авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М. В. Ломоносова

Факультет государственного управления

Ученые трУды

Выпуск

6

Управление: вызовы и стратегии

в XXI веке

Рекомендовано к печати

Редакционноиздательским советом

факультета государственного управления

Москва

2007

УДК 378 (470+571)(082.1)

ББК 74.58 (2Рос) я43

У67

Серия: Ученые труды факультета государственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я с е р и и:

А. В. Сурин (председатель), Ю. Ю. Петрунин (зам. председателя), И. Н. Мысляева, Л. И. Семенникова, А. И. Соловьев, М. И. Панов, Е. В. Шикин.

Ответственный редактор Л. Б. Логунова У67 Управление: вызовы и стратегии в XXI веке: [сборник] / О тв. ред. Л. Б. Логунова. — М. : КДУ, 2007. — 280 с. (Ученые труды факультета государ­ ственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова. Выпуск 6).

ISBN 978­5­98227­506­ Шестой выпуск сборника «Ученые труды факультета государственного управления Московского государственного университета им. М. В. Ломо­ носова» посвящен анализу современного состояния управленческой теории, перспектив ее развития. В сборнике персоналиями общественных деятелей России различных исторических эпох представлена отечественная практика управления. Сборник знакомит читателей как с редакционной почтой, так и с защищенной в 2006 г. докторской диссертацией, а также с впервые публикуе­ мыми архивными материалами, с обзором учебной литературы по управлен­ ческой проблематике.

Сборник предназначен для преподавателей гуманитарных наук, студентов и аспирантов, изучающих управленческие дисциплины, научных сотрудни­ ков, работников сферы государственного управления.

УДК 378 (470+571)(082.1) ББК 74.58 (2Рос) я © Факультет государственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова, ISBN 978­5­98227­506­6 © Издательство «КДУ», Оглавление От редакции................................................................................................................. Раздел I. Наука управления: современное состояние и перспективы Сурин А. В..................................................................................................................... Пугачев В. П................................................................................................................. Борзенков В. Г..............................................................................................................

Соловьев А. И............................................................................................................... Клементьев Д. С......................................................................................................... Шикин Е. В................................................................................................................... Сурин А. В.................................................................................................................... Раздел II. Практика управления: страницы истории Сурин А. В., Панов М. И. Государственное управление в России: история, теория, практика...................................................................................... Логунова Л. Б. Князь Сергей Николаевич Трубецкой — воин свободы (1862–1905)..................................................................................... Сидоров А. В. «В трудное время сумел охранить достоинство университета» (Матвей Кузьмич Любавский, 1860–1936)................. Тропин В. И. Ректор Московского университета академик Анатолий Алексеевич Логунов и его время (к 80­летию со дня рождения)....... Городницкий Р. А., Лукманов А. Х. Алексей Петрович Ермолов............. Петрунин Ю. Ю. Под сумрачным родился небом, но будто в Аттике рожден: Сергей Семенович Уваров (1786–1855).................. Аракелова М. П., Городницкий Р. А. Дмитрий Алексеевич Милютин...... Пронкин С. В. «Незаменимый министр внутренних дел»: В. К. Плеве... Панов М. И. Государственый деятель, судебный оратор, великий гражданин: Анатолий Федорович Кони (1844–1927)........................... Клименко Н. Л. «Лично я всегда был лишь рупором рабочего класса» (М. Н. Покровский)........................................................................... Сидорова М. М. «Великий мечтатель»: судьба и дела С. И. Мамонтова.................................................................................................. Петров А. А. Никита Николаевич Моисеев. Ученый, гражданин, учитель.................................................................................................................... Раздел III. Научная жизнь Кобринский А. Л. Политические партии и депутатские группы государственной думы федерального собрания Российской Федерации в 1990­е гг..............................................................................................  Оглавление Раздел IV. Редакционная почта Беляева Г. Ф., Платонов Г. В. Политическое лидерство женщин в России: от равных прав к равным возможностям................................ Петрунин Ю. Ю. Медаль Юстиниана за достижения в теории государственного управления...................................................... Раздел V. Документы, материалы, переводы Сахаров В. А. «Отзыв» польских судмедэкспертов на германский «официальный материал о Катынском убийстве» и его значение для исследования проблемы Катыни............................................................

Лагно А. Р. Сведения об авторах документа......................................................

«Судебно­медицинский отзыв» на германский «официальный материал о катынском убийстве» («amtliches material zum massenmord von katyn»).................................................................................... Раздел VI. Рецензии, рефераты, обзоры Михайлова О. В. Проблемы обеспечения учебно­методической литературой дисциплин управленческих специальностей..................  От редакции Шестой выпуск «Ученых трудов факультета государственного уп­ равления» посвящен анализу современного состояния и перспектив развития науки управления. Значимость управления в жизни общества трудно переоценить, от состояния управленческой теории и практики зависит не только уровень современной жизни, но само существование цивилизации. Именно поэтому возрастает и обостряется интерес к уп­ равленческой проблематике не только профессионалов управленцев, практиков и теоретиков, но и широкой общественности. Особое зна­ чение проблемы управления приобретают в нашей стране. Интеграция России в новое мировое пространство обусловливает необходимость соизмерения отечественных управленческих технологий с практика­ ми управления других стран. Но тем самым открывается возможность концептуального осмысления многообразной практики управления и использование наработанных управленческих технологий в собствен­ ной управленческой деятельности. Однако использование чужого опы­ та ставит перед теоретиками и практиками весьма непростую проблему соизмеримости управленческих технологий, их эффективности в иной культурной парадигме.

В первом разделе сборника «Наука управления: современное состо яние и перспективы» публикуются материалы «круглого стола», кото­ рый проводился на факультете государственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова в марте 2007 г. В докладе декана факультета А. В. Су­ рина были определены задачи, стоящие перед научным сообществом в области управления, и проблемное поле управленческих наук. Анализ поставленных проблем представлен в выступлениях ведущих преподава­ телей и ученых факультета: профессоров В. П. Пугачева, В. Г. Борзенко­ ва, А. И. Соловьева, Д. С. Клементьева, Е. В. Шикина. В дискуссии актив­ ное участие приняли профессор Ф. М. Волков, М. И. Панов, Г. А. Белов, Л. И. Семенникова.

Второй раздел сборника «Практика управления: страницы истории» представлен биографиями общественных деятелей России различных ис­ торических периодов. История жизни конкретного человека, служившего Отечеству, не менее поучительна, чем самые изысканные теоретические конструкции. И, кроме того, это, во многих случаях, выражение запоздало­ го признания и благодарности от потомков за те усилия и труды, которы­ ми создавалась современная Россия.

В разделе «Научная жизнь» представлены материалы докторской дис­ сертации, защищенной преподавателем факультета А. Л. Кобринским.

В «Редакционной почте» опубликованы рассуждения наших авторов по актуальной тематике.

 Оглавление В разделе «Документы, материалы, переводы» впервые публикуется материал, посвященный трагическим событиям мировой истории, «Су­ дебно­медицинский отзыв» профессоров судебной медицины докторов Я. С. Ольбрыхта и С. Сенгалевича на германский «Официальный материал о катынском убийстве», который связан с очень сложной в научном плане и политически острой проблемой, обозначаемой термином «Катынь».

В заключительном разделе сборника представлен обзор учебной лите­ ратуры по управленческим дисциплинам.

В предлагаемом вниманию читателей сборнике представлены материа­ лы, определяющие содержание и основные направления научно­исследо­ вательской и педагогической деятельности факультета, что, по мнению редакции, должно способствовать более активной творческой работе на­ учно­педагогического коллектива, студентов и аспирантов.

Раздел I НАУКА УпРАВЛЕНИя: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОяНИЕ И пЕРСпЕКТИВЫ (материалы «круглого стола») Сурин А. В.

Уважаемые коллеги, мы собрались, чтобы обсудить проблемы и перс­ пективы современной науки управления. Интерес к этой области знания возрастает, и обусловлен он, прежде всего, значимостью управления в жиз­ ни современного общества. В настоящее время издается много разнооб­ разной литературы по управленческой проблематике, создаются высшие учебные заведения, в которых обучаются будущие управленцы, модер­ низируется система управления в нашей стране. В этих обстоятельствах заинтересованный разговор о том, что такое наука управления, каково ее место в системе современного знания, как влияют на нее социокультурные изменения, происходящие в обществе, каково состояние исследований в этой области становится не только актуальным в теоретическом отноше­ нии, но и остро практически значимым.

