авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» На правах рукописи ...»

-- [ Страница 3 ] --

Одна из опасностей для России от процессов на БСВ — усиление террористической активности на Северном Кавказе. Но события в регионе БСВ отвлекают от нас и финансовые потоки, и самих исламских террористов.

Некоторые эксперты предполагают, что если бы над Саудовской Аравией не нависала угроза войны с Ираном и нестабильности внутри страны и в регионе, то Россия могла бы получить возвращение ситуации первой и отчасти второй «чеченских кампаний». Но пока это маловероятно — внутренних забот на БСВ весьма много.

Уход западных коалиций из Ирака и Афганистана может поспособствовать возвращению террористов в российские регионы.

Например, сейчас на афгано-пакистанской границе дислоцируется вооруженное формирование «Джамаат Булгар», разделяющее идеологию Аль-Каиды и использующее методы борьбы, отработанные военизированными исламскими группировками в различных странах. Ряды его бойцов составляют, в том числе, выходцы из России - Башкирии, Татарстана, Поволжья и Северного Кавказа. Сегодня они воюют с американцами и НАТО, периодически вступая в конфликты с местными пуштунами. Но эти люди могут вернуться на российскую территорию, поскольку, согласно программному заявлению этой организации, главная цель их борьбы — Россия.

Специалисты высказывают озабоченность и дестабилизацией обстановки в Пакистане, в результате чего приверженцы радикального ислама смогут захватить часть ядерного арсенала страны — а в перспективе его смогут заполучить и боевики Северного Кавказа. Поэтому необходимо продумать жесткие меры по предотвращению проникновения террористов в этот регион1.

Хотя Иран проявлял стремление быть глобальным геополитическим игроком, он являлся и является только региональной державой, с устойчивыми позициями в ряде стран Ближнего Востока, Центральной Азии и Южного Кавказа.

Тегеран крайне болезненно относится к появлению по соседству тех или иных внешних игроков. Наиболее ревностно он реагирует на присутствие американцев в Каспийском регионе. Иранские власти абсолютно убеждены, что проблемы Кавказа могут быть решены только самими странами региона, а присутствие нерегиональных игроков, таких, как Великобритания, Китай, США или Израиль, только ухудшает ситуацию. При этом многие иранские эксперты полагают, что Москва, занятая внутриполитической проблематикой, недостаточно сильна для того, чтобы отстоять Каспий и Кавказ от внешних посягательств. В результате Тегеран пытается найти некое подобие регионального содружества, которое, с его точки зрения, могло бы обезопасить интересы всех стран кавказского региона. В понятие «региональных стран» иранские стратеги включают три государства Южного Кавказа, а также Турцию, Россию и сам Иран2.

Малашенко А.В. Мусульманская цивилизация: движение и инерция. // Восток. 2004. - № 4. – С. 88.

Bako J. Psichologie d’Idn Sina (Avicenne) d’aprs son oevre a-ifa. Prague, 2006. – Р. 32.

Тегеран рассматривает многие проблемы Кавказа как продолжение ближневосточной игры. Отсюда и трения между Ираном и кавказскими странами по вопросу о развитии отношений с Израилем. Вместе с тем, на Южном Кавказе Тегеран выступает сторонником сохранения статус-кво, а в отношениях со странами региона предпочитает опираться скорее на национальный эгоизм, нежели на религиозную догматику.

Что касается радикального ислама, то иранские аналитика, политики всегда подчеркивают, что идеологически это течение связано не с шиизмом, а с салафией, поддергивая, роль своего оппонента - Саудовской Аравии. С другой стороны, нельзя сбрасывать со счетов поддержку Ираном различных исламистских организаций («Хизбалла», «Монафегин»), которые готовы рассматривать северокавказских исламистов как союзников.

С завершением Холодной войны и конфронтации по линии Восток Запад, Турецкая Республика теряет свою геополитическую значимость стратегического плацдарма для защиты стран Запада от угрозы со стороны восточных государств. Значимая роль Турции в этом вопросе определялась ее географической близостью к опаснейшему противнику в лице Советского Союза. После распада СССР и Европа, и Соединенные Штаты Америки все более убеждаются в том факте, что в современной геополитической обстановке Турция теряет свою значимость в этом регионе.

Тем не менее, Запад оказывает недвусмысленную поддержку Турции в ее политике на Кавказе и Северном Кавказе в частности. Так, в ноябре года «Уолл-стрит джорнал» следующим образом суммировал восприятие Турции в западных правящих кругах: «Турция пытается помочь новым мусульманским странам стать светскими демократиями. Она выступает как мост между Западом, Балканами и Ближним Востоком. Она продолжает играть роль жизненно важного рычага безопасности Запада… В регионе, в котором имеются очаги застарелой вражды, где оружие имеет всякий, а этническое недовольство является обычным делом, дружба Турции жизненно важна для Запада, как никогда»1.

Идея создания Великого Турана, во многом соответствует планам Турецкой Республики создать весомый противовес российскому влиянию в Кавказско-Каспийском регионе. В связи с этим, совершенно не кажется удивительной демонстрация Анкарой покровительства новым постсоветским государствам, заключающаяся в надежде сплотить все тюркские народы под своей эгидой и, соответственно, стать обладательницей рычагов контроля их ресурсного потенциала.

На политику Турции в отношении северокавказских республик значительное влияние оказывает тот фактор, что на территории самого государства проживает большое количество представителей Северного Кавказа, составляющих многочисленные диаспоры. По некоторым данным, численность кавказской диаспоры В Турции составляет около млн.человек2.

Так, выходцев из Дагестана здесь насчитывается около 400 тысяч человек. Действуют общества «Северный Кавказ», «Шамиль», членами которых являются местные бизнесмены, политики, журналисты, депутаты парламента и даже офицеры турецкой армии.

До сих пор широкий резонанс имеет так называемый «черкесский вопрос». Возможности, открывшиеся с распадом СССР, дали черкесским организациям возможность использовать свой потенциал для установления и развития контактов с Северным Кавказом, принятия участия в происходивших там непростых политических процессах. Становится широкоупотребимым термин «черкесская диаспора», подразумевающий граждан Турции, разделяющих черкесскую идентичность. Однако, на место общественной отчужденности, которое было свойственно до этого времени Чернявский С. Кавказская стратегия Вашингтона // Международная жизнь. – 2009 - №1.

– С. Гаджиев К.С. Авказский узел в геополитических приоритетах России. – М.: Логос, 2010.

– С. 234.

диаспоре, принадлежавших к различным кавказским этносам, потомков мухаджиров приходит сближающая их «турецкость», то есть объединяет их турецкое гражданство, турецкий язык, турецкая история и т.д. Именно это и позволяет правительству использовать центробежные процессы, принимая активное участие в конструировании «черкесской диаспоры»1.

Кавказская ассоциация (КАФ-ДЕР) является с начала 90-х годов ведущим представителем «черкесской диаспоры». В то время, когда началась централизация хаотически действующих организаций, объединяющих черкесов, именно Кавказская ассоциация становится лидером, вступая в борьбу с Ассоциацией совета объединенного Кавказа2. В 2003 году КАФ ДЕР преобразуется в КАФ – ФЕД (Федерация кавказских ассоциаций) и монополизирует «черкесскую диаспору».

В последние пять лет ключевым вопросом для «черкесской диаспоры»

стала тема Олимпиады – 2014 в Сочи. КАФ – ФЕД стремится приурочить 150-летнюю годовщину «геноцида черкесов» именно к Олимпиаде.

Организация призывает всех черкесов объединиться для борьбы и «никогда не забывать, что: учитывая ситуацию на основной родине и бессилие основной родины перед Москвой, черкесы диаспоры ничего не добьются, опираясь лишь на методы без риска и без ответственности для себя»3.

Навязывание подобных проблем используется для создания восприятия возможного существования единой, независимой Черкессии. Вместе с этим активно подчеркивается близость Черкессии и Турции с религиозной, этнической и исторической точек зрения.

Тесно сотрудничая с Международной Черкесской Ассоциацией (МЧА), КАФ – ФЕД выдвигает проекты по распространению идентичности черкессов среди различных этносов Северного Кавказа. Мы видим, таким образом, что дезассимиляционная деятельность проводится как внутри самой Хотко С.Х. История Черкесии в средние века и новое время. СПб, 2001, С - AksoyE.Z. erkesteavncemiyeti // ToplumsalTarih, Eyll 2003. №117. S.100- YILDIZE. Kanl olimpiyatyaklarken // KafkasDernekleriFederasyonu:

URL:http://www.kafkasfederasyonu.org/dokuman/kose_yazi_e_yildiz12.htm Турецкой Республики - для создания контролируемого и показательного для Запада меньшинства, так и за ее пределами – в качестве механизма воздействия на стратегически важный для страны регион.

Одним из мощнейших факторов соперничества России и Турции на Кавказе стала проблема каспийской нефти и пути ее транспортировки.

Российская Федерация не заинтересована в транспортировке нефти и другого сырья в обход своей территории, что крайне выгодно для Турции. Именно этот факт объясняет заинтересованность Анкары в сохранении напряженности на Северном Кавказе, что особенно проявлялось во времена обеих чеченских кампаний.

Можно утверждать, что в 90-е годы ХХ века одним из главных спонсоров терроризма на Северном Кавказе стала именно Турция. Помимо стремления подорвать авторитет России, как сильного, закрепившегося на данной территории государства, причиной стало, уже упомянутое выше, стремление потомков Кавказских мухаджиров помочь своим этническим братьям. Здесь необходимо также вспомнить, что среди потомков переселенцев довольно долго сохранялось негативное отношение к России и, если учесть, что экономическая ситуация внутри самой Турции в этот период была крайне нестабильна, совершенно ясной становится причина, по которой многие граждане вспомнили о своих корнях и отправились воевать на стороне Ичкерии.

