря на борьбу между финансовыми кругами США и Великобритании в различных районах земного шара, они выступали единым фронтом в вопросе о германских репарациях, считая необходимым их сокращение, отсрочку уплаты и передачу репарационной проблемы в руки международных финансовых экспертов. В сентябре 1922 г., видя обострение франко-германских отношений, государственный секретарь США Юз предложил передать все разрешение репарационной проблемы в руки независимых финансовых экспертов.

Но удержать Францию от захвата Рура уже было поздно, тем более, что пришедшее в Германии к власти правительство В. Куно отвергло “политику выполнения “ Версальского договора и провозгласило проведение “политики катастроф”, то есть, открытого саботажа репарационных обязательств. Видя неизбежность франко германского конфликта, Юз сделал еще одну попытку упредить события. 29 декабря г. выступая в Нью-Хейвене (Йельский университет) на заседании Американской исторической ассоциации Юз поведал, что глас божий подсказал ему идею обратить внимание на положение в Европе. Ключ к разрешению проблемы, говорил он, заключается в репарационном вопросе, это зависит от положения Германии. Выходом из создавшейся ситуации было создание международного комитета финансовых экспертов и передача ему всех вопросов, связанных с репарациями.

В Англии поддержали этот план, но остановить вторжение Франции в Рур не смогли. Состоявшаяся 2 - 4 января 1923 г. конференция в Париже не решила вопрос о моратории на репарационные платежи, на чем настаивали США, Англия и другие страны, и 11 января 5 французских и 2 бельгийские дивизии вошли в Рурскую область, захватив основные центры Рура: Эссен, Бохум и Дортмунд.

Понимая свое бессилие перед войсками победителей, правительство Куно января 1923 г. объявило в качестве противодействия оккупации политику “пассивного сопротивления”, то есть, саботажа всех распоряжений, платежей и поставок угля, леса и других видов продукции в счет репараций.

Вторжение французских и бельгийских войск в Рур показало, как хрупок и непрочен с трудом достигнутый мир. Акция Франции была осуждена всеми, кто искренне хотел мира. Советский Союз протестовал по поводу этого захвата. Была опубликована нота ВЦИК посольству Германии в Москве, резко осуждавшая оккупацию Рура и выражавшая сочувствие германскому народу. Советские профсоюзы начали сбор средств в пользу германского народа и выделили 100 тыс. рублей золотом в помощь рурским горнякам. Рурская авантюра получила негативную оценку и в других странах. Даже в самой Франции многие не разделяли взглядов Пуанкаре. Вскоре обнаружилось, что продуктивные залоги, которые надеялась собрать Франция, не могут покрыть расходы на оккупацию. Во Франции началось падение франка и резко возросла инфляция.

США и Англия в рурском конфликте поддерживали Германию, опасаясь, что чрезмерное укрепление Франции внесет дисбаланс в систему международных отношений в Европе. 31 января 1923 г. глава английского правительства Бонар-Лоу подписал в Вашингтоне соглашение об условиях погашения английского долга. Соглашение было подписано на 62 года, долг сокращался почти на 30 %, но вместе с процентами, Англия должна была уплатить Соединенным Штатам около 11 млрд. дол.

Уже первые месяцы после вступления Франции в Рур показали, что достичь поставленной цели ей не удалось. Заставить Германию вносить репарационные платежи и продуктовые залоги она не смогла. В начале мая 1923 г. германское правительство предложило существенно ограничить репарации, сократив их со 132 млрд. марок до млрд. марок, подписать соглашение о гарантиях Германии от нападения с Запада эвакуировать французские войска из Рура. Позднее к этим добавились предложения Германии созвать международную конференцию и установить размер репараций, исходя из платежеспособности Германии. Английское правительство поддержало эту программу.

Франция резко протестовала, добиваясь неуклонного выполнения Версальского договора Осенью 1923 г. положение Германии осложнилось тем, что кампания “пассивного сопротивления” переросла в революционный кризис. Рабочее движение охватило почти все районы Германии (Саксонию, Тюрингию, порт Гамбург). В августе 1923 г.

правительство Куно ушло в отставку. В этот период хаос охватил всю Германию.

Наблюдалась огромная поляризация сил, так как активно действовали правые реакционные силы. 8 ноября 1923 г. в Мюнхене произошел фашистский путч. Хотя он был ликвидирован, а его главарь Гитлер попал в тюрьму, он показал, что в Германии поднимают голову крайне реакционные элементы, и Версальский договор находится под угрозой.

В этих условиях Франции не оставалось ничего иного, как принять план США и Великобритании. Известную роль при этом сыграло то, что Франция после войны была крупнейшим, после Англии, должником США и ей предстояло урегулировать условия погашения этого долга. Кроме того, неудачная Рурская авантюра привела к тому, что финансовая система Франции оказалась разбалансированной, и на нее обрушилась угроза краха франка.

Исходя из этого, 26 октября 1923 г. Франция объявила о своем согласии с планом Юза о создании комитета международных финансовых экспертов при условии, что конечное слово останется за Репарационной комиссией, а сумма репараций не будет сокращена. Решающую роль при этом сыграло то, что осенью 1923 г. произошло невиданное падение франка, и Франция была вынуждена обратиться к американскому банковскому дому Морганов за краткосрочным займом в 100 млн. дол.

В середине января 1924 г. были созданы и приступили к работе два комитета международных финансовых экспертов. Во главе первого был поставлен Ч. Дауэс, представитель банка Моргана. В него вошли от США Т. Ламонт, Г. Гувер, А. Гарриман, президент Рейхсбанка Я.Шахт, английский банкиры и представители банков других стран.

Этот комитет должен был изучить репарационную проблему и рекомендовать пути ее решения. Второй комитет, возглавлявшийся крупнейшим английским банкиром Маккенной, должен был подсчитать, сколько американских капиталов сбежало за границу и предусмотреть меры по их возвращению.

9 апреля 1924 г. комитеты представили свои доклады Репарационной комиссии.

Доклад первого комитета был назван “планом Дауэса”. Он предусматривал проведение мероприятий, которые должны были привести к восстановлению Германии, после чего американский капитал мог бы безопасно внедряться в ее экономику. В числе этих мероприятий была стабилизация германской валюты, определение источников покрытия репараций, разрешение проблемы трансферта, мораторий на репарационные платежи, прекращение оккупации Германии и т.д. План Дауэса также предусматривал, что для запуска в действие всего механизма восстановления экономики Германии ей нужно предоставить международный заем не менее, чем в 800 млн. марок, которые могли дать США. Источниками уплаты репараций должны были стать доходы госбюджета, которые формировались бы за счет косвенных налогов на предметы народного потребления (сахар, табачные изделия, пиво, водку, ткани, обувь) и прибылей от железных дорог и промышленных компаний. Они должны были выпустить акции и, получая по ним доход, обеспечить уплату репараций примерно по 960 млн. рейхсмарок в год.

Вся работа по сбору репараций должна была находиться в руках генерального агента по репарациям, который, таким образом, полностью заменил бы Репарационную комиссию. Так же как и Версальский мирный договор, “план Дауэса” не фиксировал общую сумму репараций и срок их погашения. Он предусматривал только, что ежегодные платежи (аннуитеты) должны были в 1924 - 1925 гг. составить 1 млрд. марок и, постепенно возрастая, составить в 1928 - 1929 гг. 2,5 млрд. марок. “План Дауэса” был принят на пять лет и в дальнейшем его должен был заменить более продолжительный план.

3.3. Лондонская репарационная конференция “План Дауэса”, был принят на проходившей в Лондоне с 16 июля по 16 августа 1924 г. международной конференции, на которой присутствовали страны-получатели репараций, Германия и США, представленные неофициальными наблюдателями, но в период ее работы в Лондон приехали Д.П. Морган, Т. Ламонт, министр финансов США Э.

Меллон, представители крупнейших банковских домов, которые приступили к финансированию Европы сразу же после окончания войны. В Европу прибыл государственный секретарь США Ч. Юз, который появился под предлогом получения почетного звания профессора права одного из университетов. Его сопровождала целая группа международных юристов и специалистов по вопросам финансов. Перед прибытием в Лондон он посетил многие страны Европы, и в том числе Францию, где после неудачного вторжения в Рур, организовавшее его правительство Пуанкаре ушло в отставку, и к власти пришло правительство “левого блока” во главе с Э. Эррио.

Пребывание в Европе столь мощной “группы давления” не могло не оказать влияния на участников конференции.

Американские финансисты, находясь за кулисами конференции, оказывали прямое давление на ее решения. Морган, например, потребовал, чтобы впредь Репарационная комиссия была лишена права решения вопроса о санкциях против Германии в случае ее уклонения от уплаты репараций, а французские и бельгийские войска выведены из Рура, он также предлагал обсудить вопрос о досрочной эвакуации Рейнской области и “дать удовлетворительную интерпретацию Версальского мирного договора”.