Вопрос о науке управления в настоящее время интенсивно обсуждается не только в профессиональной среде теоретиками и управленцами практи­ ками, но и методологами, философами, поскольку в управленческой теории в концентрированной форме отражаются процессы, характерные для состоя­ ния современной науки в целом. Дискуссии о статусе научного знания в 1970–1980 гг. обострили интерес к процессам, происходящим в науке.

Практически сейчас формируется новый тип научного познания, но­ вая парадигма научной рациональности, осознание которой необходимо для ответа на кардинальный для нас вопрос: «Возможна ли теория управ­ ления как строгая наука?». Поскольку самоидентификация современной управленческой теории осуществляется через соотнесение с идеальным образом науки нашего времени, встают не менее значимые вопросы: «Что такое современная наука?», «Каков ее статус?», «Каким критериям науч­ ности она должна соответствовать?». Задача нашего семинара — опреде­ лить статус, критерии современной науки управления, выявить ее социо­ культурные основания, цели, задачи и возможности.

 Раздел I Несмотря на то что термин «менеджмент», обозначающий особую на­ учную дисциплину, представленную концепциями, в которых обобщен разнообразный опыт управления, появился сравнительно недавно, наука управления имеет длительную историю. В каждую историческую эпоху теория управления представляла концептуализацию исторически опреде­ ленной практики управления в соответствии с идеалом науки данного об­ щества, его практическими потребностями и стратегическими целями. Но, выскажу следующее предположение, что в идеале науки, задающего нормы преобразующей деятельности, в концентрированной форме представлена управленческая практика исторически определенного типа общества.

Управленческая практика традиционного общества, целью которого является сохранение социальной организации данного типа, обобщается в классических теориях управления, практическим аналогом которых явля­ ются управленческие технологии сложными организациями с долговремен­ ными (вечными!) целями, гарантирующими стабильность существующей системы.

Примерами таких организаций являются строительство крупных объектов, военное дело, мореплавание, церковь, государство. В этих орга­ низациях управленческие технологии должны были координировать раз­ личные виды деятельности различных групп для достижения общей цели. Не случайно П. Друкер утверждал, что лучшими менеджерами были управ­ ленцы, ответственные за строительство египетских пирамид. Родиной тео­ рии управления в таком случае следует считать Египет, а первыми управ­ ленческими концептами — дошедшие до нас изображения распределения ролей в процессе построения пирамиды на глиняных сосудах. Для античной Греции своеобразной «клеточкой» управления становится кораблевожде­ ние, организация совместной деятельности для достижения общей цели с четким распределением ролей и функций отдельных групп людей. Грече­ ский корабль предстает своеобразным прообразом «идеального государс­ тва» Платона с его жесткой управленческой пирамидой, структура которой стала интеллектуальной основой классического научного менеджмента.

Теория управления в традиционном обществе была направлена на его самосохранение, поэтому строгое соблюдение норм (добродетелей), их ра­ циональная формулировка и доказательность рассматривались в качестве необходимого условия эффективности управления. Практическая эффек­ тивность управления (его правильные формы) осознавалась и оценивалась в соизмерении с идеальным образцом, нормой, заданной теорией. Строго говоря, всякая наука нормативна, ею задается определенный стандарт дея­ тельности, поведения, определяется пространство, в котором эти нормы действуют. В конечном счете, этот стандарт конституируется определен­ ной концепцией общества и человека, принятой данным обществом.

В индустриальном обществе эталоном теории управления становится организация промышленного производства, основанного на разделении Наука управления: современное состояние и перспективы  труда и управлении им. Своеобразным рациональным аналогом промыш­ ленности становится посткоперниканская классическая наука, особен­ но механика и математика, задающая образцы научной рациональности. «Геометрический метод» доказательства транспонируется в социальные исследования, физический идеал научности стимулирует построение раз­ личных вариантов «социальной физики». Возникает и утверждается идея Универсальной Науки и, соответственно, универсального метода (нормы), посредством которого можно придать совершенную форму несовершен­ ной природе. В социальном познании возникает популярный жанр утопий, проектов совершенного общества, совершенной организации и совершен­ ного управления. На науку возлагается миссия создания рационального проекта совершенного общества и методов его реализации.

Образ позитивистской науки был во многом сформирован эпохой ин­ дустриализма. Наука в этот период занимает доминирующее место в куль­ туре, с ней связаны прогрессивные устремления и надежда на улучшение жизни людей. Однако идея прогресса противоречила натурализму и меха­ ницизму классической научной парадигмы и выполняла скорее критичес­ кую, чем конструктивно созидательную функцию. Наука рассматривается как автономная «чистая» сфера познания, оказывающая воздействие на все стороны человеческой жизни, но сама не зависящая от них. Очищение научного знания и методов познания от «идолов» субъективности и социо­ культурных влияний рассматривается как непременное условие познания истины. В позитивистской парадигме науки возникает стремление выра­ ботать методологические нормативы, обеспечивающие успех науки на все времена. Условием создания Универсальной Науки становится редукция всех видов знания к физике или биологии, наиболее развитым и мировоз­ зренчески значимым видам знания в XIX веке.

В этом мировоззренческом контексте формируется классический ме­ неджмент, основы которого заложены в конце XIX — начале XX века ра­ ботами Ф. Тейлора, М. Вебера, А. Файоля. Основная идея классического менеджмента выражается как координация ресурсов для решения постав­ ленных задач. Классическое функциональное определение менеджмента А. Файолем через перечисление его функций: предвидеть, планировать, организовывать, распоряжаться, координировать, контролировать факти­ чески существует до настоящего времени.

Целью классического менеджмента становится достижение эффек­ тивности организации посредством рационализации действий. Методом достижения эффективности является наука. Таким образом, классиче­ ская теория управления зарождается в русле интеллектуальной тради­ ции, ориентированной на поиск идеальной нормы, в которой представ­ лена объективная научная истина. Мировоззренческо­методологическая основа построения классического менеджмента совпадает с принципами 10 Раздел I классической науки. Менеджмент в таком случае понимается как наука об универсальных законах, принципах управления, применимых в любой сфере деятельности. Управляемая организация рассматривается как меха­ ническая система, функционирование которой определяется устойчивой структурой распределения ролей и не зависит от личностных качеств их исполнителей. Эта идея достаточно определенно высказывается в работе Ф. Тейлора «Принципы научного менеджмента», где он обосновывает не­ обходимость замены «типа обычного управления» научным управлением. В работах А. Файоля также последовательно проводится идея универ­ сальности управленческой деятельности для любой организации. Усло­ вием научности управления является деперсонализация управленческой деятельности и ее профессионализация. Управление рассматривается как профессиональная деятельность, основанная на научно разработанных методах, позволяющих достигнуть поставленных целей. Научность уп­ равления и его профессионализация оказываются внутренне связанными и в работах М. Вебера. Бюрократическая система управления рассматри­ вается им как машина, управленческая техника, основанная на объектив­ ных универсальных принципах. Эффективность работы управленческой машины зависит от точности расчета использованных средств, от степени деперсонализации, устранения субъективности.

Альтернативой натурализму и антисубъективизму классического менеджмента становится направление в теории управления, в котором основное внимание сосредоточено на субъективном «человеческом фак­ торе». Представления о неустранимости субъекта деятельности зарожда­ ются в границах новой парадигмы рациональности, которая формируется в борьбе физикализма и антиредукционизма, в противопоставлении «наук о природе» и «наук о культуре». Сферы познания разделяются по пред­ мету, методу и по результатам познания и возможностям применения на практике.

«Понимающая» социология открывает сложный мир субъективности, новые методы его познания и управления им. Реабилитация «субъектив­ ного фактора» корректирует идеал научности, существенно расширяет комплекс критериев научности и соответственно выдвигает новые тре­ бования к научному менеджменту. Школы «человеческих отношений» и «организационного гуманизма» изменяют трактовку действующего субъ­ екта, который в классическом менеджменте отождествлялся с субъектом «чистого разума», с декартовской «мыслящей машиной».

