авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» На правах рукописи ...»

-- [ Страница 2 ] --

В настоящее время основная цель террористических акций остается практически неизменной: привлечение внимания властей к той или иной проблематике. Но основные изменения претерпевают масштабы террористической деятельности. Если ранее принято было говорить о терроризме как о своего рода локальном явлении, то сегодня, в ходе процесса глобализации, в связи с развитием международных отношений, терроризм также приобретает интернациональный характер, что делает его одним из самых опасных по масштабам, непредсказуемости и причиненным последствиям явлением в общественно-политической жизни всего человечества, а также одной из наиболее актуальных и часто обсуждаемых проблем XXI века.

Наряду с международным характером деятельности террористических акций, невозможно не упомянуть о другой особенности терроризма XXI века, как то: использование деятельности террористических группировок как одного из инструментов внешней политики государства. Далеко не секрет, что различные государственные структуры, а также ряд государств, в частности США, оказывают финансовую поддержку крупным террористическим организациям, преследуя, так или иначе, реализацию своих национальных интересов на мировой арене. Различные противоречия террористических группировок с властями страны их непосредственного пребывания на культурной, этнической, исторической почве делают эти стремления весьма продуктивными. Использование терроризма как инструмента внешней политики в международных отношениях является дестабилизирующим фактор всего мирового сообщества.

Так, основанное в Египте движение «Братьев-мусульман» в начале 1950-х годов, насчитывало около миллионов сторонников и имело в Сирии, Иордании, Европе свои филиалы. В 1958 г. Саидом Рамаданом, продолжателем дела Хасана аль-Банны, кроме «Исламского общества Германии» были созданы ряд организаций в других европейских государствах: «Всемирная мусульманская лига», Исламский центр в Женеве, который стал крупнейшим центром «Братьев-мусульман» в Европе, «Ассоциация исламских студентов во Франции», «Союз исламских общин Франции», «Федерация исламских организаций в Европе», последняя представляет собой самую многочисленную и влиятельную европейскую исламскую организации. В 1997 г. «Братья-мусульмане» выступили соучредителями «Мусульманского совета Великобритании».

Отметим, что и в Северной Америке «Братья-мусульмане» обладают серьезными позициями. Кроме этого, ряд аналитиков считают, что с начала 50-х гг. ХХ века США использовали потенциал «Братьями-мусульманами» и их сторонников для «ведения борьбы с коммунизмом и работы в среде европейских мусульман, считая, что именно они могут быть полезными для проведения через ЦРУ секретных операций»1. В.Одинцов доказывает, что начиная с 1953 года с целью давления на ряд государств, в которых было мусульманское большинство, структуры ЦРУ и Белого дома установили контакт с руководством «Братьев-мусульман»2. Начиная с 60-х гг. ХХ века структуры «Братьев-мусульман» стали появляться в США, в том числе и при поддержке американских спецслужб. Так, 1963 г. - «Мусульманская студенческая ассоциация», «Исламское общество Северной Америки», «Мусульманское американское общество» и др.

После того, как Гамаль Абдель Насера начал проводить самостоятельную политику как внутри страны, так и за рубежом, спецслужбы США и Великобритании предприняли попытки отстранения от власти с активным использованием структур «Братьев-мусульман».

Одинцов В. «Братья-мусульмане», ЦРУ и международная поддержка исламистов, 19.09.2013: http://ru.journal-neo.org/2013/09/19/the-muslim-brotherhood-the-cia-and-the international-support-for-the-islamists/ Одинцов В. «Братья-мусульмане», ЦРУ и международная поддержка исламистов, 19.09.2013: http://ru.journal-neo.org/2013/09/19/the-muslim-brotherhood-the-cia-and-the international-support-for-the-islamists/ После 1979 г. (ввод СССР в Афганистане ограниченного военного контингента) спецслужбы США оказывали прямую поддержку «Братьям мусульманам» в их борьбе на территории Афганистана. Отметим, что большая часть участников данного конфликта, выступающих на стороне «Братьев-мусульман» затем стала основой такой террористической организации как «Аль-Каида».

После ввода советских войск в Афганистан по программе «Поддержки стран Ближнего Востока» в университетах США проходили обучение студенты из Афганистана и Пакистана, которые, по окончанию светского образования, продолжали обучаться в религиозных центрах КСА.

Отметим, что в 2011 г. «Братья-мусульмане» принимали участие в свержении М.Каддафи.

Показательным является публикация в ливанской газета Al-Diyar (2011) сообщения о том, что американская администрация и «Братьями мусульманами» достигли взаимопонимания в вопросе о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке1.

О связи «Братьев-мусульман» с администрацией США пишет журнал Rose El-Youssef (Египет). В статье, опубликованной в этом издании, приводится список имен, представителей движения «Братья-мусульмане», которые работали в администрации Б Обамы: «Ариф Алихан, помощник министра внутренней безопасности США, один из основателей Всемирной Исламской Организации, отвечающий за прямые контакты со странами «Арабской весны»;

Мухаммед Элибиари, член Консультативного Совета по национальной безопасности, известный поклонник основателя современного мусульманского фундаментализма Саида Кутба, якобы написавший речь Обамы с требованием отставки Хосни Мубарака;

Рашид Хуссейн, специальный посланник США при Организации Исламская Конференция;

Салам аль-Марайати, основатель Мусульманского Совета по связям с Одинцов В. «Братья-мусульмане», ЦРУ и международная поддержка исламистов, 19.09.2013: http://ru.journal-neo.org/2013/09/19/the-muslim-brotherhood-the-cia-and-the international-support-for-the-islamists/ общественностью;

имам Мухаммед Маджид, глава созданного «Братьями мусульманами» Исламского Общества Северной Америки (ISNA), советник Министерства национальной безопасности, ФБР и Госдепартамента;

Эбу Пател, член Президентского Совета Религиозного Сотрудничества и Ассоциации Мусульманских Студентов»1.

Отметим, что движение «Братья-мусульмане» в настоящее время имеет отделения, представительства, центры в более 30 странах мира, хотя во многих из них оно признано террористическим, в том числе и в России.

Отметим, что и «Братья-мусульмане» и подобные ей организации воспринимаются западными спецслужбами как «инструмент в борьбе с неугодными политическими режимами».

Тот же сценарий можно наблюдать и в деятельности такой организации как «Хизб ут-Тахрир». Прежде всего, необходимо отметить, что с 2003 г., исламская политическая партия «Хизб ут-Тахрир» действует на территории Российской Федерации нелегально. Верховный Суд РФ решением от февраля 2003 г., по заявлению Генеральной прокуратуры РФ и руководствуясь Законом РФ «О противодействии экстремистской деятельности», внес «Хизб ут-Тахрир» в официальный список террористических и экстремистских организаций, запретив, таким образом, деятельность партии на территории Российской Федерации.

Однако запрет партии, задержания, аресты и тюремные заключения членов партии, практически никак не сказались на росте влияния «Хизб ут Тахрир» среди российских граждан, традиционно исповедующих ислам.

По данным ФСБ РФ, ячейки «Хизб ут-Тахрир», выявлены на территории Поволжского региона (Татарстан, Удмуртия, Ульяновская, Самарская области), Урала (Башкортостан, Челябинская, Екатеринбургская, Оренбургская области), Сибири (Ханты-Мансийский автономный округ, Цит.по: Одинцов В. «Братья-мусульмане», ЦРУ и международная поддержка исламистов, 19.09.2013: http://ru.journal-neo.org/2013/09/19/the-muslim-brotherhood-the-cia and-the-international-support-for-the-islamists/ Тюменская область) и Центральной России (Москва, Московская и Нижегородская области).

Исследователь Б. Мусаев, также утверждает, что ячейки «Хизб ут Тахрир» существуют в Ростове, Ставрополе, Курске и Воронеже, хотя и не приводит никаких сведений об источнике данной информации1.

В данной статье, мы попытаемся осветить наиболее закрытую от исследователей, часть деятельности «Хизб ут-Тахрир», а именно идеологическую работу партии на Северном Кавказе. Но, прежде всего, мы коснемся появления «Хизб ут-Тахрир» в России, так как эта информация позволит нам определить цели, задачи и приоритеты партии на территории России.

Эту информацию мы можем получить из интервью члена «Хизб ут Тахрир» Эльдара Хамзина2. Уроженец Узбекистана, Хамзин вступил в партию в нач. 2000-ых гг., уже находясь на территории России. В 2005 г., он получил 2 года тюремного заключения на основании Закона РФ «О противодействии экстремистской деятельности». Отбыв наказание, Хамзин эмигрировал в Швецию, где получил сначала статус политического беженца, а затем и гражданство.

По словам Эльдара Хамзина, первые ячейки (халки) «Хизб ут-Тахрир»

были образованы гражданами Узбекистана, которые обучались в ВУЗах г.

Москвы в 1995-96 гг. Первоначально, работа велась среди выходцев из Узбекистана и Таджикистана, которые учились или работали в г. Москве.

На этом этапе, члены «Хизб ут-Тахрир» не добились значительных успехов в распространении идей партии. В 1998 г., большинство членов «Хизб ут-Тахрир» были арестованы сотрудниками правоохранительных органов и приговорены к разным срокам заключения.

Мусаев Б. Еще раз о Хизбут Тахрир Ал-Исламия: Вымыслы и действительность.

Электронный адрес: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st= Интервью шабаба Хизб ут-Тахрир Россия. Электронный адрес: http://www.hizb russia.info/index.php/multimedia/video/206-intervyu-shababa-khizb-ut-takhrir-rossiya.html Второй этап, начался с 1999 г. и ознаменовался непрерывным ростом влияния «Хизб ут-Тахрир» на территории России. По словам, Эльдара Хамзина, с 2000 г. к партии стали активно примыкать «татары, дагестанцы, чеченцы и ингуши»1. Организационное управление ячейками партии на территории России, осуществлялось через представителя «Хизб ут-Тахрир» в Узбекистане Хафизуллу, а после его ареста правоохранительными органами Узбекистана – через отделения партии в Украине (Крым).