Многочисленные международные исламские фонды давали финансовую подпитку.

Укреплению взаимоотношений независимой Ичкерии и некоторых турецких общественных организаций официальная Анкара совершенно не препятствовала. Более того, после распада Советского Союза ряд местных политиков, пребывающих в то время у власти, пришли к выводу, что такое количество тюркских и мусульманских народов не может существовать отдельно друг от друга, и неизбежным итогом должно стать создание тюрко мусульманского евразийского союза под руководством Турции. Движение за независимость от Москвы под предводительством Джохара Дудаева обрело в Турции широкую народную поддержку. Стали появляться всевозможные фонды поддержки Ичкерии, создавались бизнес проекты в области строительства, нефтедобычи, разрабатывались масштабные программы исламского образования1.

Так, в 90-е годы ХХ века мусульманские миссионеры – граждане Турции – вели занятия в различных «центрах». Обучение молодых людей происходило по линии суфийского ордена «Нурджулар» под контролем турецких специальных структур.

Поток последователей этого ордена направлялся в Россию с начала – гг. ХХ века. Их целью была работа в открывшихся турецких колледжах, внешне носивших светский характер. Однако этими же последователями проводилось обучение арабскому языку, новое толкование Корана;

для этого использовали помещения домов верующих, мечетей и медресе.

Благодаря своему влиянию, многие из этих мессионеров смогли наладить собственный бизнес на территории России. В основном они занимались бизнесом, связанным с ввозом и продажей турецких товаров на Северном Кавказе.

Репутация этой организации в своей стране далеко не безупречна, даже ее руководитель Ф. Гюлен был заочно осужден турецкими властями. Однако, на данный момент известно, что он находится в Соединенных Штатах Америки, что может свидетельствовать о связи его организации с американскимиспецлужбами.Известно, что только в 2002 г. органами безопасности России была пресечена деятельность более 50 функционеров «Нурджулар»2. По некоторым данным, около 30 учебных заведений, рассеянных по всей территории России, поддерживались представителями этой организации. Часть таких лицеев в Дагестане, Карачаево-Черкессии Добаев И.П. Геополитика Турции на Кавказе // Известия высших учебных заведений.

Севевро-Кавказкий регион. Общественные науки. – 1999. - № 1. – С 11.

См.: Добаев И.П., Немчина В.И. Новый терроризм в мире и на Юге России. Ростов-на Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2005. С. были закрыты1, а в Татарстане ликвидировали целую сеть подпольных медресе2.

Именно под воздействием внешнего фактора отдельные сегменты российского традиционного ислама претерпели трансформацию, дрейфуя к фундаментализму. Росту влияния фундаментализма на Северо-Западном Кавказе, прежде всего в молодежной среде (в Карачаево-Черкесии в 1990-х годах, в Кабардино-Балкарии - с середины 1990-х), способствовали слабые позиции традиционного ислама в этом субрегионе. Вплоть до 1999 г., например, успешно работало медресе, открытое последователями фундаментализма, жителями Карачаево-Черкесии Мухаммадом Биджиевым и Р.Х. Бурлаковым в селе Учкекен Малокарачаевского района. Помимо изучения арабского языка, Корана, теологии здесь занимались физической подготовкой и закупали оружие3.

Для полного понимания российско-турецких взаимоотношений в период русско-чеченской войны мы предлагаем воссоздать хронологию событий, имевших место в то время.

По результатам президентских выборов, прошедших двадцать седьмого октября 1991 года в Чечене, новым президентом республики стал Джохар Дудаев, который уже первого ноября объявил Чеченскую Республику Ичкерия суверенным государством.

Власти Советского Союза не признали ее независимость, но от вмешательства в эти события воздержались.

Одиннадцатого декабря 1994 года руководством России в Чечню были введены федеральные войска, которым было оказано яростное сопротивление формированиями Дудаева. За стремительно набиравшим обороты конфликтом на Северном Кавказе с тревогой наблюдало все Мировое сообщество. Особое беспокойство вторжение российских войск вызвало у стран, граничащих с регионом или расположенных в URL: http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/03-11-07b.htm URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div= URL: http://www.rusoir.ru/news/04-10-2006-4.html непосредственной близости от него. Так, официальные власти Турции опасались, что военные действия могут охватить весь Кавказ.

На протяжении всей истории Турция поддерживала тесные связи с народами Кавказа. Как уже упоминалось ранее в период массового мухаджирства, во второй половине XIX века, в Турцию переселились сотни тысяч семей с Северного Кавказа.

Турецкое правительство внимательно следило за событиями, происходившими на Кавказе в начале 90-х годов XX века. Учитывая антироссийские настроения в Северо-Кавказском регионе, запанные и турецкие аналитические структуры давали негативный прогноз развития политической ситуации. По их мнению чеченский сценарий развития ситуации мог быть реализован и в других северокавказских республиках.

Такое развитие событий вблизи турецеой территории пугало Турцию. В ее правительственных кругах сформировалось мнение, просочившееся в прессу:

«Мы опасаемся, что дальнейшее распространение конфликта, сотрясающего уже весь Кавказ, может превратить весь регион в новую Югославию... Все, что происходит на Кавказе, вызывает непосредственную и серьезную реакцию в Турции»1. Все чаще говорилось, что этнические кавказцы представлены как в Великом национальном собрании страны, так и в других властных государственных структурах и что, по всей вероятности, они создадут антироссийское лобби, которое попытается заставить правительство оказать поддержку Чечне.

Таким образом, турецкое правительство было поставлено перед дилеммой. Если бы оно пошло на поводу у кавказского лобби, уступив его нажиму, то оказалось бы в конфронтации с Россией, что, в свою очередь, означало разрыв с трудом достигнутых сбалансированных взаимоотношений между Москвой и Анкарой. Турецкое правительство, строго придерживаясь принципа сохранения территориальной целостности государств и См.: Erginsoy. Turkey Fears Transcaucasia Will Be Another Yugoslavia // Turkish Probe, December 1994. P. 10.

незыблемости их границ, не могло поддерживать Чечню в ее борьбе за независимость, так как согласно международному праву она часть Российской Федерации.

В то же время нейтральное отношение Турции к событиям на Северном Кавказе могло вызвать недовольство внешней политикой правительства у широких слоев населения страны. Общественное мнение единодушно осуждало ввод российских войск в Чечню и ожидало от руководства страны соответствующей реакции. Но правительство на первых порах воздержалось от резких заявлений. После 11 декабря 1994 года (день ввода федеральных войск в Чечню) Министерство иностранных дел несколько раз выступило с заявлениями, в которых призывало противоборствующие стороны к мирному урегулированию конфликта с условием сохранения территориальной целостности Российской Федерации. А представители кавказских землячеств и ассоциаций гневно осуждали вторжение, критиковали руководство Анкары и Вашингтона за излишне мягкую, по их мнению, реакцию на трагические события в Чечне1.

На пресс-конференции, проведенной 12 декабря, президент Северокавказской культурной ассоциации Х. Кандемир заявил: «Цель России задушить стремление Чечни обрести свою независимость... Но война еще не окончена, и Чечня еще не сдалась... Не только чеченцы в Турции и за ее пределами, но и все этнические кавказцы поддерживают правое дело чеченцев и борьбу Чечни за обретение независимости»2. Х. Кандемир обратил особое внимание на то, что вторжение российских войск - ощутимый удар по престижу Турции, которая, как известно, имеет многовековые исторические связи с Кавказом, подверг резкой критике и позицию президента США Б. Клинтона. 11 декабря президент США сделал заявление, в котором выразил свою обеспокоенность событиями на Северном Кавказе, См.: Ментешашвили З. Исламское возрождение на Северном Кавказе и в Центральной Азии. Тбилиси, 1999. С. 57.

См.: Erginsoy. Op. cit. P. но военные действия в Чечне причислил к разряду внутренних дел Российской Федерации.

Президент Чеченской ассоциации Х. Унал охарактеризовал заявления Министерства иностранных дел как слишком мягкие и беззубые: «Чечня никогда не была русской землей. Только на протяжении одного отрезка исторического времени чеченский народ был покорен, а чеченские земли были захвачены русскими. Чечня в той же мере принадлежит России, как Вьетнам Соединенным Штатам Америки, а Индия Англии»1. Руководители других кавказских ассоциаций и землячеств заявили, что многие молодые люди кавказского происхождения (и не только чеченцы) выразили желание отправиться в Чечню и сражаться с российскими войсками.

В Москве внимательно следили за реакцией правительственных кругов и общественности Турции на события в Чечне. По мнению МИД России, реакция официальной Анкары была объективной и позитивной, так как, несмотря на настойчивые призывы местных кавказских националистических организаций оказать поддержку чеченцам, правительство выдвинуло тезис о важности сохранить территориальную целостность Российской Федерации.

«Мы знаем, что в Турции в связи с чеченской проблемой происходит сильный антирусский нажим на правительство. Между тем турецкое правительство, не поддавшись нажиму, выработало по этому вопросу объективную и сбалансированную позицию»2, - отмечалось в заявлении внешнеполитического ведомства России. Кроме того, в заявлении подчеркивалось, что военные действия в Чечне не ущемляют и не будут в дальнейшем ущемлять интересы других государств, указывалось, что в случае поражения российских войск на Северном Кавказе хаос распространится на весь регион и многие его жители будут искать убежища в Турции.

