авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ КУЗБАССКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ВЕСТНИК КУЗБАССКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА ...»

-- [ Страница 6 ] --

Материал и методы. В исследование было включено 55 пациентов с мономорфными ЖЭ как коронарного, так и некоронарного генеза. Пациенты рандомизированы на две группы. В группу I вошло 27 (49%) пациентов, у которых при проведении РЧА врач не был информирован об измеренной глубине повреждения. В группу II включено 28 (51%) пациентов, которым РЧА проводилась с нанесением полученных данных о глубине повреждения на электроанатомическую карту. В этой группе продолжительность каждой аппликации зависела от полученных данных о глубине повреждения, и топография аппликаций подбиралась таким образом, чтобы зона повреждения была гомогенной и компактной, а глубина ее составляла не менее 5 мм.

Средняя продолжительность наблюдения за пациентами составила 12±5,2 мес.

Результаты. Отмечены различия между группами I и II в количестве аппликаций (14±3 против 8±3, р=0,038), продолжительности аппликации (50±12 с против 82±18 с, р=0,028) и общей продолжительности РЧ воздействия (711±37 с против 648±51 с, р=0,019).

Отмечена четкая статистически значимая зависимость объема повреждения миокарда по данным вышеназванного алгоритма и концентрацией в плазме крови сердечного белка, связывающего жирные кислоты (рис.).

Отдаленная эффективность в группе I составила 76,9%, в группе II – 100% (р=0,022).

Все пациенты из группы I с рецидивами ЖЭ были подвергнуты повторному вмешательству, во время которого хирургу предоставлялись данные, полученные во время первичной процедуры с нанесенными на них данными об объеме повреждения. Во всех случаях была отмечена негомогенность повреждения и недостаточная его глубина. После повторной процедуры, выполненной под контролем объема повреждения, отдаленная эффективность в группе I составила 100%.

Особенно важен тот факт, что все случаи рецидивов приходятся именно на отдаленные сроки, причем во всех случаях локализация эктопического очага была той же самой, что при первичном ЭФИ. Иными словами, очевидно, что они связаны не с хирургической техникой или возникновением новых аритмогенных фокусов, а именно с прогрессированием патологического процесса в миокарде той же самой зоны, где имел место первичный процесс. Этот факт позволяет поставить под сомнение корректность выделения так называемых идиопатических желудочковых аритмий. До настоящего времени мы были склонны трактовать данное явление как абортивно протекающие случаи аритмогенной дисплазии.

Однако относительно недавно группа авторов из ФГУ «Федеральный центр сердца, крови и эндокринологии им. В.А. Алмазова» (Р.Б. Татарский с соавт., 2009) сообщила о 22 пациентах, которым выполнялась радиочастотная аблация по поводу так называемых идиопатических желудочковых нарушений ритма одновременно с эндомиокардиальной биопсией миокарда аритмогенной зоны, определенной по данным электроанатомического картирования. Авторами были получены следующие микроморфологические данные: миокардитический кардиосклероз – 8 пациентов, хронический миокардит – 7 пациентов, аритмогенная дисплазия – 4 пациента, острый миокардит – 3 пациента. Ни в одном случае предварительные неинвазивные методики, в том числе магнитно-резонансная томография, не позволили заподозрить наличие морфологического субстрата аритмии.

Выводы: 1. РЧА желудочковых эктопий с использованием алгоритма определения глубины повреждения эффективнее, чем обычный режим РЧА. 2. При РЧА ЖЭ следует добиваться гомогенного и компактного повреждения эктопического очага глубиной не менее 5 мм.

УДК 616.12 - 008.331.1 - Курина Н.Н.1, Веркошанская Э.М. ОЦЕНКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВЕЛОЭРГОМЕТРИИ У ПАЦИЕНТОВ С ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ РЕАКЦИЕЙ АРТЕРИАЛЬНОГО ДАВЛЕНИЯ НА ФИЗИЧЕСКУЮ НАГРУЗКУ ФБЛПУ Клиническая больница № 1 ГУФСИН, г. Кемерово НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний СО РАМН, г. Кемерово Степень нагрузок современного человека в профессиональной деятельности предъявляет высокие требования к состоянию функциональных резервов организма и соматического здоровья.

Целью исследования явилось выявление особенностей физической работоспособности и функционального состояния сердечно-сосудистой системы пациентов с гипертонической реакцией артериального давления (АД) во время физической нагрузки по результатам велоэргометрии (ВЭМ).

Материал и методы. Обследовано 420 человек, в возрасте от 17 до 72 лет (средний возраст 37,4±0,05 лет). Пациенты разделены на 3 группы по типу реакции АД во время физической нагрузки. I группа (n=345) представлена лицами с нормотоническим типом реакции АД, средний возраст 36,33±0,59 лет, рост 173,06±0,49 см, вес 75,12±0,7 кг, индекс массы тела (ИМТ) 25,05±0,2. II группа (n=32) – пациенты с промежуточным типом реакции АД, средний возраст 40,91±1,5 лет, рост 174±1,41 см, вес 82,47±2,41 кг, ИМТ 27,16±0,6. III группа (n=43) – пациенты с гипертонической реакцией АД, средний возраст 43,65±1,62 лет, рост 173,12±0,98 см, вес 86,42±2,11 кг, ИМТ 28,86±0,69.

ВЭМ проводилась в режиме ступенчатой непрерывно-возрастающей нагрузки на велоэргометре «Cardiosoft» фирмы «Hellige» (Германия). В ходе ВЭМ оценивали: 1) толерантность к физической нагрузке (ТФН), 2) реакцию АД, 3) клинические и ЭКГ признаки ишемии миокарда.

Значения количественных признаков приведены в тексте в виде M±m, где M – среднее выборочное, m – ошибка средней. Проверка нормальности распределения производилась с использованием критерия Колмогорова-Смирнова и Хи-квадрата, проверка гипотез о равенстве генеральных дисперсий осуществлялась с помощью критерия Фишера.

Сравнение групп осуществлялось с помощью U-критерия Манна-Уитни. Критический уровень значимости «p» принимался равным 0,05.

Результаты. Пациенты II и III групп были значимо старше (p=0.0435, p=0.0003) обследованных лиц I группы, характеризовались более высокой массой тела (p=0.0055, p=0.0000) и ИМТ (p=0.0183, p=0.0000). Показатели ЧСС в покое и ТФН в представленных группах не различались. При этом, ЧСС на высоте физической нагрузки в I группе (151,74±0,69 уд/мин) значимо превышала этот показатель во II (145,69±2,27 уд/мин, p=0.0215) и в III (140,21±1,74уд/мин, p=0.0000) группах за счет более высокого прироста ЧСС во время выполнения теста, который в I группе составил 68,1±0,71уд/мин, во II – 59,13±2,25уд/мин (p=0.0003), в III – 53,09±1,73уд/мин (p=0.0000).

Значимо ниже (p=0.0000) были все показатели АД у лиц I группы, в сравнении с III группой. Перед началом теста они составляли: в I группе САД/ДАД – 120,79±0,63/ 79,25±0,47 мм рт.ст., в III группе САД/ДАД – 136,05±2,42/88,02±1,79 мм рт.ст. На высоте выполняемой нагрузки соответственно: САД/ДАД – 165,12±0,97/94,17±0,56 мм рт.ст. (I группа), САД/ДАД – 202,98±3,05/113,95±3,03 мм рт.ст. (III группа). На пятой минуте восстановительного периода: САД/ДАД – 120,12±0,82/76,43±0,52 мм рт.ст. в I группе, САД/ДАД 136,71±2,31/86,97±1,97 мм рт.ст. в III группе.

В то же время, только САД и ДАД на высоте нагрузки у лиц I группы значимо (p=0.0000, p=0.0057) отличались от соответствующих показателей во II группе (где САД/ДАД – 191,41±2,92/100,31±2,08 мм рт.ст.).

Между пациентами II и III групп значимых различий возраста, роста, веса, ИМТ не выявлено. В то же время, все показатели АД значимо ниже были во II группе. Так, в покое САД/ДАД во II группе составило 124,22±2,1/82,15±1,62 мм рт.ст., в III группе САД/ДАД – 136,05±2,42/88,02±1,79 мм рт.ст (p=0.0006, p=0.0377). При нагрузке во II группе САД/ДАД – 191,41±2,92/100,31±2,08 мм рт.ст., в III группе САД/ДАД – 202,98±3,05/113,95±3,03 мм рт.ст. (p=0.0048, p=0.0000). На пятой минуте восстановления: САД/ДАД – 127±3,53/79,83±1,88 мм рт.ст. (во II группе), САД/ДАД – 136,71±2,31/86,97±1,97 мм рт.ст.

(p=0.0115, p=0.0242) в III группе.

Должную максимальную ЧСС нагрузки достигли в I группе 253 человек (73,3%), во II группе 22 человека (68,7%) и 19 человек (44,2%) в III группе. Проба была прекращена в связи с развитием ишемических изменений ЭКГ в 7,5% случаев (26 человек) в I и в 3,1% случаев (1 человек) во II группе, в III группе положительных результатов теста зарегистрировано не было.

Вывод. Таким образом, в результате статистической обработки результатов нагрузочного теста у 420 человек, было отмечено, что пациенты с гипертонической реакцией АД на физическую нагрузку были старше по возрасту, характеризовались более высоким весом, ИМТ, чем лица с нормотонической реакцией АД. Однако в этой группе регистрировался меньший прирост ЧСС на нагрузку, реже достигалась субмаксимальная ЧСС во время проведения теста, реже регистрировались ишемические изменения ЭКГ при сопоставимых показателях ТФН и времени выполнения теста.

УДК 616.314-08: Лакота Я.А., Никушова Е.С.

