авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 41 |

«Памяти защитников Отечества посвящается МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941–1945 ГОДОВ ...»

-- [ Страница 37 ] --

Нам казалось, что от наших бесед они прозреют и закричат: «Рот фронт!». Мы хорошо знали произведения из времен Гражданской войны и совершенно не знали современного немца фашиста. А они, нажравшись нашей каши из наших же котелков, накурившись из наших же добровольно подставленных кисетов, с наглой, ничего не выражающей рожей отрыгивают нам в лицо: «Хайль Гитлер!». Кого мы хотели убедить в классовой солидарности — этих гро мил, поджигающих хаты, насильников и садистов, с губной гармошкой во рту убивающих женщин и детей? Мы стали понимать и с каждым днем боев все больше убеждаться, что только тогда фашист становится сознательным, когда его бьешь»39.

Исходя из новых реалий, хотя и не сразу, менялась советская пропаганда, как внутрен няя, так и внешняя (на войска противника). Вот что говорил об этом в 1943 г., находясь в советском плену, немецкий фельдмаршал Ф. Паулюс: «Ваша пропаганда в первые месяцы войны обращалась в своих листовках к немецким рабочим и крестьянам, одетым в солдат ские шинели, призывала их складывать оружие и перебегать в Красную армию. Я читал ваши листовки. Многие ли перешли к вам? Лишь кучка дезертиров. Предатели бывают в каждой армии, в том числе и в вашей. Это ни о чем не говорит и ничего не доказывает. И если хотите знать, кто сильнее всего поддерживает Гитлера, так это именно наши рабочие и крестьяне.

Это они привели его к власти и провозгласили вождем нации. Это при нем люди из окра инных переулков, парвеню, стали новыми господами. Видно, в вашей теории о классовой борьбе не всегда сходятся концы с концами»40. Отрезвление произошло очень быстро. Старые идеологические клише разбивались с каждым шагом врага в глубь советской территории.

Война действительно становилась Отечественной и национально-освободительной. И образ врага-фашиста также все сильнее принимал национальную окраску, превращаясь в массовом сознании в образ врага-немца.

Отступающая с боями Красная армия несла в себе тяжкий груз вины перед теми, кого вынуждена была оставить на милость безжалостных оккупантов. «Знаете, что самым тяже лым было за всю войну? — вспоминал Герой Советского Союза полковник Д. П. Тыквач из Одессы. — Тяжелее всего приходилось глядеть в глаза людям, когда мы отступали в 1941 году.

Идем по деревне, а все жители высыпали на улицу, молча смотрят на нас.

Стоят около до мов женщины с детьми на руках, седобородые старики. В их глазах и горький упрек нам, уходящим на восток, и страх перед будущим — что с ними будет? Ведь вблизи уже слышна канонада — фашисты идут по пятам, не сегодня-завтра захватят эти места. Стыдно, больно смотреть на тех, кого мы оставляли. “Куда же вы, сыночки?” — спросит кто-нибудь, подавая нам крынку молока или краюху хлеба. А каждый из нас еще ниже опускает голову — что тут ответишь… Ведь мы сами находились в окружении. Нам надо прорываться с боями. Одно повторяли тогда: “Мы вернемся! Вернемся! Верьте нам!”…» Враг оказался не только коварен, но и очень силен и беспощаден. Сведения, поступавшие с фронтов, свидетельствовали о страшной опасности, нависшей не только над Советским государством, но и над всем народом. Потери советских войск были огромны. Всем стало ясно, что предстоит схватка не на жизнь, а на смерть, которая коснется каждой семьи и каждого гражданина. И здесь вступили в действие глубинные психологические механизмы, которые не раз в российской истории спасали страну, находившуюся на краю пропасти.

Произошел подъем всех моральных сил народа, оказались задействованы его вековые тра диции, готовность к самоотверженности, самоотречению и самопожертвованию во имя спасения своей страны. Феноменальным явлением в истории стал массовый героизм, ко торый проявляли не сотни и тысячи, а можно сказать без преувеличения, миллионы людей и на фронтах, и в тылу.

Именно в самом начале войны, в наиболее драматический ее момент, обернувшийся психологическим шоком для всей страны, для ее руководства и народа, была найдена и заложена та патриотическая тональность, которая сохранялась на всем протяжении Ве ликой Отечественной. Она стала одним из решающих факторов поддержания морально психологического состояния в стране, которое в основном оставалось высоким даже при неблагоприятном для СССР развертывании событий на фронтах. Существенную роль в этом сыграла корректировка официальных идеологических формул, сместивших акценты с идеи классовой борьбы на национально-государственное единство в противостоянии агрессору, на единство власти, армии и народа.

Кстати, эту обозначившуюся тенденцию заметили еще летом 1941 г. некоторые представи тели старой интеллигенции. Так, в сводке НКВД было зафиксировано высказывание одного из сотрудников Астрономического института о том, что «советская власть, под давлением событий, сбрасывает свою идеологическую шелуху и проникается здоровыми идеями на циональности и родства славянских народов, и сама жизнь заставит коммунистов признать эту идею. Если они этого не сделают, тем хуже для них. Наше дело следить за эволюцией советской власти и помогать прояснению национального и религиозного сознания русского народа. Советская власть расплачивается за борьбу с этими принципами, за насаждение и защиту классовой и безбожной идеологии»42.

Интересна оценка радикальной смены идеологических ориентиров, произошедшей в Москве в годы войны, которую дает в своих мемуарах генерал Ш. де Голль: «В эти дни национальной угрозы Сталин, который сам возвел себя в ранг маршала и никогда больше не расставался с военной формой, старался выступить уже не столько как полномочный представитель режима, сколько как вождь извечной Руси»43.

Существенное изменение официальных идеологических постулатов, заложенное в начале Великой Отечественной войны, стало одним из важнейших ее итогов, закрепленных и на послевоенный период. «Знаменитый сталинский тост на победном банкете — «за великий русский народ» — как бы подвел окончательную черту под изменившимся самосознанием власти, сделав патриотизм наряду с коммунизмом официально признанной опорой государст венной идеологии»44, — анализируя изменения внутренней политики советского государства в период войны, отмечал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн.

