авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Geographical Society of the USSR INSTITUTE OF KARSTOLOGY AND SPELEOLOGY Gorkii University in Perm PESHCHERY (CAVES) № 12—13 ...»

-- [ Страница 4 ] --

После получения положительных результатов исследований в 1966 г. в пещере Гомбасек были начаты опыты по лечению аллергической астмы. Как и в Клутерт, больные дважды в день приходят в один из гротов пещеры. Чистота воздуха, содержащего аэрозоли кальция и магния, тишина и другие факторы способствуют лечению бронхиальной астмы и других заболеваний дыхательных путей. К 1968 г. в опытном порядке в пещере Гомбасек прошли курс лечения 75 больных. Здоровье большинства пациентов значительно улучшилось [36, 40].

Исследования показали, что в пещере успешно лечатся следующие болезни: вазомоторный ринит, хронический бронхит, конституционно аллергическая и инфекционно-аллергическая бронхиальная астма.

Спелеоклиматическое лечение противопоказано: респираторные нарушения дыхания, прогрессирующий «Cor pulmonale» и одновременно заболевания придаточных полостей носа [36].

Пещера Клутерт была выше освещена. Приведем некоторые ее характеристики [28, 36], таблицы на стр. 137—139.

В пещере Беке (Мир) в Северной Венгрии, характеристика которой близка к рассмотренной выше Гомбасек, в 1959—1967 гг. лечился больной (700 мужчин и 91 женщина), из них 301 — по поводу бронхиальной астмы и 490 — астмоидного бронхита [7, 20, 25, 40].

Пещера Орлова Чука в Болгарии открыта в 1941 г. Она имеет протяжение самого длинного хода 503 м и гроты высотою от 20 и 40 м.

Температура воздуха 10—26° при наружной 25°. Влажность 86%, содержание кальция в воздуха 0 5—1,3 мг/м3, СО2 — 0,75—3,22%.

Химический состав воды, капающей с натеков (мг/л) К Са Mg С1 SO4 NO2 NH4 рН 10,0 500, Вход 10,0 10,0 20,0 0,05 2,50 5, П. 2 115,0 10,0 2,0 3,6 85,0 0,06 0,35 5, 40,0 10,0 3,0 5, П. 6 50,0 0,05 0,14 5, П. 6 46,0 10,0 2,0 3,8 85,0 0,05 0,35 5, Содержание йода и брома в воздухе пещеры, мкг/м Йод Бром П. 2 0,10 0, П. 6 0,12 0, Состав конденсационной воды, мг/л Место взятия Ca Mg K Cl SO4 NO2 NH пробы Перед пещерой 1,0 0,25 0,3 1,0 22,5 0,15 1, 2,0 0,25 0,3 0,3 5,0 0,13 1, Пункт 5 24,5 2,5 2,0 2,5 21,0 0,05 0, »» 9,0 5,0 0,0 1,3 22,0 0,05 0, Пункт 2 2,0 0,35 1,0 1,3 5,0 0,10 0, »» 2,0 0,5 0,5 1,5 2,5 0,75 0, Пункт 4 10,0 0,5 1,0 0,8 5,0 0,08 0, Пункт 6 11,0 0,0 7,0 5,0 35,0 0,75 1, У пола 4,0 0,0 0,0 1,0 37,5 0,65 0, Пункт 8 над водой 1,5 0,0 0,0 0,6 30,0 0,10 0, мкг/м Перед пещерой 12,1 3,08 4,0 12,1 270,0 1,81 12, »» 24,6 3,0 4,1 3,1 62,7 1,52 13, Пункт 5 262,0 26,8 21,6 26,8 225,0 0,54 8, »» 84,6 47,0 0,0 11,8 206,8 0,47 4, Пункт 2 19,0 3,3 9,5 11,9 47,6 0,95 2, »» 18,6 4,6 4,6 13,9 23,3 6,98 6, Пункт 4 92,0 4,9 9,2 6,9 46,0 0,69 2, Пункт 6 104,5 0,0 66,5 47,5 332,5 17,13 9, У пола 8,0 0,0 0,0 9,5 336,5 6,18 2, Пункт 8 над водой 14,1 0,0 0,0 5,6 192,0 0,47 5, рН аэрозоля пещеры Перед пещерой П. 5 П. 2 П. 3 П. 4 П. 6 П. 4,7 4,3 4,4 4,3 4,2 5,0 4, Содержание в воздухе СО2 в объемных % Пункты 2 5 Над потоком (над водой) СО2, % 0,240—0,250 0,300-0,310 0,230-0,240 0,455-0,460 0,245-0, Содержание озона перед входом и в пещере, мкг/м Перед входом в П.4— Воздух насыщен водяными 38—72 и 0—40 парами Предполагается использовать ее в качестве лечебницы для больных бронхиальной астмой и хроническим бронхитом. Основанием для этого являются следующие факторы: 1) высокое содержание кальция в воздухе, 2) высокое содержание СО2 в воздухе, 3) большая чистота воздуха, 4) благоприятная температура, 5) полный покой и абсолютная тишина в пещере [40].

Имеются, вероятно, и другие полости, используемые и исследуемые для установления пригодности для спелеотерапии.

Температура и влажность воздуха Абсолютная Упругость Относительная То С влажность, водяных влажность, % г\мъ паров,мм Перед входом 17,2 82 12,1 12, »» 17,6 80 12,3 11, В 30 м от вх. 14,0 100 12,1 12, П. 2 10,2 98 9,5 8, П. 3 9,9 99 9,2 9, П. 4 9,6 99 9,2 9, П. 5 10,0 98 9,4 9, П. 6 10,2 99 9,5 9, П. 7 (низко) 8,4 100 9,5 8, П. 8 (над водой) 9,4 100 9,4 8, В Польше изучаются климатические условия пещеры Щелина Хохловска [36].

Необходимо критически относиться к некоторым литературным данным. Так, в словацкой монографии указывается, что в Грузинской ССР в пещере Абрскил с успехом лечат бронхиальную астму, а на Урале — в Кунгурской пещере [36, стр. 13]. Данные по СССР, по-видимому, взяты из неправильно понятых газетно-журнальных публикаций [5, 26]. В Кунгурской пещере изучалась бактериальная флора [3, 4]. Для некоторых пещер (Анакопийская пропасть) указывалось, что «подземный воздух не только здоровый;

но имеет и целебные свойства» [27]. Обследовались другие пещеры [1].

Теплые пещеры Теплые пещеры наиболее широко используются. При этом различают два типа теплых гротов: паровые и с подземными водами.

Примером пещеры без подземной воды могут служить упоминавшиеся уже «Паровые бани С. Калоджеро» в Сицилии. Глубокое прогревание в пещере, где температура влажного воздуха 41°, способствует лечению ревматизма, различных невралгий, невритов, болезней дыхательных путей, заболеваний лимфатической системы, хронических отитов, гинекологических заболеваний, болезней кожи и обмена. В другой итальянской природной пещере Витербо, где температура Таблица Теплые пещеры с подземными водами, где применяется спелеотерапия [19] Температура Подземная вода, ее состав Пещеры и курорты Страна воздуха пещеры, Показания для лечения больных и температура Т °С Подземное озеро с серно Водами — при болезнях сердца в стадии Пещера Тавас, курорт кислыми водами с 30° с эманацией компенсации Мишкольц Тапольца- Венгрия высоким содержанием радия Воздухом — при болезнях дыхательных Фюрде железа, меди, тяжелых путей металлов Ингаляция (путем пребывания в пещере) — бронкиальная астма. Купание в Ручей с дебитом 200 л/сек, бассейнах и процедуры с грязью — 38°,3 с сернокислым Пещера Аквазанта Италия 38°,6, сульфатная вода с артриты и ревматизм, гипертоническая газом хлором и содой болезнь I—IIА стадий, солевой полиартрит, болезни обмена, гинекологические заболевания Родник, 40° с 1 часть 28° радиоактивной 1 — радиоактивные эманации Сан-Мартино в Сондрио Италия 2 часть 35° бикарбонатно-сульфатно- 2 — паровые ванны щелочной водой Паровые ванны — подагра, ожирение, 1 часть 27°,5 Вода в мелководном дерматозы, уремия, хронические Джусти в Тоскане Италия 2 часть 34° бассейне, 37° невриты, артриты и ревматизм, невралгия и невриты Окончание таблицы Температура Подземная вода, ее состав Пещеры и курорты Страна воздуха пещеры, Показания для лечения больных и температура Т °С Вода и природные грязи пещер — артриты, миозиты, ревматизм, невриты и невралгия, болезни Гранде, Фетида, Италия Сульфатные воды, 27° Гатулла, Сульфуреа обмена и кожи, гинекологические заболевания, заболевания лимфатической системы и золотуха изменяется от 44 до 50°, делают паровые ванны, используемые при лечении артритов, артрозов, заболеваний суставов и мышц ревматической этиологии, ишиаса, болезней обмена, уремии, солевого полиартрита [19, 34].

Вторая более многочисленная группа — это теплые пещеры с подземными водами [2, 13, 19, 20, 21, 25]. Данные о них сведены в таблицу. В Албании для лечения полиартритов используется одна высокогорная пещера с горячими гейзерами.

В Румынии пещера Деспикатура характеризуется водами с температурой 45°С. Ее предлагается использовать для лечебных целей.

Имеются и гроты с водой, газирующей СО2 и сероводородом [35].

В СССР следует учесть фонд теплых пещер некоторых горных районов. Как уже выше ранее указывалось, в России более ста лет назад для лечебных целей использовалось подземное озеро с температурой воды 28—42° в пятигорском провале [12]. В качестве одной из полостей, которую необходимо обследовать бальнеологам, можно указать пещеру хребта Катран (Южная Киргизия). В этой высокогорной полости длиной 120 м имеется теплое озеро. Возможно, что подобно Венгрии и Италии эту пещеру и водоем можно будет использовать для лечебных целей.

Подземные соляные выработки Заброшенные старые штольни, шахты и другие горные выработки в соли все больше используются для лечебных целей.

В Шенебеке около Магдебурга (ГДР) в двух галереях соляной шахты на глубине 400 м организован подземный санаторий. Соленый воздух, не содержащий бактерий, постоянная температура и более высокое атмосферное давление позволяют лечить болезни дыхательных путей и некоторые кожные заболевания [12, 18, 19].

Соляные копи Велички. Широкой международной известностью пользуется соляная шахта в городе Величка в Краковском воеводстве в Польше, чаще называемая соляными копями. Соль разрабатывается с XIII века. В 1950 г. Величка по добыче соли занимала второе место в Польше (после Иновроцлава). Верхние, выработанные штольни копей с подземными озерами, часовнями с фигурами, высеченными из соли горняками-скульпторами, горный музей, посещаются туристами. В 1958 г.

