авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«1 Русский Гуманитарный Интернет Университет БИБЛИОТЕКА УЧЕБНОЙ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРА- ТУРЫ Вагин Юрий ...»

-- [ Страница 9 ] --

Пристыженный и разозленный режиссер выключил радио, встал, оделся, собрал чемоданы и поехал с женой в Палмс прингс, где постепенно пришел в себя. К нему вернулось жизне любие, желание работать! Он ощутил новый творческий подъем.

Капра создал после этого всемирно известные фильмы, ставшие популярными, кроме прочих достоинств еще и потому, что они были признаны как «Новое слово в изображении состояний челове ческой души». «Мистер Дитц едет в город», «Мистер Смит едет в Вашингтон», «Эта прекрасная жизнь», «Потерянный горизонт», и многие другие его фильмы оказали огромное влияние на мил лионы людей во всем мире (156).

Неправильно было бы думать, что незнакомец с помощью своих слов вложил в Капру заряд энергии и стимул к деятельно сти, он лишь умело убрал блокаду, препятствующую наличному творческому потенциалу, он направил имеющуюся энергию с пу тей созидания болезни на пути продуктивной креативной деятель ности.

Для креативной личности самым большим психотравми рующим фактором является искусственная пассивность. Если ог раничение психической активности ребенка и подростка приводит к существенной деформации личности, то аналогичный процесс у креативной личности приводит к нервно–психическому заболева нию. Поскольку для креативной личности творческая деятельность является просто физиологической потребностью, связанной с не обходимостью свободно тратить избыток психической энергии, невозможность ею заниматься или прекращение ее приводит к психическому перенапряжению и психосоматическому заболева нию.

Но в тех ситуациях, когда мы видим перед собой актуализи рованную личность и исполненную личность, в той ситуации, ко гда мы видим перед собой инволюционирующую личность, про блема которой заключается в том, что та степень ее достигнутости, которая имеется в реальности, и тот уровень, который гипостазиро вался в процессе созревания, не соответствуют друг другу, будем ли мы в этих ситуациях пытаться стимулировать и активизировать процессы личностного функционирования на общем фоне ослабле ния адаптационных возможностей личности? Ведь любой новый стиль поведения, любой новый стиль мышления, любой новый стиль взаимоотношений с другими людьми, который мы можем предложить в данной ситуации, и который быть может с нашей точ ки зрения кажется более адекватным для данной личности, по требует тотальной перестройки всех адаптационных систем лично сти. Возможен ли такой кардинальный процесс после достиже ния человеком биологической зрелости, после достижения пика индивидуального и личностного онтогенеза? С нашей точки зрения – нет.

В этом плане мы выделяем два направления в онтогенетиче ской психотерапии: креативная психотерапия, позволяющая наиболее полно реализовать имеющийся потенциал развивающей ся личности и психотерапия, позволяющая уменьшить невроти ческий конфликт, возникающий в результате кризиса аутентично сти, когда социальное функционирование личности и самосознание личности не учитывает объективной индивидуальной онтогенети ческой инволюционной динамики.

К похожему пониманию и разделению психотерапевтиче ских методов на две группы в свое время пришел еще Кречмер.

Он писал, что если мы сопоставим все наши терапевтические ме тоды, то получим ряд, одна сторона которого образуется массив ными внушениями в бодрствующем состоянии и методами дисци плинирующего характера (Кречмер объединял подобные методы воздействия термином «суггестивная психотерапия»), а другая – воздействием с помощью убеждения и психоанализом («рацио нальная психотерапия»). Если первая применяется, как подчерки вал Кречмер, преимущественно для лечения неврозов у простых людей («показания для суггестивных методов – пациенты с про стой и грубой душевной структурой»), то вторая предназначена для исцеления натур тонких, разумных и более сложных. «Первые – для полчища грубых целевых неврозов и массивных случаев истерии, вторые – прежде всего для сенситивных неврозов, невро зов навязчивого характера».

По мнению Кречмера, «в лечении интеллигентных и тонко чувствующих пациентов нельзя употреблять грубого суггестивного обмана;

и наоборот, надо помнить, что на крепкий сук – острый то пор. В отношении к случаям массового истерического самовнуше ния целевым реакциям ограниченных людей надо действовать ко ротко и ясно. Там, где мы в течении получаса можем достичь цели живительным электродом и строгим тоном команды, мы не будем долго разыскивать породившие эти явления комплексы. Мы не ста нем также тратить свое время на многочасовые сеансы гипноза и психоанализа всякого рода дегенератов, неизлечимо больных лю дей и дам полусвета, для которых серьезная работа врача являет ся лишь сенсацией или времяпровождением...

По отношению к плохо воспитанным и ограниченным лю дям не следует терять время, применяя переубеждение, а лучше прибегнуть к кратким, сильно действующим суггестивным и дис циплинирующим методам. Психоаналитическое же исследование и лечение пригодно только для интеллигентных пациентов» (170).

Кречмер проводит дифференциацию двух видов психоте рапии в зависимости от двух типов личности: пациентов с простой и грубой личностной структурой и пациентов тонких, разумных и более сложных. В этом смысле он очень близок к нашей диффе ренциации двух типов личности: примитивной и креативной.

Как психотерапевт–практик он исходит из реального поло жения вещей, он не объясняет свой подход какими–либо теорети ческими принципами. В своих рекомендациях он не пытается объ яснить почему существуют два данных типа личности, но он и не призывает к попытке с помощью психотерапии «приводить» всех людей к полной актуализации, чем пытаются заниматься гумани стически ориентированные психотерапевты.

Я уже достаточно говорил о психологических особенно стях и проблемах креативной и примитивной личности, чтобы ос танавливаться на этом еще раз и поэтому хотел бы перейти к про блемам психотерапии примитивной личности.

Примитивные личности составляют костяк и плоть любого социального организма, представляя вместе с тем наиболее ри гидную, наиболее сопротивляющуюся быстрым изменениям сис тему. Поэтому никто так остро не ощущает своей потерянности в нестабильной социальной системе, как примитивная личность.

Поскольку примитивные личности составляют основу обще ства, подавляющую массу населения, именно с ними в первую очередь (а не с креативными личностями, которых с одной стороны не так уж и много, а с другой стороны, они более защищены в пси хологическом плане) приходится сталкиваться в практической дея тельности.

Проблемы, связанные с особенностями психологии прими тивной личности выходят на первый план в периоды трансформа ции крупных социальных систем, когда дестабилизируются старые устойчивые социальные схемы и системы социальных отношений.

Определенные попытки прогнозировать и предупредить волну нервно–психических расстройств преимущественно невро тического уровня среди населения предпринимались, но, как можно с очевидностью убедиться, не увенчались успехом. Об этом свиде тельствует статистика самоубийств. Об этом можно косвенно судить по некоторым последним публикациям, в которых с удивлением отмечается явная диспропорция между тяжестью кризисной ситуа ции в стране и незначительным увеличением количества больных с невротической симптоматикой, обращающихся за помощью к психотерапевтам. С другой стороны, в России не первый год на блюдается резкое увеличение количества и вариаций различного рода «целителей», экстрасенсов, биоэнергетиков, колдунов, ма гов, шаманов и т.п. Можно без труда заметить, что имеется опреде ленная тенденция к все большей архаизации, «примитивизации»

этого явления от наукоподобных сеансов врача Кашпировского до настоящих мистических обрядов, свойственных первобытному об ществу. Скорее всего, подобное явление обусловлено тем, что в условиях резкого слома привычного социального стереотипа происходит растормаживание более древних архетипических за щитных механизмов личности, что приводит к вторичному само возрождению древних социальных институтов. Вкрапления древних защитных образований в виде суеверий, предрассудков и архети пов мы все чаще можем встретить в клинике пограничных нервно– психических расстройств.

Следует честно признать, что профессиональные психоте рапевты, количество которых возросло за последние годы, во мно гом оказались неконгруэнтны стоящей перед ними задаче. Про фессиональный психотерапевт или медицинский психолог с выс шим образованием, со специализацией по клинической психиат рии, психотерапии, психологии во многом не способен ни по мочь, ни понять тяжелейшие проблемы, стоящие перед примитив ными личностями. Многие из нас привыкли мыслить рационально и детерминистически. Мы привыкли гордиться картезианским мышлением. Мы мыслим категориями этиологии и патогенеза, мы только–только начинаем привыкать к синдромальному подходу, а на нас накатывается волна иррационализма, мистицизма, спири тизма в самом примитивном и архаичном виде.

Та малая часть примитивных личностей с невротической симтоматикой, которая по разным обстоятельствам случайно ока залась в поле зрения профессионального психотерапевта, выслу шав исключительно верные рассуждения об аутосуггестивном ме ханизме возникновения невротической симптоматики, о сомни тельности существования потусторонних сил, о том, что все белые и черные маги – жулики, которые хотят только нажиться на бедах людей и о том, что никакого сглаза медицине не известно, вы ходят от врача с известным чувством ненависти, которую испыты вают все примитивные личности к тем сердобольным людям, ко торые не без самолюбования берут на себя заботу объяснить чело веку, что он страдает исключительно по причине собственной глу пости. Пора поставить вопрос: должны ли мы быть просветите лями или терапевтами?