Во Второй мировой войне идеологический фактор не только смыкался и переплетался с психологическим, но нередко оказывался ведущим: от сильной, «грамотной» идеологиче ской мотивации войны, от интенсивности и точности «политико-воспитательной работы»

напрямую зависело морально-психологическое состояние народа и особенно действующей армии. Его недоучет (наряду со стратегическими просчетами) способствовал поражению и вел к нему даже при наличии достаточного военно-стратегического потенциала, как это случилось с Францией в мае — июне 1940 г. С другой стороны, наличие достаточного «запаса прочности» в идейно-психологической сфере оказывалось одним из решающих факторов в способности государства и народа переломить даже крайне неблагоприятный ход событий.

Так, для СССР война развивалась от тяжелых, но временных поражений к конечной по беде, а для Германии — от триумфальных успехов в ее начале к безоговорочной капитуляции в конце. Огромное моральное и физическое напряжение советский народ смог выдержать в течение почти четырех лет только благодаря наличию духовного стержня, позволившего ему не сломаться при всех масштабах людских, территориальных, экономических потерь и собственными силами освободить не только свою страну, но и пол-Европы. Французский историк М. Ларан констатирует, что «самоотверженность, которую в войне проявили совет ские люди, достойна самого искреннего восхищения. Духовно они оказались неизмеримо выше своего врага»45.

Более того, в этой войне как особый социально-психологический феномен сформи ровалось фронтовое поколение, поколение победителей. Каждый исторический период накладывает свой отпечаток на людей, особенно на тех, чья личность в это время только еще формируется. «Современники определенной эпохи, принадлежащие к одному символическому поколению, не обязательно являются сверстниками. “Поколение Великой Отечественной войны” включает и тех, кому в 1941 г. было 17 лет, и тех, кому исполнилось 25. Однако жизненный путь тех, кто пошел на фронт прямо со школьной скамьи, не успев приобрести ни профессии, ни семьи, существенно отличается от судьбы тех, кого война застала уже взрослыми»46. Прошлый жизненный опыт оказывает огромное влияние на поступки людей, стиль их поведения, так же, как и отсутствие подобного опыта.

Следует учитывать, что в войну вступила армия, весьма разнородная по своему социаль ному и возрастному составу, уровню образования и военной подготовки. На 22 июня 1941 г., в Красной армии и Военно-морском флоте состояло по списку 4 млн 827 тыс. военнослужа щих. Кроме того, на довольствии в Наркомате обороны находилось около 75 тыс. человек, проходивших службу в формированиях других ведомств. Еще 805,3 тыс. военнообязанных находились на больших учебных сборах и были включены в списочную численность войск с объявлением мобилизации. При этом на западных границах в июне 1941 г. было сосредо точено 2,9 млн человек — столько на начало войны составила действующая армия47.

Основную массу рядовых кадровой армии составляли призывники 1919–1922 гг. рожде ния. С началом войны после двух массовых мобилизаций личный состав советских Воору женных сил стал более разнородным. За две первые военные мобилизации (в июне и августе 1941 г.) были призваны военнообязанные старших возрастов — с 1890 по 1918 г. рождения и молодежь 1923 г. Однако в частях народного ополчения, многие из которых влились в дейст вующую армию, оказывалось немало лиц и старше 50 лет.

Особенно различен был жизненный путь, во многом определявший мировоззренческие установки людей разных поколений. Так, если поколение 1890–1904 гг. рождения (вторая мобилизация, август 1941 г.) было участником либо свидетелем Первой мировой войны, революции и Гражданской войны, то поколение 1905–1918 гг. рождения (первая мобили зация, июнь 1941 г.) в сознательном возрасте пережило события нэпа и первых пятилеток, в той или иной степени было затронуто индустриализацией и коллективизацией. Все они, естественно, были современниками репрессий второй половины 1930-х гг. На различные поколения по-разному повлияли и внешнеполитические акции СССР — присоединение Прибалтики, западных областей Украины и Белоруссии, Бессарабии;

война с Финляндией.

Часть предвоенной кадровой армии (поколение 1919–1922 гг. рождения) непосредственно участвовала в ряде последних предвоенных событий. Для младшего поколения, начиная с 1923 г. рождения, именно война стала временем личностного становления, главным фак тором, формировавшим его гражданскую зрелость. За плечами мальчишек 1923–1926 гг.

рождения не было большого личного социального опыта, а потому меньшее значение имело социальное происхождение, меньше был и разрыв в уровне образования, большее влияние на мировоззрение оказали идеологические установки советского строя, при котором они родились и выросли. Именно они составили основу «фронтового поколения».

На войну шли разные люди — по воспитанию, по характеру, по судьбе. Но именно война всех сблизила, объединила общей бедой, перед лицом общего врага. Без такого духовного, нравственного единения победить было бы невозможно. В этом единении и есть та целост ность фронтового поколения, которая позволяет отнести к нему представителей различных возрастных когорт, принимавших участие в Великой Отечественной.

Историческая ситуация конца 1930 — начала 1940-х гг., т. е. кануна и начала Второй мировой войны, выявила целый комплекс феноменов массового советского сознания.

Она показала, что длительная идеологическая подготовка населения к войне оказывает достаточно эффективное и стойкое воздействие, формируя психологическую установку на готовность к отражению внешней агрессии, накладываясь на архетипические механизмы русской национальной психологии, выработанные веками, и прежде всего способность к быстрой психологической мобилизации в условиях опасности для страны. Эта установка позволила относительно быстро нейтрализовать ряд негативных для мобилизующей функции факторов: неожиданную смену и дезориентирующее влияние ситуационной пропаганды непосредственно в канун войны, когда фашистская Германия официально рассматрива лась как «дружественный сосед», не собиравшийся нападать на СССР;

тяжелое кадровое и моральное состояние армии в результате предвоенных репрессий;

переоценку собственных сил и возможностей и недооценку потенциального противника, в том числе являвшуюся следствием пропагандистских воздействий;

классовые иллюзии о поддержке СССР проле тариатом Европы и особенно Германии в случае внешней агрессии и другие.