один из участков старинной соляной копи получил новое, уже медицинское использование. Врач медицинского пункта шахты Величка М. Скулимовский на основании многолетних систематических наблюдений пришел к выводу, что горняки не болеют бронхиальной астмой, туберкулезом, а также эмфиземой легких. Для проверки он стал лечить в копях больных, никогда не работавших под землей. Положительные результаты эксперимента были оформлены в виде диссертации.

В 1964 г. министерство здравоохранения ПНР открыло в копях на глубине около 200 м государственный подземный аллергологический санаторий. Вид его своеобразен. Высеченная в соли камера при свете электрических ламп имеет стены словно в серебристом инее. С потолка свисают длинные соляные сталактиты-сосульки. В оборудованном для больных помещении постоянная температура достигает 20—22°. Воздух чист и насыщен хлоридами натрия. Влажность воздуха около 80%, а скорость движения — до 1 м/сек. Санаторий лечит больных бронхиальной астмой, коклюшем, а также другими сердечно-сосудистыми и легочными заболеваниями.

До 1967 г. в Величке прошло лечение около трех тысяч человек.

Состояние здоровья больных после прохождения курса лечения улучшается. Многие избавляются от заболеваний, а у других облегчение длится 5 лет.

В настоящее время санаторий расширяется. В старых заброшенных выработках организуется детское отделение, где, вероятно, начнут лечение коклюша. Будут также использованы подземные озера как бассейны с лечебной водой [8, 9, 23].

Солотвинская подземная палата. В штреке одной из шахт поселка Солотвино Закарпатской области на Украине на глубине 206 м находится подземная палата областной аллергологической больницы. Страдающие бронхиальной астмой проводят под землей по 7—12 часов в сутки. Курс лечения длится 280—300 часов.

Калийные шахты Соликамска, Березников Пермской области пригодны для лечения больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями и лиц пожилого возраста с ослабленной сократительной функцией миокарда. Вдыхание аэрозолей калийных солей будет способствовать перестройке реактивности организма и изменению функционального состояния его тканей и органов [17].

Необходимо начать спелеотерапевтическое изучение калийных шахт. Следует также пересмотреть имеющийся фонд бездействующих шахт Закарпатья, Донбасса, Соль-Илецка с целью выявления пригодных для лечебного использования.

Подземные выработки со специфическими лечебными факторами Сюда надо отнести упомянутые выше подземную выработку Бад Гаштайн в Австрии с температурой 42° и эманацией радия, а также штольню в Пиренеях с содержащим серу радиоактивным воздухом.

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ СССР обладает огромным количеством обычных карстовых («холодных») пещер. Имеются некоторые теплые, а также соляные рудники. Используется пока только соляная шахта в Солотвино.

Необходимо всесторонне исследовать известные подземные полости.

Вначале следует изучить в течение года атмосферное давление, температуру, влажность, скорость движения, состав, радиоактивность воздуха и другие, приведенные выше показатели. Затем при благоприятных характеристиках можно поставить опыты по бальнеологическому использованию пещер. При этом необходимо учесть зарубежный опыт. Спелеотерапия должна быть включена в арсенал средств для оздоровления и лечения трудящихся.

Необходимо предостеречь больных от самолечения в пещерах. К сожалению, некоторые газеты и популярные журналы в погоне за ненужной сенсацией периодически публикуют сообщения об открываемых пещерных санаториях. При этом называются конкретные пещеры Урала (Кунгурская пещера) и Кавказа (Абрскила). Желаемое выдается за действительное. Эти данные даже попали в зарубежную научную литературу. Особенно осторожным надо быть в обычных (холодных) пещерах. Мы уже указывали, что в прошлом столетии в результате «лечения» в Мамонтовой пещере умерли туберкулезные.

Недавний наплыв в Капову пещеру в Башкирии, вызванный газетной публикацией, также закончился плачевно для самолечившихся. Во второй половине XX века в пещерах следует лечиться только после обследования их врачами и по медицинским показаниям.

ЛИТЕРАТУРА 1. Андрюха П. В. Некоторые данные об исследованиях пещер Черноморского побережья Кавказа. Проблемы медицинской географии Северного Кавказа. Л., 1967.

2. Венгрия. Путеводитель. Будапешт, 1958.

3. Володин А. П., Пшеничнов В. А. К изучению бактериальной фауны Кунгурской ледяной пещеры. Природа, № 1, 1949.

4. Володин А. П., Пшеничнов В. А. Микрофлора Кунгурской ледяной пещеры. Тр.

Пермского стомат. ин-та, вып. 8, 1949.

5. Гурьев Ю. Санаторий под... землей. Турист, № 7, 1966.

6. Гниловский В. Г. Провал. Занимательное краеведение. Ставрополь, 1954.

7. Кевеш Ю. Целебный воздух в глубине Земли. Венгерские новости, Будапешт, 1959.

8. Лабковский Н. Чудеса Велички. Огонек, № 3, 1967.

9. Макаренко Я. Санаторий... под землей! Правда, № 217, 5.8. 1967.

10. Максимович Г. А. Опыт районирования карста Чехословакии. Уч. зап. Пермск.

ун-та, т. 14, вып. 1, 1959.

11. Максимович Г. А. Основы карстоведения, т. 1, гл. VII. Отложения пещер, Пермь, 1963.

12. Максимович Г. А. Использование пещер для лечения (спелеотерапия). Пещеры, вып. 4 (5), Пермь, 1964.

13. Максимович Г. А. Основы карстоведения, т. II, гл. VI. Гидротермокарст, Пермь, 1969.

14. Максимович Г. А. Пещеры гипсового карста. Пещеры, вып. 7 (8), Пермь, 1969.

15. Максимович Г. А. Труды симпозиума по микроклимату, химизму и микробиологии пещер. Пещеры, вып. 8—9, Пермь, 1970.

16. Максимович Г. А., Горбунова К. А. Карст Пермской области. Пермь, 1958.

17. Максимович Г. А., Хорошавин Н. Г. Использование пещер для лечения (спелеотерапия). Вопросы теории и практики курортной терапии. Пермь, 1967.

18. Максимович Г. А., Хорошавин Н. Г. Лечебное использование природных и искусственных пещер. Проблемы медицинской географии Северного Кавказа. Л., 1967.

19. Максимович Г. А., Хорошавин Н. Г. Типы природных и искусственных пещер, используемых для лечебных целей (спелеотерапия). Докл. VIII научной сессии спелеологов Грузии, Тбилиси, 1968.

20. Михайлов В. А. Пещеры Венгрии. Пещеры, вып. 7 (8). Пермь, 1969.

21. Моташ К. Спеология, учение о подземных пустотах. Бюл. научно.-инф., сер.

естеств. наук. № 1, Бухарест, 1961.

22. Пантелеев И. Я. Очерк истории изучения и развития Кавказских минеральных вод. Госгеолтехиздат, М., 1955.

23. Подземный санаторий в соляных копях Велички. Огонек, № 8, 1966.

24. Польская Е. Аттракцион на Провале. Турист, № 7, 1966.

25. Путеводитель экскурсий симпозиума по морфогенезизу карста. Европейская региональная конференция Интернационального географического Союза, Венгрия, 1971.

26. Санаторий в пещере (ТАСС), Звезда, № 41, 8. 2. 1966.

27. Тинтилозов 3. К. Анакопийская пропасть. Тбилиси, 1968.

28. Саuеr Н. Chemisch — physikalische Untersuchungen der Klima-verhaltnisse in der Kluterthohle. Archiv f. physikalische Terapie, 6, 1954.

29. Commossin of Speleotherapy. UIS Bull. N 2, 1970.

30. Fоlsоm F. Caves go Commercial. Exploring American Caves. N. Y., 1956.

31. Кessler H. Az orok ejszaka vilageban. Budapest, 1957.

32. Кessler H. Spelaotherapeutische konferenz 1971 in Ennepetal. Hohle, 22, N 4, 1971.

33. Kukowka A. Die Saalfelder Feengrotten mit ihren Heilquellen und itre Bedeutung fur die Medizin. In: Die Feengrotten und Stadt Saalfeld, Saalfeld, 1955.

33a. Meffert B. Marchendom und Gammastralen. NBI, N 23, Berlin, 1964.

34. Dell’Осa S. Note di speleologia economica. Rass. Spel. italiana, 14, N 1, 1962.

35. Pusсariu V. Consideration sur quelques facteurs economiques et therapeutiques des grottes Roumanie. Livre du centenaire E. G. Racovitza. Bucarest, 1970.

36. Rajman L., Rоda S., Кlinсkо К. Moznosti speleoklimatickej terapie v Gombaseckej jaskyni. Lipt. Mikulas, 197.1.

37. Sсhulz E. Kluterthohle und Asthma. Medizinische Klinik, 47, 1952.

38. Sloane H. N. Celebrated American Caves. Medicine., 1955.

39. Spannagel H. K. Die Behandlung des Asthma bronchiale und der chronischen Bronchitis in der Kluterthohle. Z. f. angewandte Bador. u. Klimaheilkunde, 7, 6, Stuttgart, 1960.

40. Symposium fur Speleo-Mikroklima-Chemie und Mikrobiologie. Kosice, 1960.

41. D'Ursel P. L'Homme retorurne sous terre. Spelunca, 6, N 3, 1966.

42. Wagner P. Spirographische Untersuchungen bei Asthmatikern vor und nach kurmassigen Besuch der Kluterthohle. Medizinische Klinik, Wochenschrift fur KHnik u. Praxis, 1956.

Институт карстоведения и спелеологии Г. А. Максимович, В. Н. Быков ПЕЩЕРИСТЫЕ ПОЛОСТИ И ИХ РОЛЬ В СТРОЕНИИ КОЛЛЕКТОРОВ НЕФТИ И ГАЗА Пещеристыми авторы называют карстовые полости с поперечником от 10 мм и более. Это не пещеры современного карста, а древние глубинные образования, которые составляют важный элемент в строении карбонатных коллекторов. В нефтяной геологии [8, 14, 17, 23, 30] и в петрографии [16] пещеристые породы рассматриваются в качестве самостоятельных геологических объектов, с которыми нередко связаны высокопродуктивные залежи нефти, как например, в месторождениях Западного Узбекистана и Золотого пояса в Мексике. Несмотря на большую практическую значимость, пещеристые полости недостаточно изучены. Как уже указывалось, иногда их включают в понятие «кавернозность» и не разделяют по морфогенетическим признакам [21].

Форма пещеристых полостей — изометричная, овальная, столбовидная, щелевидная, дендритообразная. Они соединены между собой микротрещинами, закарстованными трещинами, карстовыми и поровыми каналами. В отличие от пор и каверн пещеристые полости чаще выполнены (полностью и частично) или несут следы инкрустаций, но и полых (открытых) полостей встречается много больше, чем это принято считать.