Неконгруэнтность и разномасштабность многих психотера певтических методов, практикуемых как опытными, так и начи нающими психотерапевтами, очевидна. При этом, если со сторо ны психотерапевтов старой школы наблюдается большой уклон в сторону рациональной психотерапии, меньше в сторону гипноза, то молодые врачи явно увлекаются последними достижениями за падной психологии и психотерапии, смело пересаживая их на отечественную каменистую почву. Это хорошо. Но дело в том, что большинство развитых западных стран в настоящее время находит ся в периоде относительной стабилизации. Хорошо известна разни ца между стабильной, сытой жизнью членов общества потребле ния и катастрофическим обнищанием и люмпенизацией среднего россиянина. Многие западные методы психотерапии являются элитарными, со все более усиливающимся психоаналитическим уклоном в противовес бихевиористическим методам и направлены, как шутят сами врачи, использующие данные методики, на интел лектуальных, интеллигентных и богатых пациентов. Пригодны ли они для большинства примитивных пациентов? Разумеется – нет.

Большинство пациентов–невротиков, поискав у нас гипноза, уходят из нашего поля зрения в зону нетрадиционной медицины.

Следующий вопрос, который следует поставить: эффективны ли методы примитивной психотерапии, используемые многочис ленными представителями этой зоны, одно перечисление которых заняло бы целую страницу? В целом, следует признаться – да. Они говорят с пациентом на одном языке, они лечат подобное – по добным и не без успеха. Те единичные случаи, когда пациенты по сле посещения нетрадиционных лекарей все–таки приходят к нам, при объективном рассмотрении являются исключением. Большин ству примитивных личностей помогает примитивная психотерапия и примитивные психотерапевты с чугунными цепями на шее, со всеми, известными нам только из сказок и учебников истории, ат рибутами колдунов, магов, волшебников и чародеев.

Как пророчески писал Кречмер еще в начале века: «Старая вера в демонов, возлагавшая ответственность за все добро и зло, которое ты ощущал, на духов неба и преисподней, работала куда лучше, точнее и чище, и можно только надеяться, что с дальней шим развитием психотехники мы опять к ней вернемся». Знахарь, по его словам – это первый предшественник врача. «Мы видим, – пишет Кречмер, – что у врача не может быть выбора, заниматься психотерапией или нет. Врач занимает такое место, что от него все, повинуясь известному кататимному принуждению, должны ожидать психотерапии и получать ее. Он воздействует психотера певтически не потому, что он этого хочет, а потому, что этого хотят его пациенты» (176).

Не следует думать, что элементы примитивной психотера пии срабатывают только у крайне малограмотных, необразованных и недалеких людей. Любой заболевший человек переходит в ка ком–то смысле на более примитивный уровень функционирова ния. И для нормального больного врач – это всегда не только врач, но и маг и волшебник. «Говорят, что измерение температуры у больного не есть его лечение, что это только прием констатиро вания болезни. Но я протестую против этого, – пишет академик Ло сев. – Никогда больной не переживает термометр как средство кон статирования болезни. Я, по крайней мере, считаю, что часто это есть самое подлинное лечение;

и, когда сам бываю болен, часто мне бывает достаточно измерить температуру, чтобы болезнь не сколько облегчилась. Как бы я не убеждал себя, что это еще не ле чение, организм мой все равно переживает это как лечение;

и до казательством этого является – реальное облегчение или даже вы здоровление... Больной считает, что раз доктор пришел и осмотрел больного, то лечение уже началось... Уже один факт прихода вра ча есть начало лечения. И не могу рассуждать иначе. Не умею представить себе доктора нелечащим, хотя рассудок и долбит одно и то же, – что не всякий доктор умеет хорошо лечить и что не вся кий умеющий хорошо лечить действительно в данном случае приступил к лечению. Раз – доктор, значит – баста! Лечение на чалось» (84).

Всегда ли мы соответствуем в своем рациональном отноше нии к больному его иррациональным надеждам и чаяньям?

Многие из врачей и специалистов в области психологии по ведения достаточно хорошо понимают пикантность создавшейся ситуации. Не случайно работы К.Юнга буквально за последние два года начинают издаваться большими тиражами и пользуются ог ромным успехом.

Не секрет, что многие профессиональные психотерапевты и врачи–психиатры в России за последние годы без широкой огла ски начали использовать в своей практике отдельные методы при митивной психотерапии, начиная от заговоров и кончая снятием сглаза и порчи.

Я знаю случай, когда одной больной сообщили, что ее «сглазили», что болезнь начнется с зубов и она умрет. У больной, естественно, вскоре заболели зубы. Она безуспешно посещала сто матологов. Лечение эффекта не приносило. В конце концов, она случайно попала в отделение неврозов, где ее пытались лечить и медикаментозно и с помощью рациональной психотерапии. Од ним из лучших специалистов в области психотерапии больной было буквально «на пальцах» разъяснен аутосуггестивный меха низм возникновения симптоматики и беспочвенность ее опасений, после чего... больная обиделась и разозлилась на психотерапевта, а боли не прошли. Тогда лечащий врач, которому уже ничего не оставалось делать и она не знала чем еще помочь пациентке, сва рила вкрутую яйцо, проткнула его иглой, покатала по зубам паци ентки и сказала: «Ну все, сглаз сняли!». Эффект был незамедли тельный. Боли прошли, пациентка довольная и счастливая выписа лась из от– деления.

Вопрос, требующий открытого профессионального обсужде ния, заключается в том: имеет ли право дипломированный врач, профессиональный психотерапевт «опускаться» до психологиче ского уровня своего пациента для установления рабочего контакта и оказания реального, действенного психотерапевтического воздей ствия с использованием методов примитивной психотерапии?

До последнего времени я отрицательно решал для себя дан ную проблему, но с другой стороны, когда мои дети расшибают себе коленку, я беру их к себе и говорю: «У вороны заболит, у соба ки заболит и у кошки заболит, а у дочки не болит...» Дети сразу перестают плакать. Примитивная психотерапия срабатывает.

История примитивной психотерапии насчитывает тысяче летия. Более того, примитивная психотерапия вообще, может быть, самый первый метод врачевания, известный человечеству.

Шаман, изгоняющий злых духов, священник, изгоняющий бесов из больного, Месмер, проводящий свои магнетические сеан сы, Кашпировский и Чумак, гипнотизирующие толпу, целитель, снимающий сглаз и экстрасенс, очищающий биополе – все это бле стящие специалисты в области примитивной психотерапии.

Все они – психотерапевты. Еще Бенжамин Франклин, вклю ченный Людовиком XVI в королевскую комиссию для определе ния – не является ли Месмер шарлатаном, – доказал эксперимен тально, что истинная причина наблюдаемых феноменов лежит не в физике, а в психологии. Когда один из последователей Мес мера, артиллерийский офицер маркиз де Пьюсегюр утверждал, что не только человеческая рука, но и деревья могут быть «магнетизи рованы», для опровержения этой версии Франклин провел опы ты с больными крестьянами, которым было сообщено, что дере вья магнетизированы, хотя на самом деле никаких манипуляций над ними не производилось. Тем не менее был достигнут велико лепный терапевтический эффект. Королевская комиссия, исследо вавшая деятельность Месмера, не смогла отрицать фактов излече ния больных. Она только отвергла теоретическое обоснование ле чения и объяснила наблюдаемые эффекты воображением. Но, по сути дела, какая разница – каким способом был достигнут терапев тический успех – лишь бы он был достигнут.

Чтобы понять сущность примитивной психотерапии, мы должны опять на время вернуться в психологию, и в частности рассмотреть известную теорию каузальной атрибуции.

Каждому человеку свойственно в процессе жизнедеятельно сти так или иначе оценивать свое поведение и поведение других людей. Один из основных критериев оценки – это критерий при чинной обусловленности. Большинство поведенческих актов любой нормальный человек может без особого труда классифицировать как обусловленные преимущественно личностными или внелич ностными особенностями.

Если я вложил деньги в МММ или Гермес или в другую ком панию и остался с носом – кто виноват? Ведь не я же! Не я же ду рак! Виноваты жулики–учредители, виновато государство и прави тельство, которые допустили деятельность этих проходимцев и не посадили их своевременно в тюрьму, виноват, в конце концов, со сед, который посоветовал вложить деньги в эти компании, винова та жена, которая слабо отговаривала выбрасывать деньги на ве тер вместо того, чтобы купить себе новое пальто. Все это типич ный пример внеличностной атрибуции.

У окружающих – жены, соседа, всех тех, кто не вложил день ги и не остался с носом, жалкие вопли пострадавшего, кроме за конной радости, вызывают еще ничем неискоренимую уверенность, что именно вкладчик–то и является дураком и сам виноват в сво их проблемах. Здесь мы наблюдаем пример личностной атрибу ции.

