авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГАОУ ВПО «СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Авторы: О.Н. Московченко ...»

-- [ Страница 3 ] --

Другим примером болезни, связанной с телосложением, является диа бет. Известны две клинические формы диабета. Одна из них проявляется в молодом возрасте, другая характерна для средних возрастных групп. При первой форме диабета для устранения клинических симптомов требуются высокие дозы инсулина, при второй симптомы купируются малыми доза ми. Физиологическая основа этих двух форм болезни, по-видимому, не одинакова;

во всяком случае, наблюдаются отчетливые различия по типу телосложения. У больных поздней формой диабета более выражен эндо морфный компонент, чем у больных ранней формой.

Судя по старой итальянской литературе, случаи рака чаще встреча лись у брахитипов, чем у лонгитипов. Недавние исследования Деймона (Damon) и его сотрудников, по-видимому, подтверждают эту точку зрения, по крайней мере, в отношении рака молочной железы.

Что касается психических заболеваний, то в этой сфере патологии от мечается явная связь с телосложением. Шизофрения чаще встречается у лиц с высоким эктоморфным компонентом;

маниакально-депрессивный психоз наблюдается у людей с низкой степенью эктоморфии и высокими мезоморфным и эндоморфным компонентами;

к паранойе более склонны мезоморфные типы. Все эти данные неоднократно подтверждались иссле дованиями с применением различных методов и могут считаться доказан ными, но механизмы, лежащие в основе этим корреляций, пока не изуче ны. Полагают, что характер симптомов при неврозах также связан с тело сложением. Истерия и депрессия более типичны для мезоморфного и эн доморфного типов, симптомы тревоги и страха – для эктоморфного.

Как мы видим, в эмпирических данных, касающихся связи типов те лосложения с патологией, нет недостатка, тогда как каузальный анализ этих соотношений, а также лежащие в их основе физиологические и со циологические механизмы далеко не изучены. Представляется наиболее вероятным, что в большинстве случаев телосложение является фенотипи ческим выражением генного комплекса, воздействующего на пенетрант ность и экспрессивность отдельных генов, определяющих предрасположе ние к тем или иным заболеваниям. В настоящее время эта область широко открыта для изучения.

Поведение Почти каждый, кто занимался изучением конституции человека, инте ресовался также и соотношением между телосложением и поведением.

Старые авторы считали подобную взаимосвязь само собой разумеющейся и не видели необходимости в статистических доказательствах. Сравни тельно недавно в центре внимания оказался вопрос о том, какие элементы поведения более или менее стабильны в течение жизни и связаны ли они с физическими различиями, а если такая связь вообще существует, то с ка кими именно различиями и насколько тесно.

Умственные способности, оцениваемые по баллам коэффициента ин теллекта, остаются относительно стабильными и весьма слабо коррелиру ют с телосложением. В значительно большей степени выражена корреля ция между телосложением и темпераментом или глубочайшими свойства ми личности с присущими ей навыками поведения. Кречмер первоначаль но выделил два типа темперамента – циклотимический и шизотимический, более или менее соответствовавшие экстравертному и интравертному типам Юнга. Кречмер связывал их с типами телосложения: циклотимию – с пикническим телосложением, шизотимию – с лептосомным. Позже он описал и тип темперамента, характерный для атлетического телосложения.

Шелдон продолжил эту работу, использовав при описании темпера мента не тип, а компонент, точно так же как и в классификации телосло жения. Выделив пятьдесят признаков для определения постоянных аспек тов поведения на основании 50-часового клинического обследования, он начал оценивать их у 30 человек. Все признаки разделились на три катего рии, и на этой основе Шелдон выделил три компонента темперамента, ка ждый из которых характеризовался двадцатью признаками. Каждый при знак оценивался по семибалльной шкале, а средний балл по двадцати при знакам определял весь компонент. Набор признаков приведен в таблице … Компоненты темперамента получили название «висцеротонии», «сомато тонии» и «церебротонии». Определив число баллов по компонентам тем перамента у 200 испытуемых и сопоставив их с данными по компонентам соматотипов, Шелдон установил коэффициент корреляции порядка 0, между висцеротонией и эндоморфией, соматотонией и мезоморфией, це ребротонией и эктоморфией.

Таблица Набор признаков из шкалы темпераментов по Шелдону № Висцеротония Соматотония Церебротония п/п 1 Расслабленность в осан- Уверенность в осанке и Заторможенность в дви ке и движениях движениях жениях, скованность в осанке 2 Любовь к комфорту Любовь к приключени- Необщительность, соци ям альная заторможенность 3 Жажда похвалы и одоб- Эмоциональная черст- Скрытность, эмоциональ рения вость ная сдержанность 4 Легкость в общении и Экстраверсия в по- Церебротоническая ин выражении чувств;

вис- ступках, но скрытность троверсия церотоническая экстра- в чувствах и эмоциях;

версия соматоническая экстра версия 5 Общительность и мяг- Агрессивность и на- Устойчивость к действию кость в состоянии опья- стойчивость в состоя- алкоголя и других депрес нения нии опьянения сантов 6 Тяга к людям в тяжелую Тяга к действию в тя- Тяга к одиночеству в тя минуту желую минуту желую минуту 7 Ориентация к детству и Ориентация к юноше- Ориентация к поздним пе семейным взаимоотно- ской деятельности риодам жизни шениям Это несколько более тесная взаимосвязь, чем полагали, и работа Шел дона подверглась критике не столько из-за наличия каких-либо противоре чащих ей данных, сколько из-за недоверчивости оппонентов. Здесь возни кают, по-видимому, две основные проблемы. Во-первых, необходимо про следить, в какой мере оценки отдельных признаков темперамента по Шел дону согласуются друг с другом на протяжении всей жизни и как они из меняются в различные ее периоды. Необходимо изучить и генетическую основу компонентов темперамента. Классификации, построенные на при знаках подобного рода, всегда представляют статичным то, что на самом деле изменчиво. Во-вторых, работа нуждается в подтверждении, при этом нужно по возможности стараться избежать «круговой поруки», т.е. надо сделать так, чтобы психолог и специалист по соматотипам работали от дельно, причем психолог должен пользоваться лишь записями беседы с обследуемым и не иметь представления о его телосложении. Одно подоб ное исследование было осуществлено, и хотя оно касалось лишь части проблемы, а именно соотношений между доминирующей церебротонией и доминирующей эктоморфией, выводы Шелдона в этой части получили подтверждение.

Существуют две теории возможного происхождения связи между те лосложением и темпераментом. Одна из них объясняет это действием плейотропных, или тесно сцепленных генов, другая – влиянием среды на ранних этапах развития. Согласно первой теории, гены, контролирующие телосложение, контролируют, кроме того, и развитие мозга и эндокринной системы, определяющих темперамент;

в другом варианте предполагается существование отдельных генов для каждого признака, которые, однако, тесно сцеплены между собой. Согласно второй точке зрения, ребенок с выраженной степенью мезоморфии, растущий среди других детей, случай но осознает, что он сильнее отдельных и может их победить;

впоследствии он привыкает выделяться из среды своих сверстников, потому что это ему нравится и этого ждут от него другие. Эти две теории, конечно, не исклю чают одна другую. Вполне возможно, что генетическая тенденция реали зуется при наличии соответствующих условий.

Люди с различным телосложением обычно выбирают различные пути, и это, безусловно, свидетельствует о различных свойствах темперамента о предпочтении того или иного образа жизни. … Например, люди, занятые исследовательской работой на заводе, независимо от их заработной платы, более высокие и худые, чем работающие на производстве. Водители транспорта на дальние расстояния и летчики отличаются от остальной час ти населения более высоким мезоморфным компонентом. Студенты Гар вардского университета, изучающие естественные и социальные науки, характеризуются более атлетическим телосложением по сравнению со сту дентами-искусствоведами, филологами и философами;

для будущих инже неров, медиков и зубных врачей характерна более выраженная мезомор фия и менее выраженная эктоморфия, чем для студентов физиков и хими ков. Юноши-правонарушители, бесспорно, отличались развитием мезо морфного компонента выше среднего.

Все эти результаты согласуются в своих выводах. Не вызывает удив ления тот факт, что некоторые очень разнородные группы, такие, как кур санты военных училищ и юноши-правонарушители, оказываются сходны ми, например, отличаются более выраженной мезоморфией. Для обоих ви дов деятельности требуются сила, риск, решительность, но цель, ради ко торой реализуется эта энергия, различна. Вполне возможно, что энергия и напористость индивидуумов соматотонического типа – такой же врожден ный признак, как и описанные этологами инстинкты. Соматотония может быть столь же инстинктивной, как и сексуальная активность, но более под верженной влиянию культуры.

Большинство прямых исследований, изучающих соотношения между телосложением и поведением, приводят к выводу о меньшей степени кор реляции, чем это предполагал Шелдон. Однако число подобных работ не велико, и они недостаточно хорошо продуманы. По-видимому, вопрос об этой связи остается открытым, и к нему нужно относиться достаточно объ ективно, хотя, наблюдая за своими друзьями и близкими, мы с трудом со храняем объективность. Повседневный опыт заставляет нас поверить в существование той общей связи, которая была описана Кречмером и Шел доном»

Какая существует связь между конституцией человека и болез нями?