Если говорить об организационном управлении партии, то до 2006 г., вся территория России была разделена на три региона: г. Москва и область, Кавказ и Восточная Россия (Сибирь). В каждом регионе находился ответственный, который курировал работу в регионе. Организационно, ответственные подчинялись сначала Хафизулле, а затем – «Хизб ут-Тахрир.

Украина», центром деятельности, которой становится Крым.

Лишь 11 мая 2006 г., оргструктуры «Хизб ут-Тахрир» на территории России были выведены из подчинения «Хизб ут-Тахрир, Украина» и образовали новое отделение партии «Хизб ут-Тахрир, Россия», которое стало подчиняться напрямую руководству и амиру партии2. По нашему мнению, образование «Хизб ут-Тахрир. Россия», является доказательством роста численности и влияния российских ячеек партии и преследовало своей целью создать более эффективную систему управления.

Перспективам идеологической и практической работы «Хизб ут Тахрир» в России посвящена отдельная работа, изданная Абд уль-Азизом (вероятнее всего, псевдоним) «Взгляд мусульман на внешнюю и внутреннюю России»3.

политику Данная работа представляют собой хороший политологический анализ внутренних и внешних проблем России, а также содержит отдельный раздел, который дает представление о проживающих в Интервью шабаба Хизб ут-Тахрир Россия. Электронный адрес: http://www.hizb russia.info/index.php/multimedia/video/206-intervyu-shababa-khizb-ut-takhrir-rossiya.html Интервью шабаба Хизб ут-Тахрир Россия. Электронный адрес: http://www.hizb russia.info/index.php/multimedia/video/206-intervyu-shababa-khizb-ut-takhrir-rossiya.html Абд уль-Азиз Взгляд мусульман на внешнюю и внутреннюю политику России. Б.М.И.

2008. - 96 с.

ней мусульманских народах. В этом разделе даны и некоторые рекомендации, которые можно использовать при проведении агитационно пропагандистской работы.

Если исходить из положений этой работы, то основную ставку в деле призыва, руководство «Хизб ут-Тахрир» делает на казанских татар и мусульман Чечни, Ингушетии и Дагестана. Однако при этом не исключает и постепенного обращения в ислам славянского населения. В частности, автор отмечает, что особенности менталитета русского народа, представляет «большие перспективы для призыва, а также можно считать эти особенности предпосылками для массового принятия Ислама этим народом»1.

Итак, основными приоритетами для работы «Хизб ут-Тахрир» стали республики Поволжья и Северный Кавказ. Ко времени появления «Хизб ут Тахрир» на Северном Кавказе (2000-ые гг.), мусульманская умма региона уже была разделена между салафитами (это исламское течение, обычно делят на радикальных, которых называют ваххабитами и умеренных) и представителями суфийского ислама (тарикаты Накшбандийя и Шазилийя в Дагестане и Накшбандийя и Кадирийя в Чечне и Ингушетии).

Пытаясь расширить свое влияние на Кавказе, «Хизб ут-Тахрир», не могла не столкнуться с представителями этих течений и неминуемо войти с ними в идеологический конфликт. Причем, основным идеологическим оппонентом «Хизб ут-Тахрир» на Кавказе становится радикальный салафизм.

В этом нет ничего удивительного, если учесть тот факт, что появившись в Крыму, «Хизб ут-Тахрир» также вошла в идеологическую конфронтацию с салафитами и сумела не только выиграть в борьбе за симпатии мусульманской уммы Крыма, но и полностью маргинализировать представителей этого течения.

Именно представители радикального салафизма, являются одним из важных источников по изучению деятельности «Хизб ут-Тахрир» в Абд уль-Азиз Взгляд мусульман на внешнюю и внутреннюю политику России. Б.М.И.

2008. - 96 с.

Дагестане. Так, например, один из лидеров салафитского подполья в Кизляровском районе Дагестана, Абдулмумин Абдулмуминов, также известный под именем Абдульмумин, в своих видеобращениях постоянно обращал внимание на деятельность «Хизб ут-Тахрир» и критиковал ее за извращение ислама1.

На видео, размещенном на интернет-портале «You Tube», Абдулмуминов подробно рассказывает о своей полемике с членами «Хизб ут-Тахрир» в Кизляре, обвиняя их в частности, в неверии в Азабуль кабр («могильные муки») и отказе от вооруженного джихада2.

На основании обращений Абдулмуминова, можно сделать вывод, что уже в 2009-10 гг., число членов и сторонников «Хизб ут-Тахрир» в Кизляровском районе составляло десятки, если не сотни человек и деятельность партии вызывала большую тревогу у лидеров салафитского подполья.

Еще одним салафитским деятелем, активно боровшимся с «Хизб ут Тахрир» был Анзор Астемиров3. Астемиров, является одним из переводчиков с арабского языка небольшой брошюры под названием «Хизб ат-Тахрир аль Исламий (Партия исламского освобождения)», в которой «Хизб ут-Тахрир»

критикуется с точки зрения традиционного ислама. Содержание брошюры представляет собой перечисление общеизвестных сведений об основателе «Хизб ут-Тахрир» Такиуддине ан-Набхани и деятельности партии до Абдулмумин Абдулмуминов (1980-2010). Уроженец с. Хуциевка Кизлярского района Республики Дагестан. Был имамом мечети, в мае 2010 г. примкнул к незаконным вооруженным формированиям, активно участвовал в боевых операциях. Убит 28 ноября 2010 г. в Кизлярском районе в ходе КТО.

Абдулмумин о Хизб-ут-тахрир ч.1-4. Электронный адрес:

http://www.youtube.com/watch?v=1qIaLsA4e5Q Анзор Астемиров (1976 -2010). Один из организаторов нападения на г. Нальчик октября 2005 г. С 1998 г., амир т.н. «Джамаата Кабардино-Балкарии». Один из идеологов провозглашения т.н. «Имарата Кавказ». Кадий т.н. «Шариатского суда Имарата Кавказ».

Убит 24 ноября 2010 г. в Нальчике в ходе КТО.

настоящего времени и не содержит в себе никаких признаков салафитской идеологии1.

Примечательно, что эта же брошюра используется в идеологической работе «Хизб ут-Тахрир» и Духовными управлениями мусульман Украины, в том числе и Духовным управлением мусульман Крыма (ДУМК).

Однако, судя по высказываниям Абдулмуминова, именно эта переводная работа, широко использовалась салафитами для идеологической борьбы с «Хизб ут-Тахрир» на Кавказе2.

Однако на переводе брошюры радикальные салафиты решили не останавливаться. Для того чтобы придать большую весомость своей позиции, они обратились за разъяснениями к Муртаза Али Магомедов, единственному СССР3.

доктору шариатских наук на территории стран бывшего Авторитетное мнении Магомедова, могло стать решающим в споре между радикальными салафитами и «Хизб ут-Тахрир», однако, 3 октября 2009 г., он был убит в своей машине неустановленными лицами.

Убийство Мамедова, «Хизб ут-Тахрир» попыталось использовать в своих целях, и в ноябрьском номере партийного журнала «Аль-Ваъй»

появилась следующая заметка: «До журнала «Аль-Ваъй» из его источников в России дошло следующее:

«Один из известных ученых, которому не было подобных во всем бывшем Советском Союзе. Он учился 15 лет в Сирии, написал несколько книг и защитил докторскую диссертацию. Он был из числа салафитских Хизб ат-Тахрир аль-Исламий (Партия исламского освобождения). Перевели и подготовили Кудаев Расул и Астемиров Анзор. Б.М.Г.И. 2008. - 10 с. Электронный адрес:

http://d1.islamhouse.com/data/ru/ih_books/single/ru_the_islamic_liberation_party.pdf Абдулмумин о Хизб-ут-тахрир ч.2. Электронный адрес:

http://www.youtube.com/watch?v=qjGP2_LXQoc&feature=watch_response_rev Муртаза Али Магомедов (1972-2009). Уроженец с.Телетль (Республика Дагестан). С 1991 г., учился в Сирии исламским наукам. Окончил факультет Арабского языка и исламского призыва в Дамаске. Автор ряда трудов, преподавал в университете Абу-Нур (г.Дамаск). Доктор шариатских наук. В сер. 2000-ых гг., вернулся в Дагестан, где преподавал исламские науки молодым мусульманам. Магомедов убеждал молодежь сторониться радикальных методов и деления мусульман на разные течения.

ученых и все салафиты ссылались на него во время дискуссий. Что касается нас, то он презирал нас, говорил о нас плохо и обвинял нас.

После этого мы организовали с ним встречу, на которой присутствовали некоторые свидетели. Мы говорили о Хизб-ут-Тахрир и о том, в чем есть разногласия и о том, почему он нас обвиняет. Мы выслушали его спокойно, затем сказали ему сначала, что мы уважаем его, ибо он ученый.

И что мы относимся к нему хорошо, даже если у нас есть некоторые разногласия.

Таким образом, в разговоре стали преобладать признаки хорошей дружбы, и он стал более снисходительным. Затем он пришел в себя и стал прислушиваться к нам. Мы доказали ему, что все, что он сказал против нас не имеет основы. Затем мы ему разъяснили метод и все остальное. Он согласился с нами во всем, что мы сказали ему. Мы встретились с ним в другой раз и дали ему наши книги и фильмы. Он поменял свое негативное отношение к нам, и оно стало положительным. К нему пришли несколько человек из числа салафитов и спросили его о нас. Он сказал им, что все у Хизб ут-Тахрир в порядке и что у нее нет противоречий в акъыде и законах шариата. Его мнение о нас распространилось среди салафитов, ибо они всегда полагались на него, когда обвиняли нас. Так улучшились наши отношения. Однако 03/10/2009г. он был убит. По его автомобилю был открыт огонь, он погиб, и неизвестно, кто стоит за его гибелью…»1.

