авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ КУЗБАССКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ВЕСТНИК КУЗБАССКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА ...»

-- [ Страница 7 ] --

Программа обследования включала метод анкетирования, содержащий социально демографические характеристики, сведения о наличии АГ, а так же, данные об осведомленности работника о вкладе ФР в развитие ССЗ. Измерение артериального давления проводилось после десятиминутного отдыха двукратно на обеих руках по методике ВОЗ (1980 г.). Диагноз АГ выставлялся лицам с АД140/90 мм рт. ст. или принимавшим антигипертензивные препараты во время исследования. Данные представлены средней и стандартным отклонением (M±). Статистическая обработка проводилась с помощью программы «STATISTICA 6,0».

Результаты.

При обследовании выявлены средние цифры АД: систолическое АД 128,4±12,6 мм рт. ст., диастолическое АД 81,3±6,1 мм. рт. ст. АГ диагностирована у 27,5% осмотренных, впервые выявлена АГ у 20,1% лиц с АГ. Распространенность АГ среди мужчин составила 28,4%, у 21,7% работников-мужчин, страдающих АГ, заболевание выявлено впервые, среди женщин распространенность АГ была выше и составила 50%, из них АГ выявлена впервые у 15,5% сотрудниц.

Работники предприятия наибольшую значимость определили для факторов, не являющихся факторами риска АГ, таких как: остеохондроз позвоночника 41,5% опрошенных обозначили в качестве ФР артериальной гипертензии, уровень образования 40,3%, храп - 38,9%, чрезмерное употребление алкоголя – 34%, неблагоприятное воздействие факторов окружающей среды – 16,5% обследованных. Такие ФР как: пол, возраст, отягощенная наследственность, курение, избыточный вес, которые в соответствии с Национальными рекомендациями по Диагностике и лечению артериальной гипертензии, должны учитываться для стратификации риска развития сердечно сосудистых осложнений, не выделены обследованными, как приоритетные. Так, 24,6% лиц обозначили пол, возраст как ФР, наследственность - 5,3%, курение - 1,3%, избыточный вес - 6,9% человек. Другие ФР, оказывающие влияние на развитие и течение ССЗ, лишь небольшое количество осмотренных рассматривают как неблагоприятные:

избыточное потребление соли – 15,3% опрошенных, стресс, психологические перегрузки – 2,7%, гиподинамию – 6,1%, характер питания (злоупотребление соленой и жирной пищей) – 15,4% человек. Каждый десятый работник предприятия затруднялся с ответом на предложенные вопросы.

При этом, только каждый второй осмотренный смог назвать цифры нормального АД, лишь 19,4% имеют представление о нормальном уровне холестерина.

Выводы:

1. Выявлена высокая распространенность АГ, как у мужчин, так и у женщин, сопоставимая со средними российскими показателями.

2. В качестве факторов риска АГ работники шахты выделили факторы, не являющиеся традиционными для развития данного заболевания, снижая значимость влияния факторов, влияющих на развитие и течение ССЗ.

УДК 617.582- Соколов К.В., Берман А.М.

ДВИГАТЕЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ У ПАЦИЕНТОВ С ПОСТАПУТАЦИОННЫМ ДЕФЕКТОМ НА УРОВНЕ БЕДРА КАК СЛЕДСТВИЯ ТРАВМЫ НА ЭТАПЕ ПОСТОЯННОГО ПРОТЕЗИРОВАНИЯ Новокузнецкий научно-практический центр медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов федерального медико-биологического агентства, г. Новокузнецк Актуальность. Ежегодно увеличивается количество больных с культями нижних конечностей вследствие травм. Двигательная реабилитация данного контингента больных имеет важное социально-экономическое значение. В настоящее время в отечественной литературе вопрос двигательной активности пациентов с постампутационным дефектом (ПАД) изучен недостаточно.

Цели и задачи. Изучить двигательную активность у пациентов с ПАД голени на этапе постоянного протезирования. Определить факторы, ограничивающие двигательную активность.

Материалы и методы. Проведено анкетирование 56 пациентов с культей голени вследствие травмы. Были рассмотрены давность протезирования, длительность ходьбы на протезе в течение дня, использование средств дополнительной опоры, дальность ходьбы, наличие заболевания опорно-двигательного аппарата, сопутствующие заболевания сердечно-сосудистой системы, наличие поражения кожных покровов культи, отношение пациента к протезу.

Результаты. В ходе анализа анкет установлено, что средний возраст пациентов составил 51 год. Среди них мужчин – 45, женщин – 11. Давность пользования протезом составила в среднем 21 год. Среди пациентов были выделены группы в зависимости от длительности ходьбы в протезе в течение дня: 1 группа – более 6 часов, 2 группа – от 3 до 6 часов, 3 группа – не пользовались протезом или пользовались до 2 часов. В 1 группу вошло 42 (75 %) человека, во 2 группу – 7 (12,5 %), в 3 группу – 7 (12,5 %).

В первой группе средний возраст пациентов составил 51 год. Дополнительные средства опоры использовали 24 человека: трость – 22 чел., трость и костыль – 2 чел. Без дополнительной опоры передвигались 17 человек. Без ограничения расстояния передвигались 27 пациентов, дойти до ближайшего магазина могли 11 человек, только выходили из дома 4 человека. Проблемы с кожей имели 32 пациента. Из них у пациентов имелись потертости, у 8 – раны, свищи или язвы. Компенсированное поражение сердечно-сосудистой системы отмечено у 11 человек. Патология опорно двигательной системы определена у 14 чел., в том числе в 5 случаях выявлено поражение коленного и тазобедренного суставов, в 9 – коленного сустава. Считали конструкцию протеза тяжелой 4 пациента. Продолжали заниматься трудовой деятельностью человек.

Во второй группе средний возраст пациентов составил 47 лет. Дополнительные средства опоры использовали все опрошенные: трость – 5 чел., две трости – 1 чел., трость и костыль – 1 чел. Без ограничения расстояния передвигался 1 пациент, дойти до ближайшего магазина могли 5 чел., только выходить из дома – 1 чел. Проблемы с кожей имели 5 пациентов. Из них у 4 имелись потертости, у 1 – трофическая язва.

Субкомпенсировнное поражение сердечно-сосудистой системы отмечено у 4 человек.

Патология опорно-двигательной системы определена у 2 человек, в том числе в 1 случае выявлено поражение поясничного отдела позвоночника, во втором – поражение коленного сустава. Ни один больной не высказал претензий к конструкции протеза. Ни один пациент не занимался трудовой деятельностью.

В третьей группе средний возраст пациентов составил 49 лет. Дополнительные средства опоры использовали все опрошенные: трость – 3 чел., трость и костыль – 2 чел, два костыля – 2 чел. Без ограничения расстояния передвигались 5 чел., только выходил из дома – 1 чел., передвигаться по квартире мог 1 чел. Проблемы с кожей имели 5 пациентов.

Из них у 3 имелись потертости, у 2 – трофическая язва. Компенсированное поражение сердечно-сосудистой системы отмечено у 4 человек. Патология опорно-двигательной системы определена у 5 пациентов, в том числе в 3 случаях выявлено поражение поясничного отдела позвоночника. В двух случаях – поражение коленного сустава в сочетании с тазобедренным суставом. В 6 случаях беспокоил болевой синдром в культе.

Те же 6 пациентов протез считали неудобным и максимально сокращали время его использования. Ни один пациент не занимался трудовой деятельностью.

Выводы. Пациенты с ПАД голени достигают высокой двигательной активности.

Ограничение двигательной активности не связано с поражением кожных покровов культи, с дегенеративно-дистрофическими заболеваниями суставов нижних конечностей.

Ограничение двигательной активности может быть связано с тяжелым поражением сердечно-сосудистой системы.

Болевой синдром в культе может явиться причиной максимального сокращения времени пользования протезом.

УДК 375. Солопкин Н.В., Дружинин В.Г., Лавряшина М.Б.

ИЗУЧЕНИЕ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНОВ БИОТРАНСФОРМАЦИИ АЛКОГОЛЯ У ШОРЦЕВ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В КОНТЕКСТЕ ОЦЕНКИ РИСКА ПОДВЕРЖЕННОСТИ АЛКОГОЛИЗМУ ФБГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», г. Кемерово Любая доза алкоголя, начиная с концентрации 1-10 мкг на мл крови, оказывает негативное воздействие на организм человека. Чрезмерное употребление алкоголя имеет отрицательное влияние на весь организм, приводя к таким последствиям как цирроз печени, болезни желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы, алкогольная деградация личности и т.д. [1]. Риск развития алкоголизма зависит от индивидуальных особенностей организма. Не вызывает сомнения утверждение, что подверженность организма человека алкоголизму определяется совокупностью биологических и социальных факторов, однако, значимость этих факторов остается дискуссионной.

Сибирь – уникальный регион, контактная зона пришлого европеоидного и коренного монголоидного населения, различающихся по генетическим и социокультурным особенностям. Шорцы – небольшой монголоидный тюркоязычный народ, относящийся к североалтайскому антропологическому типу южносибирской переходной расы [2]. Они, по всей видимости, являются потомками самодийских и угорских племен, смешавшихся с уйгурскими и енисейско-кыргызскими племенами, мигрировавших на территории расселения предков шорцев в период господства тюрок в Центральной Азии и Алтае-Саянском нагорье (середина VI – начало X века) [3].

Современные шорцы один из самых урбанизированных коренных сибирских народов (более 73.4 %, данные переписи 2002 г.), для которого характерны аккультурация и активные процессы метисации в результате межэтнических контактов с пришлым, в основном русским, населением. Этнический ареал шорцев расположен в Новокузнецком, Междуреченском и Таштагольском районах Кемеровской области.

