авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«МЕТАФИЗИКА ОРГАНИЗАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ (монография) Узилевский Геннадий Яковлевич доктор филологических наук, профессор ...»

-- [ Страница 5 ] --

Рассмотрим теперь проблему самоорганизации коллектива. Экстремаль ные условия предвоенных (30-е гг.), военных (1941-1945 гг.) и особенно после военных лет (40-50-е годы) поставили задачу перед организационными струк Автор высказывает лишь не подтвержденное наукой предположение о том, что «сверхразум» обу словлен химизмом мозга, а может быть и другими причинами.

турами предприятий активизировать человеческие ресурсы производства. Зада ча состояла в том, чтобы в многоуровневой производственной системе одно временно включить в действие все звенья по горизонтали и все его уровни по вертикали (бригады – производственные цеха – высшие производственные службы).

Практические исследователи и разработчики (психологи, социологи, эко номисты), решая комплексно проблемы оптимизации труда и используя соци альный эксперимент в разработке новых условий труда и новых образцов по ведения работников, вышли на самоорганизацию коллектива благодаря актив ному включению в эксперимент самих рабочих и инженерно-технический пер сонал. В результате стала использоваться практическая модель самоорганизуе мости коллектива, что оказалось новым для зарубежной науки и практики ор ганизационного поведения.

Работа в данном направлении привела не только к нахождению конкрет ных эффективных решений, но и осмыслению феномена совместной трудовой деятельности и его поведенческих характеристик. Это позволило установить, как и при каких условиях различные профессиональные группы рабочих и инженерно-технических сотрудников объединяют усилия для достижения об щей, значимой для всех цели деятельности на основе требований к себе и дру гим. В свою очередь, определение условий совместной трудовой деятельности и ее поведенческих характеристик вывело ученых на установление трехуров невой структуры мотивации рабочих:

1. Уровень ближайшего окружения организационно-технической среды, в которой мотивация отношений к труду главным образом зависит от работаю щих рядом.

2. Уровень приобщенности рабочих к «своему» предприятию, которое создавало для них систему жизнеобеспечения для удовлетворения их основных потребностей благодаря созданию инфраструктуры нормальной жизнедеятель ности (ясли, детские сады, техникумы, спортивные комплексы, дома культуры, дома отдыха, санатории, бесплатное жилье, медицинское обслуживание и др.).

3. Уровень мотивационной целеосмысленности поведения (чувство пат риотизма, чувство выполняемого гражданского долга, чувство своей социаль ной значимости, чувство ответственности за судьбы других и пр.) /см. [18, c.

44-46]/.

Анализ трехуровневой структуры мотивации позволяет нам расширить и углубить представления о сплоченном коллективе, который представляет собой системное образование, самоорганизующееся и саморазвивающееся в трудо вом, социальном и общественном плане.

Подчеркну, что раскрытая выше структура содействует проявлению у ра ботающих генетически заданной способности к соединению личного и общест венного, эгоистического и альтруистического, земного и космического (третий уровень). Вслед за Ю.Д. Красовским можно утверждать, что мы имеем дело с трехуровневой структурой мотивационного самоуправляющегося ансамбля.

По сути дела, это оказалось также новым для зарубежной науки и практики.

После снятия железного занавеса эти достижения отечественной науки и прак тики стали известными зарубежным специалистам, которые используют их для повышения эффективности деятельности предприятий, бывших ранее в собст венности советского государства, а теперь ставших собственностью междуна родных компаний, работающих в России (см. [21]).

Я полагаю, что сущность трехуровневой структуры мотивационного ан самбля может войти в систему принципов осуществления управлением органи зационным поведением. Следует сказать, что комплексные исследования и раз работки моделей поведения работников осуществлялись в 70-80 гг. ХХ века, основанных на воздействии конечных результатов и характера оплаты на их производительность. Использование комплексного подхода к исследованию поведения рабочих позволило выйти не только на объединение и взаимодейст вие соисполнителей с учетом их разнообразных интересов на основе корректи ровки оплаты труда по конечному результату, но и на формирование принци пиально новых отношений сотрудничества, в том числе и соревновательно го, между ними.

Проведенное в 80-е годы изучение мотивов поведения рабочих отечест венными исследователями позволило установить, что мотивация имеет очень сложную структуру проявления. Ее исследование вывело ученых на три важ ных момента:

1) типологию мотивов, которые могут быть управляемыми и неуправляе мыми, потенциальными и актуализированными, осмысленными и неосмыслен ными, интенсивными и слабыми, прямыми и косвенными, устойчивыми и неус тойчивыми, моральными и аморальными, индивидуальными и коллективист скими;

2) иерархичность мотивации поведения человека, характеризующаяся доминированием определенного мотивационного комплекса, который подчиня ет себе остальные мотивы и определяет, в конечном счете, само поведение;

3) наличие скрытых мотивов, которые в процессе деятельности (цель –– средства –– результаты) и общения (нормы –– оценки –– санкции) могут стать ведущими [18, c. 56].

Переход России к построению социально-ориентированной рыночной экономике, личностно-ориентированному гражданскому обществу и правовому демократическому государству оказался весьма болезненным и длительным.

При этом оказалось, что многое из того полезного, что было получено отечест венной и зарубежной наукой, оказалось невостребованным. Поэтому представ ляется полезным осветить некоторые вопросы развития организационного по ведения как междисциплинарной научной специализации в будущем.

2.1.4. Перспективы развития организационного поведения в России Согласно В.Н. Глумакову, в настоящее время для России свойственны следующие сущностные характеристики экономики, общества и государства:

системно центрическое государство (общество и личность на службе государства, т.е. представляющей его элиты);

управляют личности и группы в своих интересах;

общественное влияние на власть слабое;

с точки зрения обще ства, государство слабо;

цели экономики (обогащение крупных собственников и чиновничест ва);

низкий уровень нравственности бизнеса (обогащение любым способом и демонстрация богатства как собственниками, так и высшим чиновничеством);

отсутствие справедливого распределения общественных богатств, проявляющееся в увеличении социального расслоения, наличии ощущения не справедливости происходящего большей частью общества, незначительных размерах среднего класса и его влияния, отсутствии эффективной системы со циальной защиты и проявлении социально-ориентированной демагогии;

низкий уровень проявленности демократии (борьба за сохранение у власти элиты, отсутствие механизмов воздействия общества на власть, демо кратическая демагогия верхов);

состояние общества, характеризующееся разобщением по группам, псевдопартиям, регионам1);

средства массовой информации, обеспечивающие интересы финансо во-политических кругов, их финансирующих);

узкое понимание и использование трудового потенциала (для руково дителей в основном профессионализм, деловые связи и хватка;

для других – Образование Общественных палат говорит о том, что гражданское общество только начинает осозна вать имеющиеся возможности защищать интересы людей.

исполнительность, профессионализм как знание технической стороны работы;

не поощряется массовое творчество, игнорируется групповой потенциал);

мотивы поведения людей большинства населения направлено на удов летворение физиологических потребностей;

тенденции развития экономических наук: преобладание монетарист ской схемы в планировании развития экономики и преподавании), недостаточ ное понимание и учет социальных потребностей и потребностей и особенно стей личности и др.;

преобладающие и социально одобряемые формы трудового поведения (экономическое, деструктивное, церемониально-субординационное и админи стративно определяемое);

общественная мораль (в руководстве – отсутствует;

от рядовых членов – требуется;

имеет место манипуляция и лицемерие со стороны властей и эли ты);

отношение государства к частной инициативе (фискальное налогооб ложение, отсутствие защиты честного бизнеса, произвол чиновников, корруп ция);

система народного хозяйства (монополистическая);

ментальные особенности в бизнесе (зависть) и др. [10, c. 87-89].

Как мы знаем, экономика, общество и государство формируют внешнюю среду (надсистему), выступающую в виде внешней среды для организаций хо зяйственной сферы. Изучение сущностных характеристик экономики, общества и государства1, свойственных современной стадии развития России, говорит о том, что внешняя среда оказывает весьма негативное воздействие на организа ционное поведение сотрудников организации и самой организации, а также на его основные внутренние факторы: персонал, цели и задачи, организационная структура, технологии и комфортная информационная среда.

Содержание таких характеристик, как цели экономики, основы нравст венности бизнеса, понимание и использование трудового потенциала, тенден ции развития экономических наук, преобладающие формы трудового поведе ния и ментальные особенности в бизнесе, отрицательно влияет на формирова ние организованного поведения сотрудников организации, самой организации, и, что весьма прискорбно, на формирование трехуровневой структуры моти вационного самоуправляющегося ансамбля.

В их число входят: состояние государственного устройства, демократии, общества, средств массовой информации, общественная мораль, народного хозяйства и отношение государства к частной инициативе.