Фраза из заметки «неизвестно, кто стоит за его гибелью…», прозрачно намекает, что убийство Муртаза Али Магомедова могли организовать и радикальные салафиты, пытавшиеся дискредитировать «Хизб ут-Тахрир» в глазах мусульманской уммы Северного Кавказа. Причем, в достаточно ненавязчивой форме, в заметке констатируется, что убийство Магомедова, неизвестными, произошло сразу же после того, как Муртаза Али Магомедов изменил свою точку зрения на «Хизб ут-Тахрир» и после того, как мнение Мамедова о партии стало распространяться среди салафитов.

Так поступают злодеи с искренними учеными//Аль-Ваъй, Бейрут. 2009. № 274. с.49- В ответ на публикацию в журнале «Аль-Ваъй», радикальные салафиты выложили на интернет-портале «You Tube» несколько обращений Муртаза Али Магомедова, датированных 12 сентября 2009 г.1 В этом обращении, Мамедов обвиняет «Хизб ут-Тахрир» в отрицании Азабуль кабра («могильные муки») и в том, что их позиция по данному вопросу противоречит Сунне и хадисам. Кроме того, он заявил, что все ссылки «Хизб ут-Тахрир» на работы шариатских ученых бездоказательны.

В частности, Муртаза Али Магомедов утверждает, что когда он предложил одному из членов «Хизб ут-Тахрир» прочитать в книге ученого шафиитского мазхаба, в котором опровергается мнение «Хизб ут-Тахрир», тот отказался это сделать, сославшись на незнание арабского языка, хотя, по словам Мамедова, ему было известно, что этот человек провел несколько лет в Египте и хорошо знал арабский язык.

По словам вышеупомянутого Абдулмумина Абдулмуминова, члены «Хизб ут-Тахрир» не знали о существовании этих обращений Мамедова и поэтому поспешили опубликовать заметку в своем журнале о том, что Мамедов, якобы изменил свое отношение к «Хизб ут-Тахрир»2. Казалось бы, данный довод мог прояснить истинное отношение Мамедова к «Хизб ут Тахрир». Однако, проблема не так проста, как это кажется на первый взгляд.

Во-первых, хотя на видеообращении Мамедова и стоит дата записи ( сентября 2009 г.), однако, когда именно была сделана эта запись неизвестно.

С технической точки зрения, нет ничего сложного в том, чтобы изменить дату записи. Поэтому, можно предполагать, что запись относится к тому времени, когда Мамедов, по словам членов «Хизб ут-Тахрир» «презирал нас, говорил о нас плохо и обвинял нас».

Шейх МуртазаАли о Хизб-ут-тахрир. Электронный адрес:

http://www.youtube.com/watch?v=pfUkBRA3_JE&playnext=1&list=PL0A13B2EF5C32003B& feature=results_video Цит. по: Автушенко М.Н. К вопросу об идеологии и целях политической партии «Хизб ут-Тахрир» // Вестник стратегических исследований ПГЛУ. – Ставрополь: Ставролит:

2011. – С. 24-27.

Во-вторых, в тексте заметки не говорится о том, что Муртаза Али Магомедов принял идеологию «Хизб ут-Тахрир», но лишь о том, что он изменил свое отношение к партии и заявил, что ее мнение не противоречит шариату, а также об улучшении отношений между «Хизб ут-Тахрир» и Мамедовым. Исходя из этого, можно предположить, что Магодедов лишь согласился с тем, что идеология «Хизб ут-Тахрир» не противоречит исламской акъыде и законам шариата, что и утверждается в журнале «Аль Ваъй».

В-третьих, непонятно почему видеообращение Муртаза Али Магомедова появилось лишь после того, как в журнале «Аль-Ваъй» было напечатана заметка о смерти Магомедова. Абдулмумин Абдулмуминов подает публикацию видео, чуть ли, как спецоперацию против «Хизб ут Тахрир», дабы все мусульмане убедились в лживости членов партии. Но зададим простой вопрос: А что если бы данная заметка не была бы опубликована?

Ведь, радикальные салафиты, не могли знать, что будет напечатано в журнале «Аль-Ваъй». Тогда, получается, что видеообращение Магомедова, так и осталось бы неизвестным?

Учитывая, что в своей полемике с «Хизб ут-Тахрир», салафиты обвиняют членов партии в куфре, мнение Магомедова могло стать решающим аргументом в борьбе за сердца и умы мусульманской уммы Северного Кавказа. Именно об этом и пишет автор заметки в журнале «Аль Ваъй»: «Его мнение о нас распространилось среди салафитов, ибо они всегда полагались на него, когда обвиняли нас». В свете всего вышеизложенного, убийство Муртаза Али Магомедова выглядит более чем подозрительным, тем более, если учесть, что убийство своих идеологических противников уже давно стало нормой в практике радикальных салафитов, не только на Северном Кавказе.

Но так ли велика угроза для радикальных салафитов со стороны «Хизб ут-Тахрир» на Северном Кавказе? На этот вопрос, можно ответить утвердительно. И «Хизб ут-Тахрир», и салафиты борются за влияние, прежде всего, в молодежной среде и, судя по некоторым высказываниям, в последние годы, «Хизб ут-Тахрир» смогла серьезно потеснить салфитов в Дагестане.

В уже упомянутом выше видеобращении Муртаза Али Магомедова, он говорит о том, что «Хизб ут-Тахрир» активно действует в Кизляре, Хасавюрте, Махачкале, Буйнакске и подчеркивает, что «они очень много распространены в Дагестане»1. Необходимо отметить, что слова Магомедова подтверждаются и другими свидетельствами. Это хорошо видно из обращения «Вопросы к Ассоциации Ахлю сунна»2.

Текст обращения был распространен на стене социальной сети Facebook в группе Дагестанский Комитет противодействия беззаконию и произволу им. Хаджимурада Камалова 23 января 2012 г. и представляет собой, по сути, список претензий к «Ассоциации ученых Ахлю сунна в Дагестане», общественной организации, чьи позиции близки к умеренным салафитам. Автор обращения Гусейн Ахмедов, заявляет, что его обращение это «мнение одного из тысячи мусульман Дагестана, обеспокоенного положением в регионе».

Заявление имело большой резонанс в Дагестане, и было опубликовано в махачкалинской газете «Настоящее время» под названием «Хизб ут-Тахрир аль джамаа против Ахлю-Сунна». В преамбуле к тексту заявления, журналист издания Руслан Гереев, пишет следующее: «Наметившийся раскол в среде мусульман республики только подтвердил очередной раз позицию тех, кто говорят, что дагестанцы еще не готовы к переменам, тем более к религиозным. Дагестанская умма разделена не только по признаку принадлежности к салафизму или суфизму, но и даже внутри этих конфессиональных направлений ощущается пропасть недопонимания друг Шейх МуртазаАли о Хизб-ут-тахрир. Электронный адрес:

http://www.youtube.com/watch?v=pfUkBRA3_JE&playnext=1&list=PL0A13B2EF5C32003B& feature=results_video Хизб ут-Тахрир аль джамаа против Ахлю-Сунна//Настоящее время от 27 января 2012 г.

Электронный адрес: http://gazeta-nv.info/content/view/7433/ друга. На этом фоне заметно укрепились позиции исламского движения Хизб ут–Тахрир аль джамаа в Дагестане, самого ближайшего конкурента Ахлю Сунна на пути абсолютного доминирования в молодежной среде»1.

Таким образом, мы видим, что распространение «Хизб ут-Тахрир» на Северном Кавказе, может в будущем привести к постепенной маргинализации радикальных салафитов, как это уже произошло в Крыму.

Хотя, учитывая, политическую и социально-экономическую ситуацию на Северном Кавказе, это дело весьма отдаленного будущего.

Но гораздо опаснее для радикальных салафитов, в том числе и радикальной их части, позиция «Хизб ут-Тахрир», которая открыто выступает против террористических актов, утверждая, что эти действия ведут только к ухудшению положения мусульман. Более того, в своей идеологической работе члены партии утверждают и то, что Бен Ладен и «Аль-Каида», являются проектами западных спецслужб и истинным смыслом их деятельности, является дискредитация Ислама и раскол мусульманской Уммы.

Необходимо также упомянуть и многочисленные публикации членов «Хизб ут-Тахрир» о жизни Мухаммад ибн Абд-аль-Ваххаб, по имени, которого, радикальные салафиты получили название «ваххабиты». В этих публикациях, на основании исторических сведений, подчеркивается связь между Абд-аль-Ваххаб и британскими спецслужбами, направленная на ослабление Османской империи и раскол ее на марионеточные государства2.

Тот факт, что подобные заявления звучат из уст членов, запрещенной в России партии, имеют гораздо большее влияние на мусульманскую молодежь, чем публикации в официальной прессе или критика салафитской идеологии представителями суфийских тарикатов.

Хизб ут-Тахрир аль джамаа против Ахлю-Сунна//Настоящее время от 27 января 2012 г.

Электронный адрес: http://gazeta-nv.info/content/view/7433/ См: Zallum A. Q. How the Khilafah was Destroyed. L., 2000. - 210 p. Автор это работы Абдулькадим Заллюм (1924-2003), второй амир (с 1977 г.) партии «Хизб-ут-тахрир», и таким образом, эта работа отражает программные установки партии.

