авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» На правах рукописи ...»

-- [ Страница 4 ] --

Тем не менее, в отношении, по крайней мере, одной угрозы и США и Россия проявили завидное единодушие. Обе страны возвели противодействие международному терроризму в ранг главного направления своих внешнеполитических курсов. Хотя и здесь можно увидеть принципиальные различия. Для Вашингтона приверженность антитеррористическим целям гарантирует расширение возможностей для внешней экспансии, вкладывая в это понятие самый широкий смысл, а для РФ - хоть какую-то возможность снижения влияния внешнего деструктивного фактора, но главным образом, консолидацию общества с целью стабилизации положения внутри страны.

Все это наиболее наглядно было продемонстрировано на примере урегулирования ситуации внутри Афганистана и вокруг него. Так, США сразу после 11 сентября 2001 г. нуждались в демонстрации миру своей силы, но главное - в успокоении общественного мнения внутри страны, подтверждении своих амбиций как мощнейшей супердержавы, которая в состоянии отстоять свой престиж и декларируемые ею ценности, защитить своих граждан или покарать виновных в их гибели.

С военной точки зрения, США воспользовались уже отработанной тактикой авиаударов и ракетных обстрелов крупных городов, предполагаемых опорных баз движения Талибан и тренировочных центров, якобы контролировавшихся международными террористами под руководством Усамы бен Ладена, исключив даже вероятность крупномасштабной сухопутной операции, ограничив ее вылазками подразделений спецназа. Одновременно с этим Вашингтон постепенно пошел на более широкое сотрудничество с Северным альянсом, которому, в конечном счете, несмотря на сохранявшееся недоверие к афганской оппозиции со стороны американской администрации, была предоставлена честь «восстановить порядок» на территории Афганистана.

Вашингтон был заинтересован в использовании относительно недавнего российского (советского) опыта боевых действий в Афганистане и получении дополнительной информации военного и разведывательного характера. При этом, как представляется, главное заключалось в том, чтобы использовать географическую близость России от предполагаемой зоны боевых действий применительно к дооснащению отрядов афганской антиталибской коалиции военной техникой, создав тем самым необходимый перевес в борьбе с кабульским режимом. Со своей стороны России был выгоден союз с США и ведомой ими антитеррористической коалицией, частью которой Москва стремилась стать. За счет налаживания партнерских отношений с Вашингтоном российское руководство пыталось упрочить свои позиции в регионе, хорошо понимая, что США не станут втягиваться в разматывание клубка внутриафганских противоречий и решение проблем, существующих в странах Центральной Азии. Кроме того, Россия получала возможность избавиться от деструктивного, как полагала Москва, талибского влияния на радикализацию исламских элементов в традиционно мусульманских районах Российской Федерации.

Адекватное купирование внешних каналов влияния на экстремистко террористическую деятельность на Кавказе предполагает их системную оценку. Говоря о подобных каналах со стороны арабских стран, нужно отметить, что арабский мир никогда не имел единой политики в отношении российского Кавказа. Такая политика на данный момент невозможна по причине политических и конфессиональных разногласий в самом арабском мире.

Во-вторых, некоторые страны – в частности Сирия, Египет и Палестинская автономия – заинтересованы в усилении роли России на Ближнем Востоке. Учитывая это обстоятельство, потеря Россией позиций на Кавказе не отражает их интересов. В-третьих, нужно четко разделять официальные позиции арабских государств и представителей различных местных сообществ и групп, которые в большей мере подвержены вовлечению в сетевые структуры радикального толка. На Ближнем Востоке проживают крупные диаспоры чеченцев и черкесов (адыгов): в частности, некоторые из проживающих в Иордане открыто поддерживали Ичкерию в середине 1990-х гг., однако иорданские дипломаты давали ясно понять что осуждают подобные акции. Еще один пример – правительство Египта заняло про-российскую позицию во время конфликтов на Кавказе в 1990-х гг., в то время как многие северокавказские экстремисты считали работы египетского фундаменталист, идеолога «Братьев-мусульман» Сайида Кутба своей «настольной книгой».

Примечательно, что гораздо большая поддержка шла из Центральной Азии – со стороны Исламского движения Узбекистана, Хизб ут-Тахрир и пр.

В то время как арабские страны акцентировали идеологический аспект, пакистанские и центрально-азиатские эмиссары фокусируются на практических аспектах – вооруженном джихаде. Однако выводить тенденции и делать генерализации в этой сфере непросто, поскольку радикалы идентифицируют себя персонально и не связывают с каким-то организациями или структурами, зачастую их идентичность и менталитет далеки от северокавказского.

Фактор Аль-Каиды в северокавказских контекстах играет особую роль.

С одной стороны, доказать прямую связь между террористической деятельностью на Северном Кавказе с активностью Аль-Каиды проблематично – её представители не провозглашали Кавказ «новым фронтом войны» наподобие Ирака и Афганистана. С другой, регион находится в поле зрения Аль-Каиды –видеозаписи с террористическими актами в регионах Северного Кавказа не раз находили в Ираке и Афганистане в лагерях боевиков. Немало представителей Аль-Каиды организовывали каналы финансовой и идеологической помощи, непосредственно участвовали в операциях в Чечне, Дагестане, Инггушетии и КБР, в то время как террористические методы Аль-Каиды все чаще перенимались северокавказским банд подпольем.

В этой связи, работа по противодействию зарубежному влиянию ведется по четырем основным направлениям – финансовому, идеологическому, социальному и информационному. Если для борьбы с социальной составляющей задействуются, в основном, собственные, национальные ресурсы – работа с представителями духовенства и религиозными объединениями, местными властями и молодежью, то для блокирования финансовой, информационной и идеологической угрозы необходимо тесное международное сотрудничество. Признание правительством США 26 мая 2011 года «Кавказского эмирата»

террористической организацией способствовало формированию «единого языка» и продвижению двусторонней российско-американской повестки борьбы с терроризмом на Северном Кавказе. Однако, значительные расхождения между российской и многими другими странами (включая США) все еще остаются и касаются четырех основных проблемных областей:

- наличие связей между террористическим бандподпольем на Северном Кавказе и глобальным джихадистским движением (в том числе связи «Кавказского Эмирата» с «Аль-Каидой»);

- определение значимости террористической сети на Северном Кавказе как структурированной и целостной силы, продвигающей фундаменталистские идеи в регионе через практику террора;

- коньюктурность восприятия террористической деятельности (на Западе к этой теме обращаются, как правило, после очередного теракта подобного бостонскому в 2013 г.);

- установление причинности насилия в регионе и проблема оценки фактора местных культурных особенностей, действий российских властей и тео-идеологии салафитского толка в качестве доминирующих источников террористической деятельности на Северном Кавказе.

В тесной привязке к идеологическому аспекту выступают информационный и финансовый. Текущее состояние дел, когда экстремистско-террористический дискурс переводится – по исторической инерции – в русло национально-освободительной повестки закладывает опасную вероятность распространения этих идей не только на территории России, но и в сопредельные регионы. Более того, многие инициативы террористов получают одобрительное экспертное сопровождение как на Западе, так и в ряде стран Большого Ближнего Востока.

Проблема практической имплементации этих инициатив состоит в том, что подавляющее большинство информационной пропаганды терроризма ведется на соответствующих порталах Интернетп, в то время как сами сайты контролируются частными фондами или лицами, не подотчетными государственным структурам. Таким образом, в этом ключе она может быть решена только в результате скоординированной деятельности российских исламских религиозных объединений, общественных организаций, партий, экспертного сообщества, а также органов законодательной и исполнительной власти – как на федеральном уровне, так и в субъектах.

Нужно отметить, что первыми, кто остро поставил вопрос о распространении радикальных религиозных идей в России стали исламские религиозные деятели: проводя мониторинг ситуации, Духовенство Дагестана и Чечни, других регионов Северного Кавказа, Центральное духовное управление мусульман России и Европейских стран СНГ, предупреждало о тех потенциальных дестабилизирующих тенденциях, которые они фиксировали в связи с проникновением в Россию фундаменталистских идей.

Они неоднократно призывали федеральные и региональные власти блокировать активность иностранных эмиссаров и их российских пособников, распространяющих радикальную салафитскую идеологию.

Данные тенденции представляют особую опасность для многоконфесси-ональных государств в период их модернизации – таких как Россия. Если радикальные проекты удается реализовать даже на короткий промежуток времени это непременно ведет к межконфессиональной конфликтности: примеров этому много – от Кении до Судана и Югославии, где превращение части страны – Косово – в моноэтническое и моноконфессиональное образование повлекло его де факто выход из состава Югославии в результате острейшего межэтнического и межконфессионального конфликта, отягощенного иностранным вмешательством.