Тем не менее, судя по политике президентской команды и правительства России, негативные тенденции в развитии экономики, общества и государства, будут преодолеваться. Поэтому усилия организационного поведения как меж дисциплинарной научной специализации должны быть направлены, на мой взгляд, на формирование новой концепции, основанной на • учете особенностей, технологических признаков и потенциала постин дустриальной цивилизации;

• осмыслении внутренних и внешних детерминант развития экономики [3];

• глубинном понимании природы организационного поведения, обу словленного осмыслением человека и самой организации как органических но уменально-феноменальных реальностей, материально-ментально-духовных об разований и систем (см. 1.1.3., 2.1.2. и 2.1.3).

В свете изложенного обратимся к раскрытию характеристики «понимание и использование трудового потенциала». Подчеркну, что отношение к трудо вому потенциалу как внутреннему фактору, определяющему развитие экономи ки и всей страны в целом, должно быть изменено в первую очередь. Возьмем технологии, которые изнутри обусловливают развитие экономики. Было уста новлено, что достижения фундаментальных наук, с одной стороны, и массовое творчество изобретателей, работающих на том или ином предприятии, с другой стороны, определяют успех новых наукоемких, информационных, производст венных технологий [22]. Укажу также, что без формирования сплоченного кол лектива, представляющего собой, по В.М. Бехтереву, собрание, связанных ме жду собой теми ли иными интересами личностей, а также комфортной интел лектуальной и информационной среды любое экономическое образование ждет провал.

В 2.1.1. было показано, что, начиная с середины 80-х годов, западные со циологи стали прослеживать у работающих такие ценности, как творчество и автономность, отсутствие контроля и приоритет самовыражения перед соци альным статусом. Как было установлено, для них присущи также поиск внут реннего удовлетворения, стремление к новому опыту, тяготение к общности, принятию участия в процессе выработки решений, жажда поиска, близость к природе, совершенствование самого себя и внутренний рост.

В связи с этим вновь отмечу, что любой коллектив, представляя собой живую систему, должен не только теоретически рассматриваться как самоорга низующееся и саморазвивающееся в трудовом, социальном и общественном планах образование, но и практически оптимально реализовываться. Только в этом случае мы можем с большой эффективностью использовать групповой по тенциал сотрудников организации. В этом смысле обращение к громадному опыту СССР использования группового потенциала может принести осязаемые плоды уже в ближайшем будущем.

Можно утверждать, что использование новых представлений о РЧ, его свойствах и особенностях может содействовать приложению антропо семиотического подхода к изучению мотивационной системы и эмоционально волевой сферы применительно к человеку.

В заключение этой темы приведу список принципов управления органи зационным поведением на основе изучения в 2.1.2. и 2.1.3. зарубежного и оте чественного опыта. Принципы управления поведением управляющей подсис темой предприятия:

Власть (право и умение отдавать команды и нести ответственность за результаты).

Единство руководства (один руководитель и единый план для каждого набора действий для достижения определенных целей).

Единство распорядительства (распоряжение только от одного руково дителя и подотчетность одному руководителю).

Чувство ответственности и обязательности в отношении к организа ции, вызывающее самоконтроль и побуждение к деятельности.

Формирование сплоченного самоорганизующегося и саморазвиваю щегося в трудовом, социальном и общественном планах коллектива с благо приятной для деятельности его членов интеллектуальной и информационной средой.

Подготовка менеджеров, обладающих методами, знаниями и умения ми, достаточными для организации такого коллектива.

Создание трехуровневой структуры мотивационного самоуправляю щегося ансамбля в трудовых группах (менеджеры должны обладать методами, знаниями и умениями, достаточными для реализации на практике этой задачи).

Принципы управления организационным поведением управляемой под системой предприятия:

1) порядок (все сотрудники должны знать свое место в организации);

2) дисциплина (четкое и ясное взаимопонимание между менеджерами и рабочими, основанное на уважении к правилам и договоренностям, установ ленным в организации);

3) подчинение индивидуальных интересов общим (с помощью личного примера и жесткого, но справедливого управления, направленного на то, чтобы интересы индивидов, групп и подразделений не превалировали над интересами организации в целом);

4) вознаграждение персонала за труд (оплата должна отражать состояние организации стимулировать людей на работу с отдачей);

5) равенство (к рабочим следует подходить справедливо и по-доброму);

6) устойчивость персонала (кадры должны находиться в стабильной си туации);

7) удовлетворение склонности к самовыражению, самоизменению, само обновлению, самоорганизации и самоактуализации;

8) корпоративный дух (следует создавать дух единства и совместных действий) 9) формирование сплоченного коллектива через создание комфортной интеллектуальной и информационной среды, провоцирующей саморазвитие и самоорганизацию, корпоративный дух единства и совместных действий;

10) чувство ответственности и обязательности в отношении к органи зации, вызывающее самоконтроль и побуждение к деятельности;

11) стимулирование соединения личного и общественного, эгоистиче ского и альтруистического, земного и космического для проявления готовности сотрудников использовать свой опыт, знания и воображение в решении про блем организации.

Следует сказать, что в западных странах произошла трансформация трех секторного хозяйства в пятисекторный:

первичный сектор (сельское хозяйство и добывающие отрасли);

вторичный сектор (обрабатывающая промышленность);

третичный сектор (сфера услуг);

четверичный сектор (торговля, финансовые услуги, страхование и операции с недвижимостью);

пятеричный сектор (здравоохранение, образование, научные исследо вания, индустрия отдыха и сфера государственного управления).

Три последних сектора обусловливают отличие экономики товаров и ус луг от индустриальной экономики. Нетрудно заметить, что Россия находится в начале своего пути перехода к экономике нового типа. В этой связи представи телям изучаемой междисциплинарной специализации предстоит изучение ор ганизационного поведения во всех пяти секторах развивающегося хозяйства нашей страны.

Я полагаю, что раскрытие перспектив развития организационного управ ления как междисциплинарной научной специализации и представление прин ципов управления организационным поведением сотрудников организации и самой организации будет содействовать изложению других разделов данной работы.

2.13.5. Заключение В данной главе анализируется переход от индустриальной экономики к экономике услуг и индустриальной цивилизации к цивилизации постиндустри альной, что вызвало у работающих людей западных стран изменения в ценно стях в сторону доминирования духовного начала над всеми остальными. В кон тексте происходящих в мировой экономике перемен рассматриваются взгляды А. Смита и Р. Оуэна на человека, экономику и общество;

раскрываются представления Ф. Тейлора и Э. Мейо на организацион ное поведение;

выявляется суть концепции Д. Мак-Грегора относительно управления организационным поведением;

формируются и формулируются принципы управления организацион ным поведением с учетом взглядов Э. Мейо, А.Файоля, П. Дракера, Ч. Бернар да, Д. Мак-Грегора, В.М. Бехтерева и др.

Подвергаются анализу развитие представлений отечественных исследова телей об организационном поведении и перспективы организационного пове дения как междисциплинарной научной специализации в новых экономиче ских, общественных и государственных условиях России. Следует особо под черкнуть необходимость и полезность перехода от феноменологических пред ставлений о поведении человека в организации к метафизическим, что позволя ет максимально использовать потенциал родового человека.

Список использованной литературы 1. Bezold, С. The Future of Work and Health / С. Bezold, R. Carlson R., J. Peck. – Dover L., 1986. – 191 p.

2. Иноземцев, В.Л. Постиндустриальное общество: проблемы, противоречия, перспек тивы.– М.: Логос, 2000. – 304 с.

3. Узилевский, Г.Я. Отличительные свойства, технологические признаки и потенциал постиндустриальной цивилизации // Постиндустриальная цивилизация и культура управле ния. – Глава 2. – Орел: ОРАГС, 2004. – С. 59-93.

4. Тупицын, А.В. Метафизические представления о стратегическом маркетинге // По стиндустриальная цивилизация и культура управления. – Глава 5. – Орел: ОРАГС, 2004. – С.

167-193.

5. Узилевский, Г.Я. Человеческий род и индивид в XXI веке: метафизические и фено менологические аспекты. – Орел: ОРАГС, 2007. – 327 с.

6. Drucker, P.F. The new realities. in government and politics, in economics and business, in society and world view. – New York: Harper & Row, 1989.

7. Rifkin, J. The End of Work. The Decline of the Global Labor Force and the Dawn of the Post-Market Era..– New York:, Tarcher/Putnam, 1995.

8. Амелин, В.Е. Постиндустриальная цивилизация и толерантность // Постиндустри альная цивилизация и культура управления. – Глава 4. – Орел: ОРАГС, 2004. – С. 139-166.

9. Узилевский, Г.Я. Государственный служащий и постиндустриальная цивилизация.

– Орел: ОРАГС, 2004. – 232 с.

10. Глумаков, В.Н. Организационное поведение: Учебное пособие. – М.: ЗАО «Фанта стинформ, 2002. – 256 с.

11. Гроф, С. За пределами мозга: рождение, смерть и трансценденция в психотерапии.

– М.: Трансперсональный институт, 1993. – 504 с.

12. Налимов, В.В. Спонтанность сознания. – М.: Прометей, 1989. – 287 с.

