авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ КУЗБАССКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ВЕСТНИК КУЗБАССКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА ...»

-- [ Страница 11 ] --

Выявленные особенности взаимодействия макроглобулинов с рецептором эндоцитоза, а также с цитокинами и другими лигандами представляют фундаментальный интерес и являются вкладом в общую теорию иммунологии, поскольку способствуют более глубокому пониманию функционирования иммунной системы и механизмов ее регуляции при помощи таких универсальных регуляторов межклеточных взаимодействий как белки семейства макроглобулинов. Так, впервые описанный нами механизм нейтрализации заряда формируемых комплексов с МГ и их дополнительного конформационного уплотнения при взаимодействии с рецептором эндоцитоза является ключевым фактором при расшифровке общих механизмов передачи сигналов к клетке и модуляторной роли МГ в этих процессах.

Разработанные и запатентованные способы дифференциальной диагностики ряда изученных заболеваний позволяют оптимизировать выбор назначаемого лечения в практическом здравоохранении. Так, обнаружение в сыворотке крови высокой концентрации комплексов МГ-IgG и МГ-плазмин (МГ-ПЛ) у больных с острым суставным синдромом неясной этиологии является высокочувствительным дифференциально диагностическим тестом на наличие РА. Выявленные особенности патогенеза ряда других заболеваний позволяют рекомендовать внести изменения в лечебно-диагностическую тактику. Так выявление дефицита местного иммунитета при ЦА позволяют рекомендовать иммунокоррекцию женщинам с бактериальным воспалением в качестве профилактической меры. Антицитокиновая терапия РА, активно применяемая в последние годы, нуждается, согласно нашим результатам, в коррекции, поскольку повреждение основного носителя цитокинов (МГ), обнаруживаемое при данном заболевании, а также последующие проблемы в своевременной доставке к клеткам-мишеням, за счет изменения сродства МГ к цитокинам и рецепторам, могут провоцировать развитие ряда эффектов, совершенно противоположных предполагаемым при конструировании коммерческих препаратов терапевтических моноклональных антител. Коэффициент, вычисляемый посредством деления концентраций МГ на ЛФ, при воспалительных заболеваниях придатков матки рекомендован нами в качестве дифференциально-диагностического критерия для облегчения выбора способа оперативного вмешательства (патенты РФ №2295134, №2303263). Оценка уровней АБГ может использоваться в качестве дополнительного критерия при определении степени злокачественности обнаруженного новообразования в придатках матки и тактики хирургического лечения (патент РФ №2283499). В целом, выяснение механизмов взаимодействия макроглобулинов с лигандами и, что главное, с рецептором эндоцитоза позволят конструировать лекарственные препараты, где в качестве носителя, доставляющего регуляторные субстанции непосредственно к клеткам-мишеням, будет использоваться какой либо из макроглобулинов.

Результаты работы используются в учебном процессе на кафедре иммунологии ГОУ ВПО РГМУ Росздрава и кафедре акушерства и гинекологии ГОУ ДПО Новокузнецкий ГИУВ Росздрава.

Рекомендации по внедрению.

Результаты исследования могут быть использованы в качестве лекционного материала для студентов медицинских и биологических специальностей. Кроме того, результаты могут быть рекомендованы для использования как в практическом здравоохранении (определение уровней комплексов МГ-IgG - в качестве дополнительного критерия при дифференциальной диагностике коллагенозов, сывороточных концентраций МГ и АБГ - в качестве дополнительного дифференциально-диагностического критерия при раке яичников) так и в разработке новых коммерческих тест-систем для серийного производства научно-практическими учреждениями.

Кувшинов Д.Ю.

РОЛЬ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ФАКТОРОВ В РАЗВИТИИ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ГОУ ВПО КемГМА Росздрава, кафедра нормальной физиологии Актуальность. Сердечно-сосудистые заболевания и в XXI веке являются наиболее частой причиной смертности. Популяционные исследования в странах с относительно высокой распространенностью ишемической болезни сердца показали, что стенокардия напряжения встречается у 30-40 тысяч человек на 1 млн. населения в возрасте 45-75 лет (Оганов Р.Г., 2004, Benjamin E.J., Smith S.C. 2002). При неизменных тенденциях ожидается, что к 2025 г. распространенность гипертонии среди взрослого населения Земли достигнет 29,2% - 1,54-1,58 миллиардов людей будут иметь повышенное артериальное давление (Kearney Р. е.а., 2005). Кроме того, все чаще жертвами болезни становятся молодые люди.

Это приводит к повышению внимания исследователей к изучению факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. Среди этих факторов значительную долю составляют психологические и поведенческие: курение, гиподинамия, переедание и т.п., то есть этиология сердечно-сосудистых заболеваний – это «сеть» факторов, каждый из которых может лишь умеренно определять риск. Однако, их сочетание может повышать риск сердечно-сосудистых заболеваний не в арифметической, а в геометрической прогрессии.

Одной из задач профилактической медицины является изменение поведения, влияющего на здоровье. Так, наука о поведении используется при планировании и проведении профилактических программ, направленных на изменение у населения форм поведения, связанного со здоровьем, распространение здорового образа жизни, а также при лечении заболеваний (Kopp M., 1999.) Некоторые методы, впервые разработанные в рамках поведенческой медицины, могут играть существенную роль в терапии соматических расстройств, в генезе которых участвовал фактор стресса.

Методы исследования. Исследования проведены у 425 практически здоровых студентов 17-21-летнего возраста. Для оценки стрессреактивности (СР) использовались шесть различных методов: цветовой тест Люшера, опрос по Дж.Тейлору для выявления уровня тревожности, оценка «индивидуальной минуты», иридоскопическое определение числа нервных колец радужки, функциональная проба «Математический счет», автоматический анализ ритма сердца для определения индекса напряжения регуляторных систем (ИН). Модифицированной анкетой Дженкинса на основе самооценки выявлялся тип коронарного поведения.

Нейродинамические характеристики мозга исследовались с помощью автоматизированной программы «Статус ПФ» (Иванов В.И. и др., 2001) Определялись латентные периоды простой зрительно-моторной реакции (ПЗМР) и сложной зрительно моторной реакции (СЗМР). Исследованы реакция на движущийся объект (РДО), работоспособность головного мозга (РГМ), уровень функциональной подвижности нервных процессов (УФП).

Определение биологического возраста и сравнение его с должной величиной проводилось по методу, разработанному В.П. Войтенко с соавт.;

для экспресс оценки физического здоровья использовался метод, разработанный под руководством проф. Г.Л.

Апанасенко.

У 33 юношей определялись концентрация в сыворотке крови общего холестерина, липопротеидов высокой и низкой плотности, триглицеридов. Для определения уровня метаболитов оксида азота (NO) у 60 юношей и 63 девушек дважды проведены забор альвеолярного воздуха и его конденсация до образования 1,5-2 мл жидкости в условиях покоя и в день экзамена. Исследования метаболитов оксида азота проводились на базе НИИ кардиологии ТНЦ СО РАМН, г. Томск.

Цель работы состояла в изучении индивидуальных особенностей предрасположенности к формированию патологии в юношеском возрасте, в частности, роли стрессреактивности в формировании сердечно-сосудистой патологии. Решение поставленных задач позволит разработать патогенетически обоснованные критерии прогноза развития сердечно-сосудистых заболеваний, например, гипертонической болезни, методы профилактики с учетом индивидуальных особенностей, эти воздействия в юношеском возрасте позволят сократить риск развития болезни в более старших возрастных группах, что значимо не только для фундаментальной медицины, но и имеет важнейший социально-экономический эффект, так как позволит снизить затраты на лечение лиц наиболее трудоспособного возраста.

Научная новизна работы. Показана высокая значимость повышения уровня стрессреактивности у лиц юношеского возраста. Так, у юношей относительно низкого роста и невысоких темпов физического развития выявлен наибольший уровень стрессреактивности, в том числе их кардиальных проявлений. Высокий уровень стрессреактивности сочетается с высокими параметрами биологического возраста старения и с низкими темпами физического развития. Выявлены конституциональные (соматотипологические) особенности стрессреактивности - юноши брюшного типа и девушки мезосомных типов отличаются ее более высоким уровнем.

Обоснована концепция поведенческого типа «А» лиц юношеского возраста как фактора риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. Юноши коронарного поведения типа «А» характеризуются высокой возбудимостью ЦНС, стресс-реактивностью, снижением качества сна, вариабельности ритма сердца, более высоким уровнем артериального давления в покое и при стрессах, большим снижением при психоэмоциональном стрессе концентрации метаболитов оксида азота, а также признаками атерогенных изменений липидного профиля плазмы крови. С помощью множественного регрессионного и дискриминантного анализа разработаны математические модели, показывающие относительный вклад различных физиологических показателей в формировании типа коронарного поведения.

Впервые у лиц юношеского возраста выявлена взаимосвязь уровня работоспособности головного мозга с концентрацией метаболитов NO и стрессреактивностью - у лиц с высокой РГМ в среднем выявляются более высокие показатели уровня функциональной подвижности, концентрация метаболитов NO в конденсате альвеолярного воздуха, стрессреактивности (у лиц мужского пола).

Исследование системы оксида азота, которая, в частности, отвечает основным критериям стресс-лимитирующей системы, показало, что в условиях покоя концентрация нитратов и нитритов в конденсате альвеолярного воздуха у юношей меньше, чем у девушек.