На конференции развернулась борьба почти по всем вопросам. Особенно острый характер она носила по проблеме “умышленного уклонения” Германии от уплаты репараций. Неофициальные наблюдатели от США и поддерживавшие их английские представители настояли на том, чтобы право определять санкции было передано из рук Репарационной комиссии генеральному агенту по репарациям, которым был назначен американский дипломат и финансист П. Джильберт. Так как Франция проявляла неуступчивость в этом вопросе, Юз и Меллон напомнили, что взятый ею в США заем в 100 млн. дол. в марте 1924 г., нужно будет погашать с сентября того же года, и Франция отступила. Таким же образом в результате силового давления Франция пошла на уступки в вопросе об эвакуации Рура (до 1 января 1925 г.) и по другим вопросам. 16 августа г. состоялось заключительное заседание конференции. Несмотря на яростное сопротивление, которое встретили Эррио в Национальном собрании Франции и канцлер В. Маркс в германском Рейхстаге, обе страны осознавали, что у них нет альтернативы “плану Дауэса”. Восстановление германской экономики за счет международного займа могло послужить началом уплаты репараций. “План Дауэса” спасал Германию от всеобщего хаоса, способствовал ее военно-промышленному возрождению.

В советской литературе бытует мнение, что “план Дауэса” был направлен на закабаление российского рынка германскими товарами и превращение ее в аграрно сырьевой придаток Германии. Но при этом не следует забывать, что СССР, начиная индустриализацию, был заинтересован в получении из Германии, Англии и всех стран целого ряда товаров, в первую очередь станков, оборудования и мог расплачиваться за них продукцией своего сельского хозяйства и сырьем. Кроме того, при том жестком режиме, который установила Коммунистическая партия в первые годы советской власти, при наличии монополии внешней торговли речь о закабалении русского рынка вообще не шла.

“План Дауэса” по времени совпал с началом стабилизации капитализма в Европе и эрой “процветания” в США. Он на время снял остроту противоречий между Францией и Англией, США и Германий, которые не смогли устранить разногласия по столь важному вопросу как сохранение мира и безопасности в Европе. “План Дауэса” означал крах попыток французской дипломатии навязать силовое решение репарационного вопроса. Он также показал, что, несмотря на все заявления американских правительственных кругов об изоляции от европейских проблем, США не могли не принимать участие в решении проблем, от которых зависело установление гегемонии доллара в Европе.

Глава 4. Борьба за мир и безопасность 1925 - 1929 гг.

4.1. Восстановление Германии по ”плану Дауэса” После принятия “плана Дауэса” на короткое время международные противоречия были урегулированы. Германия, получив международный заем, начала выплачивать репарации, должники США продолжали вести переговоры об условиях уплаты своих долгов. В Соединенных Штатах 10 октября 1924 г. в течение 12 минут была проведена подписка на германский заем, которая дала сумму, гораздо большую, чем предусмотренные по плану 800 млн. марок. Вообще, после принятия ”плана Дауэса“, считая его достаточно гарантией ввоза капиталов в Германию, США начали инвестировать свои капиталы, и только за период 1924 - 1926 гг. направили в Германию 24 - 26 млрд. марок (около 5 млрд. дол.). По подсчетам германского автора В. Линка, только за 5 лет (1924 - 1929 гг.) Германия получила из США 135 краткосрочных займов на сумму 15 млрд. дол. В Германию направлялось 18 % всех экспортных капиталов США.

Одним из важных направлений финансовой деятельности американских монополий было финансирование частных германских компаний, особенно тех, с которыми американские монополии успешно сотрудничали до войны.

После Лондонской конференции американские монополии стали более активно вкладывать доллары в германскую экономику и восстанавливать связи с монополиями Германии. По данным американского автора И. Тененбаума, Германия уплатила странам получателям репараций на 36 млрд. марок, а получила иностранных, главным образом американских, займов на 33 млрд. марок. Следовательно, германские репарации были почти полностью оплачены американскими монополиями, возвратившими вложенные в Германию средства за счет получения военных долгов своих союзников, внутренние ресурсы Германии целиком использовались ею на возрождение и развитие ее военно промышленной мощи. Тененбаум подчеркивает: “Версальский договор, на который постоянно жаловался Гитлер, ни в коей мере не нанес финансового ущерба Германии.

После того, как Германия проиграла войну, иностранные, и, главным образом американские, инвесторы оплатили ее военные репарации. Эти зарубежные спекулянты позднее потеряли свои вложения, но именно они предоставили средства для гигантской программы вооружений третьего рейха”.

Как уже отмечалось, “план Дауэса” и последовавший за ним через пять лет “план Юнга” создали прецедент к пересмотру Версальского мирного договора. Они были разработаны представителями финансового дома Моргана, контролировавшего или связанного с теми компаниями, которые финансировали Германию. Личная уния представителей дома Моргана: Ч. Дауэса, О. Юнга, Т. Ламонта, Д. Морроу с президентом Рейхсбанка Я. Шахтом, крупнейшими германскими промышленниками и банкирами Мельхиором, Фегелером, Стиннесом, Тиссеном, Круппом и др. способствовала дальнейшему сближению между американским и германским капиталом. Займы Уолл стрита германским компаниям были использованы ими в первую очередь на создание крупнейших монополий, которые позднее помогли фашистам прийти к власти. В 1925 г.

был создан на деньги в основном американских банкиров снабжавший гитлеровскую армию в годы войны взрывчатыми веществами и отравляющими газами химический концерн “ИГ Фарбениндустри”. Ему американская компания “Диллон, Рид энд К” дала заем в 70 млн. дол. Компании “Ферайнигте штальверке” и “Альгемайне электрицитат гезельшафт” получили от американского “Нейшнл сити бэнк” займы по 30 и 35 млн. дол.

Были восстановлены связи германской компании Байера и химической компании США “Грассели кемикл”, по соглашениям 1924 и 1925 гг., они поделили мировой рынок красителей. ”Нейшнл сити бэнк” и компания “Дженерал электрик” финансировали фирму АЭГ. С 1923 г оказывал поддержку Гитлеру и был его личным поклонником автомобильный король США Г. Форд. Иностранные капиталовложения способствовали укреплению финансовой базы германского империализма, создавали возможности для стабилизации валютно-финансовой системы Веймарской республики. Именно благодаря им, в 1925 г. впервые за послевоенные годы государственный бюджет Германии был бездефицитным.

“План Дауэса” вызвал заметное поправение политических кругов Германии. После прихода к власти правительства В. Маркса, а вслед за ним кабинета Лютера, самого реакционного после свержения монархии, Социал-демократическая партия Германии оказалась в оппозиции, к власти пришла коалиция финансистов и аграриев. В начале г., вместо умершего Эберта, президентом Германии был избран кайзеровский фельдмаршал Гинденбург. В условиях действия “плана Дауэса” такое поправение политических сил Германии не было случайным, потому что этот план был направлен на пересмотр Версальского мирного договора.

В результате принятия “плана Дауэса” образовался тот порочный круг, от которого всегда отказывались Соединенные Штаты Америки: репарации оказывались тесно увязанными с межправительственными военными долгами. Получая финансовые средства у США, Германия из них уплачивала репарации странам-получателям, те, в свою очередь, за счет их должны были погашать свои долги Соединенным Штатам, а они из этих средства финансировали Германию. В итоге получалось, что все деньги оставались в Германии, и на них шло возрождение ее промышленности, особенно военной.

4.2. Признание Советской России странами Европы и Азии В эти же годы произошло серьезное укрепление позиций СССР: окончание интервенции и начало индустриализации, завершившееся восстановление народного хозяйства способствовали выходу России из международной изоляции.

Первой из стран Европы, официально признавшей Советский Союз, как уже отмечалось, была Германия. 7 февраля 1924 г. был подписан договор о взаимном признании между СССР и Италией, которая до войны покупала у России до 40% потребляемого зерна и импортировала уголь, нефть, лес. После подписания договора о признании и торгового договора с Италией возобновился вывоз этих товаров из России.

Для Муссолини эти переговоры имели не только экономическое, но и политическое значение, потому что в итальянском парламенте коммунисты и социалисты требовали немедленного признания СССР.

Почти параллельно с переговорами с Италией начались переговоры с Великобританией. Как известно, после войны положение ее ухудшилось, Англия задолжала Соединенным Штатам более 4 млрд. дол. На Вашингтонской конференции она отказалась от двухдержавного стандарта для своего военно-морского флота, национально освободительное движение в колониях и доминионах Англии требовало напряжения сил.

Усилились позиции США в ее доминионах: Канаде, Австралии. Поэтому Великобритания искала выход в приобретении новых рынков сбыта для своей продукции. В этом Россия, разоренная войной и готовившаяся приступить к индустриализации, представлялась английским фирмам благоприятным полем деятельности.