И внеличностная и личностная атрибуция – это два полюса каузальной атрибуции – одной из наиболее авторитетных и разра ботанных теорий и направлений в современной западной соци альной психологии, без знания которой не представляет себе практической деятельности ни один психотерапевт.

Каузальная атрибуция, как отмечает Г. М. Андреева, это не процесс интерпретации поведения человека со стороны научной психологии. Это процесс, совершаемый каждым отдельным чело веком, группой в ходе повседневной жизни. Нельзя сказать, что это «плохо» – приписывать нечто другому человеку, а не стремиться к действительному познанию. Важно подчеркнуть, что это «так» про исходит. Она пишет, что научной психологии необходимо прини мать в расчет этот реальный процесс, не оценивая его с точки зре ния того, «плохо» это или «хорошо» (9). Следует добавить, что и психотерапии следует не только лучше понимать и учитывать процессы каузальной атрибуции, но и поменьше пытаться уси лить в личности пациента так называемую «объективную, науч ную» каузальную атрибуцию. Иногда намного полезнее прислу шаться к тем способам примитивной, наивной каузальной атрибу ции, которая свойственна пациенту и использовать ее в психоте рапевтической работе.

Родоначальником проблематики каузальной атрибуции, сло жившейся в рамках когнитивистской ориентации, считается Ф. Хай дер, впервые сформулировавший саму идею каузальной атрибуции и давший систематическое описание различных схем причинных объяснений (164).

Основная идея Хайдера заключалась в том, что в принципе существуют различные виды атрибуции: Хайдер их определял как «личную» и «безличную», т.е. как преобладающее стремление приписать причины каких–то событий действиям определенных личностей или, напротив, действием обстоятельств. Более полное развитие идея Хайдера получила в исследованиях Келли, кото рому принадлежит наиболее систематическое изложение проблем каузальной атрибуции. Основная идея Келли заключается в том, что не только существуют различные виды атрибуции, но и что каждому человеку присущи некоторые априорные каузальные представле ния и каузальные ожидания. И, таким образом, каждому человеку свойственно вписывать те или иные события происходящие с ним или окружающими людьми в определенные каузальные рамки.

Келли расширил схему Хайдера, включив в модель анализа вариаций каузальной атрибуции три элемента: субъект, объект и ситуацию. Соответственно этому приписывание причин может осу ществляться по трем линиям: причины могут адресоваться субъ екту, объекту и ситуации. Келли описывал каузальное пространст во индивида в виде куба, каждое измерение которого обозначает определенное направление приписываемых причин.

Дальнейшее развитие теории каузальной атрибуции привело к открытию атрибутивных закономерностей, вошедших в классику психологии личности. В эксперименте Э. Джонса и Р. Нисбета бы ло показано, что участник событий, как правило, приписывает причину обстоятельствам (как в примере с вкладчиком), в то вре мя как наблюдатель – личности деятеля (168).

Кроме ошибок, возникающих из–за различной позиции вос принимающего человека, был установлен еще целый ряд доста точно типичных ошибок атрибуции. Келли суммировал их сле дующим образом: 1 класс – мотивационные ошибки каузальной ат рибуции – включает в себя различного вида защиты: пристрастия, асимметрия позитивных и негативных результатов (успех – себе, неуспех – обстоятельствам и т.д.);

2 класс – фундаментальные ошибки – включает в себя переоценку личностных факторов и не дооценку ситуационных.

При этом большое значение придается изучению конкрет ных следствий различных типов причинного объяснения и выяв лению возможностей использования в практической сфере опосре дованности восприятия и поведения каузальной атрибуцией. Боль шое внимание уделяется изучению стиля каузальной атрибуции – предрасположенности к определенному типу причинной интерпре тации событий, что рассматривается как устойчивая личностная ха рактеристика, образующая одну из центральных структур личности, определяющая общий тип восприятия событий и поведения по от ношению к ним. Оценивается эта характеристика с помощью во просника Атрибутивного Стиля (ASQ). Этот инструмент считается достаточно надежным и валидным, позволяющим предсказывать восприятие и поведение личности в различных ситуациях.

Кроме этого достаточно широко используются методики, по зволяющие оценить сформированный у человека уровень субьек тивного контроля над разнообрзными жизненными ситуациями, например, шкала локус–контроля. Возможны два полярных типа локуса контроля: экстернальный и интернальный.

Основной линией использования опосредующей функции каузальной атрибуции в практике психологического воздействия является выработка у человека тенденции к объяснению своих ус пехов внутренними и стабильными факторами, неудач – внешними и нестабильными факторами. Считается, что такой тип атрибуции во всех случаях повышает самооценку и уровень мотивации. Меха низм мотивационных следствий атрибутивной асимметрии обыч но трактуется на основе категории «ожидания успеха». Объяснение человеком происходящих с ним событий внешними и нестабиль ными факторами означает восприятие этих событий как незави симых от него и маловероятных в будущем. Объяснение позитив ных событий внутренними и стабильными факторами равносиль но представлению о личностной детерминации успехов и их вос производимости в будущем. В обоих случаях «ожидание успеха « повышается.

В настоящее время наблюдается интенсификация попыток использовать мотивационные следствия атрибуции в целях улуч шения стабилизации психологического состояния личности. С мо ей точки зрения этот процесс невозможен без понимания онтогене тической обусловленности стиля каузальной атрибуции и динами ческих законов его трансформации.

Существует классический закон каузальной атрибуции: че ловек всегда имеет склонность усиливать вектор личностной атри буции при описании поведения других людей и усиливать ситуа ционный вектор при описании своего поведения. Подобная изна чальная настроенность, избирательность, предвзятость называется в мотивационной психологии предиспозицией, а в данном конкрет ном случае личностным стилем атрибуции.

Однако очевидно, что личностный стиль атрибуции не явля ется неким устойчивым феноменом в онтогенетическом плане в том смысле, что люди изначально не делятся на две или более групп по личностному стилю атрибуции, как они, например, де лятся по полу, темпераменту или конституции. Вектор каузальной атрибуции представляет собой динамичную, а не статичную пре диспозицию и меняется в процессе онтогенеза.

Это изменение носит достаточно типичный характер и мне хотелось бы ввести одно существенное дополнение, которое помо гает понять механизм каузальной атрибуции и способствует более правильному использованию ее законов в процессе стабилизации психологического состояния личности при проведении психотера певтических мероприятий.

Из практики психотерапевтической работы я заметил, что чем выше потенциал развития личности, тем более сильная тен денция к личностной атрибуции проявляется в поведении индиви да и наоборот, чем меньше потенциал развития личности, тем большая тенденция к ситуационной атрибуции проявляется в его поведении. При этом стиль личностной атрибуции в процессе ин дивидуального развития личности все более и более сдвигается от личностного к внеличностному полюсу.

Интуитивно мы всегда используем этот процесс в практиче ской жизни. Например, это легко заметить в процессе воспитания ребенка, когда мы делаем резкий крен в сторону личностной кау зальной атрибуции, заведомо «перегибая палку» и не боясь при этом срыва функционирования психики ребенка, ибо чем больше энергии содержит живая система, тем больший груз ответственно сти она может «взвалить» на свои плечи. Никому из взрослых не придет в голову подчеркивать ребенку, что в тех или иных естест венных его промахах или ошибках виноват не он, а обстоятельст ва. Представьте себе, что ваш ребенок, балуясь, опрокинул чашку с кофе на ваши брюки, и вы объясните это тем, что юный возраст определяет его гиперактивность, а незрелость тонкой моторики определяет его неловкость. Наверное, нет. Вы укажете ему на его неловкость, вы пристыдите его, может быть даже накажете – ведь так? Теперь представьте себе что тоже самое происходит за сто лом, только чашку с кофе вам на брюки проливает ваша старенькая мама или отец. Скорее всего вам даже в голову не придет упрек нуть их в личной неловкости, вы всеми силами постараетесь сгла дить ситуацию, подчеркивая, что у чашки скользкая ручка, что она слишком горячая, что это бывает с каждым и т.д. В одной и той же ситуации мы совершенно по разному реагируем на одно и тоже поведение.

В данном случае я вижу несомненное присутствие психоте рапевтическом момента. Мы не боимся указать на личностную ат рибуцию ребенку, но мы постараемся избегнуть этого в случае с пожилым человеком. Если мы утешаем взрослого человека, мы будем стараться апеллировать к ситуационной атрибуции.

Этот момент не рассматривает теория каузальной атрибуции, но это важно учитывать в психотерапии. Если мы работаем с чело веком в стадии завершения личностного роста, следует склоняться в сторону переноса каузальной атрибуции с личностной на ситуа ционную (я называю это каузальным трансфером), иначе это может привести не к улучшению, а к ухудшению состояния пациента.

Усиливать личностную каузальную атрибуцию мы имеем право только в том случае, если уверены в достаточном энергетическом потенциале личности, что чаще всего следует ожидать у детей, подростков и креативных личностей.