У лиц с относительно высокой стресс-реактивностью концентрация метаболитов NO ниже, чем у лиц с низкой стресс-реактивностью. Эти различия более выражены у лиц мужского пола. Выяснилось, что в условиях покоя наибольшая концентрация метаболитов NO характерна для девушек с самыми низкими показателями АД, а самой низкой оказалась эта концентрация у юношей с наибольшими показателями АД. Как у юношей, так и у девушек с максимальными показателями систолического давления концентрация нитратов и нитритов была почти в 1,5 раза ниже по сравнению с лицами, имевшими минимальные показатели систолического АД. Снижение уровня метаболитов NO при остром стрессе (экзаменационном) более выражено у юношей по сравнению с девушками, т.е. половые особенности изменения уровня метаболитов NO при стрессе связаны не только с исходным уровнем NO, но и с гендерными особенностями стресс реакций и их метаболического обеспечения.

Юноши с высокой стресс-реактивностью характеризуются более высокой концентрацией общего холестерина в плазме крови по сравнению с параметрами юношей с меньшей стресс-реактивностью. У юношей типа «А» чаще выявляются пограничные уровни общего холестерина и повышение индекса атерогенности, чем у юношей типа АБ.

Комплекс воздействий, состоящих в информировании лиц юношеского возраста об особенностях их стрессреактивности, коронарного риска поведения и способах психологической защиты от стрессов, способствует укреплению мотиваций здорового образа жизни и ограничению стрессреактивности у лиц с ее повышенными параметрами. У девушек это может сочетаться с ускорением физического развития.

Апробация результатов · Результаты исследования доложены на научно-практических конференциях, конгрессах, съездах в гг. Москве, Санкт-Петербурге, Горно-Алтайске, Томске, Ленинск Кузнецком, Улан-Баторе (республика Монголия) и др.;

· В 2008 году был получен грант Губернатора Кемеровской области на проведение фундаментальных и прикладных исследований по приоритетным направлениям социально экономического развития Кемеровской области по теме: «Прогностическое значение уровня стрессреактивности для изменений показателей артериального давления в течение индивидуального года у лиц юношеского возраста».

· Материалы работы в отражены в ряде научных публикаций, в том числе в журналах, входящих в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК РФ, в выполняемых диссертационных работах.

Теоретическая значимость. Результаты исследования расширяют представления о соотношении психологических и физиологических компонентов процесса адаптации.

Полученные данные позволяют более эффективно оценивать адаптационные возможности и функциональные резервы организма человека.

Исследование позволило оценить у лиц юношеского возраста особенности психофизиологических и поведенческих (в частности, поведенческого типа «А») факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, что может стать основой нового направления поведенческой медицины и немедикаментозной коррекции у лиц юношеского возраста факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний, их ранней первичной профилактики. Данные исследования могут быть использованы для разработки комплекса критериев прогнозирования нарушений здоровья, рекомендаций для лиц, имеющих высокий уровень стресс-реакций и отнесенных к коронарному типу «А».

Практическая значимость.

- Результаты исследования используются в практике работы кафедр нормальной физиологии, кардиологии и кардиохирургии Кемеровской государственной медицинской академии, а также отдела профилактики Кемеровского кардиологического диспансера СО РАМН.

- Подана заявка № 2007125291/14(027547) от 14.08.07 на изобретение «Способ лечения табакокурения» (совместно с Перминовым А.А.).

- Получено свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ № 2009612344 «GemaPLUS Version 1.0».

- Выпущены монографии:

1. Барбараш Н.А., Кувшинов Д.Ю. Глава 1. Оксид азота, гомеостаз и адаптивные реакции организма. // в книге «Оксид азота и артериальное давление» под ред. Л.С., О.Л. и Н.А. Барбараш. Кемерово, РИФ «Весть», 2006. – 150 с.

2. Н.А. Барбараш, О.Л. Барбараш, Д.Ю. Кувшинов, С.В. Калентьева, Е.В.

Тавлуева, Е.Ю. Якушева Сердце женщины. Кемерово, Кузбассвузиздат, 2009 – 207 с.

- Методические подходы и результаты работы нашли применение при выполнении докторской и кандидатской диссертационных работ.

Проблемы:

· в целом недостаточное внимание уделяется проблемам первичной профилактики, практически полностью отсутствует установка федеральных структур, ответственных за здоровье граждан России, на развитие профилактического немедикаментозного направления в здравоохранении;

· отсутствие в лечебной сети специалистов, способных количественно и качественно оценивать уровень стрессреактивности, параметры нейродинамики и другие индивидуальные особенности пациента;

· отсутствие общепризнанных стандартов, позволяющих комплексно оценить психофизиологические особенности пациента;

· отсутствие должной автоматизации, должного программного обеспечения, несовершенство методических подходов и способов для экспресс-диагностики уровня стрессреактивности, параметров нейродинамики, психологических и поведенческих черт пациента;

· недостаточная информированность населения о возможностях поведенческой профилактики и коррекции имеющихся заболеваний, прежде всего – психо-соматических.

Выводы. Наличие хотя бы одного фактора риска является предпосылкой для проведения специализированной ранней профилактики, наличие же сочетания таких факторов риска, как повышенная стресс-реактивность, поведенческий тип «А» и нарушение метаболизма оксида азота, является серьезным основанием для коррекции.

Разработка, внедрение и развитие программ поведенческой профилактики факторов риска являются перспективным научным направлением, использующим достижения психологии, педагогики и медицины. В частности, такого рода деятельность вузовских преподавателей следует сделать важным аспектом воспитательной работы со студентами.

Перспективы развития. Исследование позволит изучить у лиц юношеского возраста особенности стрессреактивности как фактора риска развития сердечнососудистых заболеваний, в частности, артериальной гипертензии и ИБС, выявить «пограничные»

уровни как стрессреактивности, так и артериального давления для последующего (через год или два) роста АД. Данные, которые будут получены в результате исследования, позволят ограничивать риск развития сердечнососудистых заболеваний у лиц юношеского возраста за счет ранней первичной профилактики. Результаты исследования могут быть использованы в практике работы кафедр нормальной физиологи, кардиологии, психологии медицинских вузов;

в работе центров здоровья и профилактики;

отделений кардиологии лечебных учреждений. Целесообразна подготовка монографии посвященной роли психофизиологических и поведенческих факторов у лиц юношеского возраста в развитии сердечнососудистых заболеваний, компьютерной программы экспресс диагностики уровня стрессреактивности.

Лукашев К.В.

СОСТОЯНИЕ ЦЕРЕБРАЛЬНОЙ ПЕРФУЗИИ В ОСТРОМ ПЕРИОДЕ НАРУШЕНИЯ МОЗГОВОГО КРОВООБРАЩЕНИЯ Филиал НИИ общей реаниматологии им. В.А. Неговского РАМН в г. Новокузнецк Одной из первоочередных задач интенсивной терапии при церебральных катастрофах является создание условий для максимального уменьшения выраженности вторичного повреждения головного мозга. Достигается это, прежде всего, поддержанием адекватной перфузии головного мозга. А ее определяют гемодинамическая стабильность, адекватная искусственная вентиляция легких, нормализация внутричерепного давления (ВЧД), следовательно, и церебрального перфузионного давления (ЦПД).

Литературные данные о состоянии и взаимосвязи гемодинамических параметров, внутричерепного давления и церебрального кровотока, при острых нарушениях мозгового кровообращения неоднородны и, зачастую, противоречивы, нет единого представления о значимости ВЧД и ЦПД как диагностических критериев. Выявление возможных взаимосвязей между ними при ОНМК позволит скорректировать интенсивную терапию и, в конечном счете, повлиять на прогноз заболевания.

Целью нашего исследования явилось изучение изменений центральной гемодинамики, внутричерепного давления и церебрального кровотока при остром нарушении мозгового кровообращения (ОНМК) и выявление возможных взаимоотношений между ними.

Материалы и методы. Проведен анализ данных комплексного обследования пациентов в динамике на 1, 3, 5 и 7 сутки острого периода ОНМК. В зависимости от типа нарушения мозгового кровообращения выделены в две группы: геморрагический инсульт (ГИ) – 31 больной (40,8%), средний возраст - 56,5±2,3 года;

ишемический инсульт (ИИ) – больных (59,2%), средний возраст – 61,9±2,1 лет.

Все больные поступали в крайне тяжелом состоянии, степень утраты сознания по шкале комы Глазго (ШКГ):

при геморрагическом типе инсульта (ГИ) - составляла 7-6 баллов;

при ишемическом типе инсульта (ИИ) - оценивалась в 8-6 баллов.

Летальность при ГИ составляла 62,5%, а при ИИ – 50,0%. Гипертоническая болезнь (ГБ) и ишемическая болезнь сердца (ИБС) выявлялись у всех больных.

Всем поступившим выполнялось комплексное обследование, включающее клиническую оценку неврологического статуса, нейрофизиологические и рентгенологические методы, исследования газового состава артериальной и венозной крови, гемостаза, клинические и биохимические показатели крови, мочи и ликвора.

Транскраниальная допплерография сосудов головного мозга с определением скорости кровотока в среднемозговой артерии аппаратом «Ангиодин ЭХО/У» фирмы «БИОСС» (Россия). Регистрировались: S – систолической скорости кровотока (см/с);

D – диастолической скорости кровотока (см/с);

M – средней скорости кровотока (см/с);

PI – пульсационный индекс;

SD – индекса стюарта;

RI – индекса сопротивления;

SB – индекса спектрального расширения.

Изучение показателей центральной гемодинамики проводилось методом транспульмональной термодилюции аппаратом «PICCO plus» фирмы «PULSION medical system» (Германия) с определением следующих показателей: среднее артериальное давление (САД, мм рт. ст.);

сердечный индекс (СИ, л/мин./м2);

индекс системного сосудистого сопротивления (ИССС, дин*с*см-5*м2);

индекс глобального конечного диастолического объема (ИГКДО, мл/м2);

индекс внутригрудного объема крови (ИВГОК, мл/м2);

индекс внесосудистой воды легких (ИВСВЛ, мл/кг);

индекс проницаемости сосудов легких (ИПСЛ, ед.);

глобальная фракция изгнания (ГФИ, %);

индекс функции сердца (ИФС, 1/мин);

индекс сократимости левого желудочка (dPmax, мм рт. ст./сек).

