авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |

«Русск а я цивилиза ция Русская цивилизация Серия самых выдающихся книг великих русских мыслителей, отражающих главные вехи в развитии русского национального ...»

-- [ Страница 23 ] --

И факт опять же слиянно и литературный. Отсюда, от Киевской Руси взамен «звериных обычаев», какими кра силась или какими безобразилась Новгородская Русь, – по текут с 988 года тихие и кроткие описания «житий» сперва греческих «угодников», а потом и русских «угодников»;

по текут «патерики» и «поучения». «Како надо ставить правду Божию на земле», «како надо править правду Божию в душе».

«Из грек» полился совершенно иной свет в душу русскую, в душу славянскую, нежели «из варяг»: все море, весь океан и древних античных, а главным образом – новых христиан ских волнений, впечатлений, переживаний, опытов, размыш лений – стал входить и стал овладевать душою неопытною и впечатлительною, как воск. «Возсиял свет разума». И пер вые – монахи, они же, правя службу церковную, записали и начала гражданской Руси, «как пошла есть и откуда начала быть Русская земля».

Литература вся стала церковною, по единственным ис точникам самого бытия ее. Все залилось переводами, пере водами с золотого греческого слова, золотого и по форме, по чекану – золотого и по содержанию, по духу. «Златоструй», «Пчела», «Изборник» – «Измарагд»2, все говорит о себе уже самыми заглавиями своими;

все говорит и о тоне благоговей ного слушания, с каким внималось слово поистине небесного слушания. То, что испытывали посланцы Святого Владимира, стоя на службе Святыя Софии Цареградской, то самое испы тывали русские читатели тех древних книг с медными застеж ками и в почерневших переплетах. «Не знаем, читаем ли мы В. В. РОзанОВ слово человеческое или слово – Ангельское». «Книга та – с Неба, и все это премудрое Божие научение».

Все старое, новгородское, языческое – начало устыжать человека самою возможностью внимания к нему. Поразитель ное «Слово о полку Игореве» – произведение, каким-то чудом сохраненное и пронесенное через все века русской истории, но уже по единичности экземпляра найденного – явно целые века не читаемое, не находившее к себе интереса, пренебре женное – являет собой хотя памятник Киевской Руси, но еще почти киевско-языческий.

И вот все переносится в Москву. Переносится от отсут ствия того «наряда», какой спал с Руси в ее удельно-вечевой период и недостаток которого заставил новгородцев «призвать князей». В сущности – «много князей» – то же, что «нет князя», нет «Большого», нет «Набольшого»: и переход Руси на недолго в Суздаль, во Владимир-на-Клязьме и затем быстро – в Москву есть незаметно и вторично опять же «призвание князей»: «бо (ибо) наряда на Руси нет» или «опять не стало».

Уже это перенесение центров исторической жизни, пере несение культуры – знаменовало многое;

как и последовавшее потом перенесение столицы еще раз в Петербург Петром Ве ликим. Перемена места, перемена жилища знаменует собою отсутствие большой крепости к земле, большой тяги земной, тяги планетной и, до известной степени – легкомыслия че ловека. Славяне не жили родовою жизнью, вот в чем дело;

и они не так глубоко врастали в землю, гнездились в земле. Эта птица не вьет такого большого гнезда, эта птица – поменьше будет. Вот, пожалуй, печальные предвестники и конца исто рии, если мы действительно переживаем уже таковой конец, а во всяком случае – ее зыбкого, колеблющегося течения, не столь твердого и массивного. Родовою жизнью жили только твердыни истории;

твердыни, до некоторой степени, плане ты: евреи (двенадцать колен Израилевых, сохраняющиеся от Авраама, Исаака и Иакова с двенадцатью его сынами, до настоящего даже времени);

греки (их филы3), римляне (три бы4, курии5, patres, патриции6), германцы («родовой быт гер ЛИТЕРаТуРа РуССкОЙ цИВИЛИзацИИ манцев», описанный изначально Тацитом). Таковые «роды»

пирамидально, вершиною книзу, корнем книзу, врастают в землю и питаются из более глубоких слоев ее, из более го рячих слоев ее, питаются жизненнее, сильнее. Не только зем ля, в смысле мистическо-жизненном, нужнее для них;

но в странно-мистическом смысле, в космогоническом смысле, и они как-то и в каком-то значении – более нужны для мира.

Здесь последняя разгадка принадлежит концу времен, о ко тором мы смеем только трепетать, но не смеем размышлять.

Очевидно, однако, что в русской истории содержится инте рес, но не содержится значительности, по крайней мере столь исключительной, как в евреях, эллинизме и романизме;

на конец – как в германизме, увы... Что же было у нас вместо «родового быта»? начало – «ватажное» (ватага), соседское, которое распадается на добрососедское и злобнососедское;

общинное;

артельное;

казацкое. Действительно, те, в сущно сти, «общины новгородские», которые, подумав, «призвали к себе князей»,– «порядка-бо у нас нет», – эти же самые общи ны вылились в V, V и V веках на юге России в форму «казачества», – пожалуй, с заветом или мыслью – «бо (ибо) порядка и не надобно». Вообще тут выразилось некоторое «побродяжничество Руси», как племени, не очень драгоцен ного для планеты и которое она держит на себе, но с кото рым особенно не связана. Питает, хранит, но не вынимает из чрева. Москва есть устой русской истории;

и если бы пред ставлять себе всякую историю как мост, по которому народ переправляется куда-то, переправляется приблизительно в вечность, то Москва есть главный опорный бык такового моста. Здесь Россия сделала наибольшие усилия сосредо точиться, утвердиться, почти – обдумать себя. Она стала растить царскую власть, которая отстояла Русь, от края и до края, и от корня которой Русь вся питалась, тоже от края до края. Царская власть есть духовное и личное осмысление всей Руси, и, ничего здесь не деля, а только целебно соединяя и совмещая, мы бы повторили народное и благодатное народ ное слово: «как на Небе – Един Бог, так и на Земле – Един В. В. РОзанОВ Царь»... И продолжили бы и развили эту мысль, досказав, что «как на Небе Бог установляет миропорядок, – так на Земле Царь устанавливает землепорядки». Русь получала в царской власти то, чего ей недоставало в родовом быте: землепри крепление, планетоприкрепление. Русь с царской властью начинала тверже держаться на планете, больше «светиться в подсолнечной» – «Ах, вот где мы нашли себя»: и Русь рас поясалась и села.

Именно – села, утвердилась и вросла.

Самостоятельный, большой русский мир. Начало циви лизации, самобытности, оригинальности.

«Василий Блаженный», как никакая церковь на земле;

«кремлевские терема», как никакие терема на земле;

«грано витая палата», как опять никакая палата на земле;

«батюшка Грозный», как тоже никакой царь на земле. И – «лобное место», чтобы казнить супостатов.

Крепкое место. Сильное место. Но, крепясь, – надо было крепость разливать на всю Русь;

надо было ее ожелезивать всю.

Тогда как Цари – и добавим с любовью и благодарностью – «батюшки наши, цари и благодетели наши» – ее скорее раз рыхляли. Именно – из рода царского, от корня царского надо было начать пускать корни, крепить сословия. Укрепляться не только лично и самому, но укреплять свою державу и держав ство. Этого-то и не было сделано. Безумная борьба Грозного с дворянством, борьба, наконец, со Святыми, с церковью (судьба митрополита Филиппа;

судьба Адашева и Сильвестра;

судь ба князя Курбского) – все это похоронные этапы Руси;

все это грозные предвестники разложения Руси. Все это было «скре пление Руси», но с таким «наоборот», при котором все целеб ное как-то пропадало, испарялось.

Порок, грех, судьба. Нужно же было, чтобы Грозный лич но так несчастно воспитался. Что это – «случай»? Да, «случай»?

Да, «случай». Невозможно совершенно исключать «случай» из истории. Мы впоследствии, в отметках о смерти Пушкина и Лермонтова, повлиявшей на ход и судьбу всей русской литера туры, – будем иметь возможность отметить еще два «случая»

ЛИТЕРаТуРа РуССкОЙ цИВИЛИзацИИ и повторить вопрос, какой задаем себе сейчас: имеет ли право «случай» влиять на историю и, так сказать, изменять миро вые гороскопы? Как смеет «случай», нечто мелькающее, нечто именно «случайное», то есть мизерабильное по смыслу и фи зиономии, с лицом не то старушонки, не то мальчишки, «вы росши из щели», из «дыры» и «небытия», – касаться тронов и весов судьбы? И, горестно должны ответить – «да, может»:

«случай», который «не смеет», на самом деле: «да, смеет»...

Бездонности небес никто не исчерпал.

«Порок», «случай», «несчастье» и «грех» в воспитании Грозного, не уравновешенные другими ослабляющими влия ниями, не уравновешенные благородством и великодушием самого боярства, а также – благоразумием и осторожностью последующих государей, – заставили его почти истребить боярство, засушить и попалить огнем тот «подлесочек», из которого сама царская власть брала себе сослужение, чер пала соки и помощь. Работник, главный работник рубил у себя руки и ноги. Громадное дерево, Райское дерево – цар ская власть – стало расти одно, одиноко, без леса;

начало огрубляться, одеваться коркою, черстветь, червиться. Вместо «Райского дерева» начал расти «могильный гриб». Нет «Го сударя» без «благородного дворянства», как не может быть «полководца» без «храбрых солдат» и «службы доблестной»

без «честных сослуживцев». Словом – «Царь был», но он – «не одел себя порфирою», а «порфира царская» – это «люди царственные».

Когда мы в последующее время увидим яростные по рывы интеллигенции взять себе «всю власть», мы увидим, как «царская власть», в сущности, и погибла от того, что во время и благоразумно не сумела окружить себя защитным лесом. Интеллигенция, в муке на дворянство, в злобе «поче му оно – не дворянин», рвала последние клоки его, вырывала «свиным рылом» последние корни того дуба, который нача ла шатать царская власть. А когда, в одиночку и в борьбе, встретился «интеллигент и царь», то интеллигент сбросил царя с перил моста, как более молодой, как более сильный, В. В. РОзанОВ как менее стеснявшийся в средствах борьбы, как более зло дей и разбойник и вообще – как менее воспитанный человек и более преступный тип. Но все это настало потом и к нашим временам. Все это уже открылось к «вершине пирамиды», которая «разрушилась».