Размеры полостей варьируют в очень широких пределах.

Определить их более точно возможно лишь в обнажениях или в горных выработках. В скважинах различных категорий на нефть и газ можно определить точно размеры полостей, не превышающих диаметр керна, высоту полостей (от 20 см и более) по величине провала инструмента во время бурения и вертикальный размер зон преобладания пород пещеристых, трещиноватых и кавернозных по резкому увеличению (в 1,5—2 раза) механической скорости бурения, а также по полному и катастрофическому поглощению промывочной жидкости. Оптимальный или минимальный размер пещеристых полостей надежно фиксируется по крупности наполнителей, используемых для ликвидации поглощения промывочной жидкости: гравия, обломков кирпича, шлака, обрубков ветвей деревьев, виноградных косточек, кусков кошмы, отходов кожсырья, навоза, опила. На кавернограммах пещеристые полости выделяются по увеличению диаметра скважин.

Глубина распространения пещеристых полостей значительных размеров, в том числе и огромных, различна.

На Урале в Кизеловском каменноугольном бассейне пещеристые полости в визейских известняках вскрыты до 1500 м. Поперечник их — от размеров горошины до 6 м. Общее количество их велико в верхней, убывает постепенно в средней и более резко — в нижней части разреза, причем огромные и большие полости (по классификации авторов, 1969) встречаются в основном в верхней части и совершенно отсутствуют в нижней [9, 10, 12, 26, 31, 34]. Такие же проявления карста характерны для восточной части Донецкого бассейна [7].

В районе Кривого Рога на глубине 430 м полости в доломитах достигают в поперечнике 20 м, а полости, заполненные обломками карстующейся породы и зодой, имеют длину до 1 км при ширине 25— 50 м [24]. Полость, приуроченная к ослабленной контактовой зоне долины р. Желтой, имеет глубину около 350 м [33]. Примеры подобных, хотя и недостаточно изученных полостей, приводят А. И. Леворсен [17] в нефтяной залежи Доллархайд в Западном Тексасе и Р. Барбье [36] в Нижнем Дофинэ во Франции, где под палеогеновыми отложениями вскрыта скважинами в юрских известняках огромная полость эоценового возраста.

В карбонатных породах цехштейна Болеславецкой синклинали в Судетах провалы в карстовые полости раннекайнозойского возраста достигали 14, 3 м, а при обследовании шахт обмерены полости объемом до 1500 м3.

Во многих нефтегазоносных провинциях и областях СССР: Волго Уральской, Бухаро-Хивинской, Восточно-Сибирской, Предкавказской, Днепрово-Донецкой, Припятской, Крымской в карбонатных породах распространены пещеристые полости.

Огромная полость вскрыта скважиной № 102 на Благодаровской площади в Волго-Уральской провинции [1]. На глубине 2340 м произошло катастрофическое поглощение промывочной жидкости. При очередном спуске инструмента он не нащупал забой. После удлинения на 4 трубы инструмент прошел в карстовую зону на 41 м ниже пробуренного забоя. Это пока своеобразный рекорд высоты карстовой полости в нефтяных районах платформ на значительной глубине — более 2000 м.

В Родопских горах (Болгария) при бурении скважины на геолого разведочном объекте «Эрма-река» на глубине 2009 м в протерозойских мраморах была вскрыта огромная полость с горячей водой высотой 1,5 км. Пока это мировой рекорд в складчатых областях.

На месторождениях Восточного Предкавказья высота полостей составляет 1,5—2 м [27]. Судя по личным наблюдениям и по результатам нагнетания виноградных косточек в зоны поглощения, более часты полости размерами один и несколько сантиметров.

Просмотр авторами материалов бурения скважин в нефтегазодобывающем управлении «Речицанефть» в Белоруссии показал, что в нескольких случаях наблюдался провал бурового инструмента в полости высотой 2—3 м. Наиболее характерны в девонских отложениях Припятской впадины пещеристые полости 1—1,5 см в поперечнике.

На территории Северного Приуралья вскрыты полости высотой 2,5—5 м [5]. Они играют существенную роль в повышении емкости верхнедевонских продуктивных отложений Тимана. В породах того же возраста в Пермском Прикамье высота полостей составляет 0,3—2,5 м [2, 11], а скв. 21 Майкорской площади — 5,7 и в скв. 50 Беляевской площади — 4 м.

Фактический материал по распространению пещеристых полостей значительных размеров приведен не только с целью показать их широкую ареальность, но и привлечь внимание геологов-нефтяников к другой важной особенности строения пород с пещеристыми полостями. Полости размерами более 10 см, как правило, не встречаются в одиночку. Их появление всегда сопровождается гаммой пещеристых полостей меньших размеров, иногда и каверн. Такое парагенетическое сочетание наблюдалось нами во многих районах. Это характерно и для пещерных систем современного карста. Исключением, вероятно, являются пещеры гидротермального происхождения, как например, Бахарденская в Туркмении, которую авторам довелось осмотреть. Из интервалов разреза, примыкающих к огромным полостям, нередко выносится керн с небольшими полостями и друзами кристаллов.

Огромные и большие полости, как и некоторые пещеры современного карста, могут располагаться в виде этажей (табл.) Это обстоятельство имеет очень важное значение для познания закономерностей строения пещерных коллекторов нефти и газа, для их вскрытия, освоения и разработки залежей. Бурение пещеристых пород до сих пор представляет сложную технологическую проблему.

Целики или блоки пород между этажами сложены крепкими, устойчивыми, плотными породами с прослоями, пещеристых.

Механическая скорость бурения в них составляет на Ножовском месторождении 15 м/час, а в интервалах интенсивных, полных и катастрофических поглощений промывочной жидкости [6], когда долото входит в зону пещеристых, кавернозных пород, она достигает 60 м/час.

Гравийный наполнитель, используемый для ликвидации поглощений, имел размеры основной фракции 50 мм. В доломитах фракского яруса центральной части Пермской области наиболее распространены полости размерами 3—5 см. Керн с такой характеристикой соседствует с зонами провалов.

Пещеристые полости, как и каверны, являются неотъемлемым элементом закарстованных рифов [4].

Пещеристые полости в соответствии с условиями своего образования располагаются полями или линейными зонами. Последняя конфигурация свойственна трещиноватым закарстованным породам или зонам линейных тектонических нарушений.

Распространение пещеристых полостей в теле карбонатного массива изучено под руководством одного из авторов на участке, примыкающем к восточной стенке «Старого карьера» близ г. Губахи.

Пещеристые полости, выполненные продуктами закарстовывания, в основном доломитовой мукой, вскрыты карьером на уровне 6—12 м от дна. Погребенные карстовые полости исследованы с применением метода срединных градиентов. Это — модификация электропрофилирования с неподвижными питающими электродами с перемещением приемных электродов по профилям, ориентированным по направлению питающей линии [35]. Измерения на площадке, примыкающей к бровке карьера, с превышением 20—25 м над дном, проведены в соответствии с требованиями, предъявляемыми к электроразведочным работам при детальном картировании сложных разрезов [13].

Исследован участок общей площадью 340 м2. По замеренным значениям срединных градиентов построена карта в изолиниях Этажное расположение погребенных пещеристых полостей высотой более 20 см Количество Расстояние Высота Источники Месторождение, провалов между Горизонт полости, Примечание фактического район инструмента в полостями, м материала одной скважине м 5, Майкорское 1,0 3, Турнейский Буровой (Пермская 5 1,5 1, ярус журнал область) 1,5 8, 0,3 20, Оверятское 2, 11,0 Буровой (Пермская Верхний девон 3 2, 19,2 журнал область) 0, Ножовское Буровой (Пермская Верхний девон Многочисленные 0,2—0, журнал область) 0, Мишкинское Окско- 1,5 1,0 Буровой (Удмуртская серпуховский 6,0 12,5 журнал АССР) 2,3 38, Окончание Количество Расстояние Высота Источники Месторождение, провалов между Горизонт полости, Примечание фактического район инструмента в полостями, м материала одной скважине м Верхняя юра, Н. И. Чернов, Карактай келловей- 6 0,20-3,0 0,5—3,0 В. Н. Быков (Узбекская ССР) оксфорд [32] Коэффициент закарс тованности 10%. В Гаурдакское Верхняя юра, выработках полости И.С.Лазарев, месторождение келловей- Несколько 0,5-10,0 имеют форму изоме- Г.И.Вдови серы (Узбекская трическую, овальную, оксфорд ченко [15] ССР) линзовидную и столбо видную 8,2 Глубина 600 м. Общая Визейский L. Calembert Бельгия 3 14,0 закарстованность до ярус [37] 6,0 глубины 2000 м отношения U/J (рис.), где U — разность потенциалов в приемной линии, J — сила тока в питающей линии. По карте на общем фоне видны локальные аномалии, как правило, имеющие пониженные значенияU/J.

Аномалии наблюдаются по трем-четырем профилям, что позволяет уверенно их выделять. В западной части участка они имеют вытянутую форму и протяженность до 10 м. Площадь аномальных участков 2—16 м2, но все они имеют четкие границы. Суммарная площадь аномальных зон около 70 м2. Коэффициент площадной закарстованности массива в пределах исследованного участка 0,21. Плотность карстовых образований в пересчете на один гектар составляет 30.

Распространение пещеристых полостей участка, прилегающего к «Старому карьеру» близ г. Губахи: 1 — зоны пород с пещеристыми полостями, выполненными продуктами карстообразования;

2 — изолинии отношений U/J Метод срединных градиентов позволяет давать качественную оценку выделенных электрических аномалий. Он не дает возможности отделять карстовые полости от блоков плотной породы, так как над теми и другими величина отношения U/J повышена. Однако полости, выполненные продуктами карстообразования и отличающиеся от окружающих пород своей низкоомностью, выделяются четко.

Геологические наблюдения подтверждают наличие таких заполненных карстовых пещеристых полостей и данные геофизических исследований интерпретируются уверенно. Полевые замеры элементов трещиноватости показали совпадение направлений основного развития пещеристых полостей и трещин: они ориентированы в северо-западном направлении.

Рассмотрим некоторые особенности формирования пещеристых полостей. Они образуются по трещинам, формируются в пористых и кавернозных породах, а также по органическим остаткам (кораллам, водорослям), обладающим первоначальной емкостью.

Необходимым условием образования пещеристых полостей, кроме четырех основных условий развития карста [29], является наличие неоднородности. Селективное расширение отдельных полостей выщелачиванием происходит только в участках, отличающихся анизотропией и разной растворимостью своих составных частей.

