авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА НОВОЙ, НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАФЕДРА МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ Индукаева Н.С. ...»

-- [ Страница 3 ] --

коллективной безопасности, то польское правительство проявляло крайнюю несговорчивость, и на неоднократно предлагаемые ей советским правительством просьбы подписать договор о нейтралитете или ненападении отвечало отказом. Существовавший с 1926 г. в Польше “режим санации” предпочел 26 января 1934 г. подписать с фашистской Германией протокол о мирном разрешении споров на 10 лет. Суть его состояла в обязательстве разрешать все споры мирным путем на основании пакта Бриана-Келлога.

При этом спорные вопросы, например, “польский коридор” оставались. Убедившись, что предлагаемый советской дипломатией широкий пакт, включавший, кроме СССР, Францию, страны Балтии, Финляндию, Чехословакию, отвергнут большинством стран, советское правительство начало двусторонние переговоры о заключении договора о взаимопомощи. Они почти совпали по времени с активизацией фашистских организаций Франции и убийством в порту Марсель в октябре 1934 г. фашистскими боевиками французского министра иностранных дел Л. Барту и югославского короля Александра.

Эти события так напугали французскую общественность, что она начала требовать от правительства принятия мер для предотвращения фашистской опасности и дополнения подписанного в ноябре 1932 г. пакта о ненападении с СССР, статьями о взаимной помощи.

Во время переговоров, которые проходили весьма напряженно, советский полномочный представитель во Франции В. Потемкин подписал с французским правительством пакт, в котором говорилось об оказании немедленной помощи и поддержки, если одна из договаривавшихся стран станет “предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства”. В статье 1 подчеркивалась необходимость взаимных консультаций в случае угрозы такого нападения. Поскольку СССР к этому времени уже был членом Лиги наций, в пакте подчеркивалась необходимость консультаций с Лигой наций и участниками Рейнского гарантийного пакта. Все это грозило затянуть процедуру согласования совместных действий. Договор имел явно антигерманскую направленность. Со стороны Франции он был компромиссом, но на основе его можно было вести переговоры о военной конвенции дальше. Во французском правительстве он вызвал огромную нерешительность и противодействие. В результате острых дискуссий во французском правительстве его ратификация затянулась до февраля 1936 г.

16 мая 1935 г. был подписан аналогичный договор о взаимопомощи с Чехословакией. Он также содержал взаимные обязательства оказать помощь и поддержку друг другу в случае неспровоцированной агрессии третьего государства, но в нем было зафиксировано, что “обязательства взаимной помощи будут действовать между ними лишь поскольку при наличии условий, предусмотренных в настоящем Договоре, помощь Стороне - жертве нападения будет оказана со стороны Франции”.

Подписание этих договоров свидетельствовало, что правящие круги Франции и Чехословакии, прониклись чувством опасности, которая исходила из фашистской Германии, и пошли на союз с СССР. Хотя Франция и Чехословакия рассматривали пакт, как чисто декларативный документ, подписание этих соглашений имело большое значение для сдерживания гитлеровской агрессии. При этом, фактом немаловажного значения было то, что СССР не имел общей границы ни с Францией, ни с Чехословакией и в случае агрессии должен был оказывать им помощь, как и они ему, пройдя территорию Польши или Румынии, на что трудно было надеяться, хотя с Польшей с июля 1932 г. он имел пакт о ненападении. Это снижало ценность договоров. И все-таки отрадным было то, что европейские страны с первых дней после прихода Гитлера к власти стремились заручиться поддержкой Советского Союза в борьбе за сохранение мира от агрессии Германии. Оба эти договора были подготовлены советским дипломатом, работавшим вице-секретарем Совета Лиги наций после вступления в нее СССР М. Розенбергом, который до 1936 г. был советским послом в Испании. В том же году он был отозван в Москву, где и был репрессирован.

Первые договоры, подписанные после установления в Германии фашистской диктатуры, свидетельствовали, что европейская общественность расценила победу нацистской партии, как угрозу миру и безопасности и пыталась противопоставить ей соглашения, которые уменьшили бы эту угрозу. Хотя Франция в 20-е гг. заручилась поддержкой стран Восточной и Юго-Восточной Европы, образовав там Малую Антанту, она считала важным привлечь СССР к участию в антигерманском блоке, и пошла на подписание с ним пакта о взаимопомощи.

6.3. Нарушение Германией территориальных и военных статей мирного договора.

Приход Гитлера к власти означал отказ Германии от территориальных статей мирного договора. Эвакуировав иностранные войска из Рура, и добившись частичной эвакуации Рейнской зоны после Локарно, Германия с приходом Гитлера на пост канцлера стала решительно выступать за пересмотр территориальных статей мирного договора.

Воспользовавшись тем, что в 1935 г. истекал 15-летний срок после вступления в силу Версальского договора для проведения в Саарской и Рейнской зоне плебисцитов после их пребывания под контролем Лиги наций, Гитлер приступил к организации этих плебисцитов с тем, чтобы обеспечить их переход к Германии.

В Саарской области на протяжении всего периода оккупации ее Лигой наций действия французских властей по эксплуатации угольных копей сопровождались нагнетанием антифранцузских настроений среди проживавших там немцев. Одним из таких эмиссаров “фюрера” был сотрудник министерства иностранных дел Германии О.

Абец. Он организовал в области специальные отряды, в которые вошли главари реакционных организаций. Основной его идеей было запугивание западных стран угрозой “большевизма”. В конце 1934 г. германское министерство иностранных дел добилось у Франции согласия на проведение плебисцита в Саарской области так, чтобы его итоги оказались в пользу Германии. В этом случае оно обещало не выдвигать никаких территориальных претензий к Франции. Поэтому, когда после переговоров министр иностранных дел Франции П. Лаваль заявил, что у Франции нет каких-либо интересов в Саарской области, судьба его была предрешена. Плебисцит проходил в обстановке террора против тех, кто выступал за присоединении области к Франции. При подсчете голосов выяснилось, что подавляющее большинство 477 тыс. человек из 539 тыс.

проголосовали за присоединение к Германии. Итоги плебисцита были положительно встречены в Англии и Италии. Лига наций признала, что с 1 марта 1935 г. Саарская область перешла к Германии. После этого требование фашистов присоединить Эльзас и Лотарингию, отобрать у Польши Данцигский коридор и порт Данциг стали звучать все настойчивее.

В феврале 1935 г. Германия, выйдя из Лиги наций и отказавшись от Версальского договора, сообщила Франции и Англии, что она не будет соблюдать военные статьи мирного договора. Английское и французское правительства согласились отменить часть V Версальского договора, касавшуюся этих статей. Более того, США продолжали поставлять Германии горючее, стратегические товары, химическое сырье и т.д. Одним из крупных монополистов, интересовавшихся сделками с Гитлером, был американский предприниматель, автомобильный король Г. Форд. Немало нажились на продаже фашистам танков, авиамоторов, тяжелых орудий монополии Англии и Франции.

Поддержка фашистского правительства Германии международными деловыми кругами способствовала тому, что гитлеровская внешняя политика становилась откровенно антиверсальской. Требования аннулировать мирный договор звучали все решительнее и, наконец, 16 марта 1935 г. германское правительство объявило о принятии «Закона о воссоздании сил национальной обороны”, на основании которого в Германии вводилась всеобщая воинская обязанность, германская армия должна была состоять из дивизий (примерно 700 тыс. человек). Примерно в это же время было принято решение о создании военно-воздушных сил Германии. Вслед за этим министр пропаганды Германии И. Геббельс заявил, что Германия отказывается от соблюдения мирного договора.

Реакция правительств Франции и Великобритании на нарушение военных статей Версальского договора была вялой. Францию сотрясал очередной правительственный кризис, хотя она увидела в решении германского правительства серьезную угрозу своим интересам, а Англия считала, что ей подобные шаги Германии мало угрожают, поскольку они направлены на создание опасности прежде всего для Франции, против гегемонии которой Англия всегда вела борьбу. Не являясь материковой державой, Великобритания больше была озабочена созданием в Германии военно-воздушного и военно-морского флота. К тому же Великобритания не теряла надежды использовать Германию против СССР. В силу указанных причин, Франция и Англия не смогли выработать общую позицию по отношении к Германии и упустили возможность оказать ей противодействие.

11 - 14 апреля 1935 г. в итальянском городе Стрезе состоялась международная конференция Франции, Англии и Италии, на которой представители Великобритании убедились, что она недооценила возможности Германии в создании военно-воздушных и военно-морских сил. Она, однако, отклонила предложение Франции о применении к Германии санкций за нарушение Версальского мирного договора. Кроме того, когда французский министр иностранных дел заявил о своем намерении в ближайшее время подписать пакт о взаимопомощи с СССР, это было негативно встречено как Англией, так и Италией.

На состоявшейся вслед за этим сессии Лиги наций советский представитель М.М.

Литвинов заявил об опасности принятия Германией решения о нарушении военных статей мирного договора и призвал все страны сплотиться против агрессии. Надо отметить, что на Лондонской экономической конференции в июле 1933 г. СССР предложил принять определение “агрессии“, а также горячо поддержал предложенную Францией идею “Восточного пакта” (Польша, Чехословакия, Прибалтика, СССР), и в целом внешняя политика Советского Союза была направлена на соблюдение международных обязательств для сохранения мира и безопасности.