Однако подлинный прорыв в научном менеджменте и радикальное пе­ реосмысление идеала научности, возможностей теории управления про­ исходит в наше время, в ситуации становления новой парадигмы рацио­ нальности, научности, новых требований к науке управления. Становление современной теории управления совпадает и инициируется кризисом Наука управления: современное состояние и перспективы классического идеала науки, самой парадигмы научности. В классической науке идеал научности ориентировался на наиболее развитую, методоло­ гически эффективную науку. Принципы ее организации онтологизирова­ лись в предмете науки. А деперсонализированная, «объективная» методо­ логия позволяла познать объективную истину. В современной парадигме рациональности истина в качестве конституирующего принципа научного знания оценивается как слишком сильное требование. Не все научное зна­ ние является истинным, современная наука по своей сути — знание гипо­ тетичное. Стремление к истине — скорее движущий мотив деятельности ученых, чем реальная ситуация в науке. Наука является концептуализа­ цией исторически определенной практики. Уровень развития практики определяет содержание, структуру, организацию науки. Наука предстает как теоретическая форма практики своего времени.

В этой парадигме проясняются связи науки, научной рациональности и социокультурных потребностей, осознанных системой ценностей дан­ ной культуры. Научная рациональность утрачивает свою автономность, обнаруживается ее зависимость от внешних социальных факторов. В но­ вой парадигме существенно меняется структура самого научного знания, и, прежде всего, соотношение фундаментального знания и прикладного, теории и практики. В классической парадигме фундаментальное знание определялось логикой предмета, дистанцировалось от социокультурных проблем и не зависело от общественных потребностей. Мотивом исследо­ ваний в этой сфере становится чистая любовь к истине и логика развития самой науки. Прикладное знание использовалось для решения практиче­ ских задач.

Современная наука понимается как интегрированная целостность, в которой фундаментальность исследования напрямую зависит от целей и потребностей общества. Современная постклассическая наука предста­ ет как специализированная теория для решения определенных социально значимых задач. Само развитие науки детерминировано внешними для нее целями. Практика, таким образом, непосредственно входит в предмет науки.

В эпоху информационной революции, глобализации экономики и по­ литики новые социальные проблемы оказались нерешаемыми прежними научными методами. В качестве главного критерия научности в совре­ менную эпоху выдвигается способность науки эффективно решать прак­ тические проблемы. Поскольку решение этих проблем возможно не един­ ственным способом, теряют актуальность фундаменталистские критерии, ориентация науки на абсолютность истинности своих выводов. В принци­ пиально гипотетичном научном знании обнаруживается наличие мно­ жественности критериев научности и процессуальность научного знания, что заставляет отказаться от абсолютизации статической научной теории 12 Раздел I и использования ее в качестве универсального практического метода. Сле­ довательно, ни одна, даже очень «продвинутая» наука, не может претендо­ вать на роль эталона научности.

Существенно меняется связь науки и практики. В классической пара­ дигме практика, возможности решения практических задач и их формули­ ровка зависели от уровня развития науки. Практическое обоснование науки и запросы практики воздействовали на классическую науку опосредованно, через методологию, посредством которой определялся предмет науки.

В наше время возникает новая проблемно­ориентированная форма на­ уки, структура которой задается новым отношением теории и практики. Под решение определенной практической задачи создается программа на­ учных исследований, в которой интегрированы различные науки разного уровня общности. Основой новой процессуально организованной формы теоретического знания является «твердое ядро» программы, представлен­ ное серией наук, защищенное вспомогательными гипотезами. Практиче­ ские цели и задачи, осмысленные и сформулированные в социотехниче­ ском проекте, непосредственно влияют на постановку научной проблемы, которой задается «твердое ядро» науки, на выбор наук, необходимых для решения этой проблемы, и вспомогательных научных методов, применяе­ мых в отдельных случаях. Научной проблемой создается пространство реа­ лизации проекта, в котором определяются запрещающие и разрешающие методы решения практических задач. Таким образом, постановка научной проблемы в новой научной парадигме осуществляется под проект дости­ жения практической цели, а научная методология не только дает рекомен­ дации для практического применения, но и запрещает выбор определен­ ных решений. В науке создаются сценарии не единственно возможного будущего, а его вариантов, реализация которых зависит от свободного вы­ бора человека. Новый проблемно­проективный тип научной рациональ­ ности включает субъективный фактор непосредственно в сферу научно­ практической деятельности и существенно повышает ответственность как ученых, теоретиков и методологов, так и практиков. В постклассической трактовке науки вненаучные социокультурные, мировоззренческие ком­ поненты рассматриваются в качестве ее конституирующих принципов. Эти мировоззренческие конструкты не локализуются в одной области, а проявляются во всех формах культуры, во всех ее областях через домини­ рующий тип рациональности.

Наиболее явными примерами становления новой проблемно­проек­ тивной парадигмы науки являются медицина, агрономия, военное дело, объединяющие естествознание, математику, гуманитарные и социальные науки. И не менее значимым примером является теория управления. Нау­ ка управления в этой парадигме предстает как процесс осознания возни­ кающих (порожденных в процессе управления) проблем и их разрешения. Наука управления: современное состояние и перспективы Для решения осознанной и сформулированной управленческой пробле­ мы привлекаются необходимые науки, посредством междисциплинарно­ го синтеза создается идеальная модель исследуемой проблемы, на осно­ ве которой разрабатываются и отбираются управленческие технологии. В современной теории управления основное внимание сосредоточено на создании программы действий в ситуации выбора альтернативных реше­ ний. Ее главной задачей становится создание стратегии работы с неопре­ деленностью, которая создается как внутрисистемными факторами, так и внешними для системы воздействиями.

Классический научный менеджмент не отменяется «постнекласси­ ческой» теорией управления, ею задаются границы его интерпретации (пределы применимости) в сфере управления, разрушаются свойствен­ ные классике универсалистские претензии и технократические иллюзии. В современном обществе возрастает роль методологии, можно сказать, что наступает эра Методологии с большой буквы. Функция науки сводится к выработке рекомендаций возможного разрешения проблемы, решения задачи, а не утверждения единственно верного метода. Для определенного класса задач, для определенных организаций применяется определенная (своя!) управленческая теория, определенная модель, неэффективная или даже опасная в другой практической ситуации, с другими целями. Каждая из управленческих моделей может быть эффективной для решения опре­ деленного класса управленческих задач. Так, например, одни модели мо­ гут быть эффективны, если необходимо увеличить продуктивность в рам­ ках существующей организации и тем самым стабилизировать ситуацию, другие — при необходимости создания новых возможностей системы, что требует ее переорганизации, введения кардинальных инноваций.

По отношению к управленческой теории эта ситуация приобретает дополнительную сложность, которая была выявлена в известной работе Г. Саймона «Пословицы управления». Теорию управления он рассмат­ ривал как набор противоположных рекомендаций, выбор и применение которых в конкретной ситуации не указан в теории управления, а зависит от управленца. Управленческая модель, представленная противополож­ ными принципами с различными рекомендациями, создает напряжен­ ную методологическую ситуацию. Процессуально­организационная мо­ дель науки становится методологией построения научного менеджмента Дж. Томпсона Современная теория управления включает спектр задач, стимули­ рованных организацией современного социума. Становится очевидным ограниченность классического представления об обществе как механичес­ кой целостности, и его задачах как сохранение этой целостности, что на­ шло отражение в классическом менеджменте. Современное представление об обществе как об организации открытого типа, саморазвивающейся сис­ 1 Раздел I теме, в которой в качестве ее элементов представлены подсистемы меха­ нического, органического, экзистенциального типа со своей спецификой управленческих задач инициирует кризис классического менеджмента. Современное понимание общества делает невозможным создание новой универсальной, фундаментальной науки управления, единственной опти­ мальной модели, посредством которой возможно продуктивное решение любой организационной задачи. Становится очевидной зависимость цели, задачи организации, ее стратегии и тактики от типа организации. Типом организации обусловливается специфика постановки проблемы для уп­ равленческой науки и выбор методов достижения целей управления. Од­ нако поскольку границы между организациями не четко означены, цели которые они ставят, не могут быть достигнуты без решения задач других организаций, то довольно трудно выявить тот класс задач, которые могут быть решены посредством определенной управленческой модели.

Не менее сложной проблемой для разработки современной науки управления является наличие категорий, в которых представлен новый тип рациональности, соответствующий новому типу организаций. Клас­ сический категориальный аппарат управленческой науки отражал опре­ деленный тип организации общества, власти и управления. Социальная организация и управление были представлены метафорой пирамиды, ко­ торая представляла соответствующую классическую модель общества и человека. Цель классической теории управления — создать методы, сохра­ няющие устойчивость пирамиды. Основой классической управленческой технологии была концепция человека традиционного общества, которой определялись метод и техника создания организации определенного типа. В рабовладельческом обществе технологии управления формировались отношением к рабу как к инструменту, орудию труда, функционирующе­ му при определенных условиях. Работали, строго говоря, надсмотрщики, управленцы, менеджеры. Управляемой организацией были грандиозные сооружения: пирамиды в Египте, галеры в Греции, государство в Китае.