Далее, срочного и эффективного решения требуют вопросы защиты безопасности общества, гражданина и государства от экстремистских идей, реализуемых такими методами, как терроризм и вооруженное насилие.

Российские правоохранительные органы и силовые ведомства делают все возможное для пресечения деятельности экстремистов, однако эта борьба будет не эффективной, если не осуществлять профилактику экстремизма и терроризма в отношении тех групп, в идеологии которых заложены принципы нетерпимости к людям, не разделяющим их интерпретацию ислама, а также идей, содержащих прямые призывы к изменению конституционного строя России и к уничтожению несогласных, в том числе и мусульман.

Важно отметить, что особая опасность этой идеологии заключается, кроме всего прочего, в том, что она мимикрирует под религию, экстремистские положения включает в контекст богословских или даже ритуальных и обрядовых текстов.

Во-первых, необходимо принять федеральный закон о запрете экстре мистской деятельности под религиозным прикрытием, используя как текст, так и опыт применения республиканского закона «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан».

Во-вторых, исключить возможность деятельности на территории России иностранных миссионеров, занимающихся исламистской пропагандой и стремящихся внедрить идеологию религиозной нетерпимости, насилия, экстремизма и террора. Следует знать и помнить, что те же самые миссионеры и их организации прошли по Афганистану, Алжиру, Боснии, Косово, Чечне, и всегда после их прихода разгорались кровавые конфликты.

В современном мире, помимо прочих трудностей борьбы с терроризмом, возникает вопрос соблюдения баланса между демократическими правами и свободами граждан и принятием жестких мер с целью повышения безопасности общества и личности. Есть мнение, что если государство будет реагировать на насилие со стороны экстремистов применением силы против отдельных сегментов общества, оно будет не только прибегать к аналогичной террористической практике, но и укреплять поддержку этих экстремистских групп среди населения1. Поэтому при задержании, заключении под стражу, допросе и вынесении приговора особое внимание стоит уделять соблюдениям норм права2.

Террористы высоко-адаптивны и все более эффективны в манипулировании слабостями государства в частности и всей глобальной Thachuk K. Countering Terrorist-support structures // Defence against Terrorism Review. – Vol.1 No.1, - Spring 2008. – pp. 13-28.

Ibid. P. 26.

системы в целом. Они также весьма изобретательны в поиске «культурных лакун» и феноменов социальной несправедливости с целью их адаптации под свои «идеологические нужды» и получению поддержки у населения недовольного политикой коррумпированных и неэффективных правительств.

Хотя лишь немногие из их числа обращаются к практике террора, «мессидж» экстремистов распространяется довольно быстро. Эти негосударственные акторы с вполне «государственными» возможностями и оперативным потенциалом научились пользоваться всеми преимуществами глобализации: быстротой коммуникации, свободой передвижения, легкостью трансграничных денежных трансакций. Вместе с тем, в своей идеологии они сфокусировались на других аспектах глобализации – секулярной культуре западных стран, свободном рынке и пр. Им не только удалось привлечь сторонников из числа «отчужденных от преимуществ глобализации» слоев населения, но и получить от них материальную поддержку. Для своих целей они научились пользоваться коррумпированностью правительств и способствовать их дальнейшей деградации. Для противостояния этому системному вызову необходима системная же консолидация международных усилий для разработки стратегий, способных справляться с решением этих задач синхронно. Недостаточно разрушить структуру террористической организации, нужно лишить их доступа к ресурсам для восстановления, выбить из-под террористов базис, на котором зиждется их социальная поддержка.

Итак, основные направления деятельности государственных и гражданских институтов по минимизации дестабилизирующего потенциала иностранных каналов влияния на проявление террористической активности в Северо-Кавказском регионе должны быть связаны с переходом от реактивной к проактивной политике в сфере обеспечения национальной/региональной безопасности;

с активизацией механизмов по предвидению и пресечению иных схем и каналов влияния, в том числе и иностранного, на проявление терроризма на Северном Кавказе;

с координацией усилий спецслужб и институтов гражданского общества, в том числе и конфессионального характера.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Терроризм, как специфическое явление общественно-политической жизни общества, сопровождало человечество на протяжении всей его истории. В настоящее время, как и ранее, основной целью террористических акций является привлечение внимания властей к той или иной проблеме.

Принципиальное отличие заключается в масштабах террористической деятельности. Если ранее принято было говорить о терроризме как о локальном явлении, то сегодня, в ходе глобализации, в связи с развитием международных отношений, терроризм приобретает интернациональный и транснациональный характер, что делает его одним из самых опасных по масштабам, непредсказуемости и причиненным последствиям явлением в общественно-политической жизни всего человечества.

Наряду с международным характером деятельности террористических акций, анализируется и такая особенность терроризма XXI века как использование деятельности террористических группировок в качестве одного из инструментов внешней политики государства. Можно говорить о том, что ряд государств и государственных ведомств оказывают финансовую поддержку крупным террористическим организациям, так или иначе, преследуя реализацию своих национальных интересов на мировой арене.

Отмечается, что использование терроризма как инструмента внешней политики в международных отношениях является дестабилизирующим фактор всего мирового сообщества.

На протяжении длительного времени террористическая организация рассматривалась как единая иерархическая структура. В последнее время все чаще происходит становление «сетевой» организации террористической деятельности, в основе которой лежит свободное и неформальное взаимодействии разных «подсистем» по принципу партизанского движения.

Сравнительно новым, но не менее опасным явлением в XXI веке стал так называемый информационный терроризм. Это сравнительно новый вид террористической деятельности, который направлен на использование информационной структуры с целью создания условий, влекущих за собой катастрофические последствия для различных сторон жизни общества, а также государства в целом. Одной из разновидностей такого терроризма является информационно-психологический терроризм, суть которого заключается в контроле над масс-медиа с целью распространения дезинформации, слухов, информации, не имеющей фактического подтверждения, демонстрации мощи террористических организаций. Кроме того, информационный терроризм может способствовать формированию «образа врага» на международной арене.

Получая финансирование своей деятельности, осуществляя террористические акции на территории третьего государства в интересах страны-донора, являясь неким инструментом в борьбе за власть и могущество на международной арене, террористы тем самым подрывают авторитет страны во внешней политике, гражданами которой они непосредственно являются, выставляя ее в качестве агрессора в международных отношениях.

Террористические структуры являются сложносоставными образованиями, состоящими из террористических групп, террористических организаций, непосредственных участников подготовки и исполнения террористических актов;

пропагандирующих идеи экстремизма и терроризма, мобилизующих радикальное сознание неофитов радикальных неправительственных организаций;

оказывающих материальное и информационное содействие финансовых и масс-медийных структур.

В настоящее время «Братья-мусульмане» являются международной сетью, в которую входят и организация ХАМАС в Палестине, и Фронт исламского действия в Иордании, и ячейки в Сирии, Ираке, Ливане, Судане, Казахстане, Узбекистане и т.д. Данная организация имеет отделения более чем в 30 странах.

При поддержке западных спецслужб, в 1958 г. сторонниками «Братьев мусульман» было учреждено «Исламское общество Германии», затем была создана «Всемирная мусульманская лига», в 1961 г. был открыт крупнейший центр «Братьев-мусульман» в Европе - Исламский центр в Женеве, в 1963 г. «Ассоциация исламских студентов во Франции», в 1983 г. был создан «Союз исламских общин Франции», а в 1989 года организована «Федерация исламских организаций в Европе», являющаяся в настоящее время одной из многочисленных и влиятельных европейских исламских организаций. В г. представители «Братьев-мусульман» приняли участие в создании «Мусульманского совета Великобритании».

Данное движение рассматривается зарубежными спецслужбами как «удобный инструмент в борьбе с неугодными режимами», механизм ослабления государств-соперников: борьба против Гамаль Абдель Насера, противоборство Советскому Союзу в Афганистане, участие в свержении режима М. Каддафи в Ливии и гражданской войне в Сирии.

В ноябре 2011 г. в ливанской газете Al-Diyar была напечатана информация о том, что между руководством США и "Братьям-мусульманам" был достигнут консенсус в вопросе о разделе Ближнего Востока. В этом же году журнал Rose El-Youssef в Египте озвучил имена шести членов этой организации, которые работали в администрации президента Б. Обамы.

Одним из трендов последних лет в деятельности ряда зарубежных государств и функционировании исламских организаций стала стратегия на радикализацию сочувствующих/симпатизирующих им мусульман, проживающих в западных странах, в РФ.

Иностранное влияние на проявление терроризма заключается в использовании финансовых и иных средств акторами мировой политики с целью дестабилизации внутренней ситуации на территории иностранного государства, снижения его потенциала и роли в мировой политике. Каналами иностранного влияния на проявление террористический деятельности выступает деятельность зарубежных агентов, миссионеров, филиалов неправительственных международных организаций, национальных неправительственных организаций, финансируемых из-за рубежа, спонсирование банд-подполья, информационная поддержка через интернет, изготовление и распространение печатной продукции деструктивного характера.