В начале 1924 г. в Англии впервые в истории к власти пришло правительство лейбористов во главе с Р. Макдональдом. Формирование кабинета Макдональда было явно переоценено руководством Коминтерна, которое видело в нем первое истинно рабочее правительство. На деле оказалось, что лейбористы проводили политику преемственности внешнеполитического курса консерваторов. Но в Великобритании в этот период имело место достаточно активное рабочее движение. Конгресс британских тред юнионов, которые насчитывали более 4 млн. человек, принял решение о немедленном признании Советского Союза. Под давлением рабочих 12 января 1924 г. Макдональд предложил советскому правительству признать частные претензии и назначить комитет, который был должен рассмотреть эти претензии. В обмен на это он обещал признать советское правительство и установить с ним дипломатические отношения.

1 февраля 1924 г., под влиянием рабочих выступлений, английское правительство объявило о дипломатическом признании СССР. От признания советского правительства де-факто 16 марта 1921 г. английское правительство пришло к юридическому признанию СССР, что могло положить начало разрешению неурегулированных вопросов англо советских отношений. Установление дипломатических отношений СССР и Великобританией было актом исключительной важности. Оно означало, что прежняя недружественная политика английского правительства потерпела крах, расширялись возможности подписания торгового договора, который был заключен еще в 1921 г.

Во время переговоров в Лондоне, которые от лица советского правительства вел заместитель Наркома по иностранным делам М.М. Литвинов и весьма представительная советская делегация, нередко возникали острые противоречия. Английская сторона требовала признания российских долгов и реституции имущества английских собственников. Советская делегация соглашалась на уплату части долгов, если ей будет предоставлен заем, который она обещала потратить в Англии на закупку машин и оборудования. Особой остроты противоречия достигли 4 - 6 августа, когда конференция оказалась под угрозой полного краха. И тогда в дело вмешались английские рабочие, организовавшие мощную демонстрацию с требованием немедленного подписания договоров с СССР. Договоры об установлении дружественных дипломатических и торговых отношений были подписаны 8 августа 1924 г. Советское правительство обязалось частично удовлетворить требования английских держателей облигаций довоенного займа. На время этот вопрос откладывался и связывался с советскими контрпретензиями за интервенцию, в которой участвовала и Англия.

В торговом договоре говорилось об обоюдном распространении на договаривавшиеся стороны принципа наибольшего благоприятствования. Но вступление в силу этого договора затянулось. В Великобритании была распространена фальшивка, известная, как письмо председателя Исполкома Коминтерна Г. Зиновьева, в которой, якобы, содержался призыв к британской компартии “насильственно ниспровергнуть капитализм”. Хотя позднее было доказано, что письмо было явно подделано, известие о нем послужило причиной отставки кабинета Макдональда и отказа английского правительства от ратификации англо-советских договоров.

Последующие события, приход к власти в Англии консерваторов, события национально-освободительного движения в Китае и в большинстве стран Азии показали, сколь сложными оставались проблемы англо-советских отношений.

В 1925 г. началось широкое объединительное движение в Китае, которое активно поддерживалось Советским Союзом. Незадолго до этого были восстановлены дипломатические отношения между СССР и Китаем. Советская Россия неоднократно после первой мировой войны предлагала Китаю нормализовать отношения. В обращении СНК РСФСР к правительствам Северного и Южного Китая от 25 июля 1919 г. Россия отказывалась от всех прав и привилегий, которые имела на китайской территории царская Россия и предлагала совместно разрешить судьбу Китайско-Восточной железной дороги, строительство которой на деньги русского народа было начато в 1896 г. и продолжалось до русско-японской войны 1904 - 1905 гг. В 1920 г., приехавшая в Пекин делегация Дальневосточной республики во главе с И. Юриным (Дзевалтовским), положила конец признанию Китаем царского посланника князя Н. Кудашева и выплате ему русской части “боксерской контрибуции”. Последовавшие за ней миссии РСФСР, возглавлявшиеся А.

Пайкесом (1921 г.), А. Иоффе (1922 - 1923 гг.) и заместителем НКИД СССР Л. Караханом (сентябрь 1923 - 31 мая 1924 г.) добились признания Китаем Советского Союза.

Договор от 31 мая предусмотрел установление равноправных дипломатических отношений между СССР и Китайской республикой, отказ Советского Союза от концессий и всех прав на территории Китая, включая право экстерриториальности. Советское правительство добилось возвращения здания русской миссии в Пекине, обменивалось с Китаем полномочными представителями первого ранга (послами), что давало право советскому полномочному представителю в Китае считаться дуайеном (старейшиной) дипломатического корпуса. Русская часть “боксерской контрибуции” передавалась на дело семи национальных университетов Китая. Специальное соглашение о КВЖД определяло ее, как коммерческое предприятие в совместном пользовании СССР и Китая.

В правление дороги вошли 5 русских и 5 китайских граждан.

Во время визита в Китай миссия Иоффе посетила не только Пекин, но и Гуанчжоу (Кантон), где пообещала возглавлявшему правительство Южного Китая китайскому демократу Сунь Ятсену направить русских советников для реорганизации армии, разработки программы партии Гоминьдан, подготовки кадров малочисленной тогда Компартии Китая. Прибывшие в Китай в 1923 - 1924 гг. советники из СССР были по большей части разведчиками, но они занялись подготовкой национально освободительного движения, созданием новой армии и в 1925 – 1927 гг. помогли китайской Народно-революционной армии, возглавлявшейся Чан Кайши, организовать Северный поход и объединить Центральный и Южный Китай.

События в Китае, особенно ликвидация во время Северного похода английских концессий на реке Янцзы вызвали стремление западных держав оказать давление на Китай и СССР. Обвиняя советское правительство в пропаганде идей Октябрьской революции в Китае, Иране, Афганистане правительство консерваторов в Англии, возглавляемое С. Болдуином, 27 мая 1927 г. разорвало дипломатические отношения с СССР.

Антисоветская политика Англии поддерживалась Соединенными Штатами, но Франция заняла в этом вопросе самостоятельную позицию: 28 октября 1924 г., признав советское правительство де-юре, Франция не поддержала Великобританию, хотя в 1925 1927 гг. советско-французские отношения складывались не совсем гладко. Согласившись признать СССР, французское правительство продолжало требовать уплаты довоенных и военных долгов царского правительства.

В 1924 - 1925 гг. СССР был признан многими странами: Норвегией, Австрией, Швецией, Данией, Японией. Переговоры с последней оказались наиболее трудными.

После победы Октябрьской революции Япония в течение длительного периода (апрель 1918 - октябрь 1922 гг.) проводила антисоветскую интервенцию, нещадно грабя природные ресурсы советского Дальнего Востока. Но после того, как большинство стран Запада признало советское правительство, широкие общественные круги Японии начали требовать немедленного признания СССР и установления с ним дипломатических и торговых отношений. Переговоры шли трудно, но 20 января 1925 г. была заключена советско-японская конвенция. В ней подтверждался принцип невмешательства стран в дела друг друга, Япония соглашалась на эвакуацию своих войск с Северного Сахалина.

Статья 2 гибко обходила те сложности, которые были связаны с Портсмутским мирным договором. В ней советская делегация соглашалась оставить его в силе, но заявляла, что не несет ответственности за его заключение. Японцы обещали не сосредоточивать больших войск на границе с СССР в Корее. Советско-японская конвенция обеспечивала Советскому Союзу временное урегулирование на Дальнем Востоке и давала возможность основное внимание обращать на отношения со странами Европы.

Сложными оставались в этот период и советско-американские отношения.

Стоявшие у власти в США республиканцы упорно не желали нормализовать отношения с СССР, хотя деловые круги настаивали на этом. Отгородившись официальной завесой изоляционизма от Европы, США в тоже время проявляли большой интерес к этому континенту, торговали с СССР, вели наступление на позиции Великобритании в других районах мира.

4.3. Локарнская конференция Нормализация ситуации в Европе после окончания кризиса и принятия “плана Дауэса” поставила перед европейскими странами проблему обеспечения мира и безопасности на континенте. Рурский кризис показал, что Версальский мирный договор не имел механизма принуждения проигравших войну стран к выполнению его условий и способов регулирования международных конфликтов. Границы между европейскими странами были установлены таким образом, что создавали впечатление временности и непрочности. Поэтому нужно было дополнить “план Дауэса” политической надстройкой, которая бы обеспечила его успешное выполнение.

2 октября 1924 г. Лига наций выработала специальный протокол о мирном разрешении конфликтов. Речь шла о гарантии европейской границы между Германией и Францией специальным пактом. Германия положительно отнеслась к идее гарантийного пакта, предусматривавшего гарантию ее границ от вторжения Франции. Германские дипломаты и, прежде всего министр иностранных дел Г. Штреземан, рассматривали предложенный Лигой наций план, как возможность ревизии Версальского мирного договора, исправления восточных границ Германии и защиту 10 - 12 млн. немцев, которые после войны оказались за пределами Германии.