Чтобы понять, к каким тяжелым последствиям может приво дить акцент на личностной каузальной атрибуции, мне бы хотелось привести пример из собственной практики. У меня сохранились записи, сделанные по моей просьбе одной пациенткой, которая лечилась у меня по другой причине, но, в том числе, она мне рас сказала, что во время первых родов врачи недостаточно хорошо объяснили ей, как правильно дышать, и ребенок совершил не сколько поступательных движений туда–сюда в родовых путях, получив при этом родовую травму.

«Роды были легкими, если не считать досадной оплошно сти: минут 5 мне не удавалось правильно сделать выдох при по тугах. За это время ребенок в родовых путях двигался взад–вперед резкими скачками. Когда я поняла как это нужно делать, все быстро закончилось, и я стала мамой маленькой девочки.

Первые два месяца прошли незаметно, девочка развива лась нормально. Затем она стала беспокойной, плохо прибавляла в весе, мало спала, в 7 месяцев стояла на кровати на носочках. Нев ропатолог поставил диагноз: родовая травма, энцефалопатия. Вра чи не делали никаких прогнозов, нужно было лечиться, а к году будет ясно, что из этого выйдет.

Физическая усталость, скопившаяся за первые полгода вос питания ребенка, который плохо спал, мало ел и практически все время бодрствования капризничал, померкла в сравнении с муками совести перед беззащитным желанным существом, вся будущая жизнь которого была в зависимости от тех нескольких минут на родовом столе. Вглядываясь в личико своего ребенка, я не могла сдержать слез отчаяния, потоком лившихся из моих глаз. Туман застилал разум, чувство вины мешало дышать, непомерным грузом давило и буквально расплющивало меня. Никакие уговоры род ных не могли меня освободить от приговора, который я вынесла себе: я и только я виновата в болезни своего ребенка.

Но жизнь брала свое, ежеминутная забота о ребенке посте пенно заглушила боль, нехватка времени и физическая усталость не давали возможности погрузиться в свои мысли. И только соче тание «если бы...» никак не давало покоя. Если бы акушерка сразу подсказала мне то, что я забыла во время схваток, если бы... Не возможность исправить совершенную оплошность убивала. Как прорвавшаяся лавина откуда–то из глубины нарастающим потоком, сметавшим все на своем пути, вырастало это чувство вины. С ним нельзя было спорить, нельзя было найти компромисс. При малей шей опасности, появляющейся над ребенком, все это повторялось вновь и вновь.

Свое спасение я видела в надежде на выздоровление и все силы и мысли направила на лечение. Первый месячный курс ле чения дал возможность вздохнуть с некоторым облегчением: со стояние девочки улучшилось. Надежда на выздоровление еще бо лее усилилась, хотя к этому времени к родовой травме прибавился обнаруженный врожденный порок сердца, дефект межжелудочко вой перегородки.

Ребенок был слаб, и как следствие – частые простудные и инфекционные заболевания. За первые полтора года мы четыре раза находились в стационаре. Каждая болезнь могла стать основой для регрессии наметившегося улучшения здоровья. Со страхом я следила за каждым движением ребенка. Мои нервы были натяну ты как струна, готовая уловить даже малейшее колебание дыхания.

Перенапряжение давало знать: я сильно худела, после больницы требовалось несколько дней для восстановления физических сил.

Нам повезло, к двум годам девочка стала практически здоро ва в части ЦНС. Чувство вины, казалось растаяло, и я могла просто радоваться девочке, которая росла очень любознательной и рассу дительной не по годам. Порок сердца всерьез не воспринимался, ревматолог связывал большие надежды на выздоровление со сня тием диагноза энцефалопатия. Но, как потом оказалось, судьба дала нам небольшую передышку перед новым испытанием. В воз расте четырех лет после перенесенной ОРВИ ухудшилась электро кардиограмма. Наблюдения в последующие годы говорили об усиливающейся отрицательной динамике сердца, об изменениях в легких: предстояла операция.

Операция на сердце была тяжелой с послеоперационным осложнением, 3 дня стояла угроза повторной операции с вшивани ем стимулятора. Но слава богу, все обошлось. С каждым днем де вочка набирала силы, электрокардиограмма улучшалась. К го дичному послеоперационному сроку страх за нее рассеялся, и я смогла доверить поход на очередной осмотр к ревматологу бабуш ке. По стечению обстоятельств она неправильно поняла некоторую обеспокоенность доктора, направившего нас на консультацию к главному ревматологу области. До приема было 3 дня, которые показались мне вечностью. И опять откуда–то из глубины поток вины перед дочерью раздавил меня. Мне было так тяжело, что муж, испугавшись за меня, обратился к знакомому астрологу, который уже несколько раз помогал нам своими советами и мы доверяли ему. Возвратившись муж сказал всего несколько фраз, сразу вернувших меня к жизни: «По звездной карте сейчас девочке не грозит никакая опасность, и запомни главное: это не твоя вина, что у нее слабое здоровье. Ты не могла изменить ни день, ни час ее рождения. А именно они определили слабость здоровья. И сколько бы ты ни старалась исключить возможность даже обыч ных заболеваний, тебе это не удастся. На протяжении всей жизни она будет болеть чаще обычного, но в ней заложена большая выжи ваемость, которую ты уже не раз наблюдала». И я сразу поверила этим словам, освободившим меня от непомерного восьмилетнего груза».

Вот пример блестящего примитивного каузального трансфера и его мгновенный психотерапевтический эффект.

Я не верю в астрологию и не верю, что судьба человека пол ностью определяется моментом его рождения или другими подоб ными факторами, но при чем здесь моя или ваша вера, при чем здесь наша частная точка зрения, если наша задача помогать людям, облегчать их душевную боль. В данном случае астролог сделал большое и доброе дела, сняв с несчастной женщины многолетний груз бессмысленной ответственности.

Однако используя каузальный трансфер, не нужно забывать об одной опасности. Большинство астрологов (как в вышеприве денном примере) пользуются «безличным» каузальным трансфе ром, отправляя причинность человеческих проблем в космические глубины, к сочетаниям звезд, созвездий, фазам луны, гороскопам и слава богу. С созвездий спроса нет.

Но вот экстрасенсы часто грешат личностным каузальным трансфером, туманно указывая, что кто–то где–то задел человека черной аурой, замутил зловредно чакру, пробил энергетический барьер или попросту «сглазил». В голове пациента этот кто–то вполне может обрести достаточно зримые и осязаемые черты.

Чтобы понять психологию современного человека, необ ходимо отказаться от многих заблуждений, связанных с быстрым научным и техническим прогрессом последних столетий. Все технические и технологические революции ни привели ни к какой революции в механизмах функционирования человеческой психи ки. Как революционное изменение можно рассматривать, к приме ру, возникновение самосознания и индивидуального человеческого «Я» в VI – V веке до нашей эры. С этого момента функционирование человеческой психики на самом деле приобрело качественно иной характер. Возможно, что возникновение мультипликацитарного соз нания, множественного «Я» – качественно особый процесс настоя щего времени. Но говорить об этом пока трудно.

По сути же и психологическое функционирование креатив ной личности и психологическое функционирование примитивной личности за последние столетия изменилось весьма незначитель но. Поиск нового остается основой функционирования креативной личности сегодня также, как и тысячу лет тому назад. Архимед ис пользовал песок и палочку, алхимики – реторту и тигель, совре менные ученые – электронный микроскоп и компьютерный анализ – суть одна. Равным образом и примитивные личности мало изме нились в своих психологических характеристиках. Хлеб и зре лища актуальны сегодня также, как и тысячу лет тому назад.

И поскольку сами по себе особенности психологического функционирования этих двух типов личности мало изменились – точно также мало изменились и те психотерапевтические подхо ды, которые должны использоваться при возникновении погранич ных нервно–психических расстройств.

Только для тех, кто не считается с этими особенностями че ловеческой природы, процветание методов примитивной архаич ной психотерапии на фоне цивилизационных, технических дос тижений двадцатого века может показаться артефактом, досадной случайностью, увлечением и временным явлением.

Особенно интересно наблюдать за изменением отношения к феноменам примитивной психотерапии в России за последнее де сятилетие. Россия в некотором отношении представляет уникальное государство. Поскольку в основе идеологии государства на протя жении нескольких десятилетий лежал диалектический материа лизм, религия и все пред– и околорелигиозные явления не только не поощрялись, но и определенно подавлялись. Однако это не значит, что они перестали существовать. Ни гадалки, ни «бабки», ни знахари никогда не исчезали и никуда не девались. Запрещение и искусственное подавление методов примитивной психотерапии не лишило их живучести, а лишь создало иллюзию их «отмирания».

Стоило ослабить идеологический пресс и все они, как сорняки на не пропалываемой грядке, взошли буйным цветом буквально за два–три года.