ВЛИЯНИЕ РЕКЛАМЫ НА ВЫБОР ПАЦИЕНТАМИ СТОМАТОЛОГИЧЕСКИХ УСЛУГ ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия», г. Кемерово Актуальность. До недавнего времени стоматологические организации уступали фирмам производителям по интенсивности использования маркетинга. Частные стоматологические кабинеты очень малы и считают маркетинг слишком дорогим. Услуги муниципальных стоматологических ЛПУ длительное время пользовались большим спросом и не нуждались в рекламе. В настоящее время, любое стоматологическое учреждение заинтересовано в полной нагрузке, и реклама призвана активизировать свои действия в условиях, когда число пациентов уменьшается. Основная функция рекламы - передача информации о товаре или услуге, знакомство с ним потенциальных покупателей, убеждение каждого в необходимости приобретения товара или услуги. Но от обычного информационного сообщения реклама отличается заинтересованностью в конечном результате. Это не просто изучение информации, а изучение с определенной, вполне конкретной целью: увеличение спроса на данный рекламируемый товар или услугу. В последнее время отмечается падение обращаемости населения за стоматологической помощью, как в государственные, так и в частные стоматологические клиники. С одной стороны, это может быть связано с низкой платежеспособностью населения, а с другой - с отсутствием грамотной и правильной рекламной политики, проводимой стоматологическими учреждениями.

Поскольку все виды рекламы направлены на стимулирование мотивации пациентов к обращаемости в стоматологические учреждения, они дают эффект лишь до момента, когда пациент впервые переступает порог клиники. Далее основным фактором, способствующим сохранению потока пациентов, является качество, оказанной в нем стоматологической помощи. Главные задачи рекламы в стоматологии таковы:

- информировать пациента о содержании предлагаемой услуги - мотивировать необходимость и полезность ее в целом и в определенном техническом исполнении - убедить в оправданности затрат - показать, какая фирма наилучшим образом удовлетворит эти потребности.

Цель исследования – анализ влияния рекламы на выбор пациентами стоматологических организаций различных форм собственности в г. Кемерово.

Материалы и методы. Проведено анкетирование 89 пациентов (18-64 лет), получающих стоматологическую помощь в частной клинике (47 анкет) и в муниципальном стоматологическом ЛПУ (42 анкеты). В анкетах были затронуты вопросы о причине выбора пациентами частной или муниципальной стоматологии, источнике информации о данном ЛПУ, а также респондентам было предложено высказать свое отношение к рекламе стоматологических учреждений, ее необходимости и эффективности.

Результаты. По данным исследования, основным источником информации для пациентов частной клиники явились знакомые (49%), факт проживания рядом с клиникой (30%), реклама(21%);

муниципальной организации – факт проживания рядом с ЛПУ (50%) и рекомендации знакомых (43%). Причиной выбора частной стоматологии в 45% случаев стало разочарование в стоматологической помощи государственного сектора, в 40% и 25% более удобный график работы и отсутствие очередности. Теле(радио)- и наружная реклама повлияла на выбор 16% опрошенных посетителей частных кабинетов, в то время как все пациенты муниципального ЛПУ отрицали факт знакомства с рекламой услуг выбранной поликлиники. Муниципальную стоматологию чаще выбирают из-за удобного месторасположения (36%), вследствие недоверия к частным клиникам (29%) и из-за возможности получения бесплатной помощи (19%). При этом качество лечения названо определяющим фактором выбора в 67% анкет муниципального ЛПУ и в 68% анкет пациентов частных структур. Имидж ЛПУ важен лишь для 8% посетителей частных клиник и 2% пациентов муниципальной сети (для них более важную роль играют низкие цены – 26%). Удобное место положения имеет значение только для 3% посетителей частной стоматологии и является определяющем при выборе для 9,5% опрошенных муниципального ЛПУ. Среди всех опрошенных, на рекламу услуг частной стоматологической клиники обращали внимание 75% пациентов. Из них 49% сталкивались с наружной рекламой (на щитах вдоль дорог и на торговых центрах), с теле- и радиорекламой – 11%, рекламу на транспорте видели 9%, информацию в печатных источниках - 6% опрошенных посетителей частной клиники, а 25% – вообще не сталкивались с рекламой. Считают, что реклама не нужна, т.к. никак не повлияла на их выбор, 53% и 50% пациентов частной и государственной стоматологии соответственно. Тем не менее, признается большая доступность телевизионной рекламной информации (по 36% анкет в частной и муниципальной стоматологии). 27% респондентов частной клиники считают достаточно эффективной наружную рекламу и информацию в печатных источниках (по 13%), а также рекламу на городском транспорте (11%). А лучшей рекламой, по мнению 13% и 43% пациентов частных и государственных ЛПУ соответственно, являются положительные отзывы знакомых.

Вывод. Таким образом, рекламная деятельность стоматологических организаций в условиях г. Кемерово не является определяющим фактором выбора их пациентами.

УДК 616-056.52-085. Лобыкина Е.Н.

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ОЦЕНКА ДИНАМИКИ МАССЫ ТЕЛА ПРИ ИНДИВИДУАЛЬНОМ И ГРУППОВОМ СПОСОБЕ ЛЕЧЕНИЯ ОЖИРЕНИЯ ГОУ ДПО «Государственный институт усовершенствования врачей», г. Новокузнецк Актуальность. Высокая распространенность избыточной массы тела и ожирения среди населения РФ и развитие многочисленных осложнений данного заболевания ставит перед врачами поиск наиболее эффективных методов лечения данной патологии. Была разработана программа «Комплексный способ лечения избыточной массы тела и ожирения (диетологический и психотерапевтический аспект)», при которой реализация диетологического и психотерапевтического аспектов была на всем этапе обучения и лечения пациентов. Программа была рассчитана на 15 групповых занятий в течение месяцев (12 встреч (1 раз в неделю) в течение 3-х месяцев и по 1 занятию в последующие 3 месяца). Каждая встреча состояла из 3 блоков (информационный, диетологический и психотерапевтический).

Была поставлена цель: оценить эффективность разработанной программы «Комплексный способ лечения избыточной массы тела и ожирения».

Материалы и методы исследования. Эффективность комплексной программы оценивали по динамике массы тела в течение 3-х лет. Весь период лечения был разделен на три этапа: I - снижение массы тела (первые 6 месяцев), II - стабилизация массы тела (с 6-го по 12-й месяц) и Ш -динамическое наблюдение пациентов (с 12-го по 36-й месяц). Избыточную массу тела и ожирение диагностировали по показателям индекса массы тела. Были сформированы 2 группы: 1 гр. - группового лечения (58 человек): среди них у 22,4% ожирение 1 ст., у 51,7% -ожирение 2 ст., у 15,5% - ожирение 3 ст., у 10,3%- избыточная масса тела (ИМТ). 2 группа индивидуального лечения (45 человек): среди них у 13,3% ожирение 1 ст., у 51,1% - ожирение 2 ст., у 22,2% - ожирение 3 ст., у 13,3% - ИМТ. Группа сравнения (3 группу) - это 73 пациентки эндокринного отделения №2 МЛПУ «ГКБ№1», которым для лечения ожирения была рекомендована немедикаментозная терапия (гипокалорийная диета с исключением богатых жирами и легкоусваеваемыми углеводами продуктов и умеренная физическая активность). В этой группе в 1,4% выявлено ожирение ст., в 26,0%-ожирение 2 ст., в 31,5% - ожирение 3 ст., в 41,1%- ИМТ.

Контрольное обследование осуществлялось через 1,3,6,12,36 месяцев, У пациентов основных (1-й и 2-й) групп вмешательства и группы сравнения (3-й) группы анализировались данные дневников питания, антропометрические данные, психоэмоциональное состояние, проводилось исследование метаболических показателей. В течение 3 лет осуществляли регулярные телефонные контакты. В повторном обследовании через 12 и 36 месяцев приняли участие все пациенты 1 и 2 группы (группа вмешательства). Из всех пациентов (73 человек) 3 группы (группа сравнения), через месяц продолжилось наблюдение только за 52 (71,2%) больными. Динамику веса определяли на основании телефонного опроса. Основная причина отказа от участия в исследовании - нежелание общения в связи с отсутствием снижения массы тела. По длительности болезни, наличию сопутствующих заболеваний и осложнений, формы ожирения, группы были сопоставимы между собой. Исходные различия между группами были статистически незначимы (р 0,05). Результаты лечения оценивали по количественным стандартам, рекомендованным ВОЗ. Снижение массы тела менее 5% от исходной оценивалось как недостаточный эффект, 5-10% - удовлетворительный и более 10% - как хороший.

Статистическая обработка при помощи пакета программ SPSS 14.0 (SPSS Lab., США) и Primer of Biostatistics 4.03. Для проверки нормальности распределения количественных признаков использовался критерий Колмогорова-Смирнова. Для количественных признаков общее межгрупповое различие оценивалось при помощи критерия Крускала – Уоллиса.

Парное межгрупповое сравнение показателей производилось по U-критерию Манна-Уитни, при количестве групп более 2 парное межгрупповое сравнение производилось по критерию Данна. При качественных признаках общее межгрупповое различие находилось по критерию c2. Различие значений долей в двух несвязанных выборках определялось по z критерию. Для оценивания результативности лечения (одна группа до и после лечения) применялся критерий Мак-Нимара. Критическое значение уровня значимости принималось равным 0,05.

Результаты исследования. В течение 3-х месяцев снижение массы тела в основных группах (1 и 2 группах) достоверно не отличалось между собой. На этапе поддержания массы тела за период с 3 по 12 месяц прослеживается несколько большее снижение веса в группе. В 3 группе рекомендованное после выписки из стационара лечение способствовало снижению веса через 1 и 3 месяца в среднем на 1,3 кг. На этапе поддержания веса – динамика веса в среднем менее 1 кг. Через 36 месяцев в 3 группе ни у кого не было выявлено снижение массы тела.

Из основных групп наблюдения не выбыл ни один человек. Из 3 группы на контрольное посещение через 6месяцев откликнулось 52 пациента (71,2%).

В 3 группе через 6 месяцев наблюдалось увеличение массы тела: через 6 месяцев прибавка массы тела на 0,46%, через 12 месяцев - на 1,52%, через 36 месяцев – на 3,6% от исходной массы тела. Случаев прибавки массы тела в основных группах (1 и 2 ) не наблюдалось.