В эпоху Возрождения с изменением концепции человека меняется и по­ нимание социальной организации и методологии управления. Однако мета­ фора пирамиды как архетип организации стабильного общества определяет характер управленческих технологий и методологию распределения власт­ ных полномочий, категориальный аппарат управленческой теории.

Радикально ситуация меняется в эпоху глобальной информационной революции, возникновения медиаиндустрии, и, соответственно, нового типа социальной организации. Тип организации информационного об­ щества, представленный метафорой «сеть», существенно модернизирует представления об управленческих технологиях, целях и задачах управле­ ния, управленческих институтах и их функциях. Интернет­терминология проникает в теорию управления и становится языком новой управленче­ Наука управления: современное состояние и перспективы 1 ской технологии. Методология управления основывается не на принуж­ дении посредством властных распоряжений, а на создании определенной мотивации в ситуации самостоятельного выбора. Для этого средствами медиаиндустрии создается особое виртуальное пространство, в котором стирается четкое различие субъективного и объективного, вымысла и ре­ альности, индивидуального и общего. Изменяется структура и основания картины мира, формы связи индивидов и общественной организации. Со­ временные управленческие технологии работают в сложном, меняющемся социальном пространстве, используя как методологию «пирамиды», так и методологию «сети».

Задачей современной теории управления, поэтому становится рацио­ нализация современной ситуации, создание адекватной науки управления. Особую актуальность эта задача приобретает в нашей стране. Теория управ­ ления в советском обществе практически не разрабатывалась, советские уче­ ные и практики управления были отделены от мирового опыта. В настоящее время в России явно ощущается повышенный интерес к управленческой проблематике, что имеет не только положительное значение. В основном в отечественных исследованиях управленческой проблематики доминиру­ ют западные концепции, которые часто без интерпретации на российскую действительность рекомендуются как абсолютная и универсальная истина. Печальные результаты многих российских реформ стали фактором, стиму­ лирующим разработку отечественной теории управления. Безусловно, для этого необходимо изучение зарубежного опыта, однако не менее значимо осознание российских социальных условий и культурных традиций.

Разработка современной теории управления является основным на­ правлением научных исследований на нашем факультете. Значительных успехов в этом направлении достигли наши преподаватели и ученые. Из­ даны монографии, учебники по различным направлениям менеджмента. Перед нами стоит новая задача — создание современной, отечественной теории управления.

Пугачев В. П.

Уважаемые коллеги! Эффективность нашей работы как преподавате­ лей управленческого факультета во многом связана с правильным пони­ манием специфики науки, которая является профильной для нашего фа­ культета, т. е. науки управления. От этого прямо зависит и организация учебного процесса, и содержание преподавания, и отношение к управле­ нию и управленцам среди студентов и в обществе в целом.

1 Раздел I У нас как интеллектуальных представителей огромной общественной сферы деятельности — сферы управления — давно актуализировался воп­ рос: «В чем специфика нашей профессии и науки, которую мы представ ляем, а также той учебной дисциплины, которую мы преподаем? Целью моего выступления и является попытка ответить в самых общих чертах на этот вопрос, и тем самым укрепить методологическую базу для некоторых прикладных, применимых к учебному процессу выводов.

Понять особенности развития управленческой науки можно только в широком социальном контексте, поскольку появление и особенно раз­ витие и институциализация любой общественной науки прямо связаны с потребностями и возможностями общества. Известно, что наука служит удовлетворению реальных социальных потребностей. У общества и дру­ гих объединений людей всегда существовала потребность в управлении — планировании, организации и регулировании совместной деятельности, а также контроле за реализацией планов, поставленных целей. Правда, в масштабах крупных социальных систем эта потребность реализовыва­ лась не всегда сознательно. Соотношение сознательного и стихийного ти­ пов управления определяло их потребность в целенаправленном, специ­ ализированном управлении. У социальных систем существуют два типа механизмов управления — стихийный (на основе самоорганизации и само регулирования) и сознательный (на основе целенаправленного специализи рованного воздействия(.

Опыт мирового развития показал, что ни стихийные, прежде всего, рыночные, механизмы саморегуляции, ни целенаправленное управление на основе определенных социальных доктрин, игнорирующее законы са­ моорганизации и саморегулирования, не способны обеспечить эффектив­ ное управление современным обществом. Наибольшего успеха достигают страны, которые пытаются прагматически сочетать механизмы стихий­ ного и сознательного управления на основе определенной управленче­ ской стратегии. Это Норвегия, Швеция, ФРГ, США, Китай, Вьетнам, Сингапур и т. д.

Китай, например, творчески используя опыт советского НЭПа (новой экономической политики), с 1979 года развивается в среднем самыми вы­ сокими в мире темпами, официально строя коммунизм. Не только по эко­ номическим показателям, но и по оплате труда преподавателей и других высококвалифицированных специалистов. Китай, ранее крайне бедная страна, сегодня в несколько раз опережает Россию, на что, впрочем, обра­ щал внимание Президента ректор МГУ В. А. Садовничий.

В современной России официальная пропаганда делает акцент на стихийном, рыночном саморегулировании общества, прикрывая этим соб­ ственную управленческую некомпетентность и различного рода злоупот­ ребления властью. Однако не в этом, т. е. не в недооценке роли управления, Наука управления: современное состояние и перспективы состоит политическая причина в целом негативного отношения к управ­ ленческой науке. В условиях, когда в управлении страной на глобальном, социетальном уровне преобладают далекие от национальных интересов цели и используются преимущественно манипулятивные по своему ха­ рактеру синергетические и, в частности, триггерные (акупунктурные) технологии1, когда власть фактически не подконтрольна гражданам, у правительства, конечно же, нет никакой потребности в развитии уп­ равленческой науки, способной рационализировать управление госу­ дарством, определить, совместно с представителями других наук, эф­ фективную стратегию управления и развития страны в целом. Желание правящей элиты избежать критического анализа со стороны представи­ телей управленческой науки и сохранить возможности для произвола и злоупотреблений властью было и остается одной из важнейших причин недоброжелательного отношения правительства к управленческой нау­ ке в нашей стране.

Именно в этом состоит одна из главных причин непризнания в Рос­ сии относительно самостоятельного статуса управленческой науки. Это происходит, несмотря на то что управленческая наука признана в подав­ ляющем большинстве стран мира. Не обращается внимание и на наличие в стране большого количества вузов, а также огромной армии управленцев практиков, ученых и преподавателей.

В этой связи уместна аналогия с длительным непризнанием в совет­ ский период статуса кибернетики как науки, с нелюбовью к отечествен­ ным управленцам (Гастев А. К. и др.) в сталинские времена. В то время номенклатурное руководство страны также не было заинтересовано в ра­ ционализации управления и возможном критическом анализе своих реше­ ний со стороны ученых­управленцев.

Конечно, имеются и другие причины непризнания управленческой науки чиновниками от науки. Они связаны со сравнительной молодостью этой науки, спецификой ее предмета и метода. Эти вопросы будут проана­ лизированы ниже.

Между тем в России потребность в бурном развитии управленческой науки и ее институционализации, официальном признании и поддержке особенно важны.

Сила и слабость современной российской науки и образования со­ стоят прежде всего в том, что у нас традиционно достаточно основатель­ но разрабатываются теоретические, фундаментальные проблемы, и слабы прикладные, практически значимые исследования. Это в полной мере от­ носится к управленческим наукам, которые институционально раздробле­ ны и рассматриваются как компоненты экономических, социологических, психологических и других наук.

Пугачев В. П. Управление свободой. М., 2005. С. 197–233.

1 Раздел I Фрагментация и дробление управленческой науки тормозит целост­ ные, системные исследования реальных управленческих проблем и про­ тиворечит самой логике предмета познания, который един и представляет собой неразрывную целостность.

