авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||

«Вестник Кузбасского научного центра: Выпуск №11 «Актуальные вопросы здравоохранения» - Кемерово, 2010. – 230 с. РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Агаджанян В.В. (Ленинск-Кузнецкий), Барбараш Л.С. ...»

-- [ Страница 12 ] --

В последние годы неизмеримо возрос интерес к проблеме врождённых пороков развития (ВПР), что не случайно, поскольку они стали занимать одно из ведущих мест в детской заболе ваемости, инвалидности и смертности, не имея тенденции к снижению их уровня. Интервал по пуляционной частоты пороков развития в различных странах достаточно широк. По данным ВОЗ, он колеблется от 2,7 до 16,3%.

В настоящее время наблюдается тенденция к возрастанию частоты врождённых пороков развития, особенно в развитых странах. Учёные связывают это с усилением воздействия на че ловека неблагоприятных факторов окружающей среды (химических, физических, биологиче ских тератогенов), которые, действуя на организм плода, вызывают формирование пороков раз вития. При этом сердечно-сосудистая система, которая уже на ранних сроках гестации берёт на себя функцию поддержания гемодинамики плода, оказывается весьма чувствительной к пато генному влиянию.

При анализе статистических данных в повседневной деятельности рассчитываются сле дующие показатели: общая заболеваемость, распространенность, рождаемость.

По данным протокола коллегии Минздрава РФ, за последние 5 лет распространённость врождённых аномалий и пороков развития среди детей до 14 лет увеличилась на 34,9% (с 14,7 в 1996 году до 19,8 на 1000 населения соответствующего возраста в 2000 году).

Для сравнения частоты врождённых дефектов приведём сведения из источника March of Dimes CDC: врождённые пороки сердца 11/1000, пилороспазм 4/1000, врождённый вывих бедра 2,5/1000, расщелина мягкого и твёрдого нёба 1,3/1000, косолапость 1,3/1000, синдром Дауна 1/1000, плодный алкогольный синдром 1/1000. (Ю.М. Белозёров, 2004 г.). Примерно аналогич ные показатели представлены данными Международного регистра, так распространенность ВПР рассчитанная на 1000 новорожденных выглядит следующим образом: врождённые пороки сердца 5,0-7,0/1000;

анэнцефалия 0,06-1,6/1000;

расщелина нёба 0,2-0,8/1000;

незаращение губы 0,4-0,9/1000;

синдром Дауна 0,7-1,4/1000.

Распространённость врождённых пороков развития также зависит от времени наблюде ния за ребёнком. Так по данным регистра Глазго, при регистрации врождённых пороков разви тия у детей 1-й недели жизни их частота составляет 17,8 на 1000 живорождённых, при регист рации через год – 27 на 1000 живорождённых.

По частоте встречаемости ВПС занимают третье место после врождённой патологии опорно-двигательного аппарата и центральной нервной системы (Белоконь Н.А., Подзолков В.П.,1991;

Бураковский В.Н. и др., 1996). Доля ВПС в структуре врождённых аномалий в целом колеблется от 15 % до 42,7% в зависимости от возраста, что укладывается в рамках данных Ев ропейского регистра (врождённые пороки сердца 15,4-45,8%).

По данным литературы структура ВПР на территориях РФ не одинакова. Так, например, в Томске ВПС занимают первое место в структуре врождённых аномалий и составляют 35%, далее следуют гипоспадии и множественные пороки развития по 16 и 9% соответственно;

на территории города Омск ВПС занимают второе место после пороков костно-мышечной систе мы и составляют 14,9%;

в Новокузнецке позицию первой тройки заняли аномалии ЦНС, мно жественные пороки развития и дефекты костно-мышечной системы. На территории города Ке мерово по результатам работы ряда авторов в структуре врождённой патологии второе место занимали ВПС – 35% уступая только аномалиям костно-мышечной системы.

Показатель рождаемости является демографическим и рассчитывается, как отношение числа родившихся живыми детей за календарный год к среднегодовой численности населения умноженное на 1000. (В.М. Дорофеев и др. С-Петербург, 2002).

Если сравнить рождаемость новорожденных детей с ВПР на разных территориях РФ, то она составляет 6,49:1000 среди детей города Кемерово и 3,17:1000 среди детей города Томск, в Московской области г. Люберцы 6,39:1000, по данным Международного регистра 5,0-7,0. Ха матханова Е.М. и Кучеров Ю.И. приводят данные о том, что общая распространённость поро ков у новорожденных детей в городской популяции колеблется в широких пределах от 11,5 до 32:1000.

На 1 января 2001 года в РФ насчитывалось более 156.000 детей до 14 лет с врождёнными аномалиями сердца и сосудов. Распространённость заболеваний данной группы за 5 лет возрос ла на 25,3% и составила 5,9 на 1000 детей до 14 лет. Частота ежегодно первично выявляемых ВПС у детей за период 1996-2000 гг. возросла на 32,8%.