Система метаболизма этанола, регулирующая концентрацию ацетальдегида в плазме крови и печени, включает в себя ряд ферментов, в том числе, алкогольдегидрогеназу 1В, альдегиддегидрогеназу-2 и этанол-индуцируемый цитохром Р450 2Е1. Полиморфизмы генов, кодирующих эти ферменты (ADH1B, ALDH2, CYP2E1), оказывают влияние на их активность, тем самым изменяя и концентрацию продуктов деградации этанола. Полиморфизмы ADH1B*2 возникают вследствие мутации G-A в экзоне, приводящей к замене Arg47His;

ALDH2*2 – G-A в 12 экзоне, которая приводит к замене Glu504Lys;

CYP2E1 – G-C в 5’- фланкирующем регионе гена. Неблагоприятное сочетание аллелей выше обозначенных генов может увеличить риск развития хронического алкоголизма и утяжелить его последствия.

В рамках проведенного исследования было изучено распределение частот аллелей генов ADH1В, ALDH2 и CYP2E1 в популяциях коренного шорского населения Кемеровской области. Изучены две группы шорцев: группа «Больные», куда вошли лица с диагнозом алкоголизм (N=50) и группа популяционного контроля «Контроль» (N=108).

Генотипирование проводили методом ПЦР. Результаты оценивали при помощи электрофореза в агарозном геле. Для детекции использовали окраску гелей бромистым этидием с визуализаций ДНК в УФ-свете. На основе результатов генотипирования анализировали частоту генов ADH1B*2, ALDH2*2 и CYP2E1 и рассчитывали отношение шансов развития заболевания (ОR).

В таблице приведены частоты генотипов ADH1B*2, ALDH2*2 и CYP2E1 в группах «Больные» и «Контроль». Анализ характера распределения вышеуказанных генотипов выявил выраженное отличие исследованных групп. Так, у шорцев, страдающих алкоголизмом, чаще регистрировался гомозиготный вариант АА по гену ADH1B*2, по сравнению с группой популяционного контроля. Выявленное различие частот носит статистически значимый характер (Т=2.10, p 0.05). Согласно данным литературы наличие в геноме индивида аллеля А, кодирующего гомозиготу АА, сопряжено с повышенной скоростью распада этанола, тем самым, ускоряя удаление спирта из крови. С одной стороны это благоприятная мутация для употребляющих алкоголь. [4]. По гену CYP2E1 в группе «Больные» чаще встречаются гетерозиготный СА и гомозиготный СС варианты генотипов, по сравнению с «Контролем» (Т=2.85, p 0.01 и Т=3.21, p 0.01, соответственно). Аллель С ассоциирован с высокой транскрипционной активностью гена CYP2E1, соответственно с более высоким содержанием белка, по сравнению с аллелем А [5]. В отношении гена ALDH2 отмечено, что в группе «Больные» чаще регистрируется гомозиготный генотип АА (Т=2.0, р0.05). По литературным данным гомозиготы АА по гену ALDH2*2 характеризуется потерей активности рассматриваемого фермента в тканях печени и легких, что сопровождается аккумулированием содержания ацетальдегида в организме [6, 7].

Таблица Распределение и частоты генотипов ADH1B*2, ALDH2*2 и CYP2E1 у шорцев Гены Генотипы «Больные» «Контроль»

N=50 N=108 OR Cl 24.0 ± 6.03 28.7 ± 4. GG 0.78 0.36-1. 32.0 ± 6.59 49.1 ± 4. ADH1B GA 0.49 0.24-0. 44.0 ± 7.01 22.2 ± 3. AA 2.75 1.34-5. 36.0±6.78 78.7±3. AA 0.15 0.07-0. 40.0±6.92 17.6±3. CYP2E1 CA 3.12 1.47-6. 24.0±6. CC 3.70±1.81 8.21 2.50-27. 36.1±4. GG 28.0±6.34 0.69 0.33-1. 42.0±6.97 50.0±4. ALDH2 GA 0.72 0.37-1. 30.0±6.48 13.9±3. AA 2.66 1.18-6. Примечание. ОR – отношение шансов, Cl – доверительный интервал Риск развития заболевания или отношение шансов (OR) – это вероятность возникновения заболевания у человека по совокупности определенного набора признаков.

Его рассчитывают как среднюю вероятность развития данного заболевания в популяции.

Величина ОR=1 указывает на отсутствие ассоциации (т.е. одинаковую частоту признака у больных и здоровых лиц), ОR1 (положительная ассоциация) означает, что признак чаще встречается у больных, ОR1 (отрицательная ассоциация) указывает на снижение частоты признака у больных.

Расчет показателей риска развития заболевания (таблица) показал повышенный риск развития алкоголизма у шорцев носителей гомозиготных генотипов AA по гену ADH1B (ОR= 2.75) и АА по гену ALDH2 (ОR= 2.66). Однако самые высокие значения показателя OR были выявлены у носителей гомозиготного генотипа СС по гену CYP2E (ОR= 8.21). Таким образом, проведенное исследование частоты генотипов генов биотрансформации алкоголя ADH1B*2, ALDH2*2 и CYP2E1 в группах шорцев, позволило выявить по каждому из исследованных генов тот вариант генотипа, который может повышать риск развития алкоголизма у индивидуума в провоцирующих условиях.

Литература 1. Алкоголизм (руководство для врачей) / под редакцией Г. В. Морозовой. М.: Медицина, 1983. 431с.

2. Очерки культурогенеза народов Западной Сибири / Отв. ред. А.Н. Багашев. Т. 4.

Расогенез коренного населения. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1998. 354с.

3. Тюркские народы Сибири. М.: Наука, 2006. 678 с.

4. Lee Sh-L., H J-O., Yip Sh-J. Funetionalyty of allelic variation dehydrogenase gene family assessment of a functional window for protection against alcoholism // Pharmocogenetics.

2004. V.14, № 11. P.725-732.

5. Sun F., Tsuritani I., Honda R. et al. Association of genetic polymorphisms of alcohol metabolizing enzymes with excessive alcohol consumption in Japanese men // Hum. Genet.

1999. V.105, № 4. P. 295-300.

6. Подымаева С. Д. Механизмы алкогольного повреждения печени // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии и колопроктологии. 1998, №5. С.21-25.

7. Марусин А. В., Степанов В. А., Спиридонова М. Г., Пузырев В. П. Полиморфизм генов алкогольдегидрогеназ в русских популяциях Сибирского региона // Мол. Биология.

2004. Т.38. № 4. С. 625-631.

УДК 618.4-036. Сурина М.Н., Артымук Н.В., Марочко Т.Ю., Колесникова Н.Б.

АКТИВНОЕ ВЕДЕНИЕ ТРЕТЬЕГО ПЕРИОДА РОДОВ С ПРОВЕДЕНИЕМ И БЕЗ ПРОВЕДЕНИЯ КОНТРОЛИРУЕМЫХ ТРАКЦИЙ ЗА ПУПОВИНУ:

РАНДОМИЗИРОВАННОЕ КОНТРОЛИРУЕМОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ Кемеровская государственная медицинская академия Минздравсоцразвития, ГБУЗ «Кемеровский областной клинический перинатальный центр им. Л.А. Решетовой», г. Кемерово Актуальность. Акушерские кровотечения продолжают оставаться ведущей причиной материнской заболеваемости и смертности. Ежегодно в мире регистрируется около 14 миллионов случаев акушерских кровотечений, большинство из которых возникает в послеродовом периоде. Признано, что большинство случаев материнской смертности от кровотечений предотвратимы при своевременной и правильно оказанной помощи. С целью снижения материнской смертности от кровотечений необходима организация этапности оказания медицинской помощи женщинам при беременности и в родах, адекватное ведение родов и послеродового периода, внедрение протоколов лечения акушерских кровотечений. Традиционно в России использовался выжидательный метод ведения третьего периода родов. С позиций доказательной медицины подтверждена эффективность активного ведения III периода родов для профилактики послеродовых кровотечений. Указанная методика в 2,5-3 раза снижает риск послеродовых кровотечений, особенно тяжелых, объемом более 1000 мл (уровень доказательности 1а).

Контролируемые тракции за пуповину – это один из тех компонентов ведения третьего периода родов, который требует мануальных навыков для правильного проведения методики. Однако в настоящее время отсутствует достаточно доказательств эффективности контролируемых тракций за пуповину в составе активного ведения третьего периода родов. Целью нашего исследования являлось определение эффективности контролируемых тракций за пуповину в комплексе активного ведения третьего периода родов.

Материалы и методы. Проведено внутрибольничное рандомизированное контролируемое исследование. В исследование включено 400 женщин, родоразрешенных через естественные родовые пути в Государственном бюджетном учреждении здравоохранения Кемеровском областном клиническом перинатальном центре г.

Кемерово в 2011г. I группу составили 200 женщин, которым проводился полный пакет активного ведения третьего периода родов. II группу - 200 женщин, которым проводился упрощенный пакет активного ведения третьего периода родов. Группы были сопоставимы по основным характеристикам. Средний возраст женщин составил 28,2 ± 5,51 и 28,0±5, лет (p=0,644) соответственно. Большинство женщин в обеих группах были первородящими 43% и 46% (p=0,546), имели в анамнезе аборты 37% и 40% (р=0,5379).

Практически половина женщин в I и II группах не использовали никакой контрацепции 43.5% и 44% (р=0,8402). Большая часть женщин в обеих группах имели экстрагенитальную патологию 61.5% и 55% (р=0,1562) и хронические гинекологические заболевания 45.5% и 43% (р=0,5464), из которых наибольший процент составили опухолевые 31% и 30.5% (р=0,8282). Физиологическое течение беременности было у 22.5% и 21.5% женщин (р=0,8109) в I и II группах соответственно. Наиболее частыми гестационными осложнениями являлась угроза прерывания беременности в обеих группах 49% и 47.5% (р=0,6891) и анемия беременных 27% и 33% (р=0,1912). Спазмолитические средства назначались 37% и 42,5% (р=0,2244), сульфат магния - 21% и 17% (р=0,3085), токолитические препараты – 12,5% и 15,5% (р=0,3805), а также другие препараты (витамины, препараты железа, антибиотики, актовегин и др.) – 57,5% в обеих группах. У большинства женщин роды были срочные 92% и 91.5% (р=0,7201), наиболее частым осложнением родов стал преждевременный разрыв плодных оболочек - 24% и 20,5% (р=0,3348).

