авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ КУЗБАССКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ВЕСТНИК КУЗБАССКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА ...»

-- [ Страница 12 ] --

В тоже время другие авторы, изучая ксенопаразитарный барьер в триаде разных биологических систем: «паразит-хозяин», «плод-мать (хозяин)», «опухоль организм(хозяин)» показали, что он является защитной реакцией при воспалении разного генеза и характеризуется формированием однотипных структурных компонентов (Начева Л.В., Ткаченко Т.С., Додонов М.В., Воробьева Е.И., Басов А.В., 2007). Авторы считают, что ксенопаразитарный барьер способствует коадаптации двух разных биологических видов и формированию гомеостатического равновесия в системе «паразит-хозяин» с развитием хронического адаптированного воспалительного процесса. Разрушение ксенопаразитарного барьера приводит к обострению воспаления и явным проявлениям болезни, так как нарушается «гомеостаз» организма хозяина и снижается его приспособленность к паразитарному агенту, не зависимо от уровня организации возбудителя. В настоящий момент мы считаем, что формирование ксенопаразитарного барьера в системе «паразит хозяин» возможно при переходе системы в состояние гомеореза. В случае нарушения гомеорезиса происходит «перелом» в морфофункциональных свойствах ксенопаразитарного барьера и паразитарная система на этом уровне переходит в состояние гомеоклаза, то есть разрушается, что способствует появлению клинических признаков болезни, например, – описторхоза.

Особый интерес для врачей-клиницистов должна представлять сама система «паразит - хозяин», которая формировалась достаточно долго как явление эволюции с одной стороны и с другой – как система, имеющая продолжительный период относительно взаимовыгодных взаимоотношений у конкретных особей, у которых складывается свой индивидуальный паразитоценоз. Соответственно вопрос о дегельминтизации носит как общий характер, направленный на прекращение распространения конкретного гельминтоза, так и строго индивидуальный подход, требующий учета огромного количества различных факторов: климат региона;

продолжительность заболевания;

время заражения, возраст и пол больного;

сопутствующие болезни;

микрофлора и способы питания;

национальные традиции и религиозные взгляды и т.д. Результаты нашей экспериментальной работы и патоморфологических исследований показали некоторые результаты коэволюции в паразитарной системе. Во-первых, члены ее способны отвечать сохраняющими реакциями, обеспечивающими динамическую устойчивость всей системы (например, гранулематоз, капсулообразование, явления мимикрии: гистологические, гистохимические, биохимические и иммунологические). Во-вторых, в системе «паразит-хозяин» развиваются подсистемы исполнительных органов (ксенопаразитарные барьеры, провизорные ткани у личинок паразита).

Нестеров Ю.И.

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ВТОРИЧНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ ИНФАРКТА МИОКАРДА В ПЕРВИЧНОМ ЗВЕНЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава», г. Кемерово В начале ХХI века сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) из-за их широкой распространенности, тяжести последствий для жизни и здоровья остаются важнейшей медико-социальной проблемой здравоохранения России [Беленков Ю.Н., 2007;

Оганов Р.Г., 2007]. Если рассмотреть структуру смертности от различных проявлений ССЗ то выявляется, что более половина (54%) от всех случаев составляет смерть от ишемической болезни сердца (ИБС) [Беленков Ю.Н. и соавт., 2007;

Гафаров В.В. и соавт.,2005]. Согласно данным ГНИЦ профилактической медицины в России в возрасте 20 – 60 лет 34% мужчин и 39% женщин умирает от болезни сердца и сосудов. У выживших сохраняется высокий риск повторной сосудистой катастрофы. В 60 – 70% случаев коронарная смерть наступает у лиц от повторного инфаркта миокарда (ИМ) [Блужас И. и соавт., 2003;

Гафаров В.В. и соавт., 2005].

Следует отметить, что первый год жизни для пациентов после перенесенного ИМ является самым ответственным. Это связано прежде всего с высокой летальностью в этот период жизни, которая достигает 10% и более, что значительно больше, чем в последующие годы и примерно 20% больных в течение года поступают в стационар повторно, в связи с явлениями нестабильной стенокардии или повторного ИМ [Фитилев С.В. и соавт., 2006;

Джаиани Н.А., Терещенко С.Н., 2007].

Задача вторичной профилактики после перенесенного ИМ включает предотвращение поздних осложнений, в том числе внезапной смерти, восстановления трудоспособности и улучшения качества жизни пациентов. Доказано, что качественно проводимая вторичная профилактика приводит к достоверному снижению смертности от осложнений ИМ на 26% [Taylor R.S.et al., 2005].

Важная роль в проведении вторичной профилактики ИБС отводится первичному звену здравоохранения, прежде всего участковым врачам. Целью нашего исследования явилось оценка эффективности вторичную профилактику больных после перенесенного ИМ в реальной амбулаторной практике в кардиологическом диспансере и поликлиниках города.

Для решения поставленной задачи исследовано 208 больных - мужчин и женщин в возрасте от 45 до 75 лет, перенесших Q-образующий и Q- необразующий ИМ давностью от одного месяца до двух лет. Исследование проводилось в кардиологическом диспансере ( пациентов) и в трех поликлиниках областного центра и в одной поликлиники районного центра (108 пациентов).

Для оценки реально проводимой вторичной профилактики больных перенесших ИМ тщательно анализировались амбулаторные карты больных, выписки из истории болезни.

Полученные сведения вносились в стандартную анкету, содержащую 17 позиции. В анкету были включены вопросы, касающихся наличие факторов риск ИБС, сопутствующие заболевания, влияющих на течение болезни. Особое внимание обращали на использование врачами препаратов, доказавшие свою эффективность на течение и исход болезни и рекомендованные экспертами ВНОК. Оценивали эффективность лечения АГ Важным разделом работы явилось изучение приверженности пациентов к немедикаментозным методам лечения, куда включали: соблюдение диеты с ограничением поваренной соли и животных жиров, регулярные занятия различными видами физических нагрузок, отказ от вредных привычек и др. Анализировались регулярность исследование липидного обмена.

Для объективной оценки качества диспансеризации дополнительно проводилось собеседование с больными.

При оценки использования немедикаментозных методов лечения оказалось, что только каждый четвертый пациент наблюдавший в кардиодиспансере и каждый 2-й в поликлинике не придерживаются диетическому режиму. Более половина пациентов, лечившие в кардиоцентре и поликлиниках, продолжают курить. Известно, что как активное, так и пассивное курение способствует прогрессированию атеросклероза коронарных артерий и повышает риск развития повторного ИМ. При опросе пациентов оказалось, что все они были достаточно информированы о роли табакокурения в прогрессировании ИБС.

В тоже время многочисленные исследования свидетельствуют, что у пациентов, отказавшихся от курения, риск смерти снижается на 36% [Critchley J.A., 2003].

Обращает на себя внимание низкий процент больных в обеих групп, приверженных к физическим нагрузкам,. Следует отметить, что в группе больных, лечивших в кардиологическом диспансере физически активных пациентов оказалось в 2 раза больше (47%), по сравнению с пациентами, наблюдавших в поликлиниках (21,3%).

Исследованиями доказано, что регулярные физические тренировки снижают массу тела и АД, уменьшают размеры левого желудочка и предсердия, увеличивают фракцию выброса, уменьшают частоту приступов стенокардии, а также число серьезных осложнений, включая смерть и нефатальный ИМ [Jolliffee J.A. et al. 2001;

Thompson P.D., 2003].

Что касается медикаментозной терапии то антиагрегантную терапию врачи как кардиодиспансера так и поликлиник в основном назначают большинству пациентам в постинфарктном периоде. По частоте использования антиагреганты определились следующим образом: на первом месте оказался кардиомагни, в 80% случаев его принимают его в кардиодиспансере и в 70% случаев - в поликлиниках, затем тромбоАСС – в 10 и 11% случаев соответственно. Следует отметить, что современный антиагрегант плавикс получают 21% больных в кардиологическом диспансере. Многочисленными исследованиями доказано, что регулярный прием дезагрегантов позволяет снизить риск сердечно-сосудистой смертности на 15%, а нефатального ИМ на 34% [Джаиани Н.А., Терещенко С.Н., 2007]. Однако, далеко не все практические врачи в полной мере осознают значение назначения антиагрегантов в эффективной вторичной профилактик ИБС.

При анализе использование врачами статинов оказался высокий процент (87) их использования в кардиодиспансере и значительно меньше (21,6%) врачами поликлиник. И все же, показатели по поликлиники оказались значительно выше средних показателей по России, где они назначаются не более чем у 6 % из числа тех, кому они показаны [Чазов Е.И., 2008]. Наиболее популярным среди врачей кардиодиспансера и поликлиник оказался симвостатин, он был востребован в 58% и 50% случаев соответственно в средней суточной дозе 10 - 20 мг (рекомендуемая - 20 –40 мг), на втором месте аторвастатин, его рекомендовали 22% и 10% больным в средней суточной дозе 10 мг (рекомендуемая - 20 мг) и меньше назначался розувастатин – в 7 и 4% случаев в средней суточной дозе 10 мг).