Таким образом, идеологическая работа «Хизб ут-Тахрир» ведет не только к уменьшению влияния радикальных салафитов на Северном Кавказе, но и дискредитирует в целом салафитскую идеологию, а в значительной мере и саму вооруженную борьбу против местной власти в глазах мусульманской уммы Северного Кавказа.

Хотя, за последние годы, «Хизб ут-Тахрир» попыталось сделать некоторые шаги для примирения с салафитами, что особенно видно на примере Татарстана, радикальные салафиты продолжают считать «Хизб ут Тахрир» своим основным идеологическим противником. Так, на салафитском Интернет-сайте «UmmaNews», 10 августа 2012 г., было опубликовано письмо Хамзы, полное нападок и обвинений «Хизб ут-Тахрир» в неисламском образе мыслей, отходе от Ислама и сотрудничестве с кафирами1.

Автор письма, который судя по некоторым фактам, приведенным в письме, является приверженцем салафитской идеологии из Крыма, значительное место в своем послании посвящает критике позиции «Хизб ут Тахрир» за отказ от вооруженного джихада. Так, в частности, в письме говорится: «но когда кафиры разгромили чеченское государство, мы видели, как «Хизб» начал говорить: «Мы же говорили, мы же предупреждали, это не метод». Даже среди своих учеников говорили: «Вот муджахиды осознали, что метод «Хизба» правильный, и уже спускаются с гор, чтобы получать халакаты просвещения».

Примечательным является и тот факт, что в письме Хамзы идет прямое противопоставление «Аль-Каиды» и «Хизб ут-Тахрир». Автор письма пишет: «Так кого же боятся кафирские режимы, кто для них сегодня является оппозицией? Это даже ребёнок знает, потому что кафиры это не скрывают.

«Аль-Каида» стала набирать влияние во многих уголках исламских земель, и именно муджахиды являются теми, кто так беспокоит кафиров. А «Хизб»

только создаёт мнимую картину в лице всемирных героев».

Исследование: Разоблачение неисламской политики «Хизб ут-Тахрир». Электронный адрес: http://ummanews.ru/articles/8225--l-r.html Отдельное место в письме посвящено и идеологической борьбе «Хизб ут-Тахрир» против радикальных салафитов: «Что же было дальше: Абду-ль Кадим Залюм сделал акцент на Турции, и для того чтобы особенно повлиять на турок, написал книгу «Распад Халифата», где оклеветал Шейха Ибн Абду ль-Ваххаба и его Джихад против власти многобожников, конечно, туркам это было по душе. Этим самым он заложил фундамент нетерпимости к такой позиции, как свержение муртадского режима путём Джихада…. А ребятам из «Хизба» хотелось бы сказать: перестаньте быть марионетками в планах кафиров, не будьте помощниками в удержании молодёжи от позиции Таухида, «Хизб» бросил в ваши сердца нереальную действительность, будьте искренними в своём анализе, и вы увидите настоящее лицо «Хизба» и увидите тех, кто действительно трудится, отдавая все силы, чтобы установить Слово Аллаха. Вы должны поддержать сынов Ислама, сражающихся, не жалеющих свои жизни на Пути Аллаха».

Какие же методы использует «Хизб ут-Тахрир» для распространения своих идей на Северном Кавказе? По нашему мнению, они абсолютно идентичны методам агитации и пропаганды партии в Крыму. Это проведение благотворительных акций, приуроченных к мусульманским праздникам, митинги, проводимые под эгидой общественных организаций, распространение партийной литературы и видеоматериалов, частные беседы с местными жителями и дискуссии со своими противниками.

Так, 21 ноября 2011 г., в Махачкале был проведен митинг против незаконного похищения людей. Инициатором митинга стали общественная организация «Союз справедливых», ««Ассоциации ученых Ахлю сунна в Дагестане», «Дагестан - территория мира и согласия»1. В акции приняло участие до 5 тысяч человек. Члены «Хизб ут-Тахрир» также принимали 21.11.11 Митинг в Дагестане. Сколько можно терпеть?!!! Электронный адрес:

http://www.youtube.com/watch?v=Xp98itafFQM&feature=related активное участие в организации митинга, который прошел в Махачкале ноября 2012 г. В этой акции также приняло участи до 5 тысяч человек1.

Члены партии «Хизб ут-Тахрир» принимали активное участие в организации несостоявшегося митинга в Махачкале, который был назначен на 27 января 2012 г. и даже выпустили специальный видеоролик, который «Хизб ут-Тахрир»2. Отказ практически весь посвящен пропаганде идей «Ассоциации ученых Ахлю сунна в Дагестане» от участие в этом митинге, привел к публикации обращения «Вопросы к Ассоциации Ахлю сунна», о котором мы уже упоминали выше.

Если говорить о благотворительных акциях, то стоит упомянуть об организации праздновании Курбан-Байрама в городах и селах Дагестана в ноябре 2011 г. Наиболее крупное мероприятие, «Хизб ут-Тахрир» провела в Махачкале, в одном из ресторанов города3. Сцена банкетного зала была драпирована баннером, представляющим из себя флаг будущего Исламского Халифата, который используется «Хизб ут-Тахрир» в тех случаях, когда по тем или иным причинам, она не хочет использовать в акциях партийную символику [25]. В благотворительной акции приняло участие более человек, вход в помещение банкетного зала проходил строго по приглашениям. В этой акции, приняли участие представители Муфтията Дагестана, имамы мечетей Махачкалы, республиканские чиновники, а также другие приглашенные лица. После окончания ужина, был организован прямой телемост с Меккой, а затем и праздничный салют.

Кроме этой акции, в Махачкале, членами «Хизб ут-Тахрир» было организовано мероприятие для детей в одном из центральных парков для Махачкалы, где предоставлялось возможность бесплатно посетить детские Митинг в Дагестане 25.11.11. Иншаалла истина восторжествует! Электронный адрес:

http://www.youtube.com/watch?v=ost8I6kk7As&feature=relmfu Пришел весь Дагестан. Электронный адрес: http://www.youtube.com/watch?v=hxlFZi dkKg Курбан Байрам Дагестан. Электронный адрес:

http://www.youtube.com/watch?v=LYR5o2flXc0&feature=related аттракционы, а также проводилось бесплатное угощение пловом, который готовили выходцы из Средней Азии1.

Гораздо более скромная акция прошла в Кизляре в одном из городских кафе. В этом мероприятии приняли участие до ста человек, кроме того на мероприятии отсутствовали флаги Исламского Халифата. Аналогичные акции прошли и в других городах и селах Дагестана 2.

Обычно, во время проведения таких акций, члены «Хизб ут-Тахрир»

внимательно присматриваются к присутствующим, и наблюдаю за их реакцией на чтение молитв и проповедей. У тех, которые проявляют интерес, берут контактные данные, и затем начинают работу по ознакомлению их с идеологией «Хизб ут-Тахрир».

Если говорить о традиционных методах агитации, то этот вопрос, мы уже в некоторой степени осветили выше на примере полемике членов «Хизб ут-Тахрир» с радикальными салафитами. К этому можно добавить, что для эффективной агитации и пропаганды своих идей, члены партии активно используют видеоматериалы конференций «Хизб ут-Тахрир», которые проводились в Крыму, а также видеозаписи уроков для мусульман, посещающих образовательные кружки партии (халки).

Еще одним средством пропаганды, стало распространение в Интернете видеороликов под общим названием «Встреча брата». Общий лейтмотив этих видеороликов заключается в торжественной встрече членов «Хизб ут Тахрир», которые освободились из мест заключения и торжественных проводов их домой. Обычно видеоролик сопровождается песнями на тему величия Аллаха, верности мусульманина Аллаху и грядущего торжества Ливаъ (флаг) – материал белого цвета, на котором черными буквами написано «Ля Иляха Илляллах Мухаммад-Ур-Расулюллах», оно вручается амиру или командующему войском, является опознавательным знаком военной базы и вручается амиру лагеря. Раъя - знамя черного цвета, на котором белыми буквами написано «Ля Иляха Илляллах Мухаммад-Ур Расулюллах». Раъя находится у командующего подразделений войска, полка, дивизии//«Ливаъ и Раъя (флаги и знамена)». Электронный адрес:

http://www.halifat.org/content/view/80/72/ Курбан байрам 2011. Электронный адрес: http://www.youtube.com/watch?v=w779tn AUm0&feature=related ислама. Кроме того, во время дороги к дому члена «Хизб ут-Тахрир», используется кортеж машин, украшенных партийной символикой или символикой Исламского Халифата1.

Появление таких роликов, является своего рода ноу-хау «Хизб ут Тахрир, Россия» и имеет очень важное значение, как в создании позитивного имиджа партии, которая поддерживает своих членов даже в тюрьме, так и в распространении идей партии.

Подведем некоторые итоги. Начало активной работы «Хизб ут-Тахрир»

на Северном Кавказе относится к 2000-2001 гг. За прошедшие 11 лет, «Хизб ут-Тахрир», превратилась в третью по значимости и влиянию политическую силу в Дагестане. В этой республике, «Хизб ут-Тахрир», уступает по влиянию, хотя и очень значительно, лишь радикальным салафитам и тарикатистам.

По сути, «Хизб ут-Тахрир» в Дагестане, прошла тот же путь, что и «Хизб ут-Тахрир» в Крыму, где она появилась в конце 90-ых гг. За это время «Хизб ут-Тахрир» смогла полностью маргинализировать салафитские организации в Крыму, а также в значительной степени и представителей т.н.

«традиционного ислама» (ДУМК). Нам представляется, что по сходному процессу будет развиваться и ситуация в Дагестане, хотя для того, чтобы выйти на первые места по популярности, «Хизб ут-Тахрир» понадобится и значительно больше времени.