Представителям каких профессий необходимы знания о связи те лосложения с физиологическими функциями, болезнями и поведением?

Почему?

Как связана конституция человека с его психикой?

Т ема 6. Адаптация и адаптивные типы Вопросы и задания № Раскройте содержание понятий:

- адаптационные возможности организма - адаптационный синдром - адаптация - адаптация сенсорная - адаптация психическая - адаптация социальная - адаптированный человек № Какие признаки относятся к числу адаптивных свойств организ ма человека?

№ Охарактеризуйте закономерности и основные стадии адаптаци онного процесса № Как проявляется адаптация в условиях урбанизации?

Работа с документами № Прочитайте извлечение из книги «Антропология» (Е.Н. Хрисо фанова, И.В. Перевозчиков 1991) Экологические аспекты конституции Экологические аспекты в исследованиях по физической антропологии начали интенсивно развиваться в 50–60-х годах. Процесс «экологизации»

антропологии следует рассматривать в связи с общими тенденциями к раз витию экологических подходов в биологии и становлением экологии чело века как самостоятельной науки, успехи которой связаны, прежде всего, с анализом факторов, обусловливающих высокий полиморфизм вида Н.

sapiens. Особую актуальность проблемы экологии приобрели в связи с науч но-технической революцией, все возрастающим влиянием антропогенного фактора на живую природу, а, следовательно, и на самого человека. Эколо гия человека оценивает и обобщает положение и место человека в меняю щихся условиях окружающей среды, характер и направление испытываемых им изменений. Большую роль в становлении этих исследований сыграли труды академика В.И. Вернадского и его концепция ноосферы как нового состояния биосферы, при котором разумная деятельность человека стано вится определяющим фактором ее развития. По существу это идея целостно сти человека и природы, одним из основных аспектов которой является про блема адаптации.

Адаптация (позднелат. «adaptation – приспособление, приспособляе мость) – это совокупность морфофункциональных, поведенческих и других особенностей данного вида, обеспечивающих возможность специфического образа жизни в конкретных условиях среды. Адаптация есть свойство вида Н sapiens, как и любого другого, продукт эволюции, проявляющийся в пре делах типичной видовой нормы реакций. Назначение адаптации – сохране ние биологического гомеостаза, т. е. совокупности устойчивых состояний, поддерживаемых в организме. Он обеспечивается выработавшимся в про цессе эволюции механизмом саморегуляции на основе интегрирующей и ре гулирующей роли нейроэндокринной системы. Существует тенденция к ус тойчивости диапазона изменений различных признаков, при этом средние или близкие к средним значения их обычно соответствуют наиболее благо приятному выражению в фенотипе. У видов с высоким полиморфизмом, к числу которых принадлежит, бесспорно, Н. sapiens, адаптация возникала в ходе экологической дифференциации под воздействием дизструктивного и стабилизирующего отборов, выступающих в диалектическом единстве.

Под адаптацией понимается, следовательно, и сам процесс выработки приспособлений, или привыкания, к конкретным условиям среды. Помимо адаптации, в физиологии и медицине используется также термин «акклима тизация» как приспособление, привыкание живых организмов к новым, пре жде всего климатическим, факторам. В литературе существует известная пе строта терминологии, но обычно адаптацию считают более широким поня тием, чем акклиматизацию, которая рассматривается как ее частное прояв ление.

Адаптация человека специфична, как и вся его биология. Специфика эта, прежде всего в том, что адаптация выражается в сохранении не только биологических (показатели энергетического обмена, воспроизводимости и др.), но и социальных функций, оптимума биологической и общественно по лезной деятельности. Поэтому основным критерием эффективности адапта ции человека является его биосоциальное благополучие, сохранение полно ценной трудоспособности.

Другая типичная черта адаптации человеческих популяций – активное участие и все возрастающая роль сознания и социальных факторов. Человек связан с природой не непосредственно, как животное, а опосредованно – че рез труд и общество, не пассивно, а активно. Благодаря этому активному воздействию на природу и созданию эффективных средств социальной за щиты от неблагоприятных экологических факторов человечество сумело адаптироваться во всех климатогеографических зонах земного шара, вклю чая районы с экстремальными или близкими к экстремальным условиям внешней среды (высокие широты, пустыни, тропики, высокогорье и др.).

Универсальность адаптации человека, который заселил фактически все эко логические ниши Земли, состоит в исключительной подвижности типов приспособления, способности менять их в массовом масштабе. В ходе своей адаптации человек меняет среду, и одновременно происходят и изменения общественных отношений людей;

этот процесс осуществляется без пере стройки его морфофункциональной организации. Это принципиально новая форма адаптации.

В результате длительного воздействия человека на окружающую среду создалась новая, «искусственная» среда обитания, с присущими ей новыми факторами, оказывающими на человека разнообразное, в том числе и отри цательное, влияние, последствия которого общество в ряде случаев не в со стоянии сразу осознать и оценить. В эпоху научно-технической революции резко возрастают требования к биологическим и нервно-психологическим «рабочим механизмам» человека. Проблема адаптации тесно связана с про блемой здоровья, оптимальной жизне- и работоспособностью. Например, наблюдающаяся в настоящее время перестройка структуры заболеваемости, в том числе повышение значения наследственных и хронических болезней, аллергизаций и т.д., есть прямое следствие влияния человеческой деятельно сти на окружающую среду. Культурная деятельность человека и вносимые ею изменения среды, прогресс культуры, медицины и техники могут менять этим путем адаптивное значение генов в человеческих популяциях, оказы вать существенное влияние на реакцию популяций. Антропогенный фактор носит глобальный характер и по своему масштабу сопоставим с геологиче скими процессами, т.е. можно говорить о человечестве как о биогеохи мической силе, способной нарушить равновесие биосферы, а следовательно, создающей угрозу существованию самого человека. Из сказанного следует также, что понятие «окружающей среды» для человека очень широко, оно включает социокультурные общности, жизненные ресурсы, демогра фическую структуру, болезни и многие другие аспекты.

Проблема адаптации человека по самому существу своему – комплекс ная, она может изучаться только совместными усилиями разных специали стов, в том числе физиологов, медицинских географов, климатологов, демо графов, гигиенистов, экономистов, социальных психологов, антропологов и других, и на различном уровне организации биосистемы – популяционном, индивидуальном, клеточном, молекулярном, субмолекулярном. Преимуще ственное внимание в этих комплексных исследованиях уделяется экстре мальным регионам, где наиболее интенсивно происходил отбор, и важней шим общественно-экономическим процессам (индустриализация, урбаниза ция, создание огромных современных городов – искусственных экосистем).

В конституциональной антропологии наибольший интерес представля ют морфофункциональные аспекты адаптации. К настоящему времени по разным параметрам изучено в общей сложности около 500 различных этно территориальных групп Евразии, Африки, Америки и Австралии, в том чис ле свыше 60 популяций с территории СССР.

Экологические градиенты.

К числу адаптивных свойств человеческого организма относятся мно гие его физиолого-биохимические и морфологические признаки: основной обмен, терморегуляция, белковый и липидный спектры крови, группы крови, гемоглобин, многие макро- и микроэлементы, ферменты, гормоны, длина, вес и поверхность тела, пропорции, пигментация, особенности волосяного покрова, строение лица и др. Среди них есть признаки с менделевским ти пом наследования (группы крови), но большая часть имеет полигенную ос нову и значительную средовую компоненту.

Нет однозначного мнения о времени проявления различий в биологиче ском статусе современных популяций, а, возможно, оно и не было одинако вым для разных групп и систем показателей. Известно, что при использова нии различных систем признаков – морфологических, дермато-глифических, серобиохимических, биомолекулярных и т. д. – могут быть получены несов падающие оценки межпопуляциониых расстояний. Вместе с тем по отноше нию к некоторым из этих показателей прослеживается достаточно отчетли вое направление различий в связи с экологическими и географическими факторами.

Один из наиболее изученных примеров региональной морфологической изменчивости связан с климатической адаптацией. Это географические ва риации соотношения веса (Р) и поверхности (S) тела – P/S. Абсолютный и относительный (к поверхности) вес тела, по наблюдениям многих авторов, снижается от северных районов к экваториальным, и этот градиент сущест вует, видимо, почти на всех континентах независимо от расы и этноса. Глав ную роль в теплоотдаче играет потоотделение, поэтому общая теплоотдача должна коррелировать с поверхностью тела (коэффициент корреляции по рядка – 0,8). … В условиях калорийной перегрузки линейные типы обнару живают большую адаптацию, тогда как «коренастый» тип лучше приспособ лен к условиям холодного климата. Размах изменчивости индекса P/S по земному шару 30,2–39,1;

у европеоидов он колеблется от 38,3 до 35,3;

у ази атских монголоидов – в пределах 36,0–33,6;

в Африке – от 37,9 до 30,2;

на американском материке указатель варьирует от 39,1 у эскимосов, до 34,9 у мексиканских индейцев (Д. Роберте). Географические вариации могут на блюдаться даже в пределах одного этноса, например, у северных и южных китайцев.