Но Англия соглашалась быть гарантом только западной границы Германии, которую она согласилась гарантировать, вместе с США в 1919 г. На Парижской мирной конференции они подписали так называемый Рейнский гарантийный пакт, устанавливавший границу между Францией и Германией по Рейну, но, отвергнув Версальский мирный договор, американский сенат провалил и этот пакт. Перед оккупацией Рура 31 декабря 1922 г. о нем вспомнил германский канцлер Куно, который предложил, чтобы обе стороны обязались бы “не вести друг против друга войны в течение жизни одного поколения, примерно 25 лет”. Английские дипломаты учли это предложение и выказали готовность, вместе с Италией, подписать гарантийный пакт, при этом они категорически высказались против гарантии границ Германии на Востоке, где новые государства Польша и Чехословакия были связаны с Францией союзными договорами.

Франция усмотрела в этом предложении попытку ревизии Версальского договора, но она рассматривала предлагаемый пакт, как начало образования антисоветского блока и поэтому после долгих переговоров с Англией согласилась созвать специальную конференцию и рассмотреть эти вопросы.

Конференция, на которой были рассмотрены проблемы европейских границ, открылась в швейцарском городе Локарно 5 октября 1925 г. К этому периоду в Германии на пост президента был избран престарелый фельдмаршал Гинденбург, который вошел в историю, как человек, назначивший позднее Гитлера канцлером правительства Германии.

Одним из требований Германии перед конференцией был пересмотр Версальского договора, возвращение Данцига и польского коридора, а также Верхней Силезии.

На конференции многое зависело от США. Им крайне была необходима стабильная Европа, так как только в этом случае они могли возвратить одолженные странам Европы средства, которые вместе с процентами составляли более 20 млрд. дол. Но американские дипломаты, заявив, что политические проблемы континента их мало касаются, формально не участвовали в конференции, хотя и внимательно следили за ее работой.

Главные разногласия, возникшие в ходе конференции, касались отказа Англии от гарантий восточных границ Германии и ее вступления в Лигу наций. Конференция несколько раз оказывалась на грани краха, потому что министр иностранных дел Франции А. Бриан грозил вообще отказаться от пакта, если одновременно с гарантией германо французской границы не будут гарантированы границы Германии с восточными странами – союзниками Франции.

Что касалось вопроса о приеме Германии в Лигу наций, то здесь Франция и Англия выступили единым фронтом, надеясь с помощью ст. 16 Устава Лиги наций использовать германские войска против СССР и привлечь Германию к экономическим санкциям против Советского Союза, но, к чести Германии, канцлер Лютер и министр иностранных дел Штреземан сразу же отвергли эту идею, сохранив верность Рапалльскому курсу, сославшись на возможную “большевизацию” Европы, если против России будет организована какая-либо акция.

В конечном итоге, Локарнская конференция закончилась 16 октября 1925 г.

подписанием 8 соглашений: Рейнского гарантийного пакта, по которому Великобритания и Италия гарантировали статус-кво, установленное Версальским мирным договором между Германией, с одной стороны, и Францией и Бельгией, с другой, и соглашений Германии с Францией, Бельгией и восточными соседями Германии, предусматривавших, что в случае войны между ними они будут обращаться в суд Лиги наций и все вопросы будут решать мирным путем. Но при этом министр иностранных дел Германии Г.

Штреземан, признавая неприкосновенность границ между Францией и Германией, оставлял за своей страной право пересмотреть их путем переговоров.

В Германии после этого усилилась пропаганда пересмотра Версальского договора, требование присоединения этнических немцев, оказавшихся на территории других стран.

«Дух Локарно», говорилось в пропагандистских материалах, должен сменить «дух Версаля». Локарнские соглашения сопровождались требованием Германии принять ее в Лигу наций, чтобы уравнять в правах с державами победительницами, и 8 сентября г., одновременно с окончательным принятием Локарнских соглашений, она вступила в Лигу наций, получив место постоянного члена этой международной организации. В отличие от Рейнского гарантийного пакта соглашения с восточными странами ограничивались арбитражными договорами, не содержавшими никаких гарантий. Тем самым Германии открывался путь на Восток, для ревизии Версальского договора по отношению к вновь образованным странам, лежащим между Германией и СССР. Вопрос о досрочном выводе войск Лиги наций из Рейнской области, на чем настаивала Германия на конференции, не рассматривался, в силе оставались соответствующие статьи мирного договора.

Итоги Локарнской конференции были высоко оценены в европейских странах и США. Пресса этих стран преподносила его как “пакт примирения” между победителями и побежденными. Президент США К. Кулидж приветствовал Локарнские договоры, как необходимый шаг для обеспечения сохранности американских капиталов, хлынувших в Европу после принятия “плана Дауэса”. Многие представители европейских дипломатических кругов видели в Локарнских договорах “удар по коммунизму”, надеясь использовать создавшийся в Европе единый фронт против СССР.

Но и в тот период, и в период образования Европейского Союза в 90-е гг. ХХ в. в ряде исследований английских, германских и американских авторов высказывалась идея, что создание блока европейских стран было вызвано их опасением, что невиданное проникновение в Европу американского капитала по “плану Дауэса” угрожает их суверенитету и способствует американскому диктату в разрешении важных вопросов европейского развития. Поэтому, считают они, Европа пыталась объединиться, чтобы противостоять этому диктату и наплыву американских капиталов. Идея европейского объединения со времени “плана Дауэса” начала постепенно пробивать себе дорогу, но до ее практического воплощения потребовалось еще несколько десятилетий.

4.4. Борьба за сохранение мира и безопасности в Европе Период после Локарнской конференции характеризовался относительной стабильностью в Европе. Министры иностранных дел Франции, Германии и Великобритании: А. Бриан, Г. Штреземан и Н. Чемберлен получили Нобелевскую премию мира за подписание Локарнских договоров. Но противоречия в лагере победителей и побежденных продолжали оставаться. В других районах мира они тоже сохранялись, и это грозило миру новыми потрясениями. В 1925 г. началось мощное объединительное движение в Китае, которое грозило странам Европы полным изгнанием из этой страны. В этом же году Англия и Италия подписали соглашение о разделе Эфиопии. На Дальнем Востоке шло усиленное строительство военных и военно-морских баз Японии, которая в известном “меморандуме Танака” приняла план осуществления мировой гегемонии, прологом к которому должна была послужить агрессия в Китае.

В этих условиях СССР, осуществлявший индустриализацию, стремился использовать образовавшуюся передышку для обеспечения условий успешного выполнения задач восстановления и развития своей экономики. Понимая, что добиться прочных гарантий мира и безопасности в условиях разделения мира на две системы невозможно, советская дипломатия уделяла основное внимание развитию торговых отношений и подписанию двусторонних соглашений о нейтралитете со странами Европы и Азии. Положение осложнялось тем, что международные отношения рассматривались советскими лидерами с классовой точки зрения, как непримиримая борьба капитализма и социализма. В Москве работал Коминтерн, который провозгласил основной своей идеей победу мировой пролетарской революции и активно вмешивался в дела зарубежных компартий. Это, несомненно, противоречило официально провозглашенному СССР внешнеполитическому курсу на мирное сосуществование государств с разными социальными системами, вызывал недоверие к СССР. В свою очередь, советские лидеры рассматривали любой шаг европейских стран, направленный на консолидацию сил континента, как сколачивание антисоветского блока. Локарнские соглашения тоже оценивались в СССР, как антисоветская акция и сопровождались надеждами на скорое начало мировой пролетарской революции, а пока она не началась, рекомендовалось проводить политику мира.

Исходя из таких оценок, в 1925 - 1927 гг. были подписаны договоры о нейтралитете со странами Азии: Турцией (17 декабря 1925 г.), Афганистаном (31 августа 1926 г.), Ираном (1 октября 1927 г.). Эти договоры предусматривала сохранение перечисленными странами нейтралитета, если Советский Союз подвергнется агрессии со стороны третьей державы. 24 апреля 1926 г. был подписан договор о нейтралитете и ненападении с Германией, а примерно за полгода до этого советско-германский торговый договор.

Договор о ненападении и нейтралитете содержал положение о сохранении дружеских контактов для разрешения всех вопросов, касавшихся Германии и СССР, и соблюдения нейтралитета в случае войны какой-либо из подписавших этот договор стран с третьей стороной.

Подобные договоры были подписаны со странами Прибалтики: 28 ноября 1926 г. с Литвой, 27 марта 1927 г. с Латвией, в августе 1927 г. с Эстонией. Но Польша и Финляндия из числа сопредельных стран не изъявили желания подписать такие же соглашения и проводили политику конфронтации с СССР.

В целом, во второй половине 20-х гг. серьезно ухудшились отношения между СССР, с одной стороны, и Англией и Францией, с другой. Во Франции правительство левого блока сменило правительство “национального единства“ во главе с Р. Пуанкаре, который был известен, как непримиримый враг Советской России. В Англии правительство С. Болдуина проводило жесткую линию в отношении СССР. 27 мая 1927 г.