Англия, Франция и Италия направили Германии официальный протест против нарушения Версальского мирного договора, Совет Лиги наций 17 апреля 1935 г. осудил одностороннее решение Германии об отказе от соблюдения военных статей договора. Эта резолюция вызвала в Германии решение о начале строительства 12 подводных лодок.

Этот план, вместе с началом создания военно-воздушного флота, был направлен против Великобритании. Английское же правительство, проведя 18 июня 1935 г. переговоры с Германией, подписало с ней морское соглашение, которое удовлетворяло требования немецкого правительства о том, что водоизмещение германского флота может составить 35 % британского флота (примерно, 420 тыс. т против 1200 тыс. т, которыми располагала Великобритания).

Таким образом, после Лондонской морской конференции, проходившей в январе апреле 1930 г., на которой делегация Японии потребовала для себя 70 % тоннажа тяжелых крейсеров и вспомогательных судов от водоизмещения США и Англии и заявила об увеличении тоннажа подводных лодок, в 1935 г. Германия, с позволения Англии, нарушила еще одно положение Версальского договора о праве Германии иметь большой военно-морской флот. Это решение непосредственно угрожало Англии и означало серьезное укрепление позиций Германии в Северном и Балтийском морях, но оно было встречено английским правительством без особых возражений. Для Франции это соглашение было чревато тем, что на Северном море создавался флот более мощный, и более современный, чем тот, которым располагала Франция. Помимо того, англо германское соглашение создавало угрозу странам Балтии, Польше и Советскому Союзу.

Этот период решение вопросов мира и безопасности в Европе зависело от единства позиций Великобритании и Франции и от их реакции на нарушение Версальского мирного договора и последующих решений. Но, подготовив мирный договор, каждая из этих стран после его заключения решала собственные задачи: Франция занималась восстановлением разрушенных районов и сколачиванием новых антигерманских союзов на Юге и Востоке Европы, у Великобритании много сил отнимала ее борьба против национально освободительного движения в колониях и доминионах, попытки восстановить былое могущество ее флота, соперничество с Соединенными Штатами. Разные задачи порождали различное отношение к европейским проблемам. Если то, что происходило в Германии, непосредственно касалось Франции, то Англия чувствовала себя в относительной безопасности и редко поддерживала свою бывшую союзницу, тем самым способствуя подготовке фашистской Германии к новой мировой войне. Многое в международных отношениях того периода зависело от Соединенных Штатов Америки, которые помогли возродить германскую экономику, и хотя официально отказывались принимать участие в делах Европы в течение всего межвоенного периода, продолжали неофициально помогать Гитлеру, использовавшему эту помощь для подготовки новой войны.

6.4. Захват фашистской Италией Эфиопии Одновременно с отказом гитлеровской Германии от соблюдения территориальных и военных статей мирного договора Италия начала наступательные действия против, единственной суверенной страны Северо-Восточной Африки Эфиопии. На Эфиопию Италия претендовала с конца ХIХ в., но в войнах, которые она вела с Эфиопией в 1887 1889 гг. 1895 - 1896 гг. она потерпела поражения. После первой мировой войны при вступлении Эфиопии в Лигу наций Италия пыталась воспротивиться этому и заявила о своих претензиях на ее территорию. В 1925 г. Италия и Англия подписали соглашение о разделе Эфиопии на сферы влияния: северо-запад отходил к сфере влияния Англии, восток - к Италии, которая до того имела там колонии в Эритрее и Сомали.

В конце 1934 г. Италия начала первый натиск на Эфиопию, но была вынуждена отступить. 7 января 1935 г. министр иностранных дел Франции П. Лаваль и глава итальянских фашистов Муссолини подписали соглашение, в котором за отказ Италии от борьбы за Тунис она получала преимущественные права в Эфиопии. Осенью 1935 г. Совет Лиги наций осудил нападение Италии на Эфиопию и рекомендовал применить к ней экономические санкции, но они постоянно нарушались западными державами.

3 октября 1935 г. итальянские войска вторглись в Эфиопию и начали быстро захватывать ее территорию. На это вторжение США и страны Европы откликнулись весьма своеобразно. Сославшись на то, что американский конгресс в августе того же года принял “закон о нейтралитете”, запрещавший продавать оружие и боеприпасы воюющим странам, США отказались продавать оружие Италии и Эфиопии, но при этом ввоз второстепенных материалов и горючего в Италию и ее колонии резко возрос, а Эфиопии США ничего не продавали.

В Лиге наций было принято решение об осуждении Италии. 10 стран, в том числе СССР, Ирак, Румыния и др. в декабре 1935 г. согласились не продавать Италии нефть. Но политика европейских держав в отношении Эфиопии была попустительской. 9 декабря 1935 г. министр иностранных дел Франции П. Лаваль подписал с министром иностранных дел Великобритании С. Хором соглашение, которое сводило на нет усилия Лиги наций по сдерживанию итальянской агрессии. По этому соглашению, Эфиопия уступала Италии стратегически важную провинцию Огаден, Тигре и Харар, за это Италия передавала Эфиопии узкую полоску Южной Эритреи. Франция сохраняла права на постройку железной дороги Джибути - Аддис-Абеба. Кроме того, соглашение предусматривало назначение в Эфиопии на службу итальянских советников и признание за итальянцами исключительных прав и привилегий в Эфиопии.

Соглашение Хора-Лаваля стало достоянием общественности, во Франции оно вызвало правительственный кризис, в результате которого Лаваль должен был уйти в отставку, и вскоре к власти пришло правительство Народного фронта. В Великобритании оно тоже привело к отставке Хора, осуждение в правительственных кругах, но “умиротворители” поддержали это соглашение, а члены Лиги наций стали отказываться от санкций против Италии. В июле 1936 г., после захвата столицы Эфиопии Аддис-Абебы, Лига наций вообще отменила санкции, и Эфиопия была захвачена Италией. В защиту Эфиопии выступал Советский Союз и другие страны. Российская делегация в Лиге наций настаивала на неукоснительном выполнении Устава Лиги, СССР настоял на принятии решения о применении к Италии санкций (за это проголосовало более 50 членов Лиги).

Советская страна отказалась поставлять фашистской Италии нефть, дипломатические представители СССР в Лиге наций систематически посылали ноты протеста итальянскому правительству, но без поддержки других великих держав советский протест не повлиял на Италию. Так, воспользовавшись тем, что акции Германии по нарушению Версальского договора оказались безнаказанными, Италия решилась на захват слаборазвитой и гораздо хуже вооруженной Эфиопии, тоже не встретив противодействия своей агрессии.

6.5. Захват Германией Рейнской зоны Агрессия Италии в Северо-Восточной Африке и ее полная безнаказанность, а также желание полностью аннулировать военные и территориальные статьи Версальского мирного договора способствовали тому, что весной 1936 г. правительство Гитлера спланировало акцию, которая должна была привести к его отказу от Локарнских соглашений и соблюдения Версальского договор. В качестве предлога для такого отказа был избран подписанный 2 мая 1935г. пакт о взаимопомощи Франции и СССР и его ратификация в Национальном собрании Франции. Обвинив Францию в нарушении Локарнских соглашений, не дожидаясь вывода оттуда войск Лиги наций, Гитлер 7 марта 1936 г. ввел свои войска на территорию Рейнской зоны, что создавало прямую угрозу Франции. Захват и последующая демилитаризация Рейнской области означала создание на границе с Францией опасного очага военных приготовлений к нарушению границы и, хотя Германия предложила Франции и Бельгии заключить пакт о ненападении на 25 лет и даже пообещала возвратиться в Лигу наций, страны Европы понимали, что Локарнские соглашения, как и вся Версальская система, аннулированы этой акцией фашистов и это создает опасный прецедент для будущей агрессии. Но ни в Англии, ни в других странах Европы это нарушение Локарнских соглашений и Версальского договора не вызвало адекватной реакции. Английский кабинет министров, где на смену министру иностранных дел Хору пришел А. Иден, достаточно трезвомыслящий и дальновидный политик, официально выразил протест против односторонних действий Германии, но каких-либо решительных действий не предпринял. Французское правительство, которому непосредственно угрожал этот захват, решило положиться на решение Совета Лиги наций и не требовало у Англии, как гаранта Рейнского пакта, противодействия агрессии Германии. В той обстановке, когда Италия, второй гарант пакта, вела войну в Эфиопии, Франция не могла обратиться и к ней. Конечно, к этому периоду союз Германии и Италии еще не сложился, так как между ними оставались спорные вопросы (например, об отношении к Австрии, еврейский). Италия могла выступить против действий Германии, осудить ее, но обе фашистские страны, пользуясь безразличием других европейских держав, совершали агрессивные акты, как в Европе, так и за ее пределами.

К тому же германское правительство, планируя захват Рейнской зоны, вовсе не было уверено, что этот агрессивный акт безболезненно сойдет ему с рук, и готово было отступить, но решительных мер со стороны участников Локарнской конференции не последовало, и 30-тысячная армия германских солдат присоединила Рейнскую область к Германии.

Советская делегация в Лиге наций пыталась доказать отсутствие связи между Локарнскими договорами и франко-советским пактом о взаимопомощи, осудила капитулянтскую позицию стран Запада. Она указала на то, что Германия, отказавшись от соблюдения Локарнских соглашений на Западе, в любой момент может порвать арбитражные соглашения на Востоке и развязать войну против Польши, Чехословакии и СССР.