Это нормальное явление, при правильном рассмотрении ни чего необычного не представляющее. Но интересно, как «попа лись» на этом (к науке никакого отношения не имеющем) явле нии многие ученые. Вместо того, чтобы рассматривать доверитель ное, конформистское, мифологическое мировоззрение примитив ной личности и созерцательное, нонконформистское, индиви дуалистическое мировоззрение креативной личности как два само стоятельных феномена со всеми вытекающими отсюда последст виями, когда Богу воздается богово, а Кесарю – кесарево, они уда ряются в две крайности – либо отказывают подавляющей части на селения в здравом смысле, пытаясь кому–то доказать ненауч ность всех этих методов, либо, напротив, пытаются каким–то обра зом придать всем этим явлениям (повторюсь, к науке никакого от ношения не имеющим) наукообразный вид.

Дело в том, что научное, специфическое мировоззрение, как привилегия креативной личности, и ненаучное, мифологическое мировоззрение как привилегия примитивной личности – сосущест вующие феномены. Смешно рассматривать научное мировоззрение – как передовое и единственно верное, а мифологическое миро воззрение – как пережиток седой старины, находящийся в процессе естественного умирания. Но еще более смешно, когда элементы мифологического мировоззрения, наряженные в современные одежды, рассматриваются как завтрашний день науки, как передо вой рубеж науки, как высшая наука и высшее знание.

Тенденции к подобному мезальянсу наблюдаются как с той, так и с другой стороны. Научная психология начинает вступать в какие–то извращенные отношения с религией и так называемой па рапсихологией. Представители противного клана также небезраз личны к признаниям со стороны «официальной» науки. Любая статья по экстрасенсорике, уфологии, биоэнергетике и парапси хологии обязательно начинается с перечисления тех представите лей «официальной» науки, которые признают и пытаются дока зать с научной точки зрения все их эзотерические миражи.

Наука прежде всего имеет дело с феноменами. Я могу пред положить, что существует биополе, сглаз и третий глаз. Я могу предположить, что я лично не обладаю экстрасенсорными спо собностями и не воспринимаю определенный пласт информации.

Я могу предположить, что есть люди, которые обладают этими способностями. Но феномен остается феноменом. Если он есть, он должен обладать минимальным набором характеристик, чтобы его хотя бы вычленить из окружающего фона. Допустимо, что у каждого человека есть биополе, и есть люди, способные его видеть и анализировать. Тогда в банальном эксперименте два экстрасенса должны у одного и того же человека описать независимо друг от друга определенные характеристики этого биополя, и эти харак теристики должны хоть в чем–то совпадать. На самом деле: один находит энергетический горб, а другой энергетический хвост. Один в процессе лечения вправляет горб, другой – отрубает хвост.

Самое главное, что и тот и другой тем самым достигают психотерапевтического эффекта, и эффект этот гораздо весомее и зримее, нежели все декларации о беспредельных возможностях человека.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Заключение, как уже и предупреждалось в начале книги, не утешительное: в подавляющем большинстве случаев (оставим ил люзии) человек конечен и ограничен, а потому легко прогнозируем и управляем, а потому скучен и неинтересен, а потому – пора за канчивать.

«Впрочем… разве что чудо?» – так кажется писал классик. И даже соглашался принять на веру. Я не готов пока принять на веру.

Список литературы 1. Авербух Е. С. Особенности личности старого человека. Их роль в формировании рас стройств психической деятельности в позднем возрасте//Сб. трудов XIX – XX, посвящ. 70– летию акад. А. Д. Зурабашвили. – Тбилиси, 1974. – С. 43 – 46.

2. Авербух Е. С., Телешевская М. Э. Неврозы и неврозоподобные состояния в позднем возрасте. – Л., 1976. – 160 с.

3. Алексеев Г.Н. Энергоэнтропика. – М., 1983. – 192 с.

4. Амбрумова А. Г. Социальная дезадаптация и суицид//Сб. трудов XIX – XX, посвящ.

70–летию акад. А. Д. Зурабашвили. – Тбилиси, 1974. – С. 47 – 49.

5. Амбрумова А. Г. Суицидальное поведение как объект комплексного изучения. В кн.:

Комплексные исследования в суицидологии. Тр. Моск. НИИ психиатрии. – М., 1986. – С. 7–26.

6. Ананьев Б.Г. О системе возрастной психологии.//Вопросы психологии. – 1957. – N 5. – С. 157.

7. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – Л., 1969. – 339 с.

8. Ананьев Б.Г. Генетические и структурные взаимосвязи в развитии личности. В кн.:

Хрестоматия по возрастной психологии. – М.: Международная педагогическая академия, 1994. – С.82–83.

9. Андреева Г.М. Процессы каузальной атрибуции в межличностном восприятии//Вопр.

психол. – 1979. – N. 6. – С. 26–38.

10. Анохин А.П. Источники индивидуальной изменчивости электроэнцефалограммы че ловека. – В кн.: Индивидуально–психологические различия и биоэлектрическая активность мозга человека. – М.: «Наука», 1988. – С. 149–176.

11. Анцыферова Л.И. Психология личности как «открытой системы» (О концепции Гордона В. Олпорта)//Вопр. психологии. – 1970. – N. 5. – С. 168 – 177.

12. Анцыферова Л.И. Некоторые теоретические проблемы психологии личности. – Во просы психологии, 1978. – N 1. – С.38.

13. Апанасенко Г.Л. Охрана здоровья здоровых: некотрые проблемы теории и прак тики // В кн.: Валеология: Диагностика, средства и практика обеспечения здоровья. СПб.: Нау ка, 1993. –С. 58.

14. Аршавский И.А. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития (основы негэнтропийной теории онтогенеза. – М., 1982. – 270 с.

15. Аршавский И.А. Основы негэнтропийной теории биологии индивидуального разви тия, значение в анализе и решении проблемы здоровья // В кн.: Валеология: Диагностика, средства и практика обеспечения здоровья. СПб.: Наука, 1993. – С. 5 – 24.


16. Аршавский И.А. Роль принципа доминанты при психофизиологическом обоснова нии творческого процесса в системе обучения: к профилактике неврозов у детей школьного возраста // В кн.: Валеология: Диагностика, средства и практика обеспечения здоровья. – СПб.: Наука, 1993. – С. 183–192.

17. Ата–Мурадова Ф.А. Отражение и эволюция мозга. – Вопросы философии. – 1976. – N 3. – С.84.

18. Ата–Мурадова Ф.А. Развивающийся мозг. Системный анализ. – М., Медицина, 1980. – 296 с.

19. Банщиков В. М., Новинский Г. Д., Эфендиев О. М. О темпераменте человека. – М., 1973. – С. 232–233.

20. Белый А. Фридрих Ницше. В кн.: Символизм как миропонимание. – М., 1994. – 528 с.

21. Бердяев Н.А. Философская истина и интеллигентская правда. В кн.: Вехи;

Интелли генция в России: Сб. ст. 1909 – 1910. – М., 1991. – С. 24 – 42.

22. Бехтерева Н.П. Здоровый и больной мозг человека. – Л., 1980. – 208 с.

23. Биология старения (Руководство по физиологии). – Л.: Наука, 1982. – 616 с.

24. Благосклонова Н.К., Новикова Л.А. Детская клиническая электроэнцефалография.

Руководство для врачей. – М.: Медицина, 1994. – 202 с.

25. Блажава И.Т. К психологии инволюционной меланхолии. В сб.: Эксперименталь ные исследования по психологии установки, т. II. Изд. АН Груз. ССР, 1963. – С.318.

26. Блинков С.М., Глезер И.И. Мозг человека в цифрах и таблицах. – М., 1964. – 471 с.

27. Бодунов М.В. Типы динамики пространственной синхронизации ЭЭГ и умственное напряжение. – В кн.: Мозг и психическая деятельность. – М., 1984. – С. 137 – 141.

28. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезеасов. В кн.: Хрестоматия по возрастной психологии. – М.: Международная педагогическая академия, 1994. – С.87.

29. Бродский И.А. Форма времени: Стихотворения, эссе, пьесы. В 2 т. Т. 2. – Мн.: Эри дан, 1992. – 480 с.

30. Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. – М., 1994. – 415 с.

31. Вагин Ю.Р. Особенности аддиктивного поведения у подростков, злоупотребляющих ингалянтами. Дис.... к.м.н. Пермь, 1994. – 170 с.

32. Вогралик В.Г. и др. О биоэнергетике стареющего организма и основных путях ее обеспечения. – Терапевт.архив. – 1980. – N.1. – С. 104.

33. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. с.51.

34. Ганнушкин П.Б. Психопатии: их клиника, статика и динамика. – М., 35. Голубева Э.А., Изюмова С.А., Трубникова Р.С., Печенков В.В. Связь ритмов электро энцефалограммы с основными свойствами нервной системы. В кн.: Проблемы дифференци альной психофизиологии. – Изд–во «Наука», 1974. – С. 160–174.

36. Голубева Э.А. Некоторые направления и перспективы исследований природных ос нов индивидуальных различий. – Вопр. психол., 1983 – N 3 – С. 16–28.