Однако при использовании статинов целевые уровни общего ХС и ХС ЛПНП не были достигнуты у каждого 2-го пациента, получавших статины в кардиологическом диспансере, а у пациентов, лечившихся в поликлиниках эти показатели достигались до целевых уровней в единичных случаях. Только у 49% пациентов кардиологического диспансера регулярно исследуется липидный профиль, общий ХС определяется у 40% и у 11% больных липидограмма исследуется редко Такое положение нельзя связать только с некомпентентностью врачей. Немалое число пациентов отказываются от приема статинов по причине их недоступности в связи с высокой стоимостью лечения. По этой же причине ряд пациентов не могут принимать статины длительно. В тоже время известно, что эффективная гтполипидемическая терапия у больных с ИБС приводит к снижению частоты сердечно-сосудистых событий на 20 – 35% [Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я., 2004].

Результаты исследования по применению ингибиторов АПФ у больных ИМ, показали их высокую востребованность у врачей кардиологического профиля, где они назначаются 80% больным, и несколько меньше они используются врачами поликлиник 60,2% больным.. В основном назначались дженерики эналаприла, лизиноприла в средней суточной дозе 10 –15 мг и периндоприла в средней суточной дозе 2 – 4 мг.

b-Адреноблокаторы занимают одно из главных мест в лечении больных постинфарктным кардиосклерозом. Они уменьшают потребность миокарда в кислороде, повышают порок возбудимости для развития фибрилляции желудочков, снижают активность симпатоадреналовой системы, уменьшают накопление ионов кальция в сердечных клетках (снижая возбудимость миокарда) и повышают сердечный выброс.

Реализуется это в постинфарктном периоде снижением риск внезапной смерти, связанной с фатальными желудочковыми аритмиями, в среднем на 25% [Fung J.W/ et al., 2003;

Fonarow G.C., 2005]. В соответствии с современными рекомендациями, при отсутствии противопоказаний b-адреноблокаторы должны назначаться всем пациентам, перенесших ИМ [Fung J.W. et al., 2003].

В реальной клинической практике большинство больных либо не получают b адреноблокаторы, либо получают их в дозах, не обеспечивающих достижения целевой ЧСС.

Как следует из полученных нами данных врачи кардиологического диспансера используют эту группу препаратов в 86% случаев, врачи поликлиник – в 52,8% случаев. По частоте использованияb-адреноблокаторов в обеих группах больных они распределились следующим образом: самым востребованным оказался бисопролол (конкор) в средней суточной дозе 2,5 - 5 мг, затем метопролол (беталок ЗОК, эгилок) в средней суточной дозе 50 – 75 мг. У 12% больных в кардиодиспансере использовался -адреноблокатор последнего поколения с вазодилатирующим действием карведилол в средней суточной дозе 12,5 – 50 мг.

Общей ошибкой врачей (в большей степени это присуще врачам поликлиники) при использовании -адреноблокаторов является избыточное опасение урежения ритма сердца, а также недостаточным осознанием выгоды для больного от применения препаратов этого класса в адекватных дозах. Вследствие чего большинство больных, перенесших ИМ адреноблокаторы получают в недостаточных дозах.

Антагонисты кальция, как группа антиангинальных препаратов чаще используется врачами кардиологического диспансера - в 58% случаев и реже - в 26% случаев врачами поликлиник. Имеются существенные различия в группах больных по частоте использования антагонистов кальция. В кардиологическом диспансере большинство больных лечатся рекомендуемым амлодипином (норваск, амлотоп), а в поликлиниках менее рекомендуемым нифедипином (кордипин).

Что касается нитропрепаратов - другой группы антиангинальных средств, то значительно больше они были востребованы врачами поликлиник – в 77,4% случаев, против 11% в кардиологическом диспансере. Причем в поликлиниках в основном больным назначался наиболее дешевые и менее рекомендуемые препараты изосорбида динитрат (кардикет, изокет, нитросорбид) и только в единичных случаях использовались рекомендуемые препараты из группы изосорбид-5-мононитрат (моночинквк, оликард), обладающие высокой биодоступностью и длительностью действия. В кардиологическом диспансере все пациенты получали препараты из группы изосорбид-5-мононитрат.

Если рассматривать эффективность лечения сопутствующей АГ, основного фактора прогрессирования атеросклероза, то и здесь оказалась существенная разница в лечении больных в кардиологическом диспансере и поликлиниках. В кардиологическом диспансере из 77 пациентов с АГ (АД 140/90 мм рт. ст. и более) 59 (76,6%) регулярно принимают антигипертензивные препараты и контролируют АД. Этот показатель оказался чрезвычайно высоким для России и только 18 (23,4%) пациентов лечатся не регулярно. Однако на момент осмотра, из группы, постоянно лечившихся, у 29 (37,7%) АД превышали целевые уровни ( 130/890 мм рт.ст. ), то есть у этих больных доза антигипертензивных была явно не -достаточной. В поликлиниках эти показатели оказались хуже, лечатся регулярно только 47 (55,9%) больных и 37 (44,1%) принимают лекарства не регулярно.

Улучшить прогноз больных после перенесенного ИМ возможно лишь после восстановление коронарного кровотока посредством коронарной ангиопластики или АКШ.

Как было отмечено, у 73 из 100 пациентов, наблюдавших в диспансере сохранялись признаки хронической коронарной недостаточности, проявляющие приступами стенокардии различной степени выраженности. Из них только 25 (34,2%) пациентам была проведена ангиопластика со стентированием с положительным эффектом и 48 (65,8%) больных отказались от проведения ангиографии и оперативного вмешательства.

Таким образом, проведенные исследования по оценке эффективности вторичной профилактики ИМ в первичном звене здравоохранения продемонстрировало низкую приверженность пациентов к немедикаментозныи методам лечения: каждый четвертый больной, наблюдающийся в кардиодиспансере и каждый третий – в поликлинике не соблюдают рекомендованную диету, большинство из них недостаточно физически активны и продолжают курить. Отмечено недостаточное знание участковых врачей о возможностях фарамакотерапии в постинфарктном периоде: только 21,6% больных получают статины, 52,8% - -адреноблокаторы, 60,2% - ингибиторы АПФ. Приверженность больных к активному лечению может быть улучшена только путем комплексного подхода, включающего обучения их по общеобразовательным программам с акцентом на повышение мотивации к немедикаментозному лечению, активному вовлечению в лечебный процесс самих больных и осознанием врачами выгоды для больного от использования современных эффективных методов фармакотерапии.

Одинцева О.В.

ОЦЕНКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ У РАБОТНИКОВ УГЛЕДОБЫВАЮЩИХ ПРЕДПРИЯТИЙ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ФГЛПУ «Научно-клинический центр охраны здоровья шахтеров», г. Ленинск-Кузнецкий Целью работы является исследование показателей спирометрии и оценка качества жизни работников угледобывающих предприятий Кузбасса в зависимости от возраста, стажа работы, интенсивности пылевой нагрузки и отношения к курению.

При проведении периодического медицинского осмотра работников угледобывающих предприятий Кемеровской области выполнено исследование функции внешнего дыхания с использованием спирометра PONY “COSMED” с записью кривой поток-объем и результатов её измерений. Для оценки качества жизни проведено анкетирование с использованием русифицированной версии опросника SF-36.

В исследовании приняли участие 1321 человек, работающих на угледобывающих предприятиях Кузбасса. Все пациенты – мужчины среднего возраста 41,4±0,27 лет со стажем работы в условиях воздействия вредных факторов 17,14±0,3 лет. Работники основных профессий угледобывающей промышленности составили 64,6% из общего числа обследованных горнорабочие очистного забоя, проходчики, машинисты горновыемочных машин. Их труд характеризовался ингаляционным воздействием высоких концентраций угольно-породной пыли. Количество пациентов, работавших в условиях воздействиях умеренной и низкой концентрации пыли (35,4%). К их числу относились работники вспомогательных профессий: электрослесари, машинисты подземных установок, инженерно-технические работники. Из общего числа обследованных 454 (34,4%) человека были некурящими. Курильщиками являлись 867 человек (65,6%), индекс курения составил 12,6±0,33 пачек/лет.

По результатам спирометрии обнаружено, что ПСВ и МОС25 у работников вспомогательных профессий имели меньшее значение, чем у работников основных профессий (p0,05). При сравнении данных спирометрии у курящих и некурящих шахтеров обнаружено, что у курящих пациентов достоверно более низкими были следующие показатели: индекс Тиффно, пиковая скорость выдоха, средняя объемная скорость экспираторного потока в интервале от 25% до 75% форсированной жизненной емкости легких, а также максимальная объемная скорость экспираторного потока в момент выдоха 50% форсированной жизненной емкости.

Проведено сравнение данных спирометрии у работников основных и вспомогательных профессий. Пиковая скорость выдоха и максимальная объемная скорость экспираторного потока в момент выдоха 25% форсированной жизненной емкости легких у работников вспомогательных профессий имели меньшее значение, чем у работников основных профессий угледобывающей промышленности.

Анализ параметров качества жизни показал, что у работников вспомогательных профессий боль в большей степени ограничивала их физическую и социальную активность.

Физический компонент здоровья выше у работников вспомогательных профессий, чем у работников основных профессий. С возрастом происходит статистически значимое снижение показателей, составляющих физический компонент качества жизни. Снижаются значения шкал ролевого физического функционирования, общего здоровья, боли. С увеличением стажа работы во вредных условиях снижаются показатели качества жизни по шкалам боли, социального функционирования, жизненной активности, общего здоровья.

При проведении корреляционного анализа выявлена обратная корреляционная зависимость между стажем работы во вредных условиях и составляющими физического компонента здоровья: физическим функционированием, ролевым физическим функционированием и степенью ограничения активности вследствие боли.