«Золотого царства» не бывает без «позолоты всех ве щей». И царю, укрепившись, надо было сейчас же золотить все вокруг себя: украшать людей, а не унижать людей, укра шать и возвеличивать сословия, а не гноить и не гнать их;

надо было сейчас же воздать труду, ремеслу, таланту в ре месле, торговцу, фабриканту. Надо было рыхлить почву подо всем, а не иссушать ее подо всем. «Царству» надо было раз растаться в «царский сад», а не в «царское уединение». И, сло вом, тут встретился тот же «грех» и «случай», встретился, в сущности, «личный недостаток», который как «обойти» и как его «избыть». Разве Адам не был прекрасно сотворен Богом?

Но что-то «случилось»...

Русская история как-то неполна, и менее всего она полна тем, что не выработала она в себе крепкого сословного строя;

гордого сословного слоя;

самобытного сословного слоя;

со перничествующего сословного строя. Она виновна и слаба тем, что не развила в себе вихревых эгоизмов, твердых «я», могучих «я»... В противовес «дворянству», в Германии «вы росла» «Ганза» и союз «ганзейских городов»7. «Короли» со перничали с «рыцарством» – и «освобождать Иерусалим»

ходили не только «Людовик Святой», но и «Готфрид Бульон ский». Вот как дела делаются. Всякая планета имеет свое при тяжение, притяжение – в себя;

центр вращения вокруг своей оси, именно – своей, именно – исключительной. Так творит ся настоящая история, творится на вращательных вихревых эгоизмах, которые не покоряло бы Христово смиренное:

Удрученный ношей крестной, Всю тебя, земля родная, В рабском виде Царь Небесный Исходил, благословляя... ЛИТЕРаТуРа РуССкОЙ цИВИЛИзацИИ Увы, история вообще есть языческое явление... И кто хо чет очень «поклониться Христу», не должен приниматься за «дела истории»...

...«Victoria! Victoria!..», «Побеждай», «Триумф!» Это так же свет истории, по крайней мере – это также толчок в исто рии, как и другой «Христов свет» и Христово поползновение...

Москва, от всех стран столь удаленная, уже жила менее подражательно, чем Новгородская Русь и чем Киевская Русь...

Более уподобилась она Востоку, филигранному Китайскому царству, особливому Батыеву царству, и особливо понимаемой и воображаемой Византии... Мня быть похожею на все сии цар ства, Москва была похожа только на себя. Со своей большой пушкой. Со своим большим колоколом. Со своим исключи тельным «красным звоном». И «зазвонила ты, Матушка, весь мир», и зачаровала весь мир...

Очарование кончилось, когда обнаружилась слабость.

Петр Великий. Напор западных держав. Швеция, Польша.

Стрелять не умеем. Стрельцы бунтуют;

стрельцы – слабы.

Требования военного строя, который стреляет из ружей, а не из «пищалей». И вот – вся Россия преобразована, и под молодым царем – поскакал молодой конь в безбрежность, в незнаемое...

И – новая литература, совершенно новая... Она вся вспрыснула, вскочила. «Помощь – империи! Помощь – мо лодому царю!»... Помощь – особенно в преобразовании. Как стар Стефан Яворский, как молод Феофан Прокопович. Все вообще разделилось на старое и молодое, и если в России «сословий» собственно не было, то их теперь заменили со словия «молодого поколения» и сословия «старого поколе ния», которые на Руси стали соперничать, как в Германии «рыцарство» и «Ганза»...

«История русской литературы» от Петра Великого и до могилы русского царства есть явление настолько исключи тельное, что оно может назваться «всемирным явлением», всемирною значимостью – независимо нисколько от своих та лантов... Может назваться таким явлением в силу, так сказать, своего «гороскопа». Еще никогда не бывало случая, «судьбы», В. В. РОзанОВ «рока», чтобы «литература сломила наконец царство», «раз несла жизнь народа по косточкам», «по лепесткам», чтобы она «разорвала труд народный», переделала «делание» в «недела ние» – завертела, закружила все и переделала всю жизнь... в сюжет одной из повестей гениального своего писателя: «Запи ски сумасшедшего».

«Литература» в каждой истории есть «явление», а не суть. У нас же она стала сутью. Войны совершались, чтобы беллетристы их описывали («Война и мир», «Севастополь», «Рубка леса», «Красный смех» Леонида Андреева), и преоб разования тоже совершались, но – зачем? Чтобы журналисты были несколько тоже удовлетворены. Если «освободили кре стьян» – то это Тургенев и его «Записки охотника», а если купечество оставили в презрении – то потому... что там было «Темное царство» Островского, и нужно было дождаться вре мени, когда они преобразятся в новофасонных декадентов.

Цари как-то пошли на выставку к Пушкину, Лермонтову и Жуковскому или попали под презрение Максима Горького и Леонида Андреева с его «Семью повешенными». Наконец, даже святые и праведники церкви рассортировались в стар цев Зосим и Ферапонтов Достоевского или пошли в анекдот «Мелочей архиерейской жизни» Лескова... Это так сделалось напряжено парами, литература до того напряглась парами, что, наконец, когда послышалась ломка целого корабля – все было уже поздно... Поздно поправлять, поздно целить, под ставлять пластырь корабельный: Россию разорвало, разо рвала ее литература. И когда еще не произнеслись выкрики, испуги – на месте чего-то, что «было», – заплавали осколки досок, завертелись трупы, кровь, все захлебнулось в пене, бури, зловонии и смерти.

«Литература», которая была «смертью своего отече ства». Этого ни единому историку никогда не могло вообра зиться. Но между тем совершенно реальна эта особенность, что «ни одной поломки корабля» и «порчи машины» нель зя указать без ее «литературного источника». И к «падению Руси» нужно и возможно составлять не «деловой указатель», ЛИТЕРаТуРа РуССкОЙ цИВИЛИзацИИ а обыкновенную «библиографию», указатель «печатный», «книжный», перечень «пособий в стихах и прозе», в жур нальных статьях и в «хрониках внутренней жизни». Работа кропотливая, изнурительная. Но если бы новый Тэн, эмпирик и реалист без всякой особенной философии, вошел в Импе раторскую Публичную Библиотеку со словами: «Покажите мне, пожалуйста, отдел русской журналистики и русских га зет, начиная с «Отечественных Записок» времени еще Белин ского и затем Щедрина и Некрасова, и «Голоса» со времени Краевского», – будто бы это и есть источник к развалинам нового Карфагена: то, порывшись достаточно, порывшись всю жизнь, он вынес бы resum:

Каким образом величайшая благожелательность, пря мо «христианские чувства» – правда, без упоминания имени Христова, – и вечное служение родине, – только родине, – на роду и только народу, – но не с забвением и универсальных задач человечества, и вообще всего гуманного, просветитель ного, школьного, – каким образом целый век служения «Ли тературе и жизни» (очень замечательное название на этот раз гениальных – именно в удаче названия гениальных статей Михайловского) привело именно к тому, что все «провали лось, погибло» – и от России столько же осталось, сколько по сле закончившей дневную атаку броненосцев, – ночной атаки миноносцев осталось от знаменитой эскадры адмирала Рож дественского в Цусимском проливе...

Как это могло случиться в Государстве величавом – от действия писателей презираемых, гонимых, цензурируемых, за которыми глядело «сто глаз», с которыми «не церемони лись», которых почти вешали, для которых были заготовле ны специальности вроде Петропавловки и Шлиссельбурга, которых едва не «драли», да, кажется, и «драли», потаенно и некоторых... И которые вообще приняли на себя Голгофу долготерпения...

Вот кто им помог... Бес или Бог... «Христа» не надо, «имя Его ненавистно», – но ведь в тайне и в сердце – что же выше Нагорной проповеди и привлечения «чистого сердца»

В. В. РОзанОВ на «алтарь отечества» нашей хмурой и несчастной Руси... на шей лютой и холодной Руси, с обдираемым и кровенящимся народом... Вообще, что выше священного служения Челове честву, сироте, бедняку? Все языческое, грубое, жесткое – этого не надо... Все повелительное – о, не надо этого... Мы так измучились, измучены... Голгофский страдалец – это Россия, это мы...

О, не надо Христа, вообще этих суеверий – не надо. Мы соединим величайший позитивизм, полную трезвость взгля дов, – полную реальную научность – с тем, однако, что с Гол гофы потекло в сердце человеческое, утешило и облагороди ло его, возвеличило и истончило... что есть самое гуманное, эфирное, о чем человечество, как о недостатке своем, всегда рыдало... Мы добавим к этому нашу русскую раскаянность, это чувство греха, – мы не будем гордыми, самолюбивыми, тщеславными... Мы поиграем и в карты, как «Рыцарь на час»9, плачущий над могилою своей матери, и поленимся, как Об ломов, надевающий три дня одну туфлю... Кто не грешен, кто Богу не грешен... Но мы – люди, но – золотое русское сердце...

И вот последняя книжка журнала, которую Белинский требо вал, чтобы ему положили ее под голову в гроб, когда его тело в плохом сюртучишке положат в гроб же перед тем, как отне сти на мокрое Волково кладбище... Бр-р... – какое название...

В России даже гробницы волком воют и все дожидаются, ког да честный человек умрет, по слову поэта.

У счастливого – недруги мрут...

У несчастного – друг умирает... О, о, о...

Цусима, взрывы...

Мелькание огней в холодном море...

И этот жалкий Рождественский, отдающийся в плен ди кому Ояме, в отвратительном морском мундире, японского фасона: «Возьмите, генерал, мою шпагу», «Сам я ранен, и у меня перевязки»...

ЛИТЕРаТуРа РуССкОЙ цИВИЛИзацИИ Ояма приказал не тревожить больного и окружить его цветами... Прекрасными японскими хризантемами окружить подушку страдальца при Цусиме.