13. Узилевский, Г.Я. Системно-семиотический подход к изучению метафизики и по этики // И.С. Тургенев и Ф.И. Тютчев в контексте мировой культуры. – Орел, 2003. – С. 127 132.

14. Юнг, К. Аналитическая психология: прошлое и настоящее. – М: Мартис, 1995. – Цит. по: 9, с. 47.

15. Виханский, О.С. Менеджмент: учебное пособие / О.С. Виханский О.С., А.И. Нау мов. – М.: Гардарики, 2002 – 528 с.

16. Узилевский, Г.Я. Введение в антропологичекую семиотику. – Орел: НП «Редакция газеты «Орловская правда», 2002. – 152 с.

17. Психология личности: тексты. – М.: МГУ, 1982. – 288 с.

18. Красовский, Ю.Д. Организационное поведение: учебное пособие.– М: Юнити, 2004. – 511 с.

19. Бехтерев, В.М. Коллективная рефлексология. – М., 1921. – Цит по: [9, c. 50] 20. Хилл, Н. Закон успеха. Думай и богатей. – Екатеринбург: Литур, 2000. – 704 с.

21. Жаров, В. Сюда поступают по конкурсу, отсюда не уходят без веских причин.– Комсомольская правда (Выпуск в Черноземье). – 2004. – № 152. – С. 4.

22. Romer, P. Endogenous technological change // J. of political economy. – 1990. – Vol.

98. – P. S.71-S102.

Основные понятия, использующиеся в данной главе Вознаграждение внешнее – вознаграждение за труд, которое работник получает от организации: зарплата, продвижение по службе, дополнительные выплаты и льготы Вознаграждение внутреннее – чувства, которые испытывает человек в результате трудовой деятельности: самоуважение и гордость (если ему доверяют сложную работу), ра дость и удовлетворение (если она у него получается) и др.

Генотип – врожденный тип нервной системы.

Демократия – (от греч. demos – народ и kratos – власть) – форма государства, осно ванная на признании народа источником власти, его права участвовать в решении государст венных дел в сочетании с широким кругом гражданских прав и свобод Доверие – потенциальная возможность определять свои действия, полагаясь на вы сказывания и поступки другие людей Доктрина человеческих отношений (от лат. doctrina) – теория Э. Мейо, в соответст вии с которой решающая роль в трудовой активности принадлежит не столько материаль ным, сколько психологическим факторам.

Иерархичность – свойство системы, которое определяется иерархией связей во взаи модействии ее компонентов.

Коллективизм (от лат. сollectus – cобирательный) – принцип организации взаимоот ношений и совместной деятельности людей, проявляющийся в осознанном подчинении лич ных интересов общественным.

Метафизика вероятностная – одно из направлений метафизики, занимающееся изу чением проявленности смыслов в человеке, обществе, природе, космосе Мораль – (от лат. moralis – нравственность) – 1) особая форма общественного созна ния в виде общественных отношений;

2) один из основных способов регулирования дейст вий и поведения человека в обществе с помощью норм Наказание – управление неблагоприятными последствиями поступков человека в ви де мер воздействия, цель которого состоит в предотвращении нежелательного поведения Нравственность – априорно заданная совокупность духовных сущностей, направ ляющая деятельность, созерцание и общение человека.

Психология гуманистическая – одно из современных направлений психологии, при знающее своим главным предметом личность как уникальную целостную систему, которая представляет собой не нечто заранее данное, а «открытую возможность» самоактуализации, присущую только человеку.

Стиль руководства – форма управления организацией.

Стиль руководства автократический – (от греческого autokratos – самовластный) – форма управления организацией, основанная на неограниченной власти руководителя и от личающаяся подавлением личной инициативы и самостоятельности работника.

Стиль руководства демократический – форма управления организацией, при кото рой оно в значительной степени децентрализировано, коллектив принимает участие в разра ботке и реализации управленческих решений.

Стиль руководства либеральный (от лат. liberalis – свободный) – форма управления организацией, которой присуще минимальное участие руководителя в управлении коллекти вом.

Сфера эмоционально-волевая – система интеллекта, направляющая энергию чело века на созидательную и/или деструктивную деятельность.

Фенотип – результат (продукт) взаимодействия генотипа и среды.

ГЛАВА ЧЕЛОВЕК И ЕГО ЛИЧНОСТЬ В ОРГАНИЗАЦИИ Значимость структурно-функционального анализа и представлений метасемиотики о симво лической личности и ее компонентах для осмысле ния организационного поведения людей на пред приятии. Суперсистема планирования и прогнози рования поведения, принятия и реализации реше ний. Креативные характеристики менталитета, соз нания, бессознательного и сверхсознания. Харак терные особенности левшей, правшей и мастеро вых. Организационное поведение в контексте ду ховных и ментальных сущностей родового челове ка. Поведенческие характеристики менталитета и интеллекта.

2.2.1. Одухотворение и интеллектуализация организационного пове дения и управления им Выход коммерческих организаций на демократическую структуру управ ления делает актуальным использование метафизической методологии научных исследований и характерного для нее антропо-семиотического подхода «снизу вверх» изучения человека и его личности в рамках дисциплины «организаци онное поведение» (о данном подходе см. [1;

2, главы 1-2]).

2.2.1.1. Реконструкция структуры интеллекта с позиции структур но-функционального анализа При раскрытии первой и третьей глав первого раздела было показано, что как само поведение, так и управление им носят духовный и интеллектуальный характер. Можно утверждать, что принятие и реализация решений есть прояв ление духовной сферы и интеллекта представителей управляющей и управляе мой подсистем в организации. По сути дела, сущность поведения социального человека проявляется в принятых и реализованных им решениях в виде опреде ленных действий и поступков. В традициях классического структурно функционального анализа (М. Вебер, Т. Парсонс) в число неотъемлемых ком понентов социального действия входят субъект, ситуация, в которой оно осу ществляется, и ценностные ориентации субъекта [3-4].

Принято считать, что три компонента отображают – архетипические представления субъекта о социуме;

– о собственном теле, включенным в этот социум;

– о своем интеллекте, с заложенными в нем требованиями к социуму и самому себе.

Специалисты в области искусственного интеллекта В.М. Сергеев и В.Л.

Цимбургский полагают, что при описании действия «изнутри», с позиции субъ екта, принимающего сознательное решение и при установке на реконструкцию структуры интеллекта, стоящего за конкретным решением, указанная архети пическая триада принимает форму различения:

• знаний субъекта о социуме;

• ценностей субъекта, т.е. критериев, по которым он оценивает социум;

• его представлениях о тех средствах и ресурсах, которыми он распола гает, и которые превращают его в исполнителя действия [5, c. 107].

По мнению авторов данной статьи, наличие сведений о принятых реше ниях этим субъектом или государством позволяет судить о них с точки зрения пользы и вреда, которые они могут принести другому субъекту, организации и государству.

Изучение представлений классиков социологии и современных исследо вателей с позиции новой методологии научных исследований позволило уста новить, что они, изучая единичное в человеке, не вышли на его исследование в плане всеобщего и особенного. В конечном счете, они не принимают во внима ние прошлое в человеке и социуме, которое при его познании, как мы знаем, становится мощным ресурсом осмысления настоящего и приближения будуще го. В результате ими не учитываются – методы, способы, приемы, с которыми приходят в земной мир предста вители нового поколения;

– менталитеты видов ЧР и РЧ;

– условия проявления ценностей, эволюционно отобранными в прошлом;

– эволюционно развившиеся языки и коды, обусловливающие проявление и развитие механизмов, порождающих конкретные действия.

Современными авторами не включена в данную триаду духовная сфера человека. Можно утверждать, что предложенная ими триада требует сущност ного переосмысления с позиции метафизической методологии научных иссле дований.

2.2.1.2. Родовой человек и символическая личность: сущности, свой ства, особенности и измерения Наличие в РЧ биологической, символической и физической составляю щих делает его диалектически противоречивым материально-ментально духовным образованием. Были установлены следующие его свойства:

единство, целостность и интегративность биологической, символи ческой и физической составляющих;

их автономность, дифференциация и специализация;

устойчивость и структурность;

нелинейность и уникальность;

неисчерпаемость, незавершенность, активная адаптация к динамич ному изменению внутренней и внешней среды;

самодостаточность для активного проявления своего потенциала во благо семьи, общества, страны и всего мира [6, с. 38-39].

Изучение проблем организационного поведения как междисциплинарной научной специализации вывело меня на утверждение, что данные свойства мо гут стать свойствами деловых организаций при внесении крайне незначитель ных несущественных коррекций, касающихся природы самих организаций.

Выдвину предположение, что данные свойства с учетом особенностей то го или иного социального института могут стать основой формированию свойств организаций, относящихся к экономике товаров и услуг, гражданскому обществу, правовому демократического государства и другим СИ.