Полный пакет ведения третьего периода родов включает инъекцию утеротоника (окситоцин 10ЕД в/м) после рождения ребенка, контролируемые тракции за пуповину и наблюдение за сокращением матки, а также массаж матки после рождения последа.

Усеченный вариант активного ведения третьего периода родов включает инъекцию утеротоника (окситоцин 10ЕД в/м) и массаж матки после рождения плаценты.

Первостепенным было отметить кровопотерю более 50 мл и более в первый час и два часа, если у женщины продолжалось кровотечение. Второстепенные цели: трансфузия крови, использование дополнительных утеротоников для лечения послеродового кровотечения, послеродовый уровень гемоглобина и гематокрита матери, ручное отделение плаценты, дополнительные хирургические процедуры (баллонная тампонада, перевязка сосудов, гистерэктомия).

Результаты. Проведенное исследование показало, что средняя кровопотеря в I и II группах существенно не различалась и составила 218,67±130,4 и 228,77±87, соответственно (p=0,363). Частота возникновения послеродового кровотечения (кровопотеря более 500 мл) в I группе была 1,0%, а во II группе – 1,5% (p=0,645).

Трансфузия крови проводилась только в одном случае в I группе. Ручное отделение плаценты проводилось у 2,5% женщин I группы и в 1,5% случаев у женщин II группы (p=0,476). Процент женщин, уровень гематокрита у которых снизился более чем на 10% в I группе составил 23,5%, а в группе (без тракций) – 20,5% (p=0,464). Дополнительное использование утеротоников для лечения послеродового кровотечения понадобилось в 12% и 16,5% случаев соответственно (p=0,156). Дополнительные хирургические вмешательства (внутриматочный баллон) использовался у одной женщины в каждой группе. Средний уровень послеродового гемоглобина в I группе составил 112,49±14, г/л, во II – 113,04±10,17 г/л (p=0,654). Средний уровень гематокрита в I группе был 34,78±4,0, во II группе – 35,26±3,65 %(p=0,211).

В группе I отмечено статистически значимое снижение только уровня послеродового гемоглобина 112,49±14,06 в сравнении с его уровнем до родов 114,0±12, (р=0,253). Во II группе было очевидное снижение гемоглобина от исходного до родов 116,77±11,01 и после 113,04±10,17 (р0,005), и гематокрита 36,89±2,98 и 35,26±3, (р0,001) Выводы. Таким образом, результаты нашего исследования показали, что пациентки, к которым применялся полный пакет активного ведения третьего периода родов, включая контролируемые тракции за пуповину, имели меньшее снижение уровня гемоглобина после родов. Однако, эффективность контролируемых тракций за пуповину должна быть оценена в более многочисленных исследованиях.

УДК 616 - 001.4 – Тараско А.Д., Мальцева Н.В., Панченко В.А.

ОЦЕНКА ТЕЧЕНИЯ РАНЕВОГО ПРОЦЕССА В КОЖНЫХ РАНАХ Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей»

Минздравсоцразвития Российской федерации, г. Новокузнецк Актуальность. В структуре хирургических болезней раны составляют около 70%.

Раневой процесс – это комплекс закономерных, сменяющих друг друга изменений (некролиз, ангиогенез, образование коллагена и контракция раны, раневая эпителизация и рубцевание). Для оценки раневого процесса в настоящее время используется условное деление его на три стадии (фазы): I – фаза экссудации или фаза воспалительного периода, II – фаза регенерации и пролиферации, III фаза эпителизации и реорганизации рубца.

При отсутствии отягощающих моментов ориентировочно I фаза имеет продолжительность 1-4 сут., II фаза – 1-14 сут., III фаза – 3-21 суток. Продолжительность фаз подвержена колебаниям в зависимости от различных факторов, как эндо-, так и экзогенных. Для подбора обоснованной тактики и методов воздействия на раны с целью их лечения необходима объективная оценка течения раневого процесса. Она осуществляется в процессе клинического наблюдения за состоянием раны во время перевязок, когда врачом-хирургом оценивается выраженность симптомов воспаления, характер и количество экссудата, наличие и внешний вид грануляций, наличие признаков раневой эпителизации и рубцевания. Недостатком такой диагностики является то, что клинические критерии, используемые для динамической оценки раневого процесса, основаны на визуальной, тактильной и органолептической оценке и могут трактоваться произвольно, то есть являются субъективными, что обусловливает трудности в лечении ран. К объективным методам оценки раневого процесса относятся измерение размеров и площади раны, бактериологический метод и цитологический метод. Однако каждый из этих методов имеет определенные недостатки, к которым относится, например, отсутствие информации о направленности раневого процесса. Целью настоящего исследования явилась разработка нового метода объективной оценки течения раневого процесса и эффективности лечения кожных ран различного генеза.

Материалы и методы. Было обследовано 49 пациентов в возрасте от 18 до 74 лет обоего пола, обратившихся в Центр амбулаторной хирургии МЛПУ ГКБ №2 г.

Новокузнецка по поводу первичных и вторичных гнойных ран фурункулов, карбункулов, абсцессов, флегмон, инфицированных ран, трофических язв, пролежней.

Исследовано 133 соскоба из вышеперечисленных типов ран. При первичном обращении пациентов и при лечении в течение раневого процесса брали соскобы с поверхности ран, из которых выделяли ДНК с помощью реагента ДНК-ЭКСПРЕСС с красителем для электрофоретической детекции. Полученный супернатант, содержащий ДНК, вносили в лунку длиной 4 мм 2% агарозного геля с бромистым этидием и подвергали горизонтальному электрофорезу в течение 15 минут, после чего гель помещали на стекло УФ-трансиллюминатора и анализировали результат в проходящем ультрафиолетовом свете с длиной волны 310 нм. На электрофореграммах выявляли ДНК в виде отходящих от лунок светящихся треков разной длины, которые сопоставляли между собой. Длину треков оценивали визуально, или электрофореграммы фотографировали и снимки переносили в персональный компъютер, где длину треков измеряли, соотносили с длиной лунки в качестве стандартной длины, и треки сравнивали между собой. Проведение исследования занимало около 1 часа. Образец свечения ДНК на электрофореграмме представлен на рисунке.

Для статистического анализа использовали параметры электрофореграмм ДНК, выделенных из 23 соскобов из ран, находящихся в I фазе раневого процесса (наличие гнойного экссудата, влажного некроза и фибринозных наложений), 28 соскобов во II фазе раневого процесса (отсутствие гноения, гранулирование раны);

19 соскобов в III фазе раневого процесса (полное очищение раны, ее контракция, выраженная краевая эпителизация и признаки формирования рубца). Для оценки течения раневого процесса использовали количественный показатель – длину трека относительно длины лунки.

Изменение длины трека относительно длины лунки между фазами раневого процесса оценивали по результатам, полученным в динамическом наблюдении раневого процесса.

Стандартная статистическая обработка включала подсчет средних арифметических величин, стандартной ошибки среднего и 95%-ного доверительного интервала значений, n количество исследований. Значимость различий полученных количественных показателей оценивали с помощью непараметрического критерия Манна-Уитни (р).

Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез в данном исследовании принимался равным 0,05.

Результаты. Обнаружено, что длина трека ДНК в I фазу раневого процесса превосходит длину лунки, в среднем, в 5 раз, при этом 95% значений укладывались в интервал 4,7 – 5,6. Во II фазе раневого процесса длина трека ДНК была больше длины лунки в среднем в 4 раза, при этом 95% полученных значений находились в интервале 3,8 – 4,6 (рII-I=0,0011). В III фазе длина треков была минимальна, т.к. в среднем превышала длину лунки только в 3 раза, а 95% полученных значений были в интервале 2,6 – 3,7 (рIII-I0,0001, рIII-II0,0001). Сравнение изменения длины треков относительно длины лунки между фазами раневого процесса показало, что наибольшее укорочение длины треков образцов ДНК наблюдается в III фазе относительно I фазы (примерно на 50%) и относительно II фазы (около 40%). Во II фазе по сравнению с I фазой укорочение составило в среднем около 20%. Уменьшение длины трека ДНК между III и I фазами (n=8) было в 2,5 раза больше, чем между I и II фазами (n=11, р=0,0003), и в 1,3 раза больше, чем между II и III фазами (n=18, р=0,0303). Следовательно, по мере последовательного прохождения фаз раневого процесса, т.е. при его положительной динамике и эффективном лечении треки образцов ДНК, выделенных из ран, на электрофореграммах укорачиваются. Наблюдаемое укорочение треков свидетельствует об уменьшении количества низкомолекулярных фрагментов ДНК в образцах ДНК, т.е. о снижении степени разрушения клеток и ДНК, что сопряжено с уменьшением воспалительных и усилением регенеративных процессов, максимальных в III фазе раневого процесса.

Выводы. Динамика раневого процесса сопровождается количественными изменениями электрофоретической фракции ДНК, выделенной с поверхности ран.

Укорочение длины трека ДНК на электрофореграммах характерно для положительного течения заживления раны и указывает на эффективность назначенного лечения, удлинение трека или отсутствие изменений его длины в динамике раневого процесса можно оценивать как отрицательное течение заживления раны и лечение считать неэффективным. Предложенный способ оценки течения раневого процесса в кожных ранах позволяет в короткие сроки определить эффективность проводимых лечебных мероприятий и правильно определить врачебную тактику, выбрать средства и методы лечения, своевременно корректировать лечебное воздействие.

А Б В Рисунок. Фотография электрофореграммы образцов ДНК, выделенных из соскоба диабетической язвы пятки;

А II фаза раневого процесса, первичное обращение;

Б укорочение трека на 5% по сравнению с предыдущим исследованием через 12 дней после лечения, продолжается II фаза раневого процесса;

В III фаза раневого процесса через месяц после лечения, укорочение трека на 38% по сравнению с предыдущим исследованием;

треки образцов ДНК – 1, лунки для внесения образцов ДНК – 2.

УДК: 614.2:616. Т Е.А., Т И.А.

МЕДИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КАЧЕСТВА ОКАЗАНИЯ СТОМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ НАСЕЛЕНИЮ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ Кемеровская государственная медицинская академия МЗиСР России г. Кемерово Актуальность. Здравоохранение относится к отраслям, которые являются предметом особого общественного интереса. Предприятия общественного пользования, принадлежащие к таким отраслям, должны отвечать дополнительным критериям:

общественной подотчетности, всеобщей доступности, качества обслуживания.

Подразумевается, что не только здравоохранение, но и все остальные секторы экономики непременно функционируют внутри политической системы, где допустимые границы экономического поведения определяются государством (Артюхов И.П., Корсакова Е.Д., 2005).

В настоящее время роль и значимость медико-социологических исследований в оценке качества медицинской помощи особенно возрастает. В условиях реформирования здравоохранения регулярное своевременное получение достоверной медико социологической информации, и ее анализ позволяют решить многие проблемы.

Материалы и методы. Согласно приказу №1036 от 9.09.2011 Департамента охраны здоровья населения Кемеровской области «О проведении выездных проверок по вопросам качества и доступности стоматологической помощи населению Кемеровской области» была создана комиссия из 19 экспертов и проведена проверка 18 территорий Кузбасса.

Проверяли очередность на бесплатное лечение и на льготное зубопротезирование.

Анкетировали пациентов, закончивших стоматологическое лечение, с оценкой условий и качества получения помощи по 5-балльной системе. В анкете просили оценить организацию и доступность стоматологической помощи в учреждении, квалификацию, профессионализм, вежливость и внимательность врачей и среднего персонала, состояние материально-технической базы и санитарно-гигиенических условий.

Также проводили экспертизу амбулаторных карт стоматологического больного (ф.

043/у) с заполнением карт экспертной оценки качества лечения. Рассчитывали уровень качества лечения (УКЛ), считая его удовлетворительным при значении не менее 0,75.

Определяли УКЛ по формуле:

УКЛ = ОНМ + ОК где: УКЛ – уровень качества лечения, ОНМ – оценка набора мероприятий, ОК – оценка качества лечения.

ОНМ и ОК определяли путем оценки соответствия стандартам с использованием шкалы оценки набора мероприятий и шкалы оценки качества лечения.

Результаты. Средняя очередность по Кемеровской области на бесплатное лечение составляет 7 дней. Превышение средних сроков очередности на отдельные услуги более 14 календарных дней (18 и 21 день) отмечено в двух областных учреждениях г. Кемерово (Областной клинической стоматологической поликлинике и отделении челюстно-лицевой хирургии Областной клинической больницы), что объяснимо их высоким рейтингом и, соответственно, большей востребованностью пациентами.

Очередность на льготное зубопротезирование отсутствует в г. Кемерово и Кемеровском районе, г. Белово, Беловском и Новокузнецком районах. На остальных территориях области очередь на льготное зубопротезирование ожидают от 14 человек (Прокопьевский район) до 587 человек (города Киселевск и Новокузнецк) и даже человек (г. Междуреченск). В среднем по Кемеровской области очередность на льготное зубопротезирование составляет 5 месяцев (от 1 месяца до 1,5 лет в городах Анжеро Судженске и Таштаголе). Данная ситуация в ряде территорий объясняется следующим:

недостаточностью финансирования, в частности льготной категории Ветеран труда, в городах Анжеро-Судженск, Новокузнецк, Березовский, Осинники, Междуреченск;

не укомплектованностью кадров зубных техников и врачей-стоматологов ортопедов в Таштаголе и Гурьевске.

При анализе анкетирования пациентов в основном отмечается отсутствие претензий на качество оказываемой стоматологической помощи, средняя оценка 4,7 балла. Однако в ряде территорий пациенты не удовлетворенны условиями оказания помощи. Устаревшее оборудование и мебель, отсутствие ремонта в кабинетах, повлияло на общую оценку качества в Междуреченске – 3,8 балла, Ленинск-Кузнецком и ГСП №2 г. Кемерово.

Большая загруженность врачей в Калтане влияет на долгое ожидание приема в назначенное время (4,2 балла).

Экспертиза амбулаторных карт стоматологического больного не выявила серьезных нарушений в выполнении стандартов обследования и лечения пациентов, что подтверждает средний УКЛ по Кемеровской области – 0,95 балла. Лишь в одной территории (Новокузнецкий район) УКЛ составляет 0,66 балла, что объясняется не полным проведением стандартов обследования (в течение 6 месяцев в ЦРБ нет возможности для выполнения рентгенографии стоматологическим пациентам).

Выводы:

1. Для сокращения очередности на льготное зубопротезирование Департаменту охраны здоровья населения Кемеровской области необходимо увеличить финансирование льготной категории граждан «Ветеран труда» в городах: Анжеро-Судженск, Новокузнецк, Березовский, Осинники, Междуреченск.

2. Управлениям здравоохранения территорий нужно решить вопрос об укомплектованности кадров зубных техников и врачей-стоматологов ортопедов в Таштаголе и Гурьевске.

3. Для повышения удовлетворенности пациентов качеством стоматологической помощи необходимо улучшить материально-техническую базу стоматологических ЛПУ в городах Междуреченск, Ленинск-Кузнецкий, Юрга, ГСП №2 г. Кемерово, ЦРБ Новокузнецкого района.

4. В ЦГБ города Калтана утвердить нормативы нагрузки врача-стоматолога (смешанный прием) в соответствие со сложившимися средними нормативами по Кемеровской области– 15,8.

УДК 614.21:519.24/ Тодышева Е.Н., Жилина Н.М., Чеченин Г.И.

АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДНЕВНЫХ СТАЦИОНАРОВ ПРИ ПОЛИКЛИНИКЕ В Г. НОВОКУЗНЕЦК ЗА ПЕРИОД 2005-2010 гг.

Кустовой медицинский информационно-аналитический центр, г. Новокузнецк Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей Минздравсоцразвития России, г. Новокузнецк Актуальность. Дневной стационар является важным структурным подразделением МУЗ и предназначен для проведения профилактических и реабилитационных мероприятий больным, не требующим круглосуточного медицинского наблюдения.

Наблюдение в дневном стационаре позволяет врачу своевременно подобрать адекватную медикаментозную терапию, освободить ресурсы круглосуточных стационаров для лечения более тяжелых случаев заболеваний.

Материал и методы. Основным материалом исследования является персонифицированная база данных (БД) «Дневной стационар» Кустового медицинского информационно-аналитического центра (КМИАЦ) г. Новокузнецка, зарегистрированная в Научно-техническом центре «Информрегистр» Федерального агентства по информационным технологиям. Государственная регистрация №0220711701 от 19 июля 2007г., регистрационное свидетельство № 11043. Для проведения анализа информация БД переведена в формат SPSS (17.0). Число пролеченных пациентов в дневном стационаре представлено в абсолютных (зарегистрированное число случаев) и относительных (зарегистрированное число случаев в пересчете на 1000 населения соответствующего возраста) показателях. Изучена структура обращаемости в дневной стационар (в процентных показателях, процент рассчитан от общего числа за рассматриваемый период).

Для описания совокупности граждан, пролеченных в дневных стационарах при поликлинике г. Новокузнецка, вычислено среднее число пролеченных по годам, в качестве характеристики разброса выбрано стандартное отклонение. Для сравнения качественных признаков в независимых группах применен статистический критерий 2.

Критическим уровнем статистической значимости различия признака в группах сравнения (р) выбран 0,05.

Результаты. Выявлено, что, в среднем, за год, в рассматриваемом периоде лечится всего пациентов в дневных стационарах при поликлинике в абсолютных показателях 39,6±3,04 тыс. человек, из них впервые наблюдались 33,3±1,7 тыс., а на последующем долечивании находилось 6,2±3,3 тыс. человек. В относительных показателях (на тысячу населения города), в среднем, за год, в рассматриваемом периоде лечится всего пациентов в дневных стационарах 70,1±5,3‰, из них в среднем впервые наблюдались 59,2±3,1‰, а на последующем долечивании - 11,1±5,9‰.

Наблюдение пациентов в дневном стационаре при поликлинике растет с 2005 по 2010гг., относительный показатель в 2005 году составляет 64,4‰, а уже в 2010 году относительный показатель составляет 79,2‰ (зарегистрированное число случаев в пересчете на 1000 населения), общая динамика (за данный период) возрастает на 22%.

Число случаев лечения в дневном стационаре при поликлинике мужчин составляет 41,3±4,5‰, женщин – 94,2±6,2‰, из них в мужской когорте преобладают дети до 14 лет (51,7±10,1‰), затем взрослые (39,2±3,6‰) и дети 15-17 лет (37,0±10,6‰). У женщин чаще лечатся в дневном стационаре взрослые (103,1±5,4‰), затем дети до 14 лет (48,8±9,9‰) и дети 15-17 лет (48,6±14,8‰).

Высокий рост лечения в дневном стационаре детей до 14 лет зарегистрирован в 2007 году, а максимальное увеличение темпа прироста наблюдается в 2010 году на 24,3%.

Понижение темпа прироста за анализируемый период только в 2009 г. на 7,7%.

А в группе детей 15-17 лет с каждым годом наблюдается понижение темпа прироста, максимальное понижение в 2006 году на 23,2%.

Во взрослой группе темп прироста с каждым годом повышается, максимальный прирост наблюдался в 2010 г. (на 8,1%).

При сравнении пролеченных больных в разных половозрастных группах среди детей до 14 лет число случаев наблюдения мальчиков превышает число наблюдений девочек, в среднем, на 6%. А в группе детей 15-17 лет наоборот, число случаев лечения девушек превышает число лечения юношей почти на 30%. Среди взрослого населения относительный показатель лечения женщин превышает относительный показатель мужчин на 61%.