Было отмечено, что через 1 месяц клинически значимого снижения массы тела (более 5% от исходной) достигли только 10,3% пациентов 1 группы и 8,9% пациентов группы. В 3 группе у всех пациентов наблюдался недостаточный эффект снижения массы тела (менее 5% от исходных показателей). При сравнительном анализе темпов снижения веса (с помощью критерия c2 с поправкой Йетса), было установлено, что при отсутствии статистически значимых различий через 1 месяц лечения между 1 и 2 группой (c2 =0,01, p=0,9299), между 1 и 3 группой различия были статистически значимы (c2 =3,86, p=0,0494).

Между 2 и 3 группой статистически значимых различий не наблюдалось (c2 =2,83, p=0,0922).

Через 6 месяцев в 1 группе эффект лечения отсутствовал (5%) у 10 человек (17,2%), а во 2 группе только у 3 пациентов (6,7%). Клинически значимый эффект снижения веса (более 5% от исходной ) был получен уже у 82,7% пациентов 1 группы, причем из них 8,6% имело хороший (т.е. более 10%) результат. Во 2 группе снижение массы тела более 5% имели уже 93,4% пациентов, среди которых у 17,8% отмечен хороший результат. В группе эффективность лечения всех пациентов была низкой. Достоверные различия через месяцев лечения между 1 и 2 группой не наблюдались (c2=3,935, p=0,140). Выявлены статистически значимые различия между 1 и 3 (c2 =76,352, p0,001) и между 2 и 3 группами (c2 =85,595, p0,001).

Как при групповом, так и при индивидуальном лечении на этапах снижения веса и начального этапа поддержания массы тела, получено клинически значимое снижение массы тела у 82,7% пациентов 1-й и 93,4% пациентов 2 группы.

Осмотр через 12 месяцев показал, что, несмотря на отсутствие активной поддержки со стороны врача диетолога и психотерапевта клинически значимое снижение массы тела имели 98,3% пациентов в 1-й и все пациенты во 2-й группе. При этом, среди них, 39,7% в группе и 52,3% пациентов 2-й группы имели хороший результат (снижение массы тела более 10%).

В связи с тем, что ожирение склонно к рецидивам, допускается увеличение массы тела в течение 2-х лет не более 3 кг от достигнутого в процессе лечения веса. Через месяцев после начала лечения только в 3,4% и 4,5% случаях (в 1 и 2 группах соответственно) снижение веса было менее 5%. Через 36 месяцев статистически достоверных различий лечения между 1-ой и 2-ой группой получено не было (c2=0,305, p=0,859). Между 1 и 3 группой (c2=102,273, p0,001), между 2 и 3 наблюдались статистически значимые различия (c2 =88,242, p0,001).

Таким образом, результаты лечения ожирения по разработанной программе показали, что через 3 месяца у половины пациентов (55,1% и 51,1% 1-й и 2 групп соответственно) выявлено клинически значимое снижения массы тела (5%). На этом этапе статистически значимых преимуществ между групповым и индивидуальным лечением выявлено не было. Через 6 месяцев после начала лечения клинически значимое снижение массы тела было выявлено уже у 82,7% пациентов 1-й и 93,4% пациентов 2 группы. Более высокая эффективность лечения по разработанной программе при групповом и индивидуальном лечении, удержание массы тела и через 36 месяцев от начала лечения позволяют рекомендовать использование данной программы, как при групповом, так и при индивидуальном способе лечения. Крайне низкая эффективность традиционного лечения ожирения среди пациентов 3 контрольной группы требует внедрения разработанной программы в практику ЛПУ.

УДК 616-036.86-057. Лопатина М.Д.

МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ – УЧАСТНИКОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ВВК ГУВД по Кемеровской области, г. Кемерово Актуальность проблемы. При выполнении служебных задач в особых условиях профессиональная деятельность сотрудников органов внутренних дел (ОВД) носит экстремальный характер. Особые условия профессиональной деятельности подразумевают выполнение оперативно-служебных и служебно-боевых задач в условиях высокой психологической нагрузки, когда возможны ущерб здоровью и риск для жизни. В особой степени это касается сотрудников, принимающих участие в контртеррористических мероприятиях в Северо-Кавказском регионе.

Психоэмоциональная нагрузка проявляется в снижении работоспособности, повышении утомляемости, аномальных личностных реакциях, девиантных формах поведения. В этой связи медико-психологическая реабилитация сотрудников ОВД является приоритетным направлением деятельности медико-санитарных частей ГУВД и Центров психологической диагностики Материалы и методы исследования. Проведено медицинское освидетельствование сотрудников лиц рядового и начальствующего состава ОВД В медицинском освидетельствовании принимали участие врачи-эксперты: терапевт, офтальмолог, невролог, хирург, отоларинголог, психиатр, специалисты центра психологической диагностики.

Использованы клинические, социально-гигиенические, статистические методы исследования.

Для выявления факторов риска возникновения психосоматических нарушений и формирования групп риска психической и социальной дезадаптации проведено анкетирование 402 сотрудников из числа участников боевых действий, побывавших под воздействием экстремальных стресс-факторов в условиях Северо-Кавказского региона и продолжающих службу в ОВД.

Результаты исследования. Освидетельствование лиц рядового и начальствующего состава ОВД за исследуемый период увеличилось на 42,55% (в 1,7 раза) – от 1765 человек в 2005 г. до 3072 человек в 2010 г. и составляло 28,27 % от общего числа прошедших ВВК.

В динамике установлено увеличение числа сотрудников, признанных годными к военной службе с незначительными ограничениями – от 16,09 до 21,58% и не годными к военной службе – от 1,53 до 2,18%, что обусловлено более молодым возрастом сотрудников, направляемых в командировку в Чеченскую республику.

В структуре заболеваний сотрудников, признанных годными к военной службе преобладали болезни костно-мышечной системы – 19,93%, болезни эндокринной системы – 18,99%, болезни глаза и его придаточного аппарата – 17,14%, болезни органов пищеварения – 13,50%, травмы и их последствия – 8, 27%.

По результатам психодиагностических осмотров после возвращения из служебных командировок у 27,52% осмотренных выявлены неспецифические и преморбидные изменения, у 5,72% - болезненные изменения.

Так, при оценке психоэмоционального состояния сотрудников 19,90% отмечали возбуждение, 4,73% - заторможенность, 6,72% - агрессивность, 11,44% - тревожность, 13,68%- раздражительность, 43,53% - эмоциональную лабильность (рис. 1).Жаловались на нарушение сна 13,68% сотрудников, 35,08% - на редкие головные боли, 1,00% - на регулярные головные боли. Отмечали снижение повседневной активности 31,34%, из них утром51,58% - утром, 11,58% - днем, 36,84% - вечером. Наряду с этим, 20,89% опрошенных отмечали повышение повседневной активности, 55,47% - оценивали ее как нормальную.

Испытывали ощущение усталости утром 13,43% сотрудников, днем – 11,19%, вечером – 75,35%. Все время испытывали напряженность 0,75% опрошенных, часто – 1,49%, иногда – 41,79%. Постоянные беспокойные мысли регистрировались у 1,74%, большую часть времени – 4,23%, время от времени – 19,90%. Очень сильный страх испытывали 0,25%, казалось что вот-вот может случиться что-то ужасное 3,73%, иногда – 23,63% сотрудников.

48, 43, 40 37,6 37, 36, 30 27, 23, 20, 19, 20 17, 15, 15, 13, 8, 3, 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 Рис. 1 – Распределение сотрудников-участников боевых действий по медико психологическим показателям, %:

1 - возбуждение;

2 - психоэмоциональная лабильность;

3 - раздражительность;

4 головная боль;

5 - нарушение сна;

6 – повседневная активность снижена;

7 – повседневная активность повышена;

8 - ощущение усталости утром;

9 - ощущение усталости днем;

10 испытывают напряженность;

11 - беспокойные мысли крутятся в голове;

12 - иногда испытывают страх, что может случиться что-то ужасное;

13 - иногда и редко испытывают бодрость;

14 - испытывают внутреннее напряжение или дрожь;

15 - неусидчивость, необходимость постоянно двигаться;

16 - внезапное чувство паники;

17 - меньше следят за своей внешностью;

18 - увлечения приносят меньше удовлетворения;

19 - не избегают конфликтов и затруднительных положений;

20 - часто вокруг все нереально;

21 беспокойные мысли перед сном;

22 - хуже работает рассудок;

23 - иногда и редко испытывают удовольствие от хорошей книги, радио- или телепрограммы;

24 - редко и не могут расслабиться;

25 - не способны рассмеяться и увидеть смешное.

Не могли с уверенностью отметить способность легко сесть и расслабиться 33,33% опрошенных, лишь изредка – 8,96%, совсем не могли – 1,99%. Лишь в очень малой степени могли увидеть в том или ином событии смешное и рассмеяться 12,94%, не уверены – 32,59%, совсем не способны – 4,73%. Испытывали внутреннее напряжение или дрожь иногда 27,11%, часто – 0,75%, очень часто 1,00%. Внезапное чувство паники регистрировали очень часто 0,25%, довольно часто – 1,00%, не так уж часто – 13,93%. Не старались избегать конфликтов и затруднительных ситуаций 15,42% сотрудников.

Обычно перед сном отмечали мысли, мешающие спать 8,46% опрошенных, 3,23% часто чувствовали, как будто все вокруг нереально, 5,47% - считали, что их рассудок работает хуже, чем всегда. Получали удовольствие от хорошей книги, радио телепрограммы иногда – 32,34%, редко – 2,49%, очень редко – 2,24% сотрудников.

Считали, что занятия и увлечения могут принести чувство удовлетворения не в такой степени, как раньше 8,71%, значительно меньше, чем обычно – 3,48%, совсем так не считали – 1,99% опрошенных.

Выводы. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что при оценке состояния здоровья сотрудников после командирования в Северо-Кавказский регион необходимо учитывать результаты психодиагностического обследования и исключать из числа здоровых лиц тех сотрудников, у которых установлены неспецифические и донозологические изменения для последующей индивидуальной медико-психологической реабилитации.