Ю.Г. Волков и В.С. Поликарпов, рассматривая человека как универсум или микрокосм, вышли на формулирование таких его измерений, как космиче ское, биолого-медицинское, социальное, познавательно-психологическое, эти ческое, экзистенциальное, эссенциальное, темпоральное и футурологическое [7]. Изучение этих измерений на основе выделения в РЧ трех составляющих:

биологической, символической и физической, позволило отнести эссенциаль ное, темпоральное и футорологическое измерения к РЧ, а биолого-медицинское – к биологическому человеку. Познавательно-психологическое измерение по лезно разбить на два: собственно познавательное и психическое. При этом по следнее полезно отнести к биологической составляющей, которая, как я пола гаю, требует системного изучения с целью выявления системы измерений.

Эссенциальное (от англ. essence – сущность) измерение РЧ состоит в изу чении программ, представляющих сущностные стороны Homo как целостности.

Темпоральное (от итал. tempo – время) измерение заключается в исследо вании программ, формирующих временные характеристики Homo, единство прошлого, настоящего и будущего и реагирующих на циклические (физиче ские, общественные, экономические и др.) воздействия.

Футурологическое измерение состоит в изучении программ, отвечающих за прогнозирование Homo своего будущего, включая развитие всех его сфер.

Рассмотрим теперь систему сущностей родового человека. В нее входят:

РЧ как целостность, являющаяся одновременно ноуменальной реаль ностью, материально-ментально-духовным образованием и системой – сущ ность первого порядка;

три составляющие (биологическая, символическая и физическая), вы ступающие в виде программ, языков и кодов, суть сущности второго порядка;

эссенциальное, темпоральное и футорологическое измерения – сущно сти третьего порядка [6, с. 39].

Перед нами иерархическая система сущностей: из сущности первого по рядка вытекают сущности второго и третьего порядков. Нетрудно заметить, что противоречия на каждом из трех уровней являются движущей силой развития Homo. Изучение этих сущностей говорит о необходимости гармонического развития человека в онтогенезе с приматом – в первом случае духовного начала;

– во втором – символической составляющей;

– третьем – эссенциального измерения, из которого следуют темпораль ное и футурологическое1.

Можно с уверенностью полагать, что данная типология будет содейство вать изучению роли и места человека в организационном поведении.

История эволюции и инволюции человеческого рода отобразилась в его коллективном бессознательном. В нем представлены не только сущности мета физического духовного начала, но и нравственные и безнравственные архетипы духовной сферы СЛ (см. подробно [8, c. 190-207]).

В связи с этим рассмотрим теперь следующие особенности родового и социального человека:

способность к самоизменению, самообновлению, самоактуализации, самоорганизации и само-реинтерпретации;

спонтанность как способность выхода за пределы самого себя, соеди нения личного и общественного, земного и космического.

Духовная направленность первой особенности задается такими свойства ми символической личности, как:

стремление к творчеству и поиску истины;

способность к сверхраннему проявлению духовных, ментальных и те лесных программ;

склонность к воображению и самосознанию;

Эти сущности и измерения РЧ, приложенные к деловым организациям, становятся источником и дви жущей силой их развития.

склонность к активному проявлению своего потенциала в социуме пу тем реализации миссии каждого человека на земле, которая вызывает радость жизни и страстное отношение к миру;

стремление к свободе в процессе взаимодействия с окружающей сре дой;

достоинство, честь и независимость.

Духовная направленность второй особенности обусловлена такими свой ствами символической личности, как • ответственность;

• сдержанность, самоограничение;

• благоговение перед героями, природой и космосом;

• открытость и доброта;

стремление к общению;

• склонность к гармонии, совершенству, порядку, и справедливости;

• совесть, долг как склонность к контролю над своим поведением;

• склонность к любви и состраданию к людям;

• приятие, сочувствие и доверие.

К сказанному выше полезно добавить, что эти свойства CЛ являются нравственными архетипами, отобранными эволюционно РЧ. Они задаются та кими нравственными принципами, как благо и красота, свобода и ответст венность, любовь и творчество, возникновение которых обусловлено мета физическим духовным началом [2;

6].

Анализ этих особенностей и присущих им нравственных архетипов гово рит о том, что они находятся в состоянии дополнительности и противоречия относительно друг друга и, тем самым, формируют целостность родового и со циального человека. Любая их гиперболизация будет приводить к большим пе рекосам в процессе обучения, воспитания и социализации человека на всех эта пах его возрастного развития. Естественно, это относится и к формированию комфортной духовной, интеллектуальной и информационной среды в органи зации. Только одновременное стимулирование обеих рассмотренных выше особенностей будет содействовать возникновению сплоченного коллектива с характерной для него самоорганизацией, самообновлением, самоизменением и само-реинтерпретацией.

Эти две особенности отображают эгоистическое и альтруистическое на чала в родовом и социальном человеке. Нетрудно заметить, что эти начала по тенциально находятся в состоянии гармонии по отношению друг к другу. Из этого следует, что организации, принадлежащие любому СИ, должны содейст вовать поддержанию этой гармонии на должном уровне. В противном случае это приводит к весьма негативным последствиям. Как мы знаем, гиперболиза ция эгоистического начала в Homo привела к МФЭК. Можно утверждать, что наступило время управления направляемым развитием экономики в целом и Рынка в частности.

Изложенное свидетельствует о том, что как родовой, так и социальный человек являются материально-ментально-духовными образованиями. В связи с этим психологическая концепция поведения, основанная на триаде «стимул –– организм –– реакция», является неадекватной природе человека. Вспомним, что известным русским ученым И.М. Сеченовым было открыто явление цен трального торможения, противоположного явлению возбуждения. Была обна ружена способность мозга задерживать рефлексы, что говорит о наличии нерв ного механизма психических функций – воли и мышления. Иными словами, аппарат торможения содействует формированию умения противостоять непри емлемым для человека влияниям, сведению к минимуму нежелательные аффек ты и влечения и принятию обдуманных решений. Отмечу также, что механизм торможения задерживает внешнее выражение действий и переводит их в план идеального: образ, модель, знак. Впоследствии учеными других направлений этот процесс был назван «интериоризацией». Добавлю к этому, что явления «торможение» и «интериоризация» возможны благодаря проявлению про грамм, языков и кодов, наследственно заданных человеку.

Этот процесс обусловливает уникальную особенность символической личности как материально-ментально-духовного образования, заключающуюся в способности переводить сигналы внешнего мира в ментальные образы и со относить их с духовными и ментальными сущностями. Эта особенность имену ется как «проактивность» (см. [9]), проявление которой в социальном человеке, несомненно, будет содействовать принятию взвешенных ответственных ре шений.

Следует сказать, что нравственные архетипы, являясь свойствами симво лической личности, проявляясь и развиваясь в социальном человеке, стимули руют развитие его интеллекта, среди свойств которого – свобода выбора и сво бода воли. Именно духовная направленность человека дает ему возможность проявлять свободу конкретных действий благодаря свойственной ему внутрен ней свободе и внутренней ответственности. Нетрудно видеть, что для нравст венно развитого социального человека с его гибким интеллектом между стиму лом и реакцией всегда находится программа свободы выбора того или иного действия или поступка, обусловленная проактивностью. На выбор дейст вия/недействия оказывает мощное воздействие такая априорно заданная духов ная сущность, как совесть, задающая нравственные принципы поведения. К сказанному добавлю, что Homo априорно задан одним удивительным механиз мом – воображением, которое вместе со свободой воли дает ему возможность принимать решения, независимо от внешнего воздействия.

Подчеркну, что именно взаимодействие друг с другом программ духов ной сферы и менталитета СЛ, а также программ, представляющих особенности РЧ, задает отличие ценностно и целеориентированных проактивных людей от людей реактивных, зависящих от условий окружающей среды (см. подробно об этом [8, c. 90-96]).

Изучение СЛ содействовало определению системы его сущностей, кото рая включает в себя:

свойства духовной сферы – сущность первого порядка;

свойства и особенности менталитета – сущность второго порядка;

направленность, особенности и функции рассудка, бессознательного и сверхсознания – сущность третьего порядка;

полифункциональность интегративной информационно энергетической системы и структурированного субстрата – сущность четверто го порядка;

свойства и особенности системы формирования поведения и реализа ции решений – сущность пятого порядка;

сущностные характеристики правшей, левшей, «мастеровых» – сущ ность шестого порядка [6].

Можно с уверенностью полагать, что данная система сущностей будет содействовать раннему выявлению потенциала того или иного сотрудника де ловых организаций, с одной стороны, и формированию новых представлений о взаимодействии с ними в изменившихся социально-экономических условиях экономики товаров и услуг.

До последнего времени научное изучение человека проводилось в кон тексте – диад «биологическое –– социальное» и «биологическое –– психи ческое»;

– триады «биологическое –– социальное –– культурное«;

– тетрактиды «биологическое –– психическое –– социальное –– космическое».