См.: Erginsoy. Turkey Toughens Stance Against Russia // Turkish Probe, 6 January 1995.

P. URL: http://www.ca-c.org/journal/2002/journal_rus/cac-05/09.gudrus.shtml В то же время в российской прессе развернулась кампания, аргументировавшая необходимость ввода войск в Чечню. «В соответствии с принципами международного права и дефинициями заключенных международных договоров Чечня является частью территории Российской Федерации. Противозаконное стремление Чечни добиться статуса независимого государства игнорирует принцип территориальной целостности российского государства и является плохим примером для других республик Российской Федерации»1, - заявляли политические обозреватели. «Чечня - центр организованной преступности, которая оттуда распространяется по всей России. В Чечне сосредоточено огромное количество незаконного и незарегистрированного оружия. Ни одно суверенное государство, будь это США, Турция или Германия, не потерпит такое положение на своей территории»2. Утверждалось, что Москва единственная реальная сила, способная обеспечить стабильность на Северном Кавказе и не допустить распространения хаоса по всему региону.

«Если мы не сможем справиться с этой задачей, Северный Кавказ превратится в ад. Противостояние и борьба между дюжиной этнических групп, населяющих Северный Кавказ и традиционно неприязненно относящихся друг к другу, превратит весь регион в руины. Для миллионов беженцев, которые будут вынуждены покинуть эти края, Турция может убежища»3, оказаться самой подходящей страной для получения утверждали российские СМИ.

За три дня до вторжения российских войск в Анкаре были проведены переговоры Турции и России в рамках Флангового соглашения ОБСЕ. В соответствии с условиями этого соглашения обсуждался вопрос о квотах на обычные вооружения обеих сторон. (Напомним, что 19 ноября 1990 года в Париже было подписано соглашение о квотах обычных вооруженных сил в Европе - от Атлантики до Урала.) Глава российской делегации, заместитель URL: http://slon.ru/world/tureckiy_razvorot_v_chechne-463796.xhtml См. там же См. там же министра иностранных дел Г. Мамедов заявил, что Россия больше не настаивает на своем требовании предоставить ей право иметь сверх квоты дополнительный контингент войск на Кавказе1.

А после вторжения президент Турции С. Демирель, премьер-министр Т. Чиллер и представители Министерства иностранных дел в своих официальных заявлениях относительно событий, разворачивавшихся в Чечне, ограничились выражением озабоченности и призывами к мирному урегулированию конфликта при соблюдении территориальной целостности Российской Федерации. Только 21 декабря в заявлении Министерства иностранных дел в резких тонах выражалась обеспокоенность ожесточенными бомбардировками столицы Чечни - Грозного и сожаление по поводу большого числа жертв среди мирного населения2.

Чем же было обусловлено столь терпимое отношение официальной Анкары к конфликту на Северном Кавказе, когда даже в Москве оппозиция осуждала действия российских войск в Чечне?

Ответ на этот вопрос однозначен. Как мы уже отмечали, правительство Турции твердо придерживается принципа сохранения территориальной целостности стран и незыблемости государственных границ, признанных мировым сообществом. Она просто вынуждена следовать этим принципам в силу того сложного внутриполитического положения, которое вот уже несколько десятилетий создает реальную угрозу территориальной целостности самой Турции.

На востоке страны радикальное национально-освободительное движение курдского народа ставит своей целью создать независимое государство. В Турции, Иране, Ираке, Сирии и Армении живут около 25 млн курдов. Почти половина из них находится на территории Турции. Во второй половине XIX века в восточной Анатолии возникла и до сих пор сохраняется напряженность. Мощные восстания курдов (1925 и 1937 гг.) потрясли основы См.: Батиашвили З. Вооруженные силы Турции. Тбилиси, 2000. С. 81-82.

URL: http://www.lindex.lenin.ru/Lindex1/Shire01/Est01/Text01/0880.htm турецкой государственности, и правительству с трудом удалось их подавить.

В 1946 году в населенных курдами юго-восточных районах страны было введено чрезвычайное положение, которое действует и в настоящее время.

Борьба особенно обострилась после того, как в 1978 году сепаратистски настроенные курды, граждане Турции, основали Рабочую партию Курдистана, руководителем которой стал А. Оджалан. В 1985 году был создан Национально-освободительный фронт Курдистана. В столкновениях с силами безопасности Турции погибло около 23,5 тыс. курдских бойцов. В 1994 году была запрещена единственная в стране легальная прокурдская Демократическая партия (в 1993-м объявили вне закона ее предшественницу — Народную трудовую партию)1.

Разница между сепаратистскими движениями в России и Турции лишь в том, что Чечня — автономная республика, входящая в состав Федерации, а в Турции федеральных структур нет и юго-восточная Анатолия — одна из региональных единиц страны. Следовательно, как высказывались западные аналитики, борясь с сепаратистским движением в своей стране, турецкое правительство не может и не должно оказывать поддержку сепаратистским движениям в другом государстве. И на такой подход к проблеме не должны оказывать воздействие местные кавказские землячества и ассоциации.

Западные аналитики также подчеркивали, что в правительственных кругах Турции принимали во внимание, что в случае поддержки Анкарой чеченцев, Москва могла разыграть «курдскую карту». Такой поворот событий был бы чреват для Турции определенными затруднениями в борьбе против своих сепаратистов. Аналогичный случай имел место в недалеком прошлом. В октябре 1994 года Россия заявила о своем беспокойстве, вызванном созывом тюркского саммита с участием Турции и пяти постсоветских тюркских республик. После этого события, в Москве была проведена конференция представителей курдских общин, проживающих в республиках СНГ. Как и См.: Комахия М. Курдская проблема: возможный источник дестабилизации в регионе? // Сакартвелос стратегиули квлевебис да ганвитаребис центри, Бюллетень № 50, Тбилиси, март 2001. С. ожидалось, на конференции была принята резолюция об оказании всемерной поддержки Рабочей партии Курдистана и ее лидеру А. Оджалану1.

Руководство России также выразило недовольство в связи с двумя частными визитами лидера Чечни Дж. Дудаева в Турцию и его взаимоотношениями с руководителями Турецкой республики Северного Кипра. Анкара восприняла эти заявления как явное предостережение. По видимому, приняв во внимание предыдущие заявления руководителей Российской Федерации, правительство, не желая быть втянутым в конфликт на Северном Кавказе, не откликнулось на просьбу Дж. Дудаева стать посредником в российско-чеченском конфликте (с такой просьбой он обратился к президенту Турции С. Демирелю 18 декабря)2.

В то же время в России активизировались курдские националистические общественные организации. 26 декабря 1994 года в Москве открылся общественно-политический центр курдов, проживающих в странах СНГ, - «Курдский дом». В Институте востоковедения Академии наук состоялась международная конференция, посвященная курдской тематике.

Кроме того, Россию посетила группа турецких парламентариев. В нее входили исключительно члены запрещенной в Турции Демократической партии, которых правительство Т. Чиллер обвиняло в связях с Рабочей партией Курдистана3.

Не откликнувшись на призыв Дж. Дудаева оказать посредничество, С.

Демирель и Т. Чиллер все же направили президенту России Б. Ельцину и премьер-министру В. Черномырдину письма, в которых выражали беспокойство в связи с кровавыми событиями на Северном Кавказе и призывали руководителей Федерации уладить конфликт мирным путем.

Однако ответов они не получили. Вскоре после этого федеральные войска См.: Ментешашвили А. Российско-турецкие взаимоотношения и курдская проблема на современном этапе // Ориенталистури дзиебани. Сборник 3—4. Тбилиси, 1995. С. См.: Erginsoy. iller: Chechnya No Longer Russia’s Internal Affair // Turkish Probe, January 1995. P. Ментешашвили А. Российско-турецкие взаимоотношения и курдская проблема на современном этапе. С. начали мощное наступление на позиции чеченских формирований с использованием сотен танков и самолетов. Потери противоборствующих сторон были большие. Погибли и сотни мирных жителей1.

Мировая общественность оценила послания С. Демиреля и Т. Чиллер как конкретные шаги на пути мирного урегулирования конфликта. Не желая втягиваться в него, руководители Турции на дальнейшие шаги не пошли.

Россия же приветствовала подход руководителей Турции к противостоянию на Северном Кавказе. Их призывы к его мирному урегулированию при соблюдении территориальной целостности Российской Федерации в Москве оценили как весьма объективные и позитивные.

Иной была реакция населения Турции. 18 декабря в Стамбуле состоялась многотысячная демонстрация протеста, в которой участвовало большое число этнических кавказцев. Участники демонстрации призывали к защите независимости чеченского народа. В течение недели аналогичные акции были проведены и в других городах страны2.

Постепенно отношение правительственных кругов Турции к конфликту стало более жестким. На брифинге, который проходил 4 января, представитель Министерства иностранных дел Ф. Атаман заявил: «Мы решительно осуждаем вторжение российских войск в Чечню. Ввод федеральных войск обернулся для чеченского народа трагедией и повлек за собой огромное число жертв среди мирного населения»3. А незадолго до того, в конце декабря 1994 года, правительство Турции обратилось к руководству России с просьбой разрешить оказать гуманитарную помощь беженцам из Чечни. Получив разрешение, 5 января турецкий военно транспортный самолет доставил 11 тонн продовольствия, медикаментов, медицинского оборудования, одежды, шерстяных одеял и палаток в город Беслан (Северная Осетия), расположенный недалеко от чеченской границы.

URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0209/gazeta03.php Cм. Комахия М. Политический ислам в Турции // Сакартвелос стратегиули квлевебис да ганвитаребис центри, Бюллетень № 47, февраль 2001. С. См.: Батиашвили З. Современная Турция // Сакартвелос стратегиули квлевебис да ганвитаребис центри, Бюллетень № 12, июль 1998. С. Представители кавказских землячеств и ассоциаций проводили брифинги и встречи с общественностью. На брифинге (2 января 1995 г.) руководители Чеченского комитета Турции заявили, что действия российских войск в Чечне уже достигли уровня геноцида. Президент Комитета чечено-кавказской солидарности Х. Унал обратился к Турции и европейским странам с призывом принять меры по пресечению дальнейшего наступления российских войск1. На пресс-конференции (3 января 1995 г.) он сделал заявление: «Турция не должна воздерживаться от оказания помощи Чечне. Победа чеченцев на Кавказе принесет только пользу интересам Турции в этом регионе»2. А на следующий день этот комитет передал в турецкие СМИ заявление заместителя министра иностранных дел Ичкерии Р.

Чимаева, в котором указывалось, что российские войска складируют в Моздоке (Северная Осетия) химическое оружие, высказывалось опасение в связи с возможным его применением федеральными войсками.

В свою очередь, российские власти стремились оправдать действия федеральных войск. 31 декабря 1994 года Б. Ельцин направил послание С.

Демирелю, в котором подчеркивал, что военные соблюдают в Чечне общепризнанные нормы международного права, исходя из принципа территориальной целостности государств.

Что касается Соединенных Штатов, то помощник государственного секретаря США Р. Холбрук на встрече с журналистами в Никосии отметил:

«У Турции много проблем... и одна из них - это Чечня. В настоящее время в Турции 50 тысяч чеченцев и миллионы турецких граждан, которые свои генеалогические корни связывают с Кавказом. Но главное, что в Турции находятся 50 тысяч активных чеченцев, среди которых много таких, которые готовы отправиться на Кавказ и воевать за независимость чеченского народа»3.

См.: Nokta, 1996, № См.: Zaman, 12 января См.: Erginsoy. iller: Chechnya No Longer Russia’s Internal Affair // Turkish Probe, January 1995. P. В этой связи 5 января 1995 года руководство России обратилось к правительству Турции с требованием принять необходимые меры и не допустить участия турецких добровольцев в событиях на Северном Кавказе на стороне Дж. Дудаева1.

По мере расширения военных действий и увеличения количества жертв среди мирного населения правительство Турции стало относиться к конфликту более твердо и последовательно. Так, 10 января на заседании парламентской фракции Партии верного пути премьер-министр Т. Чиллер заявила: «Конфликт на Северном Кавказе явно вышел за пределы внутреннего дела Российской Федерации. В мировом сообществе уже созрело решение рассмотреть этот вопрос в рамках ОБСЕ». Она также подтвердила готовность Анкары принять раненых беженцев для оказания им медицинской помощи в госпиталях страны2. 11 января по инициативе Т.

Чиллер чеченскому вопросу было посвящено специальное заседание Великого национального собрания Турции. Парламентарии потребовали провести международные акции, направленные на урегулирование конфликта, и приняли резолюцию, в которой отмечалось: «Великое национальное собрание Турции… считает насущной необходимостью обратиться в Совет Безопасности ООН и ОБСЕ, дабы эти международные организации в соответствии с утвержденными ими документами приняли меры для немедленного прекращения огня, обеспечения безопасности гражданских лиц, защиты прав беженцев и повсеместного соблюдения прав человека». Кроме того, парламентарии обратились в Госдуму Российской Федерации с предложением провести совместное заседание парламентариев обеих стран и обсудить мероприятия по урегулированию конфликта.

Депутаты подчеркивали, что это военное противостояние пагубно влияет на См.: Лагвилава Л. Окажется или нет ядерное оружие в руках у террористов // Срулиад Арасаидумлод, сентябрь 1996. С. URL: http://www.chechenews.com/developments/6976-1.html весь Кавказ и, следовательно, непосредственно затрагивает интересы Турции1.

После ввода войск в Чечню Россия закрыла границы с Грузией и Азербайджаном, мотивируя это интересами сохранения своей безопасности, что фактически означало введение эмбарго по отношению к этим двум республикам. Премьер-министр Турции Т. Чиллер призвала Москву открыть эти границы. А 10 января президент С. Демирель резко осудил действия федеральных войск: «Мы не вмешиваемся во внутренние дела Российской Федерации, но когда в Чечне льется такое огромное количество крови, каждый имеет право высказаться по этому поводу. Чеченцы — наши братья, и мы решительно осуждаем ужасающее кровопролитие»2.

Несмотря на резкие заявления, руководство Турции от непосредственных контактов с должностными лицами чеченской администрации воздерживалось. Еще незадолго до начала военных действий на Северном Кавказе Москва весьма категорично высказала свое недовольство Анкаре по поводу двух частных визитов Дж. Дудаева в Турцию. В начале января 1995 года министр иностранных дел Ичкерии Шемседдин Юсуф посетил Турцию с неофициальным визитом, в ходе которого он встречался только с должностными лицами неофициальных структур: с руководителями кавказских ассоциаций и землячеств, а также с представителями гуманитарных организаций. По сообщениям прессы, речь шла об оказании гуманитарной помощи Чечне.

Шестого января Комитет чечено-кавказской солидарности обратился к турецкой общественности с призывом начать широкую кампанию по сбору гуманитарной помощи для борющегося за свою независимость чеченского народа. И уже 12 января военно-транспортный самолет доставил в Беслан вторую партию гуманитарной помощи - 9 тонн продовольствия, килограммов медикаментов и медицинского оборудования, 500 шерстяных URL:http://www.vrazvedka.ru/main/analytical/chechny.shtml URL: http://www.soldati-russian.ru/publ/vojna_v_chechne/vyskazyvanija_politikov/ одеял, — собранную турецким обществом Красного Полумесяца. А января на брифинге представитель Министерства иностранных дел заявил:

«Если будет выражено желание отправить из Чечни в Турцию раненых, наш транспортный самолет готов доставить их обратным рейсом из Беслана».

Официальная оценка российско-турецких отношений в связи с вооруженным конфликтом на Северном Кавказе представлена в интервью заместителя министра иностранных дел Российской Федерации А.

Чернышева турецкому внешнеполитическому аналитическому журналу «Туркиш пробе» 25 января 1995 года. В свое время А. Чернышев шесть лет был чрезвычайным и полномочным послом СССР, а затем Российской Федерации в Турции. Как заместитель министра он курировал внешнеполитические отношения России с Турцией и странами Ближнего Востока и являлся одним из архитекторов внешней политики Российской Федерации.

Первая российско-чеченская война по времени совпала с определенными сдвигами во внутриполитической жизни Турции. Для этого периода ее истории характерна особенная активизация исламистских фундаменталистских сил. По данным министерства внутренних дел страны, большинство этих организаций было связано с религиозными кругами Ирана и стремилось создать Исламскую республику.

Особую активность проявляла легальная исламистская Партия благоденствия, председателем которой в 1987 году был избран Н. Эрбакан.

Укрепление исламистов в парламенте и правительстве ускорило процесс пересмотра позиции правительства по отношению к событиям на Северном Кавказе. В 1995 - 1996 годах власти страны, в особенности члены правительства, составляющие его исламистскую и националистическую часть, активно ратовали за оказание действенной помощи Чечне. Несмотря на различия политических платформ и идеологических убеждений, политическая элита единодушно одобряла борьбу чеченского народа за независимость и выражала свое негодование, вызванное агрессивной и репрессивной политикой Российской Федерации. А средства массовой информации активно воздействовали на общественное мнение, призывали оказать всемерную поддержку братским и единоверным северокавказским народам.

Для участия в военных действиях на стороне Дудаева на Кавказ устремились турецкие добровольцы (представители чеченской и других кавказских диаспор). Их направляли туда этнические общественные организации. Большую роль в этом сыграли так называемые «очаги исламского порядка», созданные представленной в парламенте Партией большого единства. Добровольцы предварительно проходили военную подготовку в специальных лагерях, расположенных в самой Турции и в Турецкой республике Северного Кипра. Наиболее значительные из них:

лагерь «Мужчины Хайбаха», близ Трабзона, и лагерь в Гирнэ (бывшая Кирения) на Северном Кипре. Представители властных структур подготовку турецких добровольцев целиком и полностью приписывали чеченской диаспоре. По некоторым данным, на стороне Дудаева сражалось около 2 тыс.

турецких добровольцев. Одним из доказательств поддержки со стороны ультраправых и фундаменталистов борьбы Чечни и всего Северного Кавказа за независимость были события, происходившие в январе 1996 года в Трабзоне, где турецкая «северокавказская» террористическая группа, возглавляемая этническим абхазцем Мухаммедом Токчаном, захватила корабль «Аврасия».

С приходом в парламент и правительство исламисты стали открыто вмешиваться в события на Северном Кавказе. При активном участии председателя Партии благоденствия Н. Эрбакана и лидера Чечни Дж.

Дудаева на должность государственного министра и пресс-секретаря правительства Республики Ичкерия был назначен гражданин Турции, чеченец по национальности, Б. Яшар. На эту высокую государственную должность его рекомендовала и председатель Партии верного пути Т.

Чиллер. Как стало известно, Б. Яшар был членом Стамбульского комитета правления этой партии. Одновременно Б. Яшар был назначен чрезвычайным и полномочным послом Республики Ичкерия в Турции.

Анкара активно стремилась обеспечить Чечне международный правовой статус. Правительство неоднократно заявляло, что предпринимает все возможное, чтобы Республика Ичкерия стала полноправным членом Сообщества исламских стран.

