авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 21 |

«IV ВСЕРОССИЙСКИЙ ФОРУМ ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ ОСНОВА ПРОЦВЕТАНИЯ РОССИИ МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИХ КОНГРЕССОВ IV ВСЕРОССИЙСКОГО ...»

-- [ Страница 7 ] --

Эмпирические данные, полученные в ходе исследования индивидуальных и типологиче ских особенностей пациентов клиники восстановительной, пластической и реконструктив ной (на базе ГУЗ ДБВЛ НПРЦ «Бонум» г. Екатеринбург), проводимые в рамках гранта РГНФ 06 06 00601а позволяют говорить об определенном несоответствии субъективных ожиданий определенной группы пациентов результатам, оцениваемым с точки зрения позитивных жизненных изменений.

Мы предположили, что указанное несоответствие решающим образом связано с глубин ными личностными структурами, фиксируемые термином «структурная личностная органи зация» (Кернберг, 2000;

Соколова 1995;

2001), которое является самостоятельной диагнос тической категорией.

Результаты комплексного исследования (применялись как стандартизованные психоди агностические методики, так и проективные методы исследования личности) являются осно ванием для выделения трех групп пациентов в зависимости от свойственного им типа лично стной организации: невротической, пограничной и психотической. Нами доказано, что тип личностной организации является основной характеристикой, которая определяет мотива цию пациентов, их комплайентность и возможность продуктивного сотрудничества с меди цинским персоналом, а также влияние эстетического хирургического вмешательства на со стояние психики, характеризующее в терминах «психического здоровья».

Из 128 обследованных пациентов (обоего пола, в возрасте от 18 до 66 лет), 91,0% в каче стве основной причины операции указали на желание нравиться себе и окружающим, и лишь 9,0% отметили, что решились на хирургическое вмешательство после нелестных замечаний окружающих людей. В то же время, по данным опросника невротических расстройств – ОНР (адаптация и модификация Л.И. Вассермана) у 77,0% отмечаются высокие показатели, пре вышающие пороговые значения при p0,05, по шкале «переживание своей малоценности», у 57,0% – «нарушение социальных контактов» и у 53, 0% – «гипоманиакальные проявления».

Использование шкалы Цунга для самооценки депрессии в дооперационный период по казывает, что 17, 0% пациентов, для которых характерны указанные выше расстройства, от рицают у себя расстройства настроения, чувство душевной опустошенности, специфичес кие соматические симптомы, суицидальные мысли и прочие признаки депрессивного состояния, выявляемые данной методикой.

Сопоставление результатов по этим двум методикам позволяет выделить особую груп пу пациентов, которым свойственно разделение поля отношений с внешним миром на два разных сектора: один, сохраняющий правильную оценку реальности, и другой, действующий более идеализированно и менее реалистично. Это, по-видимому, является проявлением расщепления как основного механизма примитивной нерефлексируемой защиты при по граничной личностной организации.

Данное патологическое состояние, выраженное на языке патологического функциониро вания, приводит к тому, что даже врачи с психотерапевтически ориентированной лечебной идеологией терпят неудачу в попытках последовательного ведения таких пациентов на всем протяжении лечебно-реабилитационного процесса. Качественная диагностика структуры лич ностной организации данной группы пациентов (ТАТ, тест Г.Роршаха, КИСС, методика Дембо Рубинштейн в модификации Е.Т. Соколовой) показывает, что для них желаемое хирургическое вмешательство – путь избавления от непереносимых внутренних переживаний дискомфорта, чувства внутренней пустоты, хронической самонедостаточности, отчуждения от самого себя, несоответствия и непригодности для жизни. Эстетическая операция «рассматривается» по граничными пациентами как вариант нарциссической иллюзии будущего, поэтому ведущий мотив – не просто достижение совершенства, а желание избавиться от собственного «я» и об ретение вместо него другого «я». Приемлемым, а порой и единственно возможным способом обретения другого «я» становится изменение внешности. На хирурга возлагается задача, ко торая не может быть им решена. Поэтому, при любом исходе, неминуемо недовольство ре зультатами произведенных хирургических манипуляций. Иными словами, в работе с такими пациентами пластические хирурги наиболее подвержены профессиональному выгоранию.

Несмотря на известные сложности в работе с пациентами двух других категорий, хирур ги оказываются более эффективными как в плане выстраивания взаимоотношений «врач-па циент», так и в принятии решения об оказании им требуемых услуг или отказе в проведении эстетической операции в случае едва заметного или отсутствующего дефекта.

Также необходимо указать на тот факт, что именно пограничные пациенты, в связи с на растающей в послеоперационный период депрессивной нарциссической ситуацией, уже к моменту выписки из клиники, т.е. на 7–10 день планируют следующую операцию, даже если результаты предыдущей не совсем удовлетворяют.

Следовательно, эффективность эстетического хирургического вмешательства, рассма триваемая с позиций последующей динамики социальных взаимосвязей и межличностных отношений пациентов со значимыми другими, по-видимому, должна включать профессио нальную психологическую помощь в варианте психологического сопровождения.

Разрабатываемое нами психологическое сопровождение на модели эстетической хи рургии позволяет дать следующее операционализируемое определение. Психологическое сопровождение – это комплексная программа создания и использования лечебно-реабили тационного пространства для принятия пациентом эффективных решений с учетом ситуации актуального выбора.

В данном определении, во-первых, подчеркивается активность и самостоятельность субъекта деятельности (пациента);

во-вторых, учитывается «субъективная» внутренняя логи ка развития отношения к «болезни», определяющая пристрастное восприятие себя в качест ве пациента;

в-третьих, учитывается все возрастающая доля гуманитаризации современно го лечебного процесса.

Таким образом, психологическое сопровождение как система включает следующие под системы или этапы: диагностический;

когнитивно-информационный;

проективно-прогнос тический;

деятельностно-преобразующий. Следует подчеркнуть, что выделение данных эта пов весьма условно, поскольку в практической работе их взаимосвязь и взаимопереходы гораздо сложнее, а последовательность может быть нарушена.

Как свидетельствует наш опыт, психологическое сопровождение лечебно-реабилитаци онного процесса значительно облегчает для пациентов, в том числе с пограничной личност ной организацией, процесс послеоперационного самопринятия. изменения представления о себе и стереотипов межличностного общения. Различные направления групповой и инди видуальной работы (исключительно по желанию самих пациентов) позволяют снизить напря женность, возникающую в связи с внутриличностными и межличностными конфликтами и психосоматическими проблемами. Однако, в дальнейшем, лишь незначительная часть от общего числа пациентов (не более 8,0%) выражают желание продолжать работу с психоло гом, что, на наш взгляд, вполне соответствует существующей консультативной и психотера певтической практике.

Комплексное психологическое сопровождение также направлено на профессиональную деятельность пластических хирургов. В совместной с психологами работе создаются научно обоснованные критерии скрининга пациентов, непригодных к хирургическому вмешательст ву по немедицинским критериям, а также вырабатывается стратегия оптимизации процесса установления и поддержания границ контакта с трудными пациентами с целью избежать не гативных эффектов синдрома сгорания, неизбежно возникающих у специалистов, соприка сающихся с интимностью другого человека.

ЛИЧНОСТНОЕ ЗДОРОВЬЕ В СИСТЕМЕ ЗДОРОВЬЯ ЧЕЛОВЕКА Сокольская М.В.

Дальневосточный государственный университет путей сообщения (ДВГУПС), г. Хабаровск В сложившейся социально-демографической ситуации в России, когда смертность пре вышает рождаемость, а заболеваемость остаётся высокой, именно здоровье нации являет ся приоритетной задачей науки и практики.

Очевидно, что, исследуя проблему здоровья на индивидуально-личностном уровне, не корректно сводить понятие здоровья к «нормальному функционированию» определенных подсистем организма или психики, так же как и ограничиваться рассмотрением отдельных измерений (уровней) человеческого существования, но также очевидно и то, что достижение вершинного, высшего уровня в иерархическом развитии человека происходит не вдруг и не сразу – это постепенный процесс, ему предшествует ряд этапов, уровней, на которых также развитие происходит не линейно и не всегда последовательно: возможны как остановки на каких-то этапах развития, так и регресс, но и это не фатально: при активной позиции лично сти – её субъектности – дальнейшее личностное развитие не пострадает, а, возможно, и бу дет более точным, «очищенным», осознанным, нравственным. И именно знание, понимание особенностей протекания развития человека на том или ином этапе и даст нам целостное представление о развитии человека – это положение и руководило нами, в первую очередь, при разработке модели личностного здоровья, как одного из уровней психического здоро вья человека.

«Поуровневый подход» имеет весьма давнюю историю. Деление на «душу» и «тело», ко торому тысячи лет, можно рассматривать как первую попытку такого рода. Не менее почтен ный возраст имеет и трёхчленное деление на «телесное», «душевное» и «духовное». Двух и трёхчленное деление, наполненное, разумеется, иным содержанием, остаётся наиболее распространённым и сейчас. Напомним лишь некоторые примеры: индивид – личность (А.Н. Леонтьев);

субъект – личность (П.Я. Гальперин);

индивид – личность – индивидуаль ность (Б.Г. Ананьев, А.Г. Асмолов);

индивид – субъект – личность (Ш.А. Надирашвили);

орга низм – индивид – личность (М.Г. Ярошевский).