Всем пациентам устанавливался субдуральный / интрапаренхиматозный датчик внутричерепного давления (ВЧД, мм рт. ст.) «Codman» (Johnson & Jonhson, Великобритания). Мониторинг ВЧД проводился в режиме реального времени с расчетом церебрального перфузионного давления (ЦПД, мм рт. ст.) по формуле: ЦПД = САД – ВЧД.

Акустические стволовые вызванные потенциалы с помощью многофункционального компьютерного комплекса «Нейрософт» (Россия). Исследовались пики: Р1 – функция каудальных ядер;

Р3 – верхней трети моста;

Р5 – мезенцефальных отделов и интервалы: Р1 Р3 - функция каудальных отделов;

Р3- Р5 - диэнцефальных отделов;

Р1- Р5 - стволовых структур.

Показаниями для применения инвазивных методов исследования являлись степень утраты сознания 8 и менее баллов по ШКГ и крайне тяжелое состояние больных, требующее контроля состояния показателей центральной гемодинамики и ВЧД для профилактики и лечения вторичных повреждений головного мозга и контроля проводимой инфузионно-трансфузионной терапии. Регистрацию показателей центральной гемодинамики и ВЧД проводили одновременно каждые 8 часов.

Лечение включало общереанимационные мероприятия, кроме того, пациенты с ишемичес-ким инсультом получали антикоагулянты и дезагреганты, а с геморрагическим – гемостати-ческую терапию. Объем общей гидратации составлял от 30 до 38 мл/кг массы тела пациента в сутки. Начиная с 3-5 суток 35 пациентам (77,8%) требовалось введение дофамина с целью поддержания церебрального перфузионного давления и системной гемодинамики в дозе до 12,5±3,5 мкг/кг/мин.

Статистическую обработку полученных данных проводили с помощью пакета программ «GraphPad InStat 3», «Statistica 7». Достоверность различий оценивали по критерию Манна–Уитни, коэффициенту ранговой корреляции Спирмана.

Результаты и их обсуждение. Повышенное ВЧД без достоверных изменений на протяжении всего периода исследования выявлялось при ишемическом инсульте, а при геморрагическом, оно было статистически достоверно выше и значимо возрастало с суток, достигая максимальных величин к седьмым суткам.

Ишемия головного мозга и повышенное ВЧД, приводившее к дислокации стволовых структур с нарушением их функции, что подтверждалось клинико-неврологической картиной и данными исследований акустических стволовых вызванных потенциалов, объективизирующими суб- или декомпенсацию функций ствола головного мозга.

ЦПД за время исследований у всех больных находилось в пределах 84-89 мм рт.ст., что предполагало достаточный уровень перфузии головного мозга. Но, несмотря на нормальные значения ЦПД, ухудшался клинико-неврологический статус больных, нарастали проявления дислокации головного мозга. Это позволяло предположить, что ЦПД не всегда достоверно отражает состояние перфузии головного мозга, а ВЧД - более лабильный показатель и его величина является определяющей в диагностике и лечении вторичных повреждений головного мозга.

САД во всех группах оставалось в физиологических пределах и на достаточно высоких цифрах, в том числе и благодаря инотропной и вазопрессорной поддержке, то есть системный кровоток был сохранен. Более высокие значения САД определялись у больных с геморрагическим инсультом.

Тип кровообращения при ишемическом инсульте был гипокинетическим, так как СИ оставался ниже физиологически допустимых значений, а при геморрагическом – нормокинетическим и к 5 суткам становился гипокинетическим. Таким образом, СИ до 3-х суток был достоверно выше у больных с геморрагическим инсультом, на 5-е сутки эта разница исчезала, что объясняется нивелирующим воздействием вводимых инотропных и вазопрессорных препаратов. Исходно сниженный СИ при ишемическом инсульте был обусловлен повышением ИССС на фоне сопутствующей сердечно – сосудистой патологии и компенсаторным увеличением ЧСС. Разница между значениями СИ по группам, возможно, была обусловлена ростом ВЧД при геморрагическом инсульте и проявлением рефлекса Кушинга.

С 1-х суток у всех больных выявлялся повышенный ИССС, что свидетельствовало о высокой постнагрузке. При ишемическом инсульте он снижался к 5 суткам, с последующим повышением до исходных значений, а у больных с геморрагическим инсультом происходило его снижение на 7 сутки со статистически значимой разницей между группами. Он становился более высоким при ишемическом инсульте. На наш взгляд, повышение ИССС было обусловлено не только сопутствующей сердечно-сосудистой патологией, но и развитием вследствие дислокации и ишемии стволовых структур головного мозга патологической стимуляции прессорных зон, то есть повышения нейрогенного сосудистого тонуса.

ИФС вследствие проводимой интенсивной терапии достоверно повышался на сутки. Его более высокое значение отмечалось при ишемическом инсульте на 5 сутки проведения исследований.

Сниженная ГФИ при ишемическом инсульте повышалась к 3 суткам и в дальнейшем возвращалась до исходных значений. У больных с геморрагическим инсультом её значения были более высокими с первых суток исследований. ГФИ была достоверно выше при геморрагическом инсульте до пятых суток, а на седьмые различия между группами исчезали.

dPmax при ишемическом инсульте оставался в пределах нормальных значений с достоверным снижением на 3 и повышением на 5 сутки, при геморрагическом инсульте сниженный индекс сократимости левого желудочка достоверно повышался к 7 суткам. На и 5 сутки dPmax был выше при ишемическом, а на 7 - при геморрагическом инсульте.

ИГКДО и ИВОК, отражающие истинную объемную преднагрузку, в обеих группах сохранялись в пределах допустимых физиологических значений, но в 1 и 3 сутки при геморрагическом инсульте они были достоверно выше, без различий в последующие сутки.

Таким образом, в 1 сутки у всех больных диагностировалась депрессия сократительной функции миокарда, то есть при достаточной преднагрузке выявлялись признаки сердечной дисфункции, к развитию которой приводило не только наличие ишемической и гипертонической болезней сердца, но и компенсаторное повышение ИССС.

В дальнейшем, на фоне проводимого лечения, нарушение сократительной способности сердца не прогрессировало, на что указывали разнонаправленные изменения и колебания ИФС и ГФИ.

Индекс внесосудистой воды легких в динамике в обеих группах прогрессивно нарастал, достоверно повышаясь на пятые и седьмые сутки исследования. Выявлялась достоверно высокие значения ИВСВЛ при ГИ, в сравнении с ИИ до седьмых суток.

При расчете ранговой корреляции Спирмана у пациентов с ишемическим инсультом выявлялась достоверная значимая корреляция ИВСВЛ с показателями АСВП: пики Р1, Р3, Р5 и интервал Р1 - Р5, что свидетельствовало о зависимости нарушений проводимости по стволовым структурам с накоплением ИВСВЛ, которое в конечном счете приводило к развитию ОРДС. Также выявлялась прямая значимая корреляция показателей центральной гемодинамики с показателями мозгового кровотока, характеризующими циркуляторное сопротивление, что позволяло с большой долей вероятности предположить нарушение ауторегуляции мозгового кровотока.

При геморрагическом инсульте обнаруживалась обратная значимая достоверная корелляционная связь значений скоростей кровотока в СМА с показателями сократимости сердца, ВЧД, ИССС. А при проведении анализа с показателями характеризующими циркуляторное сопротивление – прямая. Исследование зависимости накопления внесосудистой жидкости при ГИ от изменения показателей АСВП выявляло значимую прямую связь с пиком Р1 и интервалом Р1 - Р3, то есть повреждение каудальных ядер и диэнцефальных отделов ствола головного мозга способствовало прогрессивному увеличению ИВСВЛ.

Заключение. Таким образом, характер нарушения центральной гемодинамики зависит от вида острого нарушения мозгового кровообращения. В первые пять суток острого периода при ишемическом инсульте регистрируется гипокинетический тип кровообращения, а при геморрагическом – нормокинетический. Одной из причин изменений центральной гемодинамики является развитие дислокации головного мозга с нарушением функции его стволовых структур вследствие нарастания внутричерепного давления. С первых суток при ишемическом и геморрагическом инсультах повышается внесосудистая жидкость легких, причины её накопления многофакторны, одной из них является нарушение функции стволовых структур головного мозга вследствие его дислокации на фоне высокого внутричерепного давления и нарушения ауторегуляции мозгового кровотока. Величина ВЧД при остром нарушении мозгового кровообращения является определяющим показателем в диагностике вторичных повреждений головного мозга и определяет тактику лечения.

Маклакова Т.П.

ЗАБОЛЕВАНИЯ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У КОРЕННЫХ ЖИТЕЛЕЙ ГОРНОГО АЛТАЯ: ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ, КЛИНИЧЕСКИЕ, ГОРМОНАЛЬНО МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ И ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ГОУ ДПО «Новокузнецкий институт усовершенствования врачей Росздрава»

Наше исследование посвящено изучению распространенности заболеваний щитовидной железы, гормонально-метаболического статуса коренного сельского населения юга Республики Алтай, обоснованию и разработке регионально ориентированных профилактических программ.

В последние десятилетия продолжается рост заболеваний щитовидной железы, ставших самой распространенной эндокринной патологией в России (Герасимов Г.А., 2003;

Дедов И.И., 2006). Значимость проблемы йододефицитных заболеваний определяется как их широкой распространенностью (составляют основную тиреоидную патологию), так и преимущественной пораженностью детей, подростков и женщин, а также их связью с разнообразными расстройствами соматического, психического и репродуктивного здоровья (Велданова М.В., 2002;

Курмачева Н.А., 2005;

Hetzel B.S., 1987;

Delange F., 1994).