Ю.Г. Волков и В.С. Поликарпов интерпретировали Homo как космобиоп сихосоциальное существо [7]. Нетрудно заметить, что символический план ис следования человека не принимался во внимание, хотя человек является на Земле единственным существом, которое умеет создавать, пользоваться и управлять знаками, символами и мифами. Анализ измерений человека, предложенных указанными выше авторами, позволил отнести к СЛ с некото рым уточнением следующие измерения:

– космическое, принимающее во внимание связи с Вселенной, априорно заданные человеку;

– социальное, учитывающее взаимодействие Homo с социумом;

– познавательное, обращающее пристальное внимание на способности Homo к изучению внешнего и внутреннего миров и активной адаптации к ним;

– этическое, принимающее во внимание нравственные принципы и архе типы, априорно заданные человеку;

– аксиологическое, учитывающее присущие современному обществу цен ности и нормы и отображение их в социальном человеке;

– экзистенциальное, обращающее пристальное внимание на реализацию программ, отвечающих за проявление способностей и установок на достойное существование в реальной жизни.

Вернемся к такой особенности родового и социального человека, как проактивность, которая позволяет нам вновь обратиться к духовной сущности человека «стремление к свободе», являющейся необходимым условием разви тия социального человека и развертывания его творческой деятельности. Рас смотрим этот тезис на примере выявленных В.П. Зинченко пяти парадоксов преодоления избыточного числа степеней свободы (см. 1.3.2.;

[10, c. 41-60]).

Первый парадокс связан с сенсомоторной деятельностью человека, ко торый наделен огромным и избыточным количеством степеней свободы по от ношению к каждому из исполнительных актов. Суть парадокса заключается в том, что избыточное число степеней свободы кинематической цепи человече ского тела является условием построения свободного, целесообразного, точно го действия.

Второй парадокс обусловлен формированием человеком образа окру жающего мира и определения его свойств. Перед ним стоит задача преодолеть избыточные и неадекватные образы и построить один, нередко единственный.

Суть данного парадокса состоит в том, что избыточное количество степеней свободы формирования образов по отношению к оригиналу (реальности) пред ставляет собой необходимое условие однозначного восприятия действительно сти, ее пространственных и предметно-временных форм.

Третий парадокс заключается в наличии избыточного количества степе ней свободы внимания, обеспечивающей личности «практически неограничен ное пространство выбора». Этот принцип является необходимым условием реа лизации избирательности и предельной концентрации того или иного субъекта.

Четвертый парадокс связан с мнемической деятельностью человека, ха рактеризующейся приматом динамических (свободных) свойств памяти «над ее огромными консервативными свойствами. Избыточное число степеней свободы ассоциативных (по сходству, смежности и контрасту) обеспечивает не только удивительную емкость, но и готовность к отклику, доступность человеческой памяти».

Пятый парадокс относится к деятельности человека, оснащенного избы точным количеством присущих человеку языков, а также способностью созда вать свои языки описания объектов окружающего его мира, находить адекват ные конкретной задаче (и языку) способы преобразования условий, в которых она (задача) дана. Таким образом, наличие избыточного количества символиче ских средств дает человеку свободу обращения с наличной ситуацией, что ве дет к ее перестройке и к конструированию нового. Иначе говоря, данный пара докс выводит на получение нетривиальных результатов в интеллектуальной деятельности, которую вслед за В.В. Налимовым будем интерпретировать как выбор фильтров [10, c. 288] для пропуска и обработки информации.

Мною был выявлен шестой парадокс, заключающийся в избыточном ко личестве нравственных принципов и позитивных свойств духовной сферы сим волической личности и дающий конкретному человеку возможность не только самому стать нравственным существом, четко различать добро и зло, но и со действовать другим людям быть такими же [2;

6].

Рассмотрим данные парадоксы в контексте современной биологии, кото рая обращает внимание только на принцип наименьшего усилия [11, c. 34-42].

В шахматной теории есть принцип избыточной защиты, направленный на пря мое или косвенное поддержание существующей структуры в центре доски или на других ее участках. Очевидна полезность включения данного принципа в априорную заданность человека. В этом случае мы получаем два взаимообу словленных принципа: принцип наименьшего усилия и принцип избыточной защиты (избыточного обеспечения). Я полагаю, что взаимодействие данных принципов, задающих проявление гармонии в космосе, природе, обществе и творчестве [12], снимает тайну с этих парадоксов.

Рассмотренные принципы говорят об априорной обеспеченности челове ка в проведении свободной сенсомоторной, перцептивной, мнемической и чис то интеллектуальной деятельности, что, в свою очередь, подтверждает наличие такого свойства РЧ, как стремление к творчеству.

Обращение к раскрытию избыточных степеней свободы позволяет нам возвратиться к рассмотрению реактивных и проактивных людей и их действий.

Вслед за В.В. Смольяниновым я утверждаю, что реакции – это действия, кото рые не требуют дополнительных степеней свободы для их реализации, а акции – действия, которые требуют свобод [13, c. 105].

Раскрытие природы парадоксов, связанных с избыточными степенями свободы говорит о необходимости возвращения к явлению «управление». Я со гласен с В.В. Смольяниновым в том, что «всякой организации управления должна предшествовать организация необходимых и достаточных свобод, в противном случае управление не может быть эффективным» [13, c. 106]. Из этого следует, что эффективное управление поведением сотрудников той или иной фирмы обусловлено созданием комфортной духовной, интеллек туальной и информационной среды в коллективе в соответствии с приро дой человека. Только в этом случае управление будет содействовать редукции (уменьшению) избыточных свобод сотрудников для эффективного и творческо го выполнения их должностных обязанностей.

Исходя из рассмотренной выше общей характеристики управления, я по лагаю, что на практике необходимо объективировать степени свободы той или иной организации как системы, выявить возможности изменчивости ее дея тельности, что, несомненно, выведет нас на разработку технологии управления.

Изложенное говорит о том, что переход от изучения КЧ к исследованию ЧР и его видов, РЧ и его видов выводит нас на иное осмысление как социаль ных институтов, так и организаций.

2.2.1.3. Перспективы совершенствования одухотворения и интеллек туализации управления организационным поведением Символическая личность является объектом исследования метафизиче ской семиотики, к предметам ее исследования относятся:

духовная сфера с ее высшими нравственными принципами, нравст венными и безнравственными архетипами;

менталитет как внутренняя форма символической личности тело как внешняя форма символического человека, представленная в виде динамичной информационной системы состояний Homo и порождения его действий и движений;

структурированный субстрат (соматика + независимая субстанция (эфирное, астральное, ментальное тела и др.);

система планирования, формирования, прогнозирования поведе ния, принятия и реализации решений.

Эти понятия образуют пентаду, содействующую формированию целост ных представлений о СЛ. Все эти компоненты в виде соответствующих про грамм, языков и кодов трансформируются в социального человека как единой органической духовной, интеллектуальной информационно-энергетической системы, саморазвивающейся и самоорганизующейся в онтогенезе под воздей ствием СИ.

Такая интерпретация СИ наводит на мысль обратиться к рассмотрению личности в философии. Российский философ А.Г. Спиркин раскрывает лич ность1 как «сгусток … регулятивно-духовных потенций, центр самосознания, источник воли и ядро характера, как субъект свободных действий и верховной власти« во внутренней жизни человека» [14, c. 357]. Данное суждение перекли кается с утверждением известного зарубежного мыслителя М. Шелера, рас сматривавшего личность как центр, возвышающийся над человеком как живым существом, как центр, находящийся «только в высшем основании самого бы тия» и содействующий тому, что человек становится существом, превосходя щим самого себя и весь мир» [15, c. 60].

Анализ представлений академика А.Г. Спиркина в контексте метасемио тики приводит к мысли о том, что СЛ включает в себя все указанные выше компоненты исследуемого образования. Изучение утверждений немецкого фи лософа указывает на то, что символическая личность, обладая громадным по тенциалом, определяет или задает направленность функционирования не толь ко биологической и физической составляющих родового человека, но и соци альных институтов.

Позитивная духовная сфера, обусловленная метафизическим духовным началом, включает в себя с позиции метасемиотики следующие свойства (см.

[2, третья глава;

16, с. 42-47;

17, с. 23-29], 1.2.2. и табл. 2.1.1.).

Они были выявлены в результате изучения наследия Н.А. Бердяева, С.Н.

Булгакова, В.С. Соловьева, А.С. Хомякова, М.М. Бахтина, А.Ф. Лосева, Г.П., Мельникова, С.Л. Рубинштейна, П.В. Симонова и др.

Символической личности присущи и программы, представляющие эво люционно сформировавшиеся безнравственные архетипы духовной сферы, ко торые являются отрицательным двойником духовных сущностей, представлен ных в таблице. Безнравственные архетипы проявляют себя уже в перинаталь ном периоде в случае неудовлетворительного состояния организма будущей Данный ученый, так же как и представители других направлений науки и философии, не выходит в своих исследованиях за пределы изучения социальной личности и конкретного социального человека.