Таким образом, при проведении исследования установлено, что скоростные показатели бронхиальной проходимости у работников основных профессий угледобывающей промышленности выше, чем у работников вспомогательных профессий.

Физический компонент здоровья выше у работников вспомогательных профессий угольной промышленности, чем у работников основных профессий. С возрастом происходит снижение показателей, составляющих физический компонент качества жизни. Увеличение стажа работы во вредных условиях сопровождается снижением показателей качества жизни по шкалам, составляющим физический и психологический компоненты качества жизни.

Снижение адаптивных возможностей у работников основных профессий и их качества жизни требует проведения реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление утраченного здоровья.

Салмина-Хвостова О.И.

РАССТРОЙСТВА ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ ПРИ ОЖИРЕНИИ (ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЙ, КЛИНИКО-ДИНАМИЧЕСКИЙ, РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ АСПЕКТЫ) ГОУ ДПО «Государственный институт усовершенствования врачей Росздрава», г. Новокузнецк Расстройства пищевого поведения клинически проявляются в избыточной массе тела и ожирении, распространенность которых среди трудоспособного населения Российской Федерации составляет соответственно 30 и 25%. По данным ВОЗ, к 2025 г. в России страдать ожирением будут около 40% мужчин и 50% женщин. Серьёзную тревогу вызывает тот факт, что ожирение «молодеет» и охватывает всё большее число людей активного возраста.

У большинства пациентов с ожирением наблюдаются нарушения психологических форм пищевого поведения, способствующие усилению влечения к пище. Различают эмоциогенное, ограничительное и экстернальное пищевое поведение, свойственное пищевым аддиктам. В 60% случаев у пациентов с ожирением отмечается эмоциогенный тип нарушения пищевого поведения, 40% больных ожирением активных жалоб на переедание не предъявляют.

В исследовании участвовали пациенты с нарушениями пищевого поведения классифицируемые по МКБ – 10 (F 50 Расстройства приёма пищи) - по совокупности общих клинических признаков, необходимых для диагностики нарушений пищевого поведения, приведших к формированию экзогенно-конституционального ожирения (E-66). F 50.4 – переедание, связанное с другими психологическими расстройствами. Психогенное переедание.

Цель исследования: изучить распространённость, условия формирования, типологию расстройств пищевого поведения, их взаимосвязь с психопатологическими симптомами, ассоциированными с избыточной массой тела и ожирением, психологические особенности пациентов, разработать программы реабилитации.

Алгоритм исследования предусматривал несколько этапов. Сравнительное клинико эпидемиологическое исследование было проведено в г. Новокузнецке на организованных популяциях лиц, занятых умственным трудом (медицинские работники, учителя – человек);

лиц, занятых тяжелым физическим трудом (металлурги – 1036 человек;

шахтеры – 623 человека);

студентов – 399 человек;

пациентов эндокринологического отделения № МЛПУ «ГКБ №1» г. Новокузнецка – 1003 человека, находившихся на лечении в 2004-2005г.г.

Безвыборочное скрининг-исследование предусматривало изучение особенностей пищевого поведения обследованных, распространенность различных типов пищевого поведения и их взаимосвязь с избыточной массой тела и ожирением, коморбидными психопатологическими нарушениями.

Второй этап включал клинико-динамическое исследование, разработку и апробацию дифференцированных реабилитационных программ для пациентов с экзогенно конституциональным ожирением и избыточной массой тела. Общее число обследованных на этом этапе составило 304 женщины с расстройством пищевого поведения ассоциированными с экзогенно-конституциональным ожирением, в возрасте 20-60 лет.

В соответствии с задачами исследования была разработана и внедрена на базе поликлиники при Новокузнецком ГИУВе новая организационная форма специализированной медицинской помощи «Школа коррекции избыточного веса» (2003), 174 участницы которой вошли в исследование (I группа), наряду с 130 пациентками (II группа), прошедшими курс индивидуальной психотерапии по поводу избыточной массы тела и экзогенно-конституционального ожирения.

Методы исследования.

Исследование проводилось с использованием эпидемиологического, клинико психопатологического, психологического, клинико-динамического, статистического методов.

Пациенты проходили предварительную консультацию врача диетолога эндокринолога. В исследование не включались пациенты с вторичным ожирением, обусловленным эндокринной патологией, с заболеваниями ЦНС;

больные с эндогенными психическими заболеваниями;

с актуальными на момент обследования органическими психическими расстройствами.

Для постановки диагноза ожирение определялся росто-весовой индекс массы тела Кетле (ИМТ), как один из важных показателей пищевого статуса, диагностики ожирения и определения его степени;

и показателем относительного риска развития сопутствующих ожирению заболеваний. Индекс массы тела рассчитывается по формуле (ВОЗ, 1997) При клинико-психопатологическом методе исследования проводился тщательный сбор анамнеза, объективных данных, анализировались результаты проводимой ранее терапии. Полученные результаты вносились в анкету, разработанную нами: «Анкета определения пищевого поведения, настроения, состояния эндокринной системы».

Для оценки выявления нарушений пищевого поведения использовалась «Анкета по изучению питания и особенностей пищевого поведения» (Колтун В.З., 2002) и датская анкета пищевого поведения «DEBQ» для оценки ограничительного, эмоциогенного и экстернального пищевого поведения (Van Strien T., 1986).

В соответствии с задачами исследования был разработан диагностический компьютерный вариант анкет и шкал, который способствовал эффективному обследованию большого количества лиц за короткий промежуток времени, с автоматическим подсчётом баллов.

Впервые в регионе Сибири проведен сравнительный анализ распространённости расстройств пищевого поведения в различных группах населения: у металлургов, шахтёров, медицинских работников, учителей, студентов. Нарушения пищевого поведения выявлены у 84,9 % лиц, работающих в условиях крупного промышленного предприятия, с преобладанием экстернального типа нарушения пищевого поведения, наиболее выраженного в группе мужчин.

В группе лиц, занятых умственным трудом, нарушения пищевого поведения выявлены в 72,6 % случаев с преобладанием эмоциогенного типа.

Выявлено отсутствие в группе лиц юношеского возраста (студентов) рационального типа пищевого поведения при высоком удельном весе (62,4 %) экстернального типа пищевого поведения.

У лиц физического труда преобладающий экстернальный тип ПП ассоциируется в 55,0 % случаев с избыточной массой тела и ожирением первой степени.

У лиц умственного труда преобладающий эмоциогенный тип ПП ассоциируется в 47,5 % случаев с избыточной массой тела и ожирением первой степени.

У лиц студентов преобладающий экстернальный тип ПП сопряжен в 3,8 % случаев с ожирением первой степени.

Нарушения пищевого поведения, выявленные во всех обследованных группах, были взаимосвязаны с субсиндромальными тревожными и депрессивными расстройствами.

Для ограничительного типа пищевого поведения характерным является превалирование как депрессивных (13,0 %), так и тревожных расстройств (21,3 %) у женщин над мужчинами (4,7% и 18,8 % соответственно). Для рационального типа пищевого поведения особенным является большая частота встречаемости мужчин (27,9 %) над женщинами (17,7 %) при депрессивных расстройствах. В противоположность этому при тревожных расстройствах преобладают женщины над мужчинами (19,1 % и 15,6 % соответственно).

На основании ретроспективного анализа биографических данных, динамики формирования нарушения пищевого поведения и развития избыточной массы тела для совершенствования психотерапевтического взаимодействия и уточнения диагностических критериев были выделены 3 типа расстройств пищевого поведения, отличающиеся формой мотивации, стилем пищевого поведения, характером и мотивом взаимодействия с окружением, взаимосвязью с личностными особенностями пациенток. При экстернальном типе расстройства пищевого поведения (n=80;

26,3 %) отмечалось наибольшее значение экстернального типа пищевого поведения по опроснику «DEBQ» (до 3,4-3,6 балла), прослеживалась гедонистическая форма мотивации («пища как удовольствие»), экстраверсия и коммуникабельность со стремлением избежать одиночества;

доминирование демонстративных или гипертимных личностных черт. Экстернальный тип расстройства пищевого поведения чаще всего наблюдался у женщин, следующих социально культуральным нормам и традициям. Их представления, сходные с таковыми в родительских семьях, о большой массе тела и хорошем аппетите расценивались как признак социального благополучия и престижа.

Эмоциогенный тип расстройства пищевого поведения (n=140;

46,1 %) определялся по высокому показателю эмоциогенного типа пищевого поведения по данным опросника «DEBQ» (до 2,6-3,3 балла) и представлен в виде трех вариантов. Первый (n=83;

27,3 %) отличается атарактической формой мотивации («пища для снятия тревоги, беспокойства»);

ограничением контактов узким кругом родных и знакомых;

неосознаваемым стремлением к дезактуализации страха смерти;

преобладанием тревожных, эмотивных, педантичных или демонстративных личностных черт. Второму варианту эмоциогенного типа расстройства пищевого поведения (n=53;

17,4 %) соответствуют антидепрессивная форма мотивации («пища для избавления от депрессивного настроения»), ограничения контактов с окружающими и переживание бессмысленности существования с самовознаграждением на фоне недостатка любви к себе;

эмотивные, демонстративные, тревожные, циклотимные личностные черты. Для третьего варианта эмоциогенного типа расстройства пищевого поведения (n=4;

1,3 %) характерна активирующая форма мотивации («пища для устранения пассивности, скуки»);

интенсивность взаимодействия с окружающими может не иметь каких-либо особенностей, но чаще определяется стремлением к избеганию эмоциональной неудовлетворенности;

взаимосвязан с демонстративными, циклотимными радикалами и эмотивными личностными чертами. Женщины, переживавшие значимые психотравмирующие ситуации в семье, достоверно чаще обнаруживали эмоциогенный тип нарушения пищевого поведения.