Частота кардиальной патологии определяется отношением числа детей с пороками серд ца и сосудов к общему числу родившихся, и составляет, приблизительно, 1 на 100 родившихся живыми детей. (Пособие для врачей, Москва 2003). По данным различных авторов ВПС обна руживаются у 0,7-1,7% новорожденных (Бокерия Л.А., 1999;

Слобин П.И. и др., 2000;

Allen N.D. et al., 1995) и колеблются от 3,23 до 8 на 1000 живорождённых детей (McMahon et al., 1953;

Kerrebyjn B., 1966). В последние годы отмечается увеличение этого показателя, обуслов ленное, вероятно, применением более совершенных методов функциональной диагностики и возросшим интересом к проблеме ВПС врачей других специальностей. Согласно зарубежным данным частота рождаемости варьирует от 2,4 до 14,15/1000. В Англии для демографических расчётов используют средний показатель 8/1000. В США он варьирует от 1,5 (для тяжёлых по роков) до 2,5/1000 (для умеренно выраженных пороков), но имеет тенденцию к подъёму. (А.С.

Шарыкин, 2005 г.). В Российской федерации по данным Н.А. Белоконь (1991 г.) частота выяв ления ВПС колеблется от 3,23 до 8 на 1000 живорождённых детей.

В зависимости от географического региона частота ВПС колеблется от 8 до 13%. Счи тается, что в России в среднем рождается 8-9 детей с ВПС на 1000 живорождённых (Коллектив авторов /Детские болезни сердца и сосудов №5, 2005). По выявлению детей с ВПС Москва единственный регион России, где частота обнаружения этой патологии среди детей 1-го года жизни составляет 13-14 на 1000 родившихся живыми и соответствует среднеевропейской (Школьникова М.А. Кардиология -2008. №8.) По данным литературы в Приморском крае в 2003 году рождаемость детей с ВПС соста вила 8,7 на 1000 родившихся живыми, в Чувашской республике – 3,3/1000. На территории Ке меровской области показатель рождаемости возрос с 4,0/1000 в 2004 году до 7,5/1000 в 2008 го ду. По данным годовых отчётов с территорий области выделяется ряд городов и районов с от носительно высоким показателем рождаемости детей с ВПС (рассчитанный на 1000 живорож дённых). К таковым относятся гг. Ленинск_Кузнецкий (16,5);

Междуреченск (13,1);

Березов ский (11,4), Белово (11,5);

среди районов области фигурируют Яшкинский, Топкинский, Крапи винский. Показатель для города Кемерово составил 6,24/1000, для Новокузнецка – 6,4/1000. Для сравнения частота ВПС у новорожденных г. Кемерово в 1993 году составляла 5,64, в 2001- 8,19.

Среднегодовой показатель составил 6,24, по данным международного регистра 5,0-7,0.

За последние годы частота ВПС увеличилась на 3-7% практически во всех федеральных округах. Таким образом, прослеживается зависимость региональных особенностей распростра нённости данной группы заболеваний от уровня развития пренатальной диагностики, состояния педиатрической и кардиологической помощи, наличия современной аппаратуры, специалистов, уровня информированности неонатологов и педиатров о формах и особенностях течения ВПС в разные возрастные периоды.

Номенклатура ВПС насчитывает около 100 вариантов и множество их сочетаний. Наи более распространёнными являются пороки «большой шестёрки»: дефект межжелудочковой перегородки (ДМЖП), дефект межпредсердной перегородки (ДМПП), коарктация аорты (КА), транспозиция магистральных сосудов (ТМС), открытый артериальный проток (ОАП) и тетрада Фалло (ТФ). Вместе они составляют 66% всех ВПС.

По данным Ю.И. Белозёрова у детей раннего возраста в отличие от детей периода ново рожденности частота ВПС выглядит следующим образом: ДМЖП встречается от 30 до 50% среди всех врожденных пороков сердца, ОАП в 10% случаев, удельный вес ДМПП, СЛА, КА, ТФ, ТМС, СА и АВК (без трисомии по 21 хромосоме) не более 5-7% по каждому из пороков.

Другие ВПС регистрируются с частотой менее 1-2% (Hoffman J.E., 1991).

В некоторых работах отмечается зависимость частоты ВПС от пола ребёнка. Кроме того, отмечаются сезонные колебания в выявлении ВПС у новорожденных. Максимальная частота наблюдается среди детей, родившихся в октябре, а минимальная - в декабре, июне и июле. За мечены сезонные колебания и в структуре пороков. (Samanek M. et al., 1990).

По оценке структуры ВПС ведётся многочисленное количество работ, например по дан ным работ специалистов города Архангельск, Приморского края, Чувашской Республики, Рес публики Башкортостан наиболее распространёнными явились дефекты перегородок (ДМЖП и ДМПП) – от 51,1% до 71,2%;

комбинированные ВПС около 20%, ТФ от 9,7% до 2,2%.

На территории Кемеровской области структура ВПС в 2008 году выглядела следующим образом: ДМЖП – 31,5%;

ДМПП – 22,5%;

КоА – 2,1%;

ТФ – 3,9%;

СКЛА – 3,8%, комбиниро ванные порки - 11,1%.