В отличие от Первой мировой справедливый, оборонительный характер Великой Оте чественной войны был совершенно очевиден. Основная масса населения понимала, за что идет вооруженная борьба, и готова была к самопожертвованию, длительным тяготам и лишениям во имя Победы. В обществе существовало гораздо меньше социальных противо речий и можно говорить в значительной степени о его морально-психологическом единстве относительно базовых ценностей (национальная независимость, рост экономики и благосо стояния, социальная справедливость, и др.). Не всеми разделялись партийные установки на социалистическое строительство, но сама социалистическая идея в результате успехов пер вых пятилеток обрела широкую популярность. Кроме того, характер фашистской агрессии, нацеленной на порабощение и истребление целых народов, не оставлял советским людям выбора и обусловил особую ожесточенность сопротивления, массовую стойкость и героизм.

«Ярость благородная» — так можно назвать основную психологическую доминанту того периода, очень точно отраженную и выраженную в известной песне. Но эта ярость смешивалась с горечью и болью особенно страшных потерь и поражений первых месяцев войны. В известной мере эти чувства даже доминировали в первые военные дни. Военная катастрофа начала войны вызвала состояние психологического шока. Не случайно наряду с проявлениями массового героизма этого периода, ярчайшим примером которого может служить подвиг защитников Брестской крепости, были и многочисленные факты сдачи в плен целых подразделений. Именно в этот период сотни тысяч солдат и командиров кадро вой армии оказались в плену. Но по мере того как проходил шок, вызванный разительным контрастом между довоенными представлениями о будущей войне и войной реальной, внезапно обрушившейся на советских людей посреди мирной жизни, и росли горе и боль, а с ними ненависть к врагу и жажда мести, — по мере этого было достигнуто определенное равновесие сознания, произошла его стабилизация. Народ мобилизовал свои материальные и духовные силы и остановил напор фашистской военной машины. Врагу не удалось сломить моральный дух советских людей. В значительной мере благодаря морально-психологической стойкости народа была достигнута главная цель этого периода войны — выстоять!

ПРИМЕЧАНИЯ Цит. по: Венок славы. Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне в 12 т. Т. 2. Битва за Москву. М., 1984. С. 406.

Цит. по: Война. Народ. Победа. 1941–1945. Статьи, очерки, воспоминания. Кн. 1. М., 1976. С. 33.

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945. В 6 т. Т. 1. М., 1960. С. 441.

Музей боевой славы исторического факультета МГУ. Личный фонд М. Т. Белявского.

Центральный государственный архив литературы и искусства (ЦГАЛИ). Ф. 362. Оп. 3. Ч. 708.

Кл. 122, 138.

Лабас Ю. Черный снег на Кузнецком // Родина, 1991. № 6–7. С. 36.

Из интервью с Ю. П. Шараповым от 17.05.1995 г. // Личный архив Е. С. Сенявской.

Росциус Ю. Дневник пророка. М., 1990. № 4. С. 6–7. Лева Федотов погиб на фронте 25 июня 1943 г.

Из интервью с В. А. Виноградовым от 26.03.2001 г. // Личный архив Е. С. Сенявской.

Последние письма с фронта. 1941. Сборник. Т. 1. М., 1991. С. 18.

Там же.

Там же. С. 19.

Симонов К. Из трех тетрадей. Стихи, поэмы. Изд. 2-е, доп. М., 1990. С. 287.

…Сражалась за Родину. Письма и документы героинь Великой Отечественной войны. М., 1964. С. 5–12;

Девушка из Кашина. Дневник и письма И. Константиновой. Воспоминания и очерки о ней. М., 1974.

Тараканова Е. Если ранили друга… // Магидов Л. Цена милосердия. М., 1984. С. 7.

Филимонова И., Дажин Д. А мы такие молодые… М., 1985. С. 28.

Последние письма с фронта. 1941. Сборник. Т. 1. С. 396–397.

Музы вели в бой. Деятели литературы и искусства в годы Великой Отечественной войны. М., 1985. C. 20–21.

Цит. по: Вольф А. Звезда над передовой. М., 1987. С. 34.

Последние письма с фронта. 1941. Сборник. Т. 1. С. 397.

Великая Отечественная в письмах. М., 1982. С. 13–14.

Цит. по: Борисов А. Встреча с погибшим другом. М., 1987. С. 6–7.

Цит. по: История Отечества: Люди, идеи, решения. Очерк истории Советского государства. М., 1991. С. 258.

Кассис В., Комаров В., Чичков В. Покой нам и не снился. М., 1982. С. 25–26.

Информация УНКГБ и УНКВД г. Москвы и Московской области первому секретарю МК и МГК ВКП(б) А. С. Щербакову. 23 июня 1941 г. // Москва военная. 1941–1945. Мемуары и архивные документы. М., 1995. С. 50.

Симонов К. 100 суток войны. Неизвестные факты. Смоленск, 1999. С. 48–50.

Спецсводка УНКГБ г. Москвы и Московской области первому секретарю МК и МГК ВКП(б) А. С. Щербакову о реагировании населения на выступление И. В. Сталина. 3 июля 1941 г. // Москва военная. 1941–1945. С. 68–69.

Сергеев В. Одна судьба // Память. Письма о войне и блокаде. Л., 1985. С. 23.

Иванов Т. А мы — с Петроградской // Память. Письма о войне и блокаде. Л., 1985. С. 27.

Цит. по: Христофоров В. С. Общественные настроения в СССР: июнь — декабрь 1941 г. // Великая Отечественная война. 1941 год. М., 2001. С. 458, 464.

Цит. по: Вольф А. Звезда над передовой. С. 34–36.

Там же. С. 37.

Последние письма с фронта. 1941. Сборник. Т. 1. С. 10.