оно даже разорвало с СССР дипломатические отношения, которые были возобновлены в 1929 г. Наблюдалось известное сближение между французскими и германскими монополистическими кругами. В июне 1927 г. недалеко от Женевы в местечке Туари в обстановке строгой секретности встретились министры иностранных дел Франции и Германии А. Бриан и Г. Штреземан. Последний предложил французскому министру иностранных дел немедленно эвакуировать Рейнскую зону, передать Германии Саар, за который Штреземан обещал передать французам 300 млн. рейхсмарок. Обсуждались также вопросы финансового сотрудничества Франции и Германии и восстановления довоенных связей промышленных монополий. 8 сентября 1928 г. Германия была принята в Лигу наций. Это означало, что после Локарно она становилась равноправным членом Европейского сообщества и Штреземан с удовольствием отмечал, что “дух Версаля” сменился “духом Локарно”.

На фоне этих изменений все сильнее становилось стремление европейских стран не допустить новой мировой войны. Пацифистское движение, которое к концу 20-х годов приобрело широкий размах, заставило министра иностранных дел Франции А. Бриана в начале 1928 г. обратиться к государственному секретарю США Ф. Келлогу с предложением подписать между Францией и Соединенными Штатами двусторонний пакт об отказе от войны и объявлении ее вне закона. Келлог, не желая связывать США с какой либо европейской страной договором, что считалось нарушением “доктрины Монро”, предложил подписать многосторонний пакт, который могли бы соблюдать все страны. августа 1928 г. был подписан договор, получивший название пакт Бриана - Келлога, который осудил обращение к войне, как средству осуществления национальной политики, и призвал страны разрешать все вопросы и конфликты мирным путем. Он был подписан 15-ю странами, к которым начали присоединяться другие государства, к 1939 г. его подписали более 60 стран. 31 августа 1927 г., по приглашению ряда стран, уже являвшихся членами Лиги наций, в него вступил Советский Союз, сопроводив свое согласие на это призывом к всеобщему и полному разоружению.

Таким образом, вторая половина 20-х гг. была сопряжена с поисками альтернатив возникновению новой войны. Страны-победительницы и побежденная Германия приложили немало усилий, чтобы смягчить имевшие место между ними противоречия.

Приняв “план Дауэса” они постарались дополнить его такими международными договорами, которые должны были обеспечить его выполнение. К сожалению, период разрядки во второй половине 20-х гг. оказался недолгим. Разразившийся в самом конце 1929 г. мировой экономический кризис, который пагубно сказался на всех странах мира, прервал начавшееся мирное развитие и вызвал новые тенденции в международных отношениях, нанося решительный удар по Версальско- Вашингтонской системе мирных договоров.

Глава 5. Влияние мирового экономического кризиса на международные отношения в 1929 - 1933 гг.

5.1. Мировой экономический кризис и проблема репараций и межсоюзнических долгов.

В 1929 г. на мир обрушился невиданный по своей силе экономический кризис, вызвавший резкое возрастание дестабилизационных процессов в международных отношениях. Кризис начался на нью-йоркской фондовой бирже, положив начало глубокой депрессии в США. А поскольку с Соединенными Штатами было связано большинство стран, то скоро он распространился и на них. Кризис оказался очень длительным по времени и разрушительным по своему размаху. Он повлек за собой разорение промышленности, банковской системы, сельского хозяйства большинства стран.

Промышленное производство великих держав упало на 30 – 50 % во всех странах образовалась огромная армия безработных (до 12 - 16 млн. чел. в отдельные годы в США, 7,5 млн. - в Германии, 4 млн. - в Великобритании, 3 млн. - в Японии, всего более 40 млн.

чел.). Это обстоятельство привело к росту рабочего и национально-освободительного движения почти во всех странах мира. Вместе с тем возросла опасность нарастания радикальных националистических и фашистских элементов. Почти во всех странах Европы был отменен золотой стандарт.

Дезорганизация рынка сопровождалась тем, что почти все страны ввели у себя защитительные тарифы (тариф Хоули - Смута в США, систему имперских преференций в пределах Британской империи). Непосильным бременем для народов европейских стран оставались военные расходы, потому что взаимные призывы сдержать гонку вооружений и начать разоружение не имели успеха, а начавшееся с 1925 г. движение за созыв международной конференции по разоружению закончилось провалом. Конференция проработала до 1932 г. (с 1927 г. в ней принимал участие СССР), но достичь каких-либо положительных результатов не смогла. На заседаниях подготовительной комиссии ноября 1927 г. советская делегация внесла проект, излагавший принципы полного и всеобщего разоружения и в последующие годы настаивала на принятии их. Но гонка вооружений продолжалась, и в этих условиях советская программа разоружения даже не рассматривалась, а пришедшая к власти в Германии в годы кризиса фашистская партия вообще отвергла все программы разоружения и начала быстрое наращивание своего военного потенциала.

Мировой экономический кризис вызвал резкий рост международного соперничества, борьбу за рынки сбыта и сферы приложения капитала, особенно между Соединенными Штатами и Великобританией. Воспользовавшись тем, что послевоенные годы стали периодом процветания и накопления капитала, США развернули наступление на позиции Великобритании в Южной Америке, Азии, Ближнем и Среднем Востоке. С приходом в Китае к власти правительства Чан Кайши США начали поддерживать это правительство, вытесняя Англию из Китая. С другой стороны, вся Юго-Восточная Азия была ареной англо-японских и американо-японских столкновений.

Все страны искали собственные пути выхода из кризиса, и если США и Англия находили их с помощью введения мероприятий по социальному страхованию (введение пенсионного законодательства, организации общественных работ), то Германия пошла по пути передачи власти самой реакционной фашистской партии, а Франция пережила период острого политического размежевания, которое в итоге привело к власти правительство Народного фронта.

Экономический кризис коснулся и Советского Союза, только что приступившего к выполнению первого пятилетнего плана и остро нуждавшегося в средствах для его осуществления. Форсированная индустриализация, потребовала мобилизации всех средств страны. В связи с этим в 1928 - 1933 гг. г. ускоренными темпами были проведены коллективизация деревни, раскулачивание, репрессии против зажиточного крестьянства.

Победа сторонников ускоренной индустриализации, жесткого государственного регулирования над “рыночниками” в немалой степени объяснялась эффектом осажденного лагеря, необходимостью создания собственной современной оборонной промышленности.

В конце 20-х - начале 30-х гг. обострились противоречия между Китаем и СССР. В 1929 г. глава китайского правительства Чан Кайши, одержимый идеей объединения Китая, в одностороннем порядке решил изменить статус КВЖД и присоединить ее. Захватив Северо-Восточный Китай, он посоветовал правителям Северной Маньчжурии присоединить зону КВЖД. 10 июля 1929 г. китайские власти захватили полосу отчуждения, уволили русских специалистов. В китайско-советский конфликт пытались вмешаться США, Англия, Франция, но против планов этих держав были Германия и Япония. Исчерпав все возможности мирным путем уладить конфликт, советское правительство было вынуждено прибегнуть к силе. 17 ноября 1929 г. части Особой Дальневосточной Красной армии под командованием В.К. Блюхера выбили войска северных милитаристов из зоны дороги. В декабре 1929 г. в Хабаровске был подписан протокол, восстанавливавший статус-кво, существовавшее на дороге до начала конфликта.

Начавшийся в 1929 г. кризис привел к тому, что западные страны начали искать совместный выход из тяжелого экономического положения путем создания “объединенной Европы’. С идеей создания “пан-Европы” или “Соединенных Штатов Европы”, очень популярной в конце первой мировой войны, выступил французский министр иностранных дел А. Бриан. Он предлагал создать под эгидой Франции единую Европу с целью укрепления мира и безопасности, а также для всеобщего восстановления.

Его идея не встретила поддержку других стран, и в частности, Англии, боявшейся усиления позиций Франции на континенте, хотя стремление образовать блок стран против СССР в Англии было встречено положительно. В Германии этот план связывали с досрочной эвакуацией Рейнской области и изменением Версальского договора в пользу Германии. Идея Бриана оказалась преждевременной, Европа еще не была готова к объединению.


В годы кризиса возникла также необходимость пересмотра некоторых положений Вашингтонских трактатов 1921 - 1922 гг. На Лондонской морской конференции в январе – апреле 1930 г., в заседаниях которой принимали участие Великобритания, Япония, Франция, Италия и США, японские делегаты потребовали увеличения тоннажа своих судов до 60 % тяжелых и 70 % легких крейсеров от английских и американских и разрешения на строительство более мощного подводного флота. Хотя вашингтонское соотношение было оставлено в силе, Япония стала тратить на подготовку к войне большие средства.