Мне как-то пришлось прочесть, кажется, даже два раза, о том, как умирал беллетрист Каронин, – беллетрист и отчасти публицист, – приблизительно семидесятых или восьмидесятых годов прошлого века. Ничего его не чи тал, и, кажется, нечего было читать: он всю жизнь трудился и не написал ни разу ничего выразительного, значащего. Все «общие места» и все «то же»... И вот – он умирает: и перед смертью у него прошептались слова до того поразительные, что тогда же мелькнуло у меня – их следовало бы вырезать надгробием всего этого течения русской литературы. Смысл их заключался в том, что выше русской литературы, и вот именно в этих мелких ее течениях, в течениях незаметных, не было ничего в целой всемирной литературе, и именно – по служению народу и человечеству. Что это было – одно служе ние, одно бескорыстие, одно – самоотвержение. Не помню слов: но слова (у умирающего!) были так прекрасны, ровны, не возбуждены, не истеричны, от них веяло таким прекрас ным веянием и могилы, и вечности, такою готовностью «пой ти на Страшный Суд» и рассудиться «хоть с Самим Богом», что в душе у читающего оставалось впечатление полного умиления, полного восторга. Белинский был все-таки зна менитый критик, знавший свое значение для всей России, и в словах его о книжке «Отечественных записок», которую кладут ему в гроб, могло быть и самообольщение, и гордость собою, заслугами своими перед литературою, да и перед всею даже историческою русскою жизнью. Он был Карамзиным русской критики. Но этот?.. ?.. – ничего. Прополз как клоп по литературе, кого-то покусал обличительно, но даже горо довой не оглянулся на «укус». Таким образом он сказал не о себе, а о всех нас, вот таких же журнальных страдальцах, живших впроголодь, и все строчивших и строчивших, и все обличавших и обличавших, все «боровшихся со злом грубой жесткой действительности»... И вот он выговорил, что этого В. В. РОзанОВ «обличения» и всей его скорби не выше Шекспир, не выше и Гете и Шиллер, не выше Байрон с его громами и молния ми... «Выше ли?»... А и в самом деле – не «выше», как толпа «мучеников христианства», выведенных в цирк на борьбу со львами, на сражение со львами, причем самые имена их нико му не ведомы, – до некоторой степени выше проповеди всех Апостолов, которые «глаголом жгли сердца людей», которые если и пострадали, то за то и велики. Прославлены. И вообще, с них началось «Новое Небо».

Бывает, что пыль земная – священнее звезд. Это – пыль усталого человечества, протоптанная ногами в ранах, в бо лячках, да и просто пыль от очень усталых ног. И Каронин сказал именно что следует. Что пусть западные литературы более блистают, чем наша, талантом, – что пусть их заливает гений и что «пусть никто у нас не может сравниться с Воль тером остроумием и с Байроном дерзостью: но что все это – в золотых странах Запада и настоящего просвещения, а вот они «потерли бы лямку у нас, в этом тусклом погребе, где не на кого и оглянуться, и вообще где «заедает среда», и где все та кие исправники, что даже «хуже Думбадзе» и, можно сказать, «прямо Гершельманы».

Не знаю. Не умею выразить. И даже не хочу выражать.

Но что «сапоги выше Пушкина», – притом действительно выше и священнее, святее его, – показала и доказала впервые русская литература вот этого особенного течения и направ ления... Позвольте: но уже не я и не Каронин сказали, что Ла зарь в ранах выше Давида, играющего псалмы на арфе, выше Соломона в его убранстве одежд и что вообще «последний в Царстве Божием – выше Авраама с его плодущим лоном»...

Таким образом, «Пушкин» и «сапоги» далеко, но впервые прозвучали во всемирной истории, и выдумала эти слова во все не русская литература... Есть вечная истина, когда «са пог» действительно выше Аполлона, играющего «на цитре».

Это – пот, страдание, подвиг. Вот Он. Голгофский Страдалец сказал. А русская литература вся превратилась в Голгофу от Шлиссельбурга и от Гершельмана...

ЛИТЕРаТуРа РуССкОЙ цИВИЛИзацИИ...Я так говорю, потому что вижу пирамиду уже с верши ны тысячелетия, когда «Голгофа» сорвала шапку с русского царства, истерзала порфиру на русских царях, которые, увы, все не были «Лазарями», а – теми «богатыми» и «жившими во дворцах», которые в час гнева и суда попросили у нищего Лазаря несколько капель холодной воды на язык. «О, будет суд, о – будет терзание...»

«Но есть и Божий суд, наперсники разврата»... Этот «суд русской интеллигенции над своею историею», – имевший в сердцевине суд литературно-образованного, суд журнально- и газетно-начитанного общества над тою же исто риею, закончился скандальным шепотом германской полиции:

«сколько же вам следует миллионов, бильонов талеров уплатить за продажу своего отечества, за уступку провинций ваших, за развал вообще всей России: раскалывание которой, щели ко торой мы давно видели, и на них рассчитали победу военную и политическую, после того, как давно, уже с Петра Великого и Екатерины Великой, с Александра и Николая, культурно, идейно, научно, университетски, школьно, административно, законодательно, судебно, медицински, аптекарски, фабрично, заводски, торгово, по отделу страхования и банков постепенно овладели и давно и крепко всем овладели в России?» – «Деньга счет любит» и «даром мы ничего не берем, хотя бы вы и отда вали в рабство нам свое отечество совершенно задаром»... «Вот счетные книги Германского Имперского банка: и сверх того, Германия имеет всемирно-необозримый кредит».

И Грановский, Белинский, Станкевич, люди совершен но чистые, люди страдальческие и жертвенные, и Некрасов, Щедрин, люди уже иного разбора, Бакунин и Кропоткин, а главное, в глубине за всеми ими «всадник, поскакавший в Берлин за наукою» с Сенатской площади, вдруг почувство вали бы вар горячего золота, вар расплавленного золота, вар банковского золота – вар Иудиного золота, – за великое исто рическое предательство...

В. В. РОзанОВ – Кипи, окаянный Иуда, в золоте... Ты был окаянен в зем ле своей. Ты мнил себя святым, «жертвою», замученным и праведником... Но, поистине, слова проходят, а дела остаются...

Дело же твое, уже с чудного гения, озарившего все на Востоке, прискакавшего к нам с Востока, принятого нами как гость с Востока, – было отвратительно и предательно.

Не смеет Царь предавать Царство, ему врученное Бо гом, врученное как ветвь Сада Эдемского, как Ветка Дерева Жизни... Он не имел ума, как простой японский микадо, как рядовой японский микадо, преобразовать свое отечество...

Он с ручищами Исполина, он бил бедную Россию, бил бес сильную Россию, уже и без того забитую «Грозными» царя ми Московского периода, обухом в темя, обухом в затылок, обухом по шее... Бил и – убил... Его назвал народ «Антихри стом», и было что-то вроде этого... От «Антихриста» пошел «род Антихристов», «порождение Антихристово, племя Антихристово, поколение Антихристово»... Были и правед ники, вас исправляющие, вас предупреждавшие: но грех, врожденный вам, был сильнее их праведности. Горсточка и в образованном классе примкнула к этим праведникам зем ли Русской: это – славянофилы, славянофильство. Но они все были бессильны. Они звонили в колокольчики, когда в стране шумел набат. Никто их не услышал, никто на них не обра тил внимания. Когда уже все крушилось, пирамида падала, царство падало, когда поднялась Цусима одного дня, о всех этих предупреждавших Катковых, Леонтьевых, Гиляровых Платоновых, Данилевских, Страховых, Аксаковых, Хомяко вых, Киреевских даже не вспоминали, даже не назвали ни разу их имен. Они были вполне – могилы, вполне могильны...

Нельзя всех назвать. Были еще Флоренский, Эрн, Булгаков, Рцы-Романов, Пл. А. Кусков, Гильфердинг, Востоков. Это ал тарь. Растоптанный алтарь.

Все растоптанное поистине растоптано и не достойно даже памяти имени. История есть все-таки история дел, а не жалкая хроника мнений. Песок пустыни, песок забвения – вот его участь. «Забудьтесь» – и никакого глагола еще.

ЛИТЕРаТуРа РуССкОЙ цИВИЛИзацИИ «Triumpha, triumpha, Mars, Mars»... Иди же ты, Вильгельм:

и заканчивай похороны Руси. Которая языками восторжество вавших наконец социалистов облизывает твои фельдмаршаль ские руки. Справляй триумф, Вильгельм, и длинный ряд Виль гельмов и Фридрихов: ты победил восточного Ивана-Дурака.

Что же случилось? В конце концов, как же все произошло?

История есть слово о происшедшем. Я говорю о resum русской истории, о resum и хода ее литературы. Началось все очень радостно, с Петра, с Кантемира, с Фон-Визина, Ломоносова, Княжнина, Хераскова, Хемницера, с прекрасного Державина.

Восторг внезапный ум пленил – в этой строке, в этой исключительной по наивности и по чи стоте сердечной строке – выражается, в сущности, вся рус ская литература V века, литература Петра, Елизаветы, его «дщери», и двух Екатерин, счастливой и несчастной, и кровавой Анны.

Утихающий «восторг», но все-таки восторг, что-то креп кое и славное, держится в Батюшкове, Жуковском, Языкове, Пушкине.

Это солнцестояние русской литературы. Это – ее выс ший расцвет, зенит. Эдем ее. Все сияет невыразимою, незави симою красотою: и Смирдин оплачивает червонцем каждый стих Пушкина. На самом деле, если бы Николай не был таким тупым остзейским императором и петербургским бароном, он призывал бы каждый день Пушкина поутру во дворец и, спро сив: «Писал ли ты что сегодня ночью, друг мой, сын мой, – мой наставитель», – целовал бы, в случае «написал», руку у него:

потому что все его глупые и пошлые воины не стоили:

Прибежали в избу дети, Второпях зовут отца...

– Тятя! тятя – наши сети Притащили мертвеца.

– Врете, врете, бесенята... В. В. РОзанОВ Но – солнце не стоит... Близится вечер, близится ночь.

Зима и осень близкие, увы, для всякой истории. Мы, русские, считали себя бессмертными. Страшно, дико: но, проживя ты сячу лет, – мы все еще считаем себя «молодыми», «молодою нациею». Мы, в сущности, были глуповатою нациею, и еще мы ничего вообще не сделали, не совершили в Подсолнечной – и в этом заключалось все право наше на «молодость»: мы были развращенные старики-мальчишки, со скверными привычка ми, со скверными пороками.

Взвилась звездою не то утреннею, не вечернею узкая лен та поэзии Лермонтова, что-то сказочное, что-то невероятное, для его возраста, для его опыта: взглянув на которую черный гном Гоголь сказал: «Я тебе покажу, звездочка»...