По генезису можно выделить две группы пещеристых полостей, отличающиеся также морфологически: 1) реликты древних пещерных систем и 2) образования, возникающие под воздействием карстовых вод в гидродинамических зонах палеокарстовых полостей, а также в других типах карбонатного эпигенеза.

Пещеристые полости — реликты древних пещерных систем — обладают наибольшими размерами — до нескольких десятков метров.

Они преобразованы под влиянием механических обрушений кровли и стенок гротов, проходов, каналов. Чаще они сохраняют свои первоначальные или близкие к ним размеры на глубинах до 600 м, но сильно подвергаются разрушению при подъеме территории. Так, в Крыму обнаружены так называемые Мертвые пещеры [22], которые являются остатками разрушившихся многочисленных старых пещер — представителей древнего карста, когда известняковая толща была еще более мощной. Сложная система трещин, каверн и древних пещер в обвально-цементационной стадии вскрыта на Усть-Борзинском месторождении известняков в Восточном Забайкалье [3, 25]. Полости имеют размеры 0,05—7 м, средний линейный показатель закарстованности 8,29%. Участок находится выше современного уровня трещинно-карстовых вод.

О том, что древние пещеры присутствуют в нефтегазоносных карбонатных толщах, говорит уникальный факт выброса сталактита из фонтанирующей скважины одного из месторождений США [20]. Тем не менее, значение этой группы полостей в строении карбонатных коллекторов нельзя недооценивать. Для сравнения с данными по погребенным полостям, изложенными выше, приведены сведения о пещерах современного карста в карбонатных породах. Их количество достаточно представительно: к ним относятся 16 из 18 учтенных длиннейших (свыше 20 км) пещер Мира и среди них система Флинт — Ридж, Кентукки, США, имеющая длину 121 км [19]. В соответствии с данными международного учета на всех континентах насчитывается 190 пещер длиной более 3 км и известно несколько сотен пещер, обладающих длиной 1—3 км [18]. Количество пещер и отдельных полостей меньших размеров значительно.

Основная масса пещеристых полостей принадлежит ко второй группе. Они возникают в карбонатных массивах (в т. ч. рифах и останцах), вывод иихся на дневную поверхность, причем данная карбонатная толща могла находиться либо в верхних 5 гидродинамических зонах, либо в нижних — зонах палеокарстовых полостей. В первом случае пещеристые полости можно расценивать как формы начальных стадий формирования пещер. Размеры таких полостей не превышают 1—2 м, обычно же они составляют единицы и реже десятки сантиметров. Во втором случае размеры полостей меньше и, очевидно, составляют 1—2 см и распространены они реже, чем пещеристые полости верхних гидродинамических зон.

Пещеристые полости обеих групп встречаются в виде систем полостей, соединенных между собой микротрещинами и карстовыми каналами, что предопределяет хорошую гидродинамическую связь проницаемых зон в нефтяной залежи.

Полости в породе имеют и иную генетическую историю, связанную с формированием изолированных полостей, благодаря каркасам скелетов организмов. Причем полости могут сохраниться как в первозданном виде, так и преобразоваться при эпигенезе. Размер полостей в первом случае может быть настолько велик, что по их форме делают слепки и муляжи организмов, в частности, моллюсков [38]. Особенно хорошо сохраняются сетчато-ветвящиеся трубчатые полости, образованные корнями деревьев [28, 39, 40]. Размер их достигает 10 см в диаметре.

Наряду с кавернами и закзрствованными трещинами пещеристые полости являются важным структурным элементом палеокарстовых коллекторов.

Поры, каверны, закарствованные трещины и пещеристые полости обычно встречаются в сочетании с преобладанием полостей одного или двух типов, что влечет за собой образование смешанных коллекторов.

Последние составляют основную категорию трещинных коллекторов.

Следует отметить еще одну особенность в распределении полостей различных типов в разрезе одной залежи. Часто пористо-проницаемые зоны слагаются различными полостями и в разрезе наблюдается чередование коллекторов закарстованных трещин, каверного пещеристого и др.

ЛИТЕРАТУРА 1. Авдонина Л. И., Дахнов В. Н. Роль методов промысловой геофизики при изучении закарстованных зон в разрезах скважин. Тр. МИНХ и ГП, вып. 56. Недра, М., 2. Балдина А. Л., Быков В. Н. Характеристика поглощающих горизонтов в карбонатных толщах Пермской области. Тр. Пермск. фил. Гипровостокнефти, вып. 1, Пермск. кн. изд-во, 1965.

3. Большаков П. М. Карст северо-восточного Салаира. В сб. «Региональн.

карстоведение», изд. АН СССР, М, 1961.

4. Быков В. Н. Палеокарстовые явления в верхнедевонских рифах. Гидрогеология и карстоведение, вып. 3, Пермь, 1966.

5. Быков В. Н., Балдина А. Л., Покровский В. А. Палеокарст в карбонатных породах Северного Приуралья. Карст Урала и Предуралья. Пермь, 1968.

6. Быков В. Н., Полинская Р. Е. О возможности сброса сточных вод нефтепромыслов Пермской области в поглощающие скважины. Тр. Пермск. фил. Гипровостокнефти, вып. 3.

Пермск. книжн. изд-во, 1967.

7. Верболоз С. Е. О карстовых явлениях, встречаемых шахтами в восточной части Донбасса. Тезисы докл. на научн. совещ. по изучению карста, вып. 8, 1956.

8. Губкин И. М. Учение о нефти. 1937.

9. Ежов Ю. А. Карст и гидрогеология Кизеловского угленосного района в связи с разработкой глубоких горизонтов месторождений. Автореферат диссертации, Кунгур, 1963.

10. 3абаринский П. Карсты на глубине 958—971 м в Кизеловском каменноугольном районе. Разведка недр, № 18, 1964.

11. Иванов В. Н., Шурубор А. В., Быков В. Н. Новые данные о подземных водах нефтяных месторождений южной части Камского свода. Тр. Пермск. фил.

Гипровостокнефти, вып. 1, Пермск. книж. издат., 1965.

12. Ильин С. В. Гидрогеологическая характеристика поля шахты и условия проходки ствола шахты № 6. Материалы карстовой конференции. Кизел, дек. 1933 г. ОНТИ НКТП, М.

— Л., 1935.

13. Инструкция по электроразведке. Госгеолтехиздат, 1952.

14. Калинко М. К. Об общей классификации коллекторов нефти и газа. Геология нефти, № 7, 1958.

15. Лазарев И. С, Вдовиченко Г. И. Карст и субтерральные отложения на Гаурдакском месторождении серы. Изд. ВУЗ, Геология и разведка, № 9, 1970.

16. Левинсон-Лессинг Ф. Ю., Струве Э. А. Петрографический словарь. Л.-М., 1937.

17. Леворсен А. И. Геология нефти. Гостоптехиздат, М., 1958.

18. Максимович Г. А. 35 длиннейших пещер Мира. Пещеры, вып. 6 (7). Пермь, 1966.

19. Максимович Г. А. Длиннейшие пещеры Мира. Пещеры, вып. 8—9, Пермь, 1970.

20. Максимович Г. А., Армишев В. М. Палеокарстовые коллекторы нефти и газа.

Гидрогеология и карстоведение, вып. 1, Пермь, 1962.

21. Максимович Г. А., Быков В. Н. Классификация карбонатных коллекторов. Тр.

Пермск. фил. Гипровостокнефти, вып. 4. Пермск. книжн. изд-во, 1969.

22. Мамин А. У. Из наблюдений над карстовыми процессами на Крымском нагорье (значение натечных образований в изучении карстовых явлений). Изд. Крымского отд.

Географ. о-ва СССР, № 3, 1954.

23. Мельникова Н. А., Мясникова Г. П. Типы коллекторов и перспективы нефтегазоносности карбонатных отложений нижнего карбона и верхнего девона Оренбургской области. Геология нефти и газа, № 8, 1966.

24. Натаров В. Д. Карсты и карстовые воды в докембрийских породах Саксаганского района Криворожского бассейна. Сов. геология, № 9, 1961.

25. Осокин И. М. О карсте Забайкалья. В кн.: «Типы карста в СССР». Тр. МОИП, т.

15, изд-во «Наука», М, 1965.

26. Печеркин И. А., Карзенков Г. И. Подземные и шахтные роды Кизеловского карстового района. В кн.: «Карст и его народнохозяйственное значение» Тр. МОИП, т. 12, 1964.

27. Плотников Н. А. Особенности определения некоторых параметров, необходимых при подсчете запасов нефти в залежах, приуроченных к карбонатным трещинным коллекторам. Доклады III Совещания по коллекторам, 1965.

28. Пясковский Б. В. Существовала ли в плиоцене пустыня на юге Украины.

Природа, № 2, 1955.

29. Соколов Д. С. Основные условия развития карста. Госгеолтехиздат, 1962.

30. Твенхофел У. X. Учение об образовании осадков. ОНТИ НКТП СССР, М,—Л., 1936.

31. Тебеньков В. П. Некоторые данные о карстовых явлениях в Кизеловском каменноугольном районе. Материалы карстовой конференции, ОНТИ НКТП, М. — Л, 1935.

32. Чернов Н. И., Быков В. Н. Строение карстовых коллекторов месторождения Карактай. Вопросы карстоведения, Пермь, 1969.

33. Щербаков А. В. Древний карст в докембрийских породах Украинского кристаллического массива. Разведка и охрана недр. № 2, 1951.

34. Эйнор О. Л. Материалы по гидрогеологии и карстовым явлениям в южной части Кизеловского района, 1936.

35. Якубовский Ю. В., Ляхов Л. Л. Электроразведка. «Недра», 1964.

36. Ваrbier R. Le role des paleokarsts dans la formation des reseaux karstiques actuels et leurs reprenssions sur l'hydrogeoJogie de ces regions. Compt. rend. Soc. geol France, N 3, 1960.

37. Сalembert L. Contribution a l'etude du paleokarst en Belgium. Bull.Cl sci. Acad. roy.

Belg., N 1, 1959.

38. Laurain M., Henry P. Monchenot: gisement accessible de la faune thanetienne du calcaire lacustre de Rilly. Ann. Univ. et Ass. reg. etude et rech. scient., N 4, 1968.

39. Loverу D. С. The origin of small cavities in the limestone of the Bunda Plateau, Eucla Basin. Geol. Surv. West Austral, Rept, 1968. Perth, 1969.

40. Wall J. R., Wilfоrd G. E. Two smallscale solution features of limestone outcrops in Sarawak, Malaysia. Z. Geomorphol., N 1, 1966.