Смешанный тип расстройства пищевого поведения (n=4;

1,32 %) был представлен случаями, когда максимальных значений при заполнении опросника «DEBQ» достигали и экстернальный и эмоциогенный типы пищевого поведения. Данному типу расстройства свойственны гедонистическая форма мотивации, сходная с таковой при экстернальном типе, коммуникабельность с высокой интенсивностью взаимодействия с окружением, мотивом которого является снятие возбуждения, утилизация энергии;

что чаще проявляется у лиц с экзальтированными, гипертимными, возбудимыми чертами.

Остальные пациентки обнаруживали «ограничительный» (49 человек) и «рациональный» типы пищевого поведения, являвшиеся результатом индивидуального способа борьбы с избыточной массой тела.

Проведенный сравнительный анализ коморбидных соматопсихопатологических взаимосвязей при экстернальном и эмоциогенном типах расстройства пищевого поведения, составивших в группе из 304 человек соответственно 26,3 % (80 человек) и 46,1 % ( человек), показал большую частоту нарушений углеводного обмена (в 90,7 % случаев;

гликемия натощак, нарушения толерантности к глюкозе, сахарный диабет 2 типа) у пациентов с эмоциогенным типом расстройства пищевого поведения. Удельный вес указанных расстройств при экстернальном типе расстройства пищевого поведения составил 61,2 %. Частота артериальной гипертензии в обеих группах не различалась (58,7 % при экстернальном и 59,3 % при эмоциогенном типах);

коморбидность с ишемической болезнью сердца составила 21,2% и 25,0 % соответственно.

Установлено, что ведущими патогенетическими факторами формирования расстройств пищевого поведения у пациентов, страдающих экзогенно конституциональным ожирением, являются психогении микросоциального уровня (семейные, производственные) у (69,4 %) обследованных, наряду с наследственной предрасположенностью, культурально-обусловленными стереотипами питания и особенностями пищевого рациона, низкой двигательной активностью: у (24,0 %) – неудовлетворенность семейными отношениями, у (16,0 %) – неустроенность личной жизни, у (7,2 %) – развод, у (3,1 %) – ревность, у (9,2 %) – конфликты на производстве, (9,9 %) отмечали недовольство собой и заниженную самооценку. Согласно полученным данным, наибольший процент психогений микросоциального уровня приходился на сферу семейно-бытовых отношений, среди которых ведущее значение имела неудовлетворенность семейными отношениями (24,0 %).

У женщин, у которых ведущими были психотравмирующие ситуации в семье преобладающим нарушением пищевого поведения (в 86,5% случаев) был эмоциогенный тип нарушения пищевого поведения. Экстернальный тип нарушения пищевого поведения чаще всего (в 78% случаев) наблюдался у женщин, у которых ведущими были социально культуральные нормы и традиции.

Низкая эффективность и широко рекламируемые методы лечения ожирения без учёта типа пищевого поведения, требуют включения в круг лечащих специалистов не только диетологов, эндокринологов, терапевтов, но и неврологов, психиатров, психотерапевтов.

Нами в 2003 году была разработана программа «Комплексный способ лечения избыточной массы тела и ожирения (диетологический и психотерапевтический аспект)». По разработанной программе была внедрена новая организационная форма амбулаторной психотерапевтической помощи «Школа коррекции избыточного веса». Терапевтический процесс обеспечивали два специалиста: врач психотерапевт – психолога (имеющий диплом врача и психолога, сертификат психотерапевта, психиатра) и диетолог-эндокринолог (имеющий сертификаты по этим специальностям).

Метод изложения материала – лекция, беседа, практические занятия психологические тренинги (групповая форма работы с решением личностных проблем, вопросов межличностного общения, коррекции эмоциональной сферы).

Форма обучения групповая, количество пациентов от 10 до 15 человек - критерий малой группы. Структура занятия, рассчитанного на 90 минут, включала: 15 минут – предоставление информации по теме, 30 минут - работа диетолога-эндокринолога с параллельным разбором дневников питания пациентов, 45 мин. - работа психотерапевта психолога. Курс наблюдения и лечения в «Школе коррекции избыточной массы тела»

проводился на протяжении 6 месяцев (всего 15 занятий): в течение первых 3-х месяцев еженедельные занятия (12 занятий), в последующие 3 месяца по 1 «визиту поддержки» в месяц (3 занятия).

Пациентам был назначен препарат центрального действия, который относится одновременно и к антидепрессантам, и к анорексигенным средствам - флуоксетин в дозе 20 40 мг в день в течение 3 месяцев, в первой половине дня.

Оценка готовности пациента к лечению складывается из нескольких показателей:

мотив обращения к врачу;

предшествующий опыт по уменьшению массы тела;

владение информацией о причинах развития заболевания и его отрицательного влияния на здоровье;

готовность к длительной работе с врачами по изменению образа жизни;

наличие сопутствующей патологии;

других вредных привычек;

установление доверительных отношений с врачом и веры в успех лечения. Работа в группе более продуктивная, так как позволяет пациентам обмениваться опытом, общаться с людьми, имеющими положительные результаты лечения, что укрепляет мотивацию.

Результаты проведённого исследования пациентов выявили определённые мотивации к лечению: на первое место выступала причина, побудившая обратиться на лечение - это проблемы со здоровьем (75%), затем продвижение по служебной лестнице (37.3%), самоутверждение (26,4%) и на последнем месте – «За компанию, с подругой» (4%), без мотивации («просто решила снизить вес» (3,9%).

Клинико-катамнестическим методом было обследовано 235 больных (77,3%). Общая длительность наблюдения составила от 1-3 лет, средняя продолжительность катамнеза составила 2,8±0.3 года. Количество испытуемых в исследуемой группе уменьшилось на человек (22,7%). Из них 2 (0,7%) человека переехали в другой город, 25 (8,2%) - в результате заболеваний, 36 (11,8%) - достигли нормального веса или отказались от обследования, о 6 пациентах (1,9%) информация отсутствует.

Разработанные программы превенции и реабилитации целесообразно использовать при терапии расстройств пищевого поведения и ожирении, так как получен положительный лечебный эффект, как в снижении значений экстернального (с 3,58 до 2,85) и эмоциогенного (2,69 до 1,9) пищевого поведения, так и в изменении значений веса, в сторону снижения: индекс массы тела пациентов амбулаторного приёма снизился за первые 6 месяцев с 34,3 ± 5,45 до 32,1 ± 1,3 (кг/м2 ), с 6-го по 12-й месяц - с 32,1 ± 1,3 до 27,2 ± 2, (кг/м2 ), через 24 месяца - с 27,2 ± 2,65 до 24,8 ± 4,75 (кг/м2 ).

Соединение диетологических и психологических аспектов в лечении ожирения с учетом типа нарушения пищевого поведения позволило выработать индифферентное, безразличное и спокойное отношение к пище при стрессе и достигнуть стойкого снижения веса на длительный период.

Снижение массы тела за первые 6 месяцев у пациентов с расстройствами пищевого поведения в среднем по группе на 6%, стабилизацию массы тела и формирование рационального пищевого поведения с 6-го по 12-й месяц в среднем на 9%, на этапе динамического наблюдения пациентов с 12-го по 36-й месяц масса тела в среднем по группе снизилась на 14% от первоначального веса. По данным экспертов ВОЗ потеря менее 5% незначительная (или недостаточно эффективная), 5-10% - потенциально существенная (удовлетворительная), больше 10% - определённо существенная или хорошая.

По данной теме защищено 2 диссертации на соискание учёной степени к.м.н., одна – на соискание учёной степени д.м.н., получено 9 патентов, опубликовано руководство для врачей «Комплексный способ лечения избыточной массы тела и ожирения при нарушениях пищевого поведения» (соавт. Лобыкина Е.Н.).

Уткин Е.В.