Вероятно, истинная частота ВПС представляется значительно более высокой, если учи тывать сведения по мертворожденным детям и данные по спонтанным абортам. С учётом внут риутробных смертей плода или ранних выкидышей удельный вес ВПС среди пороков развития может достигать 39,5% (в среднем 7,3%). Колебания этого показателя определяются в основном сроком гестации (чем меньше срок, тем чаще присутствует ВПС). (А.С. Шарыкин, М. 2005).

А.Г. Чеченин РОЛЬ ОБРАТИМЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ ПОДВИЖНОСТИ ТКАНЕЙ И ОРГАНОВ В ПАТОГЕНЕЗЕ СОСУДИСТЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ГОЛОВНОГО МОЗГА ГОУ ДПО «Новокузнецкий ГИУВ» Росздрава, г. Новокузнецк Острые нарушения мозгового кровообращения – важнейшая медико–социальная про блема экономически развитых стран мира. Так, в США инсульт занимает третье место среди причин смертности, ежегодно поражая 750 тыс. человек, 30% из которых погибают в течение первого года [Alberts M.J., 2002]. В Великобритании заболеваемость инсультом составляет тыс. случаев в год, а смертность также занимает третье лидирующее место среди других причин [MacDonald B.K. et al., 2000].

В Российской Федерации заболеваемость от сосудистой патологии мозга оценивается как 350–400 человек на 100 тысяч населения. По данным Регистра за 2001–2007 гг., заболевае мость инсультом составляет 3,48±0,21 случаев на 1000 населения или до 500 тыс. новых случа ев в год. Смертность от инсульта в России – самая высокая в Европе и в 6 раз выше, чем в США [Карпов Ю.А., Сорокин Е.В., 2005];

при этом показатели смертности за последние годы повы сились и достигли к 2005 году 296 человек на 100 тысяч населения [Суслина З.А., Пирадов М.А., 2008]. Летальность в остром периоде инсульта в России достигает 35%, увеличиваясь на 12–15% к концу первого года после перенесенного инсульта [Варакин Ю.Я., 2005].

Наряду с высокой смертностью нарушения мозгового кровообращения являются веду щей причиной инвалидизации у взрослых, обусловливая до 80% частичной и до 10% полной нетрудоспособности [Alberts M.J., 2002]. В России проживает свыше 1 млн. человек, перенес ших инсульт, при этом третью часть их составляют лица трудоспособного возраста, а к труду возвращается лишь каждый четвертый больной.

Лечение нарушений мозгового кровообращения – очень дорогостоящее и зачастую не достаточно эффективное занятие. Поэтому вполне резонно, что в последние годы приоритеты смещаются в сторону их профилактики. При этом основное внимание уделяется изучению ме ханизмов повышения артериального давления, изменения реологических свойств крови, фор мирования атеросклеротических бляшек, нарушения ритма сердечных сокращений и патологии свертывания крови. В то же время работ, посвященных изучению роли биомеханических нару шений в патогенезе нарушений кровообращения головного мозга крайне недостаточно. Вместе с тем роль современных методов мануальной терапии в лечении большого числа не только вер теброгенных заболеваний и состояний не вызывает сомнений, что и послужило поводом к про ведению серии научных исследований в рамках комплексной научной темы «Роль функцио нальных биомеханических нарушений и энергетического дисбаланса в канально меридианальной системе в патогенезе и клиническом полиморфизме нервных болезней (рас пространенность, диагностика, лечение и профилактика)», государственный регистрационный номер 01.2.007 01969.

1. Влияние функциональных биомеханических нарушений на изменение размеров про екции слепого пятна. Обследовано 104 практически здоровых обследованных и 208 пациентах с шейным остеохондрозом с использованием метода классической кампиметрии, проводимого офтальмологом в условиях специализированного отделения. При этом пациенты, имеющие за болевания, при которых возможно изменение размеров проекции слепого пятна, в исследование не включались.

В результате повторных исследований 624 глаз были выявлены статистически достовер ные зависимости изменения размеров проекции слепого пятна от сопутствующих функцио нальных блоков на уровне С0-I и СI-II. Средняя площадь проекции слепого пятна была достовер но выше на стороне ограничения латерофлексии в сочленении С0-I и на стороне, противополож ной ограниченной ротации в сочленении СI-II. После восстановления подвижности в области краниоцервикального перехода происходило уменьшение средней площади проекции слепого пятна.

Результаты исследования позволяют предположить значение рефлекторных и компрес сионных влияний биомеханических нарушений на уровне шейного отдела позвоночника на нейродинамические процессы в головном мозге, а как следствие и на состояние тонуса цереб ральных сосудов и мозгового кровотока в целом. Коррекция цервикальных биомеханических нарушений способствовала восстановлению нарушенных нейро- и гемодинамических процес сов в области зрительного бугра, что регистрировалось как уменьшение площади проекции слепого пятна.