Государственная политика в области профилактики ЙДЗ в России определена Постановлением Правительства РФ (1999 г.). Однако в ряде эндемичных регионов России, отличающихся отдаленностью и труднодоступностью в оказании медицинской помощи и проведении профилактических мероприятий, проблема ЙДЗ остается актуальной. К числу таких районов относятся территории Республики Алтай. Последние данные по тиреоидной патологии на Алтае опубликованы более 50 лет назад (Коломийцева М.Г., 1963).

Социальный заказ правительства Республики Алтай в виде Региональной программы № СШ-ПИ-09863 от 02.03.99 г. «Республика Алтай – экология человека среднегорья Сибири»

определил выполнение данного исследования.

Исследование проведено экспедиционным методом с 1999 по 2009 гг. бригадой в составе 37 специалистов 17 кафедр ГОУ ДПО Новокузнецкого института усовершенствования врачей.

Выполнено 8 экспедиций, в ходе которых обследовано 4180 человек. Рандомизация исследования проводилась методом случайной посемейной репрезентативной выборки, составившей 39% жителей выбранных сел. По единой методике были обследованы аборигены высокогорного села Балыктуюль и низкогорных сел Кулада и Шашикман. Выбор сел определяло представительство коренного населения двумя субэтническими группами – теленгитами (Балыктуюль Улаганского района) и алтай-кижи (Кулада и Шашикман Онгудайского района), а также их расположение в разных климатогеографических условиях. Теленгиты живут в некомфортных условиях высокогорья (2000 м над уровнем моря) с суровым климатом, приравниваемым к условиям Крайнего Севера. Алтай-кижи проживают в низкогорье (500м) с климатическими условиями, средне-комфортными зимой, мало- и некомфортными летом.

На первом этапе работы установлены распространенность и структура тиреоидной патологии у коренных жителей разного возраста и пола, выявлены особенности клинического течения заболеваний щитовидной железы. Патология щитовидной железы определялась практически в каждом третьем случае обследованной когорты в возрасте от до 70 и старше лет юга Горного Алтая. На первом месте по частоте был диффузный нетоксический зоб, составивший в южно-алтайской популяции 343,0±13,8‰. Второе место занимал первичный гипотиреоз преимущественно в сочетании с ДЗ или АИТ – 140,4±10,1‰, при этом доля манифестного варианта составила 36,60±5,0‰. На третьем месте оказался аутоиммунный тиреоидит – 65,5±6,9‰. Обращала на себя внимание относительно редкая встречаемость узловых форм зоба, на долю которого приходилось 21,3±4,1‰. К нозологическим особенностям тиреоидной структуры можно отнести низкую частоту диффузного токсического или узлового токсического зоба в алтайском этносе (только у двух пациенток в анамнезе имел место ДТЗ, причем обе женщины выезжали перед развитием болезни на несколько лет за пределы региона).

В высокогорном селе Балыктуюль проживало трое детей с врожденным гипотиреозом (микседематозный и неврологический кретинизм), получавших заместительную терапию тиреоидными гормонами. В низкогорье не было детей с врожденным гипотиреозом. Однако в селах Горного Алтая скрининг на врожденный гипотиреоз не проводился и оценить этот показатель не представляется возможным.

Распространенность диффузного зоба среди детей и подростков в южно-алтайской популяции при пальпаторном исследовании была высокой, практически не различалась с данными УЗИ ЩЖ и менялась в зависимости от пола, возраста и субэтнической группы.

Так, в рекомендованном ВОЗ «индикаторном» возрасте (7-12 лет) в южно-алтайской популяции детей зоб был диагностирован с частотой 281,4±24,6‰. У алтай-кижи показатели были наибольшими и отражали тяжелую степень зобной эндемии (338,5±41,5‰). У детей теленгитов частота ДЗ соответствовала среднетяжелой зобной эндемии (245,1±35,0‰, c2=2,975;

р=0,084).

Медианы йодурии у детей препубертатного возраста у теленгитов и алтай-кижи определяли среднетяжелый йодный дефицит (соответственно 40,56±3.14 мкг/л и 48,39±2, мкг/л).

Частота зоба заметно увеличивалась в старших возрастных группах. У алтай-кижи в пубертатном возрасте установлено двукратное повышение в сравнении с препубертатным (670,3±49,3‰). У теленгитов наблюдалась лишь тенденция к росту с увеличением показателей в 1,2 раза (301,4±37,9‰).

Показатели распространенности ДЗ детей и взрослых в южно-алтайской популяции статистически значимо не различались и соответствовали тяжелой зобной эндемии (348,5±20,0 и 339,4±23,3‰). Вместе с тем в субэтносах установлены убедительные отличия частоты ДЗ у детей и взрослых. У алтай-кижи встречаемость ДЗ у детей в 2 раза превышала таковую взрослых, тогда как у теленгитов частота зоба детей и взрослых практически не различалась и отвечала критериям среднетяжелой зобной эндемии.

Распространенность ДЗ в разновозрастных группах субэтносов отличалась. У алтай кижи наибольшей оказалась частота зоба в пубертатном возрасте и в интервале 19-29 лет с превышением в 2 раза соответствующих значений теленгитов. С каждым последующим десятилетием жизни отмечено отчетливое снижение показателей в 1,5-2 раза, до 100,0±54,8‰ к 60-69 годам лет. У теленгитов, напротив, установлена убедительная стабильность показателей независимо от возраста (в среднем 300-350‰).

Убедительным критерием выраженности зобной эндемии является соотношение лиц мужского и женского пола с ДЗ. В разновозрастных группах алтайцев встречаемость зоба у женщин была выше, чем у мужчин, но с меньшей разницей у алтай-кижи (в 1,3-2 раза), чем у теленгитов (в 2,5-3 раза).

Давно известным критерием тяжести зобной эндемии является соотношение частоты начальной и выраженной степеней зоба. У алтай-кижи в разнополых группах детей и взрослых встречаемость начальных и выраженных степеней ДЗ практически не различалась.

В субэтносе теленгитов у детей, подростков и в интервале 19-29 лет главным образом диагностировался ДЗ 1 ст., но с возрастом отмечен рост выраженных степеней зоба, более демонстративный у женщин. После 50 лет наблюдалось явное преобладание частоты ДЗ 2 ст..

Как показали последующие исследования, за счет аутоиммунного тиреоидита.

Узловой зоб диагностировался только во взрослых когортах теленгитов и алтай-кижи с частотой 28,9±8,4‰ и 52,0±12,1‰, оказавшейся меньшей, чем в других исследованиях.

Можно предположить, что меньшая напряженность зобной эндемии у теленгитов алтайского высокогорья является этнической особенностью с генетически детерминированным специфическим морфогенезом щитовидной железы, морфологической адаптацией организма к действию различных неблагоприятных факторов (Бунак В.В., 1980;

Саяпин В.С., 2005). Вместе с тем выявленные случаи врожденного гипотиреоза у теленгитов и отсутствие таковых среди алтай-кижи, возможно, связаны с начавшимися нарушениями в системе адаптациогенеза в условиях многолетней йодной недостаточности.

Важнейшим критерием выраженности йодного дефицита является медиана йодурии.

Медиана йодурии у детей юга Горного Алтая составляла 43,46±2,11 мкг/л, что соответствует среднетяжелой йодной недостаточности.

Йодная недостаточность в алтайском низкогорье (субэтнос алтай-кижи) характеризовалась несоответствием критериев частоты зоба и медианы йодурии (338,5±41,6‰ и 48,39±2,96 мкг/л) и соответствием критериев в алтайском высокогорье (245,1±35,0‰ и 40,56±3.14 мкг/л).

Установленный йодный дефицит обусловлен низким процентом домохозяйств, постоянно применяющих пищевую йодированную соль: в 1999-2000 гг. только 17% среди алтай-кижи и 8% среди теленгитов. До 10% населения в каждом субэтносе отмечало нерегулярное использование соли (из 10 приобретенных пачек 1-3 составляла йодированная соль). Излюбленным продуктом питания коренных алтайцев является известный соленый чай «талкан». Оценка суточного использования поваренной соли с национальным чаем установила потребление коренными жителями в среднем 15,1±0,4 г. С возрастом отмечен рост употребления пищевой соли, возможно обусловленный снижением солевой чувствительности с течением времени. В 30-39 лет суточное потребление было на 5,0-6,5 г выше, чем в 20-29 лет. Следует отметить, что мужчины алтайцы несколько больше употребляли соли, чем женщины. Выявлены существенные различия в потреблении поваренной соли в субэтнических группах. Средняя доза хлорида натрия у теленгитов была в 2 раза выше и составила 19,9±0,7 г/сут., а у алтай-кижи 9,2±0,4 г/сут. Немаловажное значение в таком повышенном потреблении соли теленгитами имеет постоянное испарение влаги с поверхности кожи и слизистых в условиях высокогорья и низкой влажности воздуха. Йодный дефицит усиливался особенностями питания алтайцев: потребление продуктов собственного производства, в основном животного происхождения и нерегулярное включение их в рацион – преимущественно зимой;

дефицит овощей и фруктов, особенно у теленгитов высокогорья.

Наряду с влиянием йододефицита в развитии диффузного зоба существенную роль играют и другие микроэлементозы. Известны воздействия на организм таких сочетаний как кальций - стронций, молибден - медь, никель - медь, йод - кобальд - медь - марганец, медь бор и др. (Ковальский В.В., 1964;

Зельцер М.Е., 1988;

Коломийцева М.Г., Габович Р.Д., 1970).

Микроэлементный состав воды и почв в разных природно-климатических условиях, несомненно, оказывает влияние на изменение усвоения йода и его метаболизм. На прогрессирование ДЗ может оказывать влияние и высокое содержание ртути в горно алтайской биогеохимической провинции (Михайлова С.А., 2000;

Савченков М.Ф. и соавт., 2002), поскольку ртуть способна вступать в соединения с йодом и переводить его в неактивное состояние.