В конце марта 1936 г. Лига наций признала, что Германия нарушила Версальский договор и Локарнские соглашения, но никаких серьезных решений за этим не последовало. Страны Западной Европы были убеждены, что агрессия Германии будет развиваться в восточном направлении. В этом их убеждала гитлеровская пропаганда, которая в этот период широко распространяла идеи “дранг нах остен”, против славянского населения на Востоке Европы и “большевизма”. Но, захватив славянские земли на Востоке, Гитлер считал необходимым в то же время уничтожить Францию, разгромить Великобританию и в конечном итоге вступить в борьбу с Соединенными Штатами Америки. Эти планы были известны странам Запада, но это не вызывало у них стремления пресечь агрессию в самом начале. После первой мировой войны положение в Европе зависело от согласованности действий Великобритании, Франции и США, но последние, провозгласив курс на “изоляцию”, ушли из Европы. Англия и Франция часто действовали врозь, преследуя свои эгоистические цели. Единственное, что их объединяло - ненависть к Советскому Союзу, желание повернуть германскую агрессию на Восток и, исходя из этого, они готовы были попустительски относиться к ее любым акциям 6.6. Международные соглашения 1936 г.

В 1936 г. когда Германия открыто встала на путь непризнания подписанного ею Версальского мирного договора и Локарнских соглашений, страны Европы, напуганные активизацией Германии и Италии в международных вопросах, сочли необходимым пересмотреть некоторые соглашения, касавшиеся международных отношений. В 1936 г. в Германии был принят четырехлетний план, который должен был за четыре года подготовить германскую экономику к войне. Генеральный уполномоченный по этому плану Г. Геринг предусмотрел 10-кратное увеличение военных расходов (58 % бюджета).

Такая политика фашистского правительства не оставляла сомнений в том, что в будущем Германия намерена развязать войну.

Это заставило страны Запада пересмотреть подписанные ранее соглашения.

Инициатором этого выступила Великобритания, защищавшая свои колониальные владения. Для нее важно было обезопасить три ключевые стратегические точки:

Черноморские проливы, Суэцкий канал и Гибралтар, открывавшие доступ к азиатским и африканским колониям Англии Лозаннская конференция 1922 - 1923 гг. хотя и признала независимость Турции, лишала ее возможности укрепить безопасность Черноморских проливов, которые были переданы под международное управление и демилитаризованы и через которые в любое время могли проходить корабли любой страны. Такое положение не могло не вызвать желание Турции и СССР изменить Лозаннскую конвенцию (СССР подписал ее, но не ратифицировал). Поэтому, по предложению советского чрезвычайного и полномочного представителя в Турции Л.М. Карахана в июле 1936 г. в швейцарском городе Монтре была созвана конференция, регулировавшая режим проливов в связи с возникшей угрозой их захвата фашистскими государствами, в которой, помимо причерноморских стран, участвовали Великобритания, Франция, Япония, Австралия. Во время конференции ее участникам стало известно о нарастании внутренней напряженности в Испании и возможности ее перерастания в гражданскую войну. Наряду с войной, которую Италия вела в Эфиопии и приготовлениями Германии к развязыванию войны в Европе, эти события оказали влияние на политику Великобритании, заставив ее пойти на уступки в пользу Турции. Великобритания согласилась на отмену международного управления проливами и передачу контроля над ними Турции.

В конвенции, подписанной 20 июля 1936 г., предусматривались условия демилитаризации проливов и прохода в бассейн Черного моря судов причерноморских и нечерноморских стран в мирное и военное время. Торговые суда могли проходить через проливы в любое время с неограниченным тоннажем. В мирное время черноморские и нечерноморские страны могли проводить в бассейн Черного моря легкие надводные и вспомогательные суда с неограниченным водоизмещением. Черноморские страны имели право проводить тяжелые суда в сопровождении эскорта двух миноносцев. Подводные лодки могли проходить свободно, но только днем и в надводном состоянии. Каждая из нечерноморских стран могла провести в бассейн Черного моря совокупный тоннаж в тыс. т. водоизмещения (9 кораблей). Одновременно все страны могли иметь в Черном море совокупный тоннаж, не превышавший 30 тыс. т и на три недели им разрешалось увеличить тоннаж до 45 тыс. т.

Во время войны, если Турция останется нейтральной, военные корабли невоюющих стран могли свободно проходить в Черное море, соблюдая вышеназванные требования, но военные корабли всякой воюющей страны лишались права прохода через каналы. Если Турция вступит в войну, право пропуска судов через проливы будет предоставлено ей.

Конвенция была подписана на 20 лет с правом ее автоматического продления, если за год до истечения конвенции какая-либо из держав, подписавших ее не заявит о своем желании пересмотреть ее. Конвенция в Монтре является ныне действующей, то есть, согласно ей, подтверждается принцип “ права свободы и мореплавания” в проливах Босфор и Дарданеллы. Эта конференция была последней инициативой Л.М. Карахана, вскоре после нее он был вызван в Москву и репрессирован.

В этот же период были пересмотрены условия англо-египетского соглашения г. с целью обезопасить ситуацию в зоне Суэцкого канала. Этот канал привлекал к себе внимание фашистской Германии в качестве ближайшего пути на Ближний и Средний Восток, где фашистское правительство сразу же после своего прихода к власти начало создавать свою агентуру, наводнив Иран, Ирак, Турцию, Афганистан своими специалистами, экспертами, советниками, особенно по военным вопросам. Большой интерес проявляла фашистская Германия к овладению подступами к английской колонии Индии, желая создать там пояс зависящих от Германии государств от Юго-Восточной Европы и Турции до Китая и Японии. Итальянская агрессия в Эфиопии делала также район Суэца и Баб-эль-Мандебский пролив уязвимыми для итальянских войск.

Поэтому Великобритания, предоставив формально независимость Египту в 1922 г., с начала 1936 г. инициировала переговоры с египетским правительством Наххас-паши о подписании нового договора. 26 августа 1936 г. договор о союзе с Египтом был подписан.

Он предусматривал прекращение оккупации английскими войсками египетской территории, замену верховного комиссара послом, англичане обязались способствовать вступлению Египта в Лигу наций. За это Великобритания получала право продлить контроль над зоной Суэцкого канала на 20 лет, строить на египетской территории стратегические дороги, аэродромы, казармы для контингента английских войск в 10 тыс.

человек и осуществлять облет территории Египта своими самолетами.

Это был еще один неравноправный договор, навязанный Египту Англией.

Подобные договоры были подписаны Англией с Ираком, где англичане получали право иметь две военно-воздушные базы, с Йеменом, Ираном, где после англо-иранского конфликта 1933 г. английское правительство пошло на уступки шаху Реза Пехлеви, согласившись частично расплачиваться за добываемую нефть. Франция попыталась урегулировать свои отношения с Сирией, мандат на которую получила на Парижской мирной конференции. В 1933 г. она признала независимость Сирии, а в 1936 г. подписала с ней договор об отмене мандата, выводе войск, сохранении на неопределенное время контроля над двумя военно-воздушными базами на ее территории. Таким образом, нарастание военной угрозы в лице фашистских стран поставило перед странами Запада проблему укрепления периферийных районов мира.

6.7. Вмешательство Германии и Италии в гражданскую войну в Испании В 1936 г. международные отношения в Европе и мире стали еще более обостряться в связи с тем, что в Испании началась гражданская война. Победив на выборах, коалиция левых партий Испании образовала правительство Народного фронт, но оно оказалось не в состоянии решить за короткое время ряд стоявших перед ним трудных задач, и в Испании возникло движение недовольных его политикой, особенно по отношению к церкви. Это недовольство использовали правые партии, обратившиеся за помощью к Германии и Италии. В Испанию стало перебрасываться немецкое и итальянское оружие. Заговор возглавил генерал Франко, который в июле 1936 г. поднял мятеж в Мадриде и на всех испанских территориях. В Испании началась гражданская война.

Отношение европейских держав к событиям в Испании было неоднозначным.

Наибольшую тревогу они вызывали у Франции, которая имела общую границу с Испанией. В мае 1936 г. к власти во Франции пришло правительство Народного фронта во главе с социалистом Л. Блюмом. Оно, с одной стороны, было обеспокоено событиями в Испании, так как анархия, характерная для Испании, могла распространиться и на соседнюю Францию. С другой стороны, правительство Народного фронта Франции поддерживало дружественное правительство Испании. Гражданская война в Испании таила в себе возможность победы правых, ориентировавшихся на Германию и Италию.

Тогда на южной границе Франции могла возникнуть опасная ситуация. Поэтому политика французского правительства в отношении Испании была сдержанной и непоследовательной. Народный фронт Франции во внешней политике опирался на Великобританию, которая настороженно относилась к блоку левых партий, пришедшему к власти во Франции и к испанским правым, опиравшимся на итальянских и германских фашистов. С другой стороны, серьезные опасения у Великобритании вызывало отношение к испанским событиям Советского Союза.

К этому времени СССР уже усомнился в возможностях скорой мировой революции, особых интересов на Пиренейском полуострове он не имел, но события в Испании, особенно после того, как туда начали перебрасываться итальянские и германские войска, вызвало желание сталинского руководства оказать помощь Испании.

Гражданская война в Испании вскоре расширилась за счет прямого вмешательства в нее Италии и Германии против республиканского правительства, поддерживавших генерала Франко, с другой стороны помощь испанской республике начали оказывать советские, венгерские и американские добровольцы.