2. Роль висцеральных и соматических дисфункций в патогенезе синдрома позвоночной артерии. Синдром позвоночной артерии приводит к временному или стойкому нарушению кро вообращения в вертебрально-базилярном бассейне, вызывая возникновение дисциркуляторной энцефалопатии, транзиторных ишемических атак и инсульта головного мозга. Кроме того, не достаточность мозгового кровотока приводит к рефлекторному повышению артериального дав ления. Основные методы лечения синдрома позвоночной артерии направлены на восстановле ние подвижности в шейном отделе позвоночника, на нормализацию состояния симпатического сплетения позвоночной артерии, общее снижение тонуса артерий головы и т. п. Известно, что организм является единым целым, а заболевания органов, локализующихся в одном месте, не редко манифестируют в другом. Вместе с тем, нам не встретилось работ, посвященных изуче нию роли заболеваний и травм внутренних органов и элементов опорно-двигательного аппарата в возникновении синдрома позвоночной артерии, что и послужило поводом к проведению на стоящего исследования.

Обследовано 52 пациента (44 женщины и 8 мужчин) в возрасте от 25 до 82 лет с призна ками синдрома позвоночной артерии. У четверых была первая стадия синдрома позвоночной артерии, у 28 – вторая, у 20 – третья. Осложнения синдрома позвоночной артерии были пред ставлены проявлениями различной по выраженности недостаточности кровоснабжения голов ного мозга в вертебрально-базилярном бассейне (у 2 – транзиторные ишемические атаки, у 20 – дисциркуляторная энцефалопатия, у 4 – острое нарушение мозгового кровообращения). Боль шинство имело левостороннюю локализацию синдрома позвоночной артерии - 28, у двоих было двустороннее поражение, 22 – правостороннее.

Всем пациентам проведено клиническое неврологическое, вертеброневрологическое, рентгенологическое исследование, мануальное тестирование, исследование по протоколу при кладной кинезиологии и разнообразные объективные методы исследования по ключевому забо леванию внутреннего органа. С целью провокации синдрома позвоночной артерии проводилась пассивная латерофлексия головы в противоположную от артерии сторону. Перекрестно прово дилось исследование терапевтической локализации на кожных зонах представительства внут ренних органов, желез внутренней секреции, элементов опорно-двигательной системы. Обна руженные соматические и висцеральные дисфункции по-возможности устранялись за 1 или не сколько сеансов в зависимости от вида и тяжести поражения с помощью непрямых функцио нальных остеопатических техник. Терапевтический эффект после одного или нескольких сеан сов лечения считался положительным, когда симптомы синдрома позвоночной артерии значи тельно уменьшались или исчезали только от коррекции одной ключевой дисфункции без кон такта с самой артерией, шейными позвонками, черепом и веществом головного мозга. Это сви детельствовало о значимости найденной дисфункции в патогенезе синдрома позвоночной арте рии. У всех пациентов обнаружены заболевания внутренних органов и/или последствия травм, имеющих ключевое значение для развития и поддержания синдрома позвоночной артерии. человек имели значимыми послеоперационные рубцы, 8 – переломы костей, 8 – поражение по чек, 6 – яичников, 6 – матки. Реже встречались заболевания печени, желудка, шейного отдела позвоночника, последствия ЧМТ.

На стороне развития синдрома позвоночной артерии достоверно чаще обнаруживается поражение ведущего в патогенезе органа или элемента опорно-двигательной системы. Крите рий хи-квадрат 16,57 (р=0,002), отношение правдоподобия 18,68 (р=0,001), коэффициент со пряженности 0,492 (р=0,002). У всех пациентов было достигнуто значительное клиническое улучшение. В то же время длительность его была разной от нескольких часов до нескольких месяцев.

Полученные результаты наглядно подтверждают гипотезу о роли локальной и генерали зованной соединительно-тканной недостаточности в патогенезе синдрома позвоночной арте рии, что не противоречит и рефлекторной и врожденной и приобретенной гипопластической теориям. На стороне наибольшего соединительно-тканного дисбаланса в области соматической или висцеральной дисфункции страдают и удаленные участки фасциальных листков, в частно сти на уровне головы и шеи, что способствует снижению эластических свойств тканей с фор мированием регионарного фасциального дисбаланса с натяжением тканей в одноименную и ог раничением латерофлексии в противополжную сторону. В этих условиях позвоночная артерия, как неразрывная часть глубоких фасций головы и шеи, испытывает также некоординированные нагрузки, рефлекторно реагируя прежде всего на раздражение своего симпатического сплете ния. Длительное существование в условиях неадекватных несимметричных воздействий приво дит от обратимых изменений в окружающих тканях к органическим нарушениям, в том числе и в позвоночнике со всеми вытекающими отсюда последствиями – унковертербральный артроз, артроз дугоотростчатых суставов, дистрофические изменения межпозвонкового диска от внут ридисковой дистрофии до грыжи межпозвонкового диска со вторичным поражением элементов нервной системы и т. п.

Немаловажная роль и искаженной афферентации из зоны поражения внутреннего органа или послеоперационного рубца, места перелома кости. Но она формирует в нервной системе, как правило, очаг патологической доминанты или фацилитированный сегмент, который может, конечно, привести к формированию синдрома позвоночной артерии, но при этом будут задей ствованы более центральные механизмы нервной регуляции, и коррекция одной висцеральной дисфункции не будет так ярко и быстро изменять клиническую картину заболевания. Тем не менее, в каком-то проценте случаев представляется целесообразным обнаружить и устранить именно нейрогенные или нейродинамические нарушения в патогенезе синдрома позвоночной артерии.