Генетический фактор в развитии зобной патологии подтвержден частотой зоба в семьях у детей и родителей в обоих субэтносах. Оказалось, что родители детей с зобом достоверно чаще имели патологию ЩЖ, чем родители детей без зоба: теленгиты в 3,3 раза, а алтай-кижи в 1,8 раза.

У детей обоих субэтносов прослежена связь частоты ДЗ с острыми инфекционными заболеваниями (ОРВИ, острый фарингит, бронхит, краснуха, дизентерия, гепатит), которые регистрировались в 2,5-3 раза чаще, чем без ДЗ.. У девочек обоих субэтносов при наличии ДЗ достоверно чаще определялся отягощенный аллергологический анамнез (более чем в раз чаще, чем при отсутствии зоба). Обнаружена отчетливая коморбидность лор-патологии и ДЗ. Хронический тонзиллит и ДЗ выявлены у 91,7% алтай-кижи и у 87,5% теленгитов, тогда как у детей без хронического тонзиллита, без гипертрофии лимфоглоточного кольца ДЗ выявлялся в 2 раза реже в обоих субэтносах. Хронические заболевания ЖКТ среди детей с ДЗ отмечены в 2,3 раза чаще, чем без такового как у теленгитов, так и алтай-кижи.

Обнаруженная у детей высокая коморбидность ДЗ с острыми и хроническими заболеваниями, вероятно, обусловлена как влиянием патологии ЩЖ на особенности обменных процессов и иммунитета, так и воздействием самих инфекционных факторов на систему тиреостата. Полученные наблюдения согласуются с результатами других авторов (Свириденко Н.Ю. с соавт., 2001;

Шапкина Л.А. с соавт., 2001;

Щеплягина Л.А. с соавт., 2001, 2003;

Яковлева И.Н. с соавт., 2003).

Половое развитие девушек не различалось у теленгитов и алтай-кижи, но получены убедительные данные о связи тиропатологии и становлением репродуктивного здоровья. У девушек с зобом прослеживалось более позднее половое созревание и больше чем в половине случаев отмечались нарушения менструальной функции в обоих субэтносах.

Тиреоидный спектр. Практически здоровые дети и взрослые обоих субэтносов не различались по гормональным параметрам системы тиростата, за исключением более низких уровней общего тироксина у теленгитов. Развитие зоба характеризовалось изменением гормональных показателей, отражавших функциональную напряженность щитовидной железы. Ярче изменения гормонального баланса были выражены у алтай-кижи низкогорья: повышались тиреотропная стимуляция параллельно с увеличением уровней Т3, индексы периферической конверсии особенно при начальном зобе. Гормональные параметры щитовидной железы у теленгитов с зобом отличались большей стабильностью.

Установлено, что у детей теленгитов и алтай-кижи гипотиреоз при обследовании выявлялся практически у каждого 4-го (222,2±38,3 и 252,2±40,4‰) и не различался в пре- и пубертатном возрасте. Установлена связь частоты гипотиреоза и выраженности зоба: у алтай-кижи с ДЗ 2 ст. гипотиреоз встречался в 3 раза чаще, чем при ДЗ 1 ст., а у теленгитов - в 2 раза чаще. Гипотиреоз носил преимущественно субклинический характер: среди алтай кижи манифестный гипотиреоз выявлялся в 2,6 раза реже субклинического;

среди теленгитов - в 4.2 раза реже. Гипотиреоз у девочек в субэтносах встречался в 1,5-2 раза чаще, чем у мальчиков.

В когортах взрослых теленгитов и алтай-кижи гипотиреоз также определялся у каждого 4-го обследованного;

преимущественно у женщин (80-85%) У алтай-кижи с зобом манифестный гипотиреоз диагностировался в 3 раза реже субклинического, а у теленгитов – в 2 раза реже.

Аутоиммунный тиреоидит у детей теленгитов и алтай-кижи диагностировался чаще, чем в других популяциях (в 42,7±18,1‰ и 34,8±15,9‰) и проявляется диффузным зобом ст. с субклиническим гипотиреозом и большей выявляемостью у девочек. Аутоиммунный тиреоидит у взрослых теленгитов и алтай-кижи определяется преимущественно у женщин с манифестным гипотиреозом в 55,6±15,5 и 53,9±14,0‰ (гипертрофическая форма в 80% и атрофическая - менее 5%). Установлено, что коренное население юга Горного Алтая отличалось высокой распространенностью специфического антителоносительства к тиреоглобулину как среди детей (у теленгитов 162,4±33,9‰ против 60,9±22,1‰ у алтай кижи), так и взрослых (257,6±30,8‰ против 78,8±17,5‰ у алтай-кижи).

Популяционной особенностью белкового состава сыворотки крови практически здоровых алтайцев оказалась повышенная концентрация белков глобулиновой фракции, в большей степени выраженная у теленгитов. При исходно повышенном уровне общих иммуноглобулинов основных классов развитие аутоиммунного тиреоидита у теленгитов было связано с увеличением концентрации антител к тиреоглобулину класса IgG, тогда как при эутиреоидном зобе преобладали органоспецифические антитела класса IgМ. При аутоиммунном тиреоидите и гипотиреоидном зобе у теленгитов определялись не только наиболее демонстративные изменения уровней иммуноглобулинов основных классов, но также антител к тиреоглобулину классов G и М и антител к тиреопероксидазе.

У детей высокогорья с аутоиммунным тиреоидитом наряду с усилением специфического аутоиммунитета отмечается напряженность гуморального иммунитета, проявляющаяся повышением концентраций IgМ сыворотки крови. В низкогорье у алтай кижи при тиреоидной патологиистоль выраженных особенностей общего и специфического гуморального иммунитета не обнаружено.

Коренное население юга Горного Алтая отличали высоко нормальные показатели макроглобулинов и острофазовых белков (антитрипсина, гаптоглобина, лактоферрина), более выраженные у теленгитов высокогорья. У теленгитов с аутоиммунным тиреоидитом, а также с гипотиреоидным и эутиреоидным зобом были достоверно изменены сывороточные концентрации белков с антипротеазной активностью: снижены уровни - макроглобулина и повышены показатели ассоциированного с беременностью гликопротеина. Этот фактор по всей видимости определяет адаптационные особенности организма и иммунореактивность.

Коренное население алтайского высокогорья характеризовалось более низкими показателями «железистого комплекса». У женщин с эутиреоидным и гипотиреоидным зобом, а также у детей с гипотиреозом данная особенность приводит к развитию анемии. В субэтносе алтай-кижи независимо от состояния щитовидной железы не установлено изменений в системе эритропоэза.

Впервые изучены параметры минерального обмена и электролиты сыворотки крови при патологии щитовидной железы и без таковой у детей и взрослых алтайского этноса.

Выявлены особенности их концентраций в зависимости от субэтнической группы.

Популяционной особенностью субэтноса теленгитов является низко нормальная концентрация натрия сыворотки крови в сочетании с высоко нормальной концентрацией хлора и их меньшая выраженность в субэтносе алтай-кижи. При гипотиреозе в обоих субэтносах обнаруженные особенности параметров натрия и хлора были более отчетливыми. Обнаружены высоко нормальные уровни общего кальция сыворотки крови в субэтносе теленгитов в отличие от алтай-кижи и более высокие параметры фосфора сыворотки крови. Формирование патологии щитовидной железы не сопровождалось изменением их показателей.

Анализ массовой противозобной профилактики в сельской местности юга Республики Алтай за период с 1999 по 2007 гг., по результатам частоты ДЗ и данным использования йодированной соли домохозяйствами, подтвердил необходимость ее продолжения. Повышение эффективности превентивных мероприятий по устранению йододефицита было достигнуто к 2009 г. при внедрении разработанной перспективной модели профилактики йодного дефицита и организации лечебно-профилактической помощи коренному населению, включающей регионально ориентированные дифференцированные лечебно-профилактические программы.

Мамчур С.Е.

РАДИОЧАСТОТНАЯ АБЛАЦИЯ ЖЕЛУДОЧКОВЫХ ЭКТОПИЧЕСКИХ АРИТМИЙ У ПАЦИЕНТОВ БЕЗ СТРУКТУРНОЙ ПАТОЛОГИИ СЕРДЦА УРАМН НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний СО РАМН, г. Кемерово Актуальность. Проблема диагностики и лечения желудочковых аритмий (ЖА) является одной из наиболее актуальных в современной медицине. В ближайшее десятилетие основные усилия в области фундаментальной медицины, кардиохирургии, кардиологии и других смежных специальностей будут направлены на решение проблемы профилактики внезапной сердечной смерти (ВСС). Причинами ВСС в 75% случаев являются желудочковые тахикардии (ЖТ) или фибрилляция желудочков.

В настоящем докладе представлен результат 10-месячной работы лаборатории нарушений ритма сердца, направленной на оптимизацию интервенционных методов лечения желудочковых эктопических аритмий у пациентов без структурной патологии сердца.