Отношение Англии и Франции к интервенции в Испании выразилось в стремлении не вмешиваться в конфликт. С одной стороны, им не нравился порядок, который хотел установить генерал Франко, тем более он опирался на фашистские страны. С другой стороны, хаос, который установился в Испании с победой правительства Народного фронта, да еще участие на его стороне Советского Союза, отпугивали их еще больше.

Этими соображениями руководствовались великие державы при обращении к испанским событиям, стараясь соблюдать политику “невмешательства” в испанские дела. Попытка создания международного комитета по невмешательству в события в Испании чтобы оградить ее от интервенции фашистских государств, и введение эмбарго на поставки оружия воюющим сторонам оказались неэффективными, потому что германское и итальянское правительства продолжали поставлять вооружения Франко, а республиканцы были лишены помощи. После этого СССР, выйдя из комитета по невмешательству, стал ввозить в Испанию самолеты, артиллерийские орудия, стрелковое оружие и т.д. а также послал на помощь республиканцам добровольцев.

Вмешательство в гражданскую войну в Испании было крупной совместной акцией фашистской Германии и Италии. Многие из существовавших между ними разногласий по отношению к Австрии и по другим вопросам, некоторые пограничные споры были отодвинуты на второй план, и началось известное сближение двух фашистских стран.

Гражданская война в Испании, продолжавшаяся до 1939 г., когда пало республиканское правительство и в Испании на долгие годы установилась диктатура Франко, показала, откуда исходит угроза прогрессивным движениям.

6.8. Заключение антикоминтерновского пакта Установление в Испании правого режима осложнило положение Франции. Теперь враждебная ей сила появилась не только на востоке, но и юге Франции. Если учесть, что итальянские геополитики считали Средиземное море своей сферой влияния и даже называли его “маре ностра” (наше море), опасность для южных пределов Франции возрастала. Кроме того, складывался и укреплял свои позиции блок фашистских государств в Европе и Северной Африке, диктатура Франко в Испании была близка к такому режиму. В период Гражданской войны в Испании 25 октября 1936 г. Германия и Италия подписали в Берлине союзный договор о создании “оси Берлин-Рим”. В это же время начались переговоры Германии и Японии о подписании идеологического пакта, который координировал бы их действия против Коминтерна и СССР. 25 ноября 1936 г.

они подписали, так называемый, “антикоминтерновский пакт”, который предусматривал, что стороны, его заключившие, обязуются информировать друг друга о деятельности Коминтерна и консультироваться о мерах борьбы против него. Статья 2 призывала любое государство присоединиться к пакту или принять меры против угрозы подрывной работы Коминтерна. Статья 3 предусматривала, что пакт заключается на 5 лет с правом его автоматического продления. В секретном приложении к пакту говорилось, что в случае войны против одной из договаривавшихся стран другая сторона не будет принимать каких-либо мер, которые бы “могли бы способствовать облегчению положения СССР”, кроме того, обе стороны обязались не заключать с СССР каких-либо договоров, противоречивших данному пакту.

Этот пакт имел антисоветскую направленность, но косвенно он мог быть использован и против США, Великобритании и Франции. Антикоминтерновская направленность пакта была вызвана тем, что правительство Народного фронта во Франции поддерживали коммунисты. В то же время он был заключен косвенно против позиций Англии в Азии, а также и против США, отношения с которыми у Японии становились все напряженнее и грозили перерасти в открытое столкновение. Отказ японского правительства в 1934 г. от соблюдения Вашингтонских трактатов, вторжение в Маньчжурию и создание автономных районов в Северном Китае, безудержная гонка вооружений - все это вызывало в Соединенных Штатах настороженность и намерение принять адекватные меры. В 1937 г. к “антикоминтерновскому пакту” присоединилась Италия, и это обстоятельство значительно расширило сферу его действия 6.9. Начало японо-китайской войны Прямым следствием заключения пакта Германии и Японии явилась подготовка Японии к захвату Китая. Пришедшее к власти в марте 1936 г. правительство Хирота совершило несколько нападений на Монгольскую Народную Республику. Стал выполняться план, который был зафиксирован в “меморандуме Танака”, где первым этапом агрессивных действий был определен район Маньчжурии и Монголии. 12 марта 1936 г. СССР подписал с МНР пакт о взаимопомощи, японцам пришлось отложить нападение на Монголию. В течение 1936 г., убедившись, что действия Италии в Эфиопии и германо-итальянская интервенция в Испании не вызывают сильного противодействия великих держав, Япония начала подготовку “большой войны” c Китаем. Япония очень торопилась развязать эту войну, потому что в конце 1936 г. Красная Армия Китая, контролировавшаяся коммунистами, передислоцировалась в район северных территорий, где наметились возможности восстановления единого фронта КПК и Гоминьдана в борьбе против Японии. Фашистские выступления в Японии в начале 30-х гг. также проходили в основном в виде предъявления фашистами обвинений правящим кругам в нерешительности и медленной подготовке войны. Кроме того, чтобы успокоить бдительность правительств великих держав, эти приготовления проходили под лозунгом “спасти Китай от большевистской угрозы”, борьбы против коммунистического движения в Китае.

К 1937 г., помимо Маньчжоу-Го Япония установила в 5 северных провинциях Китая автономные районы, которые должны были стать буферной зоной между Маньчжурией и остальным Китаем. Япония учитывала, что десятилетняя гражданская война между КПК и Гоминьданом истощила эти партии и торопилась упредить их возможное объединение.

Япония хорошо выбрала момент нападения, когда США, Великобритания больше всего опасались победы национально-освободительного движения в Китае. Борьба против “большевизма”, то есть советского влияния в Китае, была беспроигрышной картой, разыгрывая которую Япония могла надеяться на безнаказанность со стороны великих держав.

Нужно также отметить, что в 1936 - 1937 гг. в СССР имели место широкие политические репрессии, которые особенно сильно затронули советскую армию. Ведя борьбу против своих политических противников, подавляя любое инакомыслие, Сталин обрушился на интеллектуальные силы советского общества. Опасаясь формирования армейской опозиции, он уничтожил лучшие военные кадры (маршалов, командармов, комбригов и т.д. общим числом более 35 тыс. человек). В Японии, зная, что репрессированы лучшие, опытные, закаленные в боях старые квалифицированные кадры, и на смену им пришли новые необстрелянные военачальники, торопились развязать войну против Китая, которому советские военные специалисты оказывали помощь, а после завоевания Китая напасть и на СССР. Кроме того, уничтожение работников культуры, литературы, политической оппозиции, крестьянского класса, религиозных деятелей, руководителей зарубежных компартий подрывало имидж СССР и Коминтерна, создавало в лице Советского Союза образ “страны зла”, которой трудно было рассчитывать на поддержку демократических стран.

Учитывая все это, в условиях надвигавшегося мирового экономического кризиса Япония с начала 1937 г. начала подготовку войны с Китаем. 7 июля 1937 г. она напала на Китай в районе Пекина. Это нападение, как и вторжение в Маньчжурию в 1931 г., было спровоцированным. Правительство Коноэ, которое начало войну, надеялось, что она будет недолгой, Чан Кайши капитулирует, и Япония без особого труда захватит Китай.

США и Великобритания довольно вяло отреагировали на начало войны Японии против Китая. Победа революционных сил Китая пугала их гораздо больше. США, соблюдая “закон о нейтралитете”, запретили вывоз оружия в Китай и Японию, которая, имея огромный флот и развитую военную промышленность, только выигрывала от этого.

Мало того, несмотря на “закон о нейтралитете”, американские монополии вплоть до лета 1941 г. поставляли Японии оружие, стратегическое сырье, нефтепродукты.

Поэтому США ограничивались призывами организовать “карантин” против агрессоров, и, признав, что действия Японии нарушают “договор девяти держав” и “пакт Бриана - Келлога”, не предприняли никаких действий против Японии, хотя японская агрессия нарушала их интересы. Англия больше была занята европейскими делами, кроме того, она не располагала надлежащими финансовыми средствами для увеличения своих вооруженных сил, которые были разбросаны по всему миру. В Германии война Японии в Китае была встречена со смешанным чувством. С одной стороны, фашистское правительство, планировавшее войну против СССР, видело в Японии своего союзника, который в будущем будет воевать против Советского Союза и вынудит его вести войну на два фронта. С другой стороны, Германия опасалась за свои интересы в Китае. Объем германских инвестиций в Китае занимал третье место после Великобритании и Японии.

Взаимоотношения между Гоминьданом и германским правительством год от года крепли.

Фашистское правительство поставляло Чан Кайши оружие, посылало в его армию советников и инструкторов и продолжало делать это после начала войны с Японией. В Берлине считали, что, Япония, развязав войну с Китаем, невольно будет способствовать объединению всех патриотических сил вокруг КПК, что ослабит власть Чан Кайши.

Война Японии с Китаем создавала угрозу и для СССР, который неоднократно предлагал заключить региональный тихоокеанский пакт между Китаем, Японией, США и Великобританией, чтобы остановить японскую агрессию, но Соединенные Штаты отвергли эту идею. После нападения Японии на Китай начались переговоры советского и китайского правительств относительно пакта о ненападения. Как ни уклонялось китайское правительство Чан Кайши от подписания пакта, но быстрое наступление японских войск не оставляло ему альтернативы, и 21 августа 1937 г. оно было вынуждено подписать на пять лет пакт о ненападении, который предусматривал отказ обеих стран от нарушения суверенитета друг друга и сохранение нейтралитета в случае нападения на договаривавшиеся страны со стороны какой-либо третьей страны.