О силе и влиянии «Хизб ут-Тахрир» в Дагестане свидетельствует и тот факт, что прокламации партии, зачастую подписываются как «Хизб ут Тахрир, Дагестан», то есть согласно организационной структуре партии, Дагестан выделен в отдельный регион. Обычно, подобное происходит по согласованию с амиром «Хизб ут-Тахрир» и связано с ростом влияния и членов партии в конкретном регионе или стране.

Праздник в Дагестане. Электронный адрес:

http://www.youtube.com/watch?v=2dJQ_2G3tbU По нашему мнению, общая численность членов «Хизб ут-Тахрир.

Дагестан» может составлять от 500 до 1000 человек. При этом необходимо отметить, что число сочувствующих идеям «Хизб ут-Тахрир» в Дагестане может достигать до 3-5 тысяч человек.

Если говорить о других регионах Северного Кавказа, то можно говорить об активном распространении литературы «Хизб ут-Тахрир» в Ингушетии. Об этом, говорится, в статье «Хизб ут-Тахрир» освободит Ингушетию?», опубликованной на интернет-портале «GeorgiaTimes.info»1.

В статье, в частности, сказано следующее: «Ваххабиты в Ингушетии сдают позиции другим радикалам. Правоохранители нашли в республике приверженцев другого радикального течения ислама – «Хизб ут-Тахрир аль Ислами», или «Партии исламского освобождения». Среди четверых задержанных в доме, где была запрещенная в России литература этой экстремисткой «партии», оказался и бухгалтер правозащитной организации «МАШР» Мурад Яндиев. Впрочем, глава НПО Магомед Муцольгов заявил GTimes, что это было чистой случайностью. А о «Хизб ут-Тахрир» в республике пока никто не слышал».

Об активной деятельности «Хизб ут-Тахрир» на территории Краснодарского и Ставропольского краев пишет и сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Василий Иванов. В этих регионах, по словам исследователя, работа «Хизб ут-Тахрир» велась в основном среди турок-месхетинцев2.

Таким образом, можно констатировать, что «Хизб ут-Тахрир» на Северном Кавказе по состоянию на август 2012 г, имеет очень сильные позиции в Республике Дагестане и активно ведет работу по всему Северному Кавказу.

«Хизб ут-Тахрир» освободит Ингушетию?//Georgia Times.info от 6 марта 2012 г.

Электронный адрес: http://www.georgiatimes.info/articles/72867.html Иванов В.В. Турки-месхетинцы в странах СНГ на современном этапе: фактор исламизма//Новое восточное обозрение. Электронный адрес: http://www.ru.journal neo.com/node/ В заключении, необходимо отметить те факторы, которые способствуют успешной работе «Хизб ут-Тахрир» на территории Российской Федерации.

Во-первых, стоит отметить тот факт, что основатель партии «Хизб ут Тахрир» Такиуддин ан-Набхани, не пытался воссоздать политическую и экономическую систему Халифата эпохи Омеядов и Аббасидов, и также маловероятно, что он опирался на ту систему, которую создал пророк Мухаммад в Медине. Хотя бы потому, что последняя, так и не была разработана даже теоретически ко времени смерти Мухаммада.

Исламское государство ан-Набхани, представляет собой скорее футуристический проект будущего, чем попытку возрождения отжившей политической системы прошлого. В результате, можно с большой долей осторожности охарактеризовать идеологию «Хизб ут-Тахрир», как некий вариант исламского социализма.

И в этом контексте, анализируя идеологию «Хизб ут-Тахрир», необходимо отметить, что проект Исламского Халифата, представляет собой не возврат в прошлое, а альтернативный вариант развития будущего.

Причем, альтернативный вариант, как капитализму, так и коммунизму, против которых боролся всю свою жизнь ан-Набхани, но именно благодаря заимствованию из которых и был теоретически обоснован проект Исламского Халифата.

Во-вторых, руководство «Хизб ут-Тахрир» сознательно отказалась от террористической деятельности как средства для решения сиюминутных проблем, что позволило партии, избегнуть жестоких репрессий, которые неизменно обрушивались на радикальные исламские организации.

В-третьих, социально-экономические положения идеологии «Хизб ут Тахрир», представляют собой некий промежуточный путь между капитализмом и социализмом, что позволяет его сторонникам эффективно критиковать бывший Советский Союз (за преследование религии) и в то же время привлекать к себе широкие слои населения, обещаниями социальной справедливости и государственной поддержки в будущем Халифате.

Наконец, и это очень важный момент, Такиуддин ан-Набхани, осознал главную проблему современного западного (и не только западного) общества: духовную пустоту и одиночество человека и предложил свой собственный путь решения не только социальных, но и духовных проблем современного общества.

Одним из каналов влияния является институт наемничества. Обратимся к проблеме наемничества, как феномену конца ХХ века (хотя мы понимаем, что наемки – это историческое явление, но именно в конце ХХ века данный инстиут претерпел изменение). Н.М. Емельянова считает, что до последнего десятилетия XX в. проблема иностранного наемничества в России поднималась1.

фактически не Она доказывает, что «интенсивность реисламизации мусульманских регионов бывшего СССР привела к тому, что под наемничеством в первую очередь стали подразумевать наемничество мусульманское и особенно арабское»2.

Считаем, что для признания наемников наемниками необходима соответствующая законодательная база. Но, даже при условии ее существования, доказать то, что наемник имел «желание получить личную выгоду» достаточно сложно. Можно предположить, что на первый план будут выноситься идеологические мотивы. Так, Х.Абаза утверждает, что «возможно,... что какие-то государства, например, Саудовская Аравия, помогают силам оппозиции по той причине, что это мусульманский регион, и потому, что оппозиция выступает за объединение мусульман. Но они делают это не для подрыва устоев Содружества Независимых Государств»3.

Емельянова Н.М. Арабские наемники в контексте конфликтов на постсоветском пространстве // Режим доступа: http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml Емельянова Н.М. Арабские наемники в контексте конфликтов на постсоветском пространстве // Режим доступа: http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml Емельянова Н.М. Арабские наемники в контексте конфликтов на постсоветском пространстве // Режим доступа: http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml С проблемой иностранного наемничества Россия столкнулась в 1994 г.

И. Иванов, будучи министром иностранных дел РФ в 2000 году сказал, выступая в ПАСЕ, что численность иностранных наемников в ЧР около тыс. человек. В ежегодном докладе о глобальном терроризме Госдепартамента США (1999 г.), говорилось, что «чеченские боевики проходят обучение и получают вооружение у исламских моджахедов, имеющих широкие связи с террористами на Ближнем Востоке и в Юго Восточной Азии»1.

Существуют данные о том, что к началу 1994 г. сотрудники ближневосточного отделения ЦРУ выступали как консультанты по проведению спецопераций у чеченских боевиков. Они прибыли и находились в Чечне по обмену религиозными миссиями2.

Отметим, что кроме «арабских наемников» в боевых действиях на территории ЧР принимали участие потомки переселенцев с территории Северного Кавказа на Ближней Восток в XVIII- XIX вв. С началом боевых действий в многие из них стали говорить о своем священном долге или оказать финансовую помощь, или непосредствен учувствовать в боевых действиях.

Сравнительно новым, но не менее опасным, явлением в XXI веке стал так называемый информационный терроризм. Это сравнительно новый вид террористической деятельности, который направлен на использование информационной структуры с целью создания условий, влекущих за собой катастрофические последствия для различных сторон жизни общества, а также государства в целом. Одной из разновидностей такого терроризма является информационно-психологический терроризм, суть которого заключается в контроле над Масс-медиа с целью распространения дезинформации, слухов, информации, не имеющей фактического Емельянова Н.М. Арабские наемники в контексте конфликтов на постсоветском пространстве // Режим доступа: http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml Емельянова Н.М. Арабские наемники в контексте конфликтов на постсоветском пространстве // Режим доступа: http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml подтверждения, демонстрации мощи террористических организаций. Кроме того, информационный терроризм может способствовать формированию «образа врага» на международной арене.

Получая финансирование своей деятельности, осуществляя террористические акции на территории третьего государства в интересах страны-донора, являясь неким инструментом в борьбе за власть и могущество на международной арене, террористы тем самым подрывают авторитет страны во внешней политике, гражданами которой они непосредственно являются, выставляя ее в качестве агрессора в международных отношениях.

Так, в связи с процессом интернационализации терроризма за последние десять – двадцать лет динамично развивается сетевой терроризм различных международных и транснациональных группировок и организаций, например, алжирских и европейских, арабских и афгано пакистанских. Все чаще и чаще в этом списке начинают фигурировать чеченские террористические организации.

Говоря о недавних событиях, как то: террористический акт на Бостонском марафоне 15 апреля 2013 года, следует отметить, что главными подозреваемыми опять-таки являются этнические чеченцы – братья Царнаевы. Сложно сказать, действительно ли эти люди виновны в организации столь катастрофического события, либо же это своеобразный политический ход. Но факт остается фактом. Все средства массовой информации пестрят заголовками с неоднократным упоминанием этнической принадлежности подозреваемых, а также региона, выходцами из которого они являются (Кавказ, Чеченская республика).

Таким образом, в очередной раз Кавказский регион предстает в зарубежных СМИ в качестве одного из дестабилизирующих факторов стабильного состояния всего мирового сообщества. Образ Кавказа, как эпицентра террористической активности в РФ, создаваемый, главным образом, зарубежными информационными службами, подрывает в значительной степени авторитет России на мировой арене.

Нельзя отрицать факт существования такой проблемы, как терроризм, в нашем государстве и в мире в целом. Но в связи с развитием общества, интернационализацией политической, экономической, социальной, культурной, информационной сфер жизнедеятельности общества, терроризм, существующий в рамках одного государства, является не только национальный проблемой конкретной страны, но и проблемой всего мирового сообщества, а потому решение этой проблемы требует совместных усилий, направленных на ее искоренение. Но до тех пор, пока будет осуществляться финансовая поддержка террористических организаций и их деятельности, до тех пор, пока они будут, своего рода, инструментом в руках лидирующих мировых держав на пути к достижению их политических целей, формирование стабильной и безопасной атмосферы в мире будет невозможно.