Желудочковые эктопические аритмии – это группа нарушений ритма, в основе механизма которых лежит патологический автоматизм эктопических очагов. Желудочковые нарушения ритма сердца относятся к наиболее частым аритмиям, с трудом поддающимся дифференциальной диагностике и лечению. Они встречаются при острых и хронических заболеваниях, а иногда и у практически здоровых лиц. При суточном мониторировании ЭКГ (СМЭКГ) примерно у 50-80% лиц без признаков структурной патологии сердца выявляются желудочковые аритмии (чаще желудочковая экстрасистолия), в 25-35% случаев – ЖА высоких градаций. У больных ишемической болезнью сердца (ИБС) этот вид аритмии регистрируется более чем в 90% случаев. Как правило, мономорфные ЖА редко бывают ассоциированы с органической патологией сердца. В настоящее время в структуре идиопатических нарушений ритма эти заболевания стоят на втором месте после фибрилляции предсердий. Такие вопросы, как электрофизиологическая диагностика некоронарогенных желудочковых тахикардий, а также интервенционные методы их лечения, к которым относится радиочастотная аблация, являются на сегодняшний день наиболее актуальными. Несмотря на широкое использование в России метода радиочастотной аблации для коррекции данной патологии, естественный прирост заболеваемости пока превышает темпы излечения, в отличие, например, от суправентрикулярных реципрокных аритмий, где это соотношение, даже в России, уже давно стало обратным. Интервенционные методы их лечения, к которым относится радиочастотная аблация (РЧА), являются на сегодняшний день наиболее эффективными.


Непосредственный успех процедуры при типичной локализации эктопических фокусов в выводном отделе правого желудочка констатирован в 80-90% случаев. Тем не менее, по данным большинства отечественных и зарубежных исследовательских групп, в отдаленном периоде свободными от аритмии остаются от 76 до 88% пациентов даже при типичной локализации эктопических очагов. Как правило, основные проблемы в таких случаях связаны с недостаточно точным картированием или слишком глубоким интрамуральным расположением эктопических фокусов, не позволяющим достичь достаточной глубины радиочастотного повреждения. Если же речь идет об эктопических ритмах, исходящих из отделов, доступ к которым является технически более сложным, эффективность процедуры снижается еще существеннее. К настоящему моменту уже многие исследовательские группы прилагали усилия к решению этих проблем, однако никто пока не преуспел. Мы также сосредоточились на изучении причин неудач при технически сложных случаях РЧА ЖА и разработке возможных путей устранения этих сложностей. Таким образом, целью нашей работы стало повышение эффективности РЧА ЖА у пациентов без структурной патологии сердца.

Цель данной работы состоит из трех задач. Первая из них – изучение влияния орошаемого режима РЧА, использования нефлюороскопической навигационной системы и алгоритма контроля глубины повреждения на отдаленную эффективность РЧА желудочковых эктопических аритмий. Вторая цель – разработка метода повышения эффективности и безопасности РЧА эктопических фокусов парагисиальной локализации.

Третья цель – разработка метода повышения эффективности и безопасности РЧА эктопических фокусов в выводном отделе левого желудочка. Решение первой задачи позволит улучшить точность картирования и контроль глубины радиочастотного повреждения, решение второй – устранит опасность создания атриовентрикулярной блокады при выполнении РЧА эктопических очагов в парагисиальной области, решение третьей – повысит безопасность РЧА эктопических фокусов вблизи устьев коронарных артерий.

Материалы и методы. Внутрисердечное электрофизиологическое исследование (ВСЭФИ) и РЧА проводилось с использованием электрофизиологического комплекса Биоток SpaceVision (НПФ «Биоток», Томск). Использовались аблационные электроды Medtronic Marinr MC, MCXL, Sprinklr, Biosense Webster Navistar. При РЧА использовался деструктор Биоток 50-ЭД с алгоритмом определения объем повреждения миокарда.

Проводилось построение электроанатомической карты заинтересованной камеры сердца.

Во время РЧА определялся объем повреждения миокарда ЛЖ. Средние параметры температуры составили 55С, мощности – 40 Вт. Среднее количество РЧ аппликаций составило 8±2 в зоне наибольшего опережения локальной активации.

Результаты. В исследование включено 115 пациентов в возрасте от 12 до 69 лет, в среднем 38±14 лет. Среди обследованных субъектов преобладали женщины. Среднее количество эктопических комплексов, зарегистрированное при проведении суточного мониторирования ЭКГ, составило более 11 тысяч. 17 пациентов страдали также желудочковой тахикардией. При этом симптоматика в виде синкопальных, пресинкопальных состояний, одышки или перебоев в работе сердца отмечалась у большинства пациентов. В двух третях случаев эктопический очаг располагался в выводном отделе правого и левого желудочка, у одной трети пациентов эктопические очаги располагались приблизительно поровну в других отделах. РЧА оказалась более эффективной в устранении ЖТ, чем экстрасистолии: во время первичной процедуры ЖТ удавалось устранить всегда, в то время как экстрасистолию – лишь в 88% случаев с учетом повторных процедур. Одним из наиболее важных факторов, определяющих эффективность вмешательства, оказалось применение нефлюороскопической навигационной системы.

Нефлюороскопическая навигация – это метод, при помощи которого возможно построение трехмерной карты любой камеры сердца или ее фрагмента, например правого желудочка, с нанесением на данную карту электрофизиологической информации, например амплитуд, интервалов, частот, анатомических маркеров и прочего. Данная технология позволяет осуществлять манипуляции, не прибегая к рентгеноскопии, мониторируя в режиме реального времени позиции электродов, введенных в полость сердца, а также дает возможность осуществлять абсолютно правильные линейные повреждения миокарда при радиочастотном воздействии. Использование орошаемого режима аблации явилось самым существенным фактором в прогнозе рецидивов: абсолютно все рецидивы имели место в случае аблации без применения ирригации и приходились на локализацию эктопического очага в трабекулярных отделах желудочков. Лишь однократно рецидив был отмечен после РЧА в выводном отделе ПЖ.

Одним из этапов работы стала разработка методики, позволяющей повысить эффективность и безопасность РЧА эктопических фокусов парагисиальной локализации – процедуры, сопровождающейся высоким риском развития полной поперечной блокады.

Традиционно для картирования очага желудочковой эктопии используется две методики – активационная и стимуляционная. Более точным методом является стимуляционное картирование. Суть его заключается в нанесении в разных точках картируемой камеры низкоамплитудных стимулирующих импульсов. Эктопический очаг определяется в точке, где морфология стимулированных комплексов QRS на поверхностной ЭКГ полностью идентична морфологии спонтанного эктопического комплекса. Оба метода позволяют локализовать фокус эктопии, но до настоящего времени не существовало метода, позволяющего прогнозировать безопасность радиочастотного воздействия в парагисиальной области. Мы разработали такой метод и успешно апробировали его в клинике. Это высокоамплитудное стимуляционное картирование. Физическая основа метода заключается в следующем. Пучок Гиса со всех сторон окружен фиброзным футляром, являющимся слабым диэлектриком, и при обычном картировании в парагисиальной области с амплитудой стимуляции в пределах 5 мА происходит электрическое возбуждение только сократительного миокарда около пучка Гиса в пределах не более 1 мм от картирующего электрода. При этом пучок Гиса не захватывается электрическим возбуждением, а на поверхностной ЭКГ стимулированные комплексы выглядят широкими, как при полной блокаде левой ножки пучка Гиса. Но если увеличить амплитуду стимуляции до 20-30 мА, фиброзный футляр пучка Гиса начинает проводить ток. При этом ткань возбуждается в пределах 3-5 мм от картирующего электрода, и весь миокард желудочков активируется преимущественно по системе Гиса-Пуркинье. На поверхностной ЭКГ такие стимулированные комплексы выглядят узкими. Таким образом, высокоамплитудная стимуляция позволяет определить безопасное расстояние до пучка Гиса, на котором можно наносить радиочастотное воздействие.

Третьим этапом является разработка метода повышения эффективности и безопасности РЧА эктопических фокусов в выводном отделе левого желудочка. При этом существует опасность радиочастотного повреждения устья левой или правой коронарной артерии. Нами предложен и успешно апробирован в клинике метод позиционирования аблационного катетера в коронарных синусах аорты путем построения электроанатомической карты восходящего отдела грудной аорты и близлежащей к аблационному электроду коронарной артерии с помощью нефлюороскопической навигационной системы, после чего аблационный электрод позиционируют на безопасном расстоянии от устья близлежащей коронарной артерии и проводят аблацию, непрерывно мониторируя это расстояние средствами программного обеспечения нефлюороскопической навигационной системы.

Заключение. В нашей работе впервые использованы новые критерии эффективности РЧ аблации желудочковых эктопий, а именно, определение объема повреждения миокарда.

Это позволит уменьшить длительность радиочастотной аблации, количество РЧ аппликаций, время рентгеноскопии, количество осложнений, а самое главное – увеличить эффективность РЧ аблации желудочковых нарушений ритма сердца. Впервые, благодаря использованию высокоамплитудной стимуляции у пациентов с желудочковыми эктопиями парагисиальной локализации определено, что данный метод позволяет уменьшить частоту АВ блокады. Впервые, в клинике использован метод позиционирования аблационного катетера в коронарных синусах аорты путем построения электроанатомической карты восходящего отдела грудной аорты, что исключит риск радиочастотного повреждения устья левой или правой коронарной артерии.

Матвеев Ф.Б.

ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ НАРУШЕНИЙ ДЫХАНИЯ И ИХ КОРРЕКЦИЯ В ОСТРОМ ПЕРИОДЕ НАРУШЕНИЯ МОЗГОВОГО КРОВООБРАЩЕНИЯ Филиал УРАМН научно-исследовательского института общей реаниматологии РАМН им. А.В. Неговского в г. Новокузнецк Нарушения функции являются одними из наиболее распространенных экстрацеребральных осложнений у больных с тяжелыми острыми нарушениями мозгового кровообращения (ОНМК). Механизмы развития легочных осложнений при тяжелых поражениях головного мозга зависят от комбинации различных этиологических факторов.

К ним относятся центральные нарушения регуляции дыхания и легочной микроциркуляции, аспирация в дыхательные пути содержимого ротоглотки, развитие ДВС-синдрома, системная воспалительная реакция, при чем описанные механизмы могут включаться в патогенез повреждения легких как параллельно, так и последовательно. При ОНМК следует также учитывать пожилой возраст пациентов, наличие у них сопутствующей сердечной и легочной патологии (гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, хронические обструктивные заболевания легких, профпатология) [Попова Л.М., 1966, Мороз В.В., 2006, Чурляев Ю.А., 2009].