Для Китая этот договор означал, прежде всего, что надежды правящих кругов на изоляцию китайского правительства не оправдались. СССР выступал в защиту Китая в Лиге наций, посылал ноты протеста против бомбардировок китайских городов. На основании резолюции Лиги наций, рекомендовавшей своим членам индивидуально оказывать помощь Китаю, Советский Союз начал весьма обширную материальную и военную помощь правительству Чан Кайши. В марте 1938 г. СССР предоставил Китаю первый заем в 50 млн. дол. 1 июля 1938 г. - еще один заем на такую же сумму и 10 июля 1939 г. - 150 млн. дол. Советский Союз поставлял в Китай самолеты, танки, артиллерийские орудия, боеприпасы, горючее. В Китае сражались около 700 летчиков добровольцев, за время осады Уханя они сбили более 100 самолетов японцев, а за всю войну - около тысячи. В Китае погибло более 200 летчиков-добровольцев. С 1938 г. в Китай прибыл из СССР военные советники. Среди них были будущие маршалы В.И.

Чуйков и П.С. Рыбалко, крупные военачальники в годы Великой Отечественной войны П.

Батицкий, П. Батов, среди военных специалистов был и будущий командующий “Русской освободительной армией”, сотрудничавшей с фашистами, А. Власов. Всего за три года войны в Китай было послано более 3,5 тыс. советских специалистов.

В то же время помощь Китаю начали оказывать и Соединенные Штаты Америки, но она была обусловлена поставками из Китая важнейшего стратегического сырья.

Первый заем в 25 млн. дол. Китай получил у США под поставки редких металлов. Три последующих на общую сумму в 93 млн. дол. были получены под вывоз из Китая тунгового масла, вольфрама, олова, сурьмы.

Агрессия Японии в Китае развивалась быстро. К концу 1937 г. был оккупирован Северный Китай. За короткое время Япония овладела районом Шанхая и Нанкина (ноябрь - декабрь 1937). Руководитель левого крыла Гоминьдана Ван Цзиньвэй в конце декабря 1937 г. без боя сдал Гуанчжоу (Кантон). Правительство Чан Кайши было вынуждено переехать в Ухань, но осенью 1938 г. японцы захватили Ухань, столицей гоминьдановского Китая стал г. Чунцин, столица провинции Сычуань. В конце 1938 г.

наступление японцев приостановилось, потому что перед японским командованием встал вопрос, что делать дальше. Японские расчеты на капитуляцию Китая не оправдались, увеличивать дальше контингенты своих войск в Китае Япония не могла, потому что это отвлекало ее от главной задачи – “большой” войны на Тихом океане. Поэтому с 1938 по 1945 гг., за исключением короткого периода в 1944 г., китайско-японский фронт оставался стабильным.

В этот период многое зависело от реакции на первые нарушения Версальско Вашингтонской системы и от согласованных действий великих держав. Они, действуя сообща, могли в самом начале остановить японскую агрессию. Но, в самый ответственный момент эти страны действовали вразнобой и оказывались неспособными защитить заключенные договоры. США, провозгласив изоляционистский курс во внешней политике, а затем, приняв “закон о нейтралитете”, формально не вмешивались в международные дела, оказывая на деле щедрую помощь Гитлеру и деловым кругам Японии, которая, развязав агрессию в Китае, создала здесь очаг новой мировой войны.

Великобритания и Франция после первой мировой войны и распада Антанты были озабочены не столько укреплением своей безопасности, сколько борьбой за укрепление своих позиций в других районах земного шара. Франция затратила огромные средства на восстановление разрушенных районов и была занята дипломатическими интригами в Восточной и Юго-Восточной Европе. Британскую империю раздирали внутренние противоречия: в Индии в начале 30-х гг. развернулась невиданная ранее кампания гражданского неповиновения, ее доминионы все больше тяготели к независимости. Это ослабляло Англию, заставляло нести большие оборонные расходы на охрану имперских интересов и самих Британских островов. У власти в Англии в начале 30-х гг. стояли правительства, которые не могли окончательно определиться с ориентацией:

поддерживать ли Германию или проводить профранцузскую политику.

И, наконец, очень важную роль в международных отношениях играло то, как великие державы относились к Советскому Союзу. События, имевшие место в СССР, политика сталинского руководства, массовые репрессии, насилие, применявшееся для устранения политической оппозиции и т. д. не могли не вызвать естественной реакции отторжения советского режима. Кроме того, у европейских стран сложилось определенное представление об экономической и военной слабости СССР. Лига наций долго не принимала его в свои ряды, среди многих стран существовало известное недоверие и подозрительность в отношении всех его инициатив. Все это не усиливало, а ослабляло единый фронт против агрессивных держав.

Лига наций заняла в отношении Японии неопределенную позицию, спустив решение этого вопроса в Консультативный комитет, высказала моральное осуждение Японии и решила созвать международную конференцию по китайскому вопросу. Такая слабая реакция на возникновение очага новой войны отчасти была вызвана тем, что агрессия Японии против Китая велась, как “необъявленная” война. Поэтому она рассматривалась, наряду с захватом Маньчжурии, как японо-китайский инцидент, не привлекая особого внимания Лиги наций.

В ноябре 1937 г. конференция по китайскому вопросу проходила в Брюсселе. На ней даже не был поставлен вопрос о применении к Японии санкций Лиги наций. Страны Запада (США принимали участие в конференции) советовали Китаю заключить соглашение с Японией, исходя из сложившейся ситуации. Делегация СССР отмечала, что оккупация огромной и самой развитой части Китая ставит его в неравное положение с Японией, и в данном случае речь о подписании равноправного договора не идет.

Конференция окончилась принятием заключительной декларации о прекращении военных действий.

Таким образом, западные страны продемонстрировали свое полное нежелание и бессилие приостановить агрессию. Многие из них имели интересы в Китае, но для всех была более выгодна торговля с быстро вооружавшейся Японией, и в японо-китайском конфликте они заняли ее сторону. Соединенные Штаты, которые по темпам роста инвестиций в Китае обгоняли другие страны, не заняли решительной позиции в этом вопросе, отказываясь от коллективных действий и ссылаясь на “закон о нейтралитете”.

Появление еще одного очага мировой войны на Дальнем Востоке резко ухудшило положение в мире. Локальные конфликты показали непрочность созданной в 1919 - гг. Версальско-Вашингтонской системы. Державы, ответственные за ее создание отказались гарантировать ее соблюдение в дальнейшем и от единства действий по отношению к ее нарушителям. Появление в ряде стран фашистских движений было связано с ростом националистических настроений, недовольством этой системой и желанием пересмотреть ее основные пункты.

Глава 7. Предвоенный кризис в Европе в 1938-1939 гг.

7.1. Захват Австрии и Чехословакии.

В 1937 г. мир оказался вовлеченным в новый экономический кризис. Особенно сильно он поразил США, меньше Францию и Великобританию. Германия, Япония и Италия, осуществлявшие милитаризацию своей экономики, не пострадали от кризиса.

Они, напротив, увеличили темпы своего роста, и неравномерность развития отдельных стран возросла. Особенно бурно развивалась Германия. По объему промышленности она вышла на второе место в мире, обогнав Великобританию и Францию. В промышленном производстве Европы на ее долю приходилось почти одна треть, в мировом промышленном производстве она занимала более одной пятой. По производству чугуна, стали, добыче каменного угля на ее долю приходилось около 20 % мирового производства. Не отставала от нее и Япония. После захвата Маньчжурии у власти в Японии стояли военные правительства, готовившие войну. Захватив Китай, Япония до – 70 % бюджета выделяла на военные нужды и к 1941 г. смогла создать мощную военную промышленность, позволявшую ей недолгое время успешно вести войну против Соединенных Штатов и Англии.

Важным фактором подготовки фашистских стран к войне были идеологические кампании, проводившиеся правительствами Германии и Японии, которые позволяли им сплотить нацию, получить поддержку всех слоев населения и подготовить войну. Для Германии это были идеи ее национального унижения, несправедливости Версальского договора, непризнания ст. 231, одностороннего обвинения Германии в развязывании первой мировой войны, и отсюда прорастали идеи реванша, ревизии итогов войны и мирного договора. Благодаря идее несправедливости великих держав по отношению к Германии Гитлер смог сплотить весь германский народ и увлечь всю Германию на борьбу за установление мировой гегемонии. В Японии недовольство засильем великих держав в районе, где она надеялась установить свое преобладание, вылилось в известное намерение очистить страны Азии от ярма белого человека, осуществить лозунг “Азия для азиатов”, а затем перейти к более широким планам, вплоть до установления мирового господства.

Германия и Япония теснили старые колониальные страны во всех районах мира: на Ближнем и Среднем Востоке, в Латинской Америке, в Азии, используя национально освободительное движение, недовольство народов, живших на этих территориях, угнетавшими их странами Запада. Это обстоятельство и позволило агрессивным странам начать борьбу за новый передел мира.