Другой возможный путь адаптации к жаркому климату – уменьшение общих размеров тела. … Примеры обоего рода можно найти среди тро пических популяций: вытянутый нилотский тип (или тип аборигенов Цен тральной Австралии) и пигмейский. Но и на территории Европы общие раз меры тела и головы, высота носа, по данным некоторых исследователей, об наруживают отрицательную связь с температурой среды (Mader, Mentr 1984). Индексы выступания костного носа положительно коррелируют с гео графической широтой и отрицательно – с абсолютной влажностью (Carey, Stegraan, 1981). Следует, впрочем, предостеречь от попыток истолковывать подобные зависимости во всех случаях как причинно-следственные (Бунак, 1980).

В литературе достаточно распространена интерпретация этих законо мерностей с точки зрения классических «экологических правил» Бергмана (1847) и Аллена (1877), что является, конечно, некоторой натяжкой приме нительно к человеческим популяциям.

Правило Бергмана: в пределах одного политипического теплокровного вида размер тела подвида увеличивается с уменьшением температуры среды, и наоборот.

Правило Аллена: существует тенденция к увеличению относительных размеров сильно выступающих частей тела с повышением температуры сре ды. Оба эти правила не всегда подтверждаются даже в пределах видов птиц и млекопитающих, так как связи между размерами тела, энергетикой обмена, характером питания, двигательной активностью и т. д. достаточно сложны.

Все же наличие определенных закономерностей географического рас пределения тотальных размеров и пропорций тела человека отмечалось очень многими исследователями и на весьма представительном материале.

Тотальные размеры тела отрицательно связаны со среднегодовой темпе ратурой и положительно – со средним количеством осадков, т. е. население в районах с холодным и/или влажным климатом имеет в среднем большие длину и вес тела, чем в случае жаркого и/или сухого климата (Crognier, 198I). По-видимому, в какой-то мере соответствует «экологическим прави лам» и отмеченный палеоантропологами факт уменьшения размеров и мас сивности длинных костей скелета у ископаемых людей из различных гео графических районов в направлении с севера на юг (Schwidetsky, 1979).

В формировании межпопуляционных различий соматического статуса, как правило более выраженных в мужской части популяции по сравнению с женской, видимо, велика роль вариаций темпов развития. Это, например, за держка пубертатного спурта и более длительный в целом ростовой период у многих лонгилинейных популяций. Такие наблюдения сделаны для ското водческих племен нилотской группы: у мужчин тутси и туркана (Северо Западная Кения) рост продолжается до 20 лет и даже позднее, максимальная длина тела у тутси достигается к 25–30 годам (Ргокорес, 1970). Популяцион ная специфика роста и развития есть результат адаптации организма к кон кретным условиям среды. Эти черты рано проявляются в онтогенезе. Так, различия в пропорциях тела в пределах больших рас могут наблюдаться еще в утробном периоде. У подростков вытянутого нилотского типа понижено весоростовое отношение по сравнению с европеоидными детьми. Уже в дет стве у негроидов проявляется долихоморфия, у монголоидов – брахиморфия.

В США негритянские подростки тоже имеют по сравнению с европеоидны ми большую относительную длину ноги и более короткое туловище. Сход ная картина наблюдается у детей австралийских аборигенов, также имею щих большую длину ноги по отношению к туловищу, чем в других группах.

Брахиморфная тенденция в телосложении четко выражена у школьников якутов сравнительно с русскими, у них сильнее развита мускулатура и сла бее жироотложение (Властовский, 1984), Дети индейцев аймара во всех воз растах обгоняли европейских сверстников по ЖЕЛ, у них отмечено замедле ние ростовых процессов и увеличение относительных размеров грудной клетки (Diqu etal., 1979).

На формирование экологических градиентов влияют разные факторы:

наряду с возможной ролью наследственности имеют существенное значение и пищевые ресурсы, калорийность пищи в периоде развития.

Связь телосложения с климатом может быть, но может и не быть гене тической. Приведем примеры. … У животных уже в первом поколении про исходит перестройка в соответствии с «экологическими градиентами»;

у че ловека при переселении, разумеется, нельзя ожидать такой отчетливой кар тины. Все же вес тела у европейцев в холодных странах в среднем выше, чем в тропиках. Понижение мускулатуры и жироотложения у некоторых групп (например, туркана из Северо-Западной Кении) рассматривается как следст вие низкокалорийной диеты (Little, 1983). По-видимому, различается и сте пень полового диморфизма («экологическая дифференциация пола»);

она меньше близ экватора и в высоких широтах, больше – в зоне умеренного климата (Wolfe, Gray, 1982), что можно рассматривать как показатель боль шей «напряженности» в первом случае во взаимоотношениях со средой, снижающей изменчивость».

Другой интересный пример такого рода: невысокий уровень холестери на у потомков древнейшего населения крайнего Севера — нганасан Красно ярского края, питающихся жирным мясом оленей и рыбой. Это объясняется высокой активностью липазы, благодаря чему усвоение жирной пищи про исходит у них в 2–3 раза быстрее, чем в контрольной группе (Власова и др., 1975).

Региональные адаптивные реляции изучаются на клеточном, молеку лярном и субмолекулярном уровнях. Например, у коренных жителей высо ких широт (якутов) антиксидантная активность липидов эритроцитарных мембран значительно выше, чем у приезжего населения, или чем в средних широтах;

предложено даже использовать этот показатель (как и уровень пе рекисного окисления липидов) в качестве критерия отбора для работы в ус ловиях Крайнего Севера.

Адаптивные типы. Уже приведенные выше примеры демонстрируют определенные сдвиги морфофункциональных показателей в популяциях, обитающих в экстремальных условиях среды, т. е. экологическую (зональ ную) приуроченность морфофункциональной адаптации человеческих попу ляций. … Адаптивные типы человека отражают специфические нормы реак ции на конкретные комплексы природных факторов, разные формы адапта ции к условиям среды. Они хорошо иллюстрируют ослабление и снятие у человека видообразующей функции естественного отбора;

принадлежность к конкретному адаптивному типу, разумеется, не ограничивает у человека возможности существования в иных условиях. Можно предположить, что адаптивные типы должны различаться по конституциональному составу. В действительности такая связь существует, но она не так проста и выявляется далеко не во всех случаях.

Выделяют арктический, высокогорный, тропический, аридный, а также континентальный и умеренный адаптивные типы. Приведем их краткую ха рактеристику (по Т.И. Алексеевой, 1986).

К арктическому типу относятся обитатели высоких широт … Характер ный климатический комплекс высоких широт – суровость климата, низкие температуры, сильные ветры, своеобразный радиационный режим, высокая активность геофизических процессов (частые непериодические гео магнитные возмущения) и др. Коренное население Крайнего Севера в ос новном представлено оленеводами, звероводами, охотниками, принадлежа щими к монголоидной расе. Типична диета с повышенным содержанием белков и жиров и пониженным – витаминов.

Для арктических популяций характерным является сочетание высокой плотности сложения (по индексу P/S …), крупной цилиндрической грудной клетки, выраженной мезоморфии, особенно в верхней части туловища, мас сивного скелета с объемистой костномозговой полостью длинных костей и небольшой толщиной компакты. Такой комплекс в целом соответствует по вышенной частоте мускульного типа и крайней редкости астенического. Ос новной обмен обычно повышен, как и общий белок, холестерин, гамма глобулины, ОРЭ, содержание гемоглобина;

артериальное давление нередко несколько понижено. Интересно, что специфика биологического статуса вы ражена в этом случае у женщин не в меньшей, а даже в большей степени, чем у мужчин. Реальность выделенного комплекса подтверждается и прове денным корреляционным анализом на более широкой территории (Северная Азия) между климатическими характеристиками (индекс суровости погоды) и некоторыми морфологическими и функциональными параметрами. … Выше уже отмечалось, что адаптивные варианты, прежде всего из экс тремальных по климатическим условиям регионов, могут существенно раз личаться и по представленности в них разных типов конституции. В суровых климатических условиях Крайнего Севера констатируется преимуществен ное развитие мезоморфных типов, по существу отсутствуют выраженные эк томорфы;

напротив, частота эктоморфии резко повышена во многих тропи ческих и аридных регионах;

эндоморфия (по форме грудной клетки) свойст венна населению высокогорья и т.д. При этом возможно конвергентное воз никновение сходных черт в различных экологических ситуациях, как, на пример, черты адаптации к гипоксии в высоких широтах и высокогорье.

Принадлежность к крупной расе (европеоидной, негроидной, монголоидной) может отражаться в некоторых морфофункциональных характеристиках, хо тя целый ряд общих признаков характеризует при этом адаптивный тип в це лом, независимо от расовой и этнической принадлежности популяции. При мер: близкие комплексы черт «тропического тигра» у европеоидного насе ления Индии, у австралийских аборигенов и негроидов Африки, а с другой стороны, специфические особенности телосложения сибирских монголоидов по сравнению с европеоидами и негроидами (Клевцова, 1976).