Кризис подтолкнул Германию к более решительной борьбе за пересмотр Версальского договора. После смерти Штреземана в 1929 г. многие его идеи такие, как присоединение к Германии всех немцев, оказавшихся, по Версальскому договору, за пределами своей страны, возвращение колоний, досрочная эвакуация Рейнской зоны, изменение военных и репарационных статей мирного договора, получили очень широкое распространение. В августе 1929 г. состоявшаяся в Гааге международная конференция финансовых экспертов приняла так называемый “план Юнга”, который заменил “план Дауэса”. В нем, в отличие от “плана Дауэса”, выплата репараций предусматривалась вплоть до 1988 г.: в первые 37 лет Германия должна была ежегодно уплачивать по млн. марок, а с 1966 г. в течение последующих 22 лет по 660 млн. марок плюс платежи, равные сумме ежегодных погашений державами-получателями репараций.

При таком расчете, вместо установленной ранее общей суммы репараций в млрд. рейхсмарок она сокращалась до 113,9 млрд., и после уплаты за первые 37 лет твердой суммы репараций, она могла быть сокращена или отсрочена в случае экономических затруднений Германии. Решения Гаагской конференции, утвердившей “план Юнга” были совершенно нереальными. Кто мог поручиться, что в Европе все останется неизменным до 1988 г. и Германия будет выполнять этот план?

Уже в 1930 г. Германия начала требовать пересмотра “ плана Юнга” и введения моратория на репарационные платежи, мотивируя это тяготами экономического кризиса.

С мая 1931 г. временный поверенный в делах США в Германии Гордон регулярно сообщал в государственный департамент о тяжелом экономическом положении Германии, о нарастающем революционном движении рабочих и деятельности фашистов. Как итог, он прелагал пересмотреть Версальский мирный договор до того, как к власти в Германии придут коммунисты или фашисты и в одностороннем порядке отменят его. В начале мая 1931 г. президент США Гувер, к которому поступали сведения о неизбежности краха Германии, поставил перед министром финансов Э. Меллоном и государственным секретарем Г. Стимсоном вопрос о временной приостановке репарационных платежей до тех пор, пока “условия в Германии не улучшатся”. Долги же с бывших союзников США были намерены получать по-прежнему. В свете дальнейшего развития событий в Германии, проведя переговоры с представителями Германии, Федеральной резервной системы и министерства финансов, Гувер пришел к выводу о том, что требуется отсрочка не только для уплаты репараций, но и всех межправительственных долгов. 5 июня 1931 г.

на совещании с участием Стимсона, Меллона и других государственных деятелей США он поставил вопрос о годичной отсрочке всех межправительственных долгов, включая репарации. Главной причиной такого решения была Германия, в которую США вложили до 30 млрд. рейхсмарок и боялись их потерять.

В середине июня экономическое и финансовое положение Германии ухудшилось настолько, что президент Германии Гинденбург обратился к Гуверу с просьбой об отсрочке репарационных и других платежей. Обзвонив сенаторов, поскольку конгресс находился на каникулах, Гувер получил согласие 68 депутатов, что позволило считать их двумя третями голосов, необходимых для ратификации отсрочки. 20 июня 1931 г. Гувер объявил о моратории на все межправительственные платежи сроком на один год.

Ратификация моратория Гувера в конгрессе США показала, что большинство сенаторов рассматривало его, именно как спасение германского капитализма от революции и полный отказ от репарационных статей Версальского мирного договора. Бесспорным является признание той истины, что инициировали идею моратория Соединенные Штаты Америки, желая спасти Европу, хотя со стороны Германии постоянно осуществлялся саботаж репарационных платежей. В результате этой акции Соединенные Штаты получили то, чего больше всего боялись: признания прямой связи между долгами и репарациями и единый фронт своих должников. В июне 1932 г., через год после моратория Гувера на Лозаннской конференции все должники США дружно отказались от дальнейшей оплаты своих долгов, а Германия от внесения репараций. Все дальнейшие усилия пришедшего к власти президента Ф. Рузвельта и его переписка с Гитлером в г. о возобновлении уплаты репараций оказались тщетными, Германия больше не возобновляла репарационные платежи. Из самого большого долга, который числился за Великобританией 11 млрд. дол. США к 1931 г. получили всего лишь 2 250 млн. дол.

Принятый в 1934 г. в конгрессе США “акт Джонсона” запретил американскому капиталу оказывать помощь тем странам, которые не рассчитались с долгами, но он повлиял только на то, что конгресс принял “закон о нейтралитете”.

Так, по инициативе США, после предложения всех стран Европы, было отменено одно из основных положений Версальского мирного договора - статьи о репарациях, которые в течение десятка лет были одной из самых спорных проблем международной жизни.

5.2. Международные отношения на Дальнем Востоке Не менее драматически в годы мирового экономического кризиса складывались и международные отношения на Дальнем Востоке, где быстро развивавшаяся Япония искала выход из кризиса в активизации своей внешней политики. После известного “меморандума Танака” (1927 г.), в котором первым этапом японской агрессии был назван захват Маньчжурии и Монголии, Япония приступила к подготовке агрессии в Северо Восточном Китае, где она имела концессии, банки, порты и Южно-Маньчжурскую железную дорогу.

Появившиеся с 1930 г. в Японии фашистские тайные общества усиленно толкали правительство на захват Маньчжурии, чтобы “защитить ее от большевизма”. В Японии учитывали, что это был период обострения борьбы между Компартией Китая и Гоминьданом и торопились начать агрессию до восстановления единого фронта.

18 сентября 1931 г. в результате спровоцированного нападения армия Японии вторглась в Северо-Восточный Китай в районе Шэньяна (Мукдена) и начала быстрое продвижение по Маньчжурии. В Северо-Восточном Китае находилась 100-тысячная армия, которая могла бы дать отпор японцам, но глава китайского правительства Чан Кайши отдал приказ не допускать какой-либо передислокации войск и не вступать в военные действия с Японией. Он обратился за поддержкой в Лигу наций а основные свои военные силы сосредоточил на юге Китая против создававшихся там революционных баз.

Совет Лиги наций, получив обращение Чан Кайши, 30 сентября принял резолюцию, осуждавшую обе стороны за развязывание конфликта, но объявил войну в Маньчжурии местным инцидентом и не предпринял ничего для урегулирования конфликта. США заняли позицию равноудаленности от Китая и Японии, направив сентября идентичные ноты японскому и китайскому правительствам. Великобритания предпочитала, чтобы Япония действовала на Северо-Востоке Китая, где у нее не было больших интересов, поэтому она тоже сдержанно отнеслась к агрессии.

Во время этих переговоров Чан Кайши с западными правительствами Япония продолжала наступать в Маньчжурии. Она захватила Южную Маньчжурию и 4 ноября вышла в район, где проходила КВЖД, развернув от Цицикара наступление в направлении советской границы. Тщетно китайские делегаты в Лиге наций просили применить к Японии статью 16 Устава, предусматривавшую применение к агрессору экономических санкций. Вместо этого, Лига наций создала комиссию во главе с английским лордом Литтоном, которая отправилась в Китай для “изучения обстановки”.

А тем временем Япония заняла всю Маньчжурию, провозгласив там в марте 1932 г.

марионеточное государство маньчжур (Маньчжоу-Го) во главе с внучатым племянником последней из правителей маньчжурской династии императрицы Цы Си императором Пу И. Из числа великих держав только СССР осудил японскую агрессию в Китае, предложив Японии подписать пакт о ненападении, но получил отказ и заверение, что КВЖД не будет нанесен ущерб. С Китаем же СССР удалось провести переговоры, в результате которых декабря 1932 г. были восстановлены дипломатические отношения, прерванные во время конфликта на КВЖД в 1929 г.

Что касается комиссии Литтона, то, посетив Китай, она только в октябре 1932 г.

опубликовал свой доклад, в котором признавала “особые” интересы Японии в Манчжурии и предлагала поделить контроль над Северо-Восточными провинциями Китая между Японией, США, Англией и Францией. В докладе даже не предлагалось восстановить статус-кво в Маньчжурии, хотя говорилось о сохранении суверенитета Китая над этими районами.

Но когда после продолжительных дискуссий 24 февраля 1933 г. в Лиге наций была принята резолюция, осуждавшая Японию за нарушение пакта “ Бриана-Келлога” и “договора девяти держав”, подписанного на Вашингтонской конференции, время было упущено: Япония полностью захватила Маньчжурию. Во время дискуссии по этой резолюции отмечалось, что Япония все больше становится фашистским государством. В мае 1932 г. в Японии состоялся фашистский путч, экстремисты из числа младших офицеров развернули террор. Исходя из этого, Лигой наций было вынесено решение объявить Японию агрессором, не признавать Маньчжоу-Го де-факто и де-юре. Япония не согласилась с этой резолюцией и 27 марта 1933 вышла из Лиги наций, а спустя почти год (в 1934 г.) заявила о своем отказе соблюдать вашингтонские договоры 1921 - 1922 гг.