При анализе обращаемости пациентов в дневной стационар при поликлинике в 2010 году было выявлено, что основной причиной обращения являются обращения с болезнями системы кровообращения (22% от общего числа заболеваний). А на протяжении всего анализируемого периода самыми распространенными причинами обращения в дневной стационар являются: класс заболеваний, характеризующий беременность, роды и послеродовой период (19,6±1,4%), болезни системы кровообращения (19,3±2,3%), костно-мышечной системы (13,8±1,4%) и болезни мочеполовой системы (10,0±1,8%), болезни органов дыхания (9,5±0,8).

Снижение процентного уровня основных причин обращения всего населения наблюдается в классах болезней органов пищеварения (на 1,9%), болезней мочеполовой системы (на 3,9%), беременность, роды и после родовой период (на 1,2%), а повышение проявляется: у болезней системы кровообращения (4,5%), костно-мышечной системы (2,2%).

Статистически значимое различие по половому признаку среди госпитализированных с такими заболеваниями, как: болезни глаза, нервной системы, костно-мышечной системы, органов дыхания, системы кровообращения, мочеполовой системы и органов пищеварения. Статистически значимых различий не выявлено в классе «факторы, влияющие на состояние здоровья, внешние причины заболеваемости и смертности (прочие)».

В абсолютных случаях пациентов-женщин больше по всем классам заболеваний, кроме болезней нервной системы, но структура заболеваемости у мужчин и женщин различна.

Статистически значимо (P0,001) преобладает «женская группа» в структуре заболеваемости по классам: болезни мочеполовой системы, системы кровообращения, органов пищеварения, глаза и костно-мышечной системы. Статистически значимое преобладание по классу болезней нервной системы и органов дыхания выявлено у мужчин.

Выявлено, что самой распространенной операцией является микроаборт 23,5±11,6%, и с каждым годом количество данных операций сокращается. А в 2010 году на первом месте диагностическое выскабливание - 13,5%.

Структура распределений дней лечения пациентов в дневных стационарах при поликлинике, следующая:

1. Первое ранговое место, по максимальному пребыванию пациентов в дневном стационаре, занимают 22,7±4,5%- восемь дней, от общего числа дней;

2. На втором месте, 15,9±2% пациентов находилось в дневном стационаре - семь дней;

3. На третьем месте – 15,5±4,8% - девять дней.

На первом месте по числу пролеченных пациентов в дневном стационаре находится МЛПУ "ГКБ N29 - МСЧ ОАО ЗСМК" – 24%, далее расположились: МЛПУ "ГКБ N1"- 20,7% и МЛПУ "ГКБ N2"- 17,0%.

Выводы. В настоящем исследовании проанализирована динамика, половозрастная структура, причины обращаемости по классам заболеваний и наиболее распространенным нозологиям (для населения, в целом, и в разбивке по полу и возрасту), проанализирована хирургическая деятельность и длительность пребывания пациентов в дневных стационарах за период 2005-2010 гг., в целом, по городу и по лечебно профилактическим учреждениям. Результаты проведенного исследования могут быть использованы для усовершенствования деятельности дневных стационаров при поликлиниках г. Новокузнецка.

УДК 612. Толкач Н.М., Калентьева С.В.

ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ФЕТО-ПЛАЦЕНТАРНОГО КОМПЛЕКСА ПРИ ЗАЧАТИИ В РАЗНЫЕ СЕЗОНЫ КАЛЕНДАРНОГО ГОДА Кемеровская государственная медицинская академия Минздравсоцразвития, г. Кемерово Актуальность. Детский организм является особенным. Морфологические и функциональные перестройки, происходящие в нем, реализуют определенную генетическую программу, направленную на формирование здорового индивидуума.

Влияние как экзогенных, так и эндогенных факторов могут значительно изменить реализацию генетической программы как в сторону обеспечения оптимальных условий развития, так и в сторону формирования патологического процесса.

Большой фактический материал свидетельствует о мощных влияниях, которые оказывает на плод организм матери. Все, что изменяет функциональное состояние организма матери – е двигательная активность, питание, условия жизни, принимаемые ею лекарства и даже гелиоклиматические условия, сказывается на состоянии плода, его жизнеспособности и здоровье в будущем.

Целью исследования явилось выявление зависимости состояния фето плацентарного комплекса от сезона наступления беременности.

Материалы и методы. В ходе исследования, проведенного с 2007 по 2009 годы на базе акушерской клиники МУЗ Детская городская клиническая больница № 5 г. Кемерово, выполнено обследование 1896 женщин в возрасте от 14 до 40 лет неинвазивными методами в соответствии с требованиями Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации об этических принципах проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов (2000 г.). Все обследуемые дали информированное согласие на участие в исследовании.

Программой сбора материала было предусмотрено составление статистической карты – перечня вопросов, подлежащих изучению, а также проведение клинических и параклинических исследований, характеризующих состояние системы «мать – плацента – плод». Для характеристики системы «мать – плацента – плод» использованы:

ультразвуковое исследование плаценты и плода во время беременности, морфологическое исследование плаценты.

Ультразвуковые исследования фетоплацентарного комплекса в III триместре беременности проводили при помощи сканеров, работающих в реальном масштабе времени по принципу серой шкалы. Работа выполнялась на аппарате «Aloka – SD 500»

(Япония). Исследование включало в себя проведение ультразвуковой фетометрии и плацентометрии, оценку количества околоплодных вод, пренатальную диагностику задержки внутриутробного развития плода (ЗВРП), диагностику врожденных пороков развития плода.

Плаценту непосредственно после родов осматривали, определяли количество долек, длину пуповины, ее прикрепление. Патоморфологическое исследование плаценты проводилось с использованием окраски препаратов гематоксилином и эозином. При оценке морфоструктуры плаценты выделяли компенсаторно-приспособительные, дистрофические, гемодинамические и воспалительные изменения.

Для статистического анализа использовался пакет прикладных программ Statistica (версия 6.1 лицензионное соглашение BXXR006B092218FAN11). Статистическая обработка информации строилась с учтом характера распределения полученных данных.

Характер распределения переменных величин в рассматриваемых совокупностях определялся с помощью критерия Шапиро-Уилкса. Характер распределения в группах не соответствовал нормальному, поэтому для определения значимости различий значений между несопряженными совокупностями использовали непараметрический критерий соответствия 2. Различия считали статистически значимыми при p 0,05.

Результаты.

Для выявления особенностей показателей фето-плацентарного комплекса в зависимости от сезона наступления беременности всех женщин разделили на 4 группы: I группа(480 человек) – беременность наступила в зимний период календарного года, II группа (458 человек) – в весенний период, III группа (420 человек) – в летний период и IV группа (538 человек) – в осенний период.

В I группе женщин, у которых зачатие произошло в зимний период года, достоверно чаще (в 16,9% случаев) при ультразвуковом (УЗ) исследовании фето плацентарного комплекса имела место задержка внутриутробного развития плода (ЗВУР) на фоне высокой частоты обвития шеи плода пуповиной (42%), признаков отека плацентарного ложа (1,2%). По данным морфологического исследования последа в данной группе была самая высокая распространенность декомпенсированных форм фето плацентарной недостаточности (9,7%) за счт гемодинамических (48,4%), деструктивно склеротических (57,9%) и воспалительных (11,1%) изменений плаценты.

Во II группе женщин, у которых зачатие произошло в весенний период года, чаще диагностировались УЗ признаки хронической гипоксии плода (44,6%). В несколько раз чаще по сравнению с другими группами имели место признаки врожденных аномалий развития плода (4,7%), что можно объяснить данными французских исследователей, рассчитавших индекс множественных аномалий спермы и выявивших его значительное повышение в весенний период года. Несмотря на это, в данной группе с наименьшей вероятностью встречались фето-плацентарная недостаточность (2,4%) и задержка внутриутробного развития плода (7,5%). По данным морфологического исследования последов, несмотря на высокий процент гемодинамических нарушений (50%), их механизмы носили компенсаторный характер.

У женщин III группы, у которых зачатие произошло в летний период года, по данным УЗ исследования чаще по сравнению с другими группами диагностировались признаки хронической фето-плацентарной недостаточности (9,3%), нарушения выработки околоплодных вод (24,7%), признаки преждевременного старения плаценты (8,2%).

Однако в этой группе при УЗИ не было выявлено врожденных аномалий развития плода.

В IV группе женщин, у которых зачатие произошло в осенний период года, по данным ультразвукового исследования выявлена наименьшая распространенность нарушений фето-плацентарного комплекса. Адаптационно-приспособительные механизмы носили компенсаторный и субкомпенсированный характер.

Влияние сезона года, в котором происходит зачатие, на уровни гормонов фето плацентарной системы более выражено при патологической беременности, когда нарушаются механизмы эндокринной регуляции гестационного процесса.

Заключение. При наступлении беременности в любом периоде календарного года, нарушения в фето-плацентарном комплексе диагностируются как при ультразвуковом, так и при морфологическом исследованиях. Однако следует обратить внимание на качественный показатель этих нарушений. Наиболее серьезные изменения в системе «мать-плацента-плод», способные вызвать не только ухудшение показателей здоровья как со стороны матери, так и со стороны ребенка, диагностируются при наступлении беременности в зимне-весенний период календарного года. Наиболее благоприятным периодом в этом плане является осенний сезон. Знания о частоте и распространенности различных форм осложнений, возникающих в системе «мать – плацента – плод» в зависимости от сезона наступления беременности, дают возможность разрабатывать индивидуальные планы профилактических и лечебных мероприятий. Это в свою очередь позволит повысить не только качество оказания медицинской помощи беременным женщинам, но и улучшить показатели здоровья как матери, так и ребенка.

УДК 616.8-009.11-08:616.832-001.3- Фроленко С.Ю.

ЛЕЧЕНИЕ СПАСТИЧЕСКОГО СИНДРОМА У ПАЦИЕНТОВ С ТРАВМАТИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СПИННОГО МОЗГА Новокузнецкий научно-практический центр медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов Федерального медико-биологического агентства, г. Новокузнецк С каждым годом в нашей стране возрастает количество инвалидов после травм позвоночника и спинного мозга, что связано с развитием производства, увеличением числа автомобильного и железнодорожного транспорта. Даже при отсутствии произвольных движений в ногах, пациент может быть обучен не только передвижению в инвалидном кресле, но и самостоятельной ходьбе. Восстановление или компенсацию утраченных функций зачастую ограничивает не только снижение силы мышц, но и спастический синдром.