Хотя, как отмечает Б.С. Братусь, применение термина «уровень» является здесь в доста точной степени условным. Об уровнях в строгом значении уместнее было бы говорить при изменении какого-либо свойства или качества, когда, скажем, каждая новая ступень подъё ма вбирает в себя, как бы «затопляет» нижележащие, пройденные, оставленные уже уровни.

В нашем же случае речь идёт скорее о составляющих, параметрах, этажах человека, как ро дового существа, существующих (живущих) одновременно, пусть глубоко взаимосвязано и взаимозависимо, но всё же не поглощая и не заменяя друг друга.

В.Н. Мясищев определил свою позицию в изучении личности, трактуя ее как биопсихо социальное единство. Впоследствии в этом же смысле достаточно определенно высказался А.Н. Леонтьев: «Мы без труда выделяем разные уровни изучения человека: уровень биологи ческий, на котором он открывается в качестве телесного, природного существа;

уровень психологический, на котором он выступает как субъект одушевленной деятельности, и, нако нец, уровень социальный, на котором он проявляет себя как реализующий объективные об щественные отношения, общественно-исторический процесс». И на каждом из названных уровней здоровье человека имеет особенности своего проявления.

В русле нашего исследования здоровье рассматривается в качестве оптимальной пред посылки (условий) для выполнения человеком намеченных жизненных целей и задач, его предназначения, в конечном счёте, его самоосуществления. Главный смысл здоровья не в том, чтобы только иметь крепкое здоровье, а в том, чтобы реализовать с помощью здоро вья свою жизненную миссию.

Исходя из проведённого теоретического анализа подходов к пониманию психического здоровья, его уровневой структуры и критериев мы выявили, что во всех предлагаемых ав торами (В.Н. Мясищев, А.Ф. Лазурский, А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев, А.Г. Асмолов, Б.С. Бра тусь и др.) уровневых структурах психического здоровья человека практически не представ лен непосредственно личностный (социально-психологический) уровень психического здоровья, его качественные характеристики учитываются либо на психофизиологическом уровне психического здоровья человека, либо на духовно-нравственном, либо разделяются (учитываются на обоих названных уровнях) в зависимости от концепции автора. Мы посчита ли необходимым восполнить этот пробел и определить, во-первых, содержание понятия «личностное здоровье», во-вторых, его критерии, основания и структуру.

Так же как мы не сможем «подойти» к личностному здоровью обойдя психофизиологиче ское, так мы не сможем говорить и о духовном здоровье без здоровья личностного. Но, как отмечает Б.С. Братусь, несмотря на взаимосвязь и взаимообусловленность уровней здоро вья, возможны самые различные варианты их развитости, степени и качества здоровья, т. е. психическое здоровье, будучи многоуровневым, может страдать на одних уровнях при относительной сохранности других.

Поэтому целесообразно рассматривать личностный уровень психического здоровья че ловека, придерживаясь отечественной традиции – принципов целостности, системности, детерминизма, активности сознания личности в рамках системного, субъектно-деятельно стного и личностного подходов.

Пытаясь определить феномен здоровья в рамках современной психологии личности, мы оказываемся перед необходимостью синтеза доказавших свою достоверность и (при этом) нередко противоречащих друг другу подходов и представлений. На данном этапе от нас тре буется интеграция уже имеющихся знаний в цельную концепцию или модель, в которой были бы учтены и согласованы основные положения концепций здоровья. Это означает, что здо ровье следует рассматривать целостно (холистично), как системное свойство личности.

Здоровье характеризует личность во всей полноте ее проявлений;

в этом феномене отража ется сущность и цель основных биологических, социокультурных и интрапсихических про цессов, интегрирующих личность. Чтобы акцентировать это положение, мы определяем здоровье не только как социокультурную переменную или интегральный семантический кон структ, но и как интегративную характеристику личности, охватывающую самые различные уровни и измерения индивидуального бытия.

Допущение, что исследование основ психического здоровья может оказаться плодо творным для всей психологической теории личности в целом, подтверждается самой исто рией психологии. Проблема целостной личности как предмета психологического исследова ния первоначально возникла в рамках психопатологии и психиатрии. Уже У. Джеймс, рассматривавший личность лишь как один из пунктов в ряду научных проблем своей «Психо логии», стремясь пролить свет на природу личности, обращался к вопросам психопатологии, исследуя феномен «раздвоения личности». Проблема целостности Я заняла центральное положение в глубинной психологии, основатели которой исследовали, прежде всего, ин трапсихические истоки истерии и других психических расстройств. Создатели первых пси хологических моделей личности формулировали основной исследовательский вопрос при близительно так: «Что делает личность аномальной и благодаря чему она может стать здоровой?» Таким образом, вопрос о психическом здоровье, пусть и не четко сформулиро ванный, дал первый значительный импульс к исследованию природы и структуры личности.

Академическую психологию интересовали исключительно отдельные психические процессы или общие закономерности сознания и поведения. Только в условиях психотерапевтической практики, направленной на разрешение проблем здоровья и болезни, психологи задумались над тем, как отдельные проявления, элементы человеческой психики образуют цельную лич ность и что препятствует этому.

В настоящий момент проблема психического здоровья включена как одна из основных в проблемное поле психологии личности.

В общей теории личности выделяют следующие обязательные компоненты: структура личности — это стабильные характеристики, которые, выступая в различных комбинациях, составляют единое, определенным образом организованное целое и могут быть выявлены как устойчивые показатели при тестировании или эксперименте;

мотивация, включающая процессуальные, динамические аспекты поведения;

развитие личности — изменение ее свойств и особенностей на разных возрастных этапах, от младенчества до старости;

основа ния психического здоровья личности, выделяемые согласно определенным критериям;

изменения личности посредством терапевтического воздействия, на которые направлены различные психотерапевтические подходы и техники.

Предлагаемая нами концепция личностного здоровья основывается на понимании чело века как сложной саморазвивающейся системы, что предполагает стремление к тем или иным целям и адаптацию к окружающим условиям, включая взаимодействие с внешним ми ром и осуществление внутренней саморегуляции.

Мы предлагаем следующее определение понятия «личностное здоровье» – это цело стная, интегративная, динамическая характеристика личности, которая обусловлена соци альной (в противовес асоциальной) субъектной активностью личности и проявляется в субъ ективном благополучии в рамках своей принадлежности к определённому социокультурному и профессиональному сообществу.

При таком понимании личностное здоровье оказывается не константой, раз и навсегда определяющей человека, но характеристикой, изменяющейся на протяжении жизни, и име ющей некоторый исходный уровень, но, необходимо подчеркнуть, что этот уровень будет ин дивидуален для каждой личности. Можно говорить о состоянии личностного здоровья чело века аналогично тому, как говорят о состоянии его телесного, соматического здоровья, отмечая, например, что человек под влиянием условий своей жизни и деятельности утрачи вает или укрепляет свое здоровье.

Мы предлагаем рассматривать личностное здоровье в динамике, именно, как результат продуктивного разрешения человеком задач, которые можно назвать психогигиеническими и психопрофилактическими.

Среди широкого крута психогигиенических задач мы выделяем три типа: коррекция це леполагания;

оптимизация взаимодействия с социокультурной и профессиональной сре дой;

повышение уровня саморегуляции.

В качестве основного интегративного критерия личностного здоровья выступает, как показал теоретический анализ психологической литературы, субъективное благополучие личности;

условием, при наличии которого возможно говорить о личностном здоровье, явля ется субъектная активность личности.

Рассматривая субъективное благополучие в качестве критерия личностного здоровья важно учитывать направленность личностной активности. Речь идет о благополучии, пони маемом по-разному в зависимости от общественно или индивидуально ориентированной личности, в зависимости от эгоистической или альтруистической направленности. Можно быть «благополучным», удовлетворяя лишь свои собственные амбиции, реализуя притяза ния и не соотнося ни своих желаний, ни последствий их реализации с микро- и макросоциу мом. Следствие этого – внутренняя пустота и социальная изоляция, что приводит к невоз можности реализации высших потребностей и снижению индекса субъективного благополучия в будущем. Вероятно, также ущербна и противоположная личностная пози ция – альтруистическая.

ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПАЦИЕНТОВ ШКОЛ ЗДОРОВЬЯ Спивак И.М.

Московская медицинская академия имени И.М. Сеченова В настоящее время в медицинской практике врачи все чаще приходят к пониманию не обходимости отношений между врачом и его пациентом с позиции «субъект-субъект», кото рая является альтернативой другой позиции «субъект-объект». В случае «субъект-объект ных» отношений в качестве объекта выступает болезнь пациента, а он сам отстраняется от ответственности за свое здоровье и от обязанности участвовать в выздоровлении. В первом случае, врач и пациент понимаются как личности со своими правами, обязанностями и от ветственностью (Белобородова, 2006).

Восприятие пациента как личности открывает для специалиста (врача, психолога и др.) широкие возможности в построении с ним конструктивных, партнерских отношений, в том числе, в процессе терапевтического обучения, или деятельности учения, в которую все чаще вовлекается пациент.