Таким образом, в годы мирового экономического кризиса начался распад Версальско-Вашингтонской системы как на Западе, так и на Востоке. На Западе это выразилось в отмене репарационных статей Версальского договора, с нее началась ревизия всей системы договоров. В Азии Япония при явном нарушении вашингтонских трактатов захватила часть Китая, одновременно с этим она высадила свой десант в Шанхае, что не оставляло сомнений в ее намерении расширить район агрессии на центральный Китай. Провозглашение Маньчжоу-Го показало, что возможны иные способы создания колониальной системы: вместо традиционных колониальных образований создание марионеточных правительств, провозглашение идеи изгнания “белых” из Азии, лозунга “Азия для азиатов”. Япония из островной державы все более превращалась в континентальную и расширяла район военных действий.

5.3. Дипломатическое признание СССР Соединенными Штатами Америки.

Положительным моментом международных отношений в период мирового экономического кризиса стоит признать установление дипломатических отношений между СССР и США. Этому в немалой степени способствовало обострение международной обстановки в Европе и на Дальнем Востоке. В Германии почти одновременно с приходом в Белый дом Ф. Рузвельта к власти пришло фашистское правительство Гитлера. На Дальнем Востоке началась локальная агрессия Японии, грозившая перерасти в глобальную войну. Выход Японии из Лиги наций подтверждал эти опасения.

Важную роль при этом играли представители деловых кругов США, которые предлагали признать Советский Союз.

Глава комитета по внешней политике сената У. Бора постоянно, начиная с 1918 г.

вносил резолюции в сенат, требуя вывести войска из Советской России, и признать ее. К 1933 г. уже существовала весьма заметная торговля между США и Россией, которая велась по линии кооперативных обществ. Советские люди помнили о той помощи, которую им оказали Соединенные Штаты во время голода в 1921 - 1922 гг. по линии американской администрации по оказанию помощи (АРА). Но особое впечатление на деловые круги США произвело выступление на Лондонской экономической конференции в июне 1933 г. Народного комиссара по иностранным делам СССР М.М. Литвинова, что для выполнения второй пятилетки СССР готов разместить за границей заказы на 1 млрд.

дол. Переживавшие кризис перепроизводства американские компании “Дженерал электрик”, “Дженерал моторс”, “Томас Эдисон”, “ Крайслер” через торговую палату запросили правительство, почему у США нет дипломатических отношений с Россией, и они лишены возможности выполнить русский заказ. В конгрессе начались дебаты, во время которых выявились сторонники и противники нормализации отношений с СССР.

Среди сторонников немедленного установления дипломатических отношений с Советской Россией были конгрессмен Робинсон, отец вице-президента в правительстве Клинтона и кандидата на выборах президента в 2000 А. Гора. Против нормализации отношений с СССР выступали многие члены государственного департамента и сенаторы А.

Ванденберг, У. Кинг и др. Большую роль при этом сыграла дальновидная политика президента Ф. Рузвельта, который постепенно, не делая резких заявлений, подводил американское общество к идее необходимости признания СССР. 16 мая 1933 г. он обратился с призывом к 53 странам, включая Советский Союз, принять участие в международной конференции по разоружению. Фактически это означало косвенное признание СССР.

После этого усилилась советско-американская торговля и укрепились деловые отношения между двумя странами, поддержанные широкой общественностью. В США было создано Общество друзей Советского Союза. Оно стало издавать журнал “Совьет Раша тудей”. Журнал печатал материалы о том, что в СССР ведется огромное строительство, но он испытывает острую нехватку квалифицированных кадров. К этому периоду в России работало более 2,5 тыс. американских специалистов. В условиях огромной безработицы в США это было весьма привлекательным фактом.

В январе 1933 г. 800 профессоров и преподавателей колледжей из 45 штатов обратились к президенту Рузвельту с петицией о немедленном признании СССР. Был образован Комитет за признание СССР, Комитет женщин, поддерживавший это движение, различные профсоюзные организации выступили с такими же требованиями.

Учитывая все эти факторы экономического, политического, международного характера, президент Рузвельт 10 октября 1933 г. направил Председателю ВЦИК М.И.

Калинину специальное послание, предлагавшее провести переговоры и решить вопрос о взаимном признании. Приехавшая 7 ноября 1933 г. в Вашингтон советская делегация по главе с М.М. Литвиновым столкнулась с трудностями, вызванными проблемой долгов и свободой религии в России, но после того как в переговорах принял участие лично президент, 16 ноября было подписано советско-американское соглашение о взаимном признании. Ф. Рузвельт и М.М. Литвинов обменялись посланиями, в которых подтвердили стремление обоих народов “сотрудничать…ради взаимной пользы и ради сохранения мира во всем мире”. После этого СССР установил дипломатические отношения с Чехословакией, Румынией, Болгарией, Албанией, продлил на десять лет советско-финляндский договор, подписанный в 1932 г., внес на конференцию по разоружению в 1933 г. проект конвенции об определении агрессии, что было весьма актуально после прихода фашисткой партии Германии к власти. Проект был поддержан многими европейскими странами. Инициатива СССР проявилась и в том, что им был выдвинут проект Восточного пакта, который был подписан Германией, странами Прибалтики, Польшей, Чехословакией и Финляндией об оказании помощи друг другу в случае нападения на одну из них. Миролюбивые инициативы СССР были по достоинству оценены и после обращения тридцати стран с приглашением вступить в Лигу наций, СССР вступил в эту международную организацию 18 сентября 1934 г.

Таким образом, начавшееся во второй половине 20-х гг. некоторое оживление экономической конъюнктуры и потепление в международных отношениях:

урегулирование проблемы репараций и межправительственных долгов, восстановление хозяйства стран Европы, подвергшихся наиболее заметным разрушениям (Англия, Франция, Бельгия), приток в страны Европы американских капиталов в начале 30-х гг. сменился периодом резкого ухудшения экономического положения этих стран, крушением их финансовой системы и важнейшими политическими изменениями. С таким трудом созданная Версальско-Вашингтонская система просуществовала всего лишь несколько лет (практически до мирового экономического 1929- 1933 г.) и подверглась разрушению после его окончания.

Глава 6. Нарушение Версальско-Вашингтонского порядка в середине 30-х гг.

6.1. Изменение международной ситуации после прихода к власти Гитлера.

К концу 20-х гг. хрупкий процесс стабилизации международных отношений, политической стабильности, установившейся после создания Версальско-Вашингтонской системы, начал ослабевать. В Германии реваншистские настроения все больше брали верх над трезвой оценкой ее международного положения. Еще при Штреземане возобладали радикально-националистические тенденции и Национал-социалистская партия Гитлера, именовавшая себя рабочей, стала набирать влияние. На выборах в рейхстаг в 1929 г. она заняла второе место среди принимавших участие в выборах партий, главным образом, благодаря своей пропаганде развенчания Версальского договора. Фашистская идеология начала распространяться в других странах, недовольных своим положением в рамках Версальско-Вашингтонской системы. В годы кризиса эти настроения усилились, но страны Запада, занятые борьбой с кризисом, не сразу заметили и осознали эту опасность, считая, что национал-социализм может противостоять левому радикализму коммунистов, а Коминтерн и сталинское руководство Советского Союза рассматривало его в качестве деструктивной силы, подрывавшей единство лагеря империализма.

Особенно сильно повлиял кризис на те страны, которые не обладали достаточным потенциалом для его преодоления и где не сложились демократические институты и традиции, которые могли противодействовать национальному радикализму. Проводимая западными странами политика искусственной изоляции СССР и устранения его от решения важных вопросов совместной борьбы за мир, безопасность и разоружение ставила его вне лагеря европейских держав, обостряла идеологическую конфронтацию, мешала созданию единого фронта для преодоления негативных тенденций в международных отношениях.

Надо отметить, что антидемократические процессы, которые имели место в СССР:

чудовищный голод начала 30-х гг., массовые репрессии и создание ГУЛАГА, работа в Москве Коминтерна, исповедовавшего идеи мировой пролетарской революции, преследование религии, представителей интеллигенции не могло не вызвать на Западе отторжения страны социализма. В международных отношениях межвоенного периода фактически существовало не два, а три лагеря: победители, побежденные и Советский Союз, который колебался в решении, к какому лагерю примкнуть. Эта разобщенность помешала западным странам своевременно увидеть опасность фашизма и выступить против него.

В январе 1933 г. президент Германии Гинденбург назначил канцлером лидера Национал-социалистской рабочей партии А. Гитлера. Это произошло на фоне обострения всех противоречий экономического развития Германии, следствием которого явилась резко усилившаяся классовая борьба. Германские правящие круги еще до прихода Гитлера к власти развернули борьбу против ст. 231 Версальского договора. Аннулировав репарационные платежи, они настаивали на том, чтобы из Версальского договора исчезла статья, на основании которой они взимались. Германское правительство также объявило о своем намерении строить равный с другими странами морской флот, иметь необходимую для защиты страны армию, возвратить бывшие колонии.