По-видимому, перспективным направлением является распространение экологического подхода на изучение биологического статуса высокоурбани зированных популяций. С экологической точки зрения города представляют очень своеобразную среду обитания, где основным фактором является ан тропогенный со всеми сопутствующими благоприятными и особенно небла гоприятными его проявлениями (загрязненность атмосферы, парниковый эффект, многообразные стрессы, геохимические аномалии, высокая плот ность населения и др.). Пока эта сфера экологической антропологии еще ма ло разработана. К числу общих проявлений особенностей морфофункцио нального статуса городских популяций по сравнению с сельскими можно отнести акцентированность акселерации, большую высокорослость, воз можно, большую линейность сложения, повышение жироотложения и зна чительно больший удельный вес крайних вариантов телосложения – астени ческого и пикнического.

Освоение человеком Земли происходило неравномерно и в течение длительного времени. Первоначально гоминиды были связаны в своем оби тании преимущественно с тропическими районами — лесом и лесосаванной, как и современные человекообразные обезьяны. «Выход» в зоны умеренного климата произошел, вероятно, около 1. млн. лет назад. … До сих пор еще самые многочисленные популяции обитают в тропических и смешанных ле сах, кустарниковых зонах Средиземноморья, горных районах. На эти зоны приходится около 80 % всего населения ойкумены. Минимально оно в зоне тайги, тундры и полярных земель.

По палеоантропологическим материалам можно попытаться установить проявления экологической изменчивости у ископаемых гоминид, хотя имеющиеся материалы, особенно по ранним гоминидам, крайне скудны. Все же обращает на себя внимание высокорослость и линейность сложения древнейшего эректуса из Кении (Нариокотоме), что близко к некоторым чертам классического «тропического типа». Массивное сложение классиче ских неандертальцев с подчеркнутой брахи- и мезоморфией или макро соматический, широкоплечий, с мощным костяком, тип населения сунгир ской верхнепалеолитической стоянки, видимо, воспроизводят черты адапта ции к суровому климату. Оба эти варианта имеют очень высокое Р/S отно шение, превосходящее групповой максимум для современных арктических популяций.

Что следует понимать под адаптацией?

Каково назначение адаптации?

Назовите критерии эффективной адаптации?

В чем заключается проблема адаптации человека?

Какие адаптивные типы выделяют ученые? Охарактеризуйте каждый тип.

№ Прочитайте статью Г.Л. Апанасенко «Законы эволюции и здоро вье человека (Почему вымирают славяне?)»

В древней притче рассказывается о том, как трёх слепцов попросили описать слона. Один из них нащупал хвост, второй хобот, третий – ногу.

Очевидно, что их описание слона существенно различались. Наши врачи напоминают мне этих слепцов: регистрируя отклонения в состоянии от дельных функций пациента, они совершенно не замечают изменений всей человеческой природы.

В самом деле, современная медицина разделила человека на множест во специальностей – по органам и системам. И нет ни одной специально сти (кроме валеологии), которая рассматривала бы человека целостного. И, может быть, ничего в этом не было бы плохого, если бы в последние деся тилетия не получили бы такого широкого распространения так называемые «полисиндромные состояния», когда каждый «узкий» специалист с пол ным правом ставит пациенту «свой» диагноз. И ситуация для пациента складывается безвыходная: он не может проглотить то количество табле ток, которые выписываются врачами в соответствии с принятыми метода ми лечения. Потому что он умрёт. И это тупик.

И никто не задумывается над тем, что же происходит с биологическим видом Homo Sapiens в современных условиях, как найти выход из той си туации, которая сложилась? А ситуация сложилась катастрофическая: тем пы депопуляции в славянских государствах постсоветского пространства возрастают с каждым годом. В России они составляют 0,8%;

а в Украине – 1% в год. Важнейшим компонентом этого процесса является высокая смертность мужской славянской популяции в возрасте 20–50 лет. Это яв ление получило в научной литературе название «сверхсмертность славян ских мужчин». Cockermham считает это феномен наиболее важным собы тием здравоохранения ХХ века.

Следует задуматься над простой закономерностью: любой биологиче ский вид, появившись на белый свет и пережив пик своего расцвета, вы мирает. Вымирает по одной простой причине – изменились условия суще ствования, к которым он был приспособлен. Сейчас на Земле сохранилось не более 0,01% всех видов, рождённых эволюцией, и с каждым десятиле тием их количество сокращается.

Является ли Человек счастливым исключением из этой печальной за кономерности? Если иметь в виду только биологическую суть человече ского естества, то вряд ли. Однако Человек – существо социально актив ное, он в состоянии не допустить подобного развития событий. И для этого нужна соответствующая целенаправленная деятельность, основанная на фундаменте современной науки. Но пока Человек так организует свою со циальную активность, что только способствует ускорению своей гибели.

«Болезни цивилизации», «экологический кризис», «озонная дыра» и т.п. – термины, давно сошедшие со страниц научных изданий в повседневность наших современников. И это происходит, несмотря на то, что в орбите на учных исследований сегодня всё больше так называемых глобальных про блем: экологических, демографических, ресурсных и т.д.

Известный французский эколог Ф. Рамад (1981) заключил свой об стоятельный труд «Основы прикладной экологии» весьма примечательны ми словами: «Сейчас, в конце ХХ столетия, никто не станет отрицать, что только радикальные изменения взаимоотношений между человеком и при родой позволят нам избежать судьбы динозавров». Добавим от себя: не только с окружающей нас природой, но и со своей собственной, человече ской природой, подвергающейся серьезным испытаниям в современном мире.

Что же произошло с современным человеком?

В эволюции живого рассматриваются два энергетических принципа:

экстенсивного и интенсивного развития жизни. Первый связан с захватом энергии биосистемами (распространение видов), а второй – с эффективно стью ее использования. При эволюции живых систем все более существен ную роль играют процессы, направленные на улучшение качества исполь зования энергии. Установлено, что прогрессивная эволюция живого мира связана с усилением интенсивности дыхания (внутриклеточного энергооб разования) организмов. Этот показатель в перерасчёте на 1 г условного ор ганизма в процессе эволюции возрос с 0,09 мвт у простейших до 39 мвт у приматов. … Биологический смысл этого процесса состоит в увеличении мощности внутриклеточного энергообразования, а, следовательно, и величины ак тивного обмена, обеспечивающего полноту приспособительных реакций.

При этом скорость биохимических реакций – основы процессов жизнедея тельности – возрастает в миллионы раз. Физический же смысл прогрессив ной эволюции заключается во все большем удалении от состояния равно весия, от состояния той первичной среды, в которой возникли первые жи вые системы.

Таким образом, возрастание активного обмена, или интенсивности энергообразования, – итоговая мера прогресса. Чем выше доступные для использования резервы биоэнергетики, тем организм жизнеспособнее, ибо жизнь поддерживается тратой энергии. При этом отмечается одна важная закономерность: чем мощнее аппарат митохондрий, являющийся субстра том энергопотенциала клетки, тем больший диапазон внешних воздейст вий она способна выдержать и восстановить свою структуру. От макси мальных возможностей аэробного энергообразования зависит жизнеспо собность – устойчивость индивида к гипоксии, кровопотере, интоксика ции, проникающей радиации и т.п. … Жизнеспособность – биологическая сущность физического здоровья человека. По резервам аэробного энергообразования можно ранжировать уровни физического здоровья. Мы разработали экспресс-систему оценки уровня физического здоровья (УФЗ)...

В наших исследованиях показано: чем ниже УФЗ, тем чаще встреча ются эндогенные факторы риска развития хронических соматических за болеваний и сами заболевания, а также смертность от них … В то же время существует «безопасный уровень» здоровья, выше которого практически не встречаются ни эндогенные факторы риска, ни сами заболевания. Оче видно, что «безопасный уровень» – это тот резерв энергообразования, ко торый достигнут человеком в процессе эволюции. Для того, чтобы его со хранить, необходимо придерживаться определенных принципов жизнедея тельности. Эти принципы обозначаются как «здоровый образ (стиль) жиз ни». Если их не придерживаться, человек начинает «сползать» с лестницы эволюции. И при этом закономерно появляются нарушения в деятельности биосистемы.

Какие же механизмы лежат в основе этих нарушений? Для того, что бы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить некоторые особенно сти энергетического метаболизма.

В качестве основного субстрата для энергообразования (накопление макроэргов) используются, главным образом, углеводы и жиры. Наиболее мобилизируемым и доступным субстратом являются углеводы (глюкоза крови, гликоген печени и мышц), а наиболее энергоемким – жиры. При по вышении требований к организму (например, при физической нагрузке) интенсификация энергообразования проходит несколько стадий: расход запаса макроэргов – анаэробное окисление углеводов (кислородтранспорт ная система еще не достигла уровня функционирования в соответствии с кислородным запросом) – аэробное окисление углеводов – окисление жи ров (жирных кислот).

Для аэробного окисления субстратов до воды и углекислого газа при интенсивном энергообразовании необходимы следующие условия:

1) достаточная плотность митохондрий в реципиентной ткани, кото рая удовлетворяет требованиям ресинтеза АТФ аэробным путем;

2) промежуточные продукты обмена не должны лимитировать ско рость метаболических реакций в цикле Кребса;

3) достаточная доставка кислорода к цепи транспорта электронов в митохондриях.