Современный Кавказ является зоной столкновения экономических, политических, геополитических интересов многих государств, и без активного участия РФ данный регион может повторить ситуацию Балкан.

Кавказский регион - это специфическое геополитическое и этнополитическое образование. Особенность разделения Кавказа на Северный и Южный исторически определила как формы взаимодействия внутри этого образования, так и место региона в отношениях внешних сил. При всей кажущейся раздробленности Кавказа по этнотерриториальному признаку существует система взаимосвязей основных силовых центров в регионе.

Именно она определяет конфликтный потенциал региона.

Этнотерриториальное соперничество и вызванные им противоречия на Кавказе обусловлены традиционно-историческими факторами.

Выделяются международные акторы, заинтересованные в усилении сепаратистские тенденции в региональной жизни. Обосновывается мысль о том, что происходящие в настоящее время социальные, религиозные, идеологические и этнические конфликты на Кавказе – это «вуаль», под которой скрываются геостратегические интересы глобального масштаба.

Система военных альянсов, численность, характер размещений и конфигурация иностранных вооруженных сил, наличие или отсутствие военных конфликтов вблизи России оказывают немаловажное воздействие на развитие приграничных регионов. Это заставляет российское руководство очень внимательно относиться к военно-стратегическому значению Северо Кавказского региона для безопасности РФ в целом.

Анализ российского и американского терминологического дискурса, связанного с террористическими структурами на Северном Кавказе позволил сделать вывод о том, что в американских аналитических докладах и сообщениях западных СМИ существует тренд называть террористов и их главарей «борцами за свободу» (freedom fighters) и «повстанцами» (rebels).

Причем термины «главарь исламистов» и «лидер повстанцев», нередко, взаимозаменяемы. Таким образом, у ответственных в США за принятие решений в этой области лиц и ведомств, формируется представление о террористах как «повстанцах», что, в свою очередь, проводит их как минимум к двум интерпретациям происходящего.

Первая, заключается в том, что террористическую деятельность на Северном Кавказе ведут не исламистские боевики, получающие зарубежную помощь и обладающие связями с международными радикальными группировками, а «борцы за национальное самоопределение». Они, как полагают, не в состоянии противостоять федеральному центру, кроме как террористически-диверсионными методами. Данная версия получила наибольшее распространение в период первой и (в меньшей степени) второй чеченской кампаний, хотя и сегодня имеет место быть. Подобная объяснительная конструкция порождает вторую экспертную «лакуну» – террористы в регионе Кавказа, не несут угрозы безопасности Соединенным Штатам, так как их воинственные идеи направлены исключительно на региональный контекст – российского присутствия и политики на Кавказе.

Во многом именно отсюда исходит «коньюктурность» отношения Вашингтона к этой проблеме: США не будет активно сотрудничать с РФ, если увидят для себя возможность каким-то образом контролировать эти силы или даже договориться с ними. Ряд авторитетных аналитических центров в США («Stratfor», Джеймстаунский фонд и др.) напрямую говорят о том, что средства и методы борьбы с экстремизмом на Кавказе предоставляю Соединенным Штатам немало рычаги давления на Россию – от критики этих методов как нарушающих права человека, до ослабления позиций России в данном регионе.

Внешняя поддержка террористической деятельности на Северном Кавказе была в определенной степени вызвана российскими внутренними социально-политическими процессами. Внешнее влияние на проявление терроризма не было однонаправленным в идейно-политическом смысле и в период «парада суверенитетов», и в период доминирования националистического дискурса, в котором Северный Кавказ фактически воспринимался как часть «глобального ислама». Этим отчасти можно объяснить проникновение в регион и представителей арабского мира, связанного с Кавказом, и этнонационалистов. По мере того, как с середины 1990-х гг. и к началу 2000-х гг. этнический национализм уступал место религиозному дискурсу, «арабское влияние» видоизменялось.

За последние годы сформировалось несколько тенденций, на формирование которых во многом повлиял «внешний фактор». С большой долей вероятности можно утверждать, что они будут и дальше определять повестку дня по данной проблеме. Среди них: попытки дезориентации уммы, путем подрыва позиций традиционного ислама;

формирование эклектичной исламистской идеологии и соответствующих оргструктур (Я. Амелина);

попытки формирования «единого исламистского фронта» внутри страны, объединяющего радикалов Поволжья и Северного Кавказа;

нарастающая ориентация на зарубежное, прежде всего, арабское исламское сообщество.

Стоит отметить, что ввиду неоднородности характера террористической деятельности в регионе Северного Кавказа, зарубежные каналы поддержки также диверсифицированы и, хотя зачастую прикрываются религиозными лозунгами, нередко поддерживают соперничающие силы и конфликтующие идеологии (суннитские группы vs.

шиитские группы, «Хизб ут-Тахрир» vs. салафиты и др.).

В настоящий момент российскую умму пытаются переориентировать на два принципиальных направления – «Братья мусульмане» (запрещенная на территории России и квалифицированная как «террористическая организация» 14 февраля 2003 г.) и кувейтский проект «Аль-Васатыйя».

Помимо государственных проектов, в настоящее время насчитывается более 100 зарубежных организаций в том или ином виде поддерживающих террористическую деятельность на Северном Кавказе. Наибольшее число данных организаций базируется в Турции (19), Пакистане (12), Кувейте (10), Саудовской Аравии (7), Ливане (6), ОАЭ, Египете, Марокко, США (по 5).

С распадом СССР в регионе Кавказа сложился «идеологического вакуум», который попытались заполнить заинтересованные внешние игроки.

Одним из наиболее активных акторов в этой связи выступал Иран. Хотя приоритетом для его внешнеполитических императивов является Ближний Восток, значение кавказского региона остается высоким. В период президентской легислатуры М. Ахамадинеджада кавказский вектор политики этой страны значительно активизировался. Иран болезненно реагирует на наращивание регионального влияния внешних игроков – прежде всего США – однако многие иранские эксперты полагают, что Москва, занятая внутриполитической проблематикой, недостаточно сильна для того, чтобы отстоять Каспий и Кавказ от внешнего влияния. И хотя Тегеран подчеркивает идеологическое неприятие «северокавказского исламизма», видя его связи с салафитским течением, которое поддерживает Саудовская Аравия – исторический противник Ирана – нельзя забывать о поддержки Ираном других исламистских организаций («Хизбалла», «Монафегин»), которые готовы рассматривать северокавказских исламистов как союзников.

Говоря о другом крупном региональное игроке, стоит отметить, что одним из принципиальных факторов отношений России и Турции на Кавказе стала проблема соперничества за транспортировку каспийской нефти. Это обстоятельство во многом определяет заинтересованность Анкары в сохранении напряженности на Северном Кавказе: турбулентное состояние региона выступает дополнительным аргументом в пользу строительства трубопровода Баку - Тбилиси - Джейхан в обход России. Помимо этого, на политику Турции в отношении северокавказских республик значительное влияние оказывает тот фактор, что на территории самого государства проживает большое количество представителей Северного Кавказа, составляющих многочисленные диаспоры (около 7 млн. человек). Таким образом, основным инструментом влияния этой страны на северокавказские процессы, в том числе деструктивного характера, выступают различные сообщества, неправительственные организации, фонды. В 1990-е гг. они выступали главными спонсорами экстремизма на Северном Кавказе. Данная поддержка осуществляется ими до сих пор. Так, турецкий фонд «Imkander»

занимается сбором средств для террористической деятельности «Кавказского Эмирата» через его информационный рупор - вебпортал «Кавказ-центр».

Примечательно, что владельцами используемых данным информационным ресурсом им IP-адресов с 2012 г. выступают американские компании «CloudFlareNet» и «Staminus Communications». В то время как они обеспечивают серверное распределение и защиту его веб-деятельности, индивидуальный домен сайта записан на шведскую неправительственную организацию «Pro Caucasus».

Иными словами, можно говорить о том, что все обозначенные каналы внешнего влияния – финансовые, информационные, социальные и идеологические – не просто наличествуют, но и находятся в сложной международной взаимосвязанной системе. Многочисленные оффшорные фонды, из средств которых финансируется деятельность экстремистских групп на территории России, раскрутка экстремистских сайтов (Qoqaz.net, Qoqaz.co.uk, Waaqiah.com – последний был создан в Лондоне), механизмы оказания экспертной поддержки, обеспечение коммуникаций – все это носит международный, трансграничный характер и не может быть устранено одной страной. Более того, взаимодействия террористических групп на Северном Кавказе с зарубежными донорами и «симпатизантами» носит и обратный характер. Северокавказских боевиков «Кавказского Эмирата» уличали в террористической деятельности во многих регионах мира: как на Ближнем Востоке, так и в ряде европейских государств (Бельгия, Дания, Швеция).