Провокация с наклоном головы адресована, безусловно, не только позвоночной артерии, но и всем тканям головы и шеи с различными глубокими и поверхностными рецепторами и да же зрительному и вестибулярному анализатору, что ничуть не умаляет ее достоинств и не про тиворечит патогенезу синдрома позвоночной артерии.

Коррекция только удаленного ключевого органа, приводящая к существенному клиниче скому прогрессу при синдроме позвоночной артерии, подтверждает значимость этого органа в патогенезе заболевания, демонстрирует пациенту необходимость следить за всем организмом, а не только за тем местом, которое болит, подводит его к мысли об ответственности за свое здо ровье, а также дает ему шанс изменить ситуацию без дополнительного приема медикаментоз ных препаратов.

3. Влияние краниальной мануальной терапии на динамику нейропсихологических и ней рофизиологических показателей у пациентов с легкими когнитивными нарушениями при сосу дистых заболеваниях головного мозга. Обследована группа больных с легкими когнитивными нарушениями при сосудистых заболеваниях головного мозга (начальные нарушения крово снабжения головного мозга, преходящие нарушения мозгового кровообращения, дисциркуля торная энцефалопатия) получающих стандартное комплексное восстановительное лечение (ме дикаментозная терапия, физиолечение, ЛФК). Всего обследовано 45 человек: 30 (66,7%) жен щин и 15 (33,3%) мужчин, средний возраст от 40 до 65 лет.

Критериями диагностики легких когнитивных нарушений явились: обеспокоенность больного снижением памяти и внимания, которые отмечались в последние несколько месяцев, данные теста MMSE (mini-mental state examination -краткое исследование ментального состояния, предложенный M.F. Folstein с соавторами - скрининговый тест с применением комплекса методик для определения высших корковых функций: зрительный и пространственный гнозис, праксис, па мять, речь, ориентировка в месте и времени, внимание и восприятие) от 25 до 27 баллов включи тельно при любом результате теста рисования часов, либо MMSE 28 и более баллов, а результат теста рисования часов менее 9 баллов.

В клинической картине выявлялись вестибуло-атактический синдром - 40 человек (88,9%), гемипаретический - 3 человека (6,7%), дизартрический - 4 человека (8,9%), диссомни ческий - 38 человек (84,4%), гипомнестический - 45 человек (100%), цефалгический - 42 чело века (93,3%), вегетативно-сосудистый синдром -17 человек (37,8%).

Методом простой рандомизации пациенты разделены на 3 группы, сравнимые по возрас ту, полу, по уровню образования, а также по клиническим характеристикам и стадиям заболе вания. Всем группам проводилась диагностика патобиомеханических нарушений кранио цервикальной области. Контрольная группа больных - с легкими когнитивными нарушениями при сосудистых заболеваниях головного мозга (начальные нарушения кровоснабжения голов ного мозга, преходящие нарушения мозгового кровообращения, дисциркуляторная энцефалопа тия), получающих стандартное комплексное восстановительное лечение (медикаментозная те рапия, физиолечение, ЛФК), которым проводилось исследование патобиомеханических нару шений в кранио-цервикальной области - 15 человек. Группа сравнения - с легкими когнитив ными нарушениями при сосудистых заболеваниях головного мозга (начальные нарушения кро воснабжения головного мозга, преходящие нарушения мозгового кровообращения, дисцирку ляторная энцефалопатия), которым кроме стандартного комплексного восстановительного ле чения (медикаментозная терапия, физиолечение, ЛФК), проводился массаж кранио цервикальной области - 14 человек. Основная группа - с легкими когнитивными нарушениями при сосудистых заболеваниях головного мозга (начальные нарушения кровоснабжения голов ного мозга, преходящие нарушения мозгового кровообращения, дисциркуляторная энцефалопа тия), которым кроме стандартного комплексного восстановительного лечения (медикаментоз ная терапия, физиолечение, ЛФК), проводилась мануальная терапия кранио-цервикальной об ласти - 16 человек.

Использованы методы исследования: клинический неврологический, мануальное тестиро вание кранио-цервикальной области (состояние швов, определение подвижности краниовертеб рального сочленения с помощью затылочно-атлантного теста, частота краниального ритма, со стояние сфенобазилярного сочленения), нейрофизиологический (ЭХО-ЭГ, ЭЭГ), нейропсихо логический, статистический.

Результаты исследования. Неврологические синдромы при сосудистых заболеваниях голов ного мозга в 100% случаев сопровождались биомеханическими нарушениями в области черепа, в том числе, сфенобазилярного сочленения (СБС). При диагностике биомеханических нарушений оп ределялась частота краниального ритма, состояние швов, подвижность краниовертебрального со членения с обеих сторон с помощью затылочно-атлантного теста.

При определении частоты краниального ритма у 23 человек (51,1%) отмечалось учащение краниального ритма, у 12 человек (26,7%) снижение частоты краниального ритма, 11 человек (24,4%) имели неустойчивость ритма. Чаще всего встречается компрессия СБС (80%) и компрессия С0-С1 (86,7%).