Наряду с инфекционно воспалительными процессами – трахеитами, бронхитами, трахеобронхитами и пневмониями, обнаруживаются и такая крайне тяжелая форма легочной патологии, как острое повреждение легких/острый респираторный дистресс синдром (ОПЛ/ОРДС) Патоморфологически ОРДС в его начальной стадии проявляется интерстициальным некардиогенным отеком и микроателектазированием легких.

Функционально это проявляется ухудшением податливости легких, нарушением вентиляционно-перфузионных соотношений, нарастанием внутрилегочного шунтирования крови. Как следствие - прогрессирование дыхательной недостаточности и развитие артериальной гипоксемии, приводящее к усугублению вторичного повреждения головного мозга.

В настоящий момент, несмотря на наличие таких перспективных методов как использование оксида азота (NO), перфторана, сурфактанта, основным направлением в лечении ОРДС остается респираторная терапия, основывающаяся на использовании аппаратов механической вентиляции легких, комбинаций режимов и уровней респираторной поддержки. Несмотря на многочисленные исследования по оптимизации искусственной вентиляции легких (ИВЛ) при ОРДС, эта проблема до настоящего времени остается не решенной. С 1990-х гг. в клиническую практику внедрена концепция «безопасной ИВЛ», а также метод, получивший название «открытые легкие», характеризующийся поддержанием альвеол и бронхиол в расправленном состоянии за счет уровня ПДКВ превышающего давление закрытия альвеол. В большинстве случаев это позволяет добиваться достаточного уровня оксигенации у пациентов с ОРДС [Шаповалова Н.В., 2006, Сатишур О.Е., 2006, A. Artigas, 1998,T.W. Lew, 2003]. Тем не менее, у пациентов с внутричерепной гипертензией существует ряд особенностей, осложняющих применение стандартных протоколов респираторной терапии. Так, при дыхательном объеме 6-8 мл/кг идеальной массы тела зачастую сложно поддерживать нормокапнию, а гиперкапния недопустима, так как приводит к росту внутричерепного давления (ВЧД). Нет однозначного мнения исследователей относительно безопасного уровня ПДКВ. Это особенно актуально у пациентов с ОНМК, так как у них обычно имеется сопутствующая возрастная патология со стороны сердечно-сосудистой системы и легких. К сожалению, в современной литературе мало информации о преимуществах того или иного режима ИВЛ при проведении респираторной терапии у пациентов с ОНМК.

Цель исследования. Целью нашего исследования явилось изучение нарушений газообмена и механических свойств легких, их взаимосвязь с уровнем внесосудистой жидкости легких и внутричерепного давления при развитии ОРДС у пациентов в остром периоде ОНМК, а также оценка влияния ИВЛ на вышеперечисленные показатели.

Материалы и методы. Исследование проведено у 24 пациентов на 1, 3, 5, 7-е сутки острого периода ОНМК по ишемическому или геморрагическому типу. Критериями включения в исследование являлись поступление пациента в ОРИТ в течение 24 часов с момента развития ОНМК, наличие любой степени ОРДС (Использовалась классификация В.В. Мороза и А.М. Голубева (2007г)). Диагноз выставлялся на основе комплексного обследования, включавшего оценку неврологического статуса, нейрофизиологические исследования (электроэнцефалография, акустические стволовые вызванные потенциалы), спиральную компьютерную томографию (СКТ) головного мозга, выполнявшуюся на аппарате «Somaton Sensation» фирмы «Siemens» (Германия). Все больные поступали в крайне тяжелом состоянии со степенью утраты сознания менее 8 баллов по шкале комы Глазго (ШКГ), и нуждались в проведении ИВЛ. У них выявлялась гипертоническая болезнь и хроническая сердечная недостаточность. Тяжесть по шкале APACHE II определялась в 19,4±2,3 балла. Пациенты были разделены на 2 группы: I группа включала 11 больных ( мужчин и 3 женщины), которым проводилась ИВЛ в режиме CMV. Средний возраст в группе составил 59,5 лет. ОРДС I стадии определялся у 7, а II стадии у 4 пациентов.

Аспирация выявлена в 5 случаях. К 7-м суткам Пневмония диагностирована у 4-х больных (3 на фоне аспираций). Общая летальность в группе составила 63,6% (7человек), из них в первые 7 суток - 3 человека. II группа включала 13 человек (8 мужчин и 5 женщин), которым проводилась ИВЛ в режиме PCV. Средний возраст в группе составил 60,7 лет.

ОРДС I стадии определялся у 8, а II стадии у 5 пациентов. Аспирация выявлена в 6 случаях.

Пневмония диагностирована к 7-м суткам у 5 больных (все на фоне аспираций).

Летальность в группе составила 61,5% (8человек), из них в первые 7 суток - 2 человека.

При проведении патологоанатомического исследования умерших до 7 суток определялся ОРДС без признаков развития пневмонии.

Изучение динамики внутричерепного давления (ICP) проводили в режиме реального времени с помощью системы «Codman» фирмы «Jonson & Jonson» (Великобритания) с использованием одноразового интрапаренхиматозного датчика.

Мониторинг гемодинамических показателей, внесосудистой жидкости и проницаемости легочных каппиляров осуществляли с помощью монитора «PiCCOplus»

фирмы «PULSION medical system» (Германия). Исследования ВЧД и показателей центральной гемодинамики проводились одновременно. Показаниями для инвазивных методов исследования были степень утраты сознания ниже 8 баллов по шкале ком Глазго, крайне тяжелое состояние пострадавших, необходимость контроля за ВЧД, гемодинамикой, индексом внесосудистой жидкости легких и индексом проницаемости сосудов легких и объемом переливаемых инфузионных сред.

Исследование газообмена и кислотно-основного состояния крови проводилось на газоанализаторе «SТАТ FАХ-РН ОХ» фирмы «Novabiomedical» (США) с определением следующих показателей: фракция кислорода во вдыхаемой газовой смеси (FiО2, %), насыщение гемоглобина кислородом в артериальной и смешанной венозной крови (SО2, %), парциальное давление кислорода в артериальной и смешанной венозной крови (РО2, мм рт. ст.), парциальное давление углекислого газа в артериальной крови (рСО2, мм рт. ст.), с расчётом альвеолярно-артериального градиента по кислороду (АаDО2, мм рт. ст.) и индекса оксигенации (РаО2/FiО2, мм рт. ст.).

Степень внутрилегочного шунтирования крови (Qs/Qt %) рассчитывали по общепринятой формуле: Qs/Qt = ((АаDО2*0,0031)/(АаDО2*0,0031+(CaO2- CvO2)))*100%, где (CaO2-CvO2) – артерио-венозная разница по кислороду.

Механические свойства легких оценивались с помощью прибора «NICO2» фирмы «Respironix» (США) с определением следующих показателей: пиковое давление в дыхательных путях (РIP), сопротивление дыхательных путей (Raw, см вод. ст. л/с), статический торако-пульмональный комплайнс (Сlt st, мл/см вод. ст.). Выполнялся графический мониторинг по диаграммам поток-объём, объём-давление, объём-время, поток-время, давление-время. Всем больным проводился мониторинг витальных функций, лабораторные и биохимические исследования крови и ликвора, бактериологические посевы, электрокардиография, рентгенография органов грудной клетки, фибробронхоскопия.

Интенсивная терапия включала первичную нейропротекцию, седацию/аналгезию, антибактериальную терапию и нутритивную поддержку. С 3-5 суток 78% пациентов требовалось введение дофамина с целью поддержания системной гемодинамики в дозе 9,6±6,6 мкг/кг/мин.

Статистическую обработку полученных данных проводили с помощью пакета сертифицированных программ GraphPad InStat 3, при этом рассчитывали среднеарифметические величины (М), среднеквадратичное отклонение (), и стандартную ошибку средней (m), коэффициент ранговой корреляции Спирмена (r), достоверность различий оценивали по критерию Манна – Уитни.

Результаты и их обсуждение. Полученные результаты исследования показали, что, несмотря на проводимую терапию, у пациентов в течение первых 7 суток острого периода ОНМК наблюдалось ухудшение газообмена и механических свойств легких на фоне роста ВЧД и повышения уровня ВСВЛ. Так, в первой группе к 7-м суткам ОРДС I определялся у пациентов, ОРДС II - уже у 5 пациентов, а во второй группе ОРДС I у 7, ОРДС II - у пациентов.

В группе больных, получавших ИВЛ в режиме PCV, с 3-х и по 7-е сутки отмечается более низкое пиковое давление и сопротивление дыхательных путей, выше показатели торако-пульмонального комплайнса, чем в группе с CMV. Пациентам с режимом PCV требовалась меньшая концентрация кислорода и ПДКВ для достижения адекватной оксигенации артериальной крови. С 5-х и по 7-е сутки у пациентов 2 группы индекс оксигенации достоверно был выше, а внутрилегочное шунтирование крови – ниже, чем у пациентов 1 группы. Внутричерепное давление в группах статистически не различалось до 5 суток, но в целом, было также ниже у пациентов, получавших ИВЛ в режиме PCV.

Уровень внесосудистой жидкости легких в течение исследования повышался у больных обеих групп, без достоверных различий. При исследовании акустических стволовых потенциалов выявлялась декомпенсация функции ствола головного мозга у 77,8% больных с ОРДС II, субкомпенсация - у 80% больных с ОРДС I. У умерших в периоде исследования пациентов отмечалось развитие ОРДС III на фоне декомпенсации функции стволовых структур. Пациенты умершие после 7-х суток, как правило, погибали от инфекционно септических осложнений (пневмонии), прогрессирования полиорганной недостаточности.