УДК 616.314-002-039.71: Лошакова Л.Ю., Волков А.Н.

ЛОКАЛЬНЫЕ ГЕННЫЕ СЕТИ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИЕ КАРИЕСРЕЗИСТЕНТНОСТЬ ЗУБОВ Центральная научно-исследовательская лаборатория ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия», г. Кемерово Актуальность. В настоящее время разработки, направленные на повышение эффективности профилактики кариеса зубов, зачастую носят эмпирический характер и не имеют строгой научной основы в силу недостаточности знаний о молекулярных основах наследственности человека. Существуют серьезные основания предполагать, что основу межиндивидуальных различий в возникновении и развитии кариеса зубов составляют не только средовые, но и генетические факторы, сочетание которых уникально для каждого человека.

Цель. Выявление группы генов, обеспечивающих сохранение целостности зубов, на основании уже имеющихся данных по этиологии, патогенезу и биохимии кариеса и определение степени изученности их роли в развитии кариеса зубов.

Материалы и методы. Информационный поиск с использованием печатных источников и возможностей Интернет-сайтов: база данных Национального центра биотехнологической информации (NCBI);

информационный портал международного проекта «Геном человека»;

справочное пособие «Геном, медицина и общество» и др.

Результаты. Одни из первых попыток сравнительного генетического анализа уровня кариеса были предприняты Bachrach F. H. и Young M. (1927) и Goldberg S. (1930) среди однополых близнецов, в результате которых был выявлен максимально различный уровень кариеса среди дизиготных близнецов, а минимальный – среди однояйцевых близнецов.

Статистически бльшую значимость генетического компонента в развитии восприимчивости к кариесу выявил Mansbridge J. N. (1959), исследовав 224 пары близнецов.

Bordoni N. и соавт. (1973) в своей работе подтвердили, что существует значимый генетический фактор в этиологии кариеса молочных зубов. Значительным достижением в понимании роли наследственности явилось изучение Boraas J. C. и соавт. (1988) заболеваемости кариесом среди близнецов, которые росли обособленно. Они выделили факторы, которые могут способствовать большему монозиготному подобию в случаях поражения зубов: слюна, ротовая флора, прорезывание зубов, морфология зубов, привычки питания и т. д. Хотя ранние исследования близнецов убедительно свидетельствовали о наличии генетического вклада в риск развития кариеса зубов, ни одно из них не предоставило доказательств связи с определенными хромосомами или генами. Hermesch C.

B. и соавт. (2000), а также Nariyama М. и соавт. (2004) идентифицировали хромосомы (1, 2, 7, 8 и 18), на которых расположены гены, ответственные за восприимчивость или резистентность к кариесу зубов.

В последнее десятилетие значительно расширилась информация о генах, участвующих в процессе формирования межклеточного матрикса эмали: их хромосомной локализации и связи с синдромами нарушения развития зуба. Наиболее интенсивные исследования проводятся в отношении полиморфизма генов белков эмали (амелогенина Х и Y (AMEL X и AMELY), энамелина (ENAM) и тафтелина (TUFT)). Так, различные изменения в структуре указанных генов, приводящие к фенотипу с низкой кислотоустойчивостью эмали, описаны многими исследователями (Lagerstrm M. и соавт., 1991;

Ravassipour D. B. и соавт., 2000;

Kindelan S. A. и соавт., 2000;

Kim J. W. и соавт., г.;

Urza O. B. и соавт., 2005;

Crawford P. J. M. и соавт., 2007;

Pavlic A. и соавт., 2007;

Patir A. и соавт., 2008). Попытки изучения роли изменений в гене амелобластина (AMBN) при возникновении кариеса зубов человека не предпринимались.

Также до сих пор не исследовано значение полиморфизма генов в процессе возникновения кариеса кальцийсвязывающих белков (кальбиндина, кальретикулина, аннексина, кальмодулина и др.) и белков, участвующих в образовании цитоскелета в амелогенезе (тропомиозина, актина, цитокератина, виментина).

Генетические исследования активно проводятся в отношении роли генного полиморфизма ферментов амелогенеза (энамелизина (ММР-20) и др.) в возникновении кариозного процесса (Chaussain-Miller C. и соавт., 2006;

Wright J. T. и соавт., 2009;

Lee S. K.

и соавт., 2010).

Ряд работ посвящен изучению участия генетически измененных белков слюны у мышей (аквапорина-5 (Aqp5) и белков богатых пролином у человека (PRH1 и PRH2)) в процессе деминерализации эмали (Culp D. J. и соавт., 2005;

Inzitari R. и соавт., 2005;

Zakhary G. M. и соавт., 2007). Не обнаружено работ по исследованию роли генетических изменений при деминеразации эмали других белковых структур слюны (гистатинов, кальпротектина, амилазы, пероксидазы, муцина и т. д.).

Единичные исследования (Ozturk, A. и соавт., 2010) проводятся в отношении роли генных мутаций некоторых белков антимикробной защиты (дефензина- и др.).

Вывод. Таким образом, на развитие кариеса зубов, типичного мультифакторного заболевания, могут влиять изменения структуры большого количества генов, которые предварительно можно сгруппировать в несколько локальных сетей: генная сеть амелогенеза, генная сеть дентиногенеза, генная сеть секреции слюны, генная сеть гомеостаза кальция, генная сеть местного иммунитета полости рта и т. д. Возможно, дальнейшие исследования по идентификации генов предрасположенности к кариесу, выяснение характера функциональных поломок на уровне локальных и интегральных генных сетей, особенностей ген-генных взаимодействий при данном заболевании позволит эффективно выявлять лиц с высоким риском заболевания задолго до появления кариозных дефектов.

УДК 616.33:579.835.12)- Лукоянычева Е.Б., Анешина И.И., Окс И.С.

ЛАБОРАТОРНАЯ ДИАГНОСТИКА Helicobacter pylori В УСЛОВИЯХ МНОГОПРОФИЛЬНОГО ЛПУ ГУЗ «Кемеровская областная клиническая больница №1»

ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия», г. Кемерово Актуальность. В настоящее время стала понятна роль Helicobacter pylori в развитии язвенной болезни желудка, двенадцатиперстной кишки и гастритов, в связи с этим изменился подход к диагностике и лечению этих заболеваний.

Helicobacter pylori (Нр) – грамотрицательные оксидазо-каталазоположительные, продуцирующие большое количество уреазы палочки, чаще S-образной формы. Покрыты сверху плотной гладкой оболочкой. На одном конце расположены 4-5 жгутиков длиной 10мкм. Определенные штаммы бактерий продуцируют цитотоксический белок – CagA, который является маркером более вирулентных бактерий, обладающих высокими цитотоксическими свойствами. Наработка антител к данному белку наблюдается у больных язвенной болезнью и раком желудка.

В результате колонизации слизистой оболочки желудка запускается каскад иммунологических реакций, в результате которых в крови больного появляются специфические антитела трех классов Ig M,A,G. Период серонегативного окна при Нр – инфекции зависит от состояния иммунной системы хозяина, а также от индивидуальных особенностей конкретного штамма бактерии. Титр антител у больных достигает высоких значений, и после проведенного лечения снижается медленно. Уменьшение его на 50% происходит через 6 месяцев, а минимальные значения определяются спустя 12-18 месяцев.

Материалы и методы. Основные биологические свойства бактерий определяют пути выявления H. pylori в организме человека. Основу лабораторной диагностики инфекции Helicobacter pylori составляет бактериоскапический и бактериологический методы исследования биоптата слизистой желудка и двенадцатиперстной кишки. Для выявления возбудителя обычно применяют фазово-контрастную микроскопию, определяющую характерную подвижность. Нр хорошо видны в гистологических препаратах, окрашенных гемотоксилинэозином или импрегнированных серебром по Уортнеру-Старри. Хорошие результаты дает цитологическое исследование мазков-отпечатков. В последние годы широко распространены методы косвенного обнаружения Helicobacter pylori в биоптатах;

чаще всего используется определение уреазной активности (кло-тест).Существуют также неинвазивные (не требующие эндоскопии) тесты на наличие хеликобактерной инфекции:

определение титра антител к антигенам H. рylori, определение антигенов Нр в кале (ПЦР), а также уреазный дыхательный тест.

Какой же метод выбрать для достоверной и оперативной лабораторной диагностики Нр-инфекции, а точнее лабораторного подтверждения диагноза и мониторинга лечения.

Основные требования к тестам: высокая чувствительность и специфичность, удобство в исполнении, а также низкие затраты на проведение исследования. «Золотым стандартом»

остается морфологический (гистологический) метод, но он имеет существенный недостаток - длительный срок ожидания результатов (5-7 дней).

С целью повышения качества диагностики, уровня информативности и срочности получения результата в ГУЗ КОКБ было выбрано цитологическое исследование мазков отпечатков, полученных из антрального отдела желудка при проведении фиброгастродуоденоскопии. Для выявления Нр используются два препарата, один красится традиционно по Паппенгейму-Крюкову, второй – по Граму. Приведённые методы покраски позволяют выявлять морфологические особенности строения ядер и цитоплазмы клеток слизистой оболочки желудка и присутствие Нр. Данный метод обладает высокой достоверностью, прост в исполнении, имеет низкую себестоимость, что позволяет широко использовать его в практической медицине для диагностики инфекции Нр.

Дополнительным исследованием для подтверждения диагноза хеликобактерной инфекции, а также мониторинга эрадикации Нр нами выбран неинвазивный метод - определение суммарных антител к антигену СagA Helicobacter pylori. Выявление антител (IgM,A,G) производится с помощью отечественной тест-системы ЗАО «ВЕКТОР-БЕСТ» методом иммуноферментного анализа, чувствительность и специфичность которого 90-95%.