На примере пациентов с ишемической болезнью сердца было показано, что для пациен тов готовых к групповым занятиям характерны такие личностные особенности, как сензитив ность, склонность к депрессивным состояниям, затрудненность межличностных контактов, низкий уровень гетероагрессивных тенденций, ощущение собственной недостаточности.

Вместе с тем, завершают занятия пациенты, ориентированные на социально-одобряемое поведение, с высокой способностью к интрапсихической адаптации, повышенным интере сом к вопросам здоровья (Зарицкая, 1988).

В другом исследовании отмечалось, что стремление к лидерству, перфекционизм, тен денция конкурировать создают трудности в процессе обучения. Сбалансированность лично стных характеристик, отсутствие выраженных интрапсихических диспозиций, выраженная стрессоустойчивость, развитый личностный дефенс – те личностные особенности, которые способствуют формированию эффективного поведения (Джафарова и др., 2000).

Из сфер личности – когнитивной, эмоциональной, мотивационной – обращают отдель ное внимание на специфику эмоций пациентов, страдающих хроническими заболеваниями, на роль эмоций в продолжительности жизни пациента, этиологии и течении его заболева ния. Указывается, например, на неспособность пациентов, имеющих хронические заболева ния, проявлять свои чувства, подавляемую эмоциональность (Kissen, 1967;

Барлас и др., 1985;

Веселовский и др., 1985;

Бройтигам и др., 1999;

Аралова и др., 2004). Отмечается, что больные раком женщины, посещающие группы поддержки, живут в среднем на два года дольше, чем женщины, не получающие эмоциональной поддержки (Spiegel et al., 1989). Из вестно, что кровяное давление временно поднимается под воздействием свободно выража емого гнева у здоровых людей (Александер, 2002). Но указывается также, что под влиянием гнева повышается уровень нейроэндокринных реакций, вследствие чего происходит угнете ние иммунной защиты (Kavan et al., 1995).

Эмоции пациентов, страдающих сахарным диабетом, учитывались нами при их обучении в школе диабета клиники эндокринологии Московской медицинской академии имени И.М.Сеченова. Важность этого объясняется имеющимися экспериментальными данными.

Cannon показал, что страх и тревога могут вызывать гликозурию у нормального человека.

В исследованиях Benedek и Mirsky показана корреляция гликозурии и кетозурии с психичес ким напряжением (Цит. по: Александер, 2002). В генезе клинического синдрома диабета (2 типа – прим. автора) провоцирующим фактором рассматривается ожирение. Если оно развивается вследствие переедания, то последнее является результатом расстройства эмо ционального развития личности. Т.е. психологические факторы в генезе сахарного диабета начинают приобретать этиологическую значимость (Александер, 2002).

Нами изучались изменения, происходящие в эмоциональной сфере пациентов, в про цессе их обучения по различным моделям: традиционной и экспериментальной. Традицион ная модель обучения (модель А) характеризовалась «субъект-объектными» отношениями в системе «педагог (врач) – пациент», использованием информационного метода обучения преимущественно в форме монолога. Обучение по модели А осуществлялось врачом-эндо кринологом. Экспериментальная модель обучения (модель Б) строилась на сочетании ин формационного материала и практических заданий, использовании преимущественно диа логического метода обучения, реализации личностного подхода к обучающимся и построении партнерских отношений. Последнему способствовали атмосфера толерантно сти (безоценочное восприятие и понимание личности обучающегося пациента), ситуация свободного выбора следовать/не следовать рекомендациям специалистов с информиро ванием о последствиях собственного выбора. Обучение по модели Б проводили совместно педагог-психолог и врач-эндокринолог.

Обучающий курс включал 7 тематических занятий. Занятия проводились каждый день (кроме выходных), их продолжительность составляла до 1 часа (модель А);

до 1,5 часов (мо дель Б).

Основными методами исследования были включенное наблюдение, беседа, метод экс пертных оценок и психодиагностические методы. Выборка испытуемых состояла из пациентов с сахарным диабетом обоих типов с различным стажем заболевания, средний возраст – 50 лет.

Метод экспертных оценок показал, что эксперты (2 – врачи-эндокринологи, 1 – клиниче ский ординатор, 2 – педагоги-психологи, всего – 5 человек) оценили эмоциональный фон в ходе занятия при обучении по модели Б, как радостный (4 чел.) и позитивный (1 чел.);

по модели А – как радостный (2 чел. – врач, клинический ординатор), напряженный (2 чел. – врач, психолог), без эмоциональный (1 чел. – психолог). Экспериментальная обучающая мо дель в создании благоприятной в эмоциональном отношении образовательной среды, по мнению большинства экспертов, является предпочтительней традиционной модели.

Сравнение результатов обучения, определяемых самими слушателями Школы, для 2-х обучающих моделей показывает, что получили поддержку от группы 59% пациентов, проходивших обучение по экспериментальной модели, и 6% пациентов, обучавшихся по тра диционной модели;

поддержку от врача получили 78% (модель Б) и 41% (модель А) слушате лей. Заслуживает внимания факт, что 30% обучавшихся по модели Б, в сравнении с 6% обу чавшихся по модели А, отметили занятия в Школе, как форму проведения досуга. Последнее дает основание заключить, что сам процесс обучения по экспериментальной модели для многих пациентов связан с теми эмоциями, которые переживает человек во время досуга, т.е. положительными эмоциями.

Сравнение эмоций, переживаемых пациентами в процессе обучения в сравнении с пе риодом до обучения, показывает, что у обучающихся по обеим моделям переживание эмо ций радости и удивления выше в период обучения, но обучающиеся по экспериментальной модели чаще переживают эти эмоции на 8 и 5% соответственно, чем обучающиеся по тради ционной модели. У обучающихся по модели Б в период обучения значительнее сокращается переживание таких эмоций, как печаль, гнев, отвращение, презрение (на 13, 13, 7, 5% соот ветственно). Переживание эмоции стыда сокращается на 24%, а эмоции вины увеличивает ся на 16% у пациентов, обучавшихся по модели Б;

у пациентов, обучавшихся по модели А, переживание эмоции стыда увеличивается на 7%, а эмоции вины – незначительно, на 3%, сокращается. Интерес в группе обучающихся по модели Б не изменяется, а в группе обуча ющихся по модели А уменьшается на 3%. Модель А оказывается предпочтительнее модели Б по динамике эмоции страха. При обучении по модели А отмечается уменьшение эмоции страха на 17%. Модель Б ни каким образом не влияет на переживание данной эмоции. Такая динамика эмоций страха, стыда и вины, с нашей точки зрения, объясняется тем, что обу чение по модели А, а именно определенная директивность, субъект-объектные отношения между педагогом и слушателями, характеризующие данную педагогическую стратегию, способствует формированию стыда у пациента за его несоответствие ожиданиям педагога.

С другой стороны, переложение пациентом ответственности за ход лечения на авторитетную фигуру врача приводит к уменьшению собственного страха, а также, хоть и незначитель ному, но снижению вины. Принятие пациента со стороны педагога, субъект-субъектные отношения между педагогом и слушателями, свобода выбора, характерные для модели Б, дают возможность пациентам быть самими собой, что способствует уменьшению их сты да, но, вместе с тем, и повышению вины. Последнее мы связываем с пониманием слуша телями своей роли в процессе лечения заболевания и профилактики его осложнений, повышением личной ответственности за свое здоровье. По этой причине страхи пациентов не исчезают.

Число обследуемых пациентов с высоким уровнем реактивной тревожности в процессе обучения снижается на 14% для модели А и на 22% для модели Б. Число обследуемых с уме ренным уровнем реактивной тревожности повышается на 10% при обучении по модели А и на 22% при обучении по модели Б. Отмечается снижение уровня личностной тревожнос ти у пациентов с высокого до умеренного в 8% случаев для каждой из моделей.

Полученные результаты позволяют сделать вывод, что обучающая модель, в основе ко торой лежат «субъект-субъектные» отношения, способствует созданию в группе пациентов комфортной психо-эмоциональной среды, увеличению эмоциональной включенности слу шателей в процесс обучения. В эмоциональной сфере пациентов с сахарным диабетом рас тет представительство положительных эмоций. Пациенты начинают ощущать эмоциональ ную поддержку со стороны группы и врача, снижается их тревожность и повышается личная ответственность за свое здоровье.

Учет личностных особенностей пациентов школ здоровья позволяет эффективно стро ить процесс обучения, а эффективные стратегии педагогического общения, в свою очередь, влияют на личность пациента, его эмоции и, в конечном итоге, на здоровье пациента.

ЛИЧНОСТНО-ПСИХОТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ БОЛЬНЫХ, СТРАДАЮЩИХ РАЗЛИЧНЫМИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ Суворова А.В.