Примечательным трендом последних лет в функционировании радикально ориентированных мусульманских организаций стала стратегия на радикализацию сочувствующих/симпатизирующих им мусульман, проживающих в западных странах.

Нельзя сказать, что деятельность исламских радикалов в странах запада нечто новое, лидеры этих организаций всегда аппелировали к жителям стран Европы и Северной Америки, анне только к единоверцам на Ближнем Востоке1. Однако в последние годы информационно-пропагандистская деятельность исламистских группировок ориентирована именно на поиск последователей в США. Можно говорить о двух доминирующих вариантах коммуникативной стратегии в этом процессе.

Первую исповедует известная сомалийская экстремистская организация Аль-Шабаб. Исламисты-реформисты, составляющие основной См. Нетесова Ю.С. Исламистский терроризм в странах европейского Союза. 23.00.04. М.

2012. – 31 с.

идеологический костяк организации и ориентированные на смену власти в Сомали не в последнюю очередь опираются на сомалийскую диаспору в Соединенных Штатах. За двадцать лет гражданской войны в Сомали в США выросло поколение беженцев из этой африканской страны. Хотя они и отождествляют себя с исторической родиной, они интегрированы в американское общество и с Сомали их почти ничего не связывает1. В этой связи Аль-Шабаб рассчитывает, прежде всего, на финансовую поддержку диаспоры и рекрутирование молодых сомалийских американцев – подобный прецедент имел место в 2007 г. в Миннеаполисе. Однако, специалисты отмечают что число таких «добровольцев» исчисляется максимум десятками и не способно повлиять на положение дел в Сомали. Поэтому основной акцент направлен, все же, на финансовую составляющую, в то время как сама такая кампания несет в большей степени пропагандистское значение2.

Аль-Каида исповедуют отличную от этой модель. Для нее граждане США исповедующие ислам являются ценным ресурсом как для проведения различных операций на территории Соединенных Штатов, так и для ведения пропагандистской деятельности на территории страны. Это стало особенно важным после усиления мер безопасности, в результате которых американцам удалось снизить террористическую угрозу на территории США.


Данная стратегия весьма эффективна, о чем косвенно свидетельствует тот факт, что выходцы из США нередко занимают ведущие позиции в подразделениях пропаганды различных исламистских группировок. Они, как правило, лучше владеют навыками пользования инновационными информационно-коммуникационными средствами, и благодаря погруженности в культурный контекст лучше интегрированы в западное Bihi A. The Extent of Radicalization in the American Muslim Community and that Community’s Response. Testimony to the Committee on Homeland Security. US House of Representatives. March 10, 2011. URL:

http://homeland.house.gov/sites/homeland.house.gov/files/ Testimony%20Bihi.pdf См подробно: И.А. Истомин. Политическая пропаганда радикальных исламистских организаций в США / И.А. Истомин // Вестник МГИМО-Университета. - 2012. - № 6. - С.

97-98.

общество. Это также повышает их способность к эффективному распространению экстремистских идей в США и странах Европы.

Таким образом, несмотря на некоторые расхождения в средствах, обе модели ориентированы на информационно-пропагандистскую работу в две стадии – индоктринации – погружение объекта вербовки в идеологию – и его последующую радикализацию, которая предусматривает активные формы деятельности.

Итак, иностранное влияние на проявление терроризма есть использование финансовых, информационных, военно-технических (поставка вооружений, тренировка боевиков на территории иностранных государств, организация деятельности военных советников) средств акторами мировой политики с целью дестабилизации политической, социально-экономической ситуации на территории иностранного государства, снижения его политического, экономического, военного потенциала и роли в мировой политике. Каналами иностранного влияния на проявление террористический деятельности являются деятельность зарубежных агентов, миссионеров, филиалов неправительственных международных организаций, национальных неправительственных организаций, финансируемых из-за рубежа, спонсирование банд-подполья, информационная поддержка через интернет, изготовление и распространение печатной продукции деструктивного характера.

1.3. Северный Кавказ в стратегических планах мировых акторов по дестабилизации ситуации в современной России Отметим, что после распада Советского Союза перед США встала проблема, связанная с необходимостью удержания контроля над радикальными исламскими группировками с целью решения следующих задач:

геополитический контроль за Ближнем Востоке;

расширить влияние в Центральной Азии и не допустить усиление в там Китая и России;

контролирование процесса транспортировки нефти и газа в регионах Ближнго Востока и в Центральной Азии.

Реализация сценария по контролю над сетью террористических групп США решил через такме центры как Саудовская Аравия, Катар, Турция и Азербайджан.

Саудовская Аравия является негласным центром исламского мира, при том, что КСА имеет серьезные экономические ресурсы, позволяющие реализовывать политико-идеологические проекты. Основной целью КСА – ослабить шиитский Иран.

По мнению экспертов именно Саудовская Аравия является и главным донором международного терроризма, и центром военной и идеологической подготовки террористов, сомневаться не приходится. Еще во время вторжения США в Ирак (2003) Эр-Рияд оказывал финансовую поддержку ряду террористических группировок, в том числе ультрарадикальной суннитской организации «Давлат аль-Ирак Аль-Исламия» (Исламское государство Ирака и Леванта)1.

Э. Шилтон писал: «Официальные религиозные институты Саудовской Аравии боятся все возрастающего влияния шиитов в Ираке, так как это неизбежно приведет к усилению роли, которую они играют в регионе, а это,возможно, повлияет на шиитов в Саудовской Аравии, в Заливе и во всем регионе. Более того, это может подтолкнуть к созданию Великого шиитского полумесяца, включающего Иран, Ливан и шиитов Залива. Поэтому Саудовская Аравия финансирует вооруженные группировки в Ираке, стремясь не допустить этого»2.

Дипкурьер НГ. # 1, 20 января 2000 г. // http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml Дипкурьер НГ. # 1, 20 января 2000 г. // http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml Отметим, что и проект «арабская весна», финансируемый КСА и Катаром, был направлен на уничтожение светских режимов и ослабите позиций шиитов в регионе.

Эксперты считают, что «особенно важной задачей в данном контексте было устранение про-иранского алавитского режима в Сирии. Решение этой задачи автоматически приводит к экспорту арабской весны в Ливан с целью уничтожения шиитской группы Хезболлах, после чего Иран должен был оказаться в окружении набравшего геополитическую мощь арабского мира»1.

О том, что КСА и Катар финансируют террористические структуры в Сирии, заявили МИД РФ, Сирии, Ирана. В СМИ появлялись сообщения, что сирийские повстанцы получали оружие два Катар и Саудовскую Аравию.2.

«Без помощи ряда государств Персидского залива, без финансовых вливаний из вне боевики не смогли бы долго сопротивляться правительственной армии», - заявил официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич3. Необходимо отметить, что КСА так же контролирует террористические структуры на Северном Кавказе. Так, в конце июля года с неофициальным визитом в Москву прилетел глава Совета национальной безопасности Саудовской Аравии Бандар бин Султан. После встречи британское издание «Telegraph» опубликовало ряд подробностей встречи Султана и российского президента Владимира Путина. Бин Султан заявил, что Саудовская Аравия «гарантирует безопасность зимних Олимпийских игр в Сочи в следующем году». Группы чеченских боевиков, которые высказывают различные угрозы в адрес олимпийских игр, находятся под нашим контролем», - признался он. Тем самым один из влиятельных людей КСА признал мысль о том, что могут возникнуть проблемы с безопасностью Олимпийских игр в Сочи, если позиция России по Сирии не изменится.

Дипкурьер НГ. # 1, 20 января 2000 г. // http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml Дипкурьер НГ. # 1, 20 января 2000 г. // http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml Дипкурьер НГ. # 1, 20 января 2000 г. // http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0070.shtml Кавказский регион - это специфическое геополитическое и этнополитическое образование. Особенность разделения Кавказа на Северный и Южный исторически определила как формы взаимодействия внутри этого образования, так и место региона в отношениях внешних сил.

Основными субрегионами Кавказа являются Южный Кавказ, включающий азербайджано-грузинский и армянский территориальные сегменты, а также Северный Кавказ, состоящий из административных единиц созданного 19 января 2010 года Северо-Кавказского федерального округа, в состав которого входят следующие территориальные образования:

Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Северной Осетия, Чечня, а также Ставропольский край.

При всей кажущейся раздробленности Кавказа по этнотерриториальному признаку существует и система взаимосвязей основных силовых центров в регионе. Именно она определяет конфликтный потенциал региона. Этнотерриториальное соперничество и вызванные им противоречия на Кавказе обусловлены традиционно-историческими факторами. Попытки создания национальных автономий при образовании СССР лишь затормозили их развитие.

Наиболее сложная ситуация складывается в районе Северного Кавказа.

Происходящие здесь процессы определяются и геополитическим окружением региона. Например, так называемый чеченский силовой центр, как показали события последних десяти лет, связывает свои геополитические интересы с усилением позиции Турции. Для адыго-черкесо-карачаевского территориального сегмента характерен российский вектор геополитического интереса. Сложный этнотерриториальный состав Дагестана, представляющего собой отдельный силовой центр на Северном Кавказе, также определяет специфику геополитических устремлений этой республики.