Работа по противодействию зарубежному влиянию ведется по четырем основным направлениям – финансовому, идеологическому, социальному и информационному. Если для борьбы с социальной составляющей задействуются, в основном, собственные, национальные ресурсы – работа с представителями духовенства и религиозными объединениями, местными властями и молодежью, то для блокирования финансовой, информационной и идеологической угрозы необходимо тесное международное сотрудничество. Признание правительством США 26 мая 2011 года «Кавказского эмирата» террористической организацией способствовало формированию «единого языка» и продвижению двусторонней российско американской повестки борьбы с терроризмом на Северном Кавказе. Однако, значительные расхождения между российской и многими другими странами (включая США) все еще остаются и касаются четырех основных проблемных областей: наличие связей между террористическим бандподпольем на Северном Кавказе и глобальным джихадистским движением (в том числе связи «Кавказского Эмирата» с «Аль-Каидой»);

определение значимости террористической сети на Северном Кавказе как структурированной и целостной силы, продвигающей фундаменталистские идеи в регионе через практику террора;

коньюктурность восприятия террористической деятельности (на Западе к этой теме обращаются, как правило, после очередного теракта подобного бостонскому в 2013 г.);

установление причинности насилия в регионе и проблема оценки фактора местных культурных особенностей, действий российских властей и тео-идеологии салафийского толка в качестве доминирующих источников террористической деятельности на Северном Кавказе.

В тесной привязке к идеологическому аспекту выступают информационный и финансовый. Текущее состояние дел, когда экстремистско-террористический дискурс переводится – по исторической инерции – в русло национально-освободительной повестки закладывает опасную вероятность распространения этих идей не только на территории России, но и в сопредельные регионы. Более того, многие инициативы террористов получают одобрительное экспертное сопровождение как на Западе, так и в ряде стран Большого Ближнего Востока. Сложность реализации этих инициатив заключается в том, что подавляющее большинство информационной пропаганды терроризма ведется в сети Интернет, а сами порталы контролируются частными лицами или фондами.

Хотя российские правоохранительные структуры, специальные службы, официальные (признанные) религиозные организации, экспертное сообщество и гражданское общество едины в осуждении террористической деятельности им не всегда удается прийти к консенсусу относительно социальных причин, источников финансирования и противодействия информационной поддержки террористов. Необходима выработка единой, согласованной и наступательной стратегии противодействия террористической деятельности внутри страны. Это должно стать той позицией, с которой Россия может выходить на международный уровень и требовать от своих партнеров большего сотрудничества по этому вопросу.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абдулкаримов Г. Теоретические проблемы актуальной этнополитики в России: Этносоциология модернизации современной России. – М.:

Изд-во «Весь Мир», 2010. – 336 с.

2. Авксентьев В.А., Гриценко Г.Д., Дмитриев А.В. Региональная конфликтология: концепты и российская практика / Под ред. Чл.-корр.

РАН М.К. Горшкова. – М.: Альфа-М, 2008. – 368 с.: ил.

3. Авксентьев В.А., Гриценко Г.Д., Дмитриев А.В. Региональная конфликтология: экспертное мнение/ Под ред. Чл.-корр. РАН М.К.

Горшкова. – М.: Альфа-М, 2007. – 208 с.

4. Авксентьев В.А., Зинев С,Н., Лавриненко Д.А., Лепилкина О.И., Майборода Э.Т. Этнополитические процессы на юге России: от локальных к блоковым конфликтам. – Ростов-на-Дону: Изд. ЮНЦ РАН, 2011. – 202 с: ил.

5. Адамова М.А. Участие женщин в террористической деятельности:

политологический анализ: Монография. – Пятигорск: ПГЛУ, 2012. – 130 с.

6. Автушенко М.Н. К вопросу об идеологии и целях политической партии «Хизб ут-Тахрир» // Вестник стратегических исследований ПГЛУ. – Ставрополь: Ставролит: 2011. – С. 24-27.

7. Аклаев А.Р. Этнополитическая конфликтология: Анализ и менеджмент.

– М.: Изд. «Дело», 2005. – 472 с.

8. Али Т. Столкновение цивилизаций: крестовые походы, джихад и современность / Пер. с англ. Старосты А.В. – М.: Астрель: АСТ, 2006. – 528 с.

9. Амелина Я. О росте исламистской угрозы на Северном Кавказе и в Поволжье в связи с арабской весной и приходом к власти в ряде стран салафитов // Состояние и тенденции развития ситуации на Ближнем Востоке: сборник докладов / под ред. К.А. Кокарева, Р.А. Сафрастяна.

– М.: РИСИ, 2013. – С.44-50.

10. Арсентьева И.И. Российские регионы в системе национально безопасности: Монография. – М.: Восток-Запад, 2008. – 206 с.

11. Аствацатурова М.А. Российская идентичность в Северо-кавказском регионе: гражданское содержание и полиэтничные формы. – Пятигорск: ПГЛУ, 2012. – 359 с.

12. Аствацатурова М.А. Северный Кавказ: перспективы и риски (Трансформация регионального этнополитического пространства):

Монография. – М.: Московское бюро по правам человека, 2011. – 192 с.

13. Атлас социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России.

Т.V. Северный Кавказ: проблемы и перспективы развития.

Специальный выпуск / Под. ред. Г.Г. Матишова, Л.В. Батиева, И.В.

Пащенко, И.В. Романова. – Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАН, 2011. – С. 129.

14. Ачкасова В.А. Региональный политический ландшафт России:

столкновения интересов. – СПб: Изд. СПбГУ, 2002. – 208 с.

15. Баталов Э.Я. Мировое развитие и мировой порядок (анализ современных американских концепций). – М.: РОССПЭН, 2005. – с.

16. Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы / Пер. с англ. – М.: Междунар.

отношения, 2009. – 280 с.

17. Богатуров А.Д. «Стратегия перемалывания» в международных отношениях и внешней политике США. – М.: Едиториал Урсс, 2004. – 48 с.

18. Бодански Й. Талибы, международный терроризм и человек, объявивший войну Америке / Пер. с англ. В.А. Быстрова. – М.: «Вече», 2001. – 384 с.: ил.

19. Боташева А.К. Терроризм как феномен современной политической реальности. – Ставрополь: Ставролит;

Возрождение, 2009. – 272 с.

20. Вопросы социальной сплоченности общества на Кавказе: Кол.

монография / Под ред. В.С, Ткаченко. – Ставрополь: Альфа Принт, 2012. – 152 с.

21. Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М.: Международные отношения, 2001. – 464 с.

22. Гаджиев К.С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России.

– М.: Логос, 2010. – 532 с.

23. Гаджиев К.С. Геополитические горизонты России: контуры нового миропорядка. – М.: Экономика, 2007. – 751 с.

24.Гаджиев К.С. Большая игра на Кавказе: вчера, сегодня, завтра. – М.:

Международные отношения, 2010. – 340 с.

25.Глобальный индекс терроризма. Интервью с Кевином Клементсом / Российский совет по международным делам, 17 мая 2013. Режим доступа: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=1781#top 26. Грачев С.И. Информационная безопасность России. Проблемы и возможные пути решения // Вестник Института стратегических исследований ПГЛУ. – Вып. 1. Конфликты – Безопасность – Геополитика. Стратегический анализ современного мирового развития.

– 2011. – С. 18-20.

27. Григорьева М.А. Феминность и терроризм: ломая стереотипы:

Монография. – Ставрополь: Ставролит, 2012. – 224 с.

28. Гундарь О.Н., Галкина Е.В., Гундарь Е.С. Политический экстремизм в современном мире. – Ставрополь: Изд. СГУ, 2010. – 65 с.

29. Гильмутдинова Д.А. Политика США в Каспийском регионе (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан): Дис. … канд. полит. наук. – М., 2007. – 245 с.

30. Гусев Г.Г. Межгосударственное взаимодействие в сфере борьбы с терроризмом на глобальном и региональном уровнях: Дис. … канд.

полит. наук. – Пятигорск, 2013. – 185 с.

31.Дегоев В.В. Большая игра на Кавказе: история и современность. Статьи, очерки, эссе. 2-е изд. расш. и дополн. – М.: SPSI.– «Русская панорама», 2003. –512 с.

32.Дегоев В.В. Россия, Кавказ и постсоветский мир: прощание с иллюзиями.

(Историко-политическая эссеистика). – М.: Русская панорама, 2006. – c.

33. Дегоев В.В. Кавказ и великие державы 1829-1864 гг. Политика, война, дипломатия. – М.: Издательский дом «Рубежи XXI», 2009. – 560 с.: ил.