В начале 1996 года состоялся визит высших должностных лиц Чечни А. Масхадова и З. Яндарбиева в Турцию, где они вели переговоры не только с руководителями северокавказских общественных организаций и землячеств, но и с представителями официальных властей, благодарили и тех и других за моральную и материальную поддержку.

Правительство Турции с большим удовлетворением встретило завершение военных действий на Северном Кавказе и вывод федеральных войск из Чечни. Однако от официального признания ее независимости и установления полномасштабных дипломатических отношений с Республикой Ичкерия оно воздержалось.

Что же касается Второй чеченской кампании, здесь официального вмешательства Турции не наблюдается, однако существуют доказательства внедрения турецких наемников в ряды чеченских вооруженных сепаратистов. Более того, есть множество свидетельств того, что турецкими организациями совершались огромные финансовые вложения на привлечение наемников из других стран, закупку оружия и так далее.

У одного из уничтоженных в Грозном турецких боевиков - Айдына Кая - было обнаружено письмо, из которого становится ясно, что значительная часть наемников и денег для чеченских террористов попадают на территорию Чеченской Республики из Турции через Грузию1 (См. Приложение 4).

Итак, Северный Кавказ в «Большой Игре» мировых держав имел стратегическое значение и посредством различных инструментов использовался как плацдарм влияния на Россию. В настоящее время URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st= наблюдается активизация усилий по поддержке террористических организаций не только со стороны западных государств и неправительственных организаций, которые эксплуатируют идею национально-освободительного движения, выступающего против т.н.

«российского имперского влияния», но и ряда азиатских, которые пытаются оказывать поддержку под конфессиональным прикрытием.

2.2. Внешние каналы влияния на проявление терроризма в северокавказском регионе в условиях новой геополитической конфигурации Терроризм в России имеет свою специфику. На рубеже XX-XXI вв. его можно отнести в равной мере как к национальному, так и к религиозному, по территориальному признаку и к международному. Ещё во время перестройки Б.Н. Ельцин своими словами «Берите суверенитета сколько можете переварить» как бы предлагая автономным республикам, по сути, неограниченный суверенитет, но в рамках России. Данные месседж явился отправной точной сроста национализма1.

В это время серьёзные столкновения начались на национальной почве в Намангане, Оше, Фергане, Новом Узгене. Комитет государственной безопасности сразу отметил наплыв в Среднюю Азию странствующих проповедников с весьма радикальными исламскими идеями. А направлялись они туда спецслужбами Турции.

На наш взгляд, терроризм в России можно отнести как к национальному, так и к религиозному. Но если быть более точным, но следует говорить о терроризме под национальным или религиозным прикрытием. При этом, поскольку денежные средства идут из заграницы, то и к международному терроризму.

Авксентьев В.А., Грищенко Г.Д., Дмитриев А.В. Региональная конфликтология:

концепты и российская практика.- М., 2008. – С. 43- «У нас общий противник – международный терроризм» - заявил Владимир Путин на встрече с Биллом Клинтоном в Окланде. Путин заявил президенту США, что «с событиями в Чечне и Дагестане» связаны люди известного международного террориста Бен Ладена.

Данная информация звучит и из уст первого замминистра национальной безопасности Киргизии генерала Верчагина. Он заявил, что по оперативным данным, и за боевиками в Дагестане, и за бандформированиями, вторгшимися в Киргизию из Таджикистана, и за бандами Чечни стоит Бен Ладен – глава террористической империи, располагающий мощными финансовыми ресурсами (300 млн. долларов)1.

Глава Следственного комитета при прокуратуре РФ А. Бастрыкин в 2009 году заявил, что причина активизации деятельности незаконных военных формирований в Северо-Кавказском регионе является значительное увеличение финансирования из-за рубежа «Финансирование увеличилось в разы, и это является одной из причин их (боевиков) активизации», - сказал А.

Бастрыкин2.

По словам главы СКП, в состав действующих на Кавказе бандгрупп входит большое количество наемников-иностранцев. «На теле одного из убитых боевиков недавно был найден лист с расценками - сколько стоит убийство военнослужащего, прокурора, следователя»3, - сообщил глава СКР.

Для финансирования бандформирований боевики развернули масштабную контрабанду красной и черной икры за пределы РФ. По сведениям регионального штаба СКВО, арабские наемники Али, Абдул Халид и Иса Абзотов наладили нелегальные каналы вывоза икры через Москву, Краснодар и Дагестан в Объединенные Арабские Эмираты, Египет и другие страны Ближнего Востока. По мнению СКР средства на создание Авксентьев В.А., Грищенко Г.Д., Дмитриев А.В. Региональная конфликтология:

концепты и российская практика.- М., 2008. – С. 43- Финансирование из-за рубежа бандформирований на СК увеличилось // http://www.km.ru/news/finansirovanie_iz-za_rubezha_ban Финансирование из-за рубежа бандформирований на СК увеличилось // http://www.km.ru/news/finansirovanie_iz-za_rubezha_ban нового контрабандных структур поступают боевикам от различных исламистских группировок, в частности, от экстремистской организациии «Братья-мусульмане». По данным Регионального оперативного штаба, часть средств, полученных от исламистов, главари бандформирований планируют пустить на организацию угонов и торговли крадеными автомобилями, а также на налаживание работы подпольных переговорных радио- и телефонных пунктов, а полученные преступным путем средства, по данным российских силовых структур, пойдут на финансирование незаконных вооруженных формирований и личное обогащение их главарей1.

По мнению генерального прокурора РФ Ю. Чайки, для бандформирований на Северном Кавказе денежные средства доставляются курьерами, которые проникают через приграничные государства - Грузию и Азербайджан. Он заявил, что «в большинстве случаев для финансирования боевиков на Кавказе используются каналы, минующие кредитно-финансовую систему страны»2.

Далее генеральный прокурор отметил, что «для экстремистской и террористической деятельности среди потенциальных источников получения финансовых средств являются добровольные пожертвования предпринимателей и коммерсантов, денежные средства, похищенные из бюджета, средства от нелегального оборота нефтепродуктов, доходы, получаемые от таких преступлений, как изготовление и реализация фальшивых денежных знаков, незаконное предпринимательство»3.

Генеральный прокурор отметил, что в 2007 году не был осужден ни один человек за финансирование терроризма, а в 2008 году только один человек осужден по этой статье, при том, что «эмиссары международных террористических организаций продолжают играть координирующую роль, в Чеченские боевики и арабские наемники налаживают новые каналы финансирования бандформирований // http://ria.ru/politics/20020214/72506.html#ixzz2nuQW7eD Генпрокурор России: Финансирование бандформирований на Кавказе идет через Грузию и Азербайджан // http://osradio.ru/obshestvo/14735-genprokuror-rossii-finansirovanie.html Генпрокурор России: Финансирование бандформирований на Кавказе идет через Грузию и Азербайджан // http://osradio.ru/obshestvo/14735-genprokuror-rossii-finansirovanie.html том числе в вопросах финансирования организованной террористической деятельности в России»1.

Ш.Утиашвили, находясь в должности главы информационно аналитического департамента МВД Грузии, опроверг информацию, озвученную Ю.Чайкой, о том, что через Грузию идет финансирование бандформирований на Северном Кавказе2. Он заявил,что «нам не известен ни один такой случай. Кроме того, мы ни разу не получали уведомлений от российских коллег, что кто-то перевозит деньги через нашу территорию. Так что, видимо, это чисто политическое заявление перед учениями НАТО, которые планируются в Грузии через неделю3».

Отметим, что руководство российских силовых ведомств иначе смотрят на эту проблему. Так, от имени ФСБ РФ было заявлено, что «несмотря на неоднократные заявления руководства Грузии и их западных союзников по- прежнему используется в качестве базы террористов, действующих на Северном Кавказе, различными террористическими и экстремистскими организациями». Доказательства этому были получены, в том числе в результате разоблачения агента грузинских спецслужб на юге России Рамзана Туркошвили4. Более того, «главари террористических групп с территории Грузии осуществляют финансовое обеспечение бандформирований, координируют деятельность по подготовке терактов, а также осуществляют вербовку мусульманской молодежи Ахметского района Грузии, вовлекая их в экстремистскую деятельность»5, – ссылаясь на сотрудников спецслужб, отмечает информационное агентство Абхазии.

собеседник агентства.

Генпрокурор России: Финансирование бандформирований на Кавказе идет через Грузию и Азербайджан // http://osradio.ru/obshestvo/14735-genprokuror-rossii-finansirovanie.html Грузия не причастна к финансированию бандформирований на Северном Кавказе // http://www.georgiatimes.info/news/11635.html Грузия не причастна к финансированию бандформирований на Северном Кавказе // http://www.georgiatimes.info/news/11635.html Со стороны Грузии координируется деятельность террористических групп на Северном Кавказе – ФСБ РФ // http://www.abkhaziya.org/news_detail.html?nid= Со стороны Грузии координируется деятельность террористических групп на Северном Кавказе – ФСБ РФ // http://www.abkhaziya.org/news_detail.html?nid= Подчеркнем, что на территории Южного федерального округа пресечена деятельность агента грузинских спецслужб 34-летнего Рамзана Туркошвили». «Он был завербован сотрудниками грузинских спецслужб Зурабом Окиашвили и неким Георгием при непосредственном участии главаря террористической группы Зелимхана Хангашвили, скрывающегося в Панкисском ущелье»1. При том, что Хангашвили возглавлял одну из бандгруппировок, которая летом 2004 года напала на Ингушетию и провела ряд терактов в отношении сотрудников ингушского МВД и военнослужащих федеральных сил.