При нейрофизиологическом исследовании по данным ЭхоЭГ преобладал гипертензион но-гидроцефальный синдром у 11 человек (68,8%) в основной группе, 7 человек в группе срав нения (50,0%) и 9 человек в контрольной группе (60,0%).

По данным ЭЭГ преобладали признаки дезорганизации биоэлектрической активности головного мозга у 15 человек в основной группе (93,8%), у 11 человек в группе сравнения (78,6%), у 12 человек в контрольной группе (80,0%).

После проведения комплекса мануальной терапии наблюдалось клиническое улучшение у пациентов всех 3 групп в виде нормализации сна, уменьшения головокружения, уменьшения двигательных расстройств.

Улучшились показатели нейропсихологического тестирования, нейрофизиологических показателей, но в большей степени в основной группе.

Полной нормализации показателей не наступило ни в одной группе. Этот факт можно объяснить тем, что все пациенты были с хроническими сосудистыми заболеваниями и имели прогредиентный характер течения заболевания.

4. Роль диско-дурального конфликта на шейном уровне в патогенезе артериальной ги пертензии. Внутренний листок спинальной твердой мозговой оболочки (ТМО) кроме собствен ной растяжимости обладает достаточной степенью подвижности относительно позвоночного канала (по данным разных авторов до 6 сантиметров), что необходимо для предотвращения травмирования спинномозговых нервов при максимальных изгибах позвоночника.


При форми ровании диско-дурального конфликта возникает асептическое воспаление и слипчивый про цесс, ведущий к формированию спайки между элементами межпозвонкового диска и ТМО, ко торая и обусловливает возникновение целого ряда разнообразных симптомов натяжения. Огра ничение подвижности ТМО (особенно при грыже межпозвонкового диска на шейном уровне) способствует также и натяжению дуральных манжеток позвоночных артерий в области боль шого затылочного отверстия, что приводит к раздражению симпатического сплетения артерии, повышению тонуса гладкой мускулатуры и в результате к снижению объема кровотока в вер тебрально-базилярном бассейне, повышению артериального давления и многочисленным про явлениям синдрома позвоночной артерии. По данным литературы роль диско-дурального кон фликта в развитии артериальной гипертензии изучена недостаточно, что и послужило поводом к проведению научного исследования.

Материал и методы: Обследовано 156 человек (67 мужчин и 89 женщин) в возрасте от до 75 лет с цервикалгией, цервикобрахиалгией и синдромом плече-лопаточного периартроза, находящихся на стационарном и амбулаторном лечении в МКБ№2 г. Новокузнецка. Критерием включения в исследование было наличие боли в шейном отделе позвоночника с возможной ир радиацией боли в плечо и руку. Критерием невключения было наличие компрессионно корешкового синдрома на шейном уровне. Использованы методы: клинический неврологиче ский, вертеброневрологический, рентгенологический, КТ и МРТ, ультразвуковой диагностики (допплерография), метод мануального тестирования, исследование артериального давления (АД) и статистический.

Результаты. Метод мануального тестирования с нагрузкой на различные отделы позво ночника позволил выявить скрытую компрессию корешка С5 грыжей межпозвонкового диска CIV-V в 79,5% случаев. При этом большинство грыж (92%) имело парамедианное расположение и компремировало корешок изнутри. В 9,6% обнаружена легкая компрессия корешка C7 грыжей межпозвонкого диска CVI-VII, компремирующей корешок с внешней стороны в большинстве случаев. У всех пациентов было повышено АД в разной степени. Максимальные значения АД были 190/110 мм. рт. ст.

Лечение состояло в мобилизации пассивными движениями в направлении наибольшей подвижности элементов позвоночного двигательного сегмента с грыжей межпозвонкового дис ка с одновременным форсированным дыханием пациента и компрессией яремных вен врачом.

Критерием окончания процедуры было расслабление мышц шеи и увеличение подвижности в позвоночном двигательном сегменте. Курс лечения составил от 1 до 4 процедур (в среднем 2,4).

В результате лечения боли в шее полностью устранены у всех пациентов. Боли в плече вом суставе и верхней конечности имели существенный регресс у всех пациентов. АД нормали зовалось у 87,9% пациентов. Рецидивирование болевого синдрома отмечалось только у 6,4%.

Возвращение артериальной гипертензии было отмечено в 7,7% случаев.

Таким образом, роль диско-дурального конфликта в повышении АД у пациентов с боля ми в шее не вызывает сомнений. Для первичной профилактики сердечно-сосудистых заболева ний требуется дальнейшее изучение механизмов формирования вертеброгенных заболеваний.

Проявления диско-дурального конфликта на шейном уровне могут быть скрытыми и выявляют ся только при мануальном тестировании с точной нагрузкой на определенные участки позво ночного двигательного сегмента. Оригинальный метод лечения, в основу которого положена разработка Джозефа Шейфера, использующая югулярную компрессию и мобилизацию пора женного сегмента пассивными движениями, демонстрирует высокую эффективность. Причины возникновения диско-дурального конфликта требуют детального выявления и устранения, так как без этого рецидивирует не только болевой синдром, но и артериальная гипертензия.