В нашем исследовании всем пациентам проводилась искусственная вентиляция легких в соответствии с концепцией «безопасной ИВЛ» и концепцией «открытые легкие» с использованием современных микропроцессорных респираторов. Однако при определении «точки открытия» во время проведения классического рекрутирующего маневра с пиковым давлением более 40 см вод. ст. у большинства пациентов отмечалось значительное повышение ВЧД (на 15-20 мм рт. ст.), параллельно со снижением артериального давления и сердечного выброса в пределах 30-40%. Такие крайне нежелательные для больных с церебральной патологией эффекты вынудили нас ограничивать пиковое давление в дыхательных путях до 30-35 см вод. ст., даже если «точка открытия» не достигалась. Это позволило минимизировать влияние рекрутирующего маневра на ВЧД и гемодинамику.

Эмпирически был подобран предельный безопасный уровень ПДКВ, равный 10-12 см вод.

ст., так как у ряда пациентов на фоне успешного повышения индекса оксигенации и торако пульмонального комплайнса на фоне требуемого ПДКВ 14-16 см вод. ст. после проведения маневра «открытия легких» отмечалось стойкое повышение ВЧД, которое удавалось откорректировать после снижения уровня ПДКВ. Такие эффекты высокого пикового давления и ПДКВ вероятно объясняются ухудшением венозного оттока из головного мозга из-за передачи внутригрудного давления через венозную систему, а также ухудшением центральной гемодинамики в связи со снижением венозного возврата к сердцу на фоне хронической возрастной патологии сердечно-сосудистой и дыхательной систем у данной категории больных.

Нами проведен корреляционный анализ, показавший сильную обратную статистически достоверную связь между индексом оксигенации и внутричерепным давлением, так при геморрагическом инсульте коэффициент ранговой корреляции Спирмена (r) составлял -0,66 при p=0,003;

а при ишемическом - r = - 0,76 при p=0,03. Это свидетельствовало о том, что при росте ICP происходило снижение РаО2/FiО2, вероятно вследствие того, что высокое внутричерепное давление приводило к развитию дислокации головного мозга и ее прогрессированию с последующим нарушением функции его стволовых структур, что вело к повышению проницаемости сосудов легких и развитию в них интерстициального отека. При этом снижался легочно-торакальный комплайнс и диффузионная способность альвеолярно-капиллярных мембран. Повышение сопротивления и среднего давления в дыхательных путях обуславливалось отеком слизистой трахеобронхиального древа, нарушением мукоцилиарного клиренса, эффектом экспираторного закрытия дыхательных путей. Возникающие нарушения соотношения перфузии и вентиляции способствовали возрастанию легочного шунта (Qs/Qt). Комбинация вышеперечисленных факторов вызывала прогрессирование дыхательной недостаточности, которая проявлялась снижением индекса оксигенации, как интегрального показателя, отражающего общую эффективность вентиляции, диффузии и перфузии легких. Лучшие характеристики газообмена и механических свойств легких при использовании режима PCV у пациентов с ОНМК свидетельствуют, что вентиляция с управляемым давлением безопаснее для пораженных легких и в большей степени способна адаптироваться к изменчивым параметрам легочной механики, чем CMV.

Заключение. При остром нарушении мозгового кровообращения происходит развитие нарушений газообмена и механических свойств легких. Причины этого многофакторны, но одной из них является нарушение функции стволовых структур головного мозга вследствие его дислокации на фоне высокого внутричерепного давления.

При развитии ОРДС у пациентов с ОНМК, вентиляция с контролем по давлению способствует улучшению газообмена и механических свойств легких, но не влияет на уровень внесосудистой жидкости легких. Проведение ИВЛ с пиковым давлением более 30 35, а ПДКВ более 10-12 см вод. ст. независимо от используемого режима способно привести к повышению внутричерепного давления и ухудшению гемодинамики у данной группы пациентов.

Начева Л.В.

МОРФО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В СИСТЕМЕ “ПАРАЗИТ-ХОЗЯИН” НА ПРИМЕРЕ ТРЕМАТОДОЗОВ ДО И ПОСЛЕ ДЕЙСТВИЯ АНТИГЕЛЬМИНТИКОВ ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава», г. Кемерово Актуальность проблемы. Развитие микроморфологических исследований паразитических червей на кафедре общей биологии начиналось в 1956 году под руководством д.б.н. проф. Е.Д.Логачева и была создана научная школа по микроморфологии плоских червей, которая в настоящее время сохранилась в России и является единственной имеющей свое научное направление, развивающейся и авторитетной. Актуальность настоящих исследований выходит за рамки общебиологических представлений и стоит на стыке комплекса наук – медицины, ветеринарии, экологии, паразитологии, фармакологии, патологической анатомии, гистологии и зоологии. Морфо-функциональные исследования паразитических червей рассматриваются с точки зрения системогенеза, с учетом формирования паразитарной системы и взаимоадаптивных реакций как до лечения антигельминтиками, так и после в разных условиях. В связи с этим используются разные модели гельминтозов, как спонтанный вариант, так и экспериментальный, включая региональный трематодоз – описторхоз. Актуальность проблемы подтверждается тем, что она была включена в состав Межведомственной координационной программы фундаментальных и приоритетных прикладных исследований по научному обеспечению развития АПК Российской Федерации (РАСХН) на 2006-2010гг. по проблеме: «Морфо-экологические и гистохимические исследования органов и тканей паразитических плоских червей и эндостации хозяина до и после воздействия антигельминтиков». Актуальным является и то, что морфо функциональные исследования проводятся поэтапно, то есть изучаются взаимоадаптация паразита и хозяина в процессе формирования системы, а затем реактивность, как паразита, так и органов и тканей хозяина после воздействия антигельминтиков, что дает возможность показать взаимоотношения в определенной динамике.

Новизна исследования:

1. Впервые изучены и раскрыты микроморфологические и гистохимические механизмы половой системы и гаметогенеза разных видов трематод в сравнительном аспекте в норме и при воздействии антигельминтиков.

2. Разработан метод морфометрического контроля эффективности воздействия антигельминтиков на яйца трематод и внедрены методические рекомендации по его использованию.

3. Впервые изучены морфофункциональные особенности триады органов (печень, поджелудочная железа и 12-перстная кишка) при экспериментальном описторхозе как ксенопаразитарного барьера, обеспечивающего взаимоадаптацию в системе «паразит хозяин»

4. Впервые изучена триада органов при экспериментальном описторхозе после действия антигельминтиков не только из растительного сырья и химического производства, но и после фоново – резонансного излучения (ФРИ-терапии).

Результаты исследований и обсуждение.

Микроморфологические исследования показали, что гистологические методы исследования позволяют установить степень эффективности воздействия антигельминтиков на организм гельминтов: в частности, на органы репродуктивной системы и выявить стерилизацию трематод в отношении яйцепродукции. Гистохимические исследования помогают установить тонкие механизмы функциональных изменений в органах и тканях гельминтов в результате воздействия антигельминтиков, что в дальнейшем способствует подбору более щадящих доз при лечении.

Изучена гистохимическая реактивность тканевых систем трематод и определено распределение гексозаминогликанов и гликогена до и после воздействия антигельминтитков. Воздействие антигельминтиков можно выразить следующей последовательностью: токсическое воздействие на тегумент и кишечник, что резко снижает защитные силы паразита;

затем проникновение токсинов в паренхиму, нарушение ионно осмотического равновесия (гомеостаза), распад гликогена;

затем снижение гистохимической реактивности органов половой системы за счет влияния не только антигельминтиков, но и процессов распада тканевых структур фасциол;

разрушение половых органов и прекращение яйцепродукции.

Установлено, что количество гексозаминогликанов уменьшается после действия этих антигельминтиков, что свидетельствует о нарушении углеводного обмена, снижению защитных механизмов функционирования гельминта и самой паразитарной системы, за счет этого происходит активация иммунной системы хозяина, сосальщики погибают.

После действия антигельминтиков на трематод были обнаружены глубокие нарушения распределения углеводов и белков во всех органах и тканях, что связано с выраженной токсичностью препаратов. Воздействие антигельминтиков можно выразить следующей последовательностью: токсическое воздействие на тегумент и кишечник, что резко снижает защитные силы паразита;

затем проникновение токсинов в паренхиму, нарушение ионно-осмотического равновесия (гомеостаза), распад гликогена;

затем снижение гистохимической реактивности органов половой системы за счет влияния не только антигельминтиков, но и процессов распада тканевых структур трематод;

разрушение их половых органов и прекращение яйцепродукции.

Морфо-функциональные исследования показали, что реактивность огранов и тканей в системе «паразит-хозяин» у хозяина проявляется развитием ксенопаразитарного барьера, формирование которого является кульминацией морфофизиологических адаптаций для того, чтобы паразитарная система приобрела динамическую стабильность на определенный промежуток времени.

Физиологи и врачи практически никогда не учитывают морфологическую адаптацию, которая является наиболее характерной особенностью для живых систем (Бурденко Н.Н., 1957). Действительно, медицина не всегда учитывает морфологический субстрат адаптационного процесса, который трудно поддается прямому клиническому наблюдению, что ещё раз подчеркивает крылатое выражение «практика без теории – слепа». Многогранность взаимоадаптивных реакций в системе «паразит – хозяин» нашла отражение во многих исследованиях (Логачев Е.Д., 1981;

Начева Л.В., Чернобай Г.Н., Штейнпрейс Т.А. и др., 1999;

Додонов М.В., Басов А.В., 2003, Начева Л.В., Додонов М.В., Воробьева Е.И., 2009). Авторы считают, что важным свойством ксенопаразитарных барьеров является иммобилизация паразита, избирательная проницаемость и сохранность хозяина. В тоже время реакция тканей хозяина «учитывает интересы паразита и помогает ему», то есть формируются относительно компромиссные отношения.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.