Момыш-Улы Б. Психология войны. Алма-Ата, 1990. С. 39–40.

Великая Отечественная в письмах. Изд. 2-е, доп. М., 1982. С. 10–11. Только два десятилетия спустя удалось установить имя героя. Им оказался старший военфельдшер 4-й комендатуры 90-го Владимир Волынского пограничного отряда Владимир Прохорович Карпенчук.

Сергеев В. Одна судьба // Память. Письма о войне и блокаде. С. 24–25.

Голоса из мира, которого уже нет. Выпускники исторического факультета МГУ 1941 г. в письмах и воспоминаниях. М., 1995. С. 59.

Скрытая правда войны: 1941 год. Неизвестные документы. М., 1992. С. 304–305.

Овчинникова Л. Пишу перед боем // Комсомольская правда. 9 мая 1989.

Бланк А., Хавкин Б. Вторая жизнь фельдмаршала Паулюса. М., 1990. С. 173.

Овчинникова Л. Колокол на Долгом лугу. М., 1989. С. 4.

Цит. по: Христофоров В. С. Указ. соч. С. 462–463.

Цит. по: Полководцы. Сборник. М., 1995. С. 62.

Там же. С. 81.

Laran M. Russie-URSS. 1870–1970. Paris, 1974. P. 200.

Кон И. С. Психология юношеского возраста (Проблемы формирования личности). М., 1979. С. 12.

Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование. М., 1993. С. 139;

Россия и СССР в войнах XX века. Стати стическое исследование. М., 2001. С. 218–219.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ XX век — наиболее сложный и противоречивый в мировой истории. Две мировые войны, в которые была втянута и наша страна, в огромной степени определили его лицо.

Ранее человечество не знало таких потерь и таких разрушений, не сознавало столь ясно всей хрупкости своего существования.

Изучение и рассмотрение истории Великой Отечественной войны как важнейшей части Второй мировой войны невозможны вне контекста сложных и многоплановых процессов, происходивших под влиянием Первой мировой войны и после ее окончания, в так называе мый межвоенный период.

В это время геополитическая обстановка в мире кардинально изменилась. Произошел распад трех огромных империй: Австро-Венгерской, Оттоманской и Российской;

возник ли новые государства. Соотношение сил на международной арене стало принципиально иным, однако ни сама война, ни последовавшие за ней мирные соглашения не разрешили тех проблем, которые и привели к возникновению мирового конфликта. Более того, были заложены основы новых, еще более глубоких противоречий. В этом смысле оценку, которую дал ситуации французский маршал Ф. Фош, нельзя назвать иначе как пророческой: «Это не мир. Это перемирие на 20 лет».

В результате послевоенного территориального передела десятки миллионов людей стали подданными других государств, в которых даже среди родственных народов не было единства, как например в Польше, Чехословакии, Югославии. Причинами этого выступали разница в вероисповедании, культурные особенности, различия в уровне жизни и социальном статусе, «центробежные» тенденции и т. п. А вот в отношении немцев ситуация была иной: пангер манская идея воссоединения в единое государство стремительно набирала силу.

Всё это способствовало возникновению межгосударственных конфликтов, с которыми Лиге Наций, созданной победителями, было трудно справиться. Эта организация была обра зована на Парижской мирной конференции, а ее Устав вошел в качестве составной части в Версальский договор. Главная задача Лиги заключалась в сохранении послевоенного статус кво и защите прав стран-победителей. Однако установить прочный и справедливый мир не удалось. К тому же у «малых» стран не было доверия к Лиге Наций, и обеспечить собственную безопасность они старались старыми, привычными средствами. Так, Югославия и Греция заключили военный союз, направленный против Болгарии;

Польша и Румыния — против Советской России;

Чехословакия, Румыния и Югославия подписали серию соглашений против Венгрии и Болгарии и др.

Положение СССР было особым. По своей прежней, дореволюционной ипостаси он должен был бы принадлежать к стану победителей. Но в таком качестве Запад его призна вать отказывался, да и советское руководство сознавало, что равноправные партнерские отношения с идеологическими противниками невозможны. Фактически Советский Союз имел куда больше общего с побежденными государствами.

После того как в России в октябре 1917 г. произошла революция, к «привычным», тради ционным противоречиям между ведущими индустриальными державами добавились новые:

между капиталистической системой и СССР как социалистическом государством. Они стали причиной международной изоляции Советского Союза, который был вынужден развиваться в условиях постоянной военной угрозы. Самим фактом своего существования СССР представ лял опасность для старого мира, переживавшего к тому же системный внутренний кризис.

В этой связи большевистские ожидания «мировой революции» основывались на реальных объективных и субъективных предпосылках. Что касается той ограниченной поддержки, которую советские коммунисты через Коминтерн оказывали своим единомышленникам в странах Запада, то она была не только следствием идейных убеждений, но и попыткой вырваться из враждебного, смертельно опасного окружения. Как известно, эти надежды не оправдались, мировой революции не случилось.

В 1922 г. в Италии к власти пришли фашисты во главе с Б. Муссолини. В 1933 г. лидер германских национал-социалистов А. Гитлер, создавший наиболее жестокую версию фа шизма, был назначен канцлером. Годом позже он сосредоточил в своих руках всю полноту власти и начал активную подготовку к большой войне. Смысловым ядром его идеологии выступало ложное и порочное представление о делении человечества на имеющие все права полноценные расы, и расы неполноценные, чей удел — гибель или порабощение.

Воинствующий национализм нашел немало сторонников как в Европе, так и за ее пределами.Профашистские перевороты произошли в ряде стран. Даже в США, Велико британии и Франции появились влиятельные националистические партии и организации, во главе которых встали симпатизирующие Гитлеру политики. Громкие убийства: короля Югославии Александра, министра иностранных дел Франции Л. Барту, канцлера Австрии Э. Дольфуса, премьер-министра Румынии И. Дуки стали зримым подтверждением быстрой дестабилизации политической ситуации в Европе.