5. Разница артериального давления на плечевых артериях при нарушении мозгового кро вообращения. Гипотеза локальной и генерализованной «соединительнотканной недостаточно сти», выдвинутая А. А. Алексеевым подразумевает снижение эластических свойств соедини тельной ткани на большей или меньшей площади в ответ на полимодальную дисфункцию раз личных органов, систем или их частей, выходящую за рамки адаптации. Наиболее весомый вклад в развитие соединительнотканной недостаточности предположительно имеют заболева ния внутренних органов. При этом односторонне изменяется симпатический тонус, вследствие этого - тонус артерий, что затрудняет ток крови и может обусловить повышение артериального давления (АД). Разница АД на симметричных участках конечностей и тела в этом случае со храняется. Данный феномен активно используется в диагностике и оценке эффективности уст ранения нарушений двигательной функции различных органов и систем (J.-P. Barral). В услови ях срыва ауторегуляции кровотока головного мозга даже минимальная разница АД справа и слева может привести к катастрофическим последствиям для недостаточно кровоснабженного региона. В то же время, в случае уже развившегося нарушения мозгового кровообращения ло кальное или генерализованное напряжение церебральной ткани способствует возникновению и поддержанию дополнительных патогенетических факторов, препятствующих быстрейшему восстановлению кровоснабжения, трофики и нарушенных функций. В последнее время активно изучается влияние аномалий строения магистральных сосудов головы и шеи на возникновение ишемии головного мозга. Приоритетным принято считать врожденный характер их генеза. Раз работаны и успешно внедрены различные виды оперативного вмешательства при этом. В то же время сведений о попытках изучения частоты совпадений стороны сниженного брахиального АД со стороной возникшего нарушения кровоснабжения головного мозга по ишемическому ти пу нами не обнаружено, равно, как не встретилось нам и сообщений о взаимосвязи асимметрии брахиального АД с заболеваниями внутренних органов, что и послужило поводом к проведе нию настоящего исследования.


Цель исследования: изучить зависимость между стороной снижения артериального дав ления на плечевой артерии и стороной ишемии головного мозга у пациентов с острым наруше нием мозгового кровообращения, а также между стороной снижения брахиального АД и сторо ной преимущественного поражения внутренних органов у лиц без нарушения кровообращения головного мозга.

Обследовано 130 пациентов. 60 человек (35 женщин и 25 мужчин в возрасте от 36 до лет, средний возраст – 67 лет) находились на стационарном лечении в неврологическом отделе нии муниципальной клинической больницы №2 города Новокузнецка. 40 из них имели ишеми ческий инсульт (22 в левом полушарии, а 18 в правом полушарии головного мозга). 13 человек страдали рецидивирующим ишемическим нарушением мозгового кровообращения (7 имели ло кализацию очага слева, а 6 - справа). У семерых оставались последствия перенесенного ранее острого нарушения кровоснабжения головного мозга на фоне дисциркуляторной энцефалопа тии (у одного поражено левое полушарие, у шестерых - левое). Таким образом, 30 человек име ли поражение левого полушария, а 30 – правого. Достоверного различия между группами с од ноименным поражением полушария по полу, возрасту и заболеванию не обнаружено. 70 паци ентов (38 женщин и 32 мужчины в возрасте от 24 до 82 лет, средний возраст – 60 лет) находи лись на стационарном лечении в терапевтическом отделении муниципальной клинической больницы №2 города Новокузнецка с различными заболеваниями внутренних органов (хрони ческий гастрит, холецистит, гепатит, колит, пиелонефрит и др.). При обследовании имела зна чение не столько морфологическая характеристика заболевания, сколько сторона тела, на кото рой был более выраженный болевой синдром. Оказалось, что у 30 пациентов боли были пре имущественно справа, у 30 – слева, а 10 человек не смогли определиться со стороной и отмети ли двустороннюю локализацию боли.

Использованы методы исследования: клинический неврологический, параклинические методы (эхоэнцефалоскопия, клинический и биохимический анализ крови и мочи, рентгеноло гический, компьютерная и магнитно-резонансная томография, исследование глазного дна и т.

д.) для подтверждения диагноза, а также статистический. Измерение АД проводилось в соот ветствии с рекомендациями ВОЗ. Начало измерения АД производилось не сразу по приходу врача, а спустя несколько минут, когда пациент успокоится. Положение пациента – сидя или лежа (при невозможности сесть). Голова, конечности и туловище строго в сагиттальной плос кости, без отклонения в какую-либо сторону, без наклона и поворота. Несколько повторных из мерений с паузами не менее, чем в минуту и полным расслаблением манжеты. Обязательно на обеих руках. Измерение проводили 2 врача, которые не были посвящены в фабулу исследова ния. Более того, они не достаточно верили в обнаружение каких бы то ни было закономерно стей. Время и место обследования для всех – по возможности одно и то же. Тем самым была произведена попытка исключения влияния возможных систематических ошибок. Статистиче ская обработка результатов наблюдения состояла в изучении типа распределения данных, их описании, выявлении возможных закономерностей, оценке зависимости величины АД на обеих руках от стороны поражения головного мозга или заболевания внутреннего органа.