СОВРЕМЕННЫЕ ЭТИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ОРГАНОВ МАЛОГО ТАЗА У ЖЕНЩИН ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава», г. Кемерово Актуальность проблемы. Воспалительные заболевания органов малого таза (ВЗОМТ) продолжают занимать лидирующее положение в структуре гинекологической заболеваемости и являются наиболее частой причиной нарушения репродуктивного здоровья женщин. Широкое внедрение в практику работы современных медицинских учреждений инвазивных диагностических и лечебных методик, к сожалению, способствовало росту числа инфекционных процессов гениталий, возбудителями которых являются условно-патогенные микроорганизмы. Воспалительные процессы, вызванные эндогенной флорой, как правило, характеризуются стертостью клинических симптомов и торпидным течением с частыми обострениями [Константинова О.Д., 2004]. Все это создает дополнительные трудности в раннем распознавании острой стадии заболевания. Отсюда становится понятным высокий процент диагностических ошибок и рост числа осложненных форм гнойных ВЗОМТ. Указанную патологию в настоящее время относят к смешанным полимикробным инфекциям, а ведущим фактором развития гнойных ВЗОМТ в большинстве случаев считают ассоциации анаэробно-аэробной микрофлоры [Sweet R.L., Wiesenfeld H.C., 2006]. Микст-инфекция является весьма серьезной проблемой, так как в этом случае увеличивается патогенность каждого из возбудителей [Миллер Г.Г., 2000]. При этом, по мнению Haggerty C.L., Ness R.B. (2006), до 70% случаев ВЗОМТ их истинная этиология остается нераспознанной. Доказанная роль инфекционных агентов в этиологии ВЗОМТ и их осложнений обуславливает необходимость проведения антибактериальной терапии. Выбор препаратов для ее проведения зависит, с одной стороны, от спектра патогенов, участвующих в развитии воспалительных заболеваний, с другой - от степени резистентности к различным антимикробным средствам. Адекватная антибактериальная терапия позволяет надеяться на сохранение репродуктивной функции у пациентки, препятствует формированию резистентных к антибиотикам форм микроорганизмов, снижает риск рецидивирующего течения заболевания и оперативного вмешательства. В то же время распространенные ошибки в антибактериальной терапии приводят к сохранению возбудителей в очаге воспаления, рецидивирующему или осложненному течению инфекции, трубно-перитонеальному бесплодию. При этом спектр возбудителей при ВЗОМТ в каждом конкретном случае установить не всегда возможно по следующим причинам:

получить материал из маточных труб можно только оперативным путем;

микробиологическое культуральное исследование требует времени и не подходит для выявления анаэробов и хламидий. В то же время лечение должно быть начато немедленно после того, как предполагаемый диагноз поставлен, поскольку предотвращение отдаленных последствий напрямую связано со временем назначения соответствующих антибиотиков (CDC, 1998, 2002). Так, при задержке с началом лечения при ВЗОМТ на 3 и более дней после появления абдоминальных болей риск возникновения эктопической беременности или бесплодия возрастает в три раза [Hillis S. et al., 1993)]. Следует также заметить, что серологические или ПЦР тесты дают высокую частоту ложноположительных заключений и не подходят для диагностики условно-патогенных возбудителей.

Практически каждое новое десятилетие вносит существенные коррективы во многие установившиеся представления о причинных факторах и, соответственно, о принципах рациональной антибактериальной терапии.

Научная новизна работы. Установление этиологической структуры современных воспалительных заболеваний органов малого таза у женщин на региональном уровне (в Кемеровской области). Определены объективные критерии, с помощью которых можно прогнозировать и определять деструкцию ВЗОМТ на ранних стадиях. С учетом существенного изменения клинического течения сальпингоофоритов в современных условиях, основных причин их возникновения и развития разработаны и внедрены в практику усовершенствованные алгоритмы диагностики и терапии ВЗОМТ, что позволяет достичь основную цель исследования - улучшение ближайших и отдаленных результатов лечения при различных вариантах воспалительных заболеваний органов малого таза у женщин.

Объект исследования. В работе представлены результаты обследования и лечения 828 больных с ВЗОМТ в возрасте от 18 до 45 лет (средний возраст составил M±m – 28,3±2,0), которые находились на стационарном лечении в отделении гинекологии МУЗ ГКБ №2 г. Кемерова в период с 2000 по 2009 гг. Диагноз воспалительного заболевания внутренних половых органов был верифицирован на основании клинических, лабораторных, ультразвуковых и эндоскопических методов исследования. В целях решения основных задач исследования обследованные больные были разделены на 3 группы: 1-ю составила 301 пациентка с острыми ВЗОМТ, 2-ю – 425 с обострением хронических ВЗОМТ и 3-ю – 102 больных с деструктивными формами заболевания.

Микробиологическое исследование включало определение качественного и количественного состава микрофлоры цервикального канала, влагалища и очага деструкции. Материал забирался стерильным пластиковым аппликатором транспортной системы Venturi Transsistem Copan (Италия), содержащей и среду Amies, для сбора и транспортировки материала с целью исследования на аэробные и анаэробные микроорганизмы. Параллельно из отделяемого цервикального канала и влагалища готовились нативные препараты, микроскопия которых проводилась с целью возможного выявления этиологического агента. Тампон с материалом отмывали в бульоне Шеддлера и дальнейшее исследование с целью обнаружения аэробной и анаэробной микрофлоры проводили количественно – методом серийных разведений – с использованием элективных питательных сред, часть из которых культивировали в условиях анаэробиоза с использованием газогенерирующих пакетов. Количественное содержание выделяемых микроорганизмов определяли как среднюю концентрацию колониеобразующих единиц – КОЕ в 1 мл. отделяемого. Идентификацию микрофлоры проводили путем изучения морфологических культуральных, биохимических свойств с использованием для анаэробов тест-систем ANAEROtest-23 (MIKROLA-test Чехия).

С целью определения объективных признаков деструкции воспалительного процесса был использован метод пошагового дискриминантного анализа, при проведении которого были проанализированы полученные клинические, анамнестические и лабораторные показатели пациенток с деструктивными формами ВЗОМТ и при отсутствии очага деструкции. Данная методика позволяет из множества классифицирующих переменных выделить наиболее информативные. В данном исследовании применялся специализированный статистический пакет SPSS. В исследовании было использовано 142 дискриминантных переменных различных типов.

Результаты. При поступлении в стационар все обследованные пациентки предъявляли жалобы на боли различной интенсивности в нижних отделах живота и на общую слабость. Средняя температура тела составила 37,5±0,1 С. При проведении микробиологических исследований у этих больных наиболее часто (63,8%) определялись ассоциации от 2 до 5 условно-патогенных микроорганизмов. При этом в большинстве случаев (40%) определялись аэробно-анаэробные, в 33,3% - аэробно-аэробные и в 26,7% анаэробно-анаэробные ассоциации. Анаэробы в ассоциациях составили 54,1%, а аэробы – 45,9%. Анаэробная индигенная микрофлора – лактобациллы и бифидобактерии определялись с частотой 74,5% и 36%, что соответствует нормальным показателям. Однако, концентрация этих бактерий (5 lgКОЕ/мл и 4 lgКОЕ/мл) оказалась на несколько порядков ниже показателей здоровых женщин. Из индигенной аэробной микрофлоры выделялись коагулазоотрицательные стафилококки (S. capitis, S. epidermidis, S. cohnii, S. xylosis, S.

simulans) и коринебактерии в значительно меньших титрах, чем у здоровых женщин.

Наиболее часто (41,7%) в составе аэробно-анаэробных ассоциаций встречались Gardnerella vaginalis и Enterococcus (гемолитический), в 33,3% случаев - Bacteroides, в 25,0% - Candida albicans, в 16,7% - Actinomyces, Staphylococcus hominis, Staphylococcus haemolyticus, Enterobacteriaceae. Помимо этого, в составе аэробно-анаэробных ассоциаций определялись также: Staphylococcus aureus, S. capitis (гемолитический), S. hyicus (гемолитический), S. xylosis, Streptococcus agalactiae (гемолитический), Mobiluncus, E. coli, Propionbacterium, Fusobacterium.

В составе аэробно-аэробных ассоциаций наиболее часто определялись Enterococcus (60%), в 30% случаев - Staphylococcus epidermidis (гемолитический), в 20% - Candida albicans, E. coli (с гемолитическими свойствами), Enterobacteriaceae (с гемолитическими свойствами), Staphylococcus hyicus (гемолитический). Кроме этого в составе аэробно аэробных ассоциаций встречались: Staphylococcus hominis (гемолитический), S. xylosis (гемолитический), Streptococcus agalactiae (гемолитический) и Corynebacterium.

Gardnerella vaginalis определялась наиболее часто (75%) и в составе анаэробно-анаэробных ассоциаций. Кроме этого, в 62,5% случаев – встречались Bacteroides, в 50% - Mobiluncus, в 25% - Leptotrichia buccalis и в 12,5% - Propionbacterium и Actinomyces. Только у 5,1% пациенток был обнаружен гонококк. Следует отметить, что в большинстве случаев заболевание развилось на фоне дисбиотических состояний (бактериального вагиноза или вагинального кандидоза), что может служить косвенным свидетельством локального иммунодефицита и снижения колонизационной резистентности половой системы.

Следует отметить, что при острых ВЗОМТ наиболее часто (16,8%) в составе ассоциаций обнаруживались коагулазоотрицательные стафилококки (S. saprophyticus, S.

epidermidis, S. haemolyticus) и 4,7% составили коагулазоположительные стафилококки (S.

aureus). При остром процессе достоверно чаще (р=0,0001), чем при обострении хронического, обнаруживалась P. aeruginosa. При обострении хронических ВЗОМТ наиболее часто в составе ассоциаций микроорганизмов обнаруживались энтеробактерии, из которых наиболее часто (в 71,8% случаев) встречалась E. сoli. Только лишь при острых процессах определись такие микроорганизмы как Proteus rettgeri и Mobiluncus, в то же время только лишь при обострении хронических воспалительных заболеваний были обнаружены Klebsiella pneumoniae subsp. pneumoniae, Klebsiella pneumoniae subsp. ozaenae и актиномицеты, тогда как аиболее значимыми представителями микробных ассоциаций в случае развития деструктивного процесса оказались: наличие в составе микробных ассоциаций при проведении бактериологического исследования Propionibacterium и Bacteroides fragilis, а также обнаружение гонококков в мазках из цервикального канала.