Административно-территориальная разобщенность ряда этносов Дагестана, проживающих по обе стороны границ РФ с Азербайджаном (лезгины), Чечни с Дагестаном (чеченцы), России с Дагестаном (кумыки), влияет на внутридагестанскую ситуацию, а также на этнополитическое положение на прилегающих к нему территориях, входящих в соседние государства и российские территории. Российский стратегический интерес, преобладающий в Дагестане, в ряде этнотерриториальных и экономико стратегических (транспортировка нефти) случаев вступает в конфликт со стратегическими интересами внешних сил (Турции и Ирана, а также отдельных государств Ближнего Востока) на этой территории.

Территория Северного и Южного Кавказа в геополитическом плане может рассматриваться с нескольких точек зрения. Во-первых, как рубеж геополитического влияния и объект воздействия. Во-вторых, как геостратегическая и геополитическая переходная зона между Севером и Югом. В-третьих, как потенциальный источник конфликтов.

Геополитическая самобытность всего Кавказа имеет особое значение в региональной политике и влияет на характер и специфику совместимости данного региона с другими. Это и этнокультурная, политико-идеологическая, территориальная близость Кавказа или его отдаленных районов к различным силовым центрам, и естественная хозяйственно-экономическая, сырьевая взаимосвязанность Кавказа с соседними регионами или государствами, и единство геополитических, оборонных интересов территории, способность образовывать свои замкнутые системы. Конкретное выражение этих явлений обусловлено историческими традициями и просматривается как на Северном, так и Южном Кавказе. К примеру, ряд бывших автономных образований в составе Грузии в силу определенных условий более совместимы геополитически с Россией. В то же время северокавказские республики, будучи субъектами РФ, имеют больший потенциал совместимости с соседними странами Кавказа - бывшими советскими республиками, а ныне независимыми государствами. Особое место принадлежит регионам юга России, граничащим с кавказским геополитическим анклавом. Их самобытность в ряде случаев определяет движение в сторону кавказской зоны.


В сложившейся ситуации определилась возможность изменения системы геополитического притяжения в регионы Кавказа. Это естественным образом влияет и на систему межэтнических и межгосударственных отношений, создавая конфликтогенные зоны в районах пересечения стратегических интересов существующих силовых центров.

Кавказ в целом характеризуется сложным сплетением множества факторов, «смазывающих» традиционные критерии определения этнонациональной общности и мешающих провести четко фиксированные границы между конкретными этнонациональными группами. Один из таких факторов - длительное совместное проживание множества этносов или народностей, принадлежащих к различным этнокультурным общностям, языковым семьям или группам, а также различным конфессиям. Поэтому этнополитическое пространство Северного Кавказа не заканчивается на южной границе Российской Федерации или северной границе кавказских государств, а простирается на части территории России, Азербайджана, Грузии и Армении, где этнополитическая составляющая приобретает дополнительную значимость в определении геополитической ситуации.

Здесь политическая и социально-экономическая нестабильность постоянно подпитывает трудноразрешимые этнонациональные противоречия, имеющие множество аспектов - исторический, политический, религиозный, культурный, территориальный, социально-экономический. Многие территории здесь представляют собой очаги скрытых и открытых конфликтов и открыто выражаемых взаимных претензий между этническими общностями. Эти и множество других факторов превращают этнический вопрос в один из ключевых для сохранения единства Южного и Северного Кавказа, поддержания социальной и политической стабильности.

Для политики ряда стран, соперничающих с Россией за влияние на Кавказе, характерно стремление использовать наряду с этническим и религиозный фактор. В конфессиональном плане Кавказ, прежде всего национальные республики Северного Кавказа и Азербайджан, являются частью так называемого «мусульманского Севера», который испытывает на себе серьезное влияние исламского мира. Этнонациональный и конфессиональный факторы выступают в тесной связи, дополняя и усиливая друг друга. В этих условиях стабильность в регионе зависит от того, будут ли учтены эти факторы в новой стратегии России на Кавказе.

Не случайно политики разных государств, международные эксперты и аналитики все чаще обращаются в своих исследованиях именно к этому неспокойному региону, пытаясь найти истоки многочисленных конфликтов и спрогнозировать дальнейшее развитие событий. Каковы исторические корни происходящего, в чем заключаются интересы игроков, столкнувшиеся на этом поле, и изменились ли в связи с этим факторы, влияющие на региональную и национальную безопасность России.

При рассмотрении ситуации на Кавказе целесообразно сразу вспомнить, что он выступал как стратегический коридор, посредством которого осуществлялся товарооборот между Азией и Европой. Именно этот фактор и определял тот неослабевающий интерес к региону, который в настоящее время приобрел уже взрывоопасную форму. На повестке дня по прежнему стоит вопрос об осуществлении контроля за распределением этих потоков, но теперь уже в виде углеводородного сырья.

Находясь на перекрестке международных транспортных и энергетических путей, все государственные образования, находящиеся в этом регионе, подвержены постоянному воздействию более крупных факторов международной политики, в том числе, нерегиональных «игроков» - России, США, НАТО, ООН, ЕС, ОБСЕ, а также расположенных в непосредственной близости Турции и Ирана.

Итак, Кавказ сегодня – это зона столкновения экономических и политических интересов многих государств.

Отметим, что в Южно-Кавказском и Северо-Кавказском регионах Государственный департамента Соединенных Штатов Америки выделил следующие основные направления своей внешней политики:

обеспечение суверенитета, улучшение уровня жизни Армении, Азербайджана, Грузии;

продвижение финансовых и коммерческих интересов американских компаний;

обеспечение энергобезопасности Соединенных штатов Америки, стран Евросоюза;

регулирование региональными конфликтами через налаживание, развитие, углубление связей в сфере экономики, бизнеса, финансов между Арменией, Азербайджаном, Грузией.

Отметим, то после 11 сентября 2001 г. США изменила свои стратегические цели. Кавказ стал рассматриваться как один из компонентов в решении задачи борьбы с терроризмом, более прочного укрепления своих позиций на Среднем и Ближнем Востоке, контроля за энергоресурсами Каспия и возможности влияния на регулирование мировых цены на нефть.

Согласно материалам Конгресса США (октябрь 2011 г.) стратегические интересы США на Кавказе заключаются в диверсификации поставок энергоносителей, установление лояльного отношения со стороны исламского населения, в противовес радикальному исламизму, оказание помощи государствам Южного Кавказа с целью минимизировать влияние РФ в данном регионе1.

Так, Соединенные Штаты последовательно поддерживают суверенитет и территориальную целостность Грузии. Сенат США в июле 2011 года принял резолюцию, в которой признает Абхазию и Южную Осетию «в регионов2.

качестве оккупированных Российской Федерацией»

Соответственно в 2012 году Соединенные Штаты признали незаконными состоявшиеся в РЮО выборы, а также объявили недопустимым нахождение иностранных (читай, российских) войск на территории этих государств, Гаджиев К.С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России. – М.: Логос, 2010.

– 532 с.

Гаджиев К.С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России. – М.: Логос, 2010.

– 532 с.

увязывая свою позицию с согласованием соглашения, которое заменило бы Договор об обычных вооруженных силах в Европе.

В течение десятилетия, последовавшего после распада Советского Союза и достижения независимости тремя закавказскими республиками, Европа была слабо вовлечена в разрешение сложных проблем региона. В 90-е годы ХХ века Европейский союз был практически всецело поглощен ситуацией на Балканах. Однако после волны расширения в 2004 - 2007 годах положение дел изменилось, поскольку с этого времени Кавказ стал находиться в непосредственном соседстве с объединенной Европой. Все это заставило европейских политиков быть более активными по широкому спектру вопросов, включая и безопасность. Влиять как Южный, так и Северный Кавказ с целью минимизации стратегического, политического, экономического потенциала РФ.

Члены ЕС все более проявляют интерес к расширению своего влияния в Кавказском регионе Предполагалось, что усилия США по решению данных задач, должны привести к созданию зона стабильности, от Балкан до Центральной Азии. Но ситуация так называемой «арабской весны» дала почувствовать и государствам Южного Кавказа, и РФ, что под угрозой вторжения находятся Иран, Сирия, а тлеющие конфликты Южного Кавказа находятся на грани реального возгорания. На очереди российский Северный Кавказ, Краснодарский край и Ставрополье. Отметим, что контроль над данными территориями превращает Черное море во внутреннее море стран блока НАТО, а сами страны Запада получают и прямой доступ к ресурсам Каспия, и исключительную возможность военно-стратегического и экономического давления на страны Ближнего и Среднего Востока.

Активность ЕС отчетливо проявляется через реализацию различных программ:

ТРАСЕКА - программа создания Евроазиатского транспортного коридора, который должен был обеспечивать кратчайшую доставку в Европу каспийских энергоресурсов.

ИНОГЕЙТ – международная программа сотрудничества в энергетической сфере между Европейским союзом и Странами Партнерами Арменией, Азербайджаном, Беларусией, Грузией, Казахстаном, Киргизстаном, Молдовой, Таджикистаном, Туркменистаном, Украиной и Узбекистаном. Целями программы являются конвергенция энергетических рынков, повышение энергетической безопасности путем решения вопросов экспорта/импорта энергоносителей, диверсификации поставок, транзита энергоносителей и спроса на энергоносители, устойчивое энергетическое развитие. В том числе речь идет о разработке новых вариантов транспортировки в Европу каспийской нефти.

ВОСТОЧНОЕ ПАРТНЕРСТВО программа Европейской политики соседства (ЕПС).

РАСШИРЕННАЯ ЕВРОПА — программа, которая подразумевала под собой свободу передвижения граждан, услуг, капитала и товаров.

Вместе с тем, ЕС уже оказывает значительное разноплановое влияние на Грузию. Тбилиси добивается от Брюсселя помощи в улаживании отношений с Россией и восстановления территориальной целостности страны.

Интересна и весьма показательна позиция Турции по отношению к странам Южного Кавказа и Северному Кавказу как части территории РФ1.