Мышечная спастичность – это повышение тонуса мышц, характеризующееся неравномерностью их сопротивления в различные фазы пассивного движения.

Применительно к спинальной травме, спастический синдром это проявление активности автономного спинного мозга, готовность мышц к спазму. Это закономерное проявление поперечного или переднестолбового поражения спинного мозга, однако, выраженность его зависит от многих причин.

В зависимости от генеза можно выделить:

1) Спастический синдром центрального генеза. Развивается при непосредственном повреждении нервной ткани во время травмы, но проявляется по мере разрешения спинального шока. Особую выраженность приобретает при наличии не устраненной компрессии спинного мозга костными структурами или напряженными внутримозговыми кистами.

2) Гипертрофированный спастический синдром преимущественно периферического генеза развивается при наличии травмирующего фактора в органах и тканях ниже уровня поражения в денервированной зоне.

Также причинами высокого тонуса неоднократно являлись вросшие ногти на пальцах стоп, паронихии, гематомы на нижних конечностях. Зачастую пациенты сами вызывают усиление спастического синдрома, нанося себе болевой раздражитель для облегчения движений, улучшения опорности нижних конечностей.

3) Спастический синдром, обусловленный двигательным поведением или иррадиацией возбуждения от сегментов, выше уровня травмы. Например, силовая гимнастика для рук усиливает спастичность в ногах;

излишнее напряжение при движении, атлетические упражнения, «перекачивание» усиливают спастичность за счет иррадиации возбуждения от вышележащих сегментов.

Наиболее вероятные причины спастического синдрома необходимо установить во время врачебного осмотра. Для подтверждения диагноза предлагается план обследования.

Для выявления центрального генеза спастического синдрома может быть установлен МРТ, КТ спинного мозга (выявление компрессии, наличие напряженных внутримозговых кист). В дополнение к этому, при выраженном спастическом синдроме необходимо провести УЗИ органов брюшной полости, почек и мочевыводящих путей;

обзорную и экскреторную урографию;

тщательный осмотр пациента на предмет недиагностированных переломов, вывихов, растяжений сухожилий, вросших ногтей, а также других болевых раздражителей, для выявления периферического генеза спастического синдрома. Кроме того, клинически значимый спастический синдром может быть обусловлен неправильными двигательными стереотипами. Для этого проводится осмотр пациента во время пересаживания в кресло-коляску, во время занятий в спортзале.

На основании проведенного осмотра строится план лечения:

1) При центральном механизме спастического синдрома нейрохирургический этап лечения. Проводится декомпрессия спинного мозга, дренирование кист, пункция напряженных внутримозговых кист. В нашем отделении за последний год нейрохирургическое лечение прошло 30 человек, из них у 70 % после операции уменьшилась степень выраженности спастического синдрома.

2) При периферическом лечение сопутствующих трофических, урологических нарушений, блокада триггерных узлов. В нашем отделении у 18 человек выявлена мочекаменная болезнь;

после удаления каменей в 62 % случаев снизился спастический синдром.

3) Оптимизация двигательных стереотипов.

4) После устранения вышеперечисленных причин проводятся занятия лечебной физкультурой с инструктором, постизометрическая релаксация мышц, расслабляющий ручной массаж, вибромассаж, электростимуляция мышц по релаксирующей методике.

5) Медикаментозное лечение применение препаратов, снижающих высокий мышечный тонус. В настоящее время единственный препарат, рекомендованный для пациентов с травматической болезнью спинного мозга, в рамках национальных клинических рекомендаций – баклосан.

6) Локальное лечение спастичных мышц:

- иглорефлексотерапия блокада напряженных мышц акупунктурными иглами, и новокаиновые блокады;

- ботулинотерапия введение препаратов ботулотоксина в спазмированные мышцы с целью снижения высокого тонуса и уменьшения болевого синдрома. Основное достоинство данного метода заключается в том, что ботулотоксин действует локально, только в тех мышцах, куда он был введен, практически отсутствуют побочные реакции.

Клинический эффект после инъекции ботулинического токсина отмечается спустя несколько дней и сохраняется в течение 2-6 месяцев, после чего может потребоваться повторная инъекция. Иногда длительность эффекта сохраняется до 1 года и более. Это время, когда мышцы максимально расслаблены, следует использовать для активных занятий лечебной физкультурой, разработки контрактур. В этом случае высока вероятность того, что после окончания действия препарата спастический синдром не вернется в полной мере, удастся разработать мышечные контрактуры и увеличить объем движений. В нашем отделении лечение ботулотоксином прошли около 30 человек, в том числе пациенты со спастическими контрактурами после позвоночно-спинномозговой травмы и спастичностью в верхних конечностях после инсульта головного мозга или черепно-мозговой травмы.

7) При безуспешности вышеперечисленных методов и высоком уровне спастического синдрома проводятся разрушающие операции миелотомия, радикулотомия, гипотермия спинного мозга. В нашей клинике весьма сдержанное отношение к операциям подобного рода, так как после такого лечения восстановление функции спинного мозга маловероятно, во многих случаях может быть нарушение функции мочевого пузыря.

Таким образом, своевременное и правильное выявление, устранение причины гипертрофированного спастического синдрома, целенаправленная комплексная реабилитация позволяет значительно улучшить качество жизни пациента, снизить зависимость от посторонней помощи, облегчить уход посторонними лицами, облегчить навыки самообслуживания и даже создать предпосылки для возврата к трудовой деятельности.

УДК 614. Херасков В.Ю.1,2, Артамонова Г.В. МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПАЦИЕНТОВ С КАРДИОГЕННЫМ ШОКОМ НИИ Комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний СО РАМН2, МБУЗ Кемеровский кардиологический диспансер1, г. Кемерово Актуальность. Болезни системы кровообращения давно рассматриваются как медико-социальная проблема экономически развитых стран, суть которой заключается в значительных потерях общества от внезапной смерти, высокой степени инвалидизации населения, значительных затратах на проведение высокотехнологичных медицинских вмешательств. В решении данной проблемы существенное значению имеют научно обоснованные подходы к профилактике, организации специализированной медицинской помощи, выстроенные с учтом анализа медико-социальных особенностей различных групп пациентов, в том числе с развившимся кардиогенным шоком (КШ), то есть с высокой степенью риска смертельного исхода. Цель настоящего исследования – оценить распространнность медико-социальных факторов у пациентов с кардиогенным шоком.

Материалы и методы. Объектом исследования выбраны пациенты, госпитализированные в специализированный кардиологический стационар г. Кемерово за период с 2006-2011 годы. Единица наблюдения – пациент, с подтвержднным диагнозом кардиогенный шок. Общее число наблюдений - 493 человека, сплошная выборка.

Статистическая обработка проводилась с использованием программы STATISTICA с расчтом средней величины (95% ДИ), частоты распространнности.

Результаты. За исследуемый период частота встречаемости кардиогенного шока составила 7,5 % (min 4,4%, max 10,4%) от всех пациентов с инфарктом миокарда, госпитализированных в Кемеровский кардиологический диспансер.

Половая структура исследуемой группы характеризуется преобладанием мужчин (51,5%) над женщинами (48,5%), в возрастном диапазоне от 33 до 84 лет (средний возраст 70,4 лет). В основном это пенсионеры (82,3%) и неработающие (3,9%), работающих всего 13,8%. Ранее установленная группа инвалидности выявлена у 33,2% пациентов.

Среди пациентов изучаемой группы отмечается высокий уровень распространнности сопутствующей патологии. Так, хроническая обструктивная болезнь лгких с явлениями дыхательной недостаточности выявлена в 10,1% случаев, хроническая почечная недостаточность – в 6,5% случаев, онкопатология – у 5,5% пациентов.

Почти половина пациентов (48,5%) с кардиогенным шоком перенесли инфаркт миокарда ранее.

Гипертоническая болезнь диагностирована у 87,2% пациентов, хроническая сердечная недостаточность II степени по классификации Василенко - Стражеско у 54% пациентов. 17,0% пациентов ранее перенесли острые нарушения мозгового кровообращения. Следует заметить, что у 33,2% пациентов изучаемой группы выявлено мультифокальное поражение сосудов, в частности, атеросклероз экстракраниальных артерий (16,4%) и атеросклероз артерий нижних конечностей (16,8%).

Установлено, что только у 51 пациента изучаемой группы ранее были выполнены коронарные ангиографические исследования (10,3% случаев) По их результатам ангиопластика и стентирование коронарных сосудов выполнены 17 пациентам (33%), аортокоронарное шунтирование проведено 6 пациентам (11%). Показания к проведению АКШ выставлены 6 пациентам (11%), ЧКВ – 5 пациентам (10%). Остальным пациентам (17 человек – 33%) ввиду технической невозможности хирургической реваскуляризации была определена консервативная тактика лечения ИБС.

У пациентов с кардиогенным шоком среднее время от начала боли составило 11. часа (10,2;

11,9). Давность заболевания более 24 часов выявлена у 30,2% пациентов, от 6 и менее часов – 50,7%. 19% от 6 до 24 часов. На момент поступления пациентов исследуемой группы в кардиологический диспансер острая сердечная недостаточность по классификации Killip и Kimbal (1967) была следующей: KillipI – 13,8% пациентов, Killip II – 35,9% пациентов, Killip III – 12,8% и Killip IV -37,5% пациентов. В 52,1% случаев кардиогенный шок осложнил течение инфаркта миокарда передней стенки левого желудочка в 38,5% - задней, в 7,7% случаев диагностирован циркулярный инфаркт миокарда.


Летальность в изучаемой группе пациентов составила за весь период 88%.

При этом, в группе пациентов без реперфузионной терапии, летальность на протяжении исследуемого периода не менялась и составляет 100%. Наряду с уменьшением доли тромболизиса при КШ 24% до 7%, отмечено увеличение частоты применения чрезкожных коронарных вмешательств при кардиогенном шоке до 24%. При этом отмечено, что в группе с хирургической реваскуляризацией летальность составляет 65%. По мере накопления опыта ведения пациентов с КШ, в период с 2009 по 2011 год при ЧТКА летальность уменьшилась до 55%.