К сожалению, старые демократии слишком поздно осознали ту опасность, которую нес фашизм, не придали должного значения провозглашенным Гитлером лозунгам. Их ослепляла возможность направить агрессию Германии и Японии против Советского Союза, потому что для них он оставался цитаделью опасного для них коммунистического движения. К тому же, с их точки зрения тоталитарный режим, установившийся в СССР, мало чем отличался от режима Гитлера, а это означало, что они, в принципе, хотели в равной степени отмежеваться от того и другого. Правительственные круги Великобритании в течение всего послевоенного периода стремились поддерживать стабильность в Европе, потому что на них оказывал серьезно влияние страх народа перед новой войной. Франция, исконный противник Германии, больше других понимала опасность установления фашизма и его экспансионистских устремлений, но обе державы пытались избежать войны, умиротворяя Гитлера за счет третьих стран.


Важную роль сыграло и то, что перед второй мировой войной правительства, министерства иностранных дел, посольства в зарубежных странах и другие ведомства возглавлялись политическими лидерами, разделявшими консервативные убеждения, лишенными гибкости и прозорливости (Н. Чемберлен, Даладье, Галифакс, Боннэ, Гендерсон), и это тоже приблизило начало второй мировой войны.

Агрессия фашистской Германии в Европе началась после отказа от соблюдения Версальского мирного договора с захвата Австрии. Еще до прихода Гитлера к власти Штреземан неоднократно говорил о необходимости объединения всех немцев, оказавшихся после войны на территории других стран. Он резко критиковал страны победительницы и считал несправедливыми статьи Версальского договора, запрещавшие объединение Австрии и Германии, двух немецких государств. Первая попытка присоединения Австрии к Германии, предпринятая летом 1934 г. оказалась преждевременной, но на протяжении последующих лет в Германии велась пропаганда необходимости присоединения Австрии.

План захвата Австрии был утвержден военным ведомством Германии в июне г. Австрийские нацисты разделяли взгляды германских национал-социалистов и подготовили путч, который создавал почву для вмешательства Германии. Германские планы в отношении Австрии немецкие фашисты не скрывали от Англии, но премьер Англии Чемберлен, фактически отстранивший в этом вопросе министра иностранных дел А. Идена, дал понять, что он не возражает против аншлюса Австрии. Английский посол в Германии А. Гендерсон получил обязательство Гитлера, что в случае присоединения Австрии он не будет покушаться на английские колонии, и Англии ничего не оставалось делать, как согласиться с идеей Гитлера.

12 февраля 1938 г., вызвав австрийского канцлера К. Шушнига в свою резиденцию в Альпах, Гитлер предъявил ему обвинение в том, что Австрия, желая остаться независимой, всегда была против объединения с Германией, но сейчас настало время “разрешить этот вопрос”. От Шушнига требовалось допустить свободное существование нацистской партии в Австрии, выпустить из тюрем всех нацистов, назначить в важнейшие министерства нацистских чиновников. После этого судьба Австрии была решена. Ни Италия, у которой имелись серьезные разногласия с Германией по поводу Австрии, ни Франция, ни Великобритания не пришли ей на помощь.

11 марта 1938 г., после месяца бесплодных надежд на помощь великих держав, правительство Шушнига ушло в отставку, а 12 марта германские войска вошли в Австрию. 13 марта был подписан договор, по которому Австрия присоединялась к Германии и становилась одной из земель германского рейха. Англия и Франция никак не отреагировали на захват Германией суверенной Австрии. Во Франции в этот период разразился очередной правительственный кризис, а в Великобритании министром иностранных дел, вместо противника политики умиротворения Гитлера А. Идена, был назначен сторонник этой политики Галифакс, который считал невмешательство Англии в европейские дела наиболее подходящей политикой для своей страны.

Советское правительство в ноте народного комиссара иностранных дел Литвинова осудило нарушение “пакта Бриана-Келлога” и применение “насильственного лишения” австрийского народа независимости. Оно предупредило, что в силу заразительности агрессии следующей жертвой может оказаться Чехословакия.

И, действительно, с весны 1938 г. Гитлер решил в два этап присоединить к территории рейха сначала Судетскую область, населенную примерно 3 млн. немцев, а затем и всю Чехословакию. Среди судетских немцев местная фашистская партия, возглавляемая Гейнлейном, получая деньги из Германии, задолго до этого вела агитацию за отделение от Чехословакии и предоставление автономии.

В начале 1938 г. гейлейновцы открыто выступили с требованием присоединения к Германии. Англия благосклонно отнеслась к этому требованию. Но Гитлера останавливало то, что с 1935 г. существовал советско-чехословацкий договор о взаимопомощи, на основании которого СССР мог прийти на помощь Чехословакии при согласии на это Франции. Таким образом, вопрос об оказании советской помощи Чехословакии ставился в прямую зависимость от позиции Франции.

В мае 1938 г. возник кризис во взаимоотношениях чехословацкого правительства и судетских немцев. Правительство Чехословакии пошло на большие уступки гейнлейновцам, оно выпустило из тюрем заключенных гейнлейновцев, разрешило им провести выборы. Несмотря на это, Гитлер начал перебрасывать войска к границам Чехословакии. Великобритания и Франция предупредили германских дипломатов, что агрессия против Чехословакии повлечет за собой выступление Франции, а этом случае неизбежно и выступление Англии. Такая перспектива не устраивала Гитлера, потому что к широкомасштабной войне в Европе он не был готов. Гитлер отступил, заявив, что не собирается воевать с Чехословакией. Летом 1938 г. прошли переговоры членов английского правительства с германскими дипломатами, которые старались приучить общественность Англии и Франции к мысли о неизбежности уступки Чехословакии. Во время этих переговоров министр иностранных дел Германии Риббентроп заявил, что неуступчивость Франции может привести к войне. Это должно было оказать давление на Францию и заставить ее отказаться от поддержки Чехословакии. Угроза Германии должна была также создать впечатление, что она не остановится ни перед чем для достижения своей цели. Этот был явный шантаж, потому что воевать против объединенных сил Франции, Англии и СССР Германия не была готова.

5 сентября президент Чехословакии Э. Бенеш заявил о готовности выполнить все требования Гейнлейна. Казалось, с решением этого вопроса отпадал моральный повод Германии для вторжения в Чехословакию, но, несмотря на это Гитлер продолжал требовать Судеты. Во время встречи главы английского кабинета Чемберлена с Гитлером в середине сентября 1938 г. канцлер Германии поставил вопрос о неизбежности войны, если Великобритания не поддержит требования Германии. Эта угроза произвела впечатление не только на английского премьера, но и на главу французского правительства Даладье, который понял, что советско-французский договор 1935 г. налагал на Францию очень серьезные обязательства по защите независимости Чехословакии. Но привлечь советское правительство на оказание помощи Чехословакии французские правящие круги не решились, потому что это требовало от них получения согласия правительства Польши пропустить русские войска через территорию своей страны и согласия Англии оказать поддержку Франции.

Чемберлен, решивший идти до конца в умиротворении Германии, встретившись с Гитлером 22 - 23 сентября заверил, что не будет возражать против оккупации Судет и не поддержит Францию, если она решится выступить в защиту Чехословакии. Гитлер, таким образом, добился своей цели, он деморализовал правительство Англии, заставил его отказаться от союза с Францией и дал понять, что ничто не остановит Германию в ее попытках достичь гегемонии в Европе.

28 - 30 сентября Гитлер созвал в городе Мюнхене конференцию с участием Англии (Чемберлен), Франции (Даладье), Италии (Муссолини), на которой было подписано соглашение о том, что надлежало начать эвакуацию чехословацких войск из Судет октября 1938 г. и закончить ее за десять дней. Это соглашение сопровождалось лицемерной декларацией Гитлера и Чемберлена, что Германия и Великобритания никогда больше не будут вести войну друг против друга. Позднее, 6 декабря, подобная декларация была подписана между Францией и Германией, в ней говорилось, что между этими странами “ не имеется более никаких неразрешенных вопросов”.

Мюнхенское соглашение стало своеобразным водоразделом между подготовкой к войне и ее практическим началом. Великобритания и Франция, превосходя по военной мощи Германию, по сути, признали гегемонию германского фашизма и сдались, уступив требованиям Гитлера. В 1938 г. у них еще была реальная возможность остановить фашизм. Конечно, охваченное пацифистскими идеями общественное мнение этих стран всеми силами стремилось избежать войны, но традиционная ненависть французов к “бошам” при условии поддержки ее англичанами могла поднять народы этих стран на борьбу с Германией.

При этом определенную роль в начавшейся в Европе схватке с Гитлером мог сыграть Советский Союз. Конечно, к этому времени он не был готов к войне, но верный своим союзническим обязательствам, он предпринимал попытки достичь взаимопонимания со странами Европы в попытках обуздать фашистскую агрессию.

Однако все усилия советского правительства выяснить отношение Франции к захвату Судетской области и его заявления о готовности выставить в ее защиту не менее стрелковых дивизий, призвать на службу резервистов и использовать имеющуюся у него авиацию (примерно, 550 самолетов) и танки оказались отвергнутыми. Советский Союз был готов оказать помощь Чехословакии даже без участия Франции, если она об этом попросит. 22 августа советский Нарком иностранных дел М.М. Литвинов предупредил об этом германского посла в Москве В. Шуленбурга, заявив, что следующим шагом Германии может быть захват всей Чехословакии, с которой у СССР был пакт о взаимопомощи. Советский полномочный представитель в Праге отмечал, что глава правительства Чехословакии Бенеш “судорожно хватался за возможность помощи… когда получал крепкий удар от Англии и Франции”, но так и не решился просить об этой помощи.