И вот все рушилось.

...в безнадежную бездну хаоса.

Причина – семинаристы, тупые, злые, холодные. Равно душные ко всему, кроме своей злобы. Напрасно Герцен приез жал к ним увещевать, что он «тоже социалист», – «социалист, да не тот»... «Ты – барин, барское отродье, и твой отец драл наших отцов, когда они были еще не дьячками, а его крепост ными мужиками». Поднялась черная сплетня о том, кто кого «драл» и «кто дольше сидел в Шлиссельбурге». Весь воздух огласился криками: «Нас били и еще продолжают бить», «нас унижали и еще продолжают унижать».

Вся русская история стала представляться или была вы ставлена как гноище пороков и преступлений, которое чем больше кто ненавидел, тем он казался сам пророчественнее, священнее... Собирались уже «Самуилы, которые должны за резать «царя Агага»... Кровью дышала вся страна... «Кто-то должен пасть», «кто-то должен быть убит»...

– Голгофа, Голгофа...

Доблестные сыны Туснельды ждали... Сыны старой, вер ной Германии... Наивной, не очень умственной, простой. – Сыны «Германа и Доротеи», образ которых создал старец Гете.

ЛИТЕРаТуРа РуССкОЙ цИВИЛИзацИИ В сущности, чем же превзошла Германия Россию? В со ставе громады, – в целом? Как море людей, как «шапками за кидаем»?

Благородством.

Выживает наилучшее, сказал Дарвин.

И «пирамида» рассыпалась по достаточному нравствен ному основанию, как сказал бы Лейбниц.

И еще, и еще – уже немного слов: где же наш оригиналь ный труд в истории? В истории Россия всегда обнаруживалась слабою нациею, как бы слабо отпечатанною на космическом печатном станке. Как бы не ушедшею глубоко ногами в зем лю – поверхностною. Что за странная жизнь – жизнь «впечат лениями», жизнь «подражаниями». Между тем от «призвания князей» и до «социал-демократии» мы прожили собственно так. В объем подражательности и ряда подражательностей умещается объем всей русской истории. Мы – слабо ориги нальная страна, не выразительная. Именно – не сильный от тиск чужих произведений. Далее – гибель от литературы, единственный во всей всемирной истории образ гибели, спо соб гибели, метод гибели. Собственно – гениальное, и как-то гениально-урожденное – в России и была только одна лите ратура. Ни вера наша, ни церковь наша, ни государство – все уже не было столь же гениально, выразительно, сильно.

Русская литература, несмотря на всего один только век ее существования, – поднялась до явления совершенно универ сального, не уступающего в красоте и достоинствах своих ни которой нации, не исключая греков и Гомера их, не исключая итальянцев и Данта их, не исключая англичан и Шекспира их и, наконец – даже не уступая евреям и их Священному Писа нию, их «иератическим пергаментам». Тут дело в самоощу щении, в душе, в сердце. Тот век, который Россия прожила в литературе так страстно, этот век она совершенно вери ла, во всякой строчке своей верила, что переживает какое то священное писание, священные манускрипты... И это – до последнего времени, до закрытия всех почти газет, вот до рокового 1918 года, когда каждый листочек «Утра России»

В. В. РОзанОВ или «Социал-демократа» еще дышит полным вдохновением:

«у меня одного – правда». Это, конечно, экстаз.

Когда «дряхлый старик» – «………..»13.

Это его конец и правда. Развратный старик. Так ты и по гиб. Но погиб пророчественно и великолепно, от Пушкина до Лейкина, не отняв смычка от струны.

Сам заслушался...

И когда все уже горело...

Алтари падали как в Карфагене...

Римские воины ломились в стены...

Ты слушал и слушал, великолепный певец.

Ты был небесен только в слове.

И – Это небо тебя раздавило.

ПРиМеЧаНия Основным источником публикации в настоящем издании философских, исторических, литературоведческих, публи цистических работ, заметок и писем В. В. Розанова является Собрание сочинений в тридцати томах под общей редакцией А. Н. Николюкина (М.: Республика;

Спб.: Росток, 1994–2011). На ряду с комментариями к этому изданию учтены комментарии к опубликованным в последние десятилетия однотомникам роза новских произведений:

Розанов В. В. Мысли о литературе. М.: Современник, 1989.

Розанов В. В. Религия и культура: в 2 т. Под ред. Е. В. Бара банова. М.: Правда, 1990.

Розанов В. В. Сочинения. Составители: А. Л. Нелепин и Т. В. Померанская. М.: Советская Россия, 1990.

Розанов В. В. Несовместимые контрасты жития. Литера турно-эстетические работы разных лет. Составитель: В. В. Еро феев. М.: Искусство, 1990.

Розанов В. В. Литературные изгнанники: Воспоминания.

Письма. Подготовка текста, послесловие, именной указатель Г. Р. Евграфова. М.: Аграф, 2000.

Каждая статья снабжена данными о первой публикации произведения. Сохранены особенности авторской пунктуации и своеобразие лексики России конца I – начала ХХ в. Написание собственных имен не унифицируется и не приводится в соответ ствие с современным написанием. Воспроизводятся шрифтовые выделения розановских текстов. Сноски в тексте, помеченные (*) звездочкой, принадлежат перу Василия Васильевича Розанова.

В указателе имен можно найти библиографические сведения о лице, на которого ссылался В. В. Розанов.

ПРИМЕчанИя Составление, подготовка текста, вступительная статья, указатель имен и примечания предлагаемой книги выполнены А. В. Беловым. Во второй части Предисловия использован очерк о В. В. Розанове прот. В. Зеньковского из его книги «История рус ской философии» (Т. 2. Париж.: YMCA-PRESS, 1950).

РАЗДЕЛ I РУССКАЯ ЦИВИЗАЦИЯ И нАРоднАЯ дУшА ЧЕРТА ХАРАКТЕРА дРЕВнЕЙ РУСИ Первая публикация – «Русский вестник». 1892. № 7. С. 213– 227.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Религия и культура:

в 2 т. Т. 1. Под ред. Е. В. Барабанова. М.: Правда, 1990. С. 82–95.

«Отай» – «тайно, скрытно, секретно, закрывом, украдкой, втайне, скрывом, укрывом» (В. И. Даль. Толковый словарь живо го великорусского языка: в 4 т. М., 1994. Т. 2. С. 1841);

«шуйца» – «левая рука, левица, левша» и противоположное – «правая рука, правица, правша» (В. И. Даль. Толковый словарь живого велико русского языка: в 4 т. М., 1994. Т. 2. С. 1481).

« сivi i» – книга «О граде Божием» блаженного Ав густина.

Католики-миряне причащаются только хлебом;

право при чащения хлебом и вином, означающих «тело и кров» Иисуса Хри ста, принадлежит клиру.

Мф. 10:34–35.

Мф. 19:19;

5:44.

Cmp i (лат.) – «убеди прийти».

ГдЕ «КУЛЬТУРА» РУССКАЯ...

Первая публикация – «Новое время». 1911. 11 октября.

№ 12781.

ПРИМЕчанИя Печатается по изданию – Розанов В. В. Террор против рус ского национализма. Статьи и очерки 1911 г. // Собрание сочи нений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика, 2005. С. 278–281.

Чудотворная икона соборной церкви г. Ельца явилась в 1060 г. и обретена Антонием Печерским стоящею «на дереве ело вом, на горе Болдиной».

ПоУЧИТЕЛЬноЕ В ВоЙнЕ Первая публикация – «Новый мир». 1904. 18 февраля.

№ 10042.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Природа и исто рия. Статьи и очерки 1904–1905 гг. Собрание сочинений под об щей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб.: Росток, 2008. С. 289–294.

ПоПУТнЫЕ ЗАМЕТКИ Первая публикация – «Новое время». 1899. № 8551.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Сочинения. Соста вители: А. Л. Нелепин и Т. В. Померанская. М.: Советская Россия, 1990. С. 389–391.

ЕВРоПЕЙСКАЯ КУЛЬТУРА И нАшЕ К нЕЙ оТношЕнИЕ Первая публикация – «Московские ведомости». 1891.

№ 225.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Сочинения. Соста вители: А. Л. Нелепин и Т. В. Померанская. М.: Советская Россия, 1990. С. 145–153.

Речь идет о комментарии по поводу брошюры Петра Евге ньевича Астафьева «Из итогов века» (М., 1891), опубликованном в ПРИМЕчанИя разделе «Из общественной хроники» в июньской книжке журнала «Вестник Европы» за 1891 г.

Имеется в виду западничество.

Речь идет о книге Николая Яковлевича Данилевского «Рос сия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому». См.: современное изда ние «России и Европы» Данилевского. Составление и коммента рии А. В. Белова. М.: Институт русской цивилизации, 2008. 816 с.

См.: современное издание сборника статей Константина Сергеевича Аксакова «Государство и народ». Составление и ком ментарии А. В. Белова, предисловие А. Д. Каплина. М.: Институт русской цивилизации, 2009. 608 с.

Статья Константина Николаевича Леонтьева «Нацио нальная политика как орудие всемирной революции» была опу бликована в журнале-газете «Гражданин» в 1888 г. (№ 256, 258, 261, 262, 265, 269, 272, 275, 279), а в 1889 г. вышла отдельной брошюрой. См.: современное издание сборника статей К. Н. Ле онтьева «Славянофильство и грядущие судьбы России». Сост., вступит. ст., указатель имен и комментарии А. В. Белова. М.: Ин ститут русской цивилизации, 2010. 1232 с.

К. Н. Леонтьев (1831–1891) так и не дождался при жизни систематического обсуждения своей идеи «триединого процесса развития» обществ, государств и культур, высказанной им в книге «Восток, Россия и Славянство» (М., 1885–1886), со стороны ши рокой общественности. Частично ему была известна всего лишь одна статья В. В. Розанова «Эстетическое понимание истории»

(1892). См.: настоящее издание.

К. Н. Леонтьев. Национальная политика как орудие всемирной революции // Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России. Сост., вступит. ст., указатель имен и комментарии А. В. Белова. М.: Институт русской цивилизации, 2010. С. 278.