В исследуемый период летальность в группе пациентов до 60 лет составила:

мужчины 69%, женщины – 55%( Р 0,0001). В группе пациентов старше 60 лет - мужчины 91%, женщины – 94%.

Выводы. К значимым медико-социальным факторам развития кардиогенного шока следует отнести мужской пол, старший возраст, переднюю локализацию инфаркта миокарда Можно предполагать низкий уровень приверженности к лечению при наличии сопутствующих заболеваний и отягощнного анамнеза по болезням системы кровообращения. Уменьшение летальности при кардиогенном шоке связано с более широким внедрением методов хирургической реваскуляризации, накоплением опыта ведения пациентов, оптимизацией организации помощи пациентам с осложненными формами инфаркта миокарда.

УДК: 616.988.25-002.954. Хохлова З.А., Захарова Е.В., Кириллова Ю.М.

КЛИНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КЛЕЩЕВОГО ЭНЦЕФАЛИТА Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей»

Минздравсоцразвития Российской федерации, г. Новокузнецк Городская клиническая инфекционная больница №8, г. Новокузнецк, Городская клиническая больница №29, г. Новокузнецк Актуальность. Кемеровская область является природным очагом клещевого энцефалита (КЭ), показатель заболеваемости стабильно превышает средний российский уровень. Заболевание относится к тяжелым нейроинфекциям. При развитии очаговых форм КЭ высока летальность, частота стойких неврологических остаточных явлений, переход в хроническое течение. Современные методы лечения не оказали существенного влияния на исходы болезни. В настоящее время в ряде регионов отмечается увеличение тяжести заболевания.

Материал и методы. Проведен анализ клинической картины у 95 больных с лабораторно верифицированным диагнозом КЭ, госпитализированных в инфекционные отделения в 2006-2010 гг.: взрослых (18-79 лет) – 79 (83,1%), детей (2-17 лет ) – (16,9%). Использовали эпидемиологический, клинико-неврологический, рутинные лабораторные методы. Для верификации диагноза исследовали сыворотку крови на сезонные природноочаговые инфекции методом ИФА. Статистическую обработку данных проводили на ПК с помощью программы Microsoft Exel.

Результаты. Из эпиданамнеза выявлен контакт с клещами либо пребывание в лесу у 88 больных, употребление некипяченого козьего/коровьего молока у 4-х (4,2%). Все факторы отрицали 4 пациента. Иммунопрофилактику получили 32 пациента: 45,7% больных с лихорадочной формой (ЛФ), 32,6% с менингеальной формой (МФ) и 14,3% с очаговой формой (ОФ). Титрованный иммуноглобулин был введен 6-ти пациентам (у 4-х развилась МФ и у 2-х ЛФ), остальным – нормальный человеческий иммуноглобулин. Три пациента были вакцинированы против КЭ: у 1-го развилась ОФ и у 2-х – МФ КЭ.

ЛФ КЭ наблюдалась у 32 больных (33,7%): у 5 детей (14,7%), у 18 взрослых до лет (52,9%) и 11 старше 55 лет (32,4%). Средний возраст - 40,75±21,81 лет. У 49 больных была МФ КЭ (51,6%): 12 детей (24,5%), взрослых 18-55 лет – 23 (46,9%), старше 55 лет – 14 (28,6%). Средний возраст – 38,26±20,26 лет. ОФ регистрировалась в 14,7%, только у взрослых (14 человек). Доля пациентов старшей возрастной группы – 57,1%. Средний возраст - 53,5±14,9 лет.

Двухволновое течение заболевания наблюдалось только при МФ, у 5-и пациентов (5,3% от всех обследованных больных и 10,2% от больных с МФ).

Инкубационный период составлял от 2-х до 35 дней, в среднем 10,99±7,4 дня.

Продолжительность его увеличивалась с увеличением тяжести КЭ, однако различия статистически не значимы (табл. 1). Укороченный инкубационный период (1-7 дней) наблюдался чаще при МФ, удлиненный (более 21 дня) – только при ЛФ.

Таблица 1.

Частота основных клинических симптомов при разных формах КЭ Признак ЛФ (n=32) МФ (n=49) ОФ (n=14) Степень тяжести болезни - средняя 31/96,9% 37/75,5% - тяжелая 1/3,1% 12/24,5% 14/100% Инкубационный период (дней) - 11,2±7,58 13,08±7, 9, - укороченный ±13,43 28,5% 7,1% - удлиненный 15,6% 0% 0% 6,2% Максимальная температура (градусов) 38,63±0,67 39,16±0,57 39,58±0, Длительность лихорадки (дней) 7,35±5,68 8,1±2,49 7,93±2, Симптомы ВЧГ (головные боли распирающего 10/31,2% 49/100% 14/100% характера, боль в глазных яблоках, рвота).

Менингеальный синдром - количество больных 1 42/85,7% 14/100% продолжительность 5 6,90±3,11 9,07±4, (дней) Ликвор: Плеоцитоз (кл/мкл) 0 176,49 275, - лимфоцитарный 17/34,7% 5/35,7% - смешанный 17/34,7% 3/21,4% - нейтрофильный 15/10,6% 6/42,9% Общий белок (г/л) 0,43±0,36 0,53±0, Симптомы общей инфекционной интоксикации выявлялись в 100%. Лихорадка наблюдалась также у всех больных. Средний уровень и длительность е при разных формах статистически не различались. Однако субфебрилитет был только при ЛФ (у 5-и больных), а пирексия (39-41) значимо чаще была при ОФ (85,7%) и МФ (81,6%), чем при ЛФ (37,5%).

Лейкоцитоз периферической крови - один из критериев тяжести КЭ. Нами установлено повышение гуморальной активности в начале болезни при ОФ в 78,5%, при МФ в 55,1% (при тяжелом течении и у ряда больных со средней степенью тяжести), и не наблюдалось при ЛФ.

ЛФ КЭ была средней степени тяжести у 31 больного, у 1-го тяжелой, которая обусловлена неблагоприятным фоном (возраст 78 лет, ХНМК, ИБС, ГБ). Течение заболевания во всех случаях было гладким, все пациенты выписаны из стационара с выздоровлением на 8-21-й день, средний койко-день составил 13,27±3,03 дня.

МФ КЭ средней степени тяжести была у 36 (73,5%) больных, тяжелой – у (26,5%): у 1-го обусловлена фоновой патологией (ЦВБ), у 12-ти – выраженностью интоксикационного и менингеального синдромов. Двухволновое течение болезни во всех случаях было средней тяжести. 73,4% предъявляли жалобы на мышечные и 18,3% на суставные боли. Поражение ЦНС проявлялось симптомами ВЧГ в 100%, вегетативными нарушениями в 79,5%, микро-очаговой симптоматикой в 4,1%, менингеальным синдромом разной степени выраженности в 85,7%;

в 14,3% отмечался ликвор-менингит.

Изменения в ликворе: повышенное давление, 2-х – 3-х-значный цитоз, в 25,6% умеренное повышение белка и реакции Панди;

содержание глюкозы в пределах нормы. Уровень плеоцитоза составлял от 33 до 637 кл/мкл как правило, лимфоцитарного или смешанного характера (табл. 1). У детей во всех случаях было среднетяжелое течение, положительный менингеальный синдром, цитоз ликвора 33-637 кл/мкл, в 50% нейтрофильного характера.

Длительность пребывания в стационаре при МФ составляла от 12 до 36 дней, более дней — у пациентов с 2-х-волновым течением КЭ. Средний койко-день составил 20,55±5,79, значительно больше, чем при ЛФ.

ОФ КЭ отличалась выраженной тяжестью болезни у всех пациентов, обусловленной тяжестью поражения ЦНС. Синдромы интоксикации, внутричерепной гипертензии и менингеальный были выражены у всех пациентов. Изменения в ликворе выявлялись во всех случаях, в большей степени по сравнению с МФ (табл. 1).

Наблюдались варианты ОФ КЭ: менингоэнцефалитическая форма – 2 (спастические парезы, эпилептиформные припадки), полиоэнцефалитическая – 3 (поражение ствола мозга, мозжечка), полиомиелитическая - 3 (как правило, шейно-плечевой локализации), энцефалополиомиелитическая – 6 (поражение ствола мозга в сочетании с вялыми парезами различной локализации, у 2-х больных по типу восходящего паралича Ландри).

Расстройства сознания от сопора и психомоторного возбуждения до комы регистрировались у 10. Парезы ЧМН: 3, 4, 6 пар – в 5 случаях, 7-й пары – у 5 больных;

9, 10, 11, 12-й пар – в 6 наблюдениях. В ОРИТ переведено 5 больных. Заболевание закончилось полным выздоровлением лишь в одном случае (7,1%), летальный исход у 4-х больных (28,6% от больных с ОФ и 4,2% от всех наблюдавшихся), все пациенты старше 55 лет, имеющие отягощенный фон: ЦВБ, ИБС, гипертоническая болезнь.

Непосредственная причина летального исхода – прогрессирующий отек-набухание головного мозга в сочетании с отеком легких (3-и сутки госпитализации – 1 больная), с пневмонией и отеком легких (в ОРИТ, на 8-11 сутки лечения). 9 больных выписаны с улучшением для дальнейшего стационарного или амбулаторного восстановительного лечения у невролога.

Выводы.

У стационарных больных клинические формы клещевого энцефалита с 1.

вовлечением ЦНС (МФ и ОФ) составляют 66,3%.

Менингеальная форма наблюдается наиболее часто, в 26,5% имеет тяжелое 2.

течение. При очаговойформе в 100% тяжелое течение, в 28,6% летальный исход, в 74,3% неврологические остаточные явления.

Отягощающие факторы: пожилой возраст, неблагоприятный преморбидный 3.

фон, поздняя госпитализация.