В начале 1930-х гг. Советский Союз по-прежнему оставался практически в полной изо ляции. Перед ним стояли масштабные и многоплановые задачи, которые было необходимо срочно решать, причем, рассчитывая исключительно на собственные силы. Руководство СССР понимало, что мир идет к новой большой войне. И. В. Сталин, заявив, что «мы отстали от передовых стран на 50–100 лет и должны пробежать это расстояние за 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»1, — определил цели и риски для Советского Союза.

Для проведения форсированной индустриализации требовались колоссальные средст ва, которые можно было взять только в деревне. Это и стало главной причиной ускоренной коллективизации, проводившейся в жестких, зачастую даже жестоких формах. Осуществ лявшаяся одновременно культурная революция позволила быстро и значительно поднять образовательный уровень населения, подготовить многие тысячи специалистов самых разных профессий.

1930-е гг. остались в народной памяти не только как эпоха великих свершений, но и как время массовых репрессий, жертвами которых нередко становились невиновные люди. Эта порочная практика не может быть оправдана, но должна быть объяснена.

Новое общество строилось в условиях ожесточенной политической борьбы, участники которой по-разному видели будущее своей страны, добивались своих целей всеми доступными средствами. После революции прошло всего 20 лет, и не все раны успели зажить. У многих представителей так называемых «эксплуататорских классов» не было особых причин любить советскую власть. Острая классовая борьба в деревне — тоже отнюдь не пропагандистская выдумка, а реальный и сложный процесс. Саму правящую партию раздирали идеологические противоречия и амбиции лидеров, среди которых было немало весьма решительных людей с богатым личным опытом революционной деятельности. Репрессии стали, таким образом, своеобразным продолжением Гражданской войны. Сейчас все еще трудно определить, где и когда имели место реальные и полуоформленные, а где выдуманные заговоры против сущест вующих власти и строя. Но нельзя отрицать ни самого факта острого политического проти воборства, ни реальных попыток внешних сил повлиять на него в собственных интересах.

Несмотря на всю неоднозначность и противоречивость процессов, происходивших в стране, Вторую мировую войну Советский Союз встретил, будучи совсем другим государст вом, по сравнению с тем, чем он являлся на пороге 1920–1930-х гг.: развитая по тому времени экономика, созданная практически с нуля оборонная промышленность, многомиллионная и технически оснащенная Красная армия.

В предвоенные годы Англия и Франция продемонстрировали готовность отдать чужое, но не свое, чтобы сохранить иллюзию мира в Европе. США предпочитали до поры до времени оставаться в стороне. Запад хотел, как минимум, выиграть время для организации собствен ной обороны и по возможности решить с помощью Германии проблему нейтрализации СССР.

В свою очередь, Гитлер пытался добиться поставленных целей, разделив своих противников и разбив их по частям. При этом он использовал недоверие и даже ненависть к Советскому Союзу, в то время столь распространенные на Западе. Францию и Великобританию пугали революционная риторика Коминтерна, а также помощь, которую СССР оказывал испанским республиканцам, гоминдановскому Китаю, в целом левым силам. Гитлер казался «западным демократиям» ближе и понятнее, его столкновение с Советским Союзом выглядело в их глазах идеальным вариантом, реализации которого они старались всячески способствовать.

За эту ошибку миру пришлось заплатить огромную цену.

Гражданская война в Испании стала для фашистов своего рода пробой сил. Победа мятеж ников под руководством генерала Ф. Франко ускорила вызревание новой всеобщей войны.

Именно страх перед ней заставил Запад уклониться от помощи республиканскому прави тельству, уступить Гитлеру и Муссолини, что развязало им руки для дальнейших действий.

В марте 1936 г. немецкие войска вошли в демилитаризованную Рейнскую зону, спустя два года произошло присоединение Австрии (аншлюс), что значительно улучшило стратегическое положение Германии. 29–30 сентября 1938 г. в Мюнхене состоялась встреча английского и французского премьеров Н. Чемберлена и Э. Даладье с А. Гитлером и Б. Муссолини. Подпи санное ими соглашение предусматривало передачу Германии принадлежащей Чехословакии Судетской области (где проживало значительное число немцев), отдельные области отходили Венгрии и Польше. Запад фактически пожертвовал Чехословакией, пытаясь умиротворить Гитлера, причем советские предложения о помощи этой стране были проигнорированы.

В результате общая ситуация значительно ухудшилась: Чемберлен и Даладье подписали с Гитлером декларации о ненападении, влияние Англии и Франции в Европе резко ослабело, Германия усилилась, а советскому курсу на создание системы коллективной безопасности был нанесен смертельный удар. Посол СССР в Лондоне И. М. Майский докладывал в эти дни в Москву: «Лига Наций и коллективная безопасность мертвы. В международных отношениях наступает эпоха жесточайшего разгула грубой силы и политики бронированного кулака»2.

В марте 1939 г. Германия ликвидировала Чехословакию как суверенное государство, а двумя неделями позже захватила Мемель.

Настойчивые усилия Москвы договориться с Лондоном и Парижем о совместных дейст виях на случай продолжения гитлеровской агрессии успеха не имели. К тому же по срав нению с другими европейскими странами положение СССР усугублялось напряженными отношениями с Японией: в июле-августе 1938 г. произошел советско-японский вооруженный конфликт у озера Хасан, а в мае 1939 г. Япония начала боевые действия против Монголии, и Советский Союз, являясь союзником последней, оказался втянут в конфликт.

В создавшихся условиях СССР был вынужден согласиться на заключение договора о ненападении с Германией. Эта внешнеполитическая акция позволила Советскому Союзу выиграть без малого два года для укрепления своей обороноспособности. Риск образования единого антисоветского фронта с возможным участием «западных демократий» был сведен к минимуму, а доверие Японии по отношению к германскому союзнику было поколеблено, что снизило опасность японской агрессии на Дальнем Востоке.