Предсказания славянофилов В. В. Розанов сравнивает с пророчествами Кассандры – в греческой мифологии дочери Приама и Гекубы, – предсказавшей гибель Трои. Однако как предсказаниям славянофилов, так и пророчествам Кассандры никто не верил.

Леонтьев К. Н. Византизм и славянство // Леонтьев К. Н.

Славянофильство и грядущие судьбы России. Сост., вступит. ст., ПРИМЕчанИя указатель имен и комментарии А. В. Белова. М.: Институт рус ской цивилизации, 2010. С. 34–172.

Статьи Ф. И. Буслаева «Мои воспоминания» опубликова ны в журнале «Вестник Европы» за 1891 г.

Остров в Неаполитанском заливе.

«Декамерон» – сборник новелл итальянского писателя эпохи Возрождения Дж. Боккаччо.

нАЦИонАЛЬнЫЕ ТАЛАнТЫ Первая публикация – «Новое время». 1902. № 9309.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Сочинения. Соста вители: А. Л. Нелепин и Т. В. Померанская. М.: Советская Россия, 1990. С. 375–378.

Римляне.

Ri ’ (фр.) – смысл существования;

оправдание су ществования.

A-pi-ное – доопытное.

КУЛЬТУРнАЯ ХРонИКА РУССКоГо оБЩЕСТВА И ЛИТЕРАТУРЫ ЗА XIX ВЕК Первая публикация – «Русский вестник». 1895. № 10.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Религия и куль тура: в 2 т. Т. 1. Под ред. Е. В. Барабанова. М.: Правда, 1990.

С. 96–120.

Настоящая статья написана через семь лет после на чала публикации Николая Платоновича Барсукова (1838–1906), библиографа М. П. Погодина, когда были напечатаны уже девять томов его фундаментального труда «Жизнь и труды Погодина».

Она помогла продолжению публикации этого труда, испытыва ющего большие финансовые трудности. А. Н. Мамонтов опла тил стоимость публикации труда Н. П. Барсукова. В творчестве В. В. Розанова имеются еще две заметки, в которых он обра щался к фундаментальному труду Н. П. Барсукова (в 1898 г. и в ПРИМЕчанИя 1910 г.). В последнем случае это была его заметка «Посмертный том Н. П. Барсукова» в «Новом времени» (25 июня 1910 г.).

Работа М. П. Погодина «Древняя русская история до монгольского ига». Т. 1. М., 1871.

Пс. 118:73.

h g (фр.) – с высоты своего величия, свысока, презрительно.

mii (фр.) – золотая середина.

Ai (итал.) – прощайте.

«L v Tmq» (фр.) – роман «Приключе ния Телемака» французского писателя Фенелона.

ГдЕ ИСТИннЫЙ ИСТоЧнИК «БоРЬБЫ ВЕКА»?

Первая публикация – «Русский вестник». 1895. № 8.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Религия и культура:

в 2 т. Т. 1. Под ред. Е. В. Барабанова. М.: Правда, 1990. С. 153–162.

Коммунистическая утопия «Город Солнца» (1602) итальян ского философа Томмазо Кампанеллы.

ph c (фр.) – пустые фразы.

МЕСТо ХРИСТИАнСТВА В ИСТоРИИ Первая публикация – «Русский вестник». 1890. № 1.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Религия и культура:

в 2 т. Т. 1. Под ред. Е. В. Барабанова. М.: Правда, 1990. С. 22–47.

Т.е. финикиянами, которых одни ученые относят к семитам;

другие оспаривают принадлежность к семитам финикийского на рода, жившего вблизи от моря;

вследствие развития торговли и су достроения у них появился опыт в сооружении больших зданий.

Мф. 23:37–39.

Под видом цитат из учения Ксенофана В. В. Розанов дает суммарное изложение высказываний. См.: русский перевод тек стов Ксенофана в книге «Фрагменты ранних греческих филосо фов». Ч. I. М., 1989. С. 156–176.

ПРИМЕчанИя (греч.) – божество, демон, гений, дух;

божествен ное начало.

Ин. 1:14.

Мф. 6:33.

оКоЛо нАРодноЙ дУшИ Первая публикация – «Новое время». 1908. 20 апреля.

№ 11531.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Около народной души. Статьи 1906–1908 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика, 2003. С. 297–301.

Козьма Прутков – коллективный псевдоним, под которым в журналах «Современник» и «Искра» выступали в 1850–1860 гг.

поэты А. К. Толстой и братья Жемчужниковы (Алексей, Влади мир и Александр Михайловичи). Сатирические стихи, афоризмы Козьмы Пруткова и самый его образ высмеивали умственный за стой, политическую «благонамеренность», пародировали лите ратурное эпигонство.

Цитата из стихотворения А. К. Толстого «Ходит Спесь, на дуваючись…» (1856).

Заушение – оплеуха. (В. И. Даль. Толковый словарь живо го великорусского языка: в 4 т. Т. 1. М., 1994. С. 1639).

о нАРодноЙ дУшЕ Первая публикация – «Новое время». 1908. 28 апреля.

№ 11539.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Около народной души. Статьи 1906–1908 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика, 2003. С. 305–308.

Речь идет о пьесе бельгийского драматурга Мориса Ме терлинка «За стенами дома» (1894), опубликованной в трехтом нике его произведений (Спб., 1907), к которому В. В. Розанов на писал предисловие.

ПРИМЕчанИя Цусимское морское сражение произошло 14–15 мая 1905 г.

в Корейском проливе у острова Цусима во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. Вторая русская Тихоокеанская эскадра под командованием вице-адмирала З. П. Рожественского предназна чалась для усиления Первой эскадры, которая уже была прак тически уничтожена. В руках русских на Тихом океане оставался только один полноценный военно-морской порт – Владивосток, подходы к которому были прикрыты сильным японским флотом.

14 мая русская эскадра продвигалась по Восточному проходу Корейского пролива (Цусимский пролив), оставляя по левому борту остров Цусима, и уже вошла в Корейский пролив с целью прорваться во Владивосток, но была обнаружена японцами. За вязалось морское сражение, которое длилось два дня и было проиграно. В целом русский флот потерял в Цусимском сражении 8 эскадренных броненосцев, один броненосный крейсер, один броненосец береговой обороны, 4 крейсера, один вспомогатель ный крейсер, 5 миноносцев и несколько транспортов. Два эска дренных броненосца, два броненосца береговой обороны и один миноносец сдались в плен японцам. Во Владивосток прорвались лишь крейсер «Алмаз» и два эсминца.

Цитата из стихотворения Н. А. Некрасова «В дороге»

(1845).

Цитата из стихотворения Н. А. Некрасова «Отрадно ви деть, что находит…» (1845).

нАЦИонАЛЬноЕ нАЗнАЧЕнИЕ Первая публикация – «Новое время». 1908. 4 июля.

№ 11605.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Около народной души. Статьи 1906–1908 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика, 2003. С. 319–322.

В. В. Розанов приводит эту цитату на память и ошибает ся. У Л. Н. Толстого в «Анне Карениной» сказано, что «из всех русских удовольствий более всего нравились принцу», приехав шему в Петербург, «французские актрисы».

ПРИМЕчанИя «w» (нем.) – берлинская социал-демократическая газета последней четверти I в. и первой четверти ХХ в.

Amch (нем.) – домочадцы женского пола.

СИЛА нАЦИонАЛЬноСТИ Первая публикация – «Новое время». 1908. 7 июля.

№ 11608.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Около народной души. Статьи 1906–1908 гг. // Собрание сочинений под общей ре дакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика, 2003. С. 322–325.

ВЕЛИКИЙ дЕнЬ нАшЕЙ ИСТоРИИ 19 февраля 1861 г. – 19 февраля 1911 г.

Первая публикация – «Новое время». 1911. 19 февраля.

№ 12551.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Террор против рус ского национализма. Статьи и очерки 1911 г. // Собрание сочи нений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика, 2005. С. 33–36.

Цитата из поэмы А. С. Пушкина «Полтава» (1828–1829).

17 октября 1905 г. Николай II подписал манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», согласно ко торому провозглашались неприкосновенность личности, сво бода совести, слова, собраний и преподавания, была создана Государственная дума.

ПоСЛЕднЯЯ КАПЛЯ Первая публикация – «Русское слово». 1911. 19 февраля.

№ 40.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Террор против рус ского национализма. Статьи и очерки 1911 г. // Собрание сочи ПРИМЕчанИя нений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика, 2005. С. 36–38.

Цитата из стихотворения А. С. Пушкина «Деревня» (1819).

нА ФУндАМЕнТЕ ПРошЛоГо Первая публикация – «Богословский вестник». 1914. Ян варь. № 1.

Печатается по изданию – Розанов В. В. На фундаменте прошлого. Статьи 1913–1915 гг. // Собрание сочинений под об щей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб.: Росток, 2007. С. 201–206.

Герои пьесы «На дне» (1902) М. Горького.

Летом 1913 г. В. В. Розанов с женой и дочерью Варварой отдыхал в Бессарабии.

Хозяйкой имения Сахарна в Бессарабии, где отдыхала се мья Розановых, была Евгения Ивановна Апостолопуло.

ЦЕнТРоБЕЖнЫЕ СИЛЫ В РоССИИ Первая публикация – «Новое время». 1914. 14 января.

№ 13593.

Печатается по изданию – Розанов В. В. На фундаменте про шлого. Статьи 1913–1915 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб.: Росток, 2007.

С. 214–218.

(греч.) – животное политическое.

АнТИСЕМИТИЗМ – АнТИИЕЗУИТИЗМ Первая публикация – «Новое время». 1899. 5 октября.

№ 8479.

ПРИМЕчанИя Печатается по изданию – Розанов В. В. Юдаизм. Статьи и очерки 1898–1901 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб: Росток, 2009. С. 263–267.

A mjm i gim (лат.) – к вящей славе Божией.

G jic (лат.) – племя иудейское.

ЕВРЕИ В ЖИЗнИ И В ПЕЧАТИ Первая публикация – «Новое время». 1900. 28 марта.

№ 8651.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Юдаизм. Статьи и очерки 1898–1901 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб: Росток, 2009. С. 406–408.

о ЕВРЕЙСТВЕ Первая публикация – «Русское слово». 1897. 6 июня. № 149.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Эстетическое пони мание истории. Статьи и очерки 1889–1897 гг. // Собрание сочине ний под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;


Спб:

Росток, 2009. С. 604.