37. Гончаренко Н.В. Гений в искусстве и науке. – М., 1991. – 432 с.

38. Горбачевская Н.Л., Кожушко Л.Ф. Динамика формирования ЭЭГ у мальчиков и де вочек школьного возраста (по данным 9–летнего наблюдения) – Журн. невропатол. – 1990 – Т.90. – N 8. – С. 75–79.

39. Гордон Г.И. Современные самоубийства. – Журн. «Русская мысль», 1912. – N 5. – с.74–93.

40. Грановская Р.М., Крижанская Ю.С. Творчество и преодоление стереотипов. – СПб, 1994. – 192 с.

41. Греков Б.А. Образование и переделка речевого стереотипа у лиц старше 70 лет. В сб.: Процессы естественного и патологического старения. ИЛ, 1964.

42. Гримм Г. Основы конституциональной биологии и антропометрии. М.: Изд–во «Ме дицина». – 1967. – С. 137.

43. Гринева И.М., Хохолева А.А. Некоторые возрастные особенности неврозов. – Вра чебное дело. – 1989. – N 3. – С. 90 – 92.

44. Гусева Е.П., Шляхта Н.Ф. Некоторые особенности показателей биоэлектрической ак тивности мозга у подростков. В кн.: Проблемы дифференциальной психофизиологии. – Изд–во «Наука», 1974. – С. 199.

45. Дильман В.М. Четыре модели медицины. – Л.: Медицина, 1987. – 287 с.

46. Дорфман Л.Я. Метаиндивидуальный мир: методологические и теоретические про блемы. – М., 1993. – 456 с.

47. Драгунова Т.В. «Кризис» объясняли по разному. В кн.: Хрестоматия по возрастной психологии. – М.: Международная педагогическая академия, 1994. – С. 216–217.

48. Дубровский Д.И. Психика и мозг. Результаты и перспективы исследований.//В кн.:

Мозг и разум. – М., 1994. – С. 3 – 19.

49. Елисеев О.П. Конструктивная типология и психодиагностика личности. – Псков, 1994. – 280 с.

50. Ермолаева–Томина Л.Б. Проблема развития творческих способностей детей (по материалам зарубежных исследований) – Вопр.психологии. – 1975. – N 5. – С. 166 – 176.

51. Жирмунская Е.А., Лосев В.С. Система описания и классификация ЭЭГ человека. – М.:

Наука, 1984. – 126 с.

52. Заболевания вегетативной нервной системы// А..М. Вейн, Т.Г.Вознесенская, В.Л.Голубев и др./Под ред. А.М.Вейна. – М., 1991. – 624 с.

53. Запорожец А.В. Условия и движущие причины психического развития ребенка. В кн.: Хрестоматия по возрастной психологии. – М.: Международная педагогическая академия, 1994. – С.26.

54. Захаров А.И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. – Л., 1982. – 216 с.

55. Зинченко В.П., Смирнов С.Д. Методологические вопросы психологии. М., 1983. – С. 30.

56. Зинченко В.П., Моргунов Е.Б. Человек развивающийся. Очерки российской психо логии. – М.: Тривола, 1994. – С. 274.

57. Зотин А.И., Зотина Р.С. Термодинамический подход к проблемам развития, роста и старения. – Журн.общ.биол. – 1969. – Т.30. – N 1. – С. 94–109.

58. Зотин А.И. Термодинамический подход к проблемам развития, роста и старения. – М., 1974. – 183 с.

59. Иванов В. Религиозное дело Владимира Соловьева. Собр. соч. Брюссель, 1979. – Т.3.

– С. 298.

60. Кабо В.Р. Тотемизм. В кн.: Религиозные верования: Свод этнографических понятий и терминов. Вып. 5. – М.: Наука, 1993. – с. 206.

61. Капица П.Л. О творческом «непослушании». – Наука и жизнь – 1987.– N 2. – С. 80– 83.

62. Кирой В.Н., Войков В.Б., Васильева В.В. ЭЭГ корреляты интеллектуальных способ ностей подростков. – Журн. высшей нервной деятельности. – 1995. – Т.45. – Вып.4. – С. 669–675.

63. Классификация психических и поведенческих расстройств. МКБ (10–й пересмотр).

ВОЗ. – СПБ., 1994. – С. 222.

64. Клиническая психиатрия /Бачериков Н.Е., Михайлова К.В., Гавенко В.Л., и др.;

Под ред. проф. Н.Е.Бачерикова. – Киев, 1989. – 512 с.

65. Ковалев А.Г. Психология личности. – М., 1965. – С.287.

66. Ковалев В.В. Семиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подро стков. – М.: Медицина, 1985. – 288 с.

67. Ковалев Г.А. Три стратегии психологического воздействия. – Вопр. психологии. – 1987. – N 3. – С. 41–49.

68. Кон И.С. Постоянство личности: миф или реальность. В кн.: Хрестоматия по воз растной психологии. – М.: Международная педагогическая академия, 1994. – С.104–105.

69. Короленко Ц.П., Донских Т.А. Семь путей к катастрофе: Деструктивное поведение в современном мире. – Новосибирск, 1990. – 224 с.

70. Костюк Г.С. Принцип развития в психологии. В кн.: Хрестоматия по возрастной пси хологии. – М.: Международная педагогическая академия, 1994. – С.21.

71. Кравков С.В. Глаз и его работа. Изд–во АН СССР. – 1950. – С. 231.

72. Краткий тест творческого мышления. Фигурная форма. – М.: ИНТОР, 1995. – 48 с.

73. Крутецкий В.А. Анализ индивидуальной структуры математических способностей у школьников. В сб.: «Способности и интересы», под ред. Н.Д.Левитова и В.А.Крутецкого. М., Изд–во АПН РСФСР, 1962. – С. 66.

74. Лазарев П.П. Современные проблемы биофизики. Изд–во АН СССР. – 1945. – С. 98.

75. Лебедев В.И. Этапы психической адаптации в измененных условиях существова ния. – Вопр.психологии. – 1980. – N 4. – С.50 – 59.

76. Левандовский А. Максимилиан Робеспьер. – М., 1959. – 496 с.

77. Лейтес Н.С. Умственные способности и возраст. М., «Педагогика», 1971. – 280 с.

78. Лейтес Н.С. К вопросу о динамической стороне психической активности. – В кн.:

Проблемы дифференциальной психофизиологии. М., 1977. – С.164–179.

79. Лейтес Н.С. Возрастные предпосылки умственных способностей. В кн.: Хрестома тия по возрастной психологии. – М.: Международная педагогическая академия, 1994. – С.34–39.

80. Лихтенштадт В.О. Гете. Борьба за реалистическое мировоззрение. Петерб., 1920. С.

240–247.

81. Личко А.Е. Подростковая психиатрия: (Руководство для врачей). – Л., 1985. – С. 80.

82. Логинова Н.А. Шарлотта Бюлер – представитель гуманистической психологии. – Во просы психологии. – 1980. – N 1. – С. 154–158.


83. Логинова Н.А. Жизненный путь человека как проблема психологии. – Вопросы пси хологии. – 1985. – N 1. – С. 103–109.

84. Лосев А.Ф. Диалектика мифа. В кн.: Миф–Число–Сущность. – М.: Мысль, 1994. – с.

85. Мамардашвили М. Как я понимаю философию. – М., 1992. – С.44.

86. Мерлин В.С. Очерк теории темперамента. – М., 1964. – 303 с.

87. Мерлин В.С. Взаимоотношение иерархических уровней в системе взаимосвязей «человек–общество». – Вопр. психологии. – 1975. – N 5. – С. 3–12.

88. Монахов К.К. Концепция функциональной стратификации в исследованиях психи ческой и высшей нервной деятельности. – Журн. высш. нервн. деятельности. – 1976. – т. 26. – С. 4.

89. Монахов К.К. Значение ЭЭГ в изучении психической деятельности в норме и па тологии. – Физиология человека. – 1981. – Т.7. – N 5. – С. 771–783.

90. Монахов К.К ЭЭГ как отражение программы мозговой активности//В кн.: Мозг и психическая деятельность. – М., 1984. – С. 31–38.

91. Мясищев В.Н. Психология отношений. – Воронеж, 1995. – 356 с.

– 463 – 92. Небылицын В.Д. Кортико–ретикулярные отношения и их место в структуре свойств нервной системы. – Вопросы психологии. – 1964. – N 1. – С. 17–19.

93. Неврозы: экспериментальные и клинические исследования. – Л., 1989. – 223 с.

94. Непомнящая Н.И. Теория Л. С. Выготского о связи обучения и развития//Обучение и развитие. Материалы к симпозиуму. – М., 1966. – С. 195.

95. Нестурх М.Ф. Приматология и антропогенез. – Медгиз, 1960. – С.3.

96. Никитин В.Н. Современные теории старения // Молекулярные и функциональные основы онтогенеза. – М.: Медицина, 1970. – С. 7–34.