Результаты. Ежегодно в ГУЗ КОКБ обследуется около 1500 человек на наличие антител к СagA Helicobacter pylori, в 40-50% случаев определяется титр специфических антител. Цитологическое исследование мазков-отпечатков проводится 600-700 пациентам в год, 50-60% проб дают положительный результат на Нр.

Сравнивая результаты цитологических исследований мазков-отпечатков и выявление специфических антител методом ИФА у одних и тех же больных, нами установлено:

совпадение позитивных результатов в 39% случаев;

совпадение негативных результатов в 11% случаев;

25% исследований мазков дали позитивный результат, при этом антитела не выявлялись, (такая картина может быть при свежем заражении Helicobacter pylori);

у больных после проведенного лечения (25%) специфические антитела еще выявлялись, а цитологическое исследование не подтверждало присутствие патологического агента.

Выводы. Таким образом, из выше сказанного можно сделать вывод: одного метода для выявления и мониторинга эрадикации H. рylori недостаточно. Только совокупное комплексное обследование больного может дать достоверный и объективный результат, который позволит лечащему врачу назначить адекватное лечение.

УДК 616.33:579.835.12)- Лукоянычева Е.Б., Смотрова Л.П., Гибадуллина Н.П.

ИММУНОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ГЕМОТРАНСФУЗИЙ ГУЗ «Кемеровская областная больница №1», г. Кемерово Компоненты и препараты крови – эффективная, иногда единственная альтернатива в лечении различных патологических состояний. Однако наряду с лечебным эффектом, переливание гемокомпонентов несет определенный риск побочных реакций и осложнений.

Трансфузии аллогенных гемокомпонентов фактически является трансплантацией чужеродной ткани, и приводят к значительным иммунологическим сдвигам в организме реципиента.

Практически все реакции и осложнения при гемотрансфузиях имеют в большинстве случаев ведущий иммунологический компонент, чаще всего это реакция специфических антител с соответствующими или перекрестно-реагирующими антигенами с вовлечением в иммунный процесс факторов неспецифического иммунитета. Гемолитические осложнения после трансфузий крови и компонентов являются наиболее опасными для жизни реципиента.

Эритроциты, как и все клетки живого организма, имеют на своей мембране структурные образования (протеины, гликопротеины, гликолипиды), которые обладают антигенными свойствами. Все антигены эритроцитов способны вызывать выработку антител. В настоящее время известно около 250 антигенов эритроцитов, которые формируют 29 систем групп крови. Значение групповых систем в обеспечении гемотрансфузионной безопасности неравнозначно.

Особое место занимают эритроцитарные антигены системы АВ0. В крови человека постоянно находятся естественные анти-А и анти-В, поэтому уже при первой несовместимой трансфузии возникают тяжелые осложнения (внутрисосудистый гемолиз), которые угрожают жизни больного.

Второе место после антигенов системы АВ0, по своей иммуногенной активности занимает антиген D, по наличию которого все люди делятся на резус-положительных и резус-отрицательных, но система Резус включает в себя и другие антигены, которые способны вызвать выработку антител и тем самым явится причиной посттрансфузионного осложнения (ПТО). Наиболее опасными в трансфузионной практике являются следующие антигены системы Резус: D, C, c, E, e, Cw.

Практическое значение при гемотрансфузиях имеют также факторы системы Келл, Даффи, Кидд, MNS и др.

Шкала иммуногенности антигенов эритроцитов выглядит следующим образом:

ABDKc Cw EeCFyLeдругие антигены.

Причинами аллоиммунизации антигенами эритроцитов чаще всего являются беременности и гемотрансфузии несовместимой крови. Поэтому большое значение имеет тщательный сбор акушерского и трансфузионного анамнеза.

Таким образом, в настоящее время уже недостаточно перед переливанием донорских эритроцитов, проводить исследования на наличие антигенов А,В и D, необходимо проводить расширенное обследование, которое включает в себя:

· определение группы крови по системе АВ0, · определение резус-фактора по антигену D, · определение «с» антигена, · провидение скрининга антиэритроцитарных антител.

Существуют современные методы исследования, которые позволяют быстро и качественно проводить обследования реципиента.

Так для определения основных антигенов эритроцитов существуют моноклональные антитела (цоликлоны) отечественного производства (метод агглютинации на плоскости).

Сложнее обстоит дело с определением антиэритроцитарных антител, для их выявления самым чувствительным методом является непрямая проба Кумбса (антиглобулиновый тест), но классическое его исполнение требует значительного времени, и поэтому делает невозможным его использование для проведения скрининга антител.

Существует другой, менее затратный по времени, метод с применением желатина, однако он является недостаточно чувствительным и есть риск получения ложноотрицательных результатов. Выходом из этой ситуации является современная «гелевая» технология, которая использует комбинацию методов агглютинации и гель-фильтрации. Исполнение антиглобулинового теста с помощью «гелевой» технологии позволяет сократить время исследования в несколько раз, а также повысить качество анализа.

После внедрения в иммунологической лаборатории ГУЗ КОКБ «гелевой»

технологии, в больнице удалось организовать проведение скрининга антиэритроцитарных антител для реципиентов перед переливанием донорских эритроцитов.

За 2009год обследовано 645 реципиентов, из них положительный результат получен в 37-и случаях. Из них в 11-и случаях выявлены аутоантитела (все реципиенты являются пациентами отделения гематологии). В 26-и случаях были выявлены аллоантитела к антигенам эритроцитов, что составило 4% от всех обследованных (индекс сенсибилизации).

Этот показатель отражает степень риска развития посттрансфузионных осложнений при переливании эритроцитсодержащих сред в данном конкретном лечебном учреждении.

Для сравнения:

· по данным МУЗ «ГКБ №3 им. М.А. Подгорбунского» - индекс сенсибилизации среди госпитализированных больных составляет 0,32% (Фанаскова Е.В.);

· по данным ОСПК г. Кемерова индекс сенсибилизации среди доноров составляет 0,24% (Галковская Л.А., Галковская Н.А.);

· по данным службы крови г. Москвы индекс сенсибилизации населения Москвы составляет 0,18%. (д.м.н. профессор Донсков С.И.).

Индекс сенсибилизации в ГУЗ КОКБ достаточно высок за счет специализированного отделения гематологии, где проходят лечение пациенты, как правило, с отягощенным трансфузионным анамнезом.

Служба крови России провела ряд исследований и пришла к выводу, что если индекс сенсибилизации населения в регионе составляет 0,2%, это означает, что каждая 500-я трансфузия может привести к ПТО.

Всем реципиентам, у которых выявлены антиэритроцитарные антитела, был проведен индивидуальный подбор донорских эритроцитов с учетом специфичности антител в условиях ОСПК.

Нужно отметить, что среди больных отделения гематологии встречались реципиенты в крови, которых определялись антитела сразу к 2м-3м антигенам эритроцитов. Все они имели в анамнезе неоднократные гемотрансфузии. Из чего можно сделать вывод, что повторные гемотрансфузии повышают риск аллосенсибилизации и как следствие ПТО.

В настоящее время стоит острый вопрос о профилактике аллосенсибилизации антигенами эритроцитов, приводящей к неблагоприятным последствиям в трансфузионной и акушерской практике.

УДК 616. Макарова Р.П., Иванова. М.В.

О ВОЗМОЖНСТИ ПРИМЕНЕНИЯ В ЭНДОДОНТИИ ИМПРЕГНАЦИОННОГО МЕТОДА ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия», г. Кемерово Актуальность. Сегодня в стоматологии сложилась противоречивая ситуация, заключающаяся в том, что при отсутствии реальной альтернативы резорцин формалиновому методу импрегнации корневых каналов руководство СтАР приняло постановление о рекомендации отказаться от его применения в клинике и даже исключить из программы обучения на стоматологических факультетах. Однако в практике стоматологов встречаются случаи, когда корневые каналы невозможно подвергнуть полноценной хемомеханической обработке и обтурации. Постановление аргументировано, главным образом, тем, что ни в одной стране мира это метод не применяется уже более лет. При всем этом в доступной для нас литературе отсутствуют сведения о специальных, хорошо контролируемых исследованиях результатов применения резорцин-формалинового метода в клинике.

Материалы и методы. Первый этап нашего исследования заключался в изучении удалённых зубов, ранее пролеченных с применением резорцин-формалинового метода.

Нами проведены визуальная оценка степени разрушения коронок зубов и топографии корней, рентгенологическая и эндодонтическая оценка уровня проходимости корневых каналов. Второй этап исследования заключался в изучении 24 амбулаторных карт лиц, у которых был применен резорцин-формалиновый метод. Мы проследили «судьбу» 30 зубов, определили сроки их «службы», причины их повторного лечения или удаления. Третий этап исследования заключался в проведении in vitro резорцин-формалинового метода в удалённых молярах с сильно искривленными корнями, в последующем окрашивании корней методом их погружения на сутки в 2 % раствор метиленового синего и в оценке глубины импрегнации, а также глубины проникновения красителя в корневые каналы.

Результаты. У 17 из 50 изученных нами удаленных розово-бурых зубов степень разрушения коронок свидетельствовала об обоснованности их удаления. У 7 зубов были сильно искривлены корни, что свидетельствовало об обоснованности применения резорцин формалинового метода при их лечении. У 26 зубов объем оставшихся твёрдых тканей коронок, и топография корней позволяли провести повторное эндодонтическое лечение. Из 47 корневых каналов, которые чаще всего подвергаются импрегнации, 14 каналов оказались абсолютно пустыми, 6 каналов удалось пройти без растворителя, 6 – с применением растворителя. Остальные каналы удалось пройти только частично или не удалось пройти совсем. Анализ амбулаторных карт позволил проследить динамику и исход лечения зубов в сроки от 2 до 28 лет. За весь период наблюдения зубы были пролечены по поводу вторичного кариеса от 1 до 4 раз. Повторное эндодонтическое лечение не проводилось.

Были удалены 13 из 30 зубов. В большинстве случаев причиной удаления была разрушенность зубов, а не выраженные клинические симптомы со стороны периодонта.