матери, плохого отношения к плоду, негативной атмосферы в семье, тяжелыми родами и пр. (см. [8, c. 190-207]).


Таблица 2.2.1.

Свойства духовной сферы родового символического человека Свойства открытость, доброта, стремление к общению Склонность к гармонии, совершенству, порядку, справедливости стремление к свободе достоинство, честь и независимость ответственность сдержанность и самоограничение склонность к любви и к состраданию людям благоговение перед героями, природой и космосом приятие, сочувствие, доверие совесть и долг как склонность к контролю над своим поведением стремление к творчеству и поиску истины склонность к активному сверхраннему проявлению духовных, ментальных и телесных программ склонность к воображению и самосознанию склонность к активному проявлению своего потенциала в социуме путем реализации миссии каждого человека на земле.

радость жизни и страстное отношение к миру неисчерпаемость и незавершенность целостность Анализ приведенных выше свойств духовной сферы говорит о том, что их полезно рассматривать как внутреннюю форму СЛ.

Раскрытие свойств духовной сферы содействовало определению особен ностей РЧ, в число которых входят:

1) заданность Homo, обусловленная, по меньшей мере, белково нуклеиновым геномом и полевым геномом, являющимся посредником между ДНК и теми материальными носителями, которые представляют программы символической и физической составляющих РЧ;

2) глубокое взаимовлияние, тесное взаимодействие и взаимосвязь между программами, языками, кодами символической и биологической составляющих родового человека;

3) склонность к проактивности;

4) самоорганизация, самоизменение, самообновление, само реинтерпретация, самоподдержание, саморегуляция, самоконтроль;

5) соединение личного и общественного, земного и космического, уста новление целостности мира в его творческом раскрытии;

открытость все ленской потенциальности;

6) склонность к гармоничному проявлению своего потенциала;

7) многомерность [6, c. 39-40].

Первая особенность отображает материальное начало в РЧ, вторая и тре тья особенности – ментальное начало, а четвертая, пятая, шестая и седьмая особенности – духовное начало. Все эти особенности сформировались как нравственные архетипы-ноумены, задающие развитие конкретного социального человека в онтогенезе. Поэтому управляющей подсистеме деловой организации следует создавать необходимые условия для проявления этих особенностей у представителей управляемой системы.

Обратимся теперь к менталитету СЛ, который в онтогенезе превращается в интеллект социального человека. Здесь уместно напомнить, что свойства ду ховной сферы и особенности родового человека являются духовными ориенти рами в процессе трансформации менталитета в социально-ориентированный интеллект.

Менталитет, являющийся прообразом социально ориентированного ин теллекта, представляет собой потенциальную динамичную суперсистему, пред назначенную для ориентировки в окружающей среде, принятия и реализации адекватных решений, прогнозирования развития событий и т. д.

В состав менталитета входят:

программы становления, функционирования и развития социального человека;

программы развития не только символической личности родового че ловека, но и социальной личности социального человека;

совокупности программ, осуществляющих развертывание методов, способов и приемов познания неживого («косного») и живого (УМ и ЧМ) ми ров;

наборы программ, осуществляющих интеллектуальные операции;

наборы программ, включающих в интеллектуальный оборот взаимо связанные представления о физической и семантической Вселенной;

программы, языки и коды, формирующие воображение;

программы, языки и коды, задающие активное созерцание человека;

программы, языки и коды, провоцирующие и развивающие общение человека с живым миром;

программы проявления, развития и функционирования методологии деятельности, живого созерцания и общения;

программы проявления, развития и функционирования моделей внут реннего и внешнего миров (знание “что”);

программы проявления, развития и функционирования модели экс пертного знания и модели быстрого симультанного реагирования /деятельностных технологий реализации профессиональных, личностных, об щественных интересов/ (знание “как”);

программы проявления, развития и функционирования мотивационной системы;

программ проявления, развития и функционирования эмоционально волевой сферы.

Предложенный мною состав менталитета является априорно заданным.

Анализ программ, входящих в состав менталитета, свидетельствует о том, что последний является внутренней формой символической личности.

Выше в 1.2.3 и 1.3.4. мы рассматривали диаду «родовой человек –– со циальный человек« Рассмотрение духовной сферы и менталитета позволяет проанализировать другую диаду «символическая личность –– cоциальная личность.

А.Ф. Лосев различал два плана в личности: “внешне-исторический и внутренне-замысленный, как бы план заданности, преднамеренности, цели”.

“Именно эти два плана, будучи совершенно различными, необходимым обра зом отождествляются в неком неделимом образе”. По А.Ф. Лосеву, “диалек тический синтез двух планов личности, когда она целиком и насквозь выполня ет на себе лежащее в глубине ее исторического развития задание первообраза” и есть чудо. “Это как бы второе воплощение идеи, одно — в изначальном, иде альном архетипе и парадигме, другое — воплощение этих последних в реаль ном историческом событии” [18, c. 147]. Здесь перед нами диада «заданность (символическая личность) –– «чудо» (социальная личность)», на которую не обращали внимания в педагогике, психологии, социологии1.

Можно с уверенностью полагать, что рассматриваемые нами диады ста нут продуктивными конструктами в теории и практике организационного пове дения. Их использование снимает противопоставление между человеком и ок ружающей средой. Согласно экстерналистской теории верховенство принадле жит факторам окружающей среды, которые задают поведение человека. Пред ставители интерналистской теории отдают предпочтение внутренним механиз мам человека, обусловливающим его поведение.

Несомненно, что осмысление диалектического синтеза заданности (по тенциала) СЛ и внешне-исторических условий будет содействовать Здесь уместно сказать, что в указанных выше науках не проводилось различения между родовым и социальным человеком.

– становлению, развитию и функционированию социальной личности и духовно ориентированного интеллекта социального человека и, тем самым, – совершенствованию процессов одухотворения и интеллектуализации управления организационным поведением.

Тело в метасемиотике семиотике изучается в двух плоскостях:

а) как внешняя форма символического существа (интегративная инфор мационная система экспликации состояния и порождения движений и действий конкретного человека) в виде программ, языков и кодов;

б) структурированный субстрат (соматика + независимая субстанция) символического существа в виде программ, языков и кодов.

Рассмотрим тело как внешнюю форму символической личности. В Биб лии указывается на то, что по внешнему виду можно судить о внутреннем мире человека и наоборот. Здесь уместно вспомнить слова Гете из Фауста:

– познавайте внутреннее по внешнему;

– познавайте внешнее по внутреннему.

Эти строчки отображают громадный опыт невербального общения, нако пленный человечеством, но в научном плане слабо изученный. В последние го ды за рубежом и у нас в стране выпущено много популярных изданий, посвя щенных тому, как по выражению лица, форме головы, глаз, ушей, губ, улыбки, цвету и форме волос и др. судить о сущности человека. В Японии частными фирмами используются группы крови (определение внешнего по внутреннему) для отбора специалистов на работу.

Нелишне напомнить о семиотической функции кожи человека, на кото рой находится множество точек, являющихся символическими представителя ми внутренних органов. Это послужило основой разработки различных методов лечения разнообразных болезней восточной медициной.

Обратимся к семиотике, которая получила свое развитие в недрах меди цины еще до нашей эры, поскольку потребовалось обобщение опыта установ ления диагноза по внешним признакам человека. Укажу на то, что земские вра чи России в конце ХIX и вначале ХХ века также с успехом занимались поста новкой диагнозов по внешним индикаторам заболевания.

Вспомним советского антрополога, археолога, скульптора, М.М. Гераси мова, который на основе скелетных остатков, включая череп, восстанавливал внешний облик ископаемых людей и исторических личностей (Иван Грозный, Улугбек, Ушаков и др.). Российским офтальмологом Э. Мулдашевым создана методика установления по форме глаз не только склонности к определенным болезням человека, но и к определению черт его характера (доброта, злость и др.) [19].

В последние годы стали глубоко изучать дерматоглифические узоры, ко торые можно использовать не только “в качестве оригинального маркера орга низации нервной системы” [20, с. 62], но и как специфическую знаковую сис тему для идентификации личности и прогнозирования ее развития. Укажу на то, что с помощью методик, распознающих значения конкретных узоров, выяв ляются потенциальные сексуальные маньяки.

Сказанное выше свидетельствует о том, что с помощью знаковых средств можно определять как состояние и развитие соматики (структурированного субстрата) КЧ, так и состояние и развитие интеллекта (личности) социального человека. Эти знаковые средства интерпретируются как организмические язы ки. Уместно сказать, что и в рамках медицины стали выходить атласы для ди агностики человека по чертам лица (см., например, [21]).

Обратимся теперь к языкам личностного уровня. К ним относятся:

• языки установок на действия, восприятие и выбор объектов;

• языки образов;

• языки движений и действий;

• языки эмоциональных состояний;

• музыкальный и цветовой коды;


• иконические и символические языки;

• языки жестов, поз, индикаторов асимметрий мозга и др.