97. Овчаренко В.И. Психоаналитический глоссарий. – Минск, 1994. – 307 с.

98. Павлов И.П. Полное собрание трудов. – Изд–во АН СССР, 1949. – Т. 3. – С. 428–455.

99. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История психологии. – М., 1994. – 448 с.

100. Психология. Словарь. – М., 1990. – 494 с.

101. Развитие психофизиологических функций взрослых людей. Под ред. Б.Г.Ананьева и Е.И.Степановой. – М., 1972. – 248 с.

102. Развитие психофизиологических функций взрослых людей (средняя взрослость).

Под ред. Б.Г.Ананьева и Е.И.Степановой. – М., 1977. – 198 с.

103. Розинер Ф. Некто Финкельмайер. – М., 1990. – С. 67.

104. Роль среды и наследственности в формировании индивидуальности человека/Под ред. Равич–Щербо;

Научю–исследю ин–т общей и педагогической психологии Акад. педюнаук СССР. – М.: Педагогика, 1988. – 336 с.

105. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. – М., 1973. – 423 с.

106. Русалов В. М. Биологические основы индивидуально–психологических различий. – М., 1979. – 351 с.

107. Русалов В. М. О связи между вариабельностью ВП и пластичностью поведения че ловека. – В кн.: Мозг и психическая деятельность. – М., 1984. – С. 97 – 103.

108. Русалов В.М. Теоретические проблемы построения специальной теории индивиду альности. – Психологический журнал. – 1986. – Т.7. – N 4. – С.23–35.

109. Русалов В.М., Калашников С.В. О соотношении пластичности психических процес сов с интегральными факторами биоэлектрической активности мозга человека. – В кн.: Индиви дуально–психологические различия и биоэлектрическая активность мозга человека. – М.: «Нау ка», 1988. – С. 5– 110. Свядощ А.М. Неврозы. – М., 1982. – 368 с.

111. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. – М., 1981. – С.8.

112. Смулевич Н.А. Реактивные депрессии позднего возраста, их типология, течение и исходы в сравнительно–возрастном аспекте. – Журн. невропат. и психиат. им. Корсакова. – 1989.

– Т. 89. – N 4. – С. 76 – 82.

113. Субботник С.И., Шпильберг П.И. Электроэнцефалографические исследование ста рых людей. В сб.: Проблемы долголетия. Изд. АН СССР, 1962. – С.142.

114. Сухомлинский В.А. Разговор с молодым директором школы. М.: Просвещение, 1973.

– 208 с.

115. Тафель Р.Е. Анализ исследования творческих способностей в американской пси хологии. – Вопр. психологии. – 1972. – N 4. – 166 – 174.

116. Тих Н.А. Ранний онтогенез поведения приматов. – Изд–во ЛГУ. – 1966. – С.17.

117. Трегубов Л.З., Вагин Ю.Р. Эстетика самоубийства. – Пермь, 1993. – 268 с.

118. Ушаков Г.К. Этология и персонология.//Сб. трудов XIX – XX, посвящ. 70–летию акад. А.Д.Зурабашвили. – Тбилиси, 1974. – С. 89 – 92.

119. Фарбер Д.А., Кирпичев В.И. Электроэнцефалографические корреляты индивидуаль ных особенностей умственной работоспособности подростков. – Журн. высш. нерв. деят. – 1985.

– Т.35. – N 4. – С. 649.

120. Фоменко Л.Н. Внимание//Развитие психофизиологических функций взрослых людей. – М., 1977. – С. 80–110.

121. Фролькис В.В. Регулирование, приспособление и старение. – Л.: Наука, 1970. – с.

122. Фролькис В.В. Центральная нервная система и регуляция функций при старении организма// Молекулярные и функциональные основы онтогенеза. – М.: Медицина, 1970. – С.

250–269.

123. Фролькис В.В. Старение и увеличение продолжительности жизни. – Л.: Наука, 1988.

– 239 с.

124. Хананашвили М.М. Патология высшей нервной деятельности (поведения). – М., 1983. – 286 с.

125. Чехов А.П. «Именины» М., 1985. – Собр.соч. в 12 т. – Т. 7. – С. 38–39.

126. Шевченко Ю.Г. Развитие коры мозга человека в свете онтофилогенетических соот ношений. – М., 1972.

127. Эфроимсон В.П. Генетика этики и эстетики. – СПб: «Талисман», 1995. – 288 с.

128. Юркевич В.С. Изучение общей одаренности за рубежом. – Вопросы психол. – 1971. – N 4. – С. 160.

129. Ярошевский М.Г. От «животного магнетизма» к охлотелесуггестии. – Вопр. психол.

– 1994. – N 3. – С. 27–37.

130. (Alexander F., Shelesnick Sh.) Александер Ф., Селесник Ш. Человек и его душа: по знание и врачевание от древности и до наших дней: Пер. с англ. – М., 1995. – 608 с.

131. Allport G.W. The functional autonomy of motives. – American journal of psychology. – 1937. – Vol. 50. – P. 141.

132. Allport G.W. The nature of personality: selected papers. – Cambridge, Massachus sets, 1950. – P. 78.

133. Allport G.W. Becoming. Basic cosideration for a psychology of personality. – New Haven, 1955. – P. 49.

134. Anderson R.C. Individual differences and problem solving. In: «Learning and Individ ual Differences», Ohio, 1967.

135. Ашвагхоша. Жизнь Будды / Ашвагхоша. Драмы / Калидаса. – М., 1990. – 573 с.

136. (Bern E.) Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных: Пер.

с англ. – СПб, 1992. – 448 с.

137. Bertocci P.A. A critique of G.W.Allport`s theory of motivation. – Psychological Review.

– 1940. – Vol. 47.

138. Bleuler E. Руководство по психиатрии. 3–е изд–е. Изд–во Независимой психиат рической ассоциации, 1993. – 542 с.

139. Buhler Ch. Zielstrebungen als Prozesse. – Psychologische Rundschau, 1967. – N 2. – S. 99.

140. Buss A., Plomin R.A. Temperament Theory of Personality Development. – N.Y., 1976. – P.

289– 141. (Camus A.) Камю А. Миф о сизифе. В кн.: Бунтующий человек. Философия. Полити ка. Искусство: Пер. с фр. – М., 1990. – 415 с.

142. (Chorny K.) Хорни К. Невротическая личность нашего времени;

Самоанализ. – М., 1993. – 480 с.

143. (Chasset J.) Хэссет Дж. Введение в психофизиологию: Пер. с англ. – М., 1981. – 248 с.

144. (Daly S.) Дали С. Дневник одного гения: Пер. с англ. – М., 1991. – 271 с.

145. Douglas J.H. The genius of everyman: Discovering creativity. – «Science news». – 1977. – Vol. III. – N 17. – P. 268 – 270.

146. Duffy E. Activation and behavior. – New York, John Wiley, 1962. – P. 17.

147. Eeg–Olofsson O. The development of the electroencephalogram in normal children and adolescents from the age of 1 through 21 years//Acta paediat. scand. – Suppl. – 1970. – Vol. 208. – P.1–47.

148. (Fox R.F.) Фокс Р. Энергия и эволюция жизни на земле: Пер. с англ. – М.: Мир, 1992.

– 216 с.

149. Francl V.E. The unconscious god. – N.Y.: Washington Square Press, 1985. – P. 83–84.

150. (Francl V.E.) Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник. – М., 1990. – 368 с.

151. (Freud A.) Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы: пер. с англ. – М., 1993. – С. 110.

152. Freud S. The basic writings of Sigmund Freud (Trans. by A.A.Brill). – New York, Rand som House, 1938. – Р. 734.

153. (Freud S.) Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции. – М., 1989. – С. 263 – 264.

154. (Freud S.) Фрейд З. О психоанализе. В кн.: Психология бессознательного: Сб. про изведений. – М., 1990. – С. 380.

155. Friedlander W.Y. Electroencephalographic alpha–rate in adults as a function of age//Geriatrics. 1978. – Vol.13. – N.1. – P.29–31.

156. (Fromm E.) Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности: Пер. с англ. – М.:

Республика, 1994. – 447 с.

157. (Fromm E.) Фромм Э. Бегство от свободы: Пер. с англ. – М., 1995. – 256 с.

158. Fuller J.L., Thompson W.R. Foundations of Behavior Genetics. – Saint Louis, 1978. – P.

359.

159. (Godefroid Jo) Годфруа Ж. Что такое психология: пер. с фр. В 2 тт. – Т.1. – С. 242.

160. (Gold J.) Голд Дж. Психология и география: основы поведенческой географии. – М., 1990. – 304 с.

161. Gould R.L. The phases of adult life: A study in developmental psychology. – Amer. J.

of Psychiatry. – 1972. – 129. – P. 521 – 531.

162. Hall C.S.,& Lindzey G. Theories of Personality. – New York, John Wiley and Sons, 1970.

– P. 42.

163. (Heidegger M.) Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления: Пер. с нем. – М., 1993. – С. 447.