Следует отметить, что в течение первых 5 лет из 30 были удалены только 2 зуба, а остальные 28 были сохранены и функционировали. По результатам третьего этапа исследования было установлено глубокое проникновение резорцин-формалиновой жидкости в дентинные канальцы. Ни в одном канале не наблюдалось проникновения красителя на протяжении корня через латеральные каналы. Проникновение красителя прослеживалось только в области верхушек 5 из 18 каналов на глубину 1-2 мм. Во всех случаях проникновение красителя сочеталось с дугообразным изгибом верхушки корня или наличием широкого апикального отверстия.


Выводы. 1. Импрегнация корневых каналов проводилась чаще, чем это показано. Со стороны топографии каналов в удаленных зубах их импрегнация была показана только в % случаев.

2. Во всех изученных нами клинических случаях технология резорцин формалинового метода не соблюдалась.

3. После лечения с применением резорцин-формалинового метода в течение 5 лет были сохранены 93%, 10 лет – 76% зубов.

4. Двукратная импрегнация резорцин-формалиновой жидкостью не обеспечивает 100% герметизации каналов, что свидетельствует о необходимости трех и более кратной импрегнации дугообразно изогнутых корневых каналов.

Заключение. В условиях недостаточного бюджетного финансирования стоматологической помощи и ограниченной доступности для нашего населения дорогостоящего эндодонтического лечения реальной альтернативы импрегнационному методу пока не существует, поэтому еще прежде временно полностью отказываться от резорцин-формалинового метода, тем более что при обоснованном и правильном проведении он обеспечивает сохранение и функционирование зуба на протяжении многих лет. Однако следует помнить о том, что показания к этому методу ограничены «экстремальными» ситуациями: облитерирование и резкий изгиб канала, отлом инструмента в канале, тяжелое общее состояние больного.

УДК 616.124-008.318- Мамчур С.Е., Хоменко Е.А., Чистюхин О.М., Курилин М.Ю.

НОВЫЙ МЕТОД ПРОФИЛАКТИКИ АТРИОВЕНТРИКУЛЯРНОЙ БЛОКАДЫ ПРИ АБЛАЦИИ ПАРАГИСИАЛЬНЫХ ЭКТОПИЧЕСКИХ АРИТМИЙ НИИ комплексных проблем сердечно сосудистых заболеваний СО РАМН, г. Кемерово В последнее десятилетие операция радиочастотной аблации (РЧА) эктопических аритмий из области выводных отделов правого и левого желудочков стала широко распространенной в связи с высокими эффективностью и безопасностью процедуры (I.Singer at al., 2008). Этого нельзя сказать об аблации эктопий из парагисиальной области в связи с высоким риском развития полной атриовентрикулярной (АВ) блокады вследствие повреждения пучка Гиса, расположенного в непосредственной близости от точки аблации (V. Ducceschi et al., 2008). К настоящему времени опыт РЧА эктопических аритмий парагисиальных локализаций ограничивается сообщениями об отдельных успешных случаях (Е.А. Покушалов с соавт., 2006;

V. Ducceschi et al., 2008;

F.A. Ehlert et al., 1993) или небольших сериях случаев устранения тахикардии (A.M. Cilliers et al., 1997). Многие из практикующих врачей предпочитают отказываться от воздействия в этой области ввиду высоко риска возникновения АВ блокады. В такой ситуации актуальной является разработка методов снижения риска развития АВ блокады, в частности высокоамплитудное стимуляционное картировании. Физической основой метода является то, что при низкоамплитудной (менее 5 мА) биполярной электрокардиостимуляции парагисиальной области возбуждение желудочков осуществляется только по медленно проводящему сократительному миокарду около пучка Гиса, а сам пучок Гиса не активируется, так как покрыт фиброзным футляром, являющимся слабым диэлектриком. При этом стимулированные комплексы QRS на поверхностной ЭКГ будут широкими. Если увеличить амплитуду биполярной электрокардиостимуляции до 20-30 мА, пучок Гиса будет захватываться возбуждением вместе с парагисиальным сократительным миокардом. При этом происходит сужение стимулированного комплекса QRS на поверхностной ЭКГ. Таким образом, мы предположили, что использование высокоамплитудной электрокардиостимуляции позволит путем более точного позиционирования аблационного электрода в безопасной области избежать повреждения пучка Гиса.

Цель исследования – оценить эффективность высокоамплитудной электрокардиостимуляции для оценки риска развития АВ блокады при аблации парагисиальных эктопических фокусов.

Материал и методы. В исследование включено 20 пациентов в возрасте 38±14 лет (9 (45%) мужчин и 11 (55%) женщин) без структурной патологии сердца с эктопическими фокусами, локализованными в парагисиальной области справа или слева, документированными на основании внутрисердечного электрофизиологического исследования. Среднее количество эктопических комплексов составило 11306±516 за сутки (M±m). У 7 (35%) пациентов в дополнение к экстрасистолии имела место желудочковая тахикардия. 15 пациентов предъявляли жалобы на ощущение перебоев в работе сердца, синкопальные или пресинкопальные состояния, 5 пациентов были асимптомными.

Пациенты были рандомизированы на 2 группы. Протокол электрофизиологического исследования включал в себя проведение активационного и стимуляционного картирования с построением электроанатомических карт соответствующего желудочка с нанесением на них данных о локализации структур проводящей системы сердца. Затем в группе I (n=11) в точке, электрофизиологически определенной как эктопический фокус, проводилась РЧА, которую прекращали тотчас после регистрации нарушений АВ проведения. В группе II (n=9) в точке предполагаемой аблации проводилась высокоамплитудная электрокардиостимуляция, на результатах которой основывалась дальнейшая тактика. Если при проведении электрокардиостимуляции с амплитудой 20-30 мА с дистальной пары аблационного электрода в месте предполагаемой аблации отсутствовал захват пучка Гиса, определяемый на ЭКГ по наличию широких (более 120 мс) стимулированных комплексов QRS, в данной точке проводили аблацию. Если в данной точке наблюдался захват пучка Гиса, определяемый на ЭКГ как появление узких (продолжительностью 120 мс и менее) стимулированных комплексов QRS, от проведения аблации в данной точке отказывались, а аблационный электрод позиционировали в близлежащих областях, добиваясь отсутствия узких стимулированных комплексов QRS, после чего проводили аблацию. В обеих группах использовался орошаемый режим РЧА с температурой 45°С и мощностью от 15 до 45 Вт, в зависимости от возникновения нарушений АВ проведения на фоне воздействия.

Результаты. В группе I эффективность составила 54,5% (6 из 11 пациентов), в группе II – 100% (9 из 9 пациентов). В группе II осложнения отсутствовали, в то время как у пациентов группы I отмечено 3 (27%) случаев возникновения атриовентрикулярной блокады I-III степени. При этом эктопический фокус был успешно устранен в 6 (55%) случаях, из которых у одного пациента в послеоперационном периоде АВ блокада степени регрессировала до первой, и еще у одного – усугубилась до третьей. Количество рецидивов после успешных первичных процедур в обеих группах было сопоставимым: (27%) и 2 (22%), соответственно. Во всех случаях рецидивов и у всех пациентов из группы I с неудачной первичной процедурой были проведены эффективные повторные РЧА с использованием высокоамплитудного стимуляционного картирования. Общая эффективность в обеих группах с учетом повторных процедур составила 90% (18/20).

Вывод. Использование высокоамплитудного стимуляционного картирования увеличивает первичную эффективность РЧА эктопических аритмий, локализованных в парагисиальной области, и уменьшает риск возникновения АВ блокады.

УДК 612.17.017. Мартынов И.Д., Флейшман А.Н.

АНАЛИЗ ВЕГЕТАТИВНЫХ НАРУШЕНИЙ У ПАЦИЕНТОВ С СИНКОПАЛЬНЫМИ СОСТОЯНИЯМИ НА ОСНОВЕ НЕЛИНЕЙНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ РИТМА СЕРДЦА НИИ комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний СО РАМН, г. Новокузнецк Актуальность. Синкопальные состояния широко распространены в популяции, сложны для дифференциальной диагностики.

Материалы и методы. Обследовано 40 пациентов с синкопальными состояниями.

Из них 9 мужчин (22,5%) и 31 женщина (77,5%). Все пациенты разделены по возрастным критериям на 2 группы: до 25 лет (25 человек) и старше 45 лет (15 человек).

Из исследования исключались больные с органической патологией сердца, нарушениями ритма сердца, искусственным водителем ритма сердца, эпилепсией, нарушением кровоснабжения в вертебробазилярном бассейне, пациенты, получающие -блокаторы.

Проведены ЭЭГ, РЭГ, ЭХО-Эц, СЭД-исследование (спектральная экспресс диагностика нейровегетативного и метаболического обеспечения).

При анализе вариабельности ритма сердца (ВРС) использованы следующие методы:

традиционные – временных оценок, включающие статистические;

частотно-спектральные методы коротких и длинных записей. В зависимости от характера частотных диапазонов выделяются: VLF (0.003-0.004 Гц), LF (0.005-0.15 Гц) и HF (0.16-0.4 Гц). Нелинейные показатели: фазовые портреты ВРС, аппроксимированная энтропия, непрерывный вейвлет анализ. Пробы малой интенсивности включали: севен-тест, пробу с углубленным дыханием.

Метаболическое и нейровегетативное равновесие определяется особенностями профиля трехкомпонентного спектра, изменением этого профиля при функциональных пробах и в восстановительном периоде.

Контрольная группа включала 28 практически здоровых лиц. Из них 7 мужчин и женщины. Контрольная группа аналогично разделена по возрастному критерию: до 25 лет (18 человек) и старше 45 лет (10 человек). Критериями включения в группу были отсутствие синкопальных состояний, неврологических нарушений и заболеваний сердечно сосудистой системы.

Результаты. По результатам проведенного обследования энергодефицитное состояние (снижение показателей VLF и HF, снижение показателей ApEn) наблюдалось у человек (60%) в группе исследованных нами людей старше 45 лет. В контрольной группе данное состояние наблюдалось у 5 человек (50%). В группе пациентов до 25 лет – у человек (12%) и 2 человек (11%) соответственно.