Если аэробная форма утилизации субстрата лимитируется одним или несколькими из этих факторов, подключается анаэробный метаболизм, ко торый поддерживает необходимую скорость продукции АТФ. Момент подключения механизмов анаэробной энергопродукции обозначается как порог анаэробного обмена (ПАНО). Этот порог выражается в единицах мощности работы (Вт) или же процентах от потребления кислорода на максимуме аэробной мощности (% МПК).

Особенности стиля жизни наших современников характеризуются снижением двигательной активности – общего объёма, интенсивности, ам плитуды и усилий при движениях. По данным исследований, заказанных обувными фирмами, сто лет назад средний человек проходил 75 тысяч км за свою жизнь, сейчас – не более 25.

МПК и ПАНО могут изменяться независимо друг от друга и обнару живают большую индивидуальную вариабельность. Но при снижении МПК всегда снижается ПАНО. Более того, темп падения ПАНО при физи ческой детренированности может превышать темп падения МПК. У лиц, не уделяющих достаточного внимания двигательной активности с оздоро вительной целью, ПАНО находится на уровне 20–45% от МПК, у трени рующихся с оздоровительной целью – 55–60%, у спортсменов экстра класса – 90% от максимальной окислительной мощности.

Уровень ПАНО является важнейшим показателем эффективности (экономичности) энергообразования. И это связано, прежде всего, с тем, что при энерготратах выше уровня ПАНО эффективное аэробное энерго образование преимущественно за счет жиров сменяется малоэффективным анаэробным энергообразованием за счет углеводов. Главный же фактор снижения эффективности энергетического метаболизма состоит в сле дующем: при аэробном окислении 1 молекулы глюкозы образуется 36 мо лекул АТФ, при анаэробном всего 2. Таким образом, эффективность энер гообразования снижается в 18 раз. При этом жиры в качестве энергетиче ского субстрата в анаэробных процессах уже не используются. Показано …, что у современных мужчин старше 40 лет через 2 минуты после начала физической нагрузки мощностью всего 20% от должных возрастно половых значений МПК гликолитический механизм энергообеспечения мышечной деятельности не только не выключается (как следовало бы ожидать после окончания периода «врабатывания»), а наоборот, вклад его нарастает, сопровождаясь накоплением лактата и развитием ацидоза.

Именно это является причиной того, что активность ферментов, обеспечи вающих гликолиз, с возрастом увеличивается, так же как увеличивается и глюконеогенез (образование углеводов из аминокислот). Одновременно с возрастом (так же как и при физической детренированности) вследствие незначительного использования жиров в метаболизме увеличиваются раз меры жировых депо, развивается липоидоз внутренних органов. В крови и в тканях повышается общее содержание липидов, изменяется концентра ция и соотношение их фракций. Это относится и к холестерину, и тригли церидам, и жирным кислотам. Именно эти изменения в липидном обмене являются, по нашему мнению, основой развития атеросклеротического процесса. Кроме того, из непредельных жирных кислот легко образуются перекиси липидов, являющихся инициатором свободнорадикальных реак ций.

В связи с малой энергетической эффективностью гликолитического фосфорилирования и усилением последнего происходит значительное рас ходование углеводов тканей, прежде всего - гликогена, и накопление недо окисленных продуктов обмена – молочной и пировиноградной кислот.

Все это вместе взятое приводит к гипоэргии (вследствие недостаточ ного ресинтеза АТФ), прежде всего, в органах с высокими ее затратами.

Недостаток макроэргов вызывает активацию генетического аппарата клет ки, приводя к гиперплазии и гипертрофии ткани... Именно такой механизм лежит, по-видимому, в основе гипертрофических явлений в миокарде на фоне гипоэргии – начальной стадии кардиосклеротического процесса.

Следует указать и на еще одно важное обстоятельство, нередко при водящее в замешательство кардиологов: у лиц, профессиональная деятель ность которых связана с большими энергозатратами, отсутствует кардио протекторный эффект физической нагрузки. Так, по данным Karvonen, об следовавшем несколько сотен лесорубов и городских жителей – мужчин, у первых более выражены и эндогенные факторы риска развития сердечно сосудистых заболеваний (толщина жировой складки на животе, уровень гиперлипидемии и т.п.), так и последствий этого повышенного риска: у 8% обследованных лесорубов на электрокардиограмме выявлены следы пере несенного микроинфаркта против 3% у городских жителей. В основе это го, казалось бы, парадоксального факта – тот же механизм: резкое ограни чение утилизации жиров при физической нагрузке выше уровня ПАНО.

Вторая патогенетическая цепочка, к появлению которой предраспола гает гипоэргия – повышение аутолиза клеток тканей организма и сниже ние, вследствие этого, иммунореактивности организма на чужеродные ан тигены. Аутолиз – естественный процесс (именно по этой причине при старении возрастает титр противоорганных аутоантител), но он может стимулироваться функциональной нагрузкой, особенно, если эта нагрузка превышает функциональные возможности субстрата. Степень аутолиза и, соответственно, титра противоорганных аутоантител напрямую зависит от функциональной надежности клетки, во многом определяемым резервом ее энергопотенциала. … … после напряженной мышечной деятельности наблюдается усиление аутоиммунных реакций всех типов, стимулированных тканевыми антиге нами сердца, печени, скелетных мышц и др. Выраженность реакций зави сит от мощности и эффективности процессов энергообразования: чем ниже ПАНО, тем выше проявление аутоиммунных реакций. В этих же исследо ваниях выявлена обратная корреляционная связь (r=0,511–0,981) между интенсивностью кардиогенных аутоиммунных реакций и показателями иммунореактивности организма. Усиление напряженности аутоиммунных клеточных взаимодействий, медиаторных реакций иммунокомпетентных клеток, повышенное образование противоорганных аутоантител и аутоим мунных комплексов при увеличении аутолиза клеток, вызванного гипоэр гией, определяют механизмы снижения уровня иммунного ответа на чуже родные антигены – атипические клетки, эндогенную и экзогенную бакте риальную инфекцию и т.п. Все это ведет к повышению риска развития злокачественных новообразований и инфекционных заболеваний. Этот риск существенно возрастает, когда уже с уровня бытовых и профессио нальных нагрузок резко снижается эффективность энергообразования за счет падения ПАНО.

И, наконец, третья патогенетическая цепочка частично также форми руется вследствие уменьшения использования жирового субстрата в энер гетическом метаболизме и накоплении его в тканях и крови, вследствие чего понижается реактивность тканей к инсулину. В то же время есть ос нования полагать, что ведущим звеном в развитии инсулинорезистентно сти является снижение чувствительности и количества инсулинозависи мых рецепторов на мембране клеток-мишеней вследствие гипокинезии и гиподинамии. Очевидно, «от неупотребления» ограничивается постоянно существующая при нормальной физической нагрузке деятельность систе мы синтеза и распада гликогена. Доказательства этому получены нами при исследовании толерантности к углеводам подводников до и после дли тельного похода. Оказалось, что степень изменения кривой углеводной на грузки у подводников больше зависит от уровня их двигательной активно сти в походе (шагометрия), чем от накопления жировой компоненты в со ставе тела. Повышение резистентности к глюкозе ведёт к целому комплек су изменений (гиперинсулинемия, артериальная гипертензия, гипертриг лицеридемия, понижение концентрации липопродеидов высокой плотно сти в сыворотке крови, ожирение), получившему в последние годы назва ние «метаболического синдрома Х».

Атеросклероз, злокачественные новообразования, диабет («зловещая триада» по выражению В. М. Дильмана) – ведущие причины смерти со временного человека. Эту же триаду иногда называют «нормальными бо лезнями» старости … Корни развития этих состояний лежат в снижении мощности и эффек тивности энергообразования (гипоэргии), а также в относительном исклю чении из энергетического метаболизма жиров. Очевиден и путь предот вращения этих состояний – систематическая физическая нагрузка на уров не аэробно-анаэробного перехода, способная повысить уровень ПАНО.

Данная концепция формирования хронических неинфекционных за болеваний опубликована нами ещё более 10 лет назад …, однако только сейчас появляются претендующие на оригинальность работы, в которых также обосновываются механизмы гипоэргии («гипоэргоза» по терминоло гии автора), но без собственных научных данных … Печально, но факт: в нашей стране единицы придерживаются правил здорового стиля жизни. И поэтому даже в пределах одного поколения ( лет) мы наблюдаем существенное уменьшение популяционной прослойки, находящейся в «безопасной зоне» здоровья (с 8 до 0,8%), вследствие физи ческой деградации популяции. И никакие усовершенствования лечебно диагностических мероприятий не могут разрешить сложившуюся ситуа цию. То есть: медицина бессильна, она может продлить жизнь человека (ненадолго), если он заболел, но вернуть ему здоровье она не в состоянии.