Отмечу, что представителей как Западной, так и Восточной цивилизаций интересовало проникновение в сущность того, что скрывается за формой паль цев и линиями на ладонях рук, движениями рук и ног человека, эмоциональной экспрессией лица и тела человека (см., например, [22-24]).

На основе изучения некоторых из приведенных выше языков ([17;

25]) можно с уверенностью предположить, что знаковые средства (системы) лично стного уровня обладают потенциалом для получения заключения не только о состоянии и развитии личности, но и о состоянии структурированного субстра та социального человека.

В настоящее время в мире господствуют представления психологической диагностики, основанной, главным образом, на опосредованном тестировании личности человека. Сопоставление потенциала языков организмического и личностного уровней говорит о том, что они могут стать базисом для формиро вания методологии и методик семиотического диагностирования организма и личности человека.

По данным выдающегося представителя когнитивной психологии У.

Найсера, человеку генетически задан механизм распознавания другого субъекта [26]. В контексте метасемиотики этот механизм осуществляет избыточную за щиту человека, его структурированного субстрата и личности. Обычно это осуществляется на бессознательном уровне. Овладение языками тела личност ного и организмического уровней дает возможность человеку глубоко позна вать не только других людей, но и самого себя! Это утверждение приобретает особую значимость при разработке и реализации индивидуального подхода к любому человеку, включая сотрудников коммерческих организаций.

Знание потенциала языков организмического и личностного уровней даст возможность не только обобщить громадный опыт, накопленный ЧР, но и вый ти на использование как в воспитании и обучении подрастающего поколения, так и в применении при отборе специалистов на работу в экономические струк туры и фирмы. Следует сказать, что во многих фирмах Запада используется, например, методика определения облика человека по его почерку или группе крови. Думается, что в ближайшие годы можно ожидать разработки комплекс ных методик по установлению облика личности принимаемых на работу людей с последующим наблюдением за их внутренним развитием с целью стимулиро вания их роста по службе.

По моему мнению, новые поколения менеджеров будут стремиться к ов ладению комплексными методиками, поскольку это даст возможность вести общение как с представителями своей фирмы, так и с ее клиентами на высоком уровне мгновенного осознания индивидуальных особенностей партнера по диалогу. Вполне естественно, что знание организмических и личностных язы ков позволит представителям групп управления персоналом грамотно управ лять организованным поведением сотрудников фирмы. Я полагаю, что владе ние этими языками будет содействовать повышению общего интеллектуально го уровня руководителей фирм, поскольку их решения в области управления персоналом, организационным поведением и др. будут основаны на глубоких знаниях природы человека.

Напомню, что тело как интегративная информационная система способна не только содействовать самодиагностике субъекта, но и порождению его дви жений и действий. В связи с этим я вслед за известным французским ученым А.

Бергсоном рассматриваю тело как центр действий [27, c. 146]. По А. Бергсону, тело, будучи местом прохождения полученных и отосланных движений, высту пает как “соединительная черта между вещами, на которые действую я, и ве щами, которые действуют на меня;

одним словом, местонахождение чувствен но-двигательных явлений” [27, с. 160]. Нетрудно заметить, что интеллект явля ется ведущим фактором в организации и реализации действий. По существу он направляет их, выражая как ментальные намерения, так и эмоциональные экс прессии. По своей сути интеллект выступает как центр, возвышающийся над человеком как живым существом и находящийся только в высшем основании самого бытия [27, c. 60]. Нетрудно прийти к выводу, что эти два центра связаны друг с другом.

Согласно французскому ученому, “тело не может накоплять образы, так как оно составляет часть образов;

и потому попытка локализовать в мозгу вос приятия прошлые или даже наличные неосновательна: они не в нем, это оно в них” [27, с. 160]. Это высказывание А. Бергсона ценно тем, что показывает: те ло, постоянно функционируя, оставляет в себе не конкретные ощущения, вос приятия и образы, а нечто общее, образующееся в результате обработки накоп ленного опыта. Этим общим является язык движений и действий, по программе которого порождаются конкретные движения и действия.

Здесь уместно обратиться к структурированному субстрату, в задачу ко торого входит осуществление этих движений на основе моторно-двигательного кода (см. [16;

28]). Приведу еще один отрывок из книги французского исследо вателя:

“Теперь мы можем говорить о теле как подвижном пределе ме жду будущим и прошедшим, как о движущемся острии, которое наше прошедшее как бы толкает непрестанно в наше будущее. Мое тело, взятое в единый миг, есть только проводник, вставленный между влияющими на него предметами и предметами, на которые он дейст вует;

наоборот, переставленное в текущее время, оно всегда находится в определенной точке, где мое прошедшее только что закончилось действием” [27, с. 71-72].

Это утверждение А. Бергсона говорит о том, интеллект социального че ловека, его тело как динамичная информационно-энергетическая система опре деления состояния человека и порождения движений и действий и структури рованный субстрат (соматика и независимые субстанции) образуют единую су персистему. В ее задачу входят: принятие и реализация субъектом решений, планирование и прогнозирование им как своего поведения, так и поведения своих близких, коллег, организации, в которой он работает, и др. Рассмотрим этот тезис подробно, раскрыв сущность такого феномена как функциональный орган.

2.2.2. Система планирования, формирования, прогнозирования пове дения, принятия и реализации решений как эмпирическая ноуменальная реальность Изложенное выше указывает на то, что родовой человек и СЛ являют со бой эмпирические ноуменальные реальности УМ, материально-ментально духовные образования и удивительно самоорганизованные сверхсложные сис темы, развившиеся в филогенезе и развивающиеся в онтогенезе. Чрезвычайно интересным и мало познанным объектом является система формирования пове дения, принятия и реализации решений, которая в виде программ, языков и ко дов эволюционно создана и представлена в символической личности. Ее потен циал как эмпирической ноуменальной реальности полезно использовать для стимулирования проявления соответствующих программ в КЧ. Отмечу, что по знание данного потенциала может стать средством прогнозирования поведения конкретного сотрудника деловой организации, принятия и реализации им кон кретных решений Для осознания ее природы и значимости для организационного поведения обратимся к понятию «функциональный орган» (ФО). Его в первой трети ХХ века ввел в научный оборот академик А.А. Ухтомский. Замечательного русско го ученого волновали, по словам В.П. Зинченко [29, с. 24], анатомия и физиоло гия Духа1. Данное понятие определялось физиологом “как всякое временное сочетание сил”, способное осуществить определенное достижение” [30, с. 95] или как распределение активностей в пространстве и времени. При этом вы дающийся исследователь уподоблял его динамическому подвижному деятелю.

К ФО А.А. Ухтомский относил доминанту, психологическое воспоминание, желание, интегральный образ мира и др. По мысли ученого, ФО являются но вообразованиями, возникающими во взаимодействии со средой, в процессе проявления активности субъекта.

Данное суждение представляет большой интерес для организационного поведения как научной специализации, имеющей дело с поведением активной личности в организации. Духовные свойства символической личности, состав ее менталитета, их динамичная связь с телесной сферой обусловили появление у Homo Sapiens удивительной способности к формированию ФО, столь же ре Меня в функциональном органе волнует не физиология и анатомия Духа, а его направленность, структура и сущности (программы, языки, коды).

альных, как морфологически сложившиеся образования (сердце, почки, печень и пр.).

Нетрудно заметить, что А.А. Ухтомский обратил свое внимание на энер гетику этих образований, что для того времени было весьма неожиданным. Для организационного поведения представляет особый интерес семиотический ха рактер возникающих у человека субъективных образований, приобретающих в процессе деятельности объективный вид. По мысли физиолога, «с самого нача ла формирующийся образ предмета есть некоторый проект реальности, подвер гающийся затем многократной проверке и перестраиванию на основании прак тического слияния с реальностью» [30, с. 274].

Сравним это высказывание с эвристическим проектом реальности по Л.С.

Выготскому: “Именно включение символических операций делает возможным возникновение совершенно нового по составу психологического поля, не опи рающегося на наличное в настоящем, но набрасывающего эскиз будущего и та ким образом создающего свободное действие, независимое от непосредствен ной ситуации” [31, с. 50].

В те же годы М.М. Бахтин квалифицировал мир действия как мир /модель/ предвосхищенного будущего. Н.А. Бернштейн интерпретировал это явление как модель потребного будущего. Как мы знаем, П.К. Анохин устано вил, что КЧ присущи опережающее отображение действительности, работа на будущее и результат, единство прошлого, настоящего и будущего.

Анализ этих высказываний наталкивает на мысль дать семиотическую интерпретацию этому феномену как динамичному сложному семиотическому образованию. На мой взгляд, для семиотического осмысления вышесказанного весьма полезны строки гениального И.В. Гете:

Написано: “Вначале было С л о в о”.

И вот уже одно препятствие готово:

Я слово не могу так высоко ценить.

Да, в переводе текст я должен изменить, Когда мне верно чувство подсказало.

Я напишу, что М ы с л ь всему начало.