Ставропольский государственный университет, г. Ставрополь Психосоматический подход сложился в связи с распространением представлений о том, что многие болезни возникают на почве множественных этиологических факторов и предполагает выявление роли и учет психологических феноменов, которые участвуют в формировании того или иного расстройства. Современные представления о био психосоциальной концепции болезни, сменившей в 70-е годы биомедицинскую модель, соответствуют положениям, высказанным еще в 40-х годах Р.А.Лурия, который писал о том, что «по существу вся медицина является психосоматической», имея в виду тот факт, что психологические, психосоциальные факторы в большей или меньшей степени включе ны в этиопатогенез любого заболевания, влияя в той или иной мере на ход течения и исход болезни. Нет только психических и только соматических болезней, отмечает автор, а есть живой процесс в живом организме;

его жизненность и состоит в том, что он объединяет в себе и психическую, и соматическую сторону болезни. Большинство авторов под тер мином «психосоматические расстройства» понимают нарушения функций внутренних органов и систем, возникновение и развитие которых в наибольшей степени связано с нервно-психическими факторами, переживанием острой или хронической психической травмы, специфическими особенностями личности (Петровский А.В., Ярошевский М.Г., 1998). Одним из ведущих факторов, определяющих возникновение и специфику проте кания соматического заболевания, является личность. Именно личностно-психотипологи ческие особенности определяют и специфику реагирования на психотравмирующие воздействия, и содержание копинг-механизмов, которые, в свою очередь, участвуют в формировании внутренней картины болезни и многое другое. Вряд ли вызывает в насто ящее время сомнение тот факт, что личностные особенности, влияя на течение соматиче ского заболевания, в известной мере способствуют или препятствуют выздоровлению.

В свете вышесказанного, крайне актуальным представляется детальное исследование особенностей личности, и ее участие в процессе возникновения и развития болезни.

Двумя основными направлениями этого взаимоотношения являются, с одной стороны, реакции личности на соматическую болезнь, а также личностные изменения, прямо или косвенно связанные с ней, а с другой, влияние личности и ее изменении на проявления и течение соматического заболевания. Из двух названных аспектов проблемы в отечест венной медицине более разработанным является первый. Роль личности в возникновении и течении соматической болезни, как известно, изучалась преимущественно представи телями психосоматического направления за рубежом, которое в силу его односторонне психоаналитической ориентации не могло дать достаточно обоснованных соответствую щих решений.

В настоящем сообщении приводятся данные по изучению лиц, страдающих психо соматическими заболеваниями (120 больных в возрасте от 21 до 45 лет, составивших 3 группы испытуемых: 1 группа (40 человек) больные с сердечно-сосудистыми заболева ниями (гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь);

2 группа (40 человек) больные с желудочно-кишечными заболеваниями (язва желудка, язва двенадцатиперстной кишки, язвенный колит и 3 группу (40 человек) составили больные с онкологическими заболева ниями. Соотношение представителей мужского и женского пола составило 42% и 58% со ответственно. Обследование проводилось на базе Республиканской больницы Карачаево Черкесской Республики (КЧР РБ);

Муниципального учреждения здравоохранения Медико-санитарной части (МУЗ МСЧ) г. Черкесска;

Республиканского онкологического диспансера Карачаево-Черкесской Республики, в период с июня 2005 года по февраль 2007 года.

Для реализации одной из целей в настоящей работе был использован Опросник К. Ле онгарда. В дальнейшем результаты были распределены по четырем базовым личностным психотипам (шизоидный, эпилептоидный, циклоидный и истероидный), что в целом соответ ствует представлениям о типологии ВНД (Павлов И.П., Теплов Б.М., Небылицин В.Д., Руса лов Б.М.), типологии темпераментов (Я.Стреляу, А.И. Фальков) или конституциональных психотипов (Э.Кречмер, К. Конрад, У. Шелдон, Г.К. Ушаков).

Полученные результаты показали, что среди представителей I группы (лица с заболева нием сердечно-сосудистой системы) большинство испытуемых относятся к циклоидному психотипу (70%), представителей и эпилептоидного и шизоидного психотипа составило по 13%, истероидного 4%. Среди представителей II группы (лица с желудочно-кишечными за болеваниями) соотношение оказалось следующим: циклоидного психотипа 70%, эпилепто идного 16%, шизоидного и истероидного психотипа составило по 7%. Среди представите лей III группы (лица с онкологическими заболеваниями) были выявлены и распределены в процентном соотношении, следующие психотипы: шизоидный 50%, циклоидный 36%, эпи лептоидного 20% и истероидного составило 10%.

ОБЩЕОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ ЗДОРОВЬЯ СТУДЕНТОВ (В РАМКАХ РАБОТЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В ВУЗЕ) Троицкая И.Ю., Денисова С.В.

Арзамасский государственный педагогический институт им. А.П. Гайдара, г. Арзамас Одним из основных приоритетов развития государственной политики в сфере образова ния, законодательно закрепленным в нормативных документах и определяющим развитие системы образования на ближайшие годы, является обеспечение качественного образова ния, воспитания и развития личности ребенка. Понятие качества образования в обществен ном сознании в настоящее время тесно связано с такими категориями, как саморазвитие, самореализация, уважение, здоровье, благополучие. В связи с этим в качестве ведущей за дачи в деятельности социально-психологической службы в сфере образования можно выде лить формирование навыков здорового образа жизни, системное противодействие инфор мации, наносящей вред здоровью, нравственному и физическому развитию детей.

Здоровье подрастающего поколения продолжает ухудшаться. Не является исключением в этом плане и студенческая молодежь. Изучение этого феномена показывает, что до 80% первокурсников имеют отклонения в состоянии здоровья;

специалисты отмечают нараста ние психосоматических нарушений и хронических заболеваний у студентов от 1-ого к 5-ому курсу. Среди многочисленных причин, порождающих опасные тенденции, следует назвать следующие факторы:

• интенсивная работа студентов в условиях дефицита времени и культуры умствен ного труда;

• недостаток питания;

• вредные привычки.

Современная ситуация требует разработки новых подходов, новых форм социально психологической работы, которые будут способствовать формированию у юного граждани на базовой культуры здоровья и продуктивной жизнедеятельности.

Практика показывает, что работа социально-психологической службы в высшем учебном заведении неоспоримо способствует повышению эффективности воспитательной работы, полноценному развитию личности студентов на всех этапах обучения, сохранению психо логического здоровья в целом.

В Арзамасском государственном педагогическом институте им. А.П. Гайдара психолого педагогическая служба организована в 2003 году. В настоящее время она является структур ным компонентом учебно-воспитательного процесса в институте. Деятельность службы на правлена на психологическое сопровождение социального и профессионального развития студентов, изучение и развитие их личностных ресурсов, выработку у них навыков ученой деятельности в ВУЗе. Выделяется несколько направлений деятельности психолого-педа гогической службы в институте: психологическая профилактика и просвещение, психодиаг ностика, психологическая коррекция и развитие, научно-методическая работа.

Психолого-педагогическая служба осуществляет тесное сотрудничество с педагогами общеинститутских кафедр, медицинскими работниками с целью оказания комплексной мно гопрофильной помощи студентам. В частности, разрабатываются конкретные мероприятия по формированию психологической культуры, гражданской позиции и здорового образа жизни наших студентов. Так, совместно с кафедрой медицинской подготовки и безопаснос ти жизнедеятельности разработана и успешно реализуется комплексная программа по про филактике табакокурения, алкоголизма и наркомании среди студентов «Молодежь за здо ровый образ жизни».

Цель программы: формирование у молодых людей социального самоопределения, мо тивации на здоровый образ жизни, умений противодействовать информации, наносящей вред здоровью.

Задачи программы:

1. Формирование у студентов через различные формы работы позитивного мышления и личностной позиции в отношении употребления алкоголя, табака, наркотиков.

2. Развитие навыков социальной самозащиты, умению сказать «Нет» вредным привычкам.

3. Формирование у студентов четкого представления о преимуществах здорового обра за жизни.

4. Вовлечение в профилактическую и коррекционную деятельность преподавателей вуза.

В рамках реализации комплексной программы используются разнообразные формы со циальной и психологической работы с молодежью. Это и проведение анкетирования среди студентов с целью выявления лиц, ведущих здоровый образ жизни, и выпуск стенгазет, по священных этой тематике, проведение лекций и тематических консультаций специалистами и преподавателями института, подготовка и проведение студентами тематических выступ лений в студенческих общежитиях института и школах города. Особой популярностью поль зуются «Вечера вопросов и ответов», проводимые с участием медицинских работников, юристов, социальных работников.

В качестве диагностического инструментария выступают анкеты-шкалы, составленные преподавателями кафедры медицинской подготовки и безопасности жизнедеятельности, сотрудниками психолого-педагогической службы. Так, в ноябре 2006 г. ананимно было про ведено анкетирование первокурсников института, направленное на выявление их отноше ния к факторам риска для здоровья, вредным привычкам, самоанализа образа жизни.