40 лет назад подобная ситуация наблюдалась и в США. В то время эта страна уверенно лидировала в показателях смертности от болезней сердца и сосудов. Однако там удалось переломить общественное мнение, сформи ровать у населения правильные представления о возможностях сохранить и укрепить своё здоровье. И значительная часть американцев стали актив но использовать физические упражнения с оздоровительной целью. Они стали подсчитывать потреблённые с пищей калории, объявили войну ку рению и алкоголю. И вот результат: с 1970 по 2002 год смертность от ин фаркта миокарда в США уменьшилась в 2 раза, а от мозгового инсульта – в 3 раза. Сейчас по данным отдела превентивной медицины Чикагского уни верситета всего 11–13% взрослого населения находятся за пределами «безопасной зоны» здоровья. Несколько хуже обстоит дело с детьми и подростками: это показатель составляет 30–35 %. … Сравним: доля укра инцев, находящихся сейчас вне пределов «безопасной зоны» здоровья – 99%.

Становится очевидным, что именно физическая деградация славян ской популяции, которая, в конечном итоге, ведет к гипоэргии (снижению эффективности внутриклеточного образования), является причиной резко го увеличения показателей заболеваемости и смертности. Согласно закону максимума биогенной энергии Вернадского-Бауэра в соперничестве с дру гими системами выживает та, которая наилучшим образом способствует захвату энергии и ее использованию наиболее эффективным способом.


Очевидно также, что концепция факторов риска развития хрониче ских неинфекционных заболеваний изжила себя: существует единый фак тор риска – снижение эффективности внутриклеточного образования за пределы эволюционного порога.

Полагаем, что славянская популяция в результате нарушения условий её существования обречена (если эти условия не изменятся) на вымирание по причине снижения её популяционного энергетического потенциала.

_ Какую роль играют энергетические принципы в эволюции живо го?

Почему славянская популяция вымирает?

Какие механизмы лежат в основе нарушений биосистемы?

№ Прочитайте извлечение из книги «Очерки экологии человека»

(В.П. Алексеев, 1993) Адаптация и человек Примеры адаптивной изменчивости человека очень многочисленны. В первую очередь возникает вопрос о возможности распространения на че ловека «экологических правил», установленных для животных. После дли тельной дискуссии на эту тему его можно считать решенным положитель но. Более того, помимо экологических правил Аллена, Бергмана и Глогера, для человека было установлено новое правило Томсона и Бакстона, выра жающее зависимость ширины носа от климатических показателей.

Согласно правилу Бергмана, наблюдается зависимость между темпе ратурой среды и размерами тела гомотермных животных: в районах суро вого арктического и антарктического климата размеры тела больше, чем в тропической зоне.

Применительно к популяциям человека аналогичное соотношение продемонстрировано сразу для нескольких признаков: длины, веса и по верхности тела. Каждый из этих признаков в отдельности может служить показателем общих размеров тела.

Межгрупповые корреляции этих показателей со среднегодовыми тем пературами обнаруживают закономерный характер и высокую степень свя зи между ними: и длина тела, и его вес связаны со средней годовой темпе ратурой отрицательной корреляцией. Из этого следует, что в среднем ма лорослые группы людей встречаются чаще в центральном поясе ойкумены, чем на ее северных и южных окраинах. А это как раз и есть явление, кото рое постулируется правилом Бергмана.

Правило Аллена трактует связь с климатом не размеров, а пропорций тела гомотермных животных. В холодном климате они имеют укорочен ные конечности и отличаются более плотным сложением.

У человека сопоставление измерений, характеризующих пропорции тела с климатическими характеристиками обнаруживает довольно тесную связь между ними наподобие той, которая существует у животных. А именно: группы людей, которые проживают в тропическом климате, отли чаются в среднем удлиненными пропорциями и менее плотным сложени ем, проживающие в умеренном и холодном поясах - более плотным сло жением и укороченными пропорциями тела.

Правилом Глогера устанавливается интенсивность окраски животных в зависимости от широты местности: чем ближе к тропикам, тем окраска интенсивнее.

То же соотношение характерно и для человека. Цвет кожи, волос и глаз закономерно светлее по мере перехода от тропического пояса к уме ренной зоне в обоих полушариях и затем еще более светлеет при переходе к арктической зоне. Отклонения от этого правила – а оно, так же как и пре дыдущие, имеет статистический характер и может быть установлено не при попарном сопоставлении групп людей из тропического и, скажем, умеренного пояса, а лишь на большом материале, отражающем изменчи вость пигментации в десятках популяций, – легко объяснить поздними пе реселениями людей из другой климатической и ландшафтной зоны (эски мосы в Гренландии и на Аляске, лопари в Скандинавии и т.д.).

Любопытно отметить, что наиболее тесная связь пигментации с кли матическими факторами в зависимости от широтной зональности наблю дается в Европе и Америке, где эта зональность имеет наиболее законо мерный характер и где расселение народов в наибольшей мере отражало этапы первоначального (в палеолите) заселения территории человеком со временного вида.

Правило Томсона - Бакстона привлекает особое внимание потому, что оно устанавливает зависимость от климата такой особенности, которая практически слабо развита у животных и составляет отличительную при надлежность человеческого лица;

зависимость вариаций ширины носа от интенсивности среднегодовой температуры и солнечной радиации, от ши роты местности также статистическая, как и во всех предыдущих случаях.

Максимальная ширина носа в среднем характеризует те группы человече ства, которые расселены в тропической зоне, минимальные величины за фиксированы у населения Скандинавии, северо-восточной оконечности Азии, Аляски, Гренландии и Огненной Земли. Наиболее четко эта зависи мость представлена, как и в случае с пигментацией, на Американском кон тиненте.

Наконец, неоднократно указывалось и на приспособительное значение некоторых других признаков: курчавоволосости негров и характерной для населения тропической зоны удлиненной высокой черепной коробки, уп лощенности лица и строения глазной области монголоидов, необычайно узкого носа эскимосов. Физиологическим признакам в этой связи уделя лось мало внимания, хотя некоторые факты его заслуживают. К их числу относится разная скорость кровотока при охлаждении у эскимосов и лиц европейского происхождения, проживающих в Арктике. Скорость крово тока у эскимосов при понижении температуры примерно вдвое больше, чем у европейцев, что помогает эскимосам значительно легче, чем евро пейцам, сохранить тепловой баланс организма на определенном уровне и оберегает от переохлаждения. Установлены приспособительные изменения в величине легких и интенсивности кислородного обмена у народов север ных районов Анд, проживающих на больших высотах.

Не менее важны в связи с проблемой физиологической адаптации на блюдения, иллюстрирующие приспособительный характер вариаций груп повых факторов крови. Таких наблюдений, концентрирующихся, правда, вокруг системы АВО, накопилось к настоящему времени довольно много.

Они говорят об избирательном характере разных заболеваний в зависимо сти от той или иной группы крови, о разном предрасположении носителей разных групп крови системы АВО к болезням, обусловленным групповой принадлежностью. Это свидетельствует о том, что избирательная реакция на воздействия среды, в том числе и на заболевания, вероятна и для других эритроцитарных систем крови и вообще для многих биохимических свойств, что сразу же намного расширяет сферу адаптивной изменчивости человека.

По мнению Л.А. Зильбера, собравшего много данных об иммунитете представителей разных рас к различным заболеваниям, он примерно оди наков, но приводимые им сведения противоречат этому заключению. Они скорее указывают на разную иммунологическую реактивность организма представителей различных рас. Например, негроиды резистентны ко мно гим инфекционным заболеваниям, распространенным в тропической зоне, и, наоборот, весьма восприимчивы к новым инфекциям, принесенным ев ропейцами или встречающим негров при переселении за пределы Афри канского материка. Общеизвестны опустошения, произведенные среди различных народностей, не соприкасавшихся с цивилизацией, болезнями, которые принесли европейцы.

Перечисленные факты свидетельствуют, что адаптивный фактор иг рал и играет большую роль в формообразовании у человека и что адапта ционные процессы у представителей разных расовых и конституциональ ных типов имеют определенную специфику. Возникает закономерный во прос: наследственны ли все перечисленные выше морфологические при знаки и физиологические реакции, могут ли они действительно служить для анализа процесса адаптации человека?

Для ответа можно использовать факты, почерпнутые непосредственно из генетических исследований, и косвенные соображения, основанные на рассмотрении времени и этапов формирования всех перечисленных осо бенностей человеческого организма.

Особенно показательны, а главное, точно изучены факты, относящие ся к наследуемости групп крови и генетических маркеров кровяной сыво ротки. Подавляющая часть до сих пор изученных групповых антигенов у человека управляется в своей наследственной передаче двумя или тремя аллеломорфными генами. Никаких данных, свидетельствующих о значи тельном темпе мутирования этих генов или возникновении их в недавнее время, нет, наоборот, есть все основания считать их древними образова ниями, тем более что аналогичные гены открыты и у человекообразных обезьян.

В каком порядке и последовательности они возникли – все сразу или по отдельности, представляют ли они собой действительно аллели одного гена или систему разных генов – все это совершенно неясно и высказы ваемые предположения не выходят за рамки рабочих гипотез. Но для нас важна строгая наследственная обусловленность групп крови и белковых фракций сыворотки, в том числе и тех, для которых отмечена связь с на клонностью к определенным заболеваниям.