По оперативным данным, Туркошвили по заданию грузинских спецслужб устанавливал связи с представителями бандформирований на территории Северного Кавказа с целью финансирования со стороны Тбилиси и активизации подрывной деятельности на территории России. «Кроме того, в Тбилиси ему поставили задачу установить контакты с представителями ГИБДД для беспрепятственного проезда боевиков по территории ЮФО, а также сбор информации о военнослужащих и государственных служащих РФ для их возможной вербовки со стороны грузинских спецслужб»2.

Свидетельствами попыток иностранного влияния на ситуацию в Северо-Кавказском регионе захваченные в ходе спецоперации в ЧР документы. В главе «Приход» отмечены огромные денежные поступления от многочисленных организаций, базирующихся в Турции, Иордании, Пакистане. Сумма – 4 995 000 долларов. По данным МВД России в оказании финансово-материальной помощи чеченским боевикам задействовано более 60 международных исламских экстремистских организаций, иностранных фирм, 10 банковских групп. Среди прочих финансовую помощь оказывают международная организация «Сакира интернейшел», имеющая многомиллионный бюджет, «Братья мусульмане», «Исламский мир», Со стороны Грузии координируется деятельность террористических групп на Северном Кавказе – ФСБ РФ // http://www.abkhaziya.org/news_detail.html?nid= Со стороны Грузии координируется деятельность террористических групп на Северном Кавказе – ФСБ РФ // http://www.abkhaziya.org/news_detail.html?nid= «Иорданский комитет помощи чеченской республике», «Даммаат-и-ислами», «Аль-Каида», «Аль-Хармеик», «Пакистанский комитет солидарности с Чечнёй». А министр иностранных дел правительства движения «Талибан» А.

Мутавакиль вообще сказал, что если другие оказывают помощь оружием и деньгами и скрывают это, то «талибы» открыто заявляют о своей поддержке чеченских сепаратистов. На территорию Северного Кавказа экстремизм и терроризм под религиозным прикрытием активно проникает с начала 90-х гг. ХХ в. По мнению К.Ханбабаева «одним из важных факторов геополитического характера распространения исламского радикализма на Северном Кавказе является разносторонняя поддержка их деятельности извне многочисленными международными радикальными исламскими центрами, зарубежными культурно-просветительскими и благотворительными организациями»2.

В 90-е годы ХХ века на территории Северного Кавказа осуществляли деятельность структуры таких международных благотворительных, и иных организаций, как Международная исламская организация «Спасение», «Беневоленс Интернешнл Фаундейшн», со штаб-квартирой расположена в г.

Чикаго, «Джамаат Ихья Ат-Турас Аль-Ислами», со штаб-квартирой в Кувейте, «Лашкар Тайба», со штаб-квартирой в Пакистане, «Аль-Хайрия», «Аль-Харамейн», со штаб-квартирой в США, «Катар», со штаб-квартирой в Катаре), «Икраа», со штаб-квартирой в Джидде - Королевство Саудовская Аравия, «Ибрагим бен Ибрагим», со штаб-квартирой в Джидде Королевство Саудовская Аравия и др. Авксентьев В.А., Грищенко Г.Д., Дмитриев А.В. Региональная конфликтология:

концепты и российская практика.- М., 2008. – С. 43- Ханбабаев К.М. Сущность и профилактика экстремизма и терроризма на Северном Кавказе // http://www.ekstremizm.ru/publikacii/profilaktika-i-protivodeystvie/item/571 sushhnost-i-profilaktika-ekstremizma-na-severnom-kavkaze Ханбабаев К.М. Сущность и профилактика экстремизма и терроризма на Северном Кавказе // http://www.ekstremizm.ru/publikacii/profilaktika-i-protivodeystvie/item/571 sushhnost-i-profilaktika-ekstremizma-na-severnom-kavkaze К.М. Ханбабаев отмечает, что для деятельности данных организаций на территории Северного Кавказа характерна пропаганда панисламистских идей объединения всех мусульман региона для вытеснения России с Северного Кавказа, создания в северокавказском регионе исламского государства1.

Приведем сводную таблицу, в которой зафиксированы страны и организации, которые оказывали и оказывают финансовую помощь террористическим структурам на территории РФ.

Табл 1.

Исламистские организации поддерживающие боевиков на Северном Кавказе Агентство помощи странам третьего мира Австрия Азербайджан Бакинское представительство ЧРИ в АР Исламский фронт спасения Алжир Вооруженная исламская группа Международная исламская организация помощи Арабские Международный общественный призыв Эмираты Исламский банк Абу-Даби Специальный фонд помощи чеченским беженцам Ассоциация «Дар Аль-Бир»

Бригады «Исламбули»

Египет «Аль-Джихад Аль-Исламий»

«Всемирный исламский совет по пропаганде и помощи»

Религиозный университет «Аль-Аз-хар»

Исламская группа «Аль-Гамаа Аль-Исламийя»

Религиозное движение салафитов Йемен Группа спасения Исламская ассоциация «Ислаха»

Исламское объединение в защиту реформ Чеченское благотворительное общество Иордания Общество друзей Чечено-Ингушетии Фронт исламского спасения Филиал «Банка Персидского залива»

Ханбабаев К.М. Сущность и профилактика экстремизма и терроризма на Северном Кавказе // http://www.ekstremizm.ru/publikacii/profilaktika-i-protivodeystvie/item/571 sushhnost-i-profilaktika-ekstremizma-na-severnom-kavkaze Таблица составлена по: Атлас социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России. Т.V. Северный Кавказ: проблемы и перспективы развития. Специальный выпуск / Под. ред. Г.Г. Матишова, Л.В. Батиева, И.В. Пащенко, И.В. Романова. – Ростов-на-Дону:

Изд-во ЮНЦ РАН, 2011. – С. 129.

Партия исламского освобождения Секта суфиев «Накшбандия»

Иран Секта суфиев «Кадерия»

Организация «Приверженцы Сунны»

Катарское благотворительное общество Катар Катарский комитет попечительства сирот «Общество возрождения исламского наследия»

Кувейт Неправительственная организация исламского спасения Чечни «Общество социальных реформ»

Кувейтское общество Красного Полумесяца Объединенный кувейтский комитет «Аль-Игасы»

Международный исламский комитет Kuwait Finance House «Исламское конституционное движение»

Организация «Мусульманский комитет Азии»

Благотворительный фонд «Тайба»

Аль Барака Банк Ливан Аль Таква Банк Организация исламских улемов Ассоциация исламских благотворительных проектов «Аль Ахбаш»

«Асбаталь-Ансар»

«Джамаа Исламия»

Партия «Истякляль»

Марокко «Аль-Ислах ва Тадждид»

«Ат-Таухид ва Аль-Ислах»

«Аль Адль ва Аль-Исхан»

«Ат Таблиг ва Даава Иля Алла»

Джамаат-и-Исламийя Пакистан «Легион правоверных»

«Джамаат-Улема-е-Ислами(ДУИ)»

«Общество улемов Пакистана»

«Исламское общество Пакистана»

«Ассоциация пакистано-чеченской дружбы»

«Мировой фронт джихада»

Организация «Сафа»

Организация «Благодать Аллаха»

«Движение моджахедов»

Группировка «Сила победы»

«Молодое крыло»

«Хамас»

Палестина «Аль-Джихад-Аль-Исламий»

«Джамаа Исламия ва Таухид»

«Асбат аль-Ансар»

«Джамаат ал-Иршад»

«Джамаат аль-Иттихад»

Лига исламского мира Саудовская Файсаль Исламик банк Аравия Международная исламская организация спасения (МИОС) «Аль-Игаса»

Организация помощи и поддержки мусульман Кавказа Фонд «Дом двух святынь» Аль-Харамейн Национальный коммерческий банк Аль-Муасса Ар-Раджихи Агентство исламской благотворительности Судан «Муназзамат Ад-Даава Аль-Исламийя»

Международный благотворительный фонд США Ассоциация международной помощи Американская исламская группа Фонд Хаккани «Нация Ислама»

Комитет солидарности с чеченцами Северного Кавказа Турция Партия националистического движения Институт дружбы и братства тюркских государств и общин Институт туранской культуры Религиозное объединение «Нурджулар»

Институт культурного образования и культурной помощи Кавказу Комитет солидарности «Кавказ»

Комитет кавказских обществ и землячеств «Джамаат ад-Дагистаниин-аль-Атрак»

Организация «Очаги исламского порядка»

Организация «Средневосточный тюркский союз»

«Фронт великих исламских воинов Востока»

Фонд дружбы Турции и Саудовской Аравии Партия «Верный путь»

Фонд имени Шамиля «Алфайзи банк»

«Турка банк»

«Вакиф банк»

Фонд «Ислах»

Активисты исламского фронта освобождения Швейцария Общественный и мировой резонанс получило судебное разбирательство о роли организации «Аль-Харамейн» (базируется в Саудовской Аравии) в финансировании бандформирований в Чечне, произошедшее в окружном суде штата Орегон (США). Основателя американского филиала фонда «Аль-Харамейн», уроженца Ирана Пита Седее (Пируз Седагати) обвиняли в попытке легализовать на территории Соединенных Штатов 150 тыс долл, предназначавшихся для финансирования незаконных вооруженных формировнаий в ЧР. Представитель ФСБ высказал убежденность, что указанные средства, очевидно, были израсходованы на осуществление терактов и снабжение подпольных лагерей подготовки боевиков, в том числе на территории ЧР1.