РАЗДЕЛ II РУССКАЯ ФИЛоСоФИЯ. СМЕнА МИРоВоЗЗРЕнИЙ?

ФИЛоСоФСКИЕ ВЛИЯнИЯ В РУССКоМ оБЩЕСТВЕ Первая публикация – «Вопросы философии и психологии».

1890. № 3. С. 1–36.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Природа и история.

Статьи и очерки 1904–1905 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб.: Росток, 2008.

С. 119–139.

ПРИМЕчанИя Перевод книги Христиана Вольфа «Разумные мысли о си лах человеческого разума и их исправном употреблении в позна нии правды» был издан в Петербурге в 1765 г.

«i mi pq, i q» (лат.) – «Доброе вижу и сочувствую ему, но влекусь к иному» – высказывание Ови дия в «Метаморфозах».

Ех ch (лат.) – с кафедры.

C, qi m (лат.) – верую, потому что абсур дно.

СМЕнА МИРоВоЗЗРЕнИЙ Первая публикация – «Русское обозрение». 1895. № 7.

С. 193–207.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Природа и история.

Статьи и очерки 1904–1905 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб.: Росток, 2008.

С. 139–149.

Убитого российского императора Александр II (1855–1881) сменил на престоле его сын, российский император Александр III (1881–1894).

Работу Ч. Дарвина «Oigi f pci» («Происхождение видов») перевел (1865) Сергей Александрович Рачинский. С этим видным деятелем народного просвещения В. В. Розанов был зна ком и состоял в многолетней переписке (1892–1901). В «Русском вестнике» (1902–1903) В. В. Розанов опубликовал письма к нему С. А. Рачинского.

Речь идет о двухтомном произведении Николая Яковлеви ча Данилевского «Дарвинизм. Критическое исследование», под готовленном к печати Н. Н. Страховым уже после смерти своего друга в 1885 г.

Работой английского историка и социолога «История циви лизации в Англии» (1857–1861;

рус. пер. 1861–1865) Генри Томаса Бокля В. В. Розанов увлекался в гимназии. Вскоре это увлечение прошло. Подробнее см.: статью В. В. Розанова «Книга особенно замечательной судьбы» (1898) // Розанов В. В. Природа и история.

Статьи и очерки 1904–1905 гг. // Собрание сочинений под общей ПРИМЕчанИя редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб.: Росток, 2008.

С. 153–240.

дВЕ ФИЛоСоФИИ Критическая заметка Первая публикация – «Новое время». 1897. 20 августа.

№ 7715.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Природа и история.

Статьи и очерки 1904–1905 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб.: Росток, 2008.

С. 149–152.

«Nvm Og» (анг.) – «Новый Органон», сочинение Ф. Бэкона.

Nm m (лат.) – сущность мира, природа.

ПоЛ КАК ПРоГРЕССИЯ нИСХодЯЩИХ И ВоСХодЯЩИХ ВЕЛИЧИн Первая публикация – Розанов В. В. Люди лунного света. Ме тафизика христианства. Спб., 1911. С. 27–57.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Несовместимые кон трасты жития. Литературно-эстетические работы разных лет. Со ставитель: В. В. Ерофеев. М.: Искусство, 1990. С. 394–417.

Обращение к Богу у евреев – в форме двойственного числа.

A ifiim (лат.) – бесконечно.

I pi (лат.) – потенциально.

См.: Тареев М. М. Основы христианства. Т. 4. Изд. 2. Сер гиев Посад, 1908. С. 55–69, и в частности, выражение: «Мораль утверждается на субъективной воле, на личном разуме» (с. 58).

Krafft-Ebing R. Pichpixi. Sg, 1893.

Пирогов Н. И. Вопросы жизни. Дневник старого врача.

Спб., 1885. С. 302.

Maspero G. Hiiе ci pp ’i ciq, v. 1–3. Pi, 1895–1897.

ПРИМЕчанИя Цитата из стихотворения М. Ю. Лермонтова «Выхожу один я на дорогу» (1841).

«Всегда непременно с органом рождения», – указывается в книге «Религии Древнего мира в их отношении к христианству архим. Хрисанфа». Т. 2. Спб., 1875. С. 58.

Цитата из стихотворения М. Ю. Лермонтова «Сон»

(1841).

Иловайский Д. И. Руководство ко всеобщей истории. Ч. 2.

Средние века. М., 1875.

Валгалла - в скандинавской мифологии место пребыва ния павших на войне.

Повесть «Дневник лишнего человека» (1849) И. С. Турге нева.

Повесть «Тарас Бульба» (1835) Н. В. Гоголя.

И. В. КИРЕЕВСКИЙ И ГЕРЦЕн Первая публикация – «Новое время». 1911. 12 февраля.

№ 12544.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Сочинения. Соста вители: А. Л. Нелепин и Т. В. Померанская. М.: Советская Россия, 1990. С. 392–400.

Полное собрание сочинений И. В. Киреевского (под редак цией М. О. Гершензона) вышло в 1910–1911 гг.

i--vi (фр.) – против, напротив, лицом друг к другу.

У А. С. Пушкина в драме «Скупой рыцарь» (1830): «Как не кий чародей // Отселе править миром я могу».

У А. С. Пушкина в драме «Скупой рыцарь»: «Что непод властно мне?»

Imm (фр.) – чрезмерность, невоздержанность, неу меренность.

Цитата из стихотворения Н. А. Некрасова «Песни о сво бодном слове» (1865–1866).

Цитата из стихотворения М. Ю. Лермонтова «Выхожу один я на дорогу» (1841).

Цитата из стихотворения Н. А. Добролюбова «Милый друг, я умираю» (1861).

ПРИМЕчанИя Цитата из стихотворения Н. А. Некрасова «Умру я скоро…»

(1867).

ПАМЯТИ А. С. ХоМЯКоВА 1 мая 1804 г. – 1 мая 1904 г.

Первая публикация – «Новый путь». 1904. № 6.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Несовместимые кон трасты жития. Литературно-эстетические работы разных лет. Со ставитель: В. В. Ерофеев. М.: Искусство, 1990. С. 382–394.

Цитата из стихотворения А. С. Хомякова «Мечта» (1835).

Высота колокольни собора Святого Марка в Венеции, по строенной в 976–1071 гг., составляла 98 метров. В 1902 г. коло кольня разрушилась.

Речь идет о полемике Т. Н. Грановского и А. С. Хомякова (1845–1847) по поводу вводной статьи А. С. Хомякова к «Сборнику исторических и статистических сведений о России и о народах, ей единоверных и единоплеменных» (1845).

Цитата из стихотворения Н. А. Некрасова «Дядюшка Яков»

(1867).

Мартин Лютер.

Fiiq (и от сына – лат.) – добавление к Никео-Цареград скому Символу веры, сформулированное ахенскими богословами.

Древняя христианская церковь в I в. была объявлена са мостоятельной, отказалась признать постановление Халкидонского собора о двойственной природе Христа, считает Христа только Бо гом, отличается некоторыми культовыми особенностями.

См. статью А. С. Хомякова «Несколько слов православно го христианина о западных вероисповеданиях. По поводу брошю ры г. Лоранси» в современном издании: Хомяков А. С. Сочине ния в двух томах. Т. 2. Работы по богословию. М.: Медиум, 1994.

С. 25–71.

Версаль – резиденция французских королей;

Трианон – название двух дворцовых павильонов (Большого и Малого) в Вер сальском парке.

В немецком городке Вормсе в 1521 г. собрался сейм госу дарственных чинов для обсуждения вопроса об ереси Лютера.

ПРИМЕчанИя Авиньон – резиденция пап для их укрытия от самовла стия римской знати под покровительством французских королей.

Авиньонское пленение (1309–1377) – время наибольшего упадка силы и авторитета папства.

Римский папа Бонифаций III (1235–1303) проводил по литику резкой конфронтации с французским королевским домом;

эта политика привела к Авиньонскому пленению пап, на период которого папство стало орудием политики французских королей и утратило значение самостоятельной силы. Целью царствования Филиппа Красивого было создание мощного государства и силь ной королевской власти. В 1295 г. Филипп начал войну с Англи ей;

в 1299 г. – войну с Фландрией. В 1297 г. вспыхнул конфликт между Францией и папством, вызванный тем, что папа Бонифа ций III, сторонник всемирного господства Церкви, издал буллу, запрещавшую светским властям требовать с клириков налоги, а тем – платить, чего вечно нуждавшийся в деньгах и нетерпимый к вмешательству в прерогативы королевской власти Филипп до пустить не мог. Когда в 1300 г. король арестовал папского легата, допустившего оскорбительные высказывания в адрес Филиппа, папа заявил о неподсудности духовенства королевскому суду. Ко роль в борьбе с Церковью решил опереться на формирующуюся нацию и в апреле 1302 г. созвал первые в истории Франции Гене ральные штаты, поддержавшие своего монарха. Бонифаций III в ответ издал буллу, провозглашавшую подчинение папскому престолу не только в делах веры, но и в политике обязательным условием спасения души и отлучил короля от Церкви. Филипп по слал канцлера захватить папу. Во время ареста папу стащили с престола, один из свиты ударил его железной перчаткой по лицу.

См. современное издание: Ю. Ф. Самарин. Иезуиты и их отношение к России // Юрий Самарин. Православие и народ ность. Составление, предисловие и комментарии Э. В. Захарова.

М.: Институт русской цивилизации, 2008. С. 111–194.

Сомнамбулизм (от лат. m – сон и m – хожу) – расстройство сознания, при котором автоматически во сне со вершаются привычные действия ходьбы, перекладывания ве щей и др.

Констанцский собор созван в 1414 г. для искоренения ереси Яна Гуса, после чего он и его ученик Иероним Пражский были сожжены.

ПРИМЕчанИя Арианство – ересь Ария, епископа Александрии (I в.). Он утверждал, что Сын не вечен, не существовал до рождения. Эта ересь была осуждена Никейским собором (325), Арий и его сто ронники отлучены от Церкви.

См. указанную статью А. С. Хомякова «Несколько слов православного христианина о западных вероисповеданиях. По по воду брошюры г. Лоранси» в современном издании: Хомяков А. С.

Сочинения: в 2 т. Т. 2. Работы по богословию. М.: Медиум, 1994.