Вопреки объективным утверждениям специалистов об ухудшении здоровья молодежи, большая часть студентов оценивают свое здоровье как хорошее. Из 280 опрошенных оцени ли свое здоровье как «отличное» – 9 человек (что составило 3%), «хорошее» – 224 человека (80%), «плохое» – 47 человек (17%). Самыми востребованными темами о здоровье для пер вокурсников являются: «сохранение хорошей физической формы» (ее обозначили как инте ресующую 38% опрошенных), «здоровое и правильное питание» (23%), «культура сексуаль ных отношений» (22%), «способы избавления от вредных привычек» (17%). Первокурсникам в анкетах были предложены варианты выбора приемлемого поведения. Среди таковых:

«употребление алкоголя в повседневной жизни» считают приемлемым 44% опрашиваемых, «курение» – 21%, «раннее начало половой жизни» – 18%, «совершение правонарушений» – 5%, «употребление наркотиков» – 0,5%. При анкетировании также определялась степень ни котинозависимости студентов: некурящих оказалось 63% опрашиваемых, 1 пачку в неделю выкуривают 12% студентов, 1 пачку в день выкуривают 10%, остальные – пользуются сигаре тами только в особых случаях.

В настоящее время наркологическая служба бьет тревогу по поводу массового употреб ления пива в молодежной среде. Мы проанализировали частоту употребления пива перво курсниками по результатам анкет: «не употребляют» – 27% опрашиваемых, «1-2 раза в месяц» – 38%, «1 раз в неделю» – 29%, «практически ежедневно» 6% первокурсников.

Как видно из вышесказанного, внутренние установки на здоровый образ жизни сфор мированы не у всех студентов. Пробы взрослой жизни соседствуют с навязанными установ ками взрослых «что такое плохо», но часто ими самими не осознаны и не связаны с пони манием здорового образа жизни.

Результаты анкетирования позволили провести сравнительный анализ состояния изуча емого феномена на разных факультетах нашего института. Выделены наиболее благоприят ные в отношении к своему здоровью академические группы и, наоборот, те группы, в которых этому вопросу необходимо уделить пристальное внимание. Результаты были обнародованы, и, в свою очередь, легли в основу построения системы психолого-педагогического, медико социального сопровождения образовательного процесса в вузе.

Мы полагаем, что реализация комплексной программы «Молодежь – за здоровый образ жизни» будет способствовать формированию позитивных жизненных установок студентов нашего института, ответственного отношения к своему здоровью как физическому, так и психологическому, обеспечит их готовность к противодействию негативным влияниям.

ПОВЕДЕНИЕ В НАПРАВЛЕНИИ ЗДОРОВЬЯ Творогова Н.Д.

ММА им. И.М. Сеченова, г. Москва 1. Что сегодня понимается под понятием «здоровье». В широко цитируемом опре делении здоровья («состояние полного физического, душевного и социального благополу чия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов» – Устав ВОЗ, 1946) понятие «благополучие» включает элементы, которые обеспечивают индивиду способность жить пол ноценной для него жизнью. По мнению философа Э. В. Ильенкова, наряду с интеллектом и нравственностью здоровье индивида входит в триаду «тех всеобщих («универсальных») спо собностей, которые делают его Человеком (а не химиком или токарем)». Термин «здоровье», используемый в Уставе ВОЗ, обозначает не всевозможные состояния человека («здоровье плохое», «здоровье хорошее»), а только позитивные его состояния. Приведенная дефиниция здоровья предлагает исследовать состояния физического, психического и социального бла гополучия.

Человек не только испытывает или не испытывает состояние благополучия, но способен к его рефлексии. Мы рассматриваем субъективное благополучие как оценочный компонент эмоционально окрашенного отношения к разным аспектам своей жизни, как оценку (когни тивный компонент) и переживание (эмоциональный компонент) уровня получения от жизни «благ« для себя. «Благо» в русском языке это то, что служит удовлетворению каких-то значи мых человеческих потребностей, доставляет удовольствие (Словарь русского языка/ Под ред. А.П.Егеньева, 1985). В общее состояние субъективного благополучия каждая из его составляющих вносит свой вклад.

Субъективное состояние физического благополучия подразумевает отсутствие каких бы то ни было неприятных, болезненных ощущений, подразумевает переживание ощущения свежести, бодрости, работоспособности, пр. Физическая основа телесного благополучия (физическое здоровье) поддерживается благодаря механизму гомеостаза;

в организме имеются четкие параметры нормального функционирования его различных систем и всего организма в целом, на поддержание которых направлены приспособительные реакции.

Именно эти параметры являются целевой функцией саморегуляции организма, на обеспе чение их направлена и медицинская практика. Болезнь не является единственной причиной появления чувства болезни и страдания (Jenkinson & Mc Gee, 1998). Это чувство возникает и вследствие неспособности человека приспособиться к различным жизненным ситуациям или к болезни, является результатом несоответствия между адаптивными возможностями человека и требованиями, которые к нему предъявляются. В случае заболевания (болезнь рассматривается как распад приспособления) лечение преследует цель облегчить адаптив ную недостаточность или скорректировать, скомпенсировать ее. Интегративное воззрение на болезнь предполагает многофакторный, нелинейный характер этиологии, течения и лече ния страданий и болезней и пытается совместить широкий подход к здоровью и болезни с данными о роли социальных и психологических факторов на каждой стадии страдания и болезни. Соматическое заболевание, физический дефект не обязательно вызывает состо яние физического неблагополучия.

Рифф (Ryff, 1989) в качестве индикаторов психического благополучия использует следу ющие: принятие себя, позитивное отношение к другим, независимость, контроль над обсто ятельствами, наличие цели в жизни, личностный рост. Мы в своих исследованиях понятие «психическое благополучие» рассматриваем в контексте поведения личности как индикатор степени удовлетворения значимых для нее потребностей, как индикатор соответствия жиз ненного пути личности, ее поведения значимым для нее ценностям, убеждениям. Психичес кая норма еще не означает переживания психического благополучия, хотя последнее неко торыми исследователями (например, S. Kasl, 1974) рассматривается как один из индикаторов психического здоровья.

Причина отсутствия переживания полноты своей обыденной жизни, благополучия не редко кроится в игнорировании человеком своего духовного Пути (следование ему, по мне нию многих авторов, соответствует природе человека) или в приобщении к «недоброкачест венной духовной пище». Духовное благополучие личности подразумевает ее осмысленную, добровольно ориентированную на реализацию высших ценностей жизнь.

Социальное благополучие проявляется в широкой (достаточной для данного индивида) динамичной системе социальных связей, с наличием позитивных межличностных отноше ний, проявляющихся в форме дружбы, любви. В зарубежных исследованиях социальное бла гополучие человека оценивалось успешностью его физического, психического, социального и экономического функционирования в социуме (Raphael et al., 1996).

В контексте «универсальных» способностей человека критерий здоровья – «способность к делу», введенный русским врачом Г.А.Захарьиным, как бы «резюмирует» все многообразие морфофизиологических, психоэмоциональных и духовно-волевых «измерений» индивида, характеризующих его готовность к предстоящему напряжению и открытость детерминации будущим.

Таким образом, отсутствие заболевания, физического дефекта – это, по всей видимости, необходимое, но недостаточное условие констатации индивидуального здоровья. Субъектив ные состояния благополучия (физического, психического, социального, духовного) не слиш ком тесно связаны с соматическими и психическими болезнями, физическими дефектами.

Требуется изучение и взаимосвязи различных составляющих субъективного благополу чия, поскольку человек является сложной многоуровневой системой, в которой существует иерархия ее духовной, психологической и биологической подсистем. Так, культурно-истори ческая концепция развития психики (Выготский Л.С., Леонтьев А.Н., Лурия А.Р) доказала, что натуральные (биологические) функции человека, прижизненно превращаясь в собственно человеческие, культурно детерминированные, радикально меняются. Эмпирические иссле дования, выполненные в рамках этой концепции, доказали, что психическую систему можно рассматривать как надсистему по отношению к биологической подсистеме. Духовные прак тики утверждают, что духовный уровень человека является надсистемой по отношению к его психической и биологической подсистемам, однако это требует специального изучения. Ус тановление иерархии подсистем в общей динамической системе, которой является человек, будет способствовать разрешению моральных дилемм в таких сферах, как, например, гери атрия и эвтаназия, расчеты эффективности затрат на различные нужды здравоохранения, здоровье инвалидов и заключенных, др., поскольку принцип сохранения жизни и физическо го здоровья нередко вступает в конфликт с экономичесими и духовными целями в общей структуре общественных ценностей (Т.Х. Тульчинский, Е.А. Варавикова, 1999).

Состояние здоровья человека, все составляющие которого соответствуют некоторым теоретическим критериям, гармонично интегрированы, создают условия для его полной адаптации к природной и социальной действительности, обеспечивают психологическое благополучие, комфорт и соответствуют нулевой вероятности болезни – это некоторое иде альное гипотетическое состояние, эталон, который не встречается в реальной жизни. Поэто му, на наш взгляд, невозможно применительно к реальной жизни конкретного человека гово рить о «состоянии полного благополучия» (это предельное состояние). Здоровье – динамическая характеристика человека;

речь должна идти о том или ином его уровне, кото рым человек в настоящее время обладает и которое в дальнейшем может меняться (укреп ляться или ослабевать).