Секретный протокол к договору являлся, по сути, соглашением о разделе сфер влияния, причем Советский Союз получил возможность вернуться на территории, некогда утраченные Россией. Присоединение Латвии, Литвы, Эстонии, Бессарабии, западных областей Укра ины и Белоруссии к СССР стало единственной альтернативой их поглощению нацистской Германией.

1 сентября 1939 г. Гитлер напал на Польшу, начав Вторую мировую войну. В мае 1940 г.

пришел черед «западных демократий».

Всего, начиная с 1938 г., Германия присоединила или оккупировала 11 европейских государств, где был установлен нацистский «новый порядок». Тотальная милитаризация экономики, подчинение всех сфер жизни немецкого общества интересам войны, макси мальное использование военно-экономического потенциала захваченных стран позволили Германии в разы увеличить военное производство и создать многомиллионные вооруженные силы, обладающие самым современным оружием и техникой.

Сложившийся агрессивный блок Германии, Италии и Японии к 1941 г. расширился и укрепился: к нему присоединились Болгария, Венгрия, Румыния и де-факто Финляндия.

22 июня 1941 г. — трагическая дата в отечественной истории. Трагическая в той же мере, в какой 9 мая 1945-го — дата великая и славная. Агрессия Германии против СССР открыла принципиально новый этап Второй мировой войны, положив начало ожесточенной борьбе, в ходе которой фашизм был повержен, а Красная армия освободила многие порабощенные страны Европы и частично Азии.

Нападение Германии на нашу страну было вероломным и внезапным. Сегодня некоторые исследователи называют это определение советским идеологическим штампом, отмечая, что неизбежность войны с Гитлером ясно осознавалась руководством СССР, а верность соглаше ниям и нацизм — вещи принципиально несовместимые. Это действительно так. И все-таки говорить о вероломстве врага вполне уместно, ибо факт остается фактом: немцы напали на нас, не расторгнув заключенный в августе 1939 г. договор о ненападении, не выдвинув ни каких претензий и без объявления войны. Даже в случае с Польшей Гитлер поступил иначе:

соответствующее польско-германское соглашение было им денонсировано за четыре месяца до нападения в апреле 1939 г.

Что же касается внезапности, то агрессор всегда обладает этим преимуществом. Военно политическое руководство Германии имело все возможности как для определения момента начала боевых действий, так и для выбора направлений главных ударов, что позволяло создавать там многократный перевес в силах и средствах, а также давало целый ряд других важных преимуществ.

Советский Союз вступил в Великую Отечественную войну. Великую по масштабам, це лям, задачам, последствиям. Отечественную, потому что она стала делом каждого, а Победа могла быть достигнута только всенародными усилиями. Не случайно И. В. Сталин, выступая по радио 3 июля 1941 г., подчеркнуто обратился ко всем гражданам СССР, независимо от их идеологических пристрастий, религиозных убеждений и отношения к власти.

Первые месяцы войны — ее самый сложный и трагический период. Летом и в начале осени 1941 г. немцы сумели разгромить основные силы советских западных военных окру гов (фронтов). Последствия этого еще долго негативно сказывались на характере и ходе вооруженной борьбы. Успехи вермахта были велики. К середине сентября враг продвинулся вглубь нашей территории в направлении Ленинграда до 750 км, Москвы — на 700–800 км и на юге — на 600–850 км. Советский Союз лишился значительной части Карело-Финской ССР, всей Прибалтики, большей части Ленинградской области, Белоруссии, большей части Смоленской области и ряда других западных областей РСФСР, Молдавии, Правобережной и части Левобережной Украины.

Большую долю ответственности за эти тяжелые поражения несет руководство страны и Красной армии, принимавшее порой ошибочные решения и первоначально уступавшее немцам в мастерстве организации и ведения боевых действий. Есть вина на тех командирах и бойцах, кто проявил малодушие и слабость. Но победный итог 1945 года возведен на прочном фундаменте 1941-го. Самого глубокого уважения заслуживают те, кто, научившись воевать, превзошел врага в военном искусстве и храбрости. Святы те, кто всегда верил в Победу и отдал ради нее жизнь.

Правомерен вопрос: могло ли начало войны сложиться для нас иначе, можно ли было лучше подготовиться к отражению агрессии? Как известно, история не имеет сослагательного наклонения, что, однако, не должно мешать нам анализировать сделанное и рассматривать возможные альтернативы.

Объективно острый дефицит времени и недостаточность материальных ресурсов не позволили СССР выполнить все намеченное. В результате перестройка экономики для нужд будущей войны была далека от завершения;

многочисленные мероприятия по укреплению и перевооружению вооруженных сил не успели закончить, а укрепрайоны на старых и но вых границах были недостроены и плохо вооружены. Выросшая в разы армия испытывала огромную нужду в квалифицированных командных кадрах.

Говоря о субъективной стороне проблемы, нельзя не признать персональной ответственно сти советского политического и военного руководства, лично Сталина за допущенные ошибки в подготовке страны и армии к войне, за массовые репрессии. А также за то, что приказ о при ведении войск приграничных округов в полную боевую готовность был отдан слишком поздно.

Корни многих неверных решений следует искать в том, что лидеры СССР ошибочно оценивали политические возможности предотвращения войны с Германией в 1941 г. Отсюда и боязнь провокаций, и промедление с необходимыми приказами. Ставки в предвоенной сложнейшей игре с Гитлером были исключительно высоки, а значение возможного ее исхода столь велико, что риски недооценили. И это обошлось очень дорого.

Сегодня весьма распространены утверждения о неготовности Советского Союза к войне.

Казалось бы, наши потери не дают оснований для другого вывода. Они, особенно людские, действительно были очень велики. Безвозвратные потери советских войск в июне — сентяб ре 1941 г. превысили 2,1 млн человек, в том числе убитыми, умершими от ран и болезней — 430 578 человек, пропавшими без вести и пленными — 1 699 099 человек3. Потери немецких вооруженных сил в июне — сентябре 1941 г. на советско-германском фронте только убитыми составили 185 тыс. человек4. Танковые дивизии вермахта уже к середине августа потеряли до 50 % личного состава и около половины танков5.