164. Heider F. Social Perception and Phenomenal Causality. – Psychological Review. – 1944. – V. 51. – P. 358–374.

165. Hunt J.McV. Intrinsic motivation and its role in development. – In: D. Levine (Ed.).

Nebraska Symposium on motivation. – Lincoln, University of Nebraska Press, 1965. – P. 189–282.

166. (Isard K) Изард К. Эмоции человека: Пер с англ. – М., 1980. – 440 с.

167. (Iversen L.) Иверсен Л. Химия мозга. В кн.: Мозг: Пер с англ. – М., 1982. – С. 145– 168. Jones E.E. & Nisbet R.E. The Actor and Observer: Divergent Perception of the Causes of Behavior, in: Jones E.E., Kelley H.H., Nisbet R.E., Valins S., Weiner B. Attribution: Per ceiving the Causes of Behavior. – Morrinstown, General Learning Press. 1971. – P. 79–94.

169. John E.R., Ahn H., Prichep L., Trepetin M., Brown D., Kaye H., Developmental equations for the electroencephalogram – Science, 1980. – Vol. 210. – N. 4475. – P. 1255–1258.

170. (Jung C.G.) Юнг К.Г. Собрание сочинений. Конфликты детской души. – М.: Канон, 1994. – 336 с.

171. (Jung C.G.) Юнг К.Г. Либидо, его метаморфозы и символы. – СПБ, 1994. – 415 с.

172. (Jung C.G.) Юнг К.Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: ее теория и практика. – Киев: СИНТО, 1995. – 236 с.

173. (Kaplan H., Sadock B.) Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж. Клиническая психиатрия. В 2 т. Т. 1:

Пер. с англ. – М., 1994. – 672 с.

174. (Kempinski A.) Кемпински А. Психопатология неврозов: Пер. с польск. – Варшава, 1975. – 400 с.

175. (Kirkegaard S.) Киркегор С. Гармоническое развитие в человеческой личности эс тетических и этических начал. В кн.: Наслаждение и долг. – Изд–во: AirLand. – Киев, 1994. – c.

176. (Krechmer E) Кречмер Э. Строение тела и характер: Пер. с нем. – М., 1995. – 608 с.

177. (Lamb M.). Лэмб М. Биология старения: Пер. с англ. – М, 1980. – 206 с.

178. Лангмейер Й., Матейчек З. Психическая депривация в детском возрасте. – Прага, 1984. – 334 с.

179. (Le Bon G.) Лебон Г. Психология народов и масс. – СПб, 1995. – 311 с.

180. (Leing R.J.) Лэнг Р.Д. Расколотое «Я": Пер. с англ. – СПб., 1995. – 352 с.

181. (Lewontin R.). Человеческая индивидуальность: наследственность и среда: Пер. с англ. – М., 1993. – 208 с.

182. Lindsley D.B. Emotion. In: S.S.Stevens (Ed.). Handbook of experimental psychology. – New York, John Wiley, 1951. – P. 473–516.

183. Lindsley D.B. Psychophysiology and motivation. – In: In: M.R.Jones (Ed.). Nebraska Symposium on Motivation. Lincoln, University of Nebraska Press, 1957. – P. 44–105.

184. Livingston R.B. Brain Circuitry Relation to Complex Behavior, in: The Neurosciences, A Study Programm, New York, 1967. – Vol.1. – P.499–515.

185. (Loler J) Лолер Дж. Коэффициент интеллекта, наследственность и расизм: Пер. с англ. – М., 1982. – 253 с.

186. (Lombroso Ch.) Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство. – М., 1995. – 398 с.

187. (Lorenc K) Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»): Пер. с нем. – М., 1994. – с.

188. Matshura K., Lamamoto H., Fukuzawa Y. et al. Age development and sex differences of varions EEG elements in healty children and adult – quontification by a computerized wave form recognition method//Electroenceph. Clin. Neurophysiol – 1985. – Vol.60. – P. 397–401.

189. Maupas E. Arch. Zool. et Gen., 1888, V,VI, 3–4, 165–277.

190. McDougall W. An introduction to social psychology. – London, Methuen, 1923 (First edition, 1908) – P. 57.

191. (Menegetti A.) Менегетти А. Клиническая онтопсихология. – Пермь, 1995. – 469 с.

192. (Muzil R.) Музиль Р. Человек без свойств: Роман. Кн. 1. – М., 1984. – 751 с.

193. (Nicholls David G.) Николс Д. Биоэнергетика. Введение в хемиосмотическую тео рию: Пер. с англ. – М., «Мир», 1985. – 190 с.

194. (Nietzsche Fr.) Ницше Ф. По ту сторону добра и зла//Сочинения в 2 т. Т.2. – М.:

1990. – 829.

195. Oxenkrug G.F., Pomark N., Bracounier I.G. et al. Aging and cortisol resistance to sup pression by dexamethasone: A positive correlation. – Psych. Res., 1983. – Vol.10. – P. 125–130.

196. (Paco S.) Пако С. Старение психологических особенностей человека. В сб.: Основы геронтологии. – Медгиз, 1960.

197. (Patten B.M.) Пэттен Б.М. Эмбриология человека. – М.: Медгиз, 1959. – С. 198. Pawlik K., Catell R.B. The relationship between certain personality factors and measures of cortical arousal. – «Neuropsychologia», 1965. – Vol.3.

199. (Perls F.S.) Перлз Фредерик С. Внутри и вне помойного ведра: Пер. с англ. – СПб, 1995. – 448 с.

200. (Peusner L.) Певзнер Л. Основы биоэнергетики: Пер. с англ. – М., 1977. – 310 с.

201. Plomin R., DeFries J.C. The Colorado Adoption project. – Child Development. – 1983. – Vol.54. – p. 279.

202. Rapaport D. On the psychoanalytic theory of motivation. – In: M.R.Jones (Ed.).

Nebraska Symposium on Motivation. Lincoln, University of Nebraska Press, 1960. – P. 37.

203. Рэкер Э. Биоэнергетические механизмы: новые взгляды: Пер. с англ. – М., 1979. – 216 с.

204. (Rogers C.) Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер. с англ.

– М., 1994. – 480 с.

205. Roubicik G. EEG in old age. – Electroencephalogr. and Clin. Neurophysiol. – 1972. – Vol.33. – N.3. – P.354–355.

206. (Rycroft C.) Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа. – СПб, 1995. – С.145.

207. Саксен Л., Тойвонен С. Первичная эмбриональная индукция. – М.: Изд–во иностр.

лит–ры, 1963. – С. 241.

208. Schoempeldt L., Owens W.A. Age and Intellectual Change: a Cross–Sectional View of Longitudinal Data. Труды XVIII Международного психологического конгресса, вып. 29.

М., 1966.

209. (Schopengauer A.) Шопенгауер А. Мир как воля и представление. – Собр.соч. – Т.1. – 395 с.

210. (Sent–Exupery A.) Сент–Экзюпери А. Планета людей. Сборник. – М., 1970. – 352 с.

211. (Sharp D.) Шарп Д. Типы личности: Юнговская типологическая модель: Пер. с англ. – Воронеж, 1994. – С.10.

212. (Strelau Jan) Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. Пер. с польск.

– М.: Прогресс. – 1982. – С.20.

213. Тэкэкс К. Счастливые родители одаренных детей. В кн.: Одаренные дети: Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1991. – 376 с.

214. Вайнцвайг П. Десять заповедей творческой личности. – М.: Прогресс, 1990. – 192 с.

215. Venables P.H., Dalais J.C., Mitchell D.A., Mednick S.A., Schlesinger F. Outcome of age nine of psychophysological selection of age three for risk of schizophrenia. – Brit.J.Devel.Psychol. – 1983. – V.1. – N.1. – P. 21–30.

216. Vogel F. The genetic basis of the normal human electroencephalogram (EEG). – Hu man Genetics. – 1970. – V.10.

217. (Waddington C.H.) Уоддингтон К. Основные биологические концепции: Пер. с англ.

– В кн.: На пути к теоретической биологии. – М., 1970. – С. 11.

218. Wechsler D. The measurement of adult intelligence. Baltimore, 1944.

219. Weiner B. Motivation from the cognitive perspective. – In: Handbook of learning and cognitive processes. – V.3. Approaches to human learning and motivation. – New Jersey, 1976. – P. 283–308.

220. (Williams R. J.) Уильямс Р. Биохимическая индивидуальность: Пер. с англ. – Изд–во ИЛ. – М., 1960. – 295 с.

221. Winter H., Herchel M., Propping P., Friedl W., Vogel F.A. twin study of three en zymes (DBN, COMT, MAO) of catecholamine metabolism. Correlations with MMPI. – Psychopharmacologia. – 1978. – Vol.57. – P.63–69.

222. (Wooldridge D.E.) Вулдридж Д. Механизмы мозга. – М., 1965. – 340 с.

223. Wortman C.B., Loftus E.F. Psychology. – N.Y., 1988. – – 622 p.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.