34. Дзидзоев В.Д., Левченко Н.Н. Сепаратизм, терроризм и экстремизм на Северном Кавказе: политико-правовой анализ. – Владикавказ: Ир, 2008. – 288 с.

35. Дмитриев А.В., Карабушенко П.Л., Клочков Г.В., Усманов Р.Х. Юг России в миграционном и этнокофликтном измерениях: Монография. – Астрахань: Изд. «Астраханский университет», 2010. – 233 с.

36. Добаев И.П. Исламский радикализм: Сущность, идеология, политическая практика. доктор философских наук 09.00.11 Ростов-н/Д, 360 с. – 2003.

37. Добаев И,П. Современный терроризм: региональное измерение / Отв.

ред. Ю.Г. Волков. – Ростов-н/Д.: Изд. СКНЦ ВШ ЮФУ, 2009. – 170 с.

38. Добаев И.П. Кавказский макрорегион в фокусе геополитических интереосов мировых держав: история и современность. – Ростов-на Дону: Изд-во ЮНЦ РАН, 207. – 208 с.

39. Добаев И.П., немчина В.И. Новый терроризм в мире и на Юге России.

– Ростов-на-Дону: Ростиздат, 205. – 304 с.

40. Дугин А. геополитика постмодерна. Времена новых империй. Очерки геополитики XXI века. – СПб: Амфора, 2007. – 382 с.

41. Дугин А. Четвертая политическая теория. Россия и политические идеи XXI века. – СПб: Амфора, 2009. – 351 с.

42. Епифанцев С.В. Этносоциетальная трансформация на Северном Кавказе на рубеже XX-XXI вв. / Отв. ред. Ю.Г. Волков. – Ростов н/Д.:

Наука-Пресс, 2005. – 248 с.

43. Истомин И.А. Политическая пропаганда радикальных исламистских организаций в США / И.А. Истомин // Вестник МГИМО-Университета.

- 2012. - № 6. - С. 94-103.

44. Истоки конфликтов на Северном Кавказе: монография / И.В.

Стародубровская, Д.В, Соколов. – М.: Изд. «Дело» РАНХиГС, 2013. – 280 с.

45. Карякин В.В. Геополитика третьей волны: трансформация мира в эпоху Постмодерна: Монография. – М.: «Граница», 2013. – 432 с.

46. Койбаев Б.Г., Бязров А.В. Современный экстремизм: сущность, содержание и формы проявления (международный и региональный аспекты). – Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2012. – 154 с.

47. Костин В.И., Костина А.В. Национальная безопасность современной России. – Либроком, 2013. – 344 с.

48. Коэн А. США, страны Центральной Азии и Кавказа: проблемы и перспективы взаимоотношений // Центральная Азия и Кавказ. – 2000. – № 2. – С. 32-38.

49. Кузнецов В.Н. Социология безопасности. – М.: Книжный дом Университет, 2009. – 422 с.

50. Кумыков А.М. Национальный идеал российской государственности:

социально-философский анализ. – М.: Социально-гуманитарные знания, 2007. – 268 с.

51. Купер Р. Раздор между народами: порядок и хаос в XXI веке / Пер. с англ. – М.: Московская школа политических исследований, 2010. – с.

52. Курбанов Х.Г. Религиозно-политический экстремизм на Северо Восточном Кавказе: идеология и практика (на материалах республики Дагестан) / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-на-Дону: Изд. СКНЦ ВШ, 2006. – 156 с.

53. Лексин В.Н. Федеративная Россия и ее региональная политика. – М:

ИНФРА-М, 2008. – 352 с.

54. Магарамов Э.М. Современная геополитиче5ская ситуация на Северном Кавказе: проблемы региональной геостратегии России / Отв. ред. И.П.

Добаев. – Ростов-н/Д: Изд. СКНЦ ВШ, 2007. – 170 с.

55. Малухова З.А. Дагестан в кавказской геополитики России. – Махачкала: Изд-во ДГМА, 2005. – 128 с.

56. Маркедонов С. Турбулентная Евразия: межэтнические, гражданские конфликты, ксенофобия в новых независимых государствах постсоветского пространства. – М.: Московское бюро по правам человека, Academia, 2010. – 260 с.

57. Мегатренды мирового развития / Под. ред. М.В, Ильина, В.Л.

Иноземцева. – М.: «Экономика», 2001. – 295 с.

58. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке / Под. ред. Т.А. Шаклеина, А.А, Байков. – М.: Аспект Пресс, 2013.

– 448 с.

59. Международный терроризм: борьбюа за геополитическое господство / Под. ред. А.В. Возженикова. – М.: Эксмо, 2007. – 528 с.

60. Мировая политика в условиях кризиса / Под. ред. С.В, Кортунова. – М.:

Аспект Пресс, 2010. – 464 с.

61. Многоуровневая идентичность / Жаде З.А., Куква Е.С. – М.: РФО, 20о6. – 245 с.

62. Мусульмане в публичном пространстве Америки: надежды, опасения и устремления / Пер. с англ. И. Мюрберг. – М.: Идея-Пресс, 2005. – 480 с.

63. Национальная и региональная безопасность на Юге России: новые вызовы // Южнороссийское обозрение Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК при РГУ и ИСПИ РАН / Отв. ред. В.В. Черноус. – Ростов н/Д. – 2003. – Вып. 14. – 160 с.

64. Негосударственные участники мировой политики / Под. ред. М.М, Лебедевой, М.В, Харкевича. – М.: Аспект Пресс, 2013. – 208 с.

65. Нетесова Ю.С. Исламистский терроризм в странах европейского Союза: Дис. … канд. полит. наук. – М., 2012. – 31 с.

66. Одинцов В. «Братья-мусульмане», ЦРУ и международная поддержка исламистов, 19.09.2013: http://ru.journal-neo.org/2013/09/19/the-muslim brotherhood-the-cia-and-the-international-support-for-the-islamists/ 67. Ольшанский Д.В. Психология терроризма. – СПб.: Питер, 2002. – 288 с.

68. Панин В.Н. Политический процесс на Ближнем Востоке: влияние России и США. Монография. – Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2004. – 235 с.

69. Панин В.Н. Проблема региональной безопасности на Кавказе в ситуации турбулентности мирового политического процесса // Вестник Института стратегических исследований. – Вып. 1: Конфликты – Безопасность – Геополитика. Стратегический анализ современного мирового развития. – 2011. – С. 48-50.


70. Панин В.Н. Современное состояние геополитического процесса на Кавказе / Северный Кавказ в национальной стратегии России / Под ред.

В.А. Тишкова. – М.: ФГНУ «Росинформагротех», 2008 г. – С. 53-60.

71. Петухов В.Б. Информационный дискурс терроризма в контексте художественной рефлексии. – М.: Изд. ЛКИ, 2007. – 208 с.

72. Проблемы геополитики и Северный Кавказ: сб. науч. трудов. – Ставрополь: Изд. СГУ, 2001. – 132 с.

73. Проблемы истории народов Северного Кавказа межнациональные отношения (XX-XXI вв.). – М., 2009. – 406 с.

74. Природа этнорелигиозного терроризма / Под ред. Ю.М. Антоняна. – М.: аспектПресс, 2008. – 365 с.

75. Рамоне И. Геополитика хаоса / Пер. с франц. И.А. Егорова. – М.:

ТЕИС, 2001. – 128 с.

76. Российский Кавказ. Книга для политиков / Под ред. Тишкова В.А, Тишкова. – М.: ФГНУ «Росинформагротех», 2007. – 384 с.

77. Религиозный фактор и проблемы безопасности Юга России: кол.

монография. – Ростов-на-Дону: Изд. ЮНЦ РАН, 2010. – 160 с.: ил.

78. Рябцев В.Н. Геополитическая проблематика Черноморско-Каспийского региона в трудах ученых и специалистов Юга России (некоторые страницы истории) /Отв. ред. М.Д. Розин. – Ростов-н/Д.: Изд. СКНЦ ВШ ЮФУ. – 48 с.

79. Рябцев В.Н. Современный иранский кризис как объект геополитического анализа: региональный и глобальный контекст / Отв.

ред. В.А. Авксентьев. – Ростов н/Д: Изд. ЮНЦ РАН, 2008. – 576 с.

80. Рябцев О.В. Крымско-татарское национальное движение: современное состояние и перспективы развития / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-на Дону: Изд. СКНЦ ВШ ЮФУ, 2007. – 163 с.

81. Рязанцев С.В, Современный демографический и миграционный портрет Северного Кавказа. – Ставрополь: Сервисшкола, 2003. – 376 с.

82. Санглибаев А.А. Этнополитические процессы и конфликты на Северном Кавказе. – Черкесск: Изд-во КЧИГИ, 2008. – 280 с.