И все-таки трагические итоги начального периода войны не должны помешать нам уви деть главное: Советский Союз выстоял. А это значит, что он в широком смысле слова был готов к войне и показал себя достойным Победы. Что же касается Польши, Франции и других европейских стран, то здесь неготовность имела фатальный характер, и это подтверждается самим фактом их быстрого и сокрушительного поражения.

СССР выдержал удар и не распался, хотя это предрекали многие. Страна и армия не потеряли управляемость. С целью объединения усилий фронта и тыла вся полнота власти была сосредоточена в руках образованного 30 июня 1941 г. Государственного Комитета Обо роны.Блестяще организованная эвакуация миллионов людей, тысяч предприятий, огромных материальных ценностей позволила уже в 1942 г. превзойти Германию по выпуску основных видов военной продукции.

Несмотря на все военные успехи и захват многих областей СССР с многомиллионным населением, агрессор не смог достичь поставленной цели: уничтожить главные силы Красной армии и обеспечить себе беспрепятственное продвижение вглубь страны.

Показательно в этом отношении снижение темпов наступления немецко-фашистских войск. Среднесуточный темп продвижения вермахта по сравнению с первыми днями войны к сентябрю 1941 г. сократился на северо-западном направлении с 26 км до 2–3 км в сутки, на западном — с 30 км до 2–2,5 км в сутки, на юго-западном направлении — с 20 км до 6 км в сутки. Выигранное время было использовано советским командованием для организации обороны, формирования резервов и проведения эвакуации.

До нападения на Советский Союз Германия в молниеносных военных кампаниях раз громила и захватила многие европейские государства. Гитлер и его окружение, уверовав в доктрину блицкрига, рассчитывали, что и в войне против СССР она явится безотказным средством. Не получилось. Временные успехи агрессора стоили ему больших, невосполнимых потерь, подорвали его материальные и морально-психологические силы.

Преодолевая крупные недостатки в организации и ведении боевых действий, командный состав Красной армии учился мастерству вождения войск, овладел передовыми достижени ями военного искусства.

В огне войны становилось иным и сознание советских людей: на смену первоначальной растерянности пришла твердая уверенность в правоте борьбы против фашизма, в неизбеж ность торжества справедливости, вера в Победу. Чувство исторической ответственности за судьбы Родины, за жизнь родных и близких придавало силы, сопротивление врагу нарастало, фактом стал массовый героизм.

Так начиналась Великая Отечественная война.

ПРИМЕЧАНИЯ Сталин И. В. Вопросы ленинизма. М., 1952. С. Год кризиса 1938–1939: документы и материалы. М., 1990. Т. 1. С. Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. М., 2009. С. 60.

Overmans R. Deutche militrische Verluste in Zweiten Weltkrieg. Mnchen, 2000. S. 278–279.

1941 год: уроки и выводы. М., 1992. С. 144.

ПРИЛОЖЕНИЕ ДОКУМЕНТЫ 1939–1941 гг.

Перечень приведенных документов № 1. Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом и секретный допол нительный протокол, 23 августа 1939 г.

№ 2. Донесение Р. Зорге о впечатлении, которое произвели в Японии переговоры СССР и Германии о заключении договора о ненападении.

№ 3. Германо-советский договор о дружбе и границе, 28 сентября 1939 г.

№ 4. Пакт трех держав, 27 сентября 1940 г. (извлечение).

№ 5. Пакт о нейтралитете между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией, 13 апреля 1941 г.

№ 6. Соображения об основах стратегического развертывания Вооруженных сил СССР на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 годы, 18 сентября 1940 г. (извлечения).

№ 7. План «Барбаросса» (директива верховного командования вермахта № 21), 18 дека бря 1940 г.

№ 8. Докладная записка наркома обороны СССР о строительстве взлетно-посадочных полос на территории приграничных округов.

№ 9. Доклад начальника Разведуправления Генштаба Красной армии генерал-лейтенан та Голикова в НКО СССР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Высказывания, [оргмероприятия] и варианты боевых действий германской армии против СССР».

№ 10. Проект директивы народного комиссара обороны командующему войсками За падного особого военного округа, не ранее 6 апреля.

№ 11. Донесение начальника Главного управления политпропаганды Красной армии А. За порожца в ЦК ВКП(б) о состоянии укрепрайонов на западной границе СССР, 15 апреля 1941 г.

№ 12. Записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной армии пред седателю СНК И. В. Сталину с соображениями по плану стратегического развертывания вооруженных сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками, не ранее 15 мая 1941 г. (извлечение).

№ 13. Донесение Р. Зорге о предложении США Японии урегулировать вопрос о войне в Китае, американо-японских разногласиях и планах Японии в случае советско-германской войны.

№ 14. Приказ командующего Киевским особым военным округом командиру 37-й тан ковой дивизии («Красный пакет»).

№ 15. Приказ народного комиссара обороны СССР Маршала Советского Союза С. К. Ти мошенко и начальника Генерального штаба Красной армии генерала армии Г. К. Жукова Военному совету Западного особого военного округа о проведении оргмероприятий по укрепленным районам.

№ 16. Из директивы верховного командования вермахта № 32 о подготовке к периоду после осуществления плана «Барбаросса», 11 июня 1941 г.

№ 17. Донесение штаба Западного ОВО начальнику Генерального штаба Красной армии.

№ 18. Телеграмма начальника Генерального штаба Г. К. Жукова командующему войсками Западного особого военного округа Д. Г. Павлову, 19 июня 1941 г.

№ 19. Директива № 1 военным советам западных приграничных округов о возможном нападении немцев, 22 июня 1941 г.

№ 20. Боевое распоряжение командующего войсками Западного особого военного округа генерала армии Д. Г. Павлова командующим 3, 4 и 10-й армиями на отражение нападения немецких войск.

№ 21. Оперативная сводка Генерального штаба Красной армии № 01.

№ 22. Выступление по радио заместителя председателя Совета народных комиссаров СССР, наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова в связи с нападением Германии на Советский Союз, 22 июня 1941 г.