Сегодня из­за недостаточно гибкой дифференциации российской нау­ ки крайне сложно изучать реальные управленческие проблемы. Так, на­ пример, если мы хотим исследовать систему управления компанией и дать рекомендации по повышению его эффективности, то должны действовать примерно так:

1) обратиться к представителям экономики предприятия (микроэко­ номики), социологии, психологии, юриспруденции, этики и некоторых других наук. Практически это означает обращение к представителям раз­ ных организационных структур: факультетов, кафедр, научно­исследова­ тельских институтов, что, конечно же, усложняет работу;

2) в рамках представителей этих наук найти специалистов, зани­ мающихся проблематикой управления. Известно, что далеко не многие экономисты, психологи, социологи и т. д. компетентны в вопросах управ­ ления;

3) провести соответствующие многоотраслевые исследования, коор­ динируя деятельность специалистов из различных областей знаний;

4) попытаться как­то объединить результаты, достигнутые учеными, представляющими разные науки. В процессе интеграции полученных зна­ ний и разработки рекомендаций представители каждой из наук в силу сво­ ей узкой специализации не способны понять выводы, полученные их кол­ легами. Кроме того, по причине действия известных законов бюрократии, каждое из ведомств склонно преувеличивать значимость своих выводов и недооценивать результаты работы других.

Задача же интеграции полученных знаний и разработка взвешен­ ных рекомендаций, учитывающих реальную значимость различных аспектов управления: экономических, социологических, психологиче­ ских и т. д., так и останется нерешенной. В такой ситуации в принципе не ясно, кто может дать целостный, комплексный анализ проблем уп­ равления компанией и выработать общие, а не узковедомственные ре­ комендации, гармонично, системно увязывающие выводы, касающиеся различных аспектов управления. Практикам же, руководителям реаль­ ной компании нужны не отдельные, фрагментарные, не увязанные друг с другом, часто противоречивые выводы и советы различных ученых, а единый диагноз состояния управления и единая программа действий по его совершенствованию.

Закономерным результатом такого рода междисциплинарных иссле­ дований управления является отрыв науки от жизни, незавершенность исследований управленческих проблем. Как же преодолеть такое явно Наука управления: современное состояние и перспективы 1 неудовлетворительное состояние взаимоотношений между наукой и прак­ тикой управления?

Ответ на этот вопрос следует искать на пути институциализации уп­ равленческой науки, организационно­правового признания их отно­ сительной самостоятельности. Именно эта мера способна существенно облегчить реальные исследовательские процессы, преодолеть фрагментар­ ность в изучении проблем управления, обеспечить интеграцию различных относящихся к сфере управления знаний и выработку целостных, отве­ чающих нуждам реальных организаций рекомендаций. При решении во­ проса дифференциации наук, изучающих проблематику управления, нам не надо пытаться в очередной раз «изобретать велосипеды», достаточно использовать соответствующий международных опыт. В странах Запада управленческие науки уже давно имеют относительно самостоятельный статус.

Признание и институциализация управленческой науки научно обос­ нованы в частности тем, что она имеет свой специфический предмет и ме­ тоды исследования.

Управленческая наука, как и любая другая наука, имеет свой специ­ фический предмет. Им являются общие закономерности управления во всех их проявлениях. Управление же, как известно, — присуще любым це­ лостным системам, находящимся в динамичном взаимодействии со сре­ дой. Оно представляет собой элемент, а точнее, функцию организованных систем различной природы (биологических, социальных, технических), обеспечивающую сохранение или изменение их определенной структуры, режима деятельности, реализацию идеального проекта, программы, целей деятельности1. Чаще всего управление осуществляется с целью адаптации системы к среде, но иногда и для разрушения системы или ее деградации (как это обосновывается в теории управляемых катастроф2).

Управление системами имеет два аспекта: внешний, ориентирован­ ный на деятельность (поведение) системы во внешней среде, и внут ренний, обеспечивающий регуляцию элементов системы, адекватную требованиям среды.

Неотъемлемая связь управления с системами различных уровней дает основание использовать общую типологию систем в качестве главного критерия дифференциации управленческой науки.

Руководствуясь этим подходом, можно предложить, не претендуя на полноту классификации, следующую схему дифференциации управлен­ ческой науки.

1. Наука об общих закономерностях управления (в том числе органи­ зации) систем различной природы (биологических, социальных, техниче­ См.: Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 704.

См., например, Арнольд В. И. Теория катастроф. М., 1990.

20 Раздел I ских). В истории социальной мысли такой наукой считалась кибернетика (Платон, Оуэн Р., Трентовский Б. и др.). Сам термин «kybernetes» в пере­ воде с греческого означает «кормчий», «правитель», «губернатор». Прав­ да, сегодня под кибернетикой обычно понимают науку о закономерностях получения, хранения, обработки и передачи информации.

2. Науки об управлении техническими, биологическими, социальны ми и, возможно, иными системами. Наш факультет интересует главным образом наука о социальном управлении. Она изучает закономерности регулирования и саморегулирования различных общественных систем: от мировых, глобальных — человечество как система, до конкретных ор­ ганизаций, выполняющих специфические функции. Основными типами таких организаций являются глобальные, государственные, обществен­ ные и коммерческие. Соответственно управленческими науками об этих типах управления являются теория (или наука) глобального, мирового управления (она отражена, в частности, в теориях глобализации, хотя еще не получила значительного развития, поскольку мир развивается глав­ ным образом на основе конкурентных механизмов стихийного саморегу­ лирования), теория государственного управления, теория общественных организаций и менеджмент как наука. Последние три вида наук наиболее близки нашему факультету. Что касается науки менеджмента, то она, яв­ ляясь относительно самостоятельной отраслью управленческой науки, изучает управление организациями, основной целью которых являет­ ся получение прибыли или сокращение издержек и которые действуют в конкурентной среде.

3. Науки об управлении отдельными элементами (подсистемами) орга низации. Управление организациями может быть структурировано по раз­ ным основаниям. Как уже отмечалось, одна из структур управления, от­ ражающая его процессуальный, стадийный характер, включает его такие составляющие, или элементы, как планирование, организация, регулиро­ вание, контроль. Возможно, и уже во многом существует соответствующее структурирование управленческой науки. Оно проявляется в теориях планирования, организации и регулирования, контроля. И все же такое структурирование науки управления имеет, на мой взгляд, ограниченное применение в силу высокого уровня абстрактности, отрыва от конкретных видов управления.

Более широкое применение может иметь классификация управленче­ ских наук в соответствии с важнейшими видами (сферами) управления ор­ ганизацией. Применительно к коммерческим, а также, с известными поп­ равками, и другим организациям, такими видами управления являются:

• управление рынками, спросом на продукцию или услуги (марке­ тинговые науки). Применительно к некоммерческим организациям аналогом управления рынками может быть управление отношения­ Наука управления: современное состояние и перспективы ми со средой, государствами и общественными организациями, в том числе наука «Связи с общественностью» («Пиар»);

• управление персоналом, его организационным поведением;

• управление производством товаров или услуг;

• управление финансами;

• генеральное управление, представляющее собой общее руководство организацией как целостной системой.

В последние годы нередко выделяют также управление информацией, хотя такое выделение во многом спорно, поскольку информация не имеет самостоятельного содержания и выполняет в системе управления, хотя и крайне важную, но все же сервисную функцию, обслуживает все другие виды управления: т. е. и управление спросом, и управление персоналом, и управление финансами и т. д.

В соответствии с вышеназванной структурой управляемой подсистемы могут быть выделены и соответствующие управленческие науки. Часть из этих наук (например, «Управление финансами» или «Финансовый менедж­ мент») носит смежный, пограничный характер, принадлежит и управлен­ ческим, и экономическим наукам одновременно. Другие же из них являют­ ся специфическими управленческими науками, хотя, конечно, опираются и на выводы иных наук. К таким специфическим, или специальным управ­ ленческим, наукам относится в первую очередь «Генеральное управление» (применительно к коммерческим организациям — «Общий менеджмент») и «Управление персоналом». Принадлежность «Генерального управления» и «Управления персоналом» к специфическим, «профильным» управленче­ ским наукам объясняется сложным комплексным характером их объектов управления, изучаемых многими науками. В первом случае таким объектом является организация как целостный социальный организм, во втором слу­ чае — это человек как сложнейшая социальная система.

Среди общественных и гуманитарных наук нет ни одной, которая изучала бы управление организаций как целым или управление организа ционным поведением человека в единстве и взаимодействии его различных аспектов и детерминант. На примере «Генерального управления» и «Уп­ равления персоналом» хорошо видна специфика общего метода, или ис­ следовательского подхода, управленческой науки. Эта наука отличается от традиционных наук специфическим, интегративным подходом к изуча­ емым объектам.


Проиллюстрируем это на примере науки «Управления персоналом». Предметом этой науки является человек и его поведение в организации, в том числе объединения людей — рабочие группы. Человек же, как это отмечено на рис. 1, — существо очень сложное и многомерное.