83. Сампиев И.М. Гуманитарные и социально-политические проблемы модернизации Кавказа: сб. ст. / Отв. ред. Сампиева И.М. – Назрань:

ИГУ, 2011. – 496 с.

84. Северный Кавказ: модернизационный вызов / И.В. Стародубровская, Н.В. Зубаревич, Д.В. Соколов, Т.П. Интигринова, Н.И. Миронова, Х.Г.

Магомедов. – М.: Изд. «Дело» РАНХиГС, 2012. – 328 с.

85. Сейджман М. Сетевые структуры терроризма / Пер. с англ. И.

Данилина. – М.: Идея-Пресс, 2008. – 216 с.

86. Силаев Н.Ю. Итоги августовской войны для Кавказа // Центральная Азия и Кавказ. – 2009. – № 3. – С.7-19.

87. Современный Кавказ: геополитический выбор // Сборник научных статей / Ред. В.В. Дегоев., В.Н. Панин. – М.-Пятигорск: ПГЛУ, 2009. – 260 с.

88. Современная российская политика / Под ред. В.И. Коваленко. – М.:% Изд-во Московского университета, 2013. – 472 с.

89. Станкевич Г.В. Конфессиональный портрет Юга России / Вестник Института стратегических исследований ПГЛУ: Приложение 1/2012. – Ставрополь: Изд. «Параграф», 2012. – 72 с.

90. Станкевич Г.В. Религиозный фактор современного политического процесса: Монография. – Ставрополь: Ставролит, 2012. – 316 с.

91. Сучков М.А. Американские оценки экстремистской деятельности на Северном Кавказе и перспективы сотрудничества с Россией в борьбе с терроризмом // VI Всероссийский конгресс политологов «Россия в глобальном мире: Институты и стратегии политического взаимодействия». Материалы. Москва, 22–24 ноября 2012 г. – М.:

Российская ассоциация политической науки, 2012. – C. 451-452.

92. Сучков М.А. Экспертное сообщество США о «Кавказском эмирате» // Вестник Института стратегических исследований ПГЛУ. – Вып. 1.

Конфликты – Безопасность – Геополитика. Стратегический анализ современного мирового развития. – 2011. – С. 50-53.

93. Сидорина Т.Ю., Полянников Т.Л. Национализм: теория и политическая история. – М.: Изд.дом ГУ ВШЭ, 2006. – 356 с.

94. Смакотина Н.Л. Основы социологии нестабильности и риска. – М.:

КДУ2009. – 242 с.

95. Терроризм: сб. статей, метод. материалов и прикладных инструкций / Сост. А. Буднев, В. Горепекин, А. Крикунов, Р. Латыпов. – М.: Центр анализа террористических угроз и конфликтов низкой интенсивности «ЦАТУ», 2010. – 140 с.

96. Умаров, Д.В. Отношение американского истеблишмента к бандподполью на Северном Кавказе // Новые вызовы региональной безопасности. Материалы Международной конференции «Новые вызовы региональной безопасности» (г.Пятигорск, 6-8 июня 2013 г. ). Пятигорск: ПГЛУ, 2013. – С. 18-22.

97. Усманов Р.Х., Тажиев Н.М. Пути и вектор развития региональных этнополитических элит в современном российском обществе:

Монография. – М.: ООО «ЦИУМиНЛ», 2012. – 214 с.

98. Федерализм и этническое разнообразие в России: сб. ст. / С. Аккиева, Я. Ваславский, И. Габдрафиков и др.;

под ред. И. Бусыгиной и А.

Хайнеманн-Грюдера. – М.: РОССПЭН, 2010. – 216 с.

99. Хелд Д. Глобальные трансформации: политика, экономика, культура / пер. с англ. В.В. Сапова и др. – М.: Праксис, 2004. – 576 с.

100. Цуркан А.А. Исламский радикализм: анализ подходов и возможностей взаимодействия России и США: Автореф. дис. … канд.

полит. наук. – М, 2012. – 42 с.

101. Чапан Э. Ислам о терроре / Пер. с тур. – М.: ООО «Изд. Новый Свет», 2005. – 176 с.

102. Этнорелигиозный терроризм / Под. ред. Ю.М. Антоняна. – М.:

Аспект Пресс, 2006. – 318 с.

103. Этноэтатизм и этнократия на Юге России / Отв. ред. В.В.

Черноус. – Ростов-н/Д.: Изд. СКНЦ ВШ, 2006. – 210 с.

104. Юсупова Г.И. Глобализация и трансформационные процессы в социально-политической сфере республик Северного Кавказа: Регион.

центр этнополит. исслед. Даг. науч. центра РАН. – М.: Наука, 2007. – 110 с.

105. Юсупова Г.И. Глобализация и этнополитическая безопасность Юга России: Регион. центр этнополит. исслед. Даг. науч. центра РАН. – М.: «Собрание» 2009. – 318 с.

Литература на иностранных языках 106. Abelson D. Capitol Idea: Think Tanks and U. S. Foreign Policy [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://books.google.ru/books/about/Capitol_Idea.html?id=UavEJnh gdaEC&redir_esc=y 107. Abelson D. Do Think Tanks Matter? [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://www.cato.org/sites/cato.org/files/serials/files/cato journal/2003/5/cj23n1-19.pdf 108. Abelson D. The business of ideas: The think tank industry in the USA [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://books.google.ru/books?id=3S3yZy2pFJEC&printsec=frontcover&hl=r u&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false 109. Abelson D. Thinking out Loud: Think Tanks and Their Quest for Public Exposure [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://thecanadausinstitute.uwo.ca/pdf/research_papers/CUSI_Research_Pap er_2_Abelson.pdf 110. Aktan G. D Politika Yapmann Esaslar [Электронный ресурс].

Режим доступа:

http://www.radikal.com.tr/radikal.aspx?atype=radikalyazar&articleid= 7&categoryid= 111. Al Shabaab: Recruitment and Radicalization within the Muslim American Community and the Threat to the Homeland. Majority investigative report. One Hundred Twelfth Congress. U.S. House of Representatives. Committee on Homeland Security. July 27, 2011.

http://www.investigativeproject.org/documents/testimony/384.pdf 112. Ali T. Why We Are so Obsessed by Islam? // Islam & Europe:

Challenges and Opportunities // Lectures Forum A. & A. Leysen 2006-2007.

Leuven University Press, 2008.

113. America and the World in the Age of Terror: A New Landscape in International Relations / Ed. by Daniel Benjamin. Washington D.C.: CSIS, 2005. – 206 p.

114. Applebaum A. Ethnic Cleansing, Russian Style / December 20th, 1999, The Weekly Standard http://www.anneapplebaum.com/1999/12/20/ethnic-cleansing-russian-style/ 115. Aras B., Tokta. Turkey’s New Dynamics in Domestic and Foreign Policy [Электронный ресурс]. Режим доступа:

https://www.google.com/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=1& ved=0CDMQFjAA&url=http%3A%2F%2Fwww.suletoktas.com%2Fdownl oad.php 116. Bejolpera J.P., Randol M.A. American Jihadist Terrorism: Combating a Complex Threat. Congressional Research Service. Report for Congress.

December 7, 2010. P. 21-22 URL:

http://fpc.state.gov/documents/organization/153298.pdf 117. Benjamin D., Simon S. The Age of Sacred Terror: Radical Islam’s War against America. New York: Random House, 2002. – 560 p.

118. Benjamin D, Simon S. The Next Attack: The Failure of the War on Terror and a Strategy for Getting it Right. Holt/Times Books, 2005. – 346 p.

119. Bihi A. The Extent of Radicalization in the American Muslim Community and that Community’s Response. Testimony to the Committee on Homeland Security. US House of Representatives. March 10, 2011.


URL:http://homeland.house.gov/sites/homeland.house.gov/files/Testimony %20Bihi.pdf 120. Blanchard C.M. Al Qaeda: Statements and Evolving Ideology.

Congressional Research Service. Report for Congress. July 9, 2007. URL:

http://www.fas.org/sgp/crs/terror/RL32759.pdf 121. Boucher S. Europe and Its Think Tanks: a promise to be fulfilled [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.notre europe.eu/media/Etud35-en.pdf 122. Collison A. Russian Islamist Chief Calls for End to Attacks. Wall Street Journal, February 4th, 2012.

123. Cornell S. US Engagement in the Caucasus: Сhanging Gears. // Helsinki Monitor. – 2005. –№ 2. – pp. 112.

124. Darabadi P. Central Eurasia: Globalization and Geopolitical Evolution // Central Asia and the Caucasus, – 2006. – No. 3 (39).

125. Designation of Caucasus Emirate – [Электронный ресурс]. – US Department of State Media Note – 26.05.2011 – http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2011/05/164312.htm 126. European Islam: Challenges for Public Policy and Society / Ed. by S.