Институт карстоведения и спелеологии БИОСПЕЛЕОЛОГИЯ В. И. Беляк, П. П. Хороших МАТЕРИАЛЫ ПО БИОСПЕЛЕОЛОГИИ ЮЖНОЙ СИБИРИ За последние годы на территории Южной Сибири, включающей Енисейское Присаянье, бассейн верхней и средней Ангары, Прибайкалье и Забайкалье, в отложениях протерозойского, кембрийского и мезозойского возраста красноярскими и иркутскими спелеологами открыты и исследованы крупные подземные полости, позволяющие выделить указанные регионы в качестве интереснейших карстовых областей.

Пещеры, гроты и шахты тяготеют к интенсивно дислоцированным карбонатным и сульфатным толщам, развиваются преимущественно вглубь, отличаются этажностью расположения ходов, наличием полного комплекса хемогенных натечно-капельных образований, а также механических автохтонных и аллохтонных отложений, значительными скоплениями многолетнего льда, присутствием водотоков и озерных бассейнов, устойчивым термическим режимом и т. д. Протяженность отдельных лабиринтов превышает 5000 м (пещера Баджейская, бассейн р. Маны), а глубина 270 м (пещера-шахта Кубинская, бассейн р. Бирюсы).

Объемы некоторых гротов исчисляются тысячами кубических метров (пещера Института географии АН СССР, Приольхонье). Данные о строении и морфометрии пещер Южной Сибири приводились ранее [2, 4].

В настоящей статье на основе многолетних личных экспедиционных исследований и литературных материалов освещена лишь биоспелеология подземных карстовых форм. Анализ стратиграфии пещерных отложений, заключающих в себе остеологический материал и орудия человеческой деятельности, позволяет установить верхний возрастной предел полостей, реконструировать ландшафтные и климатические особенности территории в верхнем плейстоцене, определить давность заселения пещер человеком, выяснить условия обитания преобладающей фауны в различные эпохи, ареалы ее расселения, показать роль отдельных промысловых домашних животных в хозяйственной деятельности древних аборигенов Сибири.

Енисейское Присаянье. Из современных представителей пещерной фауны изучались преимущественно летучие мыши (Chiroptera). Видовой состав рукокрылых определялся Н. Оводовым и Т. Кимом. С целью выяснения путей суточных и сезонных миграций зверьков в 1962 и 1963 гг. окольцовано соответственно 277 и 922 особей пяти видов (табл. 1, 2). Интересно, что из 1269 окольцовакнь животных только 199 самок. В пределах отмеченной территории обитает 7 видов рукокрылых. Чаще встречается усатая ночница (Myotis mystacinus Kuhl), водяная ночница (Myotis daubentoni Kuhl) и ушан (Plecotus auritus L.). Лишь несколько малых ночниц находил в пещерах около Красноярска Н. Оводов [13].

Длиннохвостая ночница (Muotis frater L. Allen) только однажды была поймана в д. Додоново Красноярского края [13, 31].

Таблица Количество и вид летучих мышей, окольцованных в пещерах Енисейского Присаянья в 1962 г.

Пол Пол не Количество Вид выяснен по видам самец самка 206 7 2 Усатая ночница — Водяная ночница 4 Северный кожанок 13 11 — — Ушан 4 2 4 — Большой трубконос Итого 229 46 2 Наиболее многочисленна в пещерах Енисейского Присаянья усатая ночница. Летом особи этого вида, кроме пещер, обитают на чердаках домов, в дуплах деревьев, в обрывистых берегах рек. Зимой же они концентрируются в пещерах, так что, по-видимому, популяции, проводящие лето в районах с наличием подземных полостей, совсем не совершают массовых сезонных миграций. Зимовку усатых ночниц в Торгашинских пещерах уже описывал Т. А. Ким [12].

Таблица Количество и вид летучих мышей, окольцованных в пещерах Енисейского Присаянья в 1963 г.

Пол Пол не Количество по Вид выяснен видам самец самка 771 57 1 Усатая ночница Водяная ночница 43 6 — Северный кожанок 4 7 — 18 83 — Ушан 2 — — Большой трубконос Итого 838 153 1 Водяная ночница летом еще меньше, чем усатая ночница, связана с полостями, предпочитая дупла деревьев и различного рода деревянные строения. Но зимует она в пещерах. Известно, что этому виду вообще не свойственны дальние миграции.

Северный кожанок (Vespertilio nilssoni) живет главным образом в постройках, реже в дуплах деревьев и трещинах скал. Находки его в холодное время года в пещерах свидетельствуют о зимовке в районе летнего обитания, во всяком случае части популяции.

Ушан в пещерах преимущественно зимует, хотя небольшая часть зверьков использует пещеры в качестве убежищ и в летний период.

Интересны находки такого редкого и малоизученного вида, как большой, или сибирский, трубконос (Murina hilgendorfi). Данный вид был обнаружен Н. Оводовым и Н. Высоковским в пещерах окрестностей г. Красноярска зимой 1960 г. [13].

При изучении подземного карста собирались костные остатки различных животных, устанавливались их вид и возможные пути попадания в полости. Кости крупных животных, например, лося и др., найденные в глубоко лежащих гротах с малыми параметрами входного отверстия, наводят на мысль о существовании иных пространственных связей пустот с поверхностью. Так, например, в одном из гротов пещеры Караульная II (левобережье Енисея, 18 км выше Красноярска) наблюдался костяк крупного медведя. Животное могло проникнуть в нижние этажи данной пещеры либо через ход, впоследствии обвалившийся, или же через ныне существующий, но резко сокративший свое сечение, вследствие отложеним многолетнего льда.

В большинстве карстовых колодцев и шахт обнаружены кости главным образом представителей голоценовой фауны попавших туда случайно. На некоторых участках пещеры Караульная II (нижние этажи) наблюдались площадки размером 11,5 м с большим количеством костей летучих мышей В гроге Ладьевидном при отблеске фотовспышки такие участки выделялись контрастным люминесцирующим пятном на коричневом фоне глинистого элювия. Этот факт очень интересен, так как эффект свечения костей, отмеченный также в пещере Алыгджерское диво (Тофалария), может иметь не только теоретическое, но и прикладное значение.

По мнению польских исследователей, кости, пролежавшие длительное время под землей, накапливают большую дозу облучения (эманации), поступающего из окружающей среды. В результате этого минеральные вещества, входящие в костную ткань, приобретают структуру, способную к термолюминесценции — свечению при относительно слабом повышении температуры. Свечение это фиксируется специальными приборами и является диагностическим признаком при определении возраста ископаемых животных и минералов («Знание и сила», № 4, 1971).

В одном из гротов, обращенном к р. Бирюсе, обнаружен бивень мамонта (Elephas pnmigen) и кости других животных, видовой состав которых не установлен [6, 10, 11].

В Анашинской пещере нами поднят сильно разрушенный зуб мамонта, по-видимому, оказавшийся здесь случайно, так как полость представляет собой очень тесную расселину.

При исследовании Комской пещеры И. Пестов [19] и Н. Щукин [45] собрали кости крупных животных, которые из-за плохой сохранности определить не удалось. Посетив эту пещеру в 1963 г., мы обнаружили в ней следы древнего кострища со слоем пепла 47 см и обугленные человеческие кости. В пещере Торгашинской-Ледяной зафиксированы кости и черепа медведей.

Наиболее уникальные палеонтологические находки сделаны в карстовых полостях Торгашинского хребта [22, 23]. Из ископаемых животных здесь найдены мамонт, носорог (Phonoceros tichorh) и первобытный бык (Bos primigenius), из современных: лошадь, северный олень, благородный олень, сохатый, каменный баран. Некоторые трубчатые кости быка и носорога оказались расколоты в продольном направлении. Сосредоточение обильного остеологического материала в одном месте (яма на дне грота) и наличие прекрасно сохранившихся глубоких отпечатков зубов на поверхности костей наводят на мысль об использовании пещеры в качестве логова каким-то хищным животным. Им оказалась пещерная гиена (Crocuta speleal Col), черепную коробку и нижнюю челюсть которой П. Проскуряков обнаружил в привходовой части полости. Позже кости упомянутого зверя описывали А. Соболев [29] и Д. Рябинин [27]. В работах последнего [26, 27] приводятся данные о находке черепа пещерного льва (Felis spelaea Goldf) вблизи д. Кубеково.

В Узун-жульской пещере нами обнаружены кости различных домашних животных и орудия труда людей железного века.

В Токмаковской пещере Г. Сосновский [30] установил остатки древней человеческой культуры, ориентировочно датируемой железным веком, а также многочисленные кости животных, вид которых им не определен.

Кости овцы и быка, а также различные предметы железного века нами собраны в пещере у Роева ключа.

Два крупных скелета волка найдены в одном из гротов Бородинского лабиринта (Хакасия). Череп и кости этого хищника отмечены на дне карстовой шахты Ловушка. Э. Р. Рыгдылон [25] также находил кости волка в пещере у Монастырского лога. Об аналогичных находках, сделанных в Узун-жульской пещере, а также в гроте на горе Тепсей, упоминают И. Боголюбский [8] и А. Адрианов [1].

Костные останки бурых медведей встречались наиболее часто. Из пещеры Баджейской подняты лопатка и клыки этого животного;

в одном из ответвлений Солгонской карстовой шахты лежали разрозненные медвежьи кости и отличной сохранности скелет рыси. Череп лесной кошки поднят со дна шахты Ловушка, а скелет хищника с остатками шерсти нашли пионеры Курбатовской школы (Причулымье) в одной из карстовых ниш в верховьях речки Выставка. В ноябре 1967 г. скелет крупного медведя нами отмечен в гроте Ледяном Таможенской пещеры.

Загадочным остается тот факт, что череп этого хищника находился в узкой, тесной трещине, в 4 м от разбросанных в беспорядке костей. Кроме названных полостей, останки бурых медведей обнаружены в гроте Капельном (пещера Караульная II), в карстовой шахте Октябрьская (Солгонский кряж) и в лабиринте Алыгджерское диво.

Нижняя челюсть барсука обнаружена в пещере Сырой, череп этого животного подобран на дне пещеры Черемшанская III. Вмерзший в лед скелет барсука найден в пещере Кристальной (Причулымье). Кости сильно разрушены и выветрены, что возможно лишь в условиях положительных температур.

Нижняя челюсть самца кабарги, извлеченная из грота Встреч (пещ.

Баджейская), оказалась покрытой переотложенным кальцитом. Два скелета этого животного (самец и самка) найдены в гроте Сталактитовом (пещ. Таможенская). Многочисленные переломанные кости кабарги отмечены на дне Октябрьской шахты. Вид установлен по хорошо сохранившемуся черепу самца, размер клыков которого несколько превышает у ныне обитающих представителей горной тайги.

Череп и часть скелета косули обнаружены в пещере Компас, а разрозненные кости наблюдались также в пещере у Дачного поселка в подземных пустотах Солгонского кряжа и Майского закарстованного района.