Илоты – земледельческая часть населения в Спарте, при крепленная к земельным участкам спартиатов.

См. указанную статью А. С. Хомякова «Несколько слов…».

Н. В. Гоголь. «Выбранные места из переписки с друзья ми» (1847).

50 ЛЕТ ВЛИЯнИЯ Юбилей В. Г. Белинского – 26 мая 1898 г.


Первая публикация – «Русское обозрение». 1898. № 5.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Несовместимые кон трасты жития. Литературно-эстетические работы разных лет. Со ставитель: В. В. Ерофеев. М.: Искусство, 1990. С. 348–359.

Перистиль (от греч. piy – окруженный колоннами) – прямоугольный двор и сад, площадь, зал, которые окружены с че тырех сторон крытой колоннадой.

Письма В. Г. Белинского к невесте М. В. Орловой опублико ваны в «Русских ведомостях» (1895, № 163 и № 185) и в сборнике «Почин» (М., 1896).

Цитата из пьесы А. С. Грибоедова «Горе от ума».

Empi (фр.) – употребление, применение, использование.

Si (лат.) – студент.

В августе 1847 г. тяжело больной В. Г. Белинский уехал ле читься во Францию, откуда писал письма своим родным.

См.: Пыпин А. Н. Белинский, его жизнь и переписка. Т. 1, 2.

Спб., 1876.

И. С. Аксаков писал: «Нет ни одного учителя гимназии, ни одного уездного учителя... который бы не знал наизусть письма Бе ПРИМЕчанИя линского к Гоголю, а под их руководством воспитываются новые по коления» // И. С. Аксаков в его письмах: в 4 т. Т. 3. М., 1892. С. 261.

Эту точку зрения Николай Николаевич Страхов выражал, например, в рецензии на роман «Война и мир» Л. Н. Толстого.

Гончаров И. А. Заметки о личности Белинского // Четыре очерка И. А. Гончарова. Спб., 1881.

Мещерский В. П. Письма отца к сыну… Спб., 1897.

Статьей о стихотворении А. С. Пушкина «Бородинская го довщина» у В. Г. Белинского начинается так называемый период примирения с действительностью.

«Литературные мечтания» – первая крупная статья В. Г. Белинского.

ТРИ МоМЕнТА В РАЗВИТИИ РУССКоЙ КРИТИКИ Первая публикация – «Русское обозрение». 1892. № 8.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Несовместимые кон трасты жития. Литературно-эстетические работы разных лет. Со ставитель: В. В. Ерофеев. М.: Искусство, 1990. С. 247–264.

Цитата из оды Г. Р. Державина «Фелица» (1782).

Цитата из стихотворения Н. А. Добролюбова «Милый друг, я умираю...» (1861).

См. современное издание: Аполлон Григорьев. Апология почвенничества. Составление, комментарии А. В. Белова. М.: Ин ститут русской цивилизации, 2008. 688 с.

«Божественная комедия» – произведение итальянского писателя А. Данте.

«Декамерон» – произведение итальянского писателя Д. Боккаччо.

«Письма русского путешественника» – произведение рус ского писателя Н. М. Карамзина.

Страус.

Агриппа известен постройками в Риме водопровода, тер мы и Пантеона – памятника древнеримской архитектуры – «храма всех богов», купол которого своими размерами превосходит все крупные своды, построенные в последующее время.

Цитата из стихотворения А. С. Пушкина «Возрождение»

(1819).

ПРИМЕчанИя 35-ЛЕТИЕ † АП. АЛ. ГРИГоРЬЕВА Первая публикация – «Торгово-промышленная газета». Ли тературное приложение. 1899. 3 октября. № 29.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Юдаизм. Статьи и очерки 1898–1901 гг. // Собрание сочинений под общей редакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика;

Спб: Росток, 2009. С. 260–263.

Статья «Одинокий критик» А. Григорьева (сына) в «Книж ках «Недели» (1895. № 8–9).

В 1876 г. Н. Н. Страхов предпринял попытку опубликовать собрание сочинений Ап. Ал. Григорьева, но вышел лишь первый том (Спб., 1876. Т. 1).

См.: Страхов Н. Н. Критические статьи об И. С. Тургеневе и Л. Н. Толстом (1862–1885). Спб., 1885.

К ВЫХодУ СоЧИнЕнИЙ АПоЛЛонА ГРИГоРЬЕВА Первая публикация – «Колокол». 1911. 26 февраля. № 2915.

Печатается по изданию – Розанов В. В. В чаду войны. Ста тьи и очерки 1916–1918 гг. // Собрание сочинений под общей ре дакцией А. Н. Николюкина. М.: Республика, 2008. С. 105–110.

Цитата из стихотворения А. А. Фета «Шепот, робкое ды ханье…» (1850).

ВоЗЛЕ «РУССКоЙ ИдЕИ»...

Первая публикация – Розанов В. В. Среди художников. Спб., 1914. С. 353–379.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Сочинения. Соста вители: А. Л. Нелепин и Т. В. Померанская. М.: Советская Россия, 1990. С. 317–334.

Затем эти статьи были включены В. Г. Тардовым (псевдо ним «Т. Ардов») в книгу «Судьба России. Избранные очерки (1911– 1917)» (М., 1918).

ПРИМЕчанИя Qi p q (лат.) – одно вместо другого, то есть путаница.

Начальные строки поэмы М. Ю. Лермонтова «Демон»

(1837–1841).

Через эту пограничную станцию на прусской границе осу ществлялся главный ввоз иностранных товаров в Северную сто лицу.

Слова Н. В. Гоголя из книги «Выбранные места из пере писки с друзьями».

Этот случай описан канцлером в книге «Мемуары князя Бисмарка». М., 1899. С. 47–48.

Цитата из романа в стихах А. С. Пушкина «Евгений Оне гин».

Слова из русской летописи «Повесть временных лет» о призвании варягов.

«Замечания на записки Манштейна о России 1724–1744 гг.», написанные Иоганном Эрнстом Минихом.

L gi (фр.) – слава.

Фигнер В. Две встречи (П. Ф. Лесгафт, 1871–1907) // Рус ское богатство. 1910. № 12. С. 80–91.

Летом 1910 г. В. В. Розанов путешествовал по Германии и побывал в этих местах.

Mic hiic (лат.) – загадки этики, загадки души.

ПоЗднИЕ ФАЗЫ СЛАВЯноФИЛЬСТВА 1. н. Я. данилевский Первая публикация – «Новое время». 1895. № 6811.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Несовместимые кон трасты жития. Литературно-эстетические работы разных лет. Со ставитель: В. В. Ерофеев. М.: Искусство, 1990. С. 183–202.

Впервые книга «Россия и Европа» Н. Я. Данилевского публиковалась отдельными главами в № 1–6 и 8–9 за 1869 г. в журнале «Заря» В. В. Кашпирева, в котором фактическим редак тором был Н. Н. Страхов. В 1871 г. она вышла отдельным издани ем в количестве 1200 экземпляров под редакцией Н. Н. Страхова.

В 1895 г. он опубликовал уже пятое издание «России и Европы», ПРИМЕчанИя и лишь спустя век – сначала в 1991 г., правда с купюрами, под редакцией С. А. Вайгачева, а в 1995 г. под редакцией А. А. Галак тионова вышло шестое издание. В I в. книга «Россия и Евро па. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому» Н. Я. Данилевского вместе с его по литическими статьями была опубликована в издательстве «Ин ститут русской цивилизации» в 2008 г.

Славянофилы – направление русской философии, к кото рому принадлежали А. С. Хомяков, братья И. В. и П. В. Киреевские, братья К. С. и И. С. Аксаковы, Ю. Ф. Самарин. В отличие от запад ников славянофилы, определяя ход развития русского общества, полагали, что оно должно основываться на национально-русских началах, коренящихся в народе, но пока не вполне развернувших ся и к тому же подавленных «европеизацией» России, начатой Петром I. В своих философско-исторических взглядах они следо вали органической теории, выведенной из шеллингианства.

Концепция Н. Я. Данилевского во многом противоречила традиционной славянофильской, не укладывалась в нее. Сам Н. Я. Данилевский отчетливо формулировал пункт расхождения с ними. Если славянофилы считали, «будто бы славянам сужде но разрешить общечеловеческую задачу», то Н. Я. Данилевский, отмежевываясь от этого положения, полагал, что такой задачи и вовсе не существует. Если она в чем-то и состоит, то только в проявлении «в разные времена и разными племенами всех тех сторон, всех тех особенностей направления, которые лежат… в идее человечества». Поскольку для Н. Я. Данилевского растения, животные, человек и даже культура суть организмы, постольку и в мировой истории невозможна единая культура, которая со единяла бы в себе «богатство фантазий Индии», «прозаическое стремление к практически полезному Китая», «живое религиоз ное чувство» евреев, «осуществление идеи изящного» греками, «государственное величие Рима» и достигнутое европейцами «совершенство положительной науки».

В отличие от славянофилов, испытавших на себе влияние германской философии, немецкая философия истории вовсе не являлась источником мировоззрения Н. Я. Данилевского. Автор «России и Европы» стремился преодолеть заблуждение тех тео рий о движении единого человечества по пути достижения про гресса (в частности, гегелевской схемы развития исторического ПРИМЕчанИя процесса), при каждом последующем шаге которого реализуется более высокий уровень духовного прогресса, чем при предыду щем. Из этой схемы Гегелем было выведено теоретическое поло жение о превосходстве уже проявившихся в истории культурных (исторических) народов над некультурными (неисторическими), то есть неразвитыми народами. Напротив, Н. Я. Данилевский предложил отказаться от деления истории единого человечества на периоды «Древний мир – Средние века – Новое время», безо говорочное господство которого над историческим мышлением мешает правильно воспринимать в масштабе всеобщей истории действительное место Западной Европы, этой «маленькой части мира». Н. Я. Данилевский критиковал «общепринятое» деление прогрессистов, накладываемое на бесконечно-неисчерпаемую многообразную жизнь мировой культуры, которое ограничивает «объем истории», но хуже того, «сужает и ее арену». Разве не замалчивалось ради этой невероятно скудной и бессмысленной схемы всемирной истории развитие культур Египта и Вавилона, Китая и Индии, Америки в качестве «примечания», «прелюдии»

к Античности, Средневековью и Новому времени? Европейско му человеку, не научившемуся принимать в расчет внутреннюю и внешнюю дистанцию, кажется, что темп развития индийской, вавилонской, египетской культур был медленнее, чем темп евро пейской. Русский мыслитель называл перспективным обманом взгляд историка, которому кажется более важной и существен ной жизнь близких ему по времени культур, а «все предше ствовавшие века представлялись им как бы на заднем плане ландшафта, где все отдельные черты сглаживаются». Этот «пер спективный взгляд на историю» сродни обману перспективы на туралиста, внимание которого поражают высшие животные, бо лее близкие по своей организации к человеку. См.: современное издание «России и Европы» Н. Я. Данилевского. Составление и комментарии А. В. Белова. М.: Институт русской цивилизации, 2008. С. 141–144, 99–104.