Среди причин, способствующих возникновению и развитию ВЗОМТ, лидирует использование ВМС – 33,3% всех случаев;

29,6% пациенток – связывали начало заболевания с переохлаждением или перенесенным острым респираторным заболеванием;

у 22,2% - заболевание возникло после овуляции или менструации и у 1,9% - после начала половой жизни. У большинства (35,3%) из пациенток с острыми ВЗОМТ заболевание возникло в течение первого месяца после прерывания беременности;

24,5% пациенток связывали его начало с переохлаждением;

у 17,6% – ВЗОМТ дебютировало после овуляции или менструации;

у 11,2% – после введения ВМС и у 5,9% – после начала половой жизни.

Большинство пациенток с обострением хронических ВЗОМТ (37,5%) связывали обострение воспалительного процесса с переохлаждением;

у 33,3% – причиной явилось использование ВМС;

у 25% – после овуляции или менструации и у 4,2% – после прерывания беременности.

В группе больных с деструктивными формами, потребовавшими проведения оперативного лечения, наиболее часто (62,5%) этиологическим фактором явилось длительное использование ВМС;

у 23,1% – развилось после менструации и 15,4% – связывали начало с переохлаждением.

Наиболее значимыми критериями развития деструктивного процесса при ВЗОМТ, помимо наличия в составе микробных ассоциаций при проведении бактериологического исследования Propionibacterium и Bacteroides fragilis, а также обнаружение гонококков в мазках из цервикального канала, оказались следующие признаки:: наличие инфильтрата в малом тазу при проведении влагалищного исследования;


использование внутриматочной контрацепции;

возраст пациентки старше 35 лет;

увеличение содержания палочкоядерных нейтрофилов и ускоренная СОЭ, а также увеличение содержания антиовариальных антител (АОА), при одновременном снижении активноти сукцинатдегидрогеназы лимфоцитов (СДГЛ) и показателей общего белка. Тогда как факторами уменьшающими риск развития деструктивного процесса при ВЗОМТ оказались: наличие аэробных бактерий при проведении бактериологического исследования, микробные ассоциации без стафиллококов и коринебактерий, а также использования с целью контрацепции барьерных методов или комбинированных оральных контрацептивов.

Наличие указанных клинических признаков деструкции у пациенток с нереализованной репродуктивной функцией при отсутствии эффекта от консервативной терапии в течение 12-48 часов, является показанием для проведения лечебно диагностической лапароскопии.

Систематический обзор обсервационных исследований и рандомизированные контролируемые исследования показали, что режим антибактериальной терапии (амоксициллин/клавуланата перентерально + доксициклин перорально) достигает наиболее высокой частоты клинического и микробиологического излечения при терапии ВЗОМТ [Адамян Л.В., и соавт., 2006]. Эффективность микробиологического излечения амоксициллин/клавуланата для B. fragilis равняется 94,6%, для P. anaerobius 84,3%, и 100% для остальных видов анаэробных микроорганизмов. Следовательно, указанная комбинация может быть комбинацией первого выбора при проведении эмпирической антибактериальной терапии ВЗОМТ в настоящее время.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что наиболее частыми возбудителями современных ВЗОМТ являются условно-патогенные микроорганизмы.

Именно такие заболевания отличаются затяжным рецидивирующим течением и в большинстве случаев длительное время протекают стерто. При этом длительная персистенция бактериального агента в очаге воспаления способствует снижению иммунологической реактивности макроорганизма. В таких случаях воспаление вызывает выраженную реакцию тканей, сопровождающуюся повреждением эпителия, деструкцией и дисплазией, все это играет существенную роль в формировании тубоовариальных гнойных образований.

Молодым пациенткам в возрасте от 18 до 25 лет с острым воспалительным процессом и явлениями пельвиоперитонита, при отсутствии эффекта от консервативной терапии в течение 12-48 часов, была проведена лечебно-диагностическая лапароскопия с аспирацией патологического выпота, сальпинголизисом и овариолизисом, а также санация и дренирование брюшной полости. Указанная терапия была проведена 20 молодым пациенткам с гнойным сальпигитом и пельвиопериттонитом, которые поступили в стационар в первые трое суток от начала заболевания. По данным УЗИ у всех 20 пациенток в малом тазу отсутствовали объемные образования, и определялось скопление «свободной»

жидкости в прямокишечно-маточном углублении.

При проведении лечебно-диагностической лапароскопии у 16 из этих больных был обнаружен гнойный сальпингит в сочетании с пельвиоперитонитом и у 4 – пиосальпинкс.

Визуально наблюдались утолщенные, гиперемированные и отечные маточные трубы со свободными фимбриями. При этом из ампулярного отдела маточных труб изливался гной. В 10 наблюдениях был выявлен спаечный процесс маточных труб с поверхностью яичника, телом матки или с широкими маточными связками. Спайки имели рыхлый характер и легко разъединялись, что свидетельствовало о свежем остром воспалительном процессе.

Клиническое выздоровление наступило у всех 20 больных. Средняя продолжительность лечения составила 15,1±1,4 дня. На протяжении последующего года после проведенного стационарного лечения все 20 пациенток, которым была проведена лечебно-диагностическая лапароскопия, чувствовали себя удовлетворительно и считали себя практически здоровыми.

Медико-социальная эффективность новой модели.

При курации женщин по разработанной схеме случаев перехода острого воспалительного процесса в хронический не наблюдалось. Разработанная тактика лечения оказалась эффективнее традиционной терапии сальпингоофоритов. В частности, полное выздоровление при использовании разработанной тактики составило 91,8%, что было достоверно выше, чем при традиционных методах (57,3%). В 33,8% случаев после проведенной терапии было констатировано восстановление репродуктивной функции.

Работа полностью согласуется с концепцией демографического развития Российской Федерации до 2015 года и с национальным проектом «Здоровье».

Практическая значимость работы. Определение современных этиологических факторов ВЗОМТ на региональном уровне, позволяет оптимизировать тактику антибактериальной терапии путем разработки клинических протоколов, исходя из полученных результатов.

По материалам работы опубликовано 10 печатных работ, в том числе 4 – в рецензируемых журналах и 1 – в международной печати.

Перспективы. Разработанная программа терапии больных с воспалительными заболеваниями органов малого таза, предусматривающая этиотропность, региональные особенности и прогнозирование деструктивных осложнений позволяет существенно улучшить результаты лечения ВЗОМТ на региональном уровне и предупредить возможность их перехода в хронические формы.

Филатов Е.В.

РАЗВИТИЕ ТРОФИЧЕСКИХ НАРУШЕНИЙ У ПАЦИЕНТОВ С ТРАВМАТИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СПИННОГО МОЗГА.

МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ.

ЛЕЧЕНИЕ И РЕАБИЛИТАЦИЯ БОЛЬНЫХ С ТБСМ ФГУ «Новокузнецкий научно-практический центр медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов ФМБА России», г Новокузнецк Травматическая болезнь спинного мозга (ТБСМ) сопровождается большим количеством осложнений, в том числе образованием пролежневых ран. По данным различных авторов, пролежни встречаются с частотой от 28 % до 90 % случаев и являются одним из основных факторов, препятствующих проведению реабилитационных мероприятий. Развитие пролежневого сепсиса в наиболее тяжелых случаях является одной из основных причин смерти пациентов в отдалённые сроки после спинальной травмы.

Немаловажным фактором являются высокие финансовые затраты на лечение пролежней, которые составляют четвертую часть от общей суммы затрат лечения больных с ТБСМ.

Вместе с тем, в современных условиях врач и пациент поставлены перед выбором, консервативными или хирургическими методами осуществлять лечение пролежневых ран, так как сроки лечения ограничены, а хирургическое лечение исключает двигательную активность пациента от нескольких недель до месяцев. Следовательно, если оперативное лечение пролежней не будет эффективным, то возможности консервативного лечения также не будут использованы полностью. С другой стороны, если хирургическое лечение позволит сократить сроки заживления пролежневых ран, то эффективность последующей двигательной реабилитации и социальной адаптации также возрастёт.

Таким образом, необходим дифференцированный подход к планируемым лечебно реабилитационным мероприятиям, чёткая алгоритмизация процесса лечения и реабилитации пациентов с пролежнями при ТБСМ. Актуальна задача стандартизации подходов к лечению и профилактике пролежневых ран на различных этапах заболевания.

Алгоритмизация и стандартизация лечебно-реабилитационных мероприятий требует дальнейшего изучения эффективности различных методов лечения, как консервативного, так и оперативного лечения пролежневых ран и последующей двигательной реабилитации.

Цель работы – совершенствование тактики хирургического, консервативного лечения пролежневых ран и последующей реабилитации больных с ТБСМ на основе исследования медико-социальной характеристики пациентов с последствиями позвоночно спинномозговой травмы, ее значения в развитии пролежней.

Объектом клинического изучения являлись все пациенты с ТБСМ, поступившие в отделение в 2002-2004 гг. (1271 человек). Эффективность оперативного лечения оценивалась на протяжении последующих 5 лет, проанализированы истории болезни больных (после пластики пролежневых ран) включительно по 2009 г.

Для изучения медико-социальных факторов, влияющих на образование пролежневых ран, проведено анкетирование больных с ТБСМ в порядке очередности их поступления в отделение в 2007 г. Количество пациентов доведено до 100 человек для простоты статистической обработки.