Со дна Таможенской пещеры извлечен скелет сибирского горного козла, череп и кости косули. В лабиринтах Кубинской полости обнаружены череп молодого козла, а также череп со стержнями рогов и осевая часть скелета взрослого центрально-азиатского козла. Эти находки, сделанные красноярскими спелеологами, ныне хранятся в спелеомузее Красноярского геологоуправления.


В одной из Торгашинских пещер и в гроте левого борта Монастырского лога оказались черепа россомахи.

Кости светлого хорька и скопления черепов ласки находились на дне шахты Ловушка. В боковых ответвлениях Солгонской пропасти найдено два черепа соболя, а череп колонка был поднят из Кашкулакской пещеры.

И. Шухов [44] указывает на находки костей бобра в одной из Караулинских пещер.

Черепа обыкновенной белки отмечены в пещере Сырой, скелеты зайца русака — в многочисленных карстовых полостях бассейна Белого Июса.

Скелет бурундука найден в пещере у пос. Майна (верхний Енисей).

В карстовой полости Караульная I обнаружен череп этого зверька, покрытый слоем кальцита. Отсюда же поднят череп сурка со сломанными скуловыми дугами. Как известно, в настоящее время на рассмотренной территории сурки не обитают, поэтому кости отмеченного животного — надежное подспорье при установлении верхнего возрастного предела полости. Находки черепа сурка под Красноярском в палеогеографическом плане вполне согласуются как со старыми [42], так и с новейшими предсставлениями о границах его распространения [9].

В одной из Караулинских пещер А. Тугаринов [32] обнаружил кости 12 видов птиц, типичных представителей таежной зоны. Среди них наиболее многочисленны дятел, рябчик, кедровка, ястребинная сова и др.

Он же высказывает довольно спорное мнение о том, что кости пернатых, имеющие в ряде случаев двухтысячелетнюю давность, служат подтверждением преемственности ландшафтов, т. е. когда на смену былого безлесья, характерного для эпохи палеолита, пришла тайга.

Приангарье. Сравнительно небольшое число подземных полостей в Приангарье по сравнению с Енисейским Присаяньем предопределили и некоторую бедность сделанных в них находок. В палеонтологическом отношении здесь заслуживают наибольшего внимания Нижнеудинские пещеры, впервые изученные И. Д. Черским в 1875 г. Он обнаружил в них кости и куски кожи сибирского волосатого носорога (Coelodonta autiguitatis Blum), пещерного медведя (Ursus spelaeus), останки песца, северного оленя, сайги, горного козла, кабана, косули, лисицы, волка, соболя, куницы, лемминга и мелких грызунов [37—41]. На костях некоторых крупных животных имелись повреждения, сделанные, по предположению М. М. Герасимова, человеком древнекаменного века [16, 33].

В Иркутском краеведческом музее хранится отличной сохранности плечевая кость шакала, найденная в Нижнеудинской пещере в 1910 г.

Н. Кирилловым и позднее определенная проф. Н. И. Соколовым.

Результаты раскопок четвертичных млекопитающих в этой пещере обобщил в своей известной работе В. Слодкевич [28]. Даже самый общий анализ остеологического материала, собранного в пещерах бассейна р. Уды, позволяет проследить смену трех последовательных эпох:

послеледниковой, лесной и степной с характерной для каждой из них фауной.

В Уныльской пещере, расположенной в верховье р. Малый Уныл, геолог Н. Молотков [17] обнаружил кости зубра (Bison puscus Boj), пещерной гиены (рис.) и ископаемой россомахи (Gulo gulo Gin.) с хорошо заметными следами искусственного раскола, что позволило ему высказать суждение об использовании пещеры людьми древнекаменного века.

В пещерах, находящихся в левобережье р. Ангары, против известной Буретской палеолитической стоянки, ранее находили трубчатые кости мамонта и бизона. К сожалению, при разработке известнякового карьера эти полости были уничтожены [34].

Разбитые кости и бивни мамонта нами найдены в пещере на левом берегу р. Белой и в пещере на р. Игирме.

В затопленной водами Братского моря Балаганской пещере раскопаны кости бурого медведя, марала, косули, что свидетельствует о прежнем таежном типе местности, в настоящее время остепневшей [15].

В Тункинской котловине, издревле известной своими превосходными охотничьими угодьями, в долине р. Иркута (окрестности пос. Монды), а также в пещерах рек Кынгарги, Зун-Мурина, Ихэ-Ухуна и других обнаружены кости марала, кабарги, кабана и бурого медведя.

Прибайкалье. При изучении биогенных отложений в полостях западного побережья оз. Байкал и оз. Ольхон наблюдались останки различных представителей ископаемой и современной фауны.

Нижняя часть челюсти пещерной гиены, найденная Н. Молотковым в Уныльской пещере В пещере, расположенной на горе Скрипер, в культурных слоях новокаменного века найдены кости байкальской нерпы и резцы бобра.

Здесь же, в отложениях курыканского времени (VI—XI вв.) отмечены кости кабана, клыки кабарги, зубы бурого медведя и кулана-джегетая [36].

Зубы последнего определены проф. В. Н. Скалой.

В пещерах, находящихся в пади Малой Кадильной, в 32 км к северу от истока р. Ангары, в слоях курыканского времени оказались кости домашнего быка, лошади, марала, косули, байкальской нерпы, лося, зубы кулана-джегетая.

В Узурской пещере (оз. Ольхон, бухта Узур) обнаружены кости сурка, пищухи, лисицы, суслика, челюсти байкальской нерпы и резцы бобра. Кости мелких грызунов и птиц ввиду их плохой сохранности определить не удалось. В данной полости установлены следы культуры человека новокаменного века [35].

В Байдинских пещерах, заложенных в мраморизованных кристаллических известняках, выявлены кости кабарги, бурого медведя, байкальской нерпы, домашнего быка, барана, козы, лошади и летучих мышей. Кости рукокрылых, связанные известковым цементом, образовали костную брекчию, рассматриваемую проф.

Г. А. Максимовичем [14] в качестве одной из генетических разновидностей органогенных отложений. Еще в 1914 г. кости быка осмотрел зоолог А. Былиницкий-Бирюля, обративший внимание на одну особенность — животное имело примесь крови яка, что характерно для якутского быка. Сведения об этом мы находим у проф. Б. Э. Петри [20,21].

Кости быка, лошади и байкальской нерпы, вместе с остатками курыканской культуры, были обнаружены в пещере, расположенной в небольшой бухточке Итырхей.

В Хурганской пещере, находящейся вблизи левого берега р. Кулары, впадающей в Малое Море, местными жителями найдены кости байкальской нерпы, быка, лошади, косули и зубы кабарги.

В разведочном шурфе, заложенном в Обухеихской пещере, в слое новокаменного века находились челюсти байкальской нерпы, зубы марала и резцы бобра.

На дне пещеры-ниши, в 2 км к северу от пос. Коты собраны кости кабана, зубы кабарги и челюсти нерпы.

При исследовании Малой Лударской пещеры (окрестности пос. Байкальского) и пещеры на мысу Арул (Малое Море) обнаружены кости северного оленя.

В пещере между падями Ушканьей и Погребной, на склоне горы Улунтуй, найдены зубы бурого медведя, кабарги и челюсти байкальской нерпы. Наибольшее число костных остатков нерпы обнаружено при исследовании пещер, находящихся на Ушканьих островах и в северной части оз. Ольхон.

Забайкалье. Сведения о находках фауны в пещерах Забайкалья малочисленны и отрывочны, что объясняется, по-видимому, сравнительно малой изученностью названного региона.

В Итанцинской пещере И. Д. Черский [43] обнаружил кости косули и рога бизона.

Кости северного оленя, марала, лошади и быка вместе с остатками культуры железного века находил П. П. Хороших [34] в Баргузинской пещере.

На левом берегу р. Селенги, ниже устья р. Темник, в отвесном скальном обнажении образовалось несколько пещер-ниш. В одной из них найдены кости косули, находившиеся вблизи раннемонгольского погребения (XII—XIII вв.) нашей эры [18].

В Монасатуйской пещере в толще автохтонной глины и щебня выявлено большое скопление костей грызунов, среди которых преобладали черепа и скелеты тарбаганов. Здесь же найден костяной наконечник копья, обломок рога благородного оленя (25 см) с изображением человеческой головы и сложенными на туловище руками, а также многочисленные кости с ясно различимыми следами обработки их человеком [3].

ВЫВОДЫ Обобщение собранных материалов позволяет сделать следующие предварительные выводы.

1. Из современной пещерной фауны наиболее распространены рукокрылые. Максимальное число и разнообразие особей летучих мышей выявлено в карстовых полостях в зимнее время. Большая часть обнаруженных и пойманных зверьков приходится на Енисейское Присаянье.

2. Переломанные кости крупных животных свидетельствуют о том, что звери попадают в колодцы и шахты случайно, чаще всего во время преследования друг друга (в шахте Ловушка в одновозрастном культурном слое находились скелеты волков и косуль, медведей и лосей, кабарог и лисиц). В пещерах главным препятствием к возврату на поверхность являлись крутонаклонные ледники.

3. Находки скелетов крупных животных в пещерах с малым входным отверстием позволяют судить либо об изменении размера входа, либо подтверждают существование других сообщений с поверхностью, которые позже оказались закольматированными льдом, глиной или еще не обнаружены.

4. Находки костей давно вымерших на данной территории животных: пещерных гиен, медведей, львов, ископаемой россомахи, мамонта, носорога, первобытного быка, бизона и других,— позволяют уточнить ареал их расселения в прошлом, выяснить верхний возрастной предел полости и воссоздать палеогеографическую обстановку изученной территории.

5. Условия залегания останков животных наводят на мысль о характере интенсивности абиотических процессов в пещерной среде, что важно не только с биологической точки зрения.

6. Одним из главных объектов охоты на оз. Байкал была нерпа, промысел которой, по-видимому, начат еще в новокаменном веке — 4500—4000 лет назад. Костные остатки этого животного найдены практически во всех пещерах прилегающей территории.

7. Из копытных животных первостепенное промысловое значение имели марал, кабарга, лось, северный олень и косуля.

Их останки наиболее часто встречаются в пещерах, служивших убежищем древнему человеку.


Объектом пушного промысла был бурый медведь, лиса и сурок.

Подчеркнем, что сурок, пищуха и бобр, обнаруженные в Узурской пещере на оз. Ольхоне, в настоящее время там не водятся.