Amghar, A. Boubekeur, M. Emerson. Brussels: Centre for European Policy Studies, 2007. – 227 p.

127. Gven S. Seeking Influence in Foreign Policy-Making: Turkey’s Experiment with Think Tanks [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.academia.edu/355024/Seeking_Influence_on_Foreign_Policy Making_Turkeys_Experiment_with_Think-Tanks 128. Gven S. Trkiye’de Dnce Kurulular ve Uluslararas likiler Disiplini [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.academia.edu/1272027/Turkiyede_Dusunce_Kuruluslari_ve_Ul uslararasi_Iliskiler_Disiplini 129. Gven S. Trkiye’nin D Politikas ve Dnce Kurulular [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.academia.edu/1272022/Turkiyenin_Dis_Politikasi_ve_Dusunce _Kuruluslar 130. Five Years after 9/11. An Assessment of America’s War on Terror / Ed. by J. Smith, Th. Sanderson. Washington D.C.: The CSIS Press, 2006. – 52 p.

131. Friedman N. Terrorism, Afghanistan, and America’s New Way of War. Annapolis, MD: Naval Institute Press, 2003. – 327 p.

132. Global Terrorism Index-2011 / Vision of Humanity:

http://www.visionofhumanity.org/#/page/indexes/terrorism-index 133. Haas P. Introduction: Epistemic Communities and International Policy Coordination [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.unc.edu/~fbaum/teaching/articles/IO-1992-Haas.pdf 134. Haass R. Think Tanks and the US Foreign Policy: A Policymaker’s Perspective [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://photos.state.gov/libraries/korea/49271/dwoa_120909/ijpe1102.pdf 135. Hahn G. Getting the Caucasus Emirate Right // A Report of the CSIS Russia and Eurasia Program. – Washington D.C., August 2011. – 27 p.

136. Hahn G. Russia’s Islamic Threat, Yale University Press, 2007. – p.

137. Heymann Ph. Terrorism and America. A Commonsense Strategy for a Democratic Society. Cambridge, Massachusetts: The MIT Press, 2001. – 345 p.

138. Hoffman B. «Holy Terror»: The Implications of Terrorism Motivated by a Religious Imperative. Santa Monica: RAND Corporation, 1993. – 14 p.

139. Hunter R. Think Tanks. Helping to shape U.S. Foreign and Security Policy [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://guangzhou.usembassy china.org.cn/uploads/images/Q9dZPjzEccH4nuxZR-ynEQ/ijpe0300.pdf 140. Hunter Sh. The Future of Islam-West Relations: Clash of Civilizations or Peaceful Coexistence? Westport, CT: Praeger Publishers 1998. – 210 p.

141. Jamestown Foundation. US Slaps Sanctions on Caucasus Emirate as Violence Continues in North Caucasus – [Электронный ресурс]. – Eurasia Daily Monitor, Vol. 8 Issue 103. – 27.05.2011. – http://www.jamestown.org/programs/edm/single/?tx_ttnews[tt_news]= 1&tx_ttnews[backPid]=27&cHash=dc8fc0a8b248e834249cfbda9e332f 142. Jihad Against Jews and Crusaders. World Islamic Front Statement. February 1998. http://www.fas.org/irp/world/para/docs/980223-fatwa.htm 143. Katzman K. Al Qaeda: Profile and Threat Assessment. Congressional Research Service. Report for Congress. August 17, 2005. – 11 p.

144. Kilcullen D. The Accidential Guerrilla: Fighting Small Wars in the Midst of a Big One. Oxford: Oxford University Press, 2009. – 384 p.

145. Kosmin B.A., Keysar A. American Religious Identification Survey (ARIS 2008). Summary Report. Hartford, Connecticut: Trinity College, March 2009. P. 5.

http://b27.cc.trincoll.edu/weblogs/AmericanReligionSurvey ARIS/reports/ARIS_Report_2008.pdf 146. Lanskoy M., Stern J., Toft M. Russia's Struggle with Chechnya:

Implications for the War on International Terrorism. Event Report // Caspian Studies Program November 26, 2002:

http://belfercenter.hks.harvard.edu/publication/12789/russias_struggle_with _chechnya.html 147. Libicki M. Global networks and security: How dark is the dark side?

[Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://indianstrategicknowledgeonline.com/web/C38Libic.pdf 148. Markedonov S. Radical Islam in the North Caucasus: Evolving Threats, Challenges and Prospects // Report of the CSIS Russia and Eurasia Program. – Washington D.C., November 2010. –13 p.

149. McGann J. Think Tanks and Policy Advice in The US [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kas.de/wf/doc/kas_7042-1522-1 30.pdf? 150. McGann J. Global Trends in Think Tanks and Policy Advice [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.g20thinktanksummit.com/wp-content/uploads/2012/06/Global Trends-in-Think-Tanks-and-Policy-Advice.pdf 151. McGann J. Global Go to Think Tanks Annual Report [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.gotothinktank.com/wp-content/uploads/2013/01/2012-Global Go-To-Think-Tank-Report.pdf 152. McReynolds Ph. Terrorism as a Technological Concept: How Low versus High Technology Defines Terrorism and Dictates Our Responses // Philosophy 9/11. Thinking about the War on Terrorism / Ed. by T.

Shanahan. Chicago, Illinois: Open Court, 2005.

153. Militant Ideology Atlas Executive Report U.S. Military Academy’s Combating Terrorism Center November 2006. – 360 p.

154. Murden S.W. The Problem of Force: Grappling with the Global Battlefield. – London: Lynne Rienner Publishers, 2009. – 234 p.

155. Nation C. Russia, the United States and the Caucasus. – Washington D.C.: US Army War College, The Strategic Studies Institute, February, 2007. – 40 p.

156. Nelson R., Sanderson T.M., Bagia A., Bodurian B., Gordon D.A. A Threat Transformed. Al Qaeda and Associated Movements in 2011.

Washington: Center for Strategic and International Studies, 2011. – 25 p.

157. Nelson R., Sanderson Th. Confronting an Uncertain Threat: The Future of Al Qaeda and Associated Movements. Washington D.C.: CSIS, September, 2011. – 66 p.

158. Novikov Y. A Russian Agent at The Right Hand Of Bin Laden? // Terrorism Monitor. – Vol.2, Issue 1. – 2004. – http://www.jamestown.org/programs/gta/single/?tx_ttnews[tt_news]= &tx_ttnews[backPid]=179&no_cache= 159. zcan G. Facing its Waterloo in Diplomacy: Turkey’s Military in the Foreign Policy-Making Process [Электронный ресурс]. Режим доступа:

https://www.google.com/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=1& ved=0CDMQFjAA&url=http%3A%2F%2Frevistas.ucm.es;

160. ztrk A. The Domestic Context of Turkey’s Changing Foreign Policy towards the Middle East and the Caspian Region [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://arsiv.setav.org/ups/dosya/13219.pdf 161. Pillar P. Terrorism and U.S. Foreign Policy. – Washington D.C.:

Brookings Institution Press, 2003. – 272 p.

162. Phares W. The Confrontation. Winning the War against Future Jihad.

New York: Palgrave Macmillan, 2008. – 306 p.

163. Ramadan T. Radical Reform: Islamic Ethics and Liberation. Oxford:

University Press, 2009. – 372 p.

164. Ramadan T. To Be a European Muslim. Leicester, Islamic Foundation, 1999. – 273 p.

165. Ramadan T. Western Muslims and the Future of Islam. Oxford:

University Press, 2004. – 272 p.

166. Reformist Voices of Islam: Mediating Islam and Modernity / Ed. by Sh. Hunter. Armonk, New York: M.E. Sharpe, 2009. – 322 p.

167. Rich A. Think Tanks, Public Policy, and the Politics of Expertise [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://catdir.loc.gov/catdir/samples/cam041/2003065392.pdf;

168. Russia and Eurasia: A Realistic Policy Agenda for the Obama Administration / Heritage Foundation Special Report / Ed. by Cohen A. – Washington D.C. Heritage Foundation, March 2009. – 60 p.

169. Schaefer R. The Insurgency in Chechnya and the North Caucasus:

From Gazavat to Jihad. Santa Barbara, CA: Praeger, 2010. – 303 p.

170. Shaffer B. The Geopolitics of the Caucasus // Brown Journal of Foreign Affairs. – Spring/Summer 2009. – Vol. XV. – Issue II. – P. 131-142.

171. Sestanovich S. Statement on Chechnya to Senate Committee. Global Security.Com, Nov. 4, 1999:

http://www.globalsecurity.org/military/library/news/1999/11/991104 chechen-usia1.htm 172. Smirnov A. Political Disunity Mars Chechen Rebel Strategy in the North Caucasus // Jamestown Foundation Chechnya Weekly, June 8, 2006.