2. Какие факторы влияют на индивидуальное здоровье. Группа американских спе циалистов (1982) пришла к выводу, что примерно половина смертельных исходов обуслов лена нездоровым образом жизни, около 20% – факторами внешней среды, 20% – биологи ческими факторами и 10% несовершенством здравоохранения. В докладе главного врача службы здравоохранения США «Здоровая нация» приведены данные, свидетельствующие, что 50% смертности от 10 важнейших ее причин в США обусловлены образом жизни. В по следние десятилетия основными причинами смертности стали болезни, в которых важную роль играет поведение: инфаркт миокарда, рак, цирроз печени, травмы, несчастные случаи, убийства и отравления. Поэтому главная возможность улучшить здоровье – изменить нездо ровое поведение. В настоящее время во всем мире специалистами в качестве одного из важнейших направлений в области укрепления здоровья признается – стимулирование по ложительных сдвигов в поведении и образе жизни людей на индивидуальном уровне (как че ловек живет, каковы основные способы и формы жизнедеятельности, ее направленность).


Замечено, что одни виды поведения приближают человека к здоровью (здоровое пове дение, здоровые привычки – личная гигиена, рациональное питание, занятия спортом, сани тария населенных мест, др.), а другие отдаляют от него (саморазрушительное поведение, например, у злостного курильщика).

В центре анализа медицинскими работниками здорового образа жизни преимуществен но оказывается поведение (рациональное питание, физическая активность, соблюдение ре жима дня, др.), направленное на поддержание физического здоровья. Обращается внима ние и на вредные привычки (переедание, гиподинамия), на склонность к рискованным формам поведения. Медиками на индивидуальном уровне стимулируются положительные сдвиги в поведении пациентов и образе их жизни (отказ от курения, повышение физической активности, отказ от рискованных форм сексуального поведения, использование ремней бе зопасности в автомобиле, др.).

Психологов заботит поведение, поддерживающее психическое благополучие личности (это и активность по самореализации, достижению жизненного успеха, зрелости личности, др.), создающее иммунитет против психических расстройств.

Социальная практика, общение создают условия для социализации личности, ее само реализации в социуме, для получения поддержки.

Поведение личности в направлении своего духовного здоровья – это поведение в на правлении высших человеческих ценностей, это самореализация своих высших возмож ностей.

Таким образом, двигаясь в направлении своего благополучия, человек совершает рабо ту (физическую, духовную, др.) и тем самым укрепляет свое здоровье (Б.Г.Юдин: «Я тем бо лее здоров, чем шире диапазон доступных мне произвольных действий»). Растущая относи тельная независимость человека от ограничений, задаваемых его собственной телесностью, осуществляется на путях формирования эпиморфных виртуальных функций (А.А.Ухтомский), функциональных органов (А.Н.Леонтьев), функциональных систем (П. К.Анохин) и моделей потребного будущего (Н.А.Бернштейн). Все эти виртуальные орга ны и функциональные системы формируются при работе, по выражению А.А.Ухтомского, «во всю силу». По данным современной физиологии труда, только выраженные функциональные траты, приводящие к утомлению, являются стимуляторами восстановительных процессов.

Причем, специфическая особенность самой морфофизиологии человека такова, что челове ческий организм заново себя восстанавливает не возвращением к исходному состоянию, а избыточным самоообогащением в структурном и энергетическом выражении (И.А. Аршав ский,1982). Что-то подобное, наверно наблюдается не только при физической работе, но и при духовном делании, но это надо специально изучать.

3. Ориентиры для поведения человека, заботящегося о своем здоровье. Показа тели благополучия выступают как целевые функции, как ориентиры активности личности, а достигнутый ею при этом уровень здоровья – как условие продолжения такой активности.

По замечанию философа И.Жирнова, в состоянии здоровья каждый человеческий индивид способен к освоению и дальнейшему развитию различных форм родовой деятельности.

Здоровые люди обычно стремятся получать образование, продуктивнее работают, пытаются приумножить собственное и общественное благосостояние (Т.Х. Тульчинский, Е.А. Варави кова, 1999). Такое поведение, которое по своей направленности и способам осуществления приближает человека к здоровью, благополучию в разных сферах его жизни мы называем саногенным поведением. Это поведение личности, активированное ее высшими духовными потребностями (мотивы поведения личность черпает из духовной сферы, на пути своего ду ховного становления), которая заботится о своем теле, чтобы с его помощью иметь возмож ность через каждодневную работу претворить свои высшие устремления в продукты реаль ного мира (материальные, социальные, духовные).

Активная позиция пациента прогностически благоприятнее для его здоровья, чем пас сивная позиция. Однако активность пациента может быть сфокусирована на особых психо соматических образованиях – внутренней картине болезни (ВКБ), изменившемся образе тела и плохом самочувствии. Это патоцентристская направленность личности. Направлен ность активности пациента может быть и саноцентристской, связанной с выращиванием своего здоровья, выявлением ресурсов его восстановления и поддержания. Образ мыслей, включающий идею здоровья формирует установку на здоровье, порождает благоприятную реакцию организма. Исследуются мотивационный аспект ВКЗ, «выгоды» здоровья, причины предпочтения личности быть «здоровой» или «больной», условия принятия ею роли больно го или здорового, пр. Саноцентристский подход к работе с пациентом предполагает ориен тацию на выращивание здоровья, а не только на борьбу с болезнью, направлен на позитив ные цели, поиск в каждом человеке психических и физических, социальных и духовных ресурсов, даже в том случае, когда он находится даже, казалось бы, в безвыходной ситуа ции. Эта направленность на здравоохранение в полном смысле этого слова наряду с техно логиями борьбы с болезнями (не утратившими и в настоящее время своей ценности) использует технологии, направленные на «выращивание» здоровья. Для этих целей в насто ящее время используются следующие модели: модель уменьшения страха, модель обеспе чения адекватной информацией, теория субъективно ожидаемой пользы, модель идеологии здоровья (оценка эффективности рекомендуемого поведения в защиту здоровья, а также затрат или препятствий при реализации этого поведения), теория планируемого поведения, теория распространения новшеств, др. Укрепление здоровья – самая эффективная страте гия профилактики (М.Айзенк, 2002).

4. Управление своим поведением, ответственность личности за свое здоровье.

Человек может целенаправленно влиять на свое поведение, а значит на свое благополучие, на свое здоровье. При выборе того или иного поведения он обладает значительной свобо дой, имеет право по своему усмотрению распоряжаться своим здоровьем. Направленность на здоровье или на болезнь это всегда индивидуальный выбор личности.

Эта направленность реализуется в каждодневном поведении. Например, личность имеет возможность контролировать свои негативные эмоции (не допуская, чтобы они стали хрониче скими), рационально питаться, систематически выполнять физические упражнения, противо стоять дистрессу, быть социально активной, не употреблять алкоголь и наркотики, не курить, своевременно обращаться за медицинской помощью, пр. Конечно, на пути управления своим поведением есть определенные трудности и ограничения, поскольку в психике наряду с про цессами и состояниями, поддающимися самоизменению, имеются и надындивидуальные над сознательные явления, неосознаваемые мотивы и смысловые установки личности, неосознава емые механизмы регуляции способов деятельности, неосознаваемые резервы органов чувств, др. Человек не всегда действует осознанно, зачастую демонстрирует «полевое» поведение, подверженное влиянию и управлению окружающими людьми или внешними обстоятельствами.

В психологии управления доказано, что эффект управления зависит от качества управ ляющего звена. Личность имеет ресурсы управлять не только своим поведением, но и транс формировать саму себя. Самодетерминация личности это реализация осознанного выбора, который опосредован ценностными ориентирами, тем как личность понимает смысл своей жизни, свое предназначение и свою судьбу (если эта категория входит в ее субъективную картину мира). Однако где границы самотрансформации, за которыми нарушается само идентичность личности, появляется опасность для ее психического здоровья? Самотранс формация личности в направлении приближения к своей подлинной самости способствует усилению самотождественности. Духовное здоровье личности – хорошее условие для эф фективного управления собственным поведением, для укрепления других составляющих здоровья. Причем достижение духовного благополучия осуществляется личностью не с це лью адаптации, а с целью самореализации, возможности быть тем, кем она может быть, готовности действовать в направлении своих метамотивов, удовлетворять свои «бытийные»

потребности. На этом пути личность иногда вступает в конфликт со своим привычным окру жением (например, достижение духовного благополучия иногда может препятствовать до стижению социального благополучия). Неадаптивный подход к анализу активности личности в последнее время все больше передвигается в центр внимания отечественной психологи ческой школы (А.Асмолов, 2002). В.А. Петровский доказывает, что модель гомеостатическо го развития имеет не универсальный, а частный характер.

5. Социальная поддержка, обучение саногенному поведению. Все человеческие цивилизации так или иначе регулировали те аспекты поведения, которые влияют на здоро вье. Школы здоровья призваны помогать человеку двигаться в направлении здоровья, раз рабатывая программы модификации поведения (международный термин – «поведение, на правленное на здоровье») и обучая по ним своих клиентов. Школы здоровья – школы (клубы) для здоровых клиентов, лиц с факторами риска, для пациентов, страдающих тем или иным хроническим заболеванием. В настоящее время при медицинских центрах функционируют «коронарные клубы», «школы больных сахарным диабетом», «школы больных астмой», «шко лы больных гипертонией» и др. Популярностью пользуются школы и для практически здоро вой части населения.