Вопрос об оказании помощи Чехословакии осложняло еще то, что у СССР тогда не было общей границы с ней и достичь пределов Чехословакии СССР мог только через Польшу или Румынию (для этого нужно было специальное решение Лиги наций), но на это трудно было надеяться, хотя Коминтерн в этот период почти отказался от идеи мировой пролетарской революции, но само его существование в Москве отпугивало сопредельные страны. Кроме того, Англия и Франция никогда не рассматривали Советский Союз, как сильную в военном отношении державу, и мало надеялись на его помощь.


После перехода Судетской области в начале октября 1938 г. под контроль Германии Гитлер начал планировать захват всей Чехословакии. Об этом было известно правительствам Англии и Франции, и это обостряло международную обстановку. Следует сказать, что после судетских событий, которые показали, что Гитлер не намерен считаться ни с чьим мнением, Германия завершила подготовку своих вооруженных сил к войне. По темпам роста вооружений она обогнала Англию и Францию. В 1936 г. вермахт имел танков, военно-воздушный флот Германии насчитывал 4500 самолетов, в Германии было построено 400 аэродромов. Очень быстро развивала производство вооружений Япония, которая после захвата Китая начать подготовку к “большой” войне в Азии.

Несмотря на все это монополии США продолжали снабжать фашистскую Германию и своего главного соперника в Тихом океане Японию вооружениями и стратегическим сырьем. Летом 1938 г. японское правительство, воспользовавшись тем, что внимание всего мира было привлечено к событиям в Европе, решило начать важную операцию против СССР в районе озера Хасан (сопок Заозерная и Безымянная), где советские пограничники занимались фортификационными работами. В районе этих сопок трудно было провести границу, и нередко советские пограничники и специально посланный в этот район отряд случайно нарушали границу. Попытки дипломатическим путем урегулировать отношения с Японией успеха не принесли, и в конце июля 1938 г.

они переросли в вооруженный конфликт. Он закончился в начале августа победой Красной Армии и установлением границы, в соответствии с которой обе сопки отошли к СССР.

Если учесть, что в Китае в этот период японцы вели наступление на Ухань, то события у о. Хасан следует рассматривать, как попытку силового давления на СССР, чтобы заставить его отказаться от помощи Китаю и продемонстрировать стремление Японии расширить район военных действий не только на южном, но и на северном направлении.

Надо отметить, что в этот период, несмотря на сближение и подписание “антикоминтерновского пакта”, между Германией и Японией росло соперничество в странах Азии, Африки, Латинской Америки, но это не останавливало монополистические группировки США и европейских стран от оказания помощи в усилении военно экономического потенциала своих будущих противников.

В обстановке усиливавшихся притязаний Германии на мировое лидерство Великобритания и Франция вынуждены были обратить внимание на военную подготовку своих вооруженных сил к войне. Надо сказать, что вплоть до конца 1938 г. армия Англии была очень небольшой. Она насчитывала всего 5 дивизий, в том числе одну механизированную. Для обороны Британских островов этого хватало. Все остальные силы британской армии были разбросаны по ее многочисленным колониям и доминионам. По темпам создания вооруженных сил Англия в межвоенный период серьезно отставала от Германии. Например, за 1938 г. Германия израсходовала на вооружения около 2 млрд. ф.

ст., а Англия всего 350 млн. ф. ст.

Франция отставала от Германии еще больше. В 1938 г. у нее было всего 2 самолетов. В месяц Франция должна была выпускать не менее 400 самолетов, но не выдерживала этих темпов и в отдельные месяцы выпускала не более 100 самолетов. Для Великобритании авиация имела еще большее значение, учитывая уязвимость Британских островов именно с воздуха. По мнению Чемберлена, ежемесячно Англия должна была выпускать не менее 700 - 800 самолетов, чтобы успешно отражать удары германской авиации. Но правящие круги обеих стран не уделяли должного внимания агрессии гитлеровской Германии и продолжали надеяться на то, что Германия начнет свое продвижение на Восток. Захват Судет и подготовка к присоединению всей Чехословакии подтверждали их расчеты.

Соединенные Штаты, встревоженные нарастанием международной напряженности и располагавшие незначительными вооруженными силам, проявляли серьезную озабоченность в связи с гегемонистскими планами Германии, так как сами претендовали на мировое лидерство. Президент Рузвельт призвал укрепить Атлантический флот, уделяя в то же время больше внимания Тихоокеанскому флоту, форсировать выпуск самолетов.

На 1938 - 1939 гг. американский конгресс запланировал невиданные военные расходы на сумму, превышавшую 1 млрд. дол.

С 1938 г. в международных отношениях стали просматриваться контуры будущих коалиций. Присоединение Саарской и Рейнской областей, произведенное с нарушением условий Версальского договора, захват Австрии и Судетской области Чехословакии резко изменили соотношение сил в Европе. Гитлеровцы начали поощрять сепаратистское движение в Чехословакии и отделение Словакии от Чехии, заявляя, что захват Чехии для них является делом ближайших дней. Поэтому между Англией и Францией активизировались переговоры о будущем направлении фашистской агрессии. В начале 1938 г. в правящих кругах этих стран появилось предположение, что Гитлер планирует агрессию на Западе, но даже в этих условиях правительства Даладье во Франции и Чемберлена в Великобритании проявляли хладнокровие, решив, что Гитлер развяжет войну на Востоке, и не пошли ни на какие чрезвычайные меры по укреплению собственной обороноспособности. Они только заверили друг друга в необходимости форсировать выпуск самолетов.

Тем временем Германия подготовила заключительный захват Чехословакии. Этот захват лишал Францию поддержки чешской армии. По сравнению с другими странами Европы, чехословацкие вооруженные силы представлялись довольно значительным препятствием для германского вермахта, и военные силы Чехословакии всегда высоко оценивались Францией. Чешская армия к весне 1939 г. насчитывала 21 дивизию первого эшелона и 15 - 20 дивизий второго эшелона. В Чехословакии имелись хорошо укрепленные крепости, правда, большинство из них находились в Судетах, и они были захвачены Германией. Заводы Шкоды были по мощности вторыми, после Германии, военными предприятиями Европы, выпускавшими боеприпасы и военную технику.

На этот раз Гитлер использовал движение сепаратистов в Словакии, которые потребовали своего отделения от Чехии. 14 марта 1939 г. словацкий парламент объявил о создании словацкого государства, а 15 марта германские войска оккупировали Чехословакию. Сопротивление чехов было подавлено превосходящими силами германской армии. Президент Чехословакии Э. Гаха призвал чешскую армию не оказывать сопротивления германской армии и передать ей оружие.

После этого Гитлер приказал присоединить к рейху Чехию и Моравию, а Словакию признать независимым государством под контролем Германии.

7.2. Подготовка гитлеровской Германии к захвату Польши Западные страны довольно безразлично отнеслись к захвату и расчленению Чехословакии. Продвижение Гитлера на Восток было предпочтительнее его выступлению в западном направлении. 13 марта английское правительство заявило, что оно не имеет какой-либо причины вмешиваться в конфликт Германии и Чехословакии. Французскому послу в Лондоне было заявлено, что Англия не в силах предотвратить захват Чехословакии. Державы ограничились формальным протестом в адрес Берлина и констатацией нарушения Мюнхенского соглашения. Но это заявление не возымело никакого действия. После захвата Чехословакии германское командование сосредоточило весь огонь своей пропаганды против Польши, требуя немедленной ликвидации Данцигского коридора и присоединения порта Данциг (Гданьск). Советское правительство считало, что объединение рейха с Восточной Пруссией представляет угрозу странам Балтии и Советскому Союзу. 22 марта в специальной ноте оно предложило провести совещание представителей Великобритании, Франции, Румынии, Польши, Турции и СССР для “выяснения действий, положения и определения позиций всех его участников”. Почти одновременно с этим министр иностранных дел Германии Риббентроп предупредил посла Польши в Берлине о передаче Германии порта Данциг, Данцигского коридора и порта Мемель (Клайпеда), который Лига наций передала в г. Литве. В Мемельской области немцы создали мощную агентуру, и понятно было, что захват Данцига и Мемеля являются прелюдией к войне с Польшей 30 марта 1939 г. британский парламент принял решение о намерении предоставить гарантии Польше в случае ее войны с Германией. На следующий день, выступая в палате общин, Чемберлен заявил об этом и сообщил, что в этом вопросе Франция готова оказать Великобритании “полную поддержку”. Но ведя переговоры с Польшей, английское правительство не оставляло надежды на компромисс с Германией. Французское правительство тоже заняло неопределенную позицию, хотя с 1921 г. имела с Польшей союзный договор.

Крайне сложной обстановкой, которая сложилась в Европе весной 1939 г., решила воспользоваться Италия, 7 апреля начавшая агрессию против Албании и захватившая ее.

В этот период произошли важные изменения в руководстве внешнеполитического ведомства СССР. Вместо квалифицированного и опытного, карьерного дипломата М.М.

Литвинова 3 мая 1939 г. Наркомом иностранных дел был назначен В.М. Молотов. Если Литвинов был известен, как сторонник антигерманской системы коллективной безопасности, то назначение Молотова означало, что Сталин решил единолично контролировать советскую внешнюю политику. В годы репрессий НКИД понес большие потери (Карахан, Иоффе, Крестинский, Раковский, Розенберг, Стомоняков), на смену которым пришли малоопытные молодые дипломаты.