Как известно курс внешней политики является органичным продолжением проводимой внутренней политики, а также в значительной мере определяется обязательствами государства в качестве члена Press Release Regarding the Telephone conversation of Foreign Minister Ali Babacan // Ministry of Foreign Affairs of the Republic of Turkey. 2008. August 10. № 144.

URL: http://www.mfa.gov.tr/no_144---10-augus-2008_-press-release-regarding-the-telephone conversation-of-foreign-minister-ali-babacan.en.mfa.

Baran Z. Will Turkey Abandon NATO? // The Wall Street Journal. 2008. August 29.

P. A15. URL: http://www.online.wsj.com/article региональных и международных блоков и организаций. На сегодняшний день Турция является полноправным членом таких организаций как ООН (1945), МВФ (1947), НАТО (1952) и т.д. В этом контексте многовекторность курса обуславливается наличием определенных национальных интересов в формировании того или иного направления внешней политики.

С распадом СССР и обретением независимости Российской Федерацией наблюдается устойчивое развитие российско-турецких отношений преимущественно в торговой и топливно-энергетической сферах.

Наглядным примером может послужить подписание между Россией и Турцией договора по поставкам природного газа по проложенному по дну Черного моря газопроводу, открытие которого состоялось в 2005 году. На сегодняшний день, Россия и Турция имеют общий ежегодный торговый оборот в 21млрд. долл., значительную долю в котором занимают поставки энергоресурсов, т.к. около 70% потребляемого Турцией газа, импортируется именно из России1.

Наряду с этим, дополнительное направление во внешнюю политику Турции, до этого в основном ориентированную на Запад, внесли независимые, преимущественно тюркские государства Центральной Азии.

Турецкая Республика была одной из первых стран, установившей со всеми странами Центральной Азии дипломатические отношения. Необходимо отметить, что турецкое правительство еще со времен Кемаля Ататюрка, предпринимает попытки по созданию так называемого «единого Турана», в состав которого входили бы тюркские страны Центральной Азии и Кавказа.

Однако, необходимо отметить, что произошло смещение акцентов в кавказском направлении турецкой политики. Если сразу же после распада СССР Турция выступала здесь как активный и временами довольно агрессивный проводник линии США и НАТО в решении задач ускоренного «освоения» этой части геополитического пространства, неожиданно Гаджиев К.С. Большая игра на Кавказе: вчера, сегодня, завтра. – М.: Международные отношения, 2010. – 340 с.

оказавшегося «свободным», то сегодня в политике Анкары на Кавказе чувствуются другие мотивы. Она становится все более гибкой и избирательной. Особенно заметно эти коррективы стали проявляться под влиянием событий августа 2008 г. в зонах грузино-южноосетинского и грузино-абхазского конфликтов. Разгром грузинской армии войсками Северо-Кавказского военного округа России стал тем событием, которое ясно продемонстрировало Анкаре, где находятся пределы ее военно политических возможностей.

Можно предположить, что это так же послужило причиной того, что Турция стала вносить дополнительные коррективы в свои долгосрочные геополитические установки и программы и сосредоточиваться на решении конкретных практических задач своей внешней политики. Поэтому Анкара и склоняется к варианту, что региональную стабильность и безопасность на Кавказе следует укреплять на основе договоренностей с соседями, прежде всего с Россией.

Разумеется, нельзя исключать, что турецкая сторона в своей политике на Кавказе пойдет не тем путем, который подсказывает ей весь ход событий в регионе и мире, что целый ряд внешнеполитических демаршей и демонстративных действий турецкого руководства будут носить в какой-то степени конъюнктурный характер. Но объективно у России и Турции имеются большие возможности для дальнейшего расширения взаимовыгодного сотрудничества, в том числе и на Северном Кавказе1.

Активный диалог и конструктивное взаимодействие двух стран по проблемам региональной безопасности и сотрудничества явно перспективнее прежней безоглядной поддержки Анкарой сомнительных военно политических проектов внерегиональных держав для Кавказа и Черноморско-Каспийского региона.

Daly J. C. K. Turkey and The Problems with the BTC // Eurasia Daily Monitor / The Jamestown Foundation. 2008. August 13. Vol. 5, Iss. 155. URL:

http://www.jamestown.org/single/?no_cache=1&tx_ttnews[tt_news]=33887.

В перспективе Россия и Турция могут выйти на уровень стратегического партнерства. Политически такое партнерство могло бы строиться вокруг предложенной Турцией «Платформы мира и стабильности на Кавказе». Данная концепция была озвучена 12 августа 2008 г. в Москве премьер-министром Турции Р. Эрдоган. Предполагалось, что в данном проекте должны учувствовать закавказских государств, а также России и Турции. Примечательно, что первоначально эта инициатива, озвученная Р.

Эрдоганом в беседе с генеральным секретарём ООН Пан Ги Муном, предполагала также участие США и ЕС1. Однако позднее Вашингтон и Брюссель были исключены из этого проекта.

Считаем, что данные инициативы могли бы способствовать исключению из кавказской политики дестабилизирующих региональное пространство внешних игроков.

Экономические структуры России и Турции не конкурируют, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. И российскому, и турецкому капиталу тесно в рамках своих экономик. А что, если пойти на смелый шаг и предложить Турции, находящейся в поиске новых партнеров, конкретную альтернативу: войти в Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана. После вхождения в ЕЭП Турции с большой долей вероятности можно говорить и о включении в него Азербайджана, а потом возможно и Украины.

К.М. Ханбабаев отмечает, что исламские радикальные структуры в Южном федеральном округе тесно связаны с радикальными исламистскими организациями за рубежом, за которыми просматриваются геополитические интересы, как государств исламского мира, так и ряда западных держав.

Специальные службы и неправительственные организации этих стран стремятся обеспечить благоприятные условия для оказания выгодного им воздействия на развитие политической, экономической и религиозной Эрдоган Р.Т. // Актуальные комментарии. 2010. 12 января. URL:

http://actualcomment.ru/man/376.

ситуации в регионе в целом. Они рассматривают Северный Кавказ в качестве плацдарма для утверждения своего духовного и политического влияния и в других мусульманских регионах России1.

Согласимся с К.М. Ханбабаевым, что привнесенная на территорию РФ при мощной финансовой и организационной поддержке из-за рубежа идеология религиозно-политического экстремизма стала агрессивной идеологией, питающей идеи радикального национализма и сепаратизма для целей, далеких от нужд абсолютного большинства населения Северного Кавказа2.

Итак, Кавказ в целом обладает исключительной геостратегической значимостью, энерго-ресурсным и транспортно-транзитным потенциалом, что делает его значимым субрегионом Евразии, за влияние над которым исторически претендуют многие региональные и внерегиональные державы.

Ряд современных мировых акторов рассматривают Северный Кавказ как ключевой элемент дестабилизации социально-политической ситуации в РФ, формируя в мировой информационной повестке дня образ Северного Кавказа как «последнего фронтира», как «внутреннего зарубежья».

Ханбабаев К.М. Сущность и профилактика экстремизма и терроризма на Северном Кавказе // http://www.ekstremizm.ru/publikacii/profilaktika-i-protivodeystvie/item/571 sushhnost-i-profilaktika-ekstremizma-na-severnom-kavkaze Ханбабаев К.М. Сущность и профилактика экстремизма и терроризма на Северном Кавказе // http://www.ekstremizm.ru/publikacii/profilaktika-i-protivodeystvie/item/571 sushhnost-i-profilaktika-ekstremizma-na-severnom-kavkaze ГЛАВА II. ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ: ВНЕШНИЙ ФАКТОР ВЛИЯНИЯ 2.1. Внешний фактор зарождения и проявления террористической деятельности на Северном Кавказе Главная особенность современной ситуации на Северном Кавказе заключается в том, что региональная северокавказская элита, кК и большинство населения северокавказских республик занимают пророссийско умеренные позиции. При том, что они имеют достаточно много претензий к федеральному центру, они видят свое будущее в общероссийском пространстве1.

Не следует отвергать, что «арабское проникновение» на Северный Кавказ было в определенной мере спровоцировано российскими внутренними процессами. В период «парада суверенитетов» и доминирования этнокультурной идеологии Северно-Кавказский регион воспринимался как часть «глобального ислама». Этим отчасти можно объяснить проникновение в регион и представителей арабского мира, связанного с Кавказом, и этнонационалистов.

С середины 1990-х гг. и к началу 2000-х гг. на смену этническому национализму приходит религиозный дискурс, что можно объяснить неудачной реализацией ичкерийского проекта строительства национального государства. В это же время изменяет свой формат и «арабское проникновение». В это время в Кавказский регион проникает Хаттаб или Абу Кутейба2.

Бекмурзаев Б.А. Северный Кавказ в условиях глобальных и региональных угроз и рисков // Этнополитические исследования на Северном Кавказе: состояния, проблемы, перспективы. - Махачкала, 2005. – С. 139.

Байба О. Ваххабитский ислам и власть. //Азия Африка сегодня. - 2003. № 11. – С. 29.

Представляется, что рост популярности радикального ислама не следует объяснять исключительно внешними происками. Внешнее влияние будет эффективным только в том случае, если оно встретит подготовленную почву.

Оптимистические прогнозы западных экспертов относительно будущего светской власти на БСВ, основанные на отсутствии зеленых знамен в рядах протестующих в Египте и Тунисе, входят в некоторое противоречие с действительностью. Преследования гонителей «братьев-мусульман» из ближайшего окружения бывшего президента Египта, разблокирование сектора Газа, прекращение борьбы с ХАМАС, завершение конфликта с Ираном и освобождение из тюрем исламистских террористов проведены руками действующей хунты без всякого видимого участия исламистов.

Обострение конфликта коптов с мусульманским большинством и жесткое противостояние с профсоюзами также не имеют выраженного исламского следа.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.