173. Stone D. Think Tanks Beyond Nation-States [Электронный ресурс].

Режим доступа:http://books.google.ru/books?id=3S3yZy2pFJEC&printsec=frontco ver&hl=ru&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false 174. Stone D., Denham A. Think Tank Traditions: Policy Analysis Across Nations [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://books.google.ru/books/about/Think_Tank_Traditions.html?id=3S3yZ y2pFJEC&redir_esc=y;

175. Striking Terror. America’s New War / Ed. by R. Silvers, B. Erstein.

New York: Review Books, 2002. – 384 p.

176. Tibi B. Islam and Europe in the Age of Intercivilizational Conflict:

Diversity and the Challenges // Islam & Europe: Challenges and Opportunities // Lectures Forum A & A. Leysen 2006-2007. Leuven University Press, 2008. – pp. 63-83.

177. Tosun K. Dnya Devleti. Avrupa ve Dnya Federasyonu Fikrini Yayma Cemiyeti Yaynlarndan [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://paperroom.ipsa.org/papers/paper_2431.pdf;

178. Thachuk K. Countering terrorist Support Structures // Defence Against Terrorism Review. – Vol. 1, No. 1. – Spring 2008. – pp. 13-28.

179. Trenin D. Russia's Policy in the Middle East: Prospects for Consensus and Conflict with the United States. A Century Foundation Report. 2010. – 20 p.

180. Treverton G. Intelligence for an Age of Terror. Cambridge: University Press, 2009. – 326 p.

181. Ullrich H. European Union Think Tanks: Generating Ideas, Analysis and Debate [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://books.google.ru/books?id=3S3yZy2pFJEC&printsec=frontcover&hl=r u&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false 182. USAK Center for Middle Eastern and African Studies [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.usak.org.tr/EN/merkez.asp?id= 183. USAK Center for Eurasian Studies [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.usak.org.tr/EN/merkez.asp?id= 184. USAK Center for Security Studies [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.usak.org.tr/EN/merkez.asp?id= 185. Vatchagaev M. US Designation of Caucasus Emirate Leader as Terrorist Will Have Little Impact – [Электронный ресурс]. – Eurasia Daily Monitor, Vol.7, Issue 127 – 01.06. http://www.jamestown.org/programs/edm/single/?tx_ttnews[tt_news]= 7&tx_ttnews[backPid]=484&no_cache= 186. Waal Th. De. The Caucasus: an Introduction, Oxford University Press, 2010. – 259 p.

187. Weaver R. The Changing World of Think Tanks [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.medientheorie.com/doc/weaver_changing_worlds_of_think_tan ks.pdf 188. Williams B.G. Allah’s Foot Soldiers: an Assessment of the Role of Foreign Fighters and Al-Qaida in the Chechen Insurgency // Ethno nationalism, Islam and the State in the Caucasus: Post-Soviet Disorder / Ed.

by Gammer M. – London: Routledge, 2007. – P. 156-178.

189. Williams B.G. Shattering the al-Qaeda-Chechen Myth / The Jamestown Foundation, April 23, 2013:

http://www.jamestown.org/single/?no_cache=1&tx_ttnews%5Bswords%5D =8fd5893941d69d0be3f378576261ae3e&tx_ttnews%5Bany_of_the_words %5D=Kazakhstan&tx_ttnews%5Bpointer%5D=7&tx_ttnews%5Btt_news% 5D=40771&tx_ttnews%5BbackPid%5D=7&cHash=8463798d7b3f682cc7a 7654d71bfc11#.UgEZzNJM_JI 190. Zoubir Y. Toward an Islamic Age of Enlightenment? // Reformist Voices of Islam: Mediating Islam and Modernity / Ed. by Sh. Hunter.

Armonk, New York: M.E. Sharpe, 2009. – 322 p.

ПРИЛОЖЕНИЯ Приложение Глобальный индекс терроризма (2011 г.) № Страна Индекс Кол-во Число Число Единица терроризма происшествий погибших раненых поврежденной собственности Ирак 9,56 1228 1798 4905 Пакистан 9,05 910 1468 2459 Афганистан 8,67 364 1293 1882 Индия 8,15 529 402 667 Йемен 7,30 113 454 415 Сомали 7,24 175 294 493 Нигерия 7,24 168 437 614 Тайланд 7,09 173 142 427 Россия 7,07 182 159 431 Global Terrorism Index-2011 / Vision of Humanity:

http://www.visionofhumanity.org/#/page/indexes/terrorism-index Приложение Индекс терроризма в России Глобальный индекс терроризма. Интервью с Кевином Клементсом / Российский совет по международным делам, 17 мая 2013. Режим доступа:

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=1781#top Приложение Сетевая структура «Братьев Мусульман» в США Приложение Текст письма (перевод с турецкого языка)1:

«Салам алейкум!

Это письмо я передаю Вам уважаемый Мухретдир-бей через находящегося вместе со мной Бурхана. Он скоро вернется в Турцию.

До места я добрался успешно. В Грузии мы нашли людей, которым вы просили передать записку. Они приняли нас хорошо и помогли перейти грузинскую границу. Дали опытного проводника. За переход в Чечню я заплатил 70 долларов США, из тех денег, что вы выдали нам для выполнения задания.

В Итум-Калинском районе мы шли очень медленно, нам пришлось несколько дней обходить посты русских военных.

Потом через нашего человека в Итум-Кале мы связались с людьми Умар паши и они отвели нас в отряд Абу Хавса. Во время перехода под Сержень-Юртом у нас была перестрелка с русскими. Пять муджахедов погибли.

Яд был у одного из наших друзей, вы его знаете. Перед походом он спрятал его где-то в лагере Авдорханова. Теперь яд никто не может найти.

Сейчас я прибыл в Грозный. Вчера у меня была встреча с очень влиятельными командирами Джабраилом и Юнади Турчаевым. Они пообещали подумать над Вашим предложением.

Однако в разговоре они были очень возмущены, что денежная помощь из Турции и от арабов резко сократилась. Они сказали, что их людям в Стамбуле постоянно говорят, что помощь направлена. На самом деле здесь ее не получают.

[Электронный ресурс] http://www.centrasia.ru/newsA.php?st= Чеченцы очень обижены и озлоблены. Они обвиняют нас в присвоении денег. Сказали, что уже много месяцев сидят без них. Нет ничего и от Шамиля паши. Только одни заявления и обещания. Надеялись, что после Беслана начнутся новые поступления денег, но их до сих пор нет. Еще сказали, что если это будет продолжаться, то они создадут нам проблемы. То, что вы планировали, мы скоро осуществим. Машина уже подготовлена.

Чеченцы все делают быстро, когда чувствуют запах денег.

Но все же надо посмотреть, что можно сделать еще, что бы помочь чеченцам. Почему Комитет кавказско-чеченской солидарности (ККЧС) и (ИХХ) не передают достаточного количества денег.

С генералом Шамилем я еще не виделся. Говорят, что его нет в Чечне.

Но мне обещали в скором времени организовать встречу с ними. Надеюсь, тогда я выполню Ваше поручение.

Уважаемый Мухретдир-бей, в целом обстановка здесь очень скверная.

Везде много военных. Передвигаемся только ночью, живем в подвалах. Люди перестают помогать муджахедам. Уже не помогают угрозы и поджоги. Один командир не доверяет другому.

Арабы не верят чеченцам и уходят за границу. Положение с медикаментами здесь также плохое.

Мне сказали, что мало осталось командиров, которые еще могут готовить взрывы. Не хватает людей, которые могут организовать большие взрывы.

Мне кажется, нужно срочно посоветоваться с людьми из Кавказского фонда, Общества Мазлум и Мехди из сивасского Общества солидарности с Чечней. Нужно сократить время обучения муджахедов. Пока не поздно, надо продумать вопрос направления сюда других групп. Ускорьте вопрос направлением сюда химиков. Здесь пока вода не подается по трубам. Но есть другие места, где уже можно применить план Серебряный Туман. В общем, мнение такое, что надо много денег, чтобы удержать муджахедов. Иначе ситуация выйдет из-под контроля.

Планирую после встречи с генералом Шамилем и передачи ему вашего письма уйти обратно в Грузию.

Уважаемый Мухретдир-бей, у меня к Вам есть одна просьба, прошу, переговорите заранее с нашим другом Эрхан-беем. Поблагодарите его от меня, он хорошо помог. У меня не было никаких проблем в Грузии и с переходом границы. Пусть Эрхан-бей передаст деньги грузинским коллегам из истихбарата (разведке) и проводнику. Когда буду возвращаться домой, помогите с грузинской визой.

О дате выхода сообщать не буду. Посмотрим по обстановке. Ждите от нас хороших новостей. Передавайте большой привет Салиху.

С уважением, Ваш Айдын».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.