Убедившись в полной несговорчивости Великобритании и Англии прибегнуть к единым действиям против гитлеровской Германии и после безуспешных попыток подписать с Польшей пакт о ненападении, советское правительство в поисках выхода из изоляции пыталось улучшить отношения с Германией.

К слову сказать, с приходом к власти фашистского правительства, Германия не отказалась ни от одного из договоров, подписанных ранее правительством Веймарской республики, в том числе и от договора о дружбе и нейтралитете, подписанного СССР с правительством Веймарской республики в 1926 г. К тому же, видимо, тоталитарный режим, сложившийся в Германии, привлекал Сталина, рассматривавшего в качестве своего главного противника Англию. Для этого имелись все основания: участие английских войск в антисоветской интервенции, предъявление 8 мая 1923 г. “ультиматума Керзона”, обвинявшего советское правительство в ведении антибританской пропаганды в странах Востока, перипетии, связанные с подписанием англо-советского договора о признании, затем разрыв отношений с СССР эти и многие другие события создавали у советского правительства “образ врага”, заставляли искать союзников среди других стран. И вообще предвоенные месяцы с высоты прошедших лет рассматриваются, как серия трагических ошибок, недоразумений, непонимания, неверных оценок, которые привели мир к трагедии второй моровой войны.

Весьма примечательным было и то, что в этот период начала формироваться и другая коалиция. Подписав “антикоминтерновский пакт” – идеологический союз, Германия и Япония, к которым в 1937 г. присоединилась Италия, остававшийся открытым для других стран, приступили к переговорам о военном союзе. Переговоры шли трудно, потому что с захватом Японией Китая оттуда начали вытесняться германские фирмы, советники, которые работали при правительстве Чан Кайши. Германия требовала возвращения ей довоенных территорий в Тихом океане, переданных Японии по условиям Версальского договора. Италия тоже искала возможность установления более тесных отношений с Германией, потому что ощущала свою слабость. 22 мая 1939 г. между этими тремя странами был подписан “стальной пакт” – договор о совместных действиях в Европе. Продолжались переговоры Германии, Италии и Японии о заключении военного союза. Правда подписать его удалось уже после начала второй мировой войны, но сближение агрессоров продолжалось. Оно проявилось не только в Европе, но и на Дальнем Востоке, где Япония захватила острова Спратли и Хайнань, начала строить военно-морские базы вблизи Малайи, Филиппин и Индонезии. Хотя об этих фактах и подготовлявшемся военном союзе было известно западным державам, они не предприняли решительных мер и фактически продолжали уступать агрессивным державам.

Сразу же после захвата Чехословакии, Гитлер начал подготавливать нападение на Польшу. Между Польшей и Германией в течение всего межвоенного периода оставались нерешенные территориальные проблемы. Польское правительство, имевшее в отдельные послевоенные годы неплохие отношения с Германией, всегда ощущало на себе груз этих неразрешенных проблем и искало союзников на Западе. В то же время Польша отказывалась от всяких совместных действий с Советским Союзом, отношения с которым у нее тоже несли груз прошлых лет. Подписание 26 января 1934 г. германо-польской декларации о необращении к силе, заключение 6 апреля 1939 г. соглашения с Англией о гарантиях и союзнические отношения с Францией еще с начала 20-х гг. давали ей надежду, что агрессию Германии удастся остановить.

3 марта 1939 г. Германия навязала кабальное хозяйственное соглашение Румынии, пригрозив ей расчленением, 28 апреля она аннулировала англо-германское соглашение 1935 г. и германо-польский пакт о ненападении от 26 января 1934 г. Все эти факты говорили о том, что кольцо будущей войны сужается вокруг Польши. Гарантии Англии и Франции были даны Польше, чтобы удержать ее от участия в системе коллективной безопасности, которую предлагал Советский Союз.

7.3. Борьба СССР за создание трехстороннего военно-политического союза военно-политического союза Надвигавшаяся вторая мировая война заставила английское и французское правительства более серьезно прислушаться к предложениям Советского Союза. После захвата Чехословакии английское правительство проявило желание начать переговоры о совместных действиях с СССР в случае агрессии против Румынии. Советское правительство ответило предложением заключить трехсторонний оборонительный пакт, который гарантировал бы безопасность стран Южной и Восточной Европы. СССР предлагал также созвать конференцию представителей Англии, Франции, СССР, Турции, Польши и Румынии, чтобы выяснить действительное положение и определить позиции все участников. Но Великобритания блокировала это предложение, заявив, что советское предложение является “преждевременным”. Франция положительно отнеслась к идее конференции, но без Англии не решилась ее принять. Кроме того, СССР был связан с Францией только договором, а не военной конвенцией, а это лишало его возможности оказать конкретную помощь восточноевропейским странам в случае агрессии против них.

Советское правительство предлагало конкретное соглашение о заключении на срок до 10 лет договора о взаимной помощи, в котором бы предусматривалась возможность оказания военной помощи странам, находившимся между Балтийским и Черным морями.

Однако, Англия не хотела начинать переговоры с Советским Союзом и только под влиянием Франции делала вид, что соглашалась на них. Франция же, находясь непосредственно на границе с Германией, была гораздо больше зависима от фашистской агрессии. Посол СССР во Франции Я.З. Суриц неоднократно отмечал, что французское правительство при всем его нежелании подписать договор могло пойти на это, но действовало с оглядкой на Англию, и Даладье, как и Чемберлен, хотел вовлечь Россию в войну, оставляя за собой право пойти на соглашение с Германией.

14 мая 1939 г. СССР снова предложил подписать пакт, который бы гарантировал от агрессии восточные страны, включая Финляндию и Прибалтику, а не только Польшу и Румынию, как предлагала Англия. Но и на этот раз англо-французский проект соглашения не был основан на подписании военной конвенции. А между тем, печальный опыт Чехословакии показал, что подписание только пакта о взаимопомощи, не подкрепленного военным соглашением, привело бы к затягиванию периода консультаций, на что у участников пакта уже могло не остаться времени.

В течение мая-июня 1939 г. стороны обменялись нотами, согласовывая условия подписания пакта, но выработать единую точку зрения не смогли. Камнем преткновения оставался вопрос о косвенной агрессии, который СССР и Англия понимали по-разному.

Особенно это касалось прибалтийских стран, через которые Германия могла совершить нападение на СССР.

В конце июля Франция и Великобритания решили, наконец, провести в Москве переговоры по военным вопросам. Советский Союз, со своей стороны, сделал все, чтобы такие переговоры состоялись. С советской стороны, в них принимала участие весьма представительная делегация во главе с Наркомом обороны К.Е. Ворошиловым и начальником Генерального штаба Красной Армии Б.М. Шапошниковым. Делегации Англии и Франции представляли второстепенные лица, не имевшие даже права подписывать военные соглашения.

Переговоры начались 12 августа 1939 г. накануне второй мировой войны. Они были самым важным событием, которое могло предотвратить войну. Но первые дни переговоров были затрачены на выяснение полномочий представителя Англии (отставного адмирала Дракса) и Франции (генерала Думенка) и обмен информацией о состоянии вооруженных сил трех ведущих переговоры стран. Если Думенк 22 августа получил полномочия правительства Даладье согласиться на проход советских войск через Польшу, то выяснение полномочий Дракса заняло неоправданно много времени. Кроме того, состоявшиеся в июле 1939 г. переговоры в Лондоне между представителями английского правительства (Г. Вильсон) и немецким чиновником по особым поручениям (Г. Вольтат) показали, что Англия и дальше готова идти на уступки Германии, вместо подписания соглашения об оборонительном союзе с СССР. Поэтому участие в московских переговорах, скорее, рассматривалось английским правительством как шантаж Германии, чем серьезное намерение остановить фашистскую агрессию. Францией переговоры оценивались, как необходимая мера обороны. Французы срочно укрепляли “линию Мажино” на границе Франции и Германии и перебрасывали в район границы боеприпасы.

Мосты на Рейне были заминированы с тем, чтобы в нужный момент взорвать их. Столица Франции Париж готовилась к захвату, жители рыли траншеи, закладывали окна мешками с песком.

Казалось, в таких условиях не оставалось ничего иного, кроме как спасение своих стран любой ценой от надвигавшейся агрессии. Но в английской делегации, которую возглавлял отставной адмирал П. Дракс и у французских представителей, во главе которых был мало кому известный генерал Думенк, не было даже четкого плана ведения переговоров, оба они имели лишь одну инструкцию затягивать переговоры.

Советская делегация представила три возможных варианта своих обязательств в случае нападения Германии на Великобританию и Францию (в этом случае СССР обязался выставить 70 % вооруженных сил от английских и французских, получив согласие Польши на проход советских войск через ее территорию);

в случае агрессии против Польши и Румынии (при этих обстоятельствах необходим был пропуск через их территорию советских войск в количестве 100 % от вооруженных сил, которые могли выставить Англия и Франция);

и третий вариант предусматривал участие советских войск в войне против Германии, если агрессия будет осуществляться через Финляндию или через страны Прибалтики. В каждом конкретном случае определялось, сколько пехотных, кавалерийских и других дивизий выставит Советский Союз, сколько он задействует танков, самолетов, тяжелых орудий. Также предлагались меры, которые должны были пресечь действия Германии на морях: закрытие Ла-манша, Суэцкого канала, Черноморских проливов, блокада Северного моря и т. д.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.