И все же Н. Я. Данилевским были усвоены вопросы, над кото рыми трудились славянофилы, прежде всего их вывод об особом характере и путях развития русской культуры, отличных от запад ноевропейских. Однако славянофильство не представлялось ему научно обоснованным учением, но было лишь «мечтой», которая в большей или меньшей мере выражала «требования народного ПРИМЕчанИя чувства». Исходя из такого источника, как учение славянофилов, уважая его независимость и особенность, главной задачей, ко торую поставил перед собой русский мыслитель, была попытка реформирования славянофильских представлений об историче ской миссии России до теоретического осмысления самобытной славянской цивилизации среди прочих культурно-исторических типов. Тем самым обозначился круг проблем, размышление над которыми послужило ему отправным пунктом для превращения «мечты» в научно обоснованное учение о культурных и полити ческих взаимоотношениях славянского и германо-романского миров. К славянофильскому изучению начал русской жизни он добавил множество важных наблюдений, уточнил признаки ис следуемых явлений, стремился их описать и классифицировать, действуя как натуралист, который познает формы растительных и животных организмов.

См., например, оценку Н. Н. Страхова, что «Россию и Ев ропу», конечно, следует отнести «к той школе нашей литературы, которая называется славянофильскою, ибо эта книга основана на мысли о духовной самобытности славянского мира. Притом книга так глубоко и полно обнимает этот вопрос, что ее можно назвать целым катехизисом или кодексом славянофильства. В какой мере она завершает и совмещает в себе славянофильские учения, это другой вопрос;

но что она имеет такое завершающее и представи тельное значение – в том невозможно сомневаться. Быть может, со временем Николай Яковлевич Данилевский будет считаться славянофилом по преимуществу, кульминационной точкой в раз витии этого направления, писателем, сосредоточившим в себе всю силу славянофильской идеи». – Страхов Н. Н. Жизнь и труды Н. Я. Данилевского // Страхов Н. Н. Борьба с Западом. Составле ние, вступ. статья и комментарии А. В. Белова. М.: Институт рус ской цивилизации, 2010. С. 376.

Статья И. В. Киреевского «Девятнадцатый век» впервые была напечатана в журнале «Европеец», 1832, № 1, 3, за публика цию которой журнал был закрыт.

Двухтомное собрание сочинений И. В. Киреевского было издано А. И. Кошелевым в 1861 г.

Современные публикации статьи «В ответ А. С. Хомякову»

(1839), статьи «О характере просвещения Европы и его отноше нии к просвещению России» (1852), статьи «О необходимости и ПРИМЕчанИя возможности новых начал для философии» (1856), статьи «От рывки» (найденной в бумагах И. В. Киреевского и впервые опу бликованной в «Русской беседе», 1857, № 1, уже после смерти автора) см. в книге: И. В. Киреевский. Духовные основы русской жизни. М.: Институт русской цивилизации, 2007. С. 344–363, 149– 228, 228–295, 295–321.

Речь идет о «веровании» и «в Духа Святого, Господа жи вотворящего, Иже от Отца исходящего...», причем взаимные от ношения Отца, Сына и Святого Духа непостижимы для разума, выработанного в I в. на Никейском и Константинопольском со борах единой вселенской Церкви. В католичестве Символ веры был изменен.

Русский перевод книги И. К. Блюнчли «История общего государственного права и политики от II века до настоящего времени» вышел в Санкт-Петербурге в 1874 г.

Штирнер Макс. Единственный и его собственность. Лейп циг, 1845. Русский перевод книги был осуществлен в 1918 г.

Школа итальянского психиатра Чезаре Ломброзо придер живалась теории прирожденного преступника.

Книга английского философа Фр. Бэкона «Новый Орга нон, или Истинные указания для истолкования природы» (1620) написана в параллель аристотелевскому «Органону».

Добролюбов Н. А. Луч света в темном царстве (впервые – «Современник», 1860, № 10).

Современные публикации богословских произведений А. С. Хомякова см.: Хомяков А. С. Сочинения в 2 т. Т. 2. Работы по богословию. М.: Медиум, 1994.

А. С. Хомяков видел существенную разницу между фор мами христианства западных обществ, условное единство ко торых у католиков состояло только в стройности движений под данных полудуховного государства, а у протестантов – только в арифметическом сложении отдельных личностей, которые имели тождественные верования и исповедовали, как они сами считали, идею «единой и свободной» Церкви. Славяне I–Х вв. являли со бой редкий пример народа, «не ждущего христианства, а идущего к нему навстречу», «признающего себя единством органическим, живое начало которого есть Божественная благодать взаимной любви». «Понятно, что чисто духовная вера должна смотреть на вещественность как на корень всякого зла, – утверждал он. – ПРИМЕчанИя Две религии, основанные на противоположных началах, не мо гут слиться в мирное единство без упорной борьбы». Эта истина доказывается у него ссылкой на легкое введение христианства в Россию и кровавую борьбу славян Поморья против германских проповедников-меченосцев. «Запад, одевший жизнь свою в хри стианство, но не проникнувший в него душою и чувством, сражал ся против учений чуждых кострами и железом». Почему? Потому что «шаткое полуверование чувствует свою слабость и ищет спа сения в опьянении гнева». Напротив, «вера, знающая свою силу, терпелива и кротка», она защищается философским словом и христианской проповедью. Чуждые юридической формальности Рима, славяне развивали христианскую мысль, но не заковывали ее в чисто логический силлогизм. Русский мыслитель критически относился к отколовшемуся от православной Церкви католициз му, который опирался на внешнюю связь и разрушал соборность ложным единством в форме папизма – «единством без свободы».

Верующий католик оставался только присутствующим в Церкви, но бездействующим в ней и совершенно одиноким. Такого чело века он сравнивал с «кирпичом, уложенным в стене», хотя и не портившимся, но и не приобретавшим совершенства от места в иерархии, уготованной ему свыше.

Протестантизм – «большое дитя католичества», в котором А. С. Хомяков также не находил спокойной уверенности в об ладании Словом Божьим. Религиозной основой для верующих протестантов была Библия, субъективно толкуемая каждым из них. Для протестантов существовала «свобода без единства», ибо в этой форме христианского верования человек подобен «песчинке», которая не получала в своем одиночестве нового бытия от целостности.

Для соборного же единения всякая частица вещества, усвоенная живым телом, делается неотъемлемой частью его ор ганизма, сама же получает от него новый смысл и новую жизнь, считал он. «Вызовите сперва начало жизни – любовь, и вы опять узрите пред собою живой организм». Церковь, по убеждению А. С. Хомякова, – это духовный организм, который воплотил в своей исторической плоти и продолжает воплощать «единство благодати, живущей во множестве разумных творений, покоря ющихся благодати». Она многоипостасна, и все ее члены не внешне, а духовно органически должны быть соединены друг ПРИМЕчанИя с другом. Каждый человек способен найти самого себя в Церк ви, этом едином и целостном организме, причем не в бессилии своего духовного одиночества, а в силе духовного единения с братьями и со Спасителем.

Но в католицизме и протестантизме, по мнению А. С. Хо мякова, личность не может найти таких предикатов соборности, как свобода, единство, органичность, Божественная благо дать и взаимная любовь. Понятие соборности означало для него церковную общность людей, объединенных единой верой, с гарантией духовной целостности личности, истинности познания и примирения в христианской любви, свободы каждого и «соглас но единству всех». Такое понимание соборности он оправдывал переводом с греческого языка слова кафолический не как «по всеместно», а как «всецелостно»;

понятие соборности выражало идею собрания (не обязательно соединенного в каком-либо ме сте) – это «единство во множестве».

Соборность и индивидуализм – антиподы: первое понятие предполагало цельность человеческого духа, второе – его раз дробленность. Чтобы стать соборным, верующим христианам нужно восстановить атрибуты первохристианской апостоль ской Церкви. А русское Православие, по глубокому убеждению А. С. Хомякова, и есть та форма христианской веры, которая в своей жизненной практике сохранила соборный дух.

См. современную публикацию статьи К. С. Аксакова «По поводу II тома Истории России г. Соловьева» (1858) в книге:

Аксаков К. С. Государство и народ. Составление и комментарии А. В. Белова, предисловие А. Д. Каплина. М.: Институт русской цивилизации, 2009. С. 503–539.

См. современную публикацию статьи К. С. Аксакова «О древнем быте у славян вообще и у русских в особенности»

(1852) в книге: Аксаков К. С. Государство и народ. Составление и комментарии А. В. Белова, предисловие А. Д. Каплина. М.: Инсти тут русской цивилизации, 2009. С. 341–407.

Филоктет – герой поэмы «Одиссей» Гомера, один из жени хов прекрасной Елены и участник Троянской войны. В начале по хода под Трою он был укушен змеей. Рана его была столь сильна, что товарищи оставили его на острове Лемносе.

Капитолий – в Древнем Риме самый крутой из семи хол мов, укрепленная часть города.

ПРИМЕчанИя Афродита Книдская – скульптура древнегреческой боги ни любви и красоты Афродиты работы Праксителя.

2. К. н. Леонтьев Написано в 1895 г. Опубликовано – Розанов В. В. Литератур ные очерки. Спб., 1899. С. 115–124.

Печатается по изданию – Розанов В. В. Несовместимые кон трасты жития. Литературно-эстетические работы разных лет. Со ставитель: В. В. Ерофеев. М.: Искусство, 1990. С. 291–303.

Op piic (лат.) – политические сочинения.



Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.