Генетическое отличие морфологических признаков от физиологиче ских заключается, согласно наиболее распространенной гипотезе, в гораз до большем числе управляющих их наследованием генов. Такие морфоло гические признаки с непрерывной трансгрессивной изменчивостью насле дуются количественно, т.е. зависят в своей наследственной обусловленно сти от многих наследственных факторов. Это справедливо, по-видимому, и для размеров головы и тела и их соотношений, и для пигментации.

Все перечисленные признаки менее автономны, более обусловлены в своем развитии влияниями среды, чем физиологические особенности, но их генетический характер не вызывает сомнений и доказывается многими экспериментальными работами. Сводка данных, правда уже несколько ус таревшая, приведена Р. Гейтсом и В.П. Эфроимсоном. Однако о передаче по наследству особенностей морфологического типа и пигментации если и не в отдельных индивидуальных случаях, то от поколения к поколению в целом можно судить не только по прямым генетическим наблюдениям, но и на основании косвенных данных.


Первое из них – исключительное постоянство физического типа чело века во времени, зафиксированное многими палеоантропологическими ис следованиями. Эта стабильность типа характерна не для веков или тысяче летия, а для нескольких тысячелетий. Такая стабильность основных осо бенностей строения лица и тела охватывает приблизительно 7 тысячелетий на территории Египта и Нубии, 5–6 тысячелетий в Северном Китае, 3– тысячелетия на территории Армении. В Египте можно проследить и пре емственность типичной интенсивности пигментации, начиная с эпохи Древнего царства, поскольку на цветных фресках изображено не только население Древнего Египта, но и народы, платившие Египту дань, во всей конкретности их антропологических черт.

Второе свидетельство наследственной обусловленности морфологи ческого типа – промежуточное положение антропологических особенно стей народов смешанного происхождения между исходными группами.

Это народы Западной Сибири и Казахстана, частично Средней Азии, Се верной Африки, Эфиопии и Пиренейского полуострова. Аналогичные дан ные собраны и для народов, образовавшихся уже в историческое время как результат позднего смешения европейцев с населением других материков.

Итак, все перечисленные особенности человеческого организма, в ко торых выявлено приспособление к условиям среды в широком смысле ока зываются в той или иной мере наследственными. Следовательно, речь идет о действительно адаптивных свойствах человеческого организма, претер певших под влиянием и в процессе приспособления к среде глубокую внутреннюю перестройку, затрагивающую и гены, а не о кратковременных фенотипических сдвигах акклиматизационного характера»

Сформулируйте правило Томсона – Бакстона.

Какую специфику имеют адаптационные процессы у представи телей разных расовых и конституциональных типов?

Являются ли особенности человеческого организма, в которых выявлено приспособление к условиям среды, наследственными?

Т ема 7. Классификация народов мира Вопросы и задания № Что такое раса применительно к современному человеку?

№ По каким признакам выделяются расы?

№ Заполните таблицу:

Характеристика расовых типов Название Расовые признаки Ареал распространения, большой расы численность 1 2 Европеоидная Негроидная 1 2 Монголоидная Австралоидная № Какие центры образования рас предложил немецкий ученый Ф.

Вейденрейх в 1939 г.?

Работа с документами № Прочитайте извлечение из книги «Антропология» (Рогинский Я.Я., Левин М.Г., 1978) Этническая антропология (расоведение) изучает антропологический состав народов земного шара в настоящем и прошлом. Полученные в ре зультате этого изучения материалы дают возможность выяснить родствен ные отношения между расами и историю их возникновения, т.е. древность, место и причины происхождения расовых типов.

Этническая антропология обслуживает также интересы и смежных с ней дисциплин, разрешая при этом ряд различных задач:

Сравнительное изучение человеческих рас весьма важно для разреше ния проблемы происхождения человека современного вида и в первую очередь для разрешения вопроса о том, в одном или в нескольких местах возник человеческий род. В истории науки этот вопрос всегда рассматри вался и решался в неразрывной связи с вопросом о степе ни взаимного сходства и различия между человеческими расами, а также об изменчиво сти расовых типов под влиянием географической среды.

Этническая антропология представляет существенный материал для изучения закономерностей роста, изменчивости и корреляций, весьма важ ных для биолога.

Антропологический (расовый) материал имеет большое значение и для разрешения некоторых вопросов истории, в особенности вопросов эт ногенеза. Наличие на территории типа, резко отличного от основной массы населения, позволяет с уверенностью говорить о приходе на данную тер риторию либо предков основной массы населения, либо предков типа, со ставляющего меньшинство. Более того, в этнографических и археологиче ских данных в подобных случаях всегда обнаруживаются различия в куль туре в настоящем или в прошлом между группами, отличающимися друг от друга по антропологическому типу. Совокупными усилиями антрополо га, этнографа, археолога, а иногда и лингвиста можно определить область, из которой шло переселение, и время этого переселения.

Приведем некоторые примеры использования антропологического ма териала как исторического источника.

Появление азиатских тюркских кочевников на территории южной Ук раины сопровождалось отчетливым изменением физического типа, о чем свидетельствуют, например, скелетные останки, добытые на татарском кладбище XV в. в Тягинке близ Херсона.

Исследование черепов из Луговского могильника ананьинской куль туры показало преобладание у ананьинцев монголоидных черт и явилось свидетельством того, что древнее население этой культуры было связано с лесными областями Зауралья (Трофимова). Это положение нашло свое подтверждение и в археологических материалах.

С другой стороны, антропологический анализ заставляет в некоторых случаях отвергнуть гипотезу о массовом переселении. Так, почти полное отсутствие монголоидных черт в тюркском по языку населении Азербай джана вынуждает отказаться от предположения, что тюркский язык рас пространился в восточном Закавказье в результате вторжения в эту область больших групп завоевателей монгольского расового типа.

Таким образом, изучение человеческих рас может оказать некоторую помощь истории. … Изучение рас представляет интерес для историка и помимо проблемы переселений. По степени расчлененности на типы можно до известной степени заключить как о давности пребывания на территории тех или иных групп, так и о степени их изоляции. Так, сравнение коренного населения Америки с населением Старого Света с точки зрения разнообразия их ра сового состава заставляет сделать вывод, что разделение на расовые типы в Америке далеко не достигло той степени резкости, какую мы находим в Старом Свете. Этот антропологический факт представляет собой сущест венное подтверждение вывода, основанного на данных археологии и па леоантропологии, что Америка была заселена сравнительно поздно.

Очевидно, что вопросы о переселении и изоляции народов имеют близкое отношение к проблеме их образования и расчленения, т.е. к про блеме этногенеза. Примером использования антропологических данных для разрешения этой проблемы могут послужить исследования о происхо ждении народов угрофинской языковой группы.

По этнографическим материалам прослеживаются три основных на правления связей угрофинских народов: первое направление ведет к исто рико-этнографической области Обско-Енисейского бассейна с ее культу рой лесных охотников и рыболовов;

второе – связывает угрофинские на роды с Волго-Балтийской историко-этнографической областью, с ее куль турой земледельцев, первоначально мотыжных, а с середины I тысячелетия н.э. плужных, наконец, у многих различных финоязычных народов Волго Камья прослеживаются связи со скотоводческими культурами причерно морских и аралокаспийских степей. Данные расоведения позволяют выде лить у современных угрофинских народов как раз три группы антрополо гических типов, одна из которых – уральская (смешанная монголоидноев ропеоидная) связана с Западной Сибирью, вторая – светлая европеоидная тяготеет к Прибалтике, третья – темноволосая европеоидная свидетельст вует о былой их близости к странам Причерноморья. Таким образом, наро ды угрофинской языковой группы складывались на основе населения раз личных историко-этнографических областей, причем каждая из них харак теризовалась и характеризуется определенной группой антропологических типов.

…Происхождение термина «раса» объясняли различно, производя его из арабского ras, что значит «голова», «начало», «происхождение», из итальян ского razza (раса, племя). Слово La race приблизительно в том смысле, как оно употребляется теперь, мы находим уже у Франсуа Бернье, одного из первых авторов классификации человеческих рас, опубликованной в 1684 г.

…Немцы заимствовали это слово у французов и даже долгое время сохраня ли французскую транскрипцию race, и лишь во второй половине XIX в. за менили ее немецкой Rasse.

Расы отличаются друг от друга физическими признаками – цветом ко жи, волос, глаз, формой волос, чертами лица, ростом, формой черепа и др.

Эти признаки не имеют сколько-нибудь существенного значения для жизне деятельности человека.

Физические особенности, по которым одна раса отличается от другой, наследственны и сравнительно мало изменяются в результате непосредст венного влияния среды.

Расовые варианты, в отличие от всех других внутривидовых вариантов, приурочены каждый к определенной территории или ареалу данной расы;

в настоящее время связь с ареалом иногда не обнаруживается с полной отчет ливостью, однако она всегда имела место в более или менее далеком про шлом.

Таким образом, не все физические признаки могут считаться расовыми.

Так, различия в телосложении, развитии жироотложения, мускулатуры, раз личия в осанке др. не являются расовыми как вследствие весьма сильной не посредственной зависимости их от внешних условий, так и вследствие того, что ни один из них не приурочен к какому-либо географическому ареалу.