Наличие в стране таких программ и их поддержка государством свидетельствуют о при знании здоровья как существенного фактора социального и экономического прогресса общества.


Здравоохранение в настоящее время как мультидисциплинарная область привлекает для решения своих задач самые разные сферы: образование, управление, средства массо вой информации, которые влияют на благополучие отдельного человека и общества в целом (Т.Х.Тульчинский, Е.А.Варавикова, 1999).

ВОЗМОЖНОСТИ КОРРЕКЦИИ ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ В РАБОТЕ ШКОЛЬНОГО ПСИХОЛОГА КАК ОСНОВА СОХРАНЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ ПОДРАСТАЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ Фокина М.В.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, г. Москва Тревожность детей и подростков в настоящее время относится к числу наиболее акту альных и обсуждаемых проблем современной психологии, изучаемой в различных аспектах.

Интерес теоретической и практической психологии к проблеме тревожности обусловлен прежде всего распространенностью данного эмоционально-личностного нарушения как среди взрослых, так и среди детей и подростков: по данным современных исследований, в любой произвольно взятый момент тревогой и связанными с ней расстройствами страда ют от 10 до 20% несовершеннолетних [10]. Своим истоком тревожность имеет нарушение значимых отношений личности с другими, неудовлетворение ведущих потребностей Я, а ее интенсивность понимается как зависимая от субъективной значимости для личности нарушенных взаимоотношений и критических ситуаций [4, 7, 8].

Рассмотрение тревожности на трех уровнях – физиологическом, индивидуально-психо логическом и социально-психологическом обнаруживает ее глобальное негативное влияние на самочувствие и адаптацию личности. Исследования в области психосоматики демонстри руют тесную связь тревожности с рядом нарушений в соматическом здоровье индивида:

внутренняя конфликтная ситуация выражается соматическими проблемами ребенка – час тыми простудными заболеваниями, нарушениями деятельности желудочно-кишечного трак та, аллергическими реакциями, головными болями, заболеваниями вегетитивной нервной системы [1, 2, 6]. На индивидуально-психологическом уровне тревожность раскрывается в виде комплекса негативных переживаний – неуверенности, напряженности, эмоциональ ной нестабильности, низкой стрессоустойчивости. В социальных контактах тревожность выступает фактором нарушения социальной приспособляемости, затруднения взаимодей ствия в субъективно значимых и сложных ситуациях, ограничивает инициативность и спон танность коммуникативной деятельности. Поэтому актуальность психологической коррек ции тревожности очевидна как для психологического и соматического здоровья отдельной личности, так и для решения задачи охраны здоровья нации в целом.

Многие школьные психологи сталкиваются с проблемой личностной тревожности уча щихся, и при построении коррекционной работы с детьми ставят одной из целей оптимиза цию эмоционально-личностного статуса школьников. Комплексное решение этой задачи возможно, согласно нашему опыту, за счет сочетания двух форм работы: уроков эмоцио нальной релаксации и социально-психологического тренинга. Релаксационные техники спо собствуют снижению постоянного мышечного и эмоционального напряжения, характерного для тревожных детей, формированию навыков эмоциональной саморегуляции и тем самым служат базой для общей коррекции эмоционального фона [11]. Роль социально-психологи ческого тренинга в коррекции тревожности представляется ведущей в связи с самой приро дой тревожности. Тревожность не только является продуктом неблагополучия значимых вза имоотношений личности, но и сама оказывает негативное влияние на психосоциальную адаптацию личности. Согласно данным исследования, проводимого нами под руководством О.А. Карабановой, тревожность может выступать причиной искажения интерпретации соци альных ситуаций.

Одним из наиболее сложных вопросов в исследовании восприятия ситуаций является вопрос о сборе данных. Внешнее наблюдение не дает необходимого представления о реак циях восприятия, интерпретирующих схемах и других механизмах восприятия ситуации. Са монаблюдение предполагает рефлексивный процесс, специальная «заданность» которого неестественна для обычного поведения человека, а поэтому оказывает неконтролируемое воздействие на сами наблюдаемые когнитивные процессы. Поэтому в большинстве иссле дований вынужденно используются не реальные жизненные, а гипотетические ситуации, предъявляемые индивиду вербально или в виде картин, фильмов и т.п. [5]. В связи с этим для исследования особенностей трактовки социальных ситуаций тревожными школьниками мы применяли разработанную нами проективную рисуночную методику.

Мы установили, что специфическое влияние тревожности на трактовку социальных ситуаций проявляется в двух аспектах. С одной стороны, предсказуемым результатом исследования явилось то, что для тревожных детей характерна тенденция приписывать угрожающее значение объективно нейтральным ситуациям, утрировать негативное значе ние событий и предвкушать неблагоприятное завершение ситуации. С другой стороны, парадоксальным образом некоторые тревожные дети склонны игнорировать негативные аспекты неблагополучной ситуации. Мы объясняем этот факт за счет действия псевдоза щитного механизма игнорирования опасности, ситуативно предохраняющего личность ре бенка от актуального стресса, однако для личностного развития имеющего негативное зна чение: препятствование обучению адекватным стратегиям поведения в субъективно сложных, угрожающих психологической безопасности личности, ситуациях. Тревожность снижает возможности адаптации личности в жизненных ситуациях, искажая их трактовку субъектом, что служит своего рода способом эмоциональной псевдо-саморегуляции в субъективно затруднительных ситуациях.

В связи с этим фундаментальная роль в коррекции личностной тревожности принадле жит социально-психологическому тренингу. Социально-психологический тренинг обеспе чивает достижение ряда целей: формирование коммуникативных навыков;

возможность пересмотра ранее сформированных стереотипов поведения, смена внутренних установок;

возможность решения личностных проблем участниками;

развитие психологических зна ний участников;

приобретение опыта позитивного отношения к себе, окружающим, миру;

приобретение опыта самовыражения, начинающееся с обучения самовосприятию и само пониманию [9].

Опыт использования комплекса релаксационного и социально-психологического тре нинга в коррекционной работе с тревожными школьниками дает положительные результаты, среди которых мы отмечаем как главные:

1. Социально-психологический тренинг оказывается таким гуманистическим способом развития личности, когда осуществляется помощь человеку в саморазвитии, самопроявле нии, самопринятии, преодолении неадекватных установок и стереотипов;

2. Научение анализу собственного эмоционального состояния в сочетании с формиро ванием возможностей релаксации, что создает базу для самоконтроля над негативными эмоциями тревожного круга.

Мы признаем роль коррекции системы социально значимых взаимоотношений ребенка для эффективной психотерапии тревожности, однако считаем, что для деятельности школь ных психологов, в которой зачастую возможности коррекции семейных отношений ребенка ограничены, комплексная релаксационная и социально-психологическая тренинговая рабо та может рассматриваться как эффективное средство преодоления эмоционально-личност ного неблагополучия детей и подростков.

Литература 1. Аванесова Е.Г. Психоневрологические и психологические особенности детей с патологией органов пище варения // Педиатрия. – 1993. – № 1. – С. 99–102.

2. Антропов Ю.В., Карпина Л.М. Аффективные нарушения и расстройства желудочно-кишечного тракта у детей и подростков // Педиатрия. – 1997. – № 3. – С. 52–57.

3. Антропов Ю.Ф. Психосоматические расстройства у детей и подростков // Российский психиатрический журнал. – 1998. – № 3. – С. 63–67.

4. Власова Т.А., Певзнер М.С. О детях с отклонениями в развитии. М. Просвещение. 5. Гришина Н.В. Психология социальных ситуаций // Вопросы психологии. – 1997. – № 1. – С. 121–132.

6. Исаев Д.Н. Психосоматические расстройства у детей. – Санкт-Петербург, 2000.

7. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. – Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1966.

8. Прихожан А.М. Тревожность у детей и подростков: Психологическая природа и возрастная динамика. – М.:

Московский психолого-социальный институт: Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2000.

9. Прутченков А.С. Социально-психологический тренинг в школе. 2-е изд., дополн. и перераб. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. – 640 с. (Серия «Практическая психология»).

10. Психотерапия детей и подростков. 2-е изд. / Под ред. Ф. Кендалла. – СПб.: Питер, 2002. – 432 с.: ил. – (Серия «Золотой фонд психотерапии»).

11. Свядощ А.М. Психотерапия: пособие для врачей. – СПб.: Издательство «Питер», 2000. – 288 с. – (Серия «Современная медицина»).

ПРЕОДОЛЕНИЕ ЛИЧНОСТНОГО ЭГОЦЕНТРИЗМА ДЕВИАНТНЫХ ПОДРОСТКОВ КАК ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЗИЦИИ Фокина А.В.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, г. Москва В понятии психологического здоровья отражаются не только медицинские и психологи ческие критерии, но и общественные нормы и ценности. Оно подразумевает личностную зрелость, адаптивность субъекта в социальных отношениях [2]. Отклоняющееся (девиант ное) развитие личности сопровождается распадом здоровых отношений с социумом, при этом нарушается и представление о себе как участнике социального взаимодействия.