Действующего в организации индивида можно изучать на основе раз­ личных подходов, важнейшими из которых являются «горизонтальный» 22 Раздел I и «вертикальный». Суть «горизонтального» подхода состоит в исследо­ вании отдельных аспектов человека в соответствии с традиционным де­ лением наук на экономику, социологию, психологию, этику и т. п. «Вер­ тикальный» подход к человеку предполагает анализ его как целостности, относительно самостоятельного субъекта, творца организационной жизни в единстве всех его аспектов.

разумный эмоционально-волевой конфессиональный Человек нравственный культурный Предмет управления правовой персоналом политический социальный биологический техника, матери экономический Предприятие финансы альные ресурсы человек Предмет экономики предприятия Рис. 1. Человек как объект изучения управленческой науки Человек, будучи единым существом, участвует в производственной (деловой) деятельности как субъект экономический — производитель и потребитель благ, и биологический — носитель определенной телесной конструкции и физического здоровья;

и социальный — член определен­ ной группы: семейно­родственной (член многодетной или бездетной се­ мьи, обладатель определенного круга родственников и т. п.), демографи­ ческой (мужчина или женщина, молодой или пожилой работник и т. п.), стратификационной (носитель определенного социального, в том числе профессионального статуса и ранга), классовой (работник по найму или собственник), этнической (представитель определенной нации или этно­ са) и др.;

и политический — гражданин государства, избиратель, член по­ литической партии, профсоюза, других групп интересов;

и правовой — об­ ладатель определенных прав и обязанностей;

и культурный — носитель определенного менталитета, системы ценностей, социальных норм и тра­ диций;

и нравственный, — имеющий те или иные нравственные нормы и ценностные ориентации;

и конфессиональный, — исповедующий религию или атеист;

и психологический, — обладающий определенным характером и психическим складом в целом;

и разумный, — имеющий интеллект и оп­ ределенную систему знаний.

Наука управления: современное состояние и перспективы Все эти и некоторые другие аспекты (роли) личности при определен­ ных условиях в большей или меньшей степени воздействуют на поведение работника в организации, их необходимо учитывать руководителю. Управ­ ленческая наука (и прежде всего «Управление персоналом») изучает влия­ ние всех аспектов человека на организационное поведение, определяют пути и методы изменения организационного поведения в нужном направлении. В этом состоит главная специфика управленческой науки, определяющая ее подход к исследованию своего предмета, а также структуру и содержание.

Управленческая наука опирается на выводы целого ряда наук о человеке и обществе. И тем не менее ее предмет отличается от предмета «горизонталь ных наук» целостностью, комплексным характером. Управленческая наука изучает с точки зрения проектно­целевой ориентации и соответствующего регулирования реально действующие, целостные социальные системы, а не их отдельные аспекты. Именно поэтому она способна дать целостный, завершенный, не сводимый к знаниям отдельных «горизонтальных» наук анализ управленческих проблем, выработать системные, практически при­ менимые рекомендации. При этом она, конечно же, использует экономичес­ кие, социологические, психологические и другие знания.

Итак, отличительной особенностью метода управленческой науки яв­ ляется целостный, «вертикальный» подход к объекту исследования, анализ всех элементов изучаемой системы с точки зрения их влияния на управле­ ние ею. Ученый­управленец должен быть двояко подготовленным специа­ листом: знать не только общие законы управления, но и важнейшие особен­ ности объекта управления в единстве его (объекта) различных аспектов.

Конечно, быть одновременно специалистом, знающим все аспекты уп­ равления, достаточно сложно, а часто и невозможно. Поэтому управлен­ ческая наука имеет внутреннюю дифференциацию и опирается на выводы целого ряда других общественных и гуманитарных наук.

Управленческая наука давно уже переросла стадию младенчества и до­ стигли уровня, требующего ее официального признания как относительно самостоятельной науки. Это поможет сблизить наши общественные науки с жизнью, повысить эффективность научных исследований, а также реаль­ ного управления государством, коммерческими и общественными органи­ зациями.

Борзенков В. Г.

Мне представляется, что формулировка вопросов, вынесенных на об­ суждение, в высшей степени своевременна. Во избежание недоразумений, хочу подчеркнуть, что я не вижу никакой необходимости что­то «пере­ 2 Раздел I страивать» или «переделывать» в деятельности факультета. На факульте­ те создана прекрасная рабочая обстановка и можно только порадоваться этому и поблагодарить тех, кто ее создал и поддерживает. Но мы живем в чрезвычайно динамичное время. И подумать о том, что нас ожидает за­ втра, а еще лучше — и послезавтра, и как быть к этому готовыми, никогда не лишне: не в среде специалистов по управлению это доказывать. В этой связи хотел бы поддержать и в какой­то мере продолжить акцент на необ­ ходимость усиления внимания с нашей стороны к аспектам фундамента­ лизации всей нашей деятельности, прозвучавший в выступлениях декана факультета А. В. Сурина и профессора В. П. Пугачева. Это относится и к научной, и к образовательной стороне нашей работы. Я, например, не ви­ дел бы ничего плохого, а, напротив, в высшей степени желательным, чтобы часть наших выпускников в будущем были ориентированы не только на сферу практического менеджмента, но и на научную и преподавательскую работу. Это в традициях Московского университета — готовить кадры высшей квалификации не только для сферы практической деятельности, но и для работы на ниве науки и отечественного образования. В условиях ускоренного роста числа различных учебных заведений по подготовке ме­ неджеров и управленцев, это дало бы нам, кстати, дополнительную нишу, в которой трудно было бы конкурировать с нами, как это трудно сделать другим вузам по подготовке, скажем, математиков, физиков, историков, филологов и др. Но для этого, конечно, совершенно необходимо еще бо­ лее настойчиво ставить вопрос о введении ВАКовской специальности по общим вопросам наук об управлении. При всем моем глубоком уважении к экономической науке и экономистам, «привязка» научных степеней по проблемам управления исключительно к их науке — это дело историчес­ кой случайности в нашей стране и уже давно стало в мире анахронизмом. Я готов согласиться с тем, что экономические аспекты управленческой де­ ятельности являются важными, пусть даже — самые важные. Но не единс­ твенно важные! Управленец имеет дело все­таки, прежде всего, с людьми, а процесс управления — это процесс регулирования человеческих взаимо­ отношений во всем их объеме и разнообразии. Здесь, скажем, вопросы ор­ ганизационной психологии не менее, а подчас и более важны, чем умение концентрировать и выгодно направлять финансовые ресурсы. Не случай­ но кафедры, общие и специальные курсы по проблемам организационной психологии и управленческой антропологии уже давно стали такой же не­ отъемлемой и важной реальностью американских и западноевропейских систем бизнес­образования, как и курсы, имеющие отношение к экономи­ ческим или социологическим аспектам управленческой науки. Я, конечно, не о том, что уже завтра нужно создавать кафедру управленческой антро­ пологии. Курсы эти можно и разрабатывать, и читать, оставаясь в штате той же кафедры новых управленческих технологий. В данном случае я Наука управления: современное состояние и перспективы 2 просто поддерживаю призыв профессора В. П. Пугачева о необходимости более энергичной работы в этом направлении: в направлении фундамен­ тализации наших учебных курсов, да и нашей научно­исследовательской работы. Ставя вопрос о необходимости введения таких научных степеней, как «кандидат управленческих наук», «доктор управленческих наук», мы сами для себя должны, прежде всего, теоретически проработать все эти вещи более основательным образом. В этой связи остановлюсь только на одном, близком мне как специалисту в области философии науки и науки о человеке, сюжете.

Нет сейчас, наверное, в области теории сложных систем, особенно в приложении ее к обществу, понятия более модного, чем понятие «сети». Существует обширная литература о происхождении сетей как промежу­ точной формы организации между традиционным рынком и иерархия­ ми, которая ныне считается более подходящей для развития технологий управления, чем громоздкие традиционные иерархические структуры. Но понятие это остается спорным и нуждается в дальнейшем углублен­ ном философском и методологическом анализе. Предельно широкий и, по­существу, символический смысл придает ему, например, один из самых известных социологов в мире Мануэль Кастельс. Для него оно маркирует переход всей человеческой системы бытия на новый уровень организации, переход, более крутой, чем это было, скажем, во времена перехода от аг­ рарного к индустриальному или от индустриального к сервисному типу хозяйственной жизни. «Именно сети, — считает он, — составляют новую социальную морфологию наших обществ, а распространение “сетевой ло­ гики” в значительной мере сказывается на ходе и результатах процессов, связанных с производством, повседневной жизнью, культурой и властью». Конечно, сетевые (горизонтальные) формы организации социальной жиз­ ни существовали и раньше. «Однако удельный вес информационных тех­ нологий в современном мире столь велик, — считает он, — что это ради­ кально, качественно изменило ситуацию». «Более того, — говорит он, — я готов утверждать, что подобная сетевая логика влечет за собой появление социальной детерминанты более высокого уровня, нежели конкретные ин­ тересы, находящие свое выражение путем формирования подобных сетей: власть структуры оказывается сильнее структуры власти. Принадлеж­ ность к той или иной сети или отсутствие таковой наряду с динамикой одних сетей по отношению к другим выступает в качестве важнейших ис­ точников власти и перемен в нашем обществе;


таким образом, мы впра­ ве охарактеризовать его как общество сетевых структур (network society), характерным признаком которого является доминирование социальной морфологии над социальным действием»1.