Исследование показателей артериолярного кровотока в области пролежневых ран было проведено у больных, поступивших на лечение в ФГУ «ННПЦ МСЭ и РИ ФМБА России» в 2007-2008 гг., все пациенты были в позднем периоде ТБСМ с уровнем повреждения позвоночника не выше С5 позвонка с клиникой синдрома полного поперечного нарушения проводимости (СППНП) (20 человек), ограничений по полу, возрасту не было. Контрольное исследование было проведено у больных без неврологических нарушений (20 человек).

При изучении гендерных различий в отношении к телу в изучаемую группу включены пациенты с ТБСМ (60 человек), поступившие на лечение в ФГУ «ННПЦ МСЭ и РИ ФМБА России» в 2009 г. в порядке очередности, ограничений по полу, возрасту и степени неврологических нарушений не проводилось.

Материалом исследования являлись истории болезни, результаты лабораторных исследований, анкетные данные, данные рентгенологических методов исследования пациентов, протоколы ЭМГ и ЯМРТ исследований для уточнения распространённости пролежней в популяции спинальных больных, а также изучения результатов лечения.

Методы исследования. Степень неврологических расстройств оценивалась по шкале ASIA.

Для оценки степени развития пролежней использовалась классификация Международного Комитета по политике здравоохранения и научным исследованиям – Agency for Health Care Policy and Research (1992).


Обследование пролежневых ран включало в себя определение глубины (степени) пролежневой раны, измерение площади раны, определения характера краёв пролежня и дна, характера экссудата. Кроме этого фиксировалось время прошедшее после травмы, длительность существования пролежневой раны, место появления пролежней (специализированное, неспециализированное медицинское учреждение, дома), локализация пролежней, а также оперировались ли ранее пролежневые раны и каковы результаты оперативного лечения. Эти данные позволяют более точно представить перспективы и тактику лечения.

Данные клинического обследования дополнялись методами функциональной диагностики и рентгенографией.

Для изучения видового состава, антибиотикорезистентности микробной флоры пролежней проводилось микробиологическое исследование пролежневых ран.

Исследование состояния кровотока в микрососудах (на артериолярном уровне) проводилось при помощи лазерного флоуметра BLF21 (Transonic, США).

Выполнение описательной статистики проводилось с вычислением средней арифметической (х), стандартной ошибки средней арифметической (m). Для оценки меры рассеяния использовалось среднее квадратическое отклонение. Для оценки достоверности различий в несвязанных группах наблюдений использовался критерий Вилкоксона-Манна Уитни. Данные опроса были подвергнуты статистической обработке: рассчитаны парные линейные коэффициенты корреляции Спирмана. Статистическую обработку полученных данных проводили с помощью пакета программ «Statistica 6».

Результаты и их обсуждение. За 2002-2004 гг. в отделении был 1271 случай госпитализации больных с ТБСМ. Среди поступивших пролежневые раны наблюдались у 247 (19,4 ± 1,1 %) больных. Мужчин было 201 (81,4 ± 2,5 %), женщин – 46 (18,6 ± 2,5 %).

Частота развития пролежневых ран у мужчин достоверно выше, чем у женщин (р 0,05).

Из 247 больных, поступивших в отделение с пролежневыми ранами, в 75,3 % случаев пролежневые дефекты появились в период первичной госпитализации.

Среди 100 анкетированных больных, поступивших в отделение в 2007 году, анамнестически подтверждают наличие пролежневых ран за период болезни 63,0 ± 9,7 % человек. Основная масса пациентов, имевших пролежневые раны, 93,7 ± 3,1 % оценивает их наличие, как ограничение в повседневной жизни – препятствие в общении с окружающими, невозможность полноценной дальнейшей реабилитации. Среди больных, столкнувшихся с проблемой пролежней, в 87,3 % случаев раны появились в период первичной госпитализации, в течение первого месяца после травмы раневые дефекты развились у 81, % больных.

Получены достоверные данные – социальный статус пациентов не влияет на факт появления и степень развития пролежней. На развитие пролежней при ТБСМ достоверно влияет наличие сочетанной травмы, кратность смены положения тела, метод отведения мочи. Отмечено, что госпитализация пациентов в специализированное отделение сразу после травмы снижает риск образования пролежней.

Достоверно чаще трофические нарушения развиваются у мужчин. В позднем периоде ТБСМ пролежневые раны у женщин достоверно возникают реже, чем у мужчин.

Следует отметить, что у женщин множественные раны развиваются реже, в повторных оперативных вмешательствах по поводу пролежневых ран женщины также нуждаются реже. В связи с полученными данными работа была дополнена проспективным исследованием по изучению гендерных отличий в отношении к своему телу больных с ТБСМ.

Изучение отношения к телу и ухода за ним пациентов (N=60) после тяжёлой позвоночно-спинномозговой травмы показало, что респонденты, которые воспринимают все тело, как единое целое, внимательно прислушиваются к ощущениям в теле ниже уровня поражения и внимательно ухаживают за ним. Такое отношение к телу более характерно для женщин. При расчете парных линейных коэффициентов корреляции Спирмана выявлялась достоверная значимая корреляция – мужчины после позвоночно-спинномозговой травмы ощущают парализованные части тела как отдельные, меньше чем женщины прислушиваются к ощущениям в теле ниже уровня поражения, менее тщательно ухаживают за своим телом.

При повреждении в ШОП пролежни встречаются достоверно чаще, чем бурситы.

При сравнении других уровней повреждения позвоночника достоверных различий в развитии пролежней или бурситов-пролежней не выявлено.

В крестцовой области пролежневые раны чаще появляются в ближайшее время после травмы, в седалищных областях в позднем периоде ТБСМ.

Среди больных (N=247), имевших пролежневые раны, пролежни встречаются достоверно чаще, чем бурситы-пролежни. В крестцовой области достоверно чаще образуются пролежни. В вертельных областях достоверно чаще наблюдались бурситы пролежни. В седалищных областях достоверно чаще встречались бурситы-пролежни. При наличии пролежневых ран в других областях достоверно чаще наблюдались пролежни. При множественной локализации пролежневых ран достоверно чаще встречались пролежни.

Результатами исследования установлено что, чем ниже уровень повреждения позвоночника, тем более высока вероятность вовлечения в пролежневый процесс подлежащих мышечных и костных образований.

Нами не подтверждено, что на развитие пролежневых ран влияет уровень повреждения позвоночника, в то же время получены достоверные данные о более частой встречаемости трофических нарушений при неврологическом дефиците типа «А» не зависимо от уровня повреждения позвоночника и спинного мозга. В проведенном исследовании не выявлено, что наличие пролежневых ран связано со степенью анатомических повреждений позвоночника и спинного мозга (данные рентгендиагностики, КТ, ЯМРТ).

В исследовании не получено достоверных данных о том, что площадь пролежневых ран зависит от уровня повреждения спинного мозга, степени неврологического дефицита, возраста и пола больных. Следует отметить, что количество больных, имеющих небольшие пролежневые раны, с течением времени достоверно уменьшается (т.е. имеется тенденция к заживлению ран такой площади), в тоже время возрастает количество пациентов с раневыми дефектами площадью более 100 см2.

Следует отметить, что более глубокие пролежневые дефекты чаще встречаются при СППНП по спинному мозгу, а так же в позднем периоде ТБСМ. При увеличении сроков существования пролежневых ран имеется тенденция к уменьшению количества больных с пролежневыми дефектами I и II стадий и возрастанию количества пациентов с ранами III и IV стадий. У пациентов с пролежневыми ранами III, IV стадий превалирует оперативный метод лечения.

В проведенном исследовании, при расчете критерия Вилкоксона-Манна-Уитни, не получено достоверных данных о том, что наличие неврологических нарушений влияет на показатели микроциркуляции в анатомических областях, типичных для локализации пролежневых ран.

Из полученных данных установлено, что чем длительнее пролежневый анамнез, тем выше необходимость проведения оперативных методов лечения пролежневых ран.

Основным методом оперативного лечения является пластика раневого дефекта местными тканями. Из 247 больных оперативное лечение пролежневых ран проведено 104 (42,1 ± 3, %) пациентам, из них заживление ран отмечено у 97 (93,3 ± 2,5 %) человек. Получены достоверные данные о том, что наиболее благоприятен исход оперативного лечения пролежневых ран с длительностью их существования от 3 месяцев до 1 года. Высока вероятность рецидива пролежневых ран и возможного вторичного их заживления при сроках существования раневых дефектов менее 3 месяцев и более 1 года. При использовании пластики раневых дефектов местными тканями достоверно чаще первично заживают бурситы-пролежни, пролежни реже. В работе не выявлено достоверных различий в эффективности оперативного лечения в зависимости от глубины пролежневых ран – процентное соотношение количества неудовлетворительных результатов примерно одинаково во всех группах, можно предположить, что полноценная санация очага воспаления позволяет добиться заживления пролежневой раны независимо от глубины повреждения подлежащих тканей.

При оперативном лечении экссудация под лоскут достоверно чаще наблюдается при бурситах-пролежнях, а также при наличии спастического синдрома. Следует отметить, что рецидивы пролежневых ран ни в одном случае не были связаны с экссудацией в области операционной раны.

Выявлено, что при консервативном лечении наиболее эффективно заживают пролежни I, II стадий с площадью раневого дефекта до 10 см2.

Все «чистые» операции, выполненные на фоне пролежневых ран, зажили первично, операции выполнялись по показаниям в соответствии с задачами реабилитации независимо от площади раны, в расчет принималась «чистота» раны и удаленность от места проведения операции.