У всех пациентов минимальное АД зарегистрировано в 60 мм. рт. ст. – диастолическое, и 110 мм. рт. ст. – систолическое. Минимальное систолическое АД на правой руке – 90 мм. рт.

ст., в то время как на левой – 110 мм. рт. ст. При более детальном осмотре эта же тенденция от мечается при первичном и повторном инсульте. Максимальное АД одинаково для обеих рук – 200 мм. рт. ст. систолическое и 110 мм. рт. ст. диастолическое. Внутригрупповые различия не значительны. Тем не менее, при рецидивирующем инсульте максимальное систолическое АД больше на правой руке, а диастолическое - на левой. Усредненные значения АД в целом не от личаются. Однако, при том же рецидивирующем инсульте имеется явная тенденция к преобла данию как систолического, так и диастолического АД на левой руке.

Достоверной зависимости влияния на величину АД возраста и характеристик заболева ния установлено не было. В то же время обнаружилась интересная закономерность между АД и возрастом. У женщин АД было выше, чем у мужчин, что статистически достоверно (по крите рию Стьюдента для непарных выборок) более выражено на левой руке (150/91,7 мм. рт. ст. у женщин к 134,8/83,6 мм. рт. ст. у мужчин, р=0,008).

На стороне пораженного полушария систолическое АД было достоверно ниже (по кри терию хи-квадрат р=0,018). Всего у троих пациентов систолическое АД было одинаково на обеих руках. Если исключить их из анализа, то р=0,005. Та же закономерность выявлена и для диастолического АД (р=0,017). Число совпадений диастолического АД на обеих руках состави ло 10. Если их не включать в расчет, то р=0,004.

На стороне пораженного внутреннего органа систолическое и диастолическое АД также было достоверно ниже. По критерию хи-квадрат соответственно р=0,018 и 0,002.

Таким образом, полученные данные наглядно демонстрируют, что у пациентов с острым нарушением кровоснабжения головного мозга по ишемическому типу в раннем и позднем вос становительном периоде артериальное давление на обеих руках в большинстве случаев неоди наково. Разница более характерна для систолического АД (95%) и менее для диастолического АД (66,7%). У женщин АД было достоверно выше, чем у мужчин (особенно на левой руке). На стороне пораженного полушария и систолическое, и диастолическое АД достоверно чаще сни жено. Является ли это снижение причиной или следствием нарушения кровообращения голов ного мозга – это тема отдельной дискуссии.

Тем не менее, заболевания внутренних органов статистически достоверно сочетаются со снижением АД (в большей степени диастолического) на стороне больного органа. Данный факт позволяет предположить, что разница брахиального АД предшествовала нарушению кровооб ращения головного мозга. Чтобы в этом удостовериться окончательно необходимо провести мониторинг АД пациентов, у которых в последствии может развиться ишемический инсульт.

По предварительным результатам разница АД на двух руках уменьшается после висцеральной мануальной терапии больного органа.

В любом случае, использование такого широкодоступного, быстрого и безопасного ме тода диагностики как измерение АД на обеих руках может быть рекомендовано не только для вторичной, но и для первичной профилактики острого нарушения кровоснабжения головного мозга по ишемическому типу. Применение висцеральной мануальной терапии для профилакти ки ишемического инсульта головного мозга требует дальнейшего изучения.

6. Влияние однократного приема висцеральной мануальной терапии на показатели кро вотока головного мозга. Цель исследования: изучить динамику показателей кровотока головно го мозга под влиянием однократного приема висцеральной мануальной терапии.

Обследовано 20 женщин с признаками хронической ишемии головного мозга в возрасте от 18 до 69 лет. Использованы методы исследования: клинический неврологический, вертебро неврологический, метод мануального тестирования, допплерографический. Методами мануаль ного тестирования выявлены наибольшие биомеханические нарушения в области печени в 40%, почек – 25%, сердца – 15%, желудка – 10%, тонкого кишечника и поджелудочной железы – по 5%. На стороне наибольшего биомеханического дисбаланса проведено ультразвуковое исследо вание магистральных сосудов головы до и после однократного приема мобилизации дисфунк ционального органа методами висцеральной мануальной терапии. Диаметр артерий достоверно увеличился в среднем на 3,6%, скорость кровотока на 10,0%. При недостигнутой мобилизации ведущего патобиомеханического органа достоверных различий не обнаружено.

Таким образом, убедительно выявлена роль функциональных биомеханических наруше ний внутренних органов в патогенезе изменения характеристик мозгового кровотока, высокая эффективность висцеральной мануальной терапии в этих случаях, что требует дальнейшего изучения с целью разработки новых немедикаментозных путей повышения эффективности профилактики нарушений мозгового кровообращения.

Заключение. В приведенных результатах серии научных исследований представлены убедительные доказательства роли обратимых биомеханических нарушений в формировании различных рефлекторных и компрессионных нарушений нейро- и гемодинамики структур го ловного мозга, способных вызвать существенные изменения в состоянии мозгового кровотока, что несомненно является значимым вкладом в изучение механизмов патогенеза нарушений кровообращения головного мозга и развитие новых направлений их профилактики.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.