Цит. по: Кастельс М. Становление общества сетевых структур / / Новая постин­ дустриальная волна на Западе. Антология. М., 1999. С. 494.

2 Раздел I Другие исследователи стараются подойти к концепции сетевых орга­ низаций с более операционалистских позиций. И здесь также огромный разнобой мнений среди специалистов разных социальных наук. Социо­ логи, в принципе, давно используют понятие сети и часто раздражены тем, что, как утверждает Ф. Фукуяма, «профессора бизнес­школ сегодня изобретают велосипед»1. С другой стороны, для экономистов определение сети, обычно используемого социологами, слишком широко и включает в себя и рынки, и иерархии в том смысле, как они понимаются экономиста­ ми. Большинство трактует сеть как класс формальных организаций, в ко­ торых нет формального источника высшей власти, но не указывая ясным образом другой источник власти. Мне ближе точка зрения современного популярного американского социолога и политолога Френсиса Фукуя­ мы, который рассматривает сеть не как вид формальных организаций, но как социальный капитал, как систему неформальных отношений доверия, основанных на неписаных, спонтанно возникающих принципах и нормах морали. Или, как он сам пишет: «Сеть — это группа индивидуальных аген­ тов, которые разделяют неформальные нормы или ценности, помимо тех, которые необходимы для обычных рыночных операций»2. Нормы и цен­ ности, имеющиеся в виду в этом определении, могут простираться от про­ стого принципа взаимности между двумя друзьями до сложных ценност­ ных систем, созданных организованными религиями. Причина важности сетей, понимаемых таким образом, заключается в том, что они обеспечива­ ют альтернативные каналы для потоков информации внутри той или иной организации и сквозь нее. Потребность в неформальном, основанном на нормах, обмене становится все более важной по мере того как товары и ус­ луги становятся все более сложными и трудно поддающимися рыночной оценке. Так что есть все основания считать, что сети станут более значи­ мыми в технологическом мире будущего. И все же, как справедливо заме­ чает Ф. Фукуяма, существуют, по крайней мере, три причины, по которым иерархия останется необходимой частью организации в обозримом буду­ щем. Во­первых, мы не можем считать существование сетей и социального капитала, который лежит в их основе, чем­то само собой разумеющимся, а там, где они отсутствуют, иерархия может оказаться единственно воз­ можной формой организации. Во­вторых, иерархия часто функционально необходима для достижения целей, которые ставит перед собой организа­ ция. И, в третьих, люди от природы ЛЮБЯТ организовываться иерархи­ чески3.

Эта последняя причина особенно примечательна и влечет за собой целый пласт проблем, связанных с природой человека и возможностями Фукуяма Ф. Великий разрыв. М., 2003. С. 272.

Там же. С. 273.

Там же. С. 303.

Наука управления: современное состояние и перспективы ее научного познания. Как научному работнику, проработавшему целых 10 лет в Институте человека РАН (вплоть до слияния его с Институтом философии РАН, где он ныне существует на правах Отдела комплексных исследований проблем человека), мне этот сюжет, естественно, особенно близок и понятен, благо мне не раз приходилось высказываться на эту тему в последние годы1.

Как совершенно справедливо утверждает Фукуяма, современная наука недвусмысленно показала: люди ПО ПРИРОДЕ любят организовываться иерархически. То, что людям не нравится больше всего, — это не иерар­ хия как таковая, а иерархия, в которой они оказываются внизу. Это у нас «в генах» и получено нами от наших ближайших «родственников» — при­ матов. Самцы шимпанзе, например, более всего и всю жизнь озабочены конкуренцией за статус самца­альфа, и это стремление глубоко укоренено в их генах и нервной системе. Среди людей стремление к статусу также является неотъемлемой частью нашей эмоциональной системы. Желание признания является главным мотивом человеческой деятельности, а со­ единенное с чувством единения со своей семьей, нацией, государством, классом и пр. оно становится главной движущей силой политической жиз­ ни. Так что, как справедливо замечает Фукуяма, мечта о полностью гори­ зонтальном, сетевом, неиерархическом мире будущего равносильно мечте о мире без политики, и она не более реалистична, чем мечта радикальных феминисток о том, чтобы мужчины каким­то образом вдруг перестали быть мужчинами.

В связи с проблемой человека хотел бы обратить внимание на еще один очень важный аспект. Вот здесь уже не один раз употреблялось такое сло­ восочетание, как «человеческий капитал». А между тем в Институте чело­ века РАН в течение нескольких лет в качестве интегрального понятия при характеристике человека и оценки качества общества весьма плодотворно разрабатывалось понятие «человеческого потенциала». Оно было взято за основу и при подготовке ежегодных докладов ООН по развитию человека в качестве интегрального показателя уровня развития стран современного мира2. Поскольку я имел прямое отношение к этой работе в стенах Инсти­ тута человека РАН, остановлюсь на этом чуть подробнее.

Хотя концепция человеческого потенциала сравнительно молода по возрасту, возникла она не вдруг и, конечно же, не на пустом месте. Она См., например, Борзенков В. Г., Юдин Б. Г. Человек как объект комплексного, междисциплинарного исследования: методологические аспекты / / Личность. Культу­ ра. Общество. Междисциплинарный научно­практический журнал социальных и гума­ нитарных наук. М., 2002. Том IV, вып. 3–4;

Борзенков В. Г. Как возможна единая наука о человеке? / / Человек, 2003, № 6;

Борзенков В. Г. На пути к единой науке о человеке / / Наука. Общество. Человек. К 75­летию со дня рождения академика И. Т. Фролова. М.,2004.

См., например, Доклад о развитии человеческого потенциала за 1996 г. Нью­Йорк, 1996.

2 Раздел I явилась итогом напряженного поиска в течение всего ХХ столетия такого понятия, которое, с одной стороны, вбирало бы в себя все богатство опыта обсуждения проблемы человека в европейской культуре, а с другой, в от­ личие от чисто философских и метафизических (а тем более религиозных) концепций, поддавалось бы дальнейшей аналитической проработке и мог­ ло быть использовано достаточно строго. В соответствии с общеприняты­ ми в ХХ веке критериями научности, такое понятие должно было бы заве­ домо ясным образом операционализируемо и должно поддаваться хотя бы частичной квантификации. Особенно актуальными стали поиски в этом направлении в 50–60­е годы на волне послевоенного экономического и научно­технического бума. В 70­е годы популярность приобрели понятия «человеческий капитал» и «человеческий ресурс». К этому времени стало очевидным, что эффективность производства и экономический рост зави­ сят не только от объема наличного капитала и запаса природных ресурсов, но не в меньшей мере (а может быть, даже в большей) степени от чело­ веческого фактора (профессиональной подготовленности специалистов, уровня их ответственности, открытости новому и пр.). Кстати, по данным ООН, основанным на исследовании 192 стран, экономический рост на ны­ нешнем этапе определяется наличием капитала на 16 %, природными ре­ сурсами — на 20 %, а человеческим (и социальным) потенциалом — на 64 %!1 Введением понятия «человеческий потенциал» предполагалось снять тот налет «потребительского» отношения к человеку, который все­таки несут себе термины «человеческий капитал» и «человеческий ресурс». Да, че­ ловек — источник всех благ, произведенных им, и с этой точки зрения он и «капитал», и «ресурс». Но он и самоценен! Роль этой гуманистической составляющей процессов общественного развития стала все четче осозна­ ваться в связи со стабилизацией общественной жизни в 70–80­е годы и выдвижением концепции устойчивого развития. В конечном счете любое общество должно оцениваться не столько по тому, эффективно ли оно ис­ пользует населяющих его людей в качестве «ресурсов», сколько по тому, какие возможности оно предоставляет гражданам для удовлетворения их базовых потребностей и реализации своих человеческих потенций.