Устойчивая парасимпатическая активность выявлена нами у 16 человек до 25 лет (64%) и у 4 пациентов старше 45 лет (31%). В контрольной группе – у 7 человек (39%) и человек (20%) соответственно.


Барорецепторные нарушения определялись у 17 пациентов (68%) до 25 лет и у (40%) старше 45 лет. В контрольной группе – у 8 человек (44%) и у 4 человек (40%) соответственно.

Найдено, что у половины исследованных нами пациентов старше 45 лет наблюдалось энергодефицитное состояние, отражающее нарушение ферментативных реакций, в том числе и расщепление глюкозы с образованием АТФ, что ведет к энергодефициту клеток центральной нервной системы.

Устойчивое преобладание парасимпатического отдела вегетативной нервной системы определялось у 64% пациентов в возрастной группе до 25 лет. Вагальное преобладание характерно для данной возрастной группы, что отражает трофотропную направленность метаболизма, способствующую росту и дифференцировке тканей организма. Данные процессы регулируются эндокринной системой. Избыточное воздействие парасимпатики ведет к появлению разнообразных функциональных нарушений. Одним из них являются нарушения сердечного ритма, синкопальные состояния, которые встречаются у 20-30% детей школьного возраста.

У данной категории пациентов прежде всего исключается органическая патология сердца и сосудов. Необходимо регулярное наблюдение пациентов неврологом. Как правило, нормальный вегетативный баланс формируется к 17-18 годам, обморочные состояния проходят самостоятельно.

У значительной части наблюдаемых нами пациентов до 25 лет (68%) были выявлены барорецепторные нарушения. Барорецепторы представляют собой рецепторы, воспринимающие механическое растяжение стенки артерий и расположенные в каротидных синусах и дуге аорты. Частота импульсации барорецепторов происходит по принципу обратной связи: увеличивается при повышении среднего артериального давления, что приводит к уменьшению активности в эфферентных симпатических волокнах и увеличению активности парасимпатической нервной системы, и наоборот.

Дезорганизация работы барорецепторных механизмов может быть причиной лабильности артериального давления и обмороков. Данные изменения характерны для пациентов с вегетативной дистонией.

При обследовании родственников больных с синкопальными приступами наблюдались схожие изменения 10-секундных показателей вариабельности сердечного ритма, что говорит о наследственной предрасположенности к нарушениям барорецепторной регуляции сосудистого русла. Данные наблюдения подтверждаются семейными случаями этого заболевания, а также артериальной гипертензии, сосудистых головных болей. Это дает нам возможность на ранних стадиях у пациентов с неблагоприятной наследственностью по заболеваниям сердечно-сосудистой системы назначать патогенетическое лечение, что значительно уменьшает риск прогрессирования данных заболеваний, возникновения осложнений.

Для лечения пациентов с синкопальными состояниями и барорецепторными нарушениями используются как фармакологические, так и нефармакологические методы: нормализация режима труда и отдыха, регулярные физические нагрузки, контрастные водные процедуры, назначаемые с целью «тренировки» тонуса сосудов. Медикаментозная коррекция производится малыми дозами -адреноблокаторов (анаприлин, обзидан), седативными препаратами.

Выводы. Синкопальные состояния являются достаточно распространенной, но в то же время недостаточно изученной проблемой в клинической практике. Не выработан единый взгляд на патогенетические механизмы, лежащие в основе развития нейрогенных обмороков. Это объясняется большим количеством причин, которые могут провоцировать приступы потери сознания, отсутствием высокоинформативных диагностических методов, трудностями в выявлении этиологических факторов и, следовательно, невозможностью адекватного лечения таких пациентов.

Анализ вариабельности сердечного ритма является неинвазивным методом, параметры которого можно рассматривать как интегральные показатели процессов регуляции, баланса автономной нервной системы. Стойкие изменения вегетативной регуляции на основе нелинейных показателей ВРС можно расценивать как предрасполагающие факторы к развитию нейрогенных обмороков и назначать патогенетическую терапию.

У преобладающего числа пациентов в возрастной группе старше 45 лет наблюдалось энергодефицитное состояние, как мы предполагаем, связанное с сопутствующей соматической патологией. Помимо прочего, данные изменения характерны для сахарного диабета 2 типа, в том числе и в доклинической стадии. Для коррекции данных изменений прежде всего необходимо лечение основного заболевания и метаболическая терапия.

Пациенты возрастной группы до 25 лет отличаются устойчивым преобладанием парасимпатического отдела вегетативной нервной системы, что отражает трофотропную направленность метаболизма в данном возрасте. Барорефлекторные нарушения могут иметь наследственный характер, отражают дисфункцию регуляции тонуса сосудов. Лечение в данном случае должно быть комплексным и включать целый комплекс нефармакологических и фармакологических методов.

УДК 617.7- 097: Мельниченко М.А., Онищенко А.Л., Лыкова О.Ф., Архипова С.В., Мальцева Н.В.

ОЦЕНКА ЛОКАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА ПРИ ОФТАЛЬМОПАТОЛОГИИ МЕТАЛЛУРГОВ ГОУ ДПО «государственный институт усовершенствования врачей», г. Новокузнецк При обследовании рабочих различных производств (металлургической, химической промышленности и др.), подверженных воздействию антропотехногенных факторов, выявлены особенности иммунного статуса, выраженность которых зависела от стажа работы [Черешнев В.А. и др., 2001]. При развитии глазных заболеваний и их осложнений важную роль играют изменения отдельных звеньев иммунной системы, формирующих местный иммунитет органа зрения [Черешнева М.В. и др., 2000]. В связи с этим представляется важным изучить особенности местного иммунитета у рабочих-металлургов, находящихся под воздействием вредных факторов производственной среды, в том числе, страдающих хроническими воспалительными и дистрофическими заболеваниями переднего отрезка глаза.

Цель исследования - изучение содержания секреторного иммуноглобулина A (sIgA) и иммуноглобулина E (IgE) в слезной жидкости (СЖ) у рабочих-металлургов.

Материалы и методы. Обследованы 1910 работников металлургических комбинатов г. Новокузнецка (НКМК и Запсибметкомбинат). Среди них - 1800 металлургов, работающих во вредных условиях с классом вредности 3.2;

3.3;

3.4. Ранее нами были опубликованы результаты о структуре и уровнях выявленной офтальмопатологии металлургов [Онищенко А.Л., Мельниченко М.А., 2010].

В данной работе исследованы 152 образца слезной жидкости (СЖ), из них образцов СЖ взяты у работников металлургического производства: 44 образца – у больных с хроническими конъюнктивитами (группа 1), 44 образца – у больных с дистрофическими заболеваниями переднего отрезка глаза - пингвекулы и птеригиумы (группа 2), 42 образца у здоровых металлургов (группа 3). Кроме того, 22 образца СЖ взяты у обследованных, работа которых не связана с влиянием вредных факторов металлургического производства (группа сравнения). Забор слезной жидкости проводили полоской фильтровальной бумаги, помещенной в нижний свод конъюнктивы без предварительной анестезии, до полного её смачивания. Для элюации белков слезной жидкости добавляли физиологический раствор.

Содержание sIgA и IgЕ определяли иммуноферментным методом с использованием коммерческих тест-систем («Вектор-Бест», Новосибирск), руководствуясь инструкцией производителя. Статистическая обработка включала подсчет средних арифметических величин и их ошибок. Достоверность различий между сравниваемыми группами устанавливали с применением критерия Mann-Whitney и точного критерия Fisher. Для выявления взаимосвязи между параметрами использовали коэффициент корреляции Spearman (r).

Результаты и обсуждение. Выявлена значительная вариабельность индивидуальных значений концентрации IgE в СЖ у здоровых лиц: в группе 3 – от 1,22 до 10,4 Е/л, в группе сравнения – от 0,45 до 5,85 Е/л. В среднем концентрация IgE в СЖ глаз металлургов в третьей группе и группе сравнения была практически равной (табл. I). В СЖ металлургов с офтальмопатологией среднее значение концентрации IgE было в 2-3 раза выше по сравнению с таковой среди здоровых лиц. Обращает на себя внимание увеличение в группах рабочих металлургического производства количества образцов СЖ с высоким уровнем IgE. Так концентрация IgE, в группе 1 превышает максимальный показатель, выявленный в группе сравнения, в 15,9 %, в группе 2 – в 31,8 % (Р=0,003), в группе 3 – в 11,9 % соответственно. К тому же, в группе 2 была обнаружена положительная корреляция IgE с общим стажем работы и стажем работы на данном рабочем месте (r=0,47, Р=0,004 и r=0,43, Р=0,01), что может быть связано с сенсибилизацией организма при длительном воздействии факторов вредного производства. Повышение IgE в СЖ при хронических воспалительных заболеваниях глаз имеет различные механизмы: усиление диффузии в СЖ сывороточного IgE при наличии локального воспаления, сенсибилизация организма микробными компонентами [Shoji J. et al., 2003] и токсико-аллергическая реакция на лекарственные препараты.

Среднее содержание sIgA в группе сравнения оказалось самым высоким (табл.I). В группах 1, 2, 3 среднее значение концентрации sIgA было в 1,3-1,4 раза ниже. Минимальное значение концентрации sIgA в группе сравнения составило 327,3 мг/л. Содержание sIgA ниже этой величины обнаружено в 24,4% образцов СЖ в группе 1 (Р=0,002), в 17,4 % случаев – в группе 2 (Р=0,018), в 19 % – в группе 3 (Р=0,018). Таким образом, почти у 25% работников металлургического производства наблюдается дефицит sIgA в СЖ, отражающий недостаточность местного иммунитета. Обращает на себя внимание снижение sIgA в слезе у 1/5 части обследованных рабочих без офтальмопатологии. Известно, что изменения иммунных показателей предшествуют клиническим последствиям действия неблагоприятных факторов, поэтому определение sIgA позволяет контролировать переходное состояние организма, реакцию регуляторных систем до наступления болезни.