В исследовании под руководством Л.Ф. Обуховой мы показали, что у подростков со стойким девиантным поведением ярко выражен аффективно-личностный эгоцентризм в восприятии собственной личности и социума. Такой эгоцентризм проявляется в ряде феноменов: «лич ный миф», «воображаемая аудитория», «сфокусированность на себе», феномен эгоцентри ческой оценки социальных санкций и норм [1, 3, 4]. Мы продемонстрировали, что показате лями личностного эгоцентризма у девиантных подростков выступают:

– непонимание или искажение понимания собственных особенностей;

– неспособность увидеть самого себя и ситуацию с точки зрения партнера по общению или «со стороны»;

– непонимание относительности любой позиции;

– неумение дифференцировать и сравнивать собственную и чужую точки зрения;

– негативное чувство собственной уникальности, недоступности пониманию других;

– предвзятый выбор фактов, их поверхностная или противоречивая интерпретация;

– необоснованность и категоричность суждений и выводов;

– несоответствие действий и оценок ситуации / человека в изменившейся обстановке;

– принципиально разное толкование идентичных социальных фактов и «санкций» в отно шении самого себя и другого.

Преодоление аффективно-личностного эгоцентризма означает:

– знание и адекватную оценку собственных индивидуальных особенностей;

– понимание возможности существования разных точек зрения на одно и то же событие, человека, ситуацию;

– способность видеть мир с позиции социального партнера и «со стороны»;

– умение учитывать в поведении точку зрения другого человека;

– умение выделять главные аспекты социальной ситуации;

– соотнесение собственного поведения с принятыми нормами, в том числе, микрогруп повыми, и умение учитывать последствия принимаемых решений.

Используя метод анализа единичного случая (20 подростков со стойким девиантным поведением), мы обнаружили, что эгоцентрическое искажение охватывает такие качества (отношение подростка к окружающим, стиль общения, достигнутый уровень социального успеха, внешние данные, особые умения...), которые потенциально могут лежать в основе общественной оценки, но в данном конкретном случае таковыми не являются. При интер претации поведения сверстников, с самим подростком лично не связанного, эгоцентри ческие феномены не проявляются. Т.о., эгоцентрические искажения служат запретом для проникновения определенной информации в сознание. Эгоцентризм для девиант ного подростка становится «условно желательным» феноменом. Это тенденция к созда нию защитной «второй», «эгоцентрической» реальности, позволяющей снизить остроту переживания социального неуспеха, избежать осознания необходимости коррекции поведения.

Эгоцентрические искажения самоотношения и отношения к социуму требуют направ ленного терапевтического воздействия при организации психологической помощи подрост кам. Задачей психологической помощи становится коррекция понимания подростком себя и других, чему служат развитие рефлексии, навыков понимания мотивов собственного пове дения и совладания с собой, уменьшение остроты внутренних проблем, навязчивости пси хологических конфликтов, мотивационные изменения. Открытие подростку возможности увидеть себя иным, в том числе иным в социальном отношении – одна из важнейших задач психологической коррекции. Психологическая помощь девиантным подросткам направлена на оздоровление системы социальных и психологических установок. Это создание условий для включения подростка во все расширяющийся круг социально одобряемых деятельнос тей с учетом возрастных и индивидуальных характеристик психологического развития.

Особое место среди них занимает личностный эгоцентризм как защитный механизма в об ласти социального взаимодействия.

Литература 1. Обухова Л.Ф., Рябова Т.В., Гуслова М.Н., Стуре Т.К. Феномен эгоцентризма у подростков – инвалидов. // Во просы психологии – 2001. – № 3.

2. Словарь практического психолога. – Минск, 1997. – 800 с.

3. Elkind D. Egocentrism in adolescence. – Child Development, 1967. – V. 38. – № 4.

4. Enright R.D., Lapsley D.K., Shukla D.C. Adolescent egocentrism in early and late adolescence // Adolescence. – 1979, V. 56.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРИНЦИПОВ ПРОФОРИЕНТАЦИИ КАК УСЛОВИЕ ЗДОРОВЬЯ НАЦИИ Фокина Р.А.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, г. Москва Задачи повышения эффективности труда и образования, воспитания ответственной гражданской позиции молодежи неразрывно связаны с необходимостью формирования здорового в соматическом и духовно-нравственном аспекте общества. Одним из критериев здорового социума выступает преобладание в обществе возможностей адекватного постро ения собственного жизненного пути каждым человеком, наличие потенциальной возможно сти реализации индивидуальных способностей в социально позитивном русле. Здоровье на ции неразрывно связано с перспективами ее развития, поэтому индивидуальное развитие каждого должно вести к прогрессу общества. Самореализация человека является основой его личностного роста и защитным фактором, препятствующим саморазрушающему и дез адаптивному поведению.

Одним из базовых путей личностной самореализации служит профессиональная само реализация. Основы профессиональной самореализации закладываются еще на этапе вы бора профессии. Адекватный выбор профессии можно рассматривать как первый шаг к бу дущей личностной самореализации в труде. Поэтому важно, чтобы профориентационная работа, сопровождающая выбор профессии, строилась на принципах личностной ориен тированности. Личностно ориентированная профориентационная работа предполагает деятельность на основе следующих принципов.

1. Психотерапевтический, а не механистический характер профориентации. В проф ориентационной работе необходимо преодолеть господствующий тестово-эксперимен тальный подход, упрощающий содержательную суть профориентации: работу над индиви дуальным решением личностной задачи жизненного выбора в области профессиональной деятельности.

2. Ориентация оптанта на аксиологические аспекты труда. Ключевой задачей комплекс ной профориентации является, по нашему мнению, соотношение ценностных аспектов про фессиональной деятельности с системой ценностей и личностных смыслов оптанта.

3. Ориентация на личностный рост оптанта: в процессе профессиональной ориентации шаги, которые осуществляет клиент при помощи консультанта, должны способствовать его собственному личностному росту.

Таким образом, стратегической целью профориентационной деятельности мы видим создание условий для самоопределения личности по отношению к социальному труду на ос нове анализа личности, перспектив ее развития, ценностных ориентиров, актуальных макро социальных и микросоциальных условий. В этом – одна из основ здоровья личности, а зна чит, и нации в целом.

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ АДЕКВАТНОСТЬ ПСИХОЛОГОВ КАК НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ ИХ УЧАСТИЯ В НРАВСТВЕННОМ ОЗДОРОВЛЕНИИ НАЦИИ Фокин В.А.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, г. Москва Радикальные преобразования последних лет привели к изменению всего социально экономического уклада жизни большинства населения России. Причем изменения эти во многих сферах нельзя назвать иначе, как болезненно-катастрофические.

В частности, имеет место резкое снижение уровня трудовой мотивации, ее деформация в сторону усиления влияния внешних побудителей трудовой деятельности, как-то: уровня оплаты труда, возможностей карьерного роста. Ушли в тень мотивы, предполагающие пони мание необходимости, важности эффективного общественно-полезного труда, мотивы «служения» людям.

Сейчас много говорится о необходимости духовно-нравственного оздоровления стра ны, в том числе, возможно – в первую очередь – в отношении населения к труду. Мы исходим из того, что участие в общественно-полезном труде есть одна из важнейших составляющих общего психологического благополучия человека.

Вклад в общее дело духовного возрождения страны могут и должны вносить и психоло ги. Включенность психологов в работу такого рода предполагает не только высокий уровень профессионализма, но и понимания психологами глубинной логики социальных процессов.

Но работа практического психолога в этой сфере, непростая сама по себе в силу своей не институализированности, осложняется неоднозначностью понимания ее стратегических це лей, задач, средств и методов воздействия, критериев успешности ее осуществления. В ча стности, речь идет о сложности, противоречивости трудовой мотивации как людей, обратившихся к психологу, так и самого психолога.

Известно, что труд, с одной стороны, может восприниматься, иногда и является чем-то внешним, навязанным обществом, чуждым человеку «заданием», осознаваться как безрадо стная и бессмысленная трата сил, как наказание («в поте лица будешь добывать хлеб свой»).

И действительно, есть такой труд, «отчужденный» – по Марксу – когда человек является при датком, «механизмом», с помощью которого кто-то «получает прибыль». Но ведь есть и дру гая сторона труда, ставшая в последнее время «малопроговариваемой», неявной, когда труд понимается как сущностная характеристика человека;

как процесс, имеющий своей целью создание продукта труда, посредством которого удовлетворяются практически все потреб ности человека;

как процесс, в котором только и возможно само становление человека, его профессиональный и личностный рост. Любой психологически и нравственно здоровый че ловек должен принимать как аксиому то, что, поскольку я являюсь потребителем благ, про изведенных другими людьми, постольку и мой труд по определению (в силу сложившегося разделения труда), должен удовлетворять чьи-то потребности. Применительно к психологу речь идет об оказании востребованных, эффективных, недорогих психологических услуг.

Подчеркнем, что не следует понимать эти слова как неуклюжую попытку свести смысл труда психолога, шире – человеческой жизни вообще – к вульгарно понимаемой «обязательнос ти», внешней обусловленности труда.

В то же время, по нашим наблюдениям у части психологов, особенно молодых специа листов, имеет место неприятие самой возможности постановки проблемы в такой форме.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.