Понятие «потенциал» применительно к человеку может быть исполь­ зовано в двух существенно различающихся между собой смыслах: в неко­ тором «физикоподобном» энергетическом смысле, когда постулируется существование некоей особой психической субстанции с определенным запасом психической энергии;

и в более традиционно­философском смыс­ ле, когда потенциал толкуется как определенный набор возможностей, полнота реализации которых и есть мера человеческого в проживаемой индивидом жизни.

См.: Доклад о развитии человеческого потенциала за 1996 г. Нью­Йорк, 1996. С. 6.

Наука управления: современное состояние и перспективы 2 В самом начале ХХ века под влиянием мировоззрения немецкого химика В. Оствальда (кстати, одного из первых лауреатов Нобелевской премии по химии) энергетический подход (в прямом смысле) к трактовке человека, человеческой деятельности и человеческой культуры увлек чрез­ вычайно широкие слои литераторов и гуманитариев. Оствальд выдвинул в свое время даже особый «энергетический императив», обращенный ко всем разновидностям исторического, культурного, личностного действия человека. Императив этот звучал так: «Не растрачивай энергию, исполь­ зуй ее». Максим Горький, весьма известная и колоритная фигура тех лет, в высшей степени увлеченный этими идеями В. Оствальда, к этой формули­ ровке императива всегда добавлял: «Работай над ее возрастанием». Если эти первые попытки энергетического подхода к человеку выглядят сейчас более забавными, нежели научными, то совсем иной статус данный подход приобретает в трудах представителей динамической психологии К. Юнга и В. Райха. По Юнгу, например, вся психическая система человека постоян­ но пребывает в состоянии энергетического движения. Но для протекания энергии, как известно, необходим градиент, то есть разность потенциалов, что психологически выражается во взаимном противостоянии элементов тех бинарных оппозиций, из которых, согласно концепции Юнга, букваль­ но соткана природа человека (стремление к высокому и низкому, добру и злу, прогрессии и регрессии и пр.). Утраченная же сознанием психическая энергия переходит в область бессознательного, активизируя тем самым его содержательные элементы (архетипы, комплексы и пр.), которые в итоге начинают вести самостоятельную жизнь и вторгаются вновь в сознание человека, но уже в виде различных неврозов и психозов.

Второй вариант концепции потенциальности применительно к трак­ товке человеческой природы был наиболее полно реализован уже в 60– 70­е годы в работах представителей гуманистической психологии и осо­ бенно в трудах выдающегося американского психолога (российского по происхождению) Абрахама Маслоу, который по праву считается крупней­ шим авторитетом в области человеческой потенциальности. Его теория самоактуализации прочно вошла в золотой фонд психологической науки ХХ века. Согласно этой теории, «самоактуализация» означает тенденцию к реализации внутреннего потенциала каждого человека, иначе говоря, его самореализацию. По Маслоу в самой природе человека заложено стремле­ ние полностью реализовать все свои потенциальные возможности вплоть до слияния с трансцендентным началом. А «хорошим» может считаться только такое общество, которое создает необходимые условия для осу­ ществления этих потенций каждым гражданином.

Именно такое понимание человеческой потенциальности в начале 90­х годов было взято за основу группой специалистов при ООН для разработ­ ки концепции развития человеческого потенциала и подготовки ежегод­ 30 Раздел I ных докладов о развитии человека в современном мире. Как пишут сами авторы, «начиная с 1990 года, когда вышел в свет первый Доклад о разви­ тии человека, в нем предпринималась попытка определения процесса раз­ вития человеческого потенциала как процесса расширения возможностей человека». Наиболее важными в этом плане представляются возможности ведения здорового образа жизни и долголетия, получения образования и создания адекватных условий жизни. Среди дополнительных аспектов можно назвать политическую свободу, наличие других гарантированных прав человека и различных ингридиентов чувства собственного достоин­ ства, включая то, что Адам Смит назвал способностью «жить среди людей без чувства стыда». Это относится к основным вариантам возможностей, отсутствие которых может блокировать многие другие возможности. Та­ ким образом, процесс развития человека — это процесс расширения его возможностей, а также повышения уровня достигнутого благосостоя­ ния»1. Надо ли специально говорить, что, согласно этим докладам, Россия по уровню развития индекса человеческого потенциала от года к году не­ уклонно перемещалась вниз. Кстати, Институт человека РАН в свое время подготовил две коллективные монографии на эту тему, в том числе и «Че­ ловеческий потенциал России: интеллектуальное, социальное, культурное измерение», в которой дается серьезный анализ тревожного состояния дел с человеческим потенциалом в сегодняшней России2. Таковы те немногие соображения, которыми мне хотелось поделиться по тем исключительно важным вопросам, — хочу еще раз это подчеркнуть, — которые вынесены на обсуждение сегодняшнего заседания совета.

Соловьев А. И.

Развитие управленческой науки и в целом, и в рамках отдельных ака­ демических структур неизбежно порождает существенные проблемы, ре­ зонирующие на интеллектуальном, институциональном, кадровом и иных уровнях системы высшего образования. Однако видя всю сложность эво­ люции этой интеллектуальной системы, нельзя не констатировать, что основные источники сложностей познания лежат в природе и динамике самого объекта изучения.

Последние годы как никогда остро поставили вопрос о компетенци­ ях, необходимых для специалиста, собирающегося не просто трудиться на управленческом фронте, но и способного к качественному обновлению Доклад о развитии человека за 1997 год. Нью­Йорк, 1997. С. 15.

См. содержательный анализ этой работы в рецензии Иванцевой Т. Г. в журнале «Человек», 2005. № 5.

Наука управления: современное состояние и перспективы государственного аппарата, стиля его функционирования. Однако многие вопросы, которые необходимо решать на практике, к сожалению, либо не получили должного теоретического освещения, либо остаются крайне дис­ куссионными, резко повышающими цену практических экспериментов.

Думаю, что причина определенного пробуксовывания управленческой науки во многом кроется в загадочности самой позиции управленца, чьи про­ фессиональные действия — несмотря на все нормативно­процедурное обеспе­ чение — формируются по иным принципам и далеко не всегда укладываются в функционально­ролевое русло. Причем бесконечное число управленческих площадок, наличие множественных контрагентов субъектов управления и власти, различия в социокультурных стилях деятельности еще больше дивер­ сифицируют активность занятых в этом взаимодействии людей.

Сказанное в какой­то степени должно убедить нас в том, что сфера управления (особенно крупными социальными объектами) во многом яв­ ляется формой воплощения искусства управляющих, для отражения чего привычные средства структурно­функционального или системного ана­ лиза являются мало результативными. То есть формой активности, лишь в незначительной степени поверяемой рациональными стандартами слу­ жебного взаимодействия.

В этом смысле современное состояние сферы управления постоянно демонстрирует бесплодность попыток концептуализации управленческой науки, стремлений связать воедино разрозненные теоретические описания этого вида деятельности на всех возможных уровнях социальной системы. Иными словами, интеллектуальные усилия, которые тратятся на упоря­ дочение управленческой активности человека, объективно ограничены самой природой последней и не могут привести ни к чему, кроме как к выделению предельно общих — выраженных с помощью математического аппарата — технологий сознательного регулирования социальных связей. Во всем остальном образование целостных концептов может иметь — раз­ личные, впрочем — шансы на успех лишь применительно к отдельным сферам и отраслям управления: управлению государством, корпорацией, малой группой и т. д.

Сказанное также показывает, что универсальные тренды эволюции этой отрасли знаний должны рассматриваться применительно к конкрет­ ным областям жизни и специфицироваться при этом относительно раз­ личных акторов целенаправленного регулирования.

В этом плане теория государственного управления должна рассмат­ риваться как маточная, родовая структура для своей субдисциплинарной сферы. Она должна отражать природу и особые тренды эволюции соответ­ ствующей управленческой системы и предопределять соответствующий уровень предметной дифференциации. Если вести речь о нашем факульте­ те, то, видимо, надо заметить, что для будущих специалистов в этой области 32 Раздел I следует предлагать целый спектр частных субдисциплин, характеризующих различные грани данного объекта. И, уж конечно, стоило бы отказаться от чтения курса, претендующего на охват всей тематики. То есть также как на философском факультете не читается курс «философия», так и у нас сомни­ тельны основания для сохранения курса «государственное управление».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.