Какое значение имеет изучение человеческих рас?

Что изучает этническая антропология?

Что означает термин раса? Какие еще трактовки этого термина Вам известны?

№ Прочитайте извлечение из книги «Новые споры о старых пробле мах» (В.П.

Алексеев, 1991) Однако многочисленные смешанные типы, сложившиеся в процессе метисации основных расовых ветвей имеют и сравнительно недавнее проис хождение. Они образовались буквально на глазах истории, в ходе европей ского расселения после эпохи великих географических открытий и насиль ственных переселений больших масс людей уже в период капитализма. Под робнее связанные с этим процессы будут рассмотрены дальше, в последнем разделе, посвященном расообразованию в современную эпоху, здесь же ог раничусь лишь перечислением смешанных типов позднего смешения. Это население Латинской Америки, многочисленные группы русских старожи лов в Сибири, японско-гавайские метисы, европеоидно-негроидные метисы Карибского бассейна и т.д. В отличие от древних смешанных типов их рас селение не приурочено закономерным образом к ареалам больших рас и це ликом определяется не географическими причинами, а историческими собы тиями последних столетий.

В дополнение к сказанному об отборе и его роли в расообразовании хо чется обратить внимание на противоречие широко распространенной в фи лософской, исторической и даже генетической литературе точки зрения.

Речь идет о затухании действия отбора по многим наблюдаемым фактам, на пример, сильной селекции по системе резус или аномальным гемоглобинам.

Есть некоторые экспериментальные данные и теоретические разработ ки, на основании которых можно думать, что вообще весь генетический по лиморфизм, т.е. существование нескольких наследственно закрепленных фенотипов по очень многим системам признаков если не целиком, то во многом обязан своим возникновением естественному отбору. Последний и поддерживает его на определенном уровне от поколения к поколению. Оз начает ли это, что правы те исследователи, в основном западноевропейские и американские, которые считают, что отбор является такой же могучей расо образующей силой в современном обществе, каким он был в древние эпохи, на заре расообразования? Многочисленные расчеты скорости изменения признаков противоречат этому и показывают, что важнейшие морфологиче ские особенности современного вида человека остаются практически ста бильными от верхнего палеолита до современности. Следовательно, пра вильнее говорить не о затухании действия отбора в современную эпоху, а о затухании его действия как формообразующей силы.

Как же в таком случае действует отбор, в какой форме он выступает и какова его расообразующая функция? При многообразии природной и обще ственной среды современных популяций и рас он выступает в рассеивающей форме, одновременно закрепляя в разных условиях противоположные фено типы, усиливая популяционное и расовое разнообразие человечества. Прав да, сейчас, как уже отмечалось, имеет место и противоположная тенденция, о которой свидетельствуют перечисленные смешанные типы позднего про исхождения. Но эта тенденция нескольких последних веков, тогда как закре пление отбором популяционного и расового разнообразия человечества на чало осуществляться сразу же после полного или почти полного освоения суши, т.е. минимум со среднего палеолита». … Этапы расообразования Расообразовательный процесс может быть дискретен не только в гео графическом отношении, но и во временном аспекте. Теоретически такая временная дискретность весьма вероятна из-за известных и достаточно час тых исторических событий, неоднократно нарушавших мирное течение жизни человеческих коллективов, – это войны, эпидемии, голод, опустоши тельные набеги соседей и т.д. Как представить себе дискретность расообра зования в хронологической ретроспективе? Это оказывается возможным, ес ли удается выделить какие-то специфические этапы, или периоды, внутри одного потока расообразования скорость изменения признаков которых во времени не имеет аналогий.

Мысль о дроблении единого расообразовательного процесса на этапы высказана и аргументирована В.В. Бунаком. Он попытался соотнести исто рию расообразования с основными периодами всемирно-исторического про цесса и увидеть специфику каждого расообразовательного этапа, скажем, в эпоху древнего мира или в эпоху средневековья. … Динамика признаков в разных популяциях, характер изменчивости и расогенетические процессы зависят не только от всемирно-исторических эпох образования государств или средневековья. Значительно больше влияние, например, демографиче ской ситуации или перехода к производящему хозяйству, приуроченному к неолиту и связанному с суммой исторических событий. Их часто называют неолитической революцией.

Итак. Первый этап расообразования: выделение первичных очагов и формирование основных расовых стволов – западного (объединяющего ев ропеоидов, негроидов и австралоидов) и восточного (объединяющего азиат ских монголоидов и американоидов). Первичные очаги возникали в эпоху нижнего или среднего палеолита. Именно тогда шло формирование человека современного вида, завершившееся к концу верхнего палеолита. … Складывался единый комплекс признаков современного человека. Па раллельно оформлялись два расовых сочетания в западных и восточных рай онах Старого Света и переселение части человечества в Новый Свет. … Этот этап продолжался, по-видимому, около 200 тысяч лет (какой-то отрезок нижнего палеолита, средний палеолит и начало верхнего).

Второй этап расообразования. Выделение вторичных очагов и форми рование расовых ветвей внутри основных расовых стволов. Он охватывает эпоху верхнего палеолита и частично мезолит и связан со значительным расширением эйкумены, а также освоением доселе не освоенных районов Австралии и обеих Америк. В этот период осваивались новые экологические ниши в пределах Старого Света, но главное – человек проникал в новые об ласти и адаптивные процессы происходили в принципиально новых услови ях. Численность населения в Америке и Австралии оставалась длительное время очень низкой. Поэтому на обоих континентах не существовало ника ких преград, кроме географических, для беспрепятственного расселения.

Длительность этого этапа расообразования составляет примерно 15–20 ты сяч лет, что в абсолютных цифрах много меньше, чем предыдущего.

К началу третьего этапа расообразования эйкумена уже была заселена целиком, не считая, может быть, только каких-то труднодоступных внутрен них районов. Дальнейшее, хотя и медленное, увеличение численности чело вечества привело к более интенсивной хозяйственной эксплуатации уже ос военных районов и освоению новых экологических ниш в пределах уже ра нее заселенных территорий. На протяжении третьего этапа формируются третичные очаги расообразования. В их пределах складываются локальные расы, иерархически соподчиненные по отношению к расовым ветвям и ство лам. Огромное значение, естественно, в появлении локальных рас играют адаптивные процессы, в результате чего возникают сочетания признаков, приспособительные к условиям тех экологических ниш, о которых только что говорилось.

Третий этап расообразования охватывает конец мезолита и неолитиче скую эпоху, возможно, включает и конец неолитического времени, и пере ход к эпохе бронзы (энеолит). В абсолютной хронологии это составляет при близительно 10– 12 тысяч лет. Именно на протяжении третьего и последую щих этапов значительную роль в процессах расообразования приобрело смешение между уже дифференцированными расовыми вариантами.

Соседние популяции в результате брачных контактов, несомненно, об менивались генами еще в эпоху ранней истории человечества. Но те популя ции были носителями одинаковых или почти одинаковых расовых свойств.

Ко второму этапу расообразования относятся крупные, зафиксированные ис торически и антропологически миграции, масштабы которых еще усилились на третьем этапе. На этом же этапе началось и постоянное расселение вслед ствие демографического давления. Его значительный масштаб также приво дил к соприкосновению далеко расселенных одна от другой человеческих групп – носителей разных расовых комплексов. Это и определяло расообра зующую роль межрасового смешения.

Четвертый этап расообразования: формирование четвертичных очагов и возникновение групп популяций – носителей стабильных расовых сочетаний внутри локальных рас. Происходит дальнейшая дифференциация рас. По степенно почти полностью оформляется картина расового состава человече ства, которую мы застаем в настоящее время. … Это эпоха бронзы и час тично раннего железа, хотя отдельные группы популяций формировались и в более позднее время. Продолжительность его – примерно от рубежа IV– III тыс. до н.э. и до начала н.э., т.е. 3–3,5 тысяч лет. Усиливается смешение и возникают смешанные по происхождению расы, образовавшиеся при кон тактах локальных рас.

Расообразовательный процесс в современную эпоху Прежде чем обсуждать эту тему по существу, следует подчеркнуть, что под современной эпохой понимают не настоящий момент и даже не XX в., а несколько последних столетий, начиная с эпохи великих географических от крытий и последовавшего за ними широкого расселения европейцев.

Существует мнение, довольно широко распространенное не в специ альной антропологической, а в генетической и философской литературе, что за эти последние несколько столетий не произошло никаких сколько-нибудь существенных расогенетических событий и что все новые расовые варианты образовались за это время только благодаря смешению. Такое мнение умо зрительно и не соответствует конкретным антропологическим наблюдениям над смешанными типами позднего происхождения.

Приведем лишь несколько примеров. Освоение Сибири русскими при вело к контакту с автохтонными сибирскими популяциями – носителями монголоидного комплекса признаков в его североазиатской форме. На ост ровах Океании, особенно Гавайских, образовалось смешанное население очень сложного происхождения – метисы, родившиеся от американо японско-полинезийских браков. В Центральной Америке, на Кубе, Гаити и других островах Антильского архипелага живет население смешанного не гро-европейского происхождения – потомки браков между африканскими неграми и испанцами.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.