По данным ФСБ РФ, «Аль-Харамейн» занималась не благотворительной деятельностью, а финансированием НВФ в Чечне. Как подчеркнул Игнатченко, занимавшийся борьбой с терроризмом в ЧР в 1997 2000 гг, его сотрудники перехватили телефонный разговор между главарем арабских боевиков в ЧР, директором «Аль-Харамейн» в Саудовской Аравии Акиль бен Абделем Азизом аль-Акилем и одним из руководителей одноименного фонда в штате Орегон. Акиль бен Абдель Азиз аль-Акиль в разговоре заявил, что у «Аль-Харамейн» имеется 50 млн долларов для боевиков в республике2.


Отметим, что суд Орегона вынес обвинительный приговор Питу Седе, признав его виновным в сговоре с целью нанести материальный урон американскому государству и в уклонении от уплаты налогов. По материалам прокуратуры, иранец вступил в сговор с членом «Аль-Харамейн»

Хамдом аль-Батом с целью легализовать в штатах деньги, полученные от гражданина Египта. Средства были оформлены в качестве добровольного пожертвования, поступившего на счет филиала фонда в городе Ашланд (штат Орегон) якобы для финансирования строительства храма в штате Миссури.

О роли организации «Аль-Харамейн» в финансировании бандформирований в Чечне // http://www.sknews.ru/rubriki/army/44428-o-roli-organizacii-al-xaramejn-v-finansirovanii bandformirovanij-v-chechne.html О роли организации «Аль-Харамейн» в финансировании бандформирований в Чечне // http://www.sknews.ru/rubriki/army/44428-o-roli-organizacii-al-xaramejn-v-finansirovanii bandformirovanij-v-chechne.html Вместо этого Седа отправил сообщника в Саудовскую Аравию, где последний положил деньги на счет в банке.

Подчеркнем, что в июне 2008 года американский минфин объявил о введении санкций в отношении «Аль-Харамейн», который обвиняется в сборе денег для «Аль- Каиды». Были заморожены все финансовые активы фонда, находящиеся в пределах юрисдикции США, и были запрещены деловые контакты с ним для американских организаций и лиц. В 2002- годы Вашингтон вводил аналогичные карательные меры против филиалов «Аль-Харамейн» в США, Боснии и Герцеговине, Сомали, Афганистане и Нидерландах1.

Глава Чеченской Республики Р. Кадыров считает, что деньги для членов вооруженных бандформирований идут из-за рубежа. «Запад финансирует боевиков — причем те же, кто хотел разрушить Советский Союз, сейчас хотят разрушить и Российскую Федерацию»2, - заявил он на днях Reuters.

Глава Дагестана Р.Абдулатипов считает, что и в настоящее время разведывательные центры зарубежных стран финансово поддерживают северокавказское бандподполье3. По мнению главы республики, на Северном Кавказе действуют страны, конкурирующие с Россией, а сами по себе кавказские республики мало интересны для этих стран. «Сегодня есть много людей, которые изображая из себя защитников ислама, получают финансирование из разного рода разведцентров, действующих против России», - отметил Р.Абдулатипов.

О роли организации «Аль-Харамейн» в финансировании бандформирований в Чечне // http://www.sknews.ru/rubriki/army/44428-o-roli-organizacii-al-xaramejn-v-finansirovanii bandformirovanij-v-chechne.html Зарубежные спонсоры лишили финансирования боевиков на Северном Кавказе // http://www.rbcdaily.ru/politics/ Абдулатипов Р: Бандподполье на Северном Кавказе финансируют из-за рубежа // http://www.regnum.ru/news/polit/1747325.html#ixzz2nuRJO4Ys «Это борьба с самого начала шла против российского государства.

Борьба, которую мы ведем с бандподпольем, - это и есть борьба за наше государство, за наше отечество»1,- подчеркнул Р.Абдулатипов.

Начальник ГУ МВД по СКВО С.Ченкин высказал отличное от Р.Абдулатипова мнение. Он считает, что северокавказское подполье в основном существует за счет рэкета, отъема денег у местных бизнесменов. В последние годы бандформирования практически не получают финансовую подпитку из-за границы2.

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров заявлял журналистам, что основным источником финансирования боевиков в республике «в последние шесть лет была дань, которую они получали от чиновников и бизнесменов».

При этом Юнус-Бек Евкуров обращал внимание на тот факт, что помощь бандитам из-за рубежа не является основной3.

Полномочные представитель Президента РФ в СКФО А.Г. Хлопонин считает, что в настоящее время существуют факты, подтверждающие финансирование бандподполья на Северном Кавказе из-за рубежа. Но «доля такого финансирования не сравнится со средствами, поступающими от махинаций внутри страны»4. «К сожалению, вот те разговоры, что бандподполье сегодня финансируется из-за рубежа - это все детский лепет.

Есть факты поступления сюда ресурсов через благотворительные общества, фонды различные. Не надо бегать за рубеж, здесь достаточно использовать те лазейки, которые существуют в округе», - заявил А.Г. Хлопонин на совещании с сотрудниками Росфинмониторинга по СКФО.

Абдулатипов Р: Бандподполье на Северном Кавказе финансируют из-за рубежа // http://www.regnum.ru/news/polit/1747325.html#ixzz2nuRJO4Ys Абдулатипов Р: Бандподполье на Северном Кавказе финансируют из-за рубежа // http://www.regnum.ru/news/polit/1747325.html#ixzz2nuRJO4Ys Мухин В. Боевиков лишили золотовалютных резервов. Финансирование бандформирований на Северном Кавказе идет за счет как бизнесменов, так и чиновников // http://www.memo.ru/d/143904.html Хлопонин А.Г. Боевики на Кавказе получают деньги преимущественно в самой России // http://www.vestikavkaza.ru/news/51674.html Международная кризисная группа (ICG) по Северному Кавказу, которая занимается анализом ситуации в горячих точках по всему миру, на днях опубликовала доклад, в котором также анализируются пути финансирования НВФ на юге РФ. В докладе говорится, что «в последние годы вооруженное подполье испытывает трудности с финансированием.

Приток иностранных средств фактически прекратился со смертью Хаттаба в 2002 году, а также после того, как война в Афганистане заняла центральное место в глобальном джихаде». Между тем в докладе ICG отмечается, что уход к боевикам молодежи, как правило, не связан с финансовыми мотивами.

Эксперты группы делают вывод о том, что основными факторами напряженности на Северном Кавказе являются неразрешенные этнические противоречия, внутриконфессиональный конфликт и качество государственного управления. Директор проекта ICG по Северному Кавказу Е.Сокирянская считает, что помимо вышеназванных факторов «деятельность исламистского вооруженного подполья» подпитывается и за счет других факторов. Они связаны, как правило, с «нарушениями прав человека, коррумпированными институтами и неравномерным экономическим развитием»1.

Г.Вейманн, один из авторитетных западных исследований терроризма доказывает, что иностранное влияние на террористические структуры в настоящее время осуществляется посредством информационного воздействия, в том числе и при помощи интернета. Так, пишет он, «абсолютно все крупные террористические структуры ныне активно действуют в Интернете»2.

Так, в 1998 году террористические организации поддерживали в Интернете 12 сайтов. Ныне их количество увеличилось, как минимум, до 4, Мухин В. Боевиков лишили золотовалютных резервов. Финансирование бандформирований на Северном Кавказе идет за счет как бизнесменов, так и чиновников // http://www.memo.ru/d/143904.html Крупные террористические структуры ныне активно действуют в Интернете // http://primamedia.ru/news/asia/29.05.2006/13346/krupnie-terroristicheskie-strukturi-nine aktivno-deystvuyut-v-internete.html тысячи. По мнению Г.Веймана, за последние годы терроризм изменился, изменились и методы использования Интернета. Современный терроризм менее централизованный, менее структурированный, менее организованный и намного более опасный, чем терроризм образца ХХ века.

Считаем, что силовые структуры как РФ, так и многих стран мира в большей степени противодействуют кибертерроризму, но при этом практически «игнорируют использование Интернета, в качестве средства для организации и координации действий террористов»1. Различные террористические структуры научились работать в электронном пространстве: они часто создают сайты-однодневки, меняют форматы и адреса.

Кавказ сегодня – это зона столкновения экономических и политических интересов многих государств.

Если Россия не сможет оставить его в зоне своего влияния, то здесь начнется открытая война за осуществление своих планов всех мировых держав. В этом случае на Кавказе может повториться ситуация Балкан. В ряде случаев международные факторы способны усиливать сепаратистские тенденции в региональной жизни. И все происходящие сегодня социальные, религиозные, идеологические и этнические конфликты на Кавказе – это лишь вуаль, под которой скрываются геостратегические интересы глобального масштаба. Но необходимо обратить внимание и на то, что международные факторы скорее содействовали развитию сепаратистских настроений, чем порождали их сами по себе. Система военных альянсов, численность, характер размещений и конфигурация иностранных вооруженных сил, наличие или отсутствие военных конфликтов вблизи России оказывают немаловажное воздействие на развитие приграничных регионов. Это Крупные террористические структуры ныне активно действуют в Интернете // http://primamedia.ru/news/asia/29.05.2006/13346/krupnie-terroristicheskie-strukturi-nine aktivno-deystvuyut-v-internete.html заставляет российское руководство очень внимательно относиться к военно стратегическому значению Северокавказского региона для Москвы.

В США ведущей структурой, выступающей в поддержку сепаратистов в ЧР, является Американский комитет за мир в Чечне, пропагандирующая мысль о том, что «чеченское восстание» показывает недемократическую природу «путинской» России, всячески выступает в поддержку «чеченских повстанцев», доказывая, что на территории ЧР наблюдается серьезное нарушение прав человека. Американский комитет за мир в Чечне отождествляет ситуацию на территории Северного Кавказа с «мусульманскими» движениями в Боснии и Косово, делая вывод о том, что без международного вмешательства на Кавказ может прийти стабильность.