8. Находки в пещерах костей кулана-джегетая указывают на то, что этот представитель открытых степей Монголии когда-то совершал отдаленные миграции в Прибайкалье. Это подтверждается и петроглифами различной древности, высеченными на скалах Кудинских степей и прибрежных обнажениях Байкала. Предполагается, что наиболее древние находки костей кулана относятся к древнекаменному веку (верхнему палеолиту).

9. Из домашних животных, кости которых обнаружены в ряде изученных пещер, наибольшее значение имели бык, лошадь, в меньшей степени — баран и коза.

10. Учитывая разнообразную и богатую информацию, получаемую при биоспелеологических исследованиях, целесообразно поставить вопрос о специальном проведении таких работ в Сибири.

ЛИТЕРАТУРА 1. Адрианов А. А. Отчет о раскопке пещеры в горе Тепсей летом 1908 г. Изв. Русск.

Комитета для изучения Средней и Восточной Азии, № 10, 1910.

2. Беляк В. И. Подземный кapcт Енисейского Присаянья. В сб.: «Вопросы общей и региональной геоморфологии Сибири», изд-во «Наука», Л., 1969.

3. Беляк В. И., Жильцов Ю. А. Монасатуйская пещера. В сб.: «Вопросы геологии Прибайкалья и Забайкалья», вып, 7, ч. 1, 1970.

4. Беляк В. И., Хороших П. П. Пещеры Западного Прибайкалья. В сб.: «Вопросы геологии Прибайкалья и Забайкалья», вып. 6, ч. 4, Чита, 1969.

5. Беляк В. И., Xороших П. П. Пещеры южной части западного побережья оз. Байкал и о. Ольхон. Изв. Всес. геогр. о-ва, т. 102, вып. 4, 1970.

6. Боголюбский И. Пещеры близ дер. Бирюсы. Изв. Вост.-Сиб. Отдела географ. о-ва, т. XII, № 2—3, 1881;

т. XII, № 3—4, 1883.

7. Боголюбский И. Исследование древностей Минусинского округа и верхнего Енисея в 1882 г. Изв. Вост.-Сиб. Отдела географ. о-ва, т. XIII, № 3/ 1882;

т. IV. № 3, 1883.

9. Гроссет Г. Э., Динесман Л. Г., Цалкин В. И. О древнем распространении степного сурка. Бюлл. МОИП, отд. биологический, вып 2, 1965.

10. Еленев А. О. В Бирюсинских и Караулинских пещерах. Прилож. к «Памятной книжке Енисейск. губ. на 1890 г.», Красноярск, 1890.

11. Еленев А. Сообщение о Бирюсинских пещерах. Изв. Вост.-Сиб. Отдела географ о-ва, т. XVII, № 3—4, 1886;

т. XXV, № 2—3, 1894.

12. Ким Т. А. Заметки о летучих мышах Красноярского края. Уч. зап. Красноярск, гос. пед. ин-та, т. 20, вып. 2, 1961.

13. Кузякин А. П. Отряд рукокрылые. В кн.: «Определитель млекопитающих СССР», М., 1965.

14. Максимович Г. А. Основы карстоведения, т. I, Пермь, 1963.

15. Маслов В. Балаганская пещера. Бюлл. МОИП, отд. геолог., т. XII, 1934.

16. Мельхеев М. Н. Нижнеудинская пещера. Изв. Вост.-Сиб. Отдела географ. о-ва СССР, т. 63, 1965.

17. Молотков Н. Уныльская пещера в долине р. Уды. В сб.: «Новости карстоведения и спелеологии», № 2, 1961.

18. Окладников А. П. О раскопках в долине р. Селенги летом 1947 г. Записки Бурят монгольск. н.-и. ин-та культуры, вып. X, 1950.

19. Пестов И. Записки об Енисейской губ. М., 1833.

20. Петри Б. Э. Отчет о командировке на Байкал для археологических исследований.

Отчет о деятельности Академии Наук по отделению физико-матем. наук, истории и филологии. Петербург, 1916.

21. Петри Б. Э. Доисторические кузнецы в Прибайкалье. В журн.: «Наука и школа», № 1, 1923.

22. Проскуряков П. К материалам постплиоценовой эпохи в окрестн. Красноярска.

Торгашинская пещера. Отчет врачей Енисейской губ. за 1892—1893 гг. Красноярск, 1893.

23. Проскуряков П. Заявление в Красноярский Подотдел ВСОРГО об исслед.

Торгашинских пещер в палеонтологическом отношении. Протокол Распорядит. Комитета Красноярск. Подотдела ВСОРГО. Изв. Красноярского Подотдела ВСОРГО, т. 1, вып. 2, 1901.

24. Прохоров М. Г. Палеонтологическая экспедиция в Нижнеудинские пещеры.

Природа, № 2, 1933.

25. Рыгдылон Э. Р. Новая пещера на Среднем Енисее. Краткие сообщения института истории материальной культуры АН СССР, вьш. XVI, 1952.

26. Рябинин А. Н. Об остатках пещерного льва и гиены из четвертичных отложений Сибири. Бюлл. Информ. Бюро Ассоциации для изуч. четвертичн. отложений Европы при Всес. геологоразвед. объединении ВСНХ СССР, № 2, 1932.

27. Рябинин А. Н. Заметки о позвонке пещерного льва из четвертичных отложений Зап. Сибири. Тр. Палеозоологического ин-та, т. 2, 1953.

28. Слодкевич В. Результаты раскопок четвертичных млекопитающих в Нижнеудинской пещере. Тр. Палеозоологического ин-та. т. V, 1936.

29. Соболев А. Н. Палеонтологические заметки. Изв. Красноярского отдела Русск.

географ о-ва, т. 3, 1924.

30. Сосновский Г. П. Позднепалеолитические стоянки Енисейской долины. Изв. Гос.

Академии истории материальной культуры, вып. 118, 1935.

31. Стрелков Г. П. Отряд рукокрылые. В кн.: «Млекопитающие фауны СССР», изд во АН СССР, ч. I, 1963.

32. Тугаринов А. Я. К характеристике четвертичной орнитофауны Сибири. Тр.

Комиссии по изучению четвертичного периода при АН СССР, № 1, 1932.

33. Хороших П. П. Пещеры Хакасии. Природа, № 5, 1950.

34. Хороших П. П. По пещерам Прибайкалья. Иркутск, 1955.

35. Хороших П. П. Пещера на горе Узур. Изв. Вост.-Сиб. Отдела географ. о-ва СССР, т. 63, 1965.

36. Xороших П. П. Находки в пещере Скрипер. Изв. Вост.-Сиб. Отдела географ. о ва СССР, т. 67, 1970.

37. Черский И. Д. Краткий отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. Изв.

Сиб. Отдела географ. о-ва, т. VI, 1875.

38. Черский И. Д. Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. Изв Сиб. Отдела географ. о-ва, т. VII, № 2—3, 1876.

39. Черский И Д. О результатах раскопок в Нижнеудинской пещере в 1875 г.

Записки Акад. наук, т. XXVII, кн. 2, 1876.

40. Черский И. Д. Предварительный отчет о геологич. иссл. береговой полосы оз.

Байкала. Изв. Вост.-Сиб. Отдела географ. о-ва, т. IX, № 1—2, 1878.

41. Черский И. Д. Описание некоторых ископаемых остатков млекопитающих животных, вырытых в Нижнеудинской пещере. Изв. Вост.-Сиб. Отдела географ. о-ва, т. X, № 1—2, 1879.

42. Черский И. Д. Об ископаемой фауне Нижнеудинской пещеры. Тр СПб Общества естествоиспытателей, т. XIX, отд. зоологии, 1888.

43. Черский И. Д. Описание коллекций послетретичных млекопитающих, собранных Новосибирской экспедицией 1885—1886 гг. Приложение к XI тому «Записок Академии наук», № 1, 1891.

44. Шухов И. Н. Обзор распространения охотничьих и промысловых млекопитающих в Енисейской губ., Туруханском крае. Красноярск, 45. Щукин Н. Комская пещера. Газ. «Северная Пчела», № 254, 1850.

Иркутск СПЕЛЕОЛОГИ СООБЩАЮТ ПЕЩЕРА РОЖНОВА На территории Карачаево-Черкесской автономной области на VI. 1968 г. известно более 120 пещер длиной свыше 20 м и 200 гротов глбиной от 1 до 19 м. Наиболее значительными подземными полостями План пещеры Рожнова являются: Шайтан-Тамах длиной 1200 м, Кадет-Дорбун — 1000 м, Рожнова — 600 м, Воронковая — 580 м, Алымкина — 150 м, Ляшкова — 130 м.

Пещера Рожнова — одна из самых примечательных подземных полостей Северного Кавказа. Она расположена з верхнеюрских известняках Скалистого хребта на высоте 1500 м над у. м., на северном склоне горы Ахмат-Кая. Пещера имеет вид лабиринта, основные хода которого развиты по трещинам юго-западного и юго-восточного простирания (рис. ). На пересечении их в северной части пещеры образовались два самых крупных грота: Надежды и Лидии. Первый имеет длину 17 м, ширину 11 м и высоту 4 м, второй — соответственно 18, 9 и 3 м. От грота Надежды идут три основных хода. Правые ответвления первого хода имеют уклон 15° и приводят в три озерных зала: восточный, южный и северный. Это самая красивая часть пещеры. Со сводов здесь свисают гирлянды сталактитов диаметром от нескольких миллиметров до 20—25 см. В разрезе их наблюдается чередование концентрически расположенных слоев белого и серого цвета толщиной 1—20 мм. Из натечных образований имеются колонны, драпировки и сталагмиты, по форме напоминающие гномов. Пол покрыт слоем мелкозема. В восточном зале имеется озеро шириной 3 м, длиной 4 м и глубиной 40 см, в южном размеры озера соответственно — 2,5, 4, 0,5 м. Температура воды в озере +8° при температуре наружного воздуха +24° (2. VI. 68 г.).

Повсеместно здесь встречаются кальцитовые ванночки с водой и без нее. Южные ответвления пещеры более однообразны. Все они открываются в южном обрывистом склоне г. Ахмат-Кая на высоте 40 м. Температура в пещере колеблется от +9 до +12° С, скорость движения воздуха 0,4 м/сек. В пещере в слое мелкозема обнаружены кости современных животных, кусочки древесины, раковины моллюсков.

В. И. Ахматов Карачаево-Черкесский областной клуб спелеологов «Компас»

ПОТЕРИ СПЕЛЕОЛОГИИ В 1971 г. скончалось несколько зарубежных спелеологов.

Джек Колеман (J. С. Colemann), известный ирландский спелеолог, погиб во время автомобильной катастрофы в апреле 1971 г. Он автор известной книги «Пешеры Ирландии»

(1965), содержащей описание около 300 пещер этого острова, и участник последних Международных спелеологических конгрессов: IV в Югославии и V в Штуттгарте (ФРГ).