УДК 616-053.6:616-018.2-007. Хохлова О.И., Калаева Г.Ю, Зайцева А.Х., Устьянцева И.М.

СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ ПОДРОСТКОВ И НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННАЯ ДИСПЛАЗИЯ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ Научно-клинический центр охраны здоровья шахтеров, г. Ленинск-Кузнецкий Актуальность. В последние годы отмечается негативная тенденция динамики основных показателей, характеризующих состояние здоровья детского населения. Так, по данным официальных статистических отчетов, общая заболеваемость детей старшего подросткового возраста за 5 лет возросла на 24%, первичная - на 23%.

Поскольку подростки представляют собой ближайший репродуктивный, интеллектуальный, экономический, социальный, политический и культурный резерв общества, поиск возможных причин сложившейся ситуации приобретает социальную и государственную значимость.

Одним из состояний, оказывающим отрицательное влияние на здоровье, является дисплазия соединительной ткани (ДСТ). Соединительная ткань в организме занимает особое место, она составляет около 50% массы тела, представлена во всех органах и тканях и выполняет множество разнообразных функций. Поэтому дефекты ее строения способны привести к изменению структуры внутренних органов, предрасполагая к формированию функциональных и органических заболеваний. В частности, известно, что ДСТ негативно влияет на состояние органов репродуктивной и гормональной систем, приводя к нарушению менструальной функции и бесплодию, а также осложняя течение беременности.

Распространенность в популяции и многообразие возможных последствий и осложнений придают актуальность проблеме своевременной диагностики недифференцированной ДСТ.

Цель: Изучить распространенность и клинико-функциональные проявления недифференцированной дисплазии соединительной ткани у детей младшего подросткового возраста.

Материал и методы. Проведено простое одномоментное обследование всех учеников одной из школ г.Ленинска-Кузнецкого в возрасте от 10 до 14 лет (всего подростков - 57 мальчиков и 53 девочки). Наличие ДСТ устанавливали, основываясь на критериях, предложенных Т. Милковска-Димитровой (1983 г), А.Каркашевым (1985г), Бейтоном (1988 г). Для выявления клинических проявлений ДСТ проводили объективный осмотр. Использовали также рентгенологические (по показаниям), плантографический, ультразвуковые и лабораторные методы. Заболеваемость устанавливали на основании анализа амбулаторных карт с учетом жалоб и проведенного обследования.

Статистическую обработку полученных результатов проводили с использованием прикладного пакета программ «Statistica 6,0». Сравнение категориальных данных осуществляли при помощи критерия 2 (Хи-квадрат). Различия считали статистически значимыми при р0,05.

Результаты. В результате проведенного исследования установлено, что у 73,6% обследованных подростков имеются признаки дисплазии соединительной ткани с одинаковой частотой встречаемости как среди мальчиков, так и среди девочек (21df=1,66, р=0,2): у 41 подростка – выраженная, у 40 – умеренная. При этом у всех отмечено наличие большого диагностического критерия ДСТ по Бейтону - гипермобильность суставов.

Жалобы на артралгии более 3-х месяцев, не связанные с воспалительными и травматическими повреждениями (второй большой диагностический критерий ДСТ), предъявляли 44% детей с выраженной и 22,5% - с умеренной ДСТ. Среди фенотипических признаков ДСТ наиболее часто встречались тонкая кожа и гиперэластичность кожных покровов (примерно у половины подростков с ДСТ). Самыми распространенными стигмами дисэмбриогенеза оказались: мягкие ушные раковины, крыловидные лопатки, голубые склеры, встречающиеся у 75% подростков. У 80% подростков с ДСТ выявлены скелетные изменения (сколиоз, плоскостопие, долихостеномелия, арахнодактилия), в большинстве случаев сочетающиеся со структурными и функциональными нарушениями со стороны внутренних органов (желчевыводящих путей, почек, сердца), глаз, вегетативной дисфункцией, высокой заболеваемостью. Так, анализ амбулаторных карт показал высокую заболеваемость респираторными инфекциями детей из групп с ДСТ (46,3% подростков с выраженной ДСТ и 30% - с умеренной), по сравнению со здоровыми (10,3%), 2 2df=31,8, р=0,001.

Таким образом, установлена высокая распространенность недифференцированной ДСТ у подростков. Поскольку соединительная ткань является неотъемлемой частью структуры практически всех органов (в частности, половых и эндокринных), данную категорию подростков можно отнести к группе риска по нарушению репродуктивной функции.

Выводы:

1. Недифференцированная дисплазия соединительной ткани, характеризующаяся наличием множественных стигм дисэмбриогенеза и фенотипических особенностей, наблюдается у 73,6% детей младшего подросткового возраста, из них у 37,3% выраженная и у 36,3% - умеренная.

2. Для подростков с дисплазией соединительной ткани характерны высокая заболеваемость и сочетание нескольких патологических состояний, что позволяет выделить таких детей в группу высокого риска по развитию хронических заболеваний 3. Раннее выявление признаков ДСТ может быть полезным для своевременной организации комплекса профилактических и оздоравливающих мероприятий.

УДК 519.233. Чернов М.С., Чернова Е.С.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ В МЕТОДАХ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКИ С ПОМОЩЬЮ КОРРЕЛЯЦИОННО-РЕГРЕССИОННОГО АНАЛИЗА В ПРАКТИКЕ СТОМАТОЛОГА-ОРТОДОНТА Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей Минздравсоцразвития Российской федерации, г. Новокузнецк ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», г. Кемерово Актуальность. Недостаточная информативность показателей комплексной функциональной диагностики состояния тканей пародонта у ортодонтических пациентов на различных этапах лечения часто приводит к выбору неправильной тактики лечения, которая может явиться причиной усугубления патологии либо возникновения рецидива зубочелюстных аномалий. В связи с этим актуальным является использование комплекса методов исследования, позволяющих получить достоверные цифровые данные, которые можно было бы связать (провести корреляцию) с клиническими данными обследования в полости рта или показателями рентгенологического исследования. Наиболее объективными и достаточно точными и достоверными методами диагностики являются компьютерная денситометрия, метод гнатодинамометрическоого исследования состояния тканей пародонта и периотестометрия. Определяя то или иное качество состояния пародонта в различные периоды перемещения зубов при ортодонтическом лечении с помощью вышеназванных методов можно предсказать эффективность и качество проводимого лечения, сроки его окончания и степень успешности ортодонтического лечения.

Материалы и методы. Целью исследования является установление степени взаимосвязи данных измерений, полученных с помощью денситометрического исследования, гнатодинамометрии и периотестометрии, а также определение процентного соотношения разницы в средних значениях показателей для зубов верхней и нижней челюстей с учетом пола по данным компьютерной денситометрии, гнатодинамометрии и периотестометрии. Исследование проводилось в группе из 26 человек, соматически здоровых детей в возрасте 12-14 лет. При осмотре полости рта определяется отсутствие зубочелюстных аномалий, удовлетворительная гигиена полости рта, в зубной формуле для исследования берутся 20 постоянных зубов. В контрольной группе 14 девочек и мальчиков. Каждый отдельно стоящий зуб находится в равных условиях с одноименными зубами у других пациентов.

Исходные данные были проверены на сопоставимость, представительность и однородность, в результате чего из выборки были исключены аномальные наблюдения.

Методами корреляционного анализа с использованием коэффициента корреляции Пирсона определялась степень линейной взаимосвязи между данными измерений гнатодинамометрии и периотестометрии. Оценка значимости коэффициента корреляции производилась по t-критерию Стьюдента. Затем при помощи аппарата регрессионного анализа методом наименьших квадратов был выявлен конкретный вид линейной зависимости между данными обоих методов, где в качестве зависимой переменной рассматривался показатель гнатодинамометрии, и получены интервальные оценки найденных коэффициентов регрессии при уровне значимости 5%.

Результаты. В контрольной группе наблюдалась достоверная отрицательная корреляция на уровне 30%, что говорит об умеренной силе взаимосвязи между исследуемыми показателями. Искомая зависимость между показателями гнатодинамометрии G и периотестометрии P записывается в виде:

G = 106,3023741 – 3,663206516 P.

Интервальные оценки коэффициентов парной линейной регрессии будут находиться соответственно в диапазонах [99,61125343;

112,993495] и [-6,261252084;

1,0651609].

Были определены средние значения по трем показателям диагностики с учетом и без учета пола, что позволило выявить следующие соотношения:

по показаниям периотестометрии:

1.

для девочек они больше на 1,7%, чем для мальчиков;

a.

для зубов нижней челюсти (без учета пола) на 12,8% больше, чем для верхней;

b.

у мальчиков для зубов верхней челюсти на 9,3% меньше, чем у девочек;

для c.

зубов нижней челюсти – на 4,9% больше;

у мальчиков для зубов нижней челюсти на 21,6% больше, чем для верхней;

у d.

девочек – на 6%;

по показаниям гнатодинамометрии:

2.

для мальчиков они больше на 8,5%, чем для девочек;

a.

для зубов верхней челюсти на 3,7% больше, чем для нижней;

b.

у мальчиков для зубов верхней челюсти на 9,7% больше, чем у девочек;

для зубов c.

нижней челюсти – на 7,4% больше;

у мальчиков для зубов нижней челюсти на 4,8% меньше, чем для верхней;

у d.

девочек – на 2,6% меньше;

по показаниям компьютерной денситометрии:

3.

для девочек они больше на 4%, чем для мальчиков;

a.

для зубов нижней челюсти на 36,2% больше, чем для верхней;

b.

у мальчиков для зубов верхней челюсти на 3% больше, чем у девочек;

для зубов c.

нижней челюсти – у девочек на 10% больше;

у мальчиков для зубов нижней челюсти на 27% больше, чем для верхней;

у d.

девочек – на 44%.

Выводы. Полученные результаты свидетельствуют о том, что по измерениям, полученным с помощью периотестометрии, при помощи построенного уравнения регрессии и интервальных оценок можно определить среднее значение данных гнатодинамометрии, а также свидетельствуют о сильной зависимости состояния пародонта от пола и групповой принадлежности зуба.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.