Установление фашистской диктатуры до предела обострило эти требования.

Согласно установившейся в России концепции, принято считать, что Гитлера поставил у власти крупнейшие германские монополии: Ф. Тиссен, А. Гугенберг, Г. Шницлер, Ф.

Флик и существует довольно обширная историческая литература, посвященная проблеме “фашизм - монополии”. Признавая ответственность монополий за решение передать власть фашистской партии и обеспечить в стране порядок, нужно отметить, что после первой мировой войны в германском обществе медленно, но неуклонно вызревали идеи реванша, вызванные несправедливостью Версальского договора, в особенности ст. 231, обвинявшей Германию в единоличной ответственности за развязывание войны и, на этом основании, возлагавшей на нее огромные репарации. Недовольство Германии с первых дней было вызвано также необходимостью иметь всего 100 тыс. солдат, что для германской военщины было тяжелым оскорблением. Умелая националистическая пропаганда, проводимая фашистскими лидерами Германии помогла оболванить достаточно грамотный рабочий класс, интеллигенцию, молодежь. Сказалась и привычка германского народа к “сильной руке”, какой был кайзер. Опыт Веймарской республики, с ее многопартийностью и частой сменой кабинетов не всегда был понятен народу, который в условиях кризиса не сразу проникся чувством опасности при оценке прихода к власти фашистов.

Следует отметить также, что в период кризиса фашистские движения появились в ряде стран: Франции, Великобритании, Болгарии, Греции, Дании. В Австрии, Венгрии, Румынии, Финляндии фашизм превратился во влиятельную силу. Некоторые историки склонны считать установившийся в Японии в 30-е гг. режим очень близким к фашистскому. К началу 1936 г. в Европе было более двух десятков стран, в которых существовало до 40 фашистских партий. Таким образом, фашизм стал реальной альтернативой либерализации общества, опираясь, как и либерализм и социализм, на усиление государственного регулирования экономикой и повышение жизненного уровня индустриального населения.

Для международных отношений установление власти фашистов в Германии означало, во-первых, крах либеральных идей, которые были заложены в основание Версальско-Вашингтонской системы такими либералами, какими были Вильсон, Ллойд Джордж и многочисленные члены американской и английской делегаций. Перемирие в первой мировой войне было заключено на основе “14 пунктов” Вильсона, и это наложило отпечаток на все решения мирной конференции, которая хоть и поступила жестко в отношении Германии, но пыталась создать международные органы, контролирующие взаимоотношения между победителями и побежденными, чтобы не допустить новой войны.

Во-вторых, установление фашистского режима в Германии означало крах идей пацифизма, получивших широкое распространение в Европе после первой мировой войны. Гибель огромного количества солдат и увечья другой части, а также гибель мирного населения породили у народов естественное отвращение к войне. Техническое усовершенствование средств уничтожения (танки, самолеты, отравляющие газы) вызвали желание навсегда запретить их, объявить войну “вне закона”.

В-третьих, победа Гитлера и его партии означала коренной пересмотр внешней политики Германии, возникновение самых оголтелых идей установления мирового господства Германии и концепции “Срединной Европы”, похода на Восток, объединения всех немцев, уничтожения славян, евреев, создание “тысячелетнего” рейха.

В-четвертых, во многом приход Гитлера к власти был обусловлен его антисоветскими и антикоммунистическими призывами. Фашисты не скрывали, что основной их целью является сокрушение СССР. В этом их поддерживали страны Западной Европы, стремившиеся с помощью германского фашизма уничтожить советское государство. С целью поддержки фашистского режима западные страны, по сути, восстановившие экономику Германии в 1924 - 1929 гг., продолжали оказывать ему щедрую помощь и после захвата власти. Банковские дома Моргана, Диллона компания Рокфеллера, “Дженерал моторс”, пороховой концерн Дюпонов, а также английские фирмы “Империал кемикл индастриз”, “Викерс-Армстронг” начали перевооружать вермахт и подготовили вторую мировую войну.

Свою международную деятельность правительство Гитлера начало с попытки расколоть лагерь держав-победительниц, заручиться поддержкой стран западной Европы в совместной борьбе против “большевизма”. В марте 1933 г. лидер фашистской Италии Муссолини предложил Франции, Англии и Германии заключить “пакт четырех” для “контроля над всеми европейскими и внеевропейскими делами”. Германия с энтузиазмом восприняла эту идею, видя в ней выход из изоляции и потому, что для нее важно было лишний раз подтвердить свое равенство с победителями в международных делах. Но общественное мнение Франции и Великобритании после Локарно считало, что вопрос о пересмотре границ вряд ли стоит поднимать и, вообще, оно выступило против какого либо соглашения, в котором Германия принимала бы участие. Поэтому в июле 1933 г “пакт четырех” был парафирован, но не был подписан и не вступил в силу, разве что положил начало политике “умиротворения” Германии.

Одним из первых шагов германского правительства Гитлера явился отказ от соблюдения статей Версальского договора о вооружениях. На проходившей в Женеве в конце 1933 г. международной конференции по разоружению германская делегация потребовала равного для всех стран подхода к проблеме вооружений, а когда это требование не было принято, 19 октября 1933 г., вслед за Японией, она вышла из Лиги наций и покинула конференции по разоружению. Это означало, что вслед за аннулированием репарационных статей мирного договора, Германия отказалась от выполнения военных статей. Почти сразу же после прихода Гитлера к власти он заявил, что 100 тыс. человек сухопутной армии определенные Германии по Версальскому договору, это слишком мало, и в ближайшее время ей потребуется большая армия.

Франции было сделано предложение заключить сепаратный с договор c Германией, согласно которому германское правительство предполагало увеличить численность своей армии до 300 тыс. чел., пересмотреть вопрос о Саарской области, возвратив ее Германии, ”исправить” границу на Востоке. Подобные предложения были сделаны и Англии. При этом Гитлер не скрывал, что основной целью его внешней политики является сокрушение Советского Союза, “дранг нах остен” (поход на Восток).

К началу 1934 г. относится попытка пересмотреть статьи Версальского договора, запрещавшие Германии присоединять Австрию. Заключив в марте 1931 г. таможенный союз с Австрией, Германия нарушила статью Версальского договора, запрещавшую делать это в любой форме, и спустя три года, Гитлер счел, что настало время отменить статью 80 Версальского договора. Попытка не удалась, потому что против захвата Австрии, хотя и не очень решительно, выступили Франция и Великобритания. Но главным было то, что самое активное сопротивление аншлюсу Австрии оказали австрийские рабочие, вышедшие на баррикады, и Гитлер на время был вынужден отступить.

Но с этого периода во многих странах фашистское движение приобрело более заметный характер. Состоялись столкновения профашистских и левых партий на улицах Парижа. Фашистские организации возникли в Англии и других странах, В Японии профашистские организации “императорский путь” и “группа контроля” торопили правительство начинать новую большую войну в Китае.

Таким образом, придя к власти в Германии, фашисты c первого дня начали требовать отмены унизительного для Германии Версальского договора. При этом следует отметить, что, начиная с 1924 г., когда Гитлер написал книгу “Майн кампф”, его внимание привлекало именно восточное направление будущей агрессии. Он считал, что Россия и другие славянские страны должны быть истреблены или порабощены. Вместе с тем фашисты планировали подчинить Францию, разгромить Великобританию, превратить малые страны Европы в провинции рейха, включить в сферу “жизненного пространства” страны Латинской Америки и расчленить Соединенные Штаты. Но, захватив власть, Гитлер не сразу приступил к практическому воплощению своих планов, понимая, что для них нужно создать мощную, хорошо вооруженную армию. Отсюда его осторожность на первых порах в отношениях с Францией, Англией, Соединенными Штатами и упор на необходимость борьбы с “большевизмом”. Поэтому на первых порах страны Запада воспринимали Гитлера, как борца с “мировым коммунизмом“ и продолжали оказывать ему финансовую и военную помощь. Представители американских банков “Чейз нейшнл бэнк”, “ Нейшнл сити бэнк”, концерн Дюпона и другие, а также английские и некоторые французские фирмы вложили в германскую экономику большие средства и осуществляли поставки необходимых комплектующих (например, авиационных моторов, химического оружия) для перевооружения Германии.

6.2. Подписание советско-французского и советско-чехословацкого пактов о взаимопомощи В условиях нараставшей угрозы призывов Гитлера к агрессии в восточном направлении Чехословакия и Польша, непосредственно граничившие с фашистской Германией, а также извечный противник Германии Франция чувствовали себя очень неуютно, но если Франция и Чехословакия, преодолев свои опасения в отношении СССР, выступили за подписание договоров о предлагавшейся СССР в 1933-1934 гг.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.