Отметим, что ряд членов АСРС одновременно являются деятелями основных партий США, составляют основу внешнеполитического истеблишмента Соединенных штатов Америки.

Известно, что 26 мая 2011 года Госдепартамент включил т.н.

«Кавказский эмират» в список террористических организаций1 (годом ранее в этот список попал только его лидер Доку Умаров). Многие политологи, как в России, так и за океаном, восприняли это как добрый жест в духе «перезагрузки», однако были и те, кто осторожно или даже скептически отнесся к данному шагу американского правительства, уверяя, что никакого значения эти меры не имеют2.

Designation of Caucasus Emirate – [Электронный ресурс]. – US Department of State Media Note – 26.05.2011 – http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2011/05/164312.htm Mairbek Vatchagaev. US Designation of Caucasus Emirate Leader as Terrorist Will Have Little Impact – [Электронный ресурс]. – Eurasia Daily Monitor, Vol.7, Issue 127 – 01.06. http://www.jamestown.org/programs/edm/single/?tx_ttnews[tt_news]=36557&tx_ttnews[backPi d]=484&no_cache=1;

Jamestown Foundation. US Slaps Sanctions on Caucasus Emirate as Violence Continues in North Caucasus – [Электронный ресурс]. – Eurasia Daily Monitor, Vol. 8 Issue 103. – 27.05.2011. – http://www.jamestown.org/programs/edm/single/?tx_ttnews[tt_news]=37981&tx_ttnews[backPi d]=27&cHash=dc8fc0a8b248e834249cfbda9e332f Тремя ключевыми областями, в понимании которых американские эксперты расходятся со своими российскими коллегами и друг с другом являются:

связь террористов на Северном Кавказе с глобальным джихадистским движением;

целостность, иерархическая структура и политико-военная организация «Кавказского эмирата»;

взаимовлияние местных традиций и культурных особенностей на идеологию салафитов (в официальной российской интерпретации – джихадистов)1.

Не совсем корректное понимание именно этих концептуальных проблем создает неадекватное представление о том, что происходит на самом деле в регионе. Это, в свою очередь, задает контр-продуктивную тональность экспертному диалогу и негативно сказывается на политических решениях России и США.

Немаловажным, как для экспертов, так и для политологов, остается также вопрос терминологии: она отражает то, в каких контекстах и срезах видят эти сюжеты специалисты и дипломаты США. Как правило, в различных американских аналитических докладах и сообщениях западных СМИ, сохранился тренд называть террористов и их главарей «борцами за свободу» (freedom fighters) и «повстанцами» (rebels). Причем термины «главарь исламистов» и «лидер повстанцев», нередко, взаимозаменимы2.

Таким образом, у ответственных в США за принятие решений в этой области лиц и ведомств, формируется представление о террористах как «повстанцах», что, в свою очередь, проводит их как минимум к двум «мисинтерпретациям»

происходящего.

Hahn G. Getting the Caucasus Emirate Right // A Report of the CSIS Russia and Eurasia Program. – Washington D.C., August 2011. – P.1.

Collison A. Russian Islamist Chief Calls for End to Attacks. Wall Street Journal, Februarу 4th, 2012.

Первая, заключается в том, что террористическую деятельность на Северном Кавказе ведут не исламистские боевики, получающие зарубежную помощь и обладающие связями с международными радикальными группировками, а «борцы за национальное самоопределение». Они, как полагают, не в состоянии противостоять федеральному центру, кроме как террористически-диверсионными методами. Данная версия получила наибольшее распространение в период первой и (в меньшей степени) второй чеченской кампаний, хотя и сегодня имеет место быть. Подобная объяснительная конструкция порождает вторую экспертную «лакуну» – террористы в регионе Кавказа, не несут угрозы безопасности Соединенным Штатам, так как их воинственные идеи направлены исключительно на региональный контекст – российского присутствия и политики на Кавказе1.

Во многом отсюда исходит «коньюктурность» отношения Вашингтона к этой проблеме. Хотя внутри США есть понимание всей ее серьезности стремление сотрудничать в ее решении весьма ограничено и, более того, зачастую используется в рамках критики внутренней политики Москвы, прав человека и т.д. Белый Дом не будет активно сотрудничать с Кремлем, если увидят для себя возможность каким-то образом контролировать эти силы или даже договориться с ними. Ряд авторитетных аналитических центров в США (в частности, «Stratfor», Джеймстаунский фонд и др.) напрямую говорят о том, что средства и методы борьбы с экстремизмом на Кавказе предоставляю Соединенным Штатам немало рычаги давления на Россию – от критики этих методов как нарушающих права человека, до ослабления позиций России в данном регионе2.

Сучков М.А. Американские оценки экстремистской деятельности на Северном Кавказе и перспективы сотрудничества с Россией в борьбе с терроризмом // VI Всероссийский конгресс политологов «Россия в глобальном мире: Институты и стратегии политического взаимодействия». Материалы. Москва, 22–24 ноября 2012 г. – М.: Российская ассоциация политической науки, 2012. – C. 451-452.

См. подробнее: Аудиозапись конференции «Outlook for U.S. Strategy in the Southern Caucasus and the Caspian». – Center for Strategic and International Studies, Washington D.C., February 18, 2011. – http://csis.org/event/outlook-us-strategy-southern-caucasus-and-caspian Итак, реализация различных зарубежных политических проектов, начиная с конца ХХ века, приводит к актуализации финансовых, идеологических;

социальных и информационных каналов влияния внешних акторов на социально-политическую ситуацию на Северном Кавказе с целью активизации террористической деятельности и дестабилизации политической ситуации в стране, минимизации стратегического потенциала РФ, снижению ее регионального присутствия.

2.3. Стратегические направления противодействия внешним каналам влияния на проявление терроризма на Северном Кавказе Конец прошлого столетия ознаменовал собой крах определенной глобальной модели сосуществования различных государств. Она не только охватывала все сферы жизнедеятельности человека, общества и государства, но и выработала некие правила взаимоотношений между ними, которые складывались десятилетиями на базе колоссального опыта, накопленного человечеством за многие тысячелетия. Однако этот мировой порядок не был лишен пробелов, явных или скрытых противоречий. Более того, он был порочен, так как заставлял человечество балансировать на грани войны и мира. Его развал был предрешен и обусловлен самим ходом истории, ее динамикой, которая немыслима без трансформаций различных взаимоотношений внутри общества и между государствами, что, в конечном итоге, приводит к замене старых норм и правил поведения, как межличностных, так и межгосударственных, новыми.

Именно это и произошло на рубеже ХХ-XXI вв. Однако устаревание и отмирание устоев уходящего в небытие миропорядка совсем не означает моментальное формирование новых. Этот процесс растянут во времени и весьма болезнен для вовлеченных в него субъектов, под которыми следует подразумевать как отдельные государства, так и их группы, объединенные общностью интересов, экономических, политических, конфессиональных и прочих. В этих условиях прежние нормы международного права хотя и продолжают формально действовать, но фактически не соблюдаются, по крайней мере, теми государствами, которые претендуют на ведущие роли в выработке и созидании новой системы взаимоотношений на международном уровне. Более того, в этом процессе на первое место выходит фактор силы, который в равной степени активно используется как государствами доминантами новой системы, берущими на себя функции определения основных параметров создающегося миропорядка, так и странами аутсайдерами, которым в лучшем случае отведена роль наблюдателей, а в худшем - роль объекта, подвергающегося давлению со стороны архитекторов новой мировой политики.

Если исходить из такой постановки вопроса, то события 11 сентября 2001 г. стали катализатором процесса, но не как не причиной формирования антитеррористической международной коалиции стран, претендующих на лидирующие позиции в международных отношениях и мировой экономике в наступившем веке. Данные события вывели на новый уровень и межгосударственное сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом. Другой стороны, в связи с этим широко муссирующаяся как на официальном уровне, так и в средствах массовой информации тема борьбы с «мировым злом» в лице международного терроризма больше напоминает повод, нежели причину, побудившую к жестким действиям со стороны США и их ближайших сторонников. В то же время следует признать, что сама проблема международного терроризма, конечно, не является иллюзией или чьей-либо выдумкой, призванной оправдать те или иные шаги, предпринимаемые ведущими странами современного мира.

В этом контексте обращает на себя внимание кажущаяся схожесть подходов США и России к решению наиболее актуальных для современного мира проблем. Эта схожесть является именно поверхностной, так как причины, приведшие обе страны к вроде бы одинаковому видению путей противостояния вызовам XXI в., диаметрально противоположные. Так, если США, максимально воспользовавшиеся выгодами от прекращения соперничества по оси Запад-Восток, стремятся упрочить свои позиции в мире и закрепиться в новых для себя районах Земного шара, то Россия, испытавшая на себе всю тяжесть краха своей идеологизированной модели государства, вынуждена бороться за выживание и отвоевывание, порой в прямом смысле этого слова, своего места в выкристаллизовывающейся системе мирового порядка. Если США, в целом, способны реализовывать свои геополитические планы самостоятельно, но стремятся минимизировать свои затраты на достижение конечной цели путем привлечения к их реализации государства-союзники и государства-сателлиты, то Россия в 90-е гг. ХХ в. стремительно утрачивала свои позиции в мире, теряя своих бывших партнеров, которые либо уходили из-под ее опеки, как это было в Восточной Европе, либо бросались Москвой на произвол судьбы, как это можно было наблюдать, например, на Ближнем Востоке.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.