Полученные данные говорят о том, что такие представители микрофлоры как Staphylococcus aureus (как правило, в монокультуре) и Pseudomonas aeruginosa встречались в большинстве результатов микробиологических исследований. Частота случаев обнаружения ассоциаций микробной флоры у больных с пролежневыми ранами, появившихся в период первичной госпитализации, достоверно выше, чем у пациентов, столкнувшихся с проблемой пролежней в домашних условиях. В работе установлено, что частота случаев рецидива пролежневых ран после оперативного лечения статистически значимо выше в группе больных без результатов микробиологического обследования.

Из 1271 пациента с ТБСМ с клинической картиной синдрома системной воспалительной реакции (ССВР), сепсиса наблюдалось 9 (0,7 ± 0,2 %) больных, из них один (11,1 ± 10,5 %) больной умер. У 2 больных сепсис развился на фоне обострения уроинфекции и пролежни появились после развития септического состояния, у 7 человек причиной сепсиса были пролежневые раны. Причиной развития ССВР достоверно чаще являются пролежневые раны (р0,05).

В работе выявлено, что частота случаев протеинурии при снижении общего белка крови статистически значимо выше, чем частота случаев протеинурии при нормальных показателях общего белка крови.

Явления протеинурии негативно сказываются на заживлении ран при консервативном лечении.

После проведенного курса реабилитационных мероприятий и лечения пролежневых ран количество не мобильных пациентов уменьшается в основном за счет больных с повреждением ШОП. Следует отметить, что достоверно возрастает количество мобильных больных при консервативном лечении, оперативное же лечение, возможно из-за охранительного послеоперационного режима, снижает возможности двигательной реабилитации, направленной на восстановление локомоторных функций, и как следствие этого, количество способных передвигаться больных увеличивается незначительно. По результатам исследования можно отметить, что двигательная реабилитация в позднем периоде ТБСМ на фоне консервативного лечения пролежневых ран более эффективна, чем в промежуточном периоде ТБСМ. Проведенные исследования позволяют сделать вывод, что оперативное лечение пролежневых ран более эффективно (полноценное заживление, сроки лечения), чем консервативное.

Заключение. Таким образом, основное число пролежневых ран возникает в стационаре в течение первого месяца после травмы 75,3-81,0 %, чаще встречается у пациентов с наличием сочетанной травмы 66,0 %, зависит от кратности смены положения тела и методов отведения мочи. Социальный статус пациентов не влияет на появление и степень развития пролежней;

на развитие пролежней также не оказывают влияния уровень и выраженность анатомических повреждений позвоночника и спинного мозга. Появление и степень развития пролежней зависит от тяжести неврологических нарушений, в тоже время площадь пролежневых дефектов не связана со степенью неврологического дефицита.

Госпитализация пациентов в специализированное отделение сразу после травмы снижает риск образования пролежней. Для снижения риска образования пролежневых дефектов у пациентов в позднем периоде травматической болезни спинного мозга необходимо работать по формированию неспецифической чувствительности от частей тела ниже уровня поражения. Наличие пролежневых ран не является препятствием для проведения реабилитационных мероприятий и восстановления локомоторных навыков. Оперативный метод лечения пролежневых ран более эффективен, чем консервативные способы лечения, но снижает возможности двигательной реабилитации.

Чеченин Г.И., Жилина Н.М.

ФОРМИРОВАНИЕ И АНАЛИЗ БАЗ ДАННЫХ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ В ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОДДЕРЖКЕ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРИНЯТИИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ГОУ ДПО «Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей Росздрава», г. Новокузнецк МУ «Кустовой медицинский информационно-аналитический центр», г. Новокузнецк Актуальность. О том, что информатизация - один из важнейших путей повышения эффективности деятельности и функционирования любой отрасли и подсистемы жизнеобеспечения, в том числе охраны здоровья населения, говорится много, на всех уровнях, на протяжении более полувека. Здравоохранение, как ни одна другая отрасль, нуждается в самых современных информационных технологиях, поскольку ни одна другая отрасль не собирает и не использует таких больших объемов социально значимых информационных ресурсов.

Современные технологии позволяют не только выполнять разнообразный набор аналитических функций, но и сделать доступным использование таких средств для специалистов, руководителей и исследователей. Однако, эффективность использования информационных ресурсов остается невысокой. Причин тому предостаточно. Это:

оснащенность маломощными ПК, отсутствие системной проработки при создании информационных систем, низкая компьютерная грамотность пользователей, и, пожалуй, самая главная причина - отсутствие взаимодействия, проектировщиков, науки и практики.

Существенный вклад вносят и другие проблемы.

Одной из основных проблем, возникающих в деятельности научного исследователя – это доступ и получение информации. Любой научный процесс порождает огромные объемы данных, и работать с ними становится все сложнее, по мере того, как гигабайты данных превращаются в терабайты т.п. Требуются новые инструментальные средства и алгоритмы для анализа этих данных. Не менее важной проблемой является интеграция медико статистической информации из разных БД и её актуализация.

Вопросы «Что хранить?», «Как хранить?» остаются самыми существенными: без ответа на них все остальные проблемы в работе с информацией теряют актуальность.

Основная проблема, связанная с построением теории информационных систем, — отсутствие единой теории, связывающей воедино данные, информацию и знание. Имеется множество подходов к понятию «информация» с философских или кибернетических позиций, включая так называемую, «техническую» теорию информации, которую следовало бы называть «теорией передачи и хранения данных». Можно обнаружить десятки и сотни, порой, противоречащих друг другу, определений того, что является информацией или знанием.

Информационная система должна оперировать не непосредственно с документами (т.е. целостными информационными объектами, которые описывают, представляют, отображают или моделируют некоторые сущности реального мира), а с их поисковыми образами - данными, но не с информацией, которая понимается здесь, как семантика данных. Данные представляют информационную ценность лишь тогда, когда они связаны с другими данными.

Поэтому научное обоснование, разработка методологии и методических подходов, принципов создания информационного обеспечения на основе распределенных баз данных и их апробация являются весьма актуальными и имеют научное и практическое значение.

Целью настоящего исследования явилось - обоснование целесообразности формирования баз данных, о системах, процессах и явлениях, обеспечивающих информационную поддержку научных исследований и принятие управленческих решений на основе межведомственного информационного взаимодействия и применения современных математических методов, направленных на повышение доступности и качества медицинской помощи.

Задачи исследования:

1. Провести анализ ранее применяемых принципов и методических подходов к созданию информационных систем, на примере АСУ «Горздрав», т.е. - оценка прошлого опыта.

2. Дать оценку функционирования существующих информационных систем и баз данных, обобщить накопленный опыт создания и использования БД.

3. Обосновать принципы повышения эффективности использования БД в информационных системах и наметить пути развития данного направления.

Материалы и методы исследования В качестве исходного материала были использованы:

- технические и рабочие проекты на АСУ «Горздрав» и информационные системы;

- тринадцать многолетних электронных информационных баз данных в АСУ «Здоровье»;

- результаты диссертационных исследований (более 40 докторских и кандидатских диссертаций), в которых обосновывались методы и принципы создания, использования и поддержания БД в актуальном состоянии, а также диссертационные исследования, в которых использовались информация и накопленные данные для исследования:

- СУБД и пакеты прикладных программ.

Методы: системный анализ, исторический, клинико-экономический анализ, метод экспертных оценок, графический, метод эмпирического моделирования, эпидемиологический, социально-гигиенический, статистические и другие методы, объединенные методологией системного похода.

Технология исследования включала: постановку задачи, системный анализ электронных баз данных их взаимоувязку, оценку результатов функционирования, обобщение, построение логико-содержательной оптимизационной модели информационного обеспечения на основе распределенных баз данных.

Научная новизна данной работы. Заключается в следующем:

- создана концепция межведомственной информационно-управляющей системы охраны здоровья населения крупного промышленного центра, которая может быть основанием для систем других объектов и иерархических уровней;

- сформулированы и обоснованы принципы и разработана оригинальная информационная модель системы управления СОЗ на основе электронных взаимосвязанных баз данных;

- разработан алгоритм формирования баз знания и управляющих решений на основе методов СППР;

- научно обоснованы методики идентификации персонифицированных БД и создания идентификатора, преобразование медико-статистических данных для обработки в СБД и ППП;

- разработана методика формализованного анализа медико-статистических данных и результатов социально-гигиенических исследований;

- проведена модификация методов интеграции частных показателей и применение их в межотраслевых и многоуровневых системах для унифицированного агрегирования;

- обоснована целесообразность создания единой корпоративной медицинской вычислительной сети;

- обоснованы способы решения задач многокритериального выбора в условиях наличия ограничений;

- составлен каталог проблем и оформлен структурный граф повышения эффективности работы проектировщика информационных систем и АСУ, преподавателя, эксперта – специалиста;

- разработана оригинальная методика определения потребности населения в основных видах медицинской помощи на основе БД и формирования государственного, муниципального заказов;

- выявлены причинно-следственные связи общественного здоровья и среды обитания;

- получены новые знания о распространенности и структуры заболеваний, вносящих основной вклад в потери жизненного и трудового потенциалов.

Практическая значимость:

- АСУ «Горздрав» и информационные системы внедрены и функционируют в здравоохранении, в межведомственной системе охраны здоровья населения города Новокузнецка, а также за пределами города и области;



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.