Герберт Леманн (Herbert Lehmann) умер 8 марта 1971 г. За несколько недель до этого он отметил свое 70-летие. Этот известный карстовед, профессор Географического института во Франкфурте-на-Майне был президентом V международного спелеологического конгресса (ФРГ) в 1969 г.

Эндре Дудич, б. профессор университета в Будапеште, скончался на 76 году жизни.

Это был международно известный специалист по биоспелеологии и экологии. В 1958—59 гг.

Зоологический институт организовал в пещере Аггтелек биоспелеологическую лабораторию, которой руководил Э. Дудич.

Войтех Беницкий, известный деятель словацкой спелеологии, умер 17 сентября 1971 г. в родной Паучной Леготе около Липтовского Микулаша в Словакии (ЧССР). Он родился 12 мая 1907 г. и в 17 лет изучал пещеру Свободы (из группы Деменовских). С тех пор почти 47 лет жизни он посвятил спелеологии. В. Беницкий работал проводником в пещере Домица (1931 —1939). В 1947 г. был организатором Словацкого спелеологического общества, которое вскоре обьединило до 600 спелеологов-любителей. Это общество организовало Музей словацкого карстя, и Беницкий был его первым заведующим. В 1958 г.

в этом музее автор с ним и познакомился. Он основал серию сборников «Словацкий карст» и 8 лет был его редактором. Много интересного было опубликовано в этом издании. Более крупные статьи шли за подписью Беницкого, а под заметками, хроникой и другими небольшими материалами можно было видеть В. Б. Всего в разных изданиях он опубликовал свыше 300 популярных и научно-популярных статей, заметок, рецензий.

«Словацкий карст» рассылался во многие спелеологические организации Мира, а присылаемые в обмен издания являлись одним из основных источников пополнения библиотеки Музея словацкого карста. Автор знакомился с этой специальной спелеологической библиотекей, а каталог ее публиковался в «Словацком карсте».

Беницкий с 1960 г. до самой смерти был секретарем спелеологической секции Словацкого географического общества при Словацкой академии наук. Он был прекрасным фотографом. Его фотографии пещер можно найти в сборниках «Словацкий карст», «Чехословацкий карст», журнале «Красоты Словакии», в известной книге профессора И. Кунского «Карст и пещеры» (1950) и других изданиях. Фотографии пещер на II международном спелеологическом конгрессе (Бари, Италия, 1958) были удостоены I премии и диплома.

Покойный был преданным спелеологии энтузиастом, организатором и популяризатором. Память о Войтехе Беницком останется в его делах — Музее словацкого карста в Липтовском Микулаше, серии сборников «Словацкий карст», который вышел в 1971 г. IX книгой.

P. Janасik. К sestdesiatinam Vojtecha Benickeho. Slovensky kras, VI, 1968.

V. B. Bukovinsky. Zomrel Vojtech Benicky. Krasy Slovenska, N 2, 1972.

Г. А. Максимович РЕЦЕНЗИИ МАТЕРИАЛЫ СИМПОЗИУМА ПО МОРФОГЕНЕЗИСУ КАРСТА International Geographical Union. European Regional Conference. Budapest — Aggtelek, Hungary, 5—9 августа 1971 г. Венгерское общество спелеологов и исследователей карста и географический факультет Университета им. М. Аттилы в Сегеде под эгидой Международного географического союза организовали симпозиум по морфогенезису карста.

К симпозиуму были изданы программа на английском и венгерском языках, путеводитель экскурсий на английском и русском языках.

Все докладчики обязаны были представить заранее тексты принятых докладов в количестве 100 экземпляров на английском, немецком или французском языках. Материалы симпозиума представляют брошюры, содержащие по одному докладу. Большая часть докладов, также как программа и путеводитель, издана форматом 25 х 17,5 см, имеет стандартное оформление и заключена в бумажную обложку. Два полученных нами доклада имеют формат 20,4 х 14,3 см.

Материалы симпозиума можно хранить в виде отдельных брошюр-оттисков или положить в специальную папку. Преимущество такого издания трудов очевидно. Комплект изданий каждый участник получил в начале симпозиума. Это позволило ознакомиться с докладами не только на слух, но и прочесть их текст, который снабжен рисунками и схемами. По программе симпозиума на доклады был отведен только один день (5 августа), а в остальное время проводились очень интересные экскурсии по ознакомлению с венгерскими пещерами и карстом.

Второй день внзчале был посвящен показу пещер горы Буды, многие из которых находятся в городской черте Будапешта. Это пещера в известняковых туфах Крепостной горы, где Венгерское общество спелеологов и исследователей карста организовало пещеру музей. Современный гидротермокарст был показан на горе Геллерт в пещере с режимной станцией. В большом гроте пещеры буровой скважиной вскрыта вода с температурой 40°.

Установленные в грсте приборы ведут автоматическую запись изменений уровня, температуры и конденсации ионов в термальной воде. Непрерывно измеряются также давление и температура воздуха в пещере. В пройденной искусственной шахте вскрыт нижний ярус пещеры, где гидротермокарстовые отложения имеются в нетронутом, первозданном виде1.

Г. А. Максимович. Основы карстоведения, том II, 1969, стр. 453.

лесной, степной и лесостепной растительностью. Это же относится и к флоре в туфах. В эпиатлантическое время происходило чередование развития детритуса горных пород с грунтами, что обусловилось колебаниями степени континентальности климата, а низкое стояние уровня грунтовых вод не благоприятствовало образованию туфов.

Эпиатлантическое время, соответствующее неолиту и ранней бронзе Ц. Европы, закончилось за 1200 лет до н. э. Было характерным чередование континентальных и морских колебаний климата. Последний интенсивный цикл эрозии закончился в плени-глациале (главном вюрме), сопровождаемый преобладанием аккумуляции. Новый цикл эрозии начался в наши дни, частично обусловленный деятельностью человека, частично климатом.

Пещерные отложения времени интерстадиалов часто имеют гумусовые прослои и богатое содержание холодолюбивой фауны и орудий первобытного человека. В холодные периоды входы в пещеры часто обрушиваются, а близлежащие склоны подвергаются эрозии.

Пещерные отложения теплых интервалов обычно содержат богатую фауну, в которой особенно много роющих млекопитающих.

В. Громас «Новые находки в Конепруских пещерах в Чешском карсте». Это самая большая пещерная система в Богемии, расположенная ка холме «Златы кунь» на высоте 475 м н. у. м. в сильно дислоцированных девонских известняках. Три этажа, идущие горизонтально с вертикальными соединениями. Верхний этаж («Минт») на высоте 455— 465 м, средний этаж, самый большой, на высоте около 440 м, нижний на уровне 395 м, длиной до 200 м, заканчивается вертикальным камином. В 1965—66 гг. было открыто дополнительно 200 м новых галерей, что в общей сумме составит до 2 км всех ходов и 70 м общей высоты трех этажей пещеры. Наиболее богата натечными формами северная часть среднего этажа. Автор относит образование большей части ходов к миоцену. Позже происходит разделение на этажи. Для дальнейших открытий наиболее перспективны участки среднего этажа, особенно в районе «Новых пещер».

Б. Балатка, Я. Сладек «Воронки в песчаниках Ичинской возвышенности». В сенонских каолинизированных песчаниках Ичинской возвышенности (Северная Богемия) в большом количестве встречаются псевдокарстовые воронки. Их образование обусловлено интенсивной трещиноватостью песчаника, петрографическим составом и благоприятствующим положением северного борта песчаниковой платформы, падающего к ниже расположенному рельефу, на высоту до 100 м. Описано 231 воронка малых и средних размеров (83% воронок имеют диаметр до 25 м, а глубину до 5 м — 91%). Различаются четыре стадии развития воронок: 1 — начальная стадия блюдцеобразной формы, 2 — воронкообразные формы, 3 — доминируют воронки типа трещин (фиссур), 4 — стадия разрушения и возвращения к блюдцеобразным формам. Воронки развиваются преимущественно на поверхности песчаника и реже в лёссах. Воронки не древнее позднего плейстоцена. Современное их развитие ведет к постепенному разрушению краевых участков платформы песчаника.

А. Дроппа «Геоморфологические исследования Лисковской пещеры в Липтовской котловине». В Западных Карпатах в западной части Липтовского бассейна находится карстовый участок «Мних», лежащий на высоте около 994,9 м н. у. м., площадью до 1,6 км2, сложенный породами триасового возраста. Склоны обрываются на юг, запад и восток.

Типичные карстовые формы не выражены за исключением Лисковской пещеры, известной в литературе с 1736 г. Пещера находится в западной окраине карстового участка возле сел.

Лискова в среднетриасовых известняках и имеет 5 входов. Самый нижний из них на высоте 500 м н. у. м. и 10 м н. у. реки Ваг. Пещера состоит из горизонтальных и вертикальных ходов общей длиной до 1,1 км. Три этажа (верхний на высоте 524 м н. у.м., средний — 505 м, нижний — 488 м). Верхний этаж, образовавшийся в конце среднего плестоцена, речного происхождения. Средний этаж соответствует третьей террасе реки Ваг, возраст его рисс1, нижний этаж — рисс2. Пещера бедна натечными формами, которые лучше сохранились в верхнем этаже (сталактиты, драпировки).

Археологические находки Бремени палеолита, неолига, культур позднего Лузатиана и Пухова.

А. Хименес, В. Панош, О. Штелцл «Карст кубинского полуострова Гуанаакабибес».

Карстовые явления полуострова развиты главным образом в миоценовых мергелистых известняках, плиоценовых оолитовых глинистых органодетритовых и коралловых известняках, образуя типичный т. н. «береговой карст», являющийся разновидностью тропического карста. Береговой карст здесь развит преимущественно в приподнятой части южного побережья, сосредотачиваясь в полосе прибоя и понижениях на уровне отлива. Он является результатом не только механической абразии прибоя, но и химической и биохимической коррозии морских и атмосферных вод. Образуются крутые обрывы, ниши и пещерки прибоя, многочисленные сухие карстовые пещеры, бухты, возникшие в результате обрушения сводов пещер. Подземные карстовые воды часто выходят на дне моря.

Значительные площади заняты типичным субрецентным прибрежным тропическим карстом, развивающимся на голых и слабо прикрытых наносами равнинах. Здесь карст выражен изолированными крутосклонными колодцеобразными понижениями (сеноте) сухим или затопленным, а также небольшими округлыми понижениями (т. н. casim-bas), пещерами с пресными озерками, иногда с обвалившимися или вскрытыми провальными окнами потолками. Уровень пещер и сеноте соответствует уровню погруженных 2 или 3 морских террас, что связано с плейстоценовыми гляциостатическими колебаниями морского уровня.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.