Стой, не спеши, чтоб первая строка От истины была недалека.

Ведь мысль творить и действовать не может!

Не С и л а ли начало всех начал?

Пишу, – и вновь я колебаться стал, И вновь сомненье душу мне тревожит, Но свет блеснул, – и выход вижу я:

В Д е я н и и начало бытия.

Изучение этого отрывка из Фауста показывает, что перед нами весьма ин тересная цепочка: «слово (я бы заменил его термином «логос», включающим в себя все присущие человеку программы, языки и коды, выводящие его на Ду ховное метафизическое начало и космический Разум) –– мысль –– сила –– деяние”. Анализ данной цепочки привел меня к мысли, что любое деяние пред полагает наличие у социального человека функционального образования, со стоящего из интеллекта, присущих человеку языков и рече- и/или моторно двигательного кода (см. рис. 2.2.1.).

Данное семиотическое образование формируется в результате тесной свя зи духовной сферы, менталитета как внутренней формы символической лично сти, его тела как внешней формы, а также и структурированного субстрата с соответствующими системами социального человека. По своей сути компонен ты символической личности, будучи сущностями, формируют конкретный ФО социального человека. (Духовная сфера и особенности социального человека на рисунке не представлены).

Моторно Интеллект Язык действий двигательный код Рис. 2.2.1. Схема взаимодействия интеллекта с языком действий и моторно двигательным кодом.

Обращу внимание на то, что данное образование является первичным по отношению к структурированному субстрату, который, будучи вторичным, также принимает активное участие в формировании ФО. В результате взаимо действия внутренней и внешней форм со структурированным субстратом воз никает суперсистема, состоящая из двух систем:

ментальной (интеллект – язык действий – моторно-двигательный код);

материальной (структурированный субстрат, целостно объединяющий все внутренние органы для решения моторно-двигательных задач).

Для каждой из систем характерно наличие двух уровней: абстрактного и конкретного. Возьмем ментальную систему, в которой интеллект, язык дейст вий и моторно-двигательный код обладают словарем как языковых, так и рече вых знаков. Анализ структурированного субстрата также свидетельствует о существовании абстрактного и конкретного уровней: множество кодов (абст рактный уровень) не только объединяют все внутренние органы (конкретный уровень) в одну тесно связанную систему, но и занимаются передачей управ ляющей информации со стороны интеллекта и посылкой обратных связей в ин теллект как управляющее звено.

Таким образом, ФО предстает перед нами как сложное органическое ду ховно-интеллектуальное образование, тысячами нитей связанное со структури рованным субстратом. Иными словами, ФО являет собой глубокое единство УМ и ЧМ. В нем ведущими являются духовное и ментальное начала: рассмат риваемая суперсистема начинает формироваться под воздействием (сознатель ным или бессознательным) духовной сферы и интеллекта благодаря намере нию, потребности или предпочтения человека как социального существа. В процессе развития ФО последний стремится к тому, чтобы его деятельность осуществлялась по принципам наименьшего усилия, избыточного обеспечения и избыточной защиты.

Нетрудно прийти к выводу, что формирование функционального органа возможно только при наличии априорно заданных программ, языков и кодов.

Иными словами, только наличие потенциала символической личности делает возможным возникновение ФО в благоприятных внешних условиях.

2.2.3. Основы формирования функционального органа Изучение работ отечественных ученых Н.А. Бернштейна, Н.Д. Гордеевой, А.В. Запорожца, В.П. Зинченко, А.А. Ухтомского говорит о понимании ими живого действия как целостного явления, как динамического ФО. По Н.А.

Бернштейну, действию свойственны следующие свойства: оно обладает биоди намической тканью;

реактивно;

чувствительно;

эволюционирует;

инволюцио нирует [32]. По В.П. Зинченко, живое движение (можно сказать и “живое дей ствие”. – Г.У.) активно, спонтанно, произвольно и свободно, т.е. независимо от внешних целей. Действие характеризуется и смысловыми чертами, поскольку с его помощью решается та или иная задача. К указанным выше свойствам дви жения и действия можно отнести такие, как: ощущаемость;

чувственность;

управляемость.

Рассмотрим произвольность, спонтанность и активность движения или действия. По В.П. Зинченко, “произвольность обнаруживается в том, что мы мысленно можем проиграть движение до движения, действие до действия. А затем в нашей воле совершить его реально или не совершать" [29, с. 104]. Не трудно видеть, что здесь мы имеем дело с мысленным проигрыванием конкрет ного движения и действия. Изучение приведенных выше свойств наводят на мысль, что авторами четко не проведено различение между действием как ФО, порождающим конкретное действие, и самим конкретным действием.

Следует сказать, что спонтанность движения или действия программно обусловлено и возникает изнутри без непосредственного воздействия извне.

Активность конкретного действия обусловлена или задана тесной его связью с интеллектом, осуществляемой через специальный механизм или структуру.

Вслед за В.П. Зинченко отмечу весьма парадоксальные характеристики, данные живому движению Н.А. Бернштейном [32]. С одной стороны, это моно лит, конструкция, отзывающиеся в целом на каждое изменение одной из частей, с другой,— паутина на ветру. Для понимания этих парадоксов необходимо рас смотрение реализации конкретного действия в контексте триады: “интеллект — язык действий — моторно-двигательный код”. В этом случае "монолит и конструкция" представляют язык действий, а "паутина на ветру" — результат взаимодействия интеллекта, языка действий и моторно-двигательного кода в виде порожденного конкретного действия. В этом случае интеллект, язык дей ствий и моторно-двигательный код образуют рефлекторную дугу (термин Н.А.

Бернштейна), формирующую кольцевое управление.

Н.А. Бернштейн установил, что разнообразные свойства живых движений и действий определяются не только и не столько внешними обстоятельствами, внешними средствами действия, мерой его освоенности, сколько двигательной задачей, ее смыслом [21, с. 108]. Иначе говоря, живое действие возникает как результат взаимодействия интеллекта с языком действий и моторно двигательным кодом, которые образуют сложное семиотическое образование, порождающее конкретные действия.

Разбиение понятия "действие" на четыре составляющие: интеллект, язык действий, моторно-двигательный код и само конкретное действие, позволяет снять загадочность с проблемы построения движений и формирования меха низма его порождения. При переходе к изучению языка действий и моторно двигательного кода становится очевидной правомерность предположения В.П.

Зинченко о том, что "усваиваются не конкретные движения, а правила их по строения" [29, с. 105], по которым движение не воспроизводится, а каждый раз строится [33, с. 136].

Семиотическая интерпретация порождения конкретного действия позво ляет снять загадочность и со второго парадокса Н.А. Бернштейна: «Упражнение – это повторение без повторения». Упражнения приводят к проявлению в языке действий и моторно-двигательном коде таких свойств, как устойчивость, гиб кость, структурность, адаптивность, самоорганизация.

Здесь мы имеем дело с полифункциональностью использования упражне ний, благодаря которым мы выходим (зачастую на бессознательном уровне) на – усвоение различных форм (шаблонов) двигательных действий и правил их построения и – на совершенствование реализации языком действий и моторно двигательным кодом самих конкретных действий под воздействием обратных связей.

Становится очевидным, что триада: “интеллект — язык действий — моторно-двигательный код” может трансформироваться в саморазвивающийся, самоорганизующийся и строящийся ФО.

В свете сказанного язык действий предстает перед нами как идеальная форма. В связи с тем, что для любого языка характерно наличие словаря и грамматики, при изучении языка действий действительно важно выявить мно гоуровневую систему динамично функционирующих шаблонов и правил их по строения.

Согласно В.П. Зинченко, интегральный образ мира, обладающий свойст вом открытости, играет большую роль в плане формирования и реализации действия, поскольку в пространстве образа происходит осмысление ситуации, кристаллизация и решение проблемы, принятие решений и т. д. По его мнению, в этом и состоит регулирующая роль образа. Он полагает, что “после осуществ ления всех перечисленных процедур начинается процесс, обратный компози ции,– декомпозиция образа. Она необходима не для принятия решения, а для успешной его реализации. Образ ситуации не просто распадается, а трансфор мируется в образ действия" [29, с. 109-110].

По моему мнению, все обстоит не совсем так в контексте триады "интел лект — язык действий — моторно-двигательный код". Возьмем, напри мер, процесс создания текста на естественном языке (ЕЯ). Исследования вы дающегося психолога и семиотика Н.И. Жинкина показали, что в этом случае намерения интеллекта включают одновременно механизмы оперативной рече вой памяти ЕЯ и речедвигательного моторного кода [34] (см. рис. 2.2.2.).

Модифицированная мной модель последней, состоящей из словаря, син таксических моделей и операторов (грамматических и синтаксических правил размещения слов) представлена на рис. 2.2.3.

Оперативная Рече Интеллект речевая двигательный память код Рис. 2.2.2. Схема взаимодействия интеллекта с оперативной речевой памятью ЕЯ и рече-двигательным кодом.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.