Таблица I Иммуноглобулины в слезной жидкости Группа 1 Группа 2 Группа 3 Группа сравнения IgE, 4,96±1,34 6,83±1,18 2,80±0,34 2,43±0, Е/л р2=0,015 р2=0, IgA, 587,53±57,18 554,78±36,84 588,7±46,22 778,31±63,06 р1=0, мг/л р2=0, Заключение. У работников металлургического производства, страдающих хроническими конъюнктивитами и дистрофическими заболеваниями переднего отрезка глаза, выявлены нарушения местного иммунитета. Около 20% рабочих-металлургов без офтальмопатологии имеют дефицит sIgA в слезной жидкости.

УДК: 616.314 – 089.23 – 07 ( 571.17) Микельсон Е.В., Смердина Л.Н.

АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ ЗУБОЧЕЛЮСТНОЙ СИСТЕМЫ У ПАЦИЕНТОВ, ОБРАТИВШИХСЯ ЗА ОРТОПЕДИЧЕСКОЙ ПОМОЩЬЮ В СТОМАТОЛОГИЧЕСКУЮ ПОЛИКЛИНИКУ Г.ТАШТАГОЛ ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия», г. Кемерово Актуальность. Важность данного исследования связана с необходимостью выяснения состояния зубочелюстной системы и установления патологий, с которыми обращаются за ортопедической помощью жители города Таштагола. Подобный анализ ранее не проводился.

Представлял интерес возможность проанализировать социальное положение, состояние здоровья, отношение пациента к уровню подготовки врача ортопеда – стоматолога, удовлетворенность результатом ранее проведенного ортопедического лечения.

Так же необходимо было определить количество обратившихся пациентов, имеющих льготы при получении стоматологической ортопедической помощи.

Материалы и методы. В обследовании применялись следующие методы исследования: клинический, рентгенологический, метод анкетирования и метод математической статистики, при этом мы использовали: стоматологический инструментарий, оттискные материалы, 3M ESPE Pentamix™2 (аппарат для автоматического смешивания материала), фотокамеру и персональный компьютер.

Осмотрено 300 человек: 90 мужчин (30%) и 210 женщин (70%).

Результаты.

Клинический метод исследования и анонимное анкетирование показали следующие результаты.

Пациенты предъявляли жалобы на: отсутствие зубов (90%), нарушение жевательной функции (5%), заболевания желудочно-кишечного тракта (2%), реже всего жаловались на нарушение эстетики (внешнего вида) - (3%).

У 85% опрошенных имелись наследственные заболевания. Аллергию на лекарственные средства и пищевые продукты отметили у себя 2% пациентов.

Хронические интоксикации из-за приема алкоголя, наркотиков и курения присутствовали в 66% случаев. Подавляющее большинство пациентов курит (86%).

При внешнем осмотре ассиметрия и другие деформации лица встречались у 9% обратившихся (7% у мужчин и 2% у женщин). Сглаженность или чрезмерная выраженность подбородочной и носо-губных складок обнаружено у 78% обратившихся.

У 30% пациентов был выявлен синдром болевой дисфункции височно-челюстных суставов: щелканье сустава (шумовые явления) у 16%, ограничение подвижности нижней челюсти у 0,7%, воспалительные явления у 2% пациентов.

Дефекты зубных рядов имели 289 пациентов (96,3%), которые распределились следующим образом: на верхней челюсти I класс по Кеннеди – 21%, II класс по Кеннеди 30%, III класс по Кеннеди 23%, IV класс по Кеннеди – 31%, одиночно стоящие зубы на верхней челюсти обнаружены у 20 человек;

на нижней челюсти I класс по Кеннеди – 15%, II класс по Кеннеди 24%, III класс по Кеннеди 36%, IV класс по Кеннеди – 19%, одиночно стоящие зубы на нижней челюсти обнаружены у 27 человек. Сочетание дефектов зубных рядов на нижней и верхней челюстях встречались у 245 пациентов (81,6%). Зубы в подавляющем большинстве (75%) – устойчивы, подвижность I степени встречалась у 18%, II степени - у 2%, подвижность III степени - у 0,4% и IV степени - у 4,6% пациентов (по классификации Энтина).

У 75% осмотренных отсутствие зубов сочеталось с аномалиями зубочелюстной системы, при этом, помимо аномалии зубов и зубных рядов, встречался прогнатический прикус у 20%, прогенический у 19%, открытый у 8%, глубокий у 17%, прямой у 10% и перекрестный у 1% пациентов.

Часть пациентов – 132 человека (44%) на момент обращения имели зубные протезы, в основном несъемные - 91 пациент (68,9%), съемными же пользовался 41 пациент (31,1%).

При определении социального статуса отмечено, что пациентов с высшим образованием было 19%, со среднеспециальным 21%, со средним образованием - 45%, с начальным образованием - 27%. Что касается семейного положения, то в браке находились 59% опрошенных, в разводе - 25%, остальные 16% – холостые. Среднемесячный доход семьи на одного человека составлял в среднем до 10000 рублей. Обычно за стоматологической помощью обращались в поликлинику по месту жительства (98%).

Предпочитали получать стоматологическую помощь в государственных стоматологических поликлиниках, в частные стоматологических кабинетах и фирмах только 2% пациентов.

Пациенты часто выражали свое опасение перед посещением врача ортопеда – стоматолога из-за боязни боли. Больше половины респондентов (65%) отмечали необходимость экстренного лечения.

Важным моментом было выяснение количества льготного населения. Среди обратившихся, к этой категории относились 254 пациента (84,6%): 142 мужчин (55,9%) и 112 женщин (44%).

Качество профилактической работы в лечебном учреждении, уровень подготовки врача ортопеда-стоматолога, уровень информации полученной от врача на приеме, опыт и профессиональную компетентность врача ортопеда-стоматолога оценили как отличное (90%), как удовлетворительное - 3%, как неудовлетворительное – 8% опрошенных. К профилактическим осмотрам в целом положительное отношение выразили 50% пациентов.

Большинство пациентов (60%), на прием к врачу стоматологу-ортопеду попадали на прием в течение недели, более чем через неделю попадали на прием – 25%, а в день обращения только – 15%. Придя в назначенное время, на ожидание приема врачом пациенты тратили в среднем 1 час (65%), более часа проводили в ожидании - 24%, и только 11% опрошенных ожидали 10-15 минут.

Регулярно (2 раза в год) стоматолога посещают только 2% пациентов.

Выводы:

1. Чаще всего в ортопедическое отделение городской стоматологической поликлиники города Таштагола обращались пациенты с дефектами зубных рядов. Из этих дефектов чаще всего встречались двусторонние дефекты на верхней челюсти, а на нижней челюсти включенные дефекты.

2. Больше чем у половины осмотренных наблюдалось сочетание дефектов зубных рядов с аномалиями зубочелюстной системы.

3. Положительное отношение пациентов к уровню подготовки врача ортопеда и готовность к профилактическим осмотрам создают перспективу для дальнейшего сотрудничества врача и пациента, что в конечном счете позволит улучшить стоматологическое здоровье населения.

4. Количество льготного населения составляет более половины из обратившихся за ортопедической помощью, что следует учитывать при финансировании данной группы населения.

УДК 614. Мингазов И.Ф., Круглова Э.В., Григорьев Ю.А.

ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ В СИБИРСКОМ ФЕДЕРАЛЬНОМ ОКРУГЕ:

УРОВНИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ, ТЕНДЕНЦИИ ИЗМЕНЕНИЙ, ПРОГНОЗ НИИ комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний СО РАМН, ГОУ ДПО «Государственный институт усовершенствования врачей», г. Новокузнецк ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Новосибирской области», г. Новосибирск Актуальность. Наряду с инвалидностью и смертностью, заболеваемость является одной основных характеристик здоровья населения, демографического потенциала региона (области). Как известно, на формирование общественного здоровья влияет комплекс факторов, включающий социально-экономическое положение населения, состояние окружающей среды, доступность и качество медицинской помощи. По мнению большинства исследователей, здоровье населения – объективный критерий успешности проводимых политических, социальных и экономических преобразований в стране. В этой связи оценка и прогноз общественного здоровья (заболеваемости, инвалидности, смертности) является весьма актуальной проблемой.

Материалы и методы. Использовались статистические, социально-гигиенические, социологические методы исследования.

Результаты. Первичная заболеваемость (или заболеваемость с впервые установленным диагнозом) для всего населения составила по СФО в 2009 году 833,2 случая на 1000 населения и имеет тенденцию к росту. Зарегистрированный уровень первичной заболеваемости по сравнению с 2008 годом повысился и остается пока выше среднероссийского показателя, который составил 802,5 на 1000 населения. В 2009 году уровень первичной заболеваемости населения в СФО выше, чем в среднем по Российской Федерации, по 13 из 18 классов, за исключением болезней органов дыхания, нервной системы, уха, кожи и подкожной клетчатки. Рост первичной заболеваемости при линейной аппроксимации описывается зависимостью y=10,3x+761,2 (R2=0,86). При такой динамике показатель достигнет уровня 884,5 в 2015 году, что будет выше на 13,4% по сравнению с 2005 годом. В структуре первичной заболеваемости лидируют болезни органов дыхания – 149,1 случая на 1000 населения (24,4%), несчастные случаи, травмы и отравления – 94, случая (15,5%). Последующие места занимают болезни мочеполовой системы – 57, случая (9,4%), кожи и подкожной клетчатки – 38,8 случая (6,4%), болезни системы кровообращения – 37,5 (6,1%), болезни костно-мышечной системы – 38,5 (6,3%), болезни глаза и его придаточного аппарата – 33,3 (5,5%), инфекционные и паразитарные болезни – 27,8 случая (4,6%), болезни органов пищеварения – 33,2 случаев (5,4%). Наиболее высокий уровень первичной заболеваемости у взрослого населения за 2000-2009 годы отмечается в Алтайском крае, а минимальные уровни – в Республике Тыва, Забайкальском крае и Томской области. Такое распределение может быть частично связано с возрастной структурой населения.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.