№ 23. Директива № 3 военным советам Северо-Западного, Западного, Юго-Западного и Южного фронтов.

№ 24. Выступление И. Сталина по радио 3 июля 1941 г. (извлечение).

№ 25. Директива Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским орга низациям прифронтовых областей.

№ 26. Постановление Президиума Верховного Совета СССР, Совета народных комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) об образовании Государственного Комитета Обороны, 30 июня 1941 г.

№ 27. Директива № 2 ЦК КП(б) Белоруссии партийным, советским и комсомольским организациям по развертыванию партизанской войны в тылу врага.

№ 28. Переговоры по прямому проводу И. В. Сталина с командующим войсками Запад ного фронта С. К. Тимошенко.

№ 29. Постановление Государственного Комитета Обороны «О добровольной мобилиза ции трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения».

№ 30. Боевое донесение № 8 командующего войсками 20-й армии генерал-лейтенанта П. А. Курочкина о результатах боевых действий 5-го и 7-го механизированных корпусов.

№ 31. Донесение Р. Зорге о решении Японии одновременно с продвижением на юг гото виться к вступлению в войну с СССР после поражения Красной армии на западе, 10 июля 1941 г.

№ 32. Постановление ГКО о Можайской линии обороны.

№ 33. Информационная записка первого секретаря ЦК КП(б)Б П. К. Пономаренко И. В. Сталину об оккупационном режиме и развитии партизанского движения в Беларуси.

№ 34. Переговоры И. В. Сталина по прямому проводу с начальником штаба Главного командования войск Западного направления Б. М. Шапошниковым, 26 июля 1941 г.

№ 35. Приказ с объявлением приговора Верховного суда СССР по делу генерала армии Д. Г. Павлова, генерал-майоров В. Е. Климовских, А. Т. Григорьева и А. А. Коробкова, 28 июля 1941 г.

№ 36. Донесение Р. Зорге о сроках возможного вступления Японии в войну с СССР и условиях, которые могли бы это предотвратить.

№ 37. Переговоры И. В. Сталина по прямому проводу с командующим войсками Юго Западного фронта М. П. Кирпоносом, 8 августа 1941 г.

№ 38. Из дневника начальника генштаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдера, 22 июня — 11 августа 1941 г. (извлечения).

№ 39. Приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 об ответственности воен нослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия, 16 августа 1941 г.

№ 40. Приказ ставки вермахта, 15 августа 1941 г.

№ 41. Из переговоров по прямому проводу с командующим войсками Брянского фронта А. И. Еременко, 24 августа 1941 г.

№ 42. Переговоры И. В. Сталина по прямому проводу с командующим войсками Резерв ного фронта Г. К. Жуковым, 4 сентября 1941 г.

№ 43. Директива верховного командования вермахта № 35, 6 сентября 1941 г.

№ 44. Распоряжение верховного командования вермахта об обращении с советскими военнопленными, 8 сентября 1941 г.

№ 45. Переговоры И. В. Сталина по прямому проводу с командующим войсками Юго Западного фронта М. П. Кирпоносом, 11 сентября 1941 г.

№ 46. Приказ начальника штаба верховного командования вермахта Кейтеля о подавле нии «коммунистического повстанческого движения», 16 сентября 1941 г.

№ 47. Переговоры по прямому проводу с командующим 54-й армией Г. И. Куликом, 16 сентября 1941 г.

№ 48. Директива Ставки ВГК № 002373 командующему войсками Западного фронта И. С. Коневу, 27 сентября 1941 г.

№ 49. Директива Ставки ВГК № 002454 командующим Черноморским флотом Ф. С. Ок тябрьскому, Одесским оборонительным районом Г. В. Жукову, 51-й Отдельной армией Ф. И. Кузнецову, народному комиссару Военно-Морского флота Н. Г. Кузнецову, 30 сентября 1941 г.

№ 50. Собственноручные показания военнопленного японского генерала, главнокоман дующего квантунской группировкой войск О. Ямады.

№ Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом и секретный дополнительный протокол, 23 августа 1939 г.* Правительство СССР и Правительство Германии, руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтра литете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 г., пришли к следующему соглашению:

С т а т ь я 1.

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

С т а т ь я 2.

В случае если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

С т а т ь я 3.

Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультаций, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

С т а т ь я 4.

Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

С т а т ь я 5.

В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

С т а т ь я 6.

Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

С т а т ь я 7.

Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу не медленно после его подписания.

Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве, 23 августа 1939 года.

В. Молотов По уполномочию Правительства СССР И. Риббентроп За Правительство Германии * Договор ратифицирован Верховным Советом СССР и рейхстагом Германии 31 августа 1939 г.

Обмен ратификационными грамотами произведен в Берлине 24 сентября 1939 г.

Секретный дополнительный протокол, 23 августа 1939 г.

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Со циалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:


1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению к Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно Юго-Востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересо ванности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года В. Молотов По уполномочию Правительства СССР И. Риббентроп За Правительство Германии Документы внешней политики. М., 1992. Т. 22. Кн. 2. С. 462.

№ Донесение Р. Зорге о впечатлении, которое произвели в Японии переговоры СССР и Германии о заключении договора о ненападении Острова 24 августа 1939 г.

Москва. Начальнику 5-го управления РККА Переговоры о заключении договора о ненападении с Германией вызвали огромную сенсацию и оппозицию против Германии.

Возможна отставка правительства после того, как будут установлены подробности за ключения договора. Немецкий посол Отт также удивлен происшедшим.

Большинство членов правительства думают о расторжении антикоминтерновского договора с Германией.

Торговая и финансовая группы почти что договорились с Англией и Америкой.

Другие группы, примыкающие к полковнику Хасимото и к генералу Угаки, стоят за заключение договора о ненападении с СССР и изгнание Англии из Китая.

Нарастает внутриполитический кризис.

Рамзай ЦАМО РФ. Ф. 23. Оп. 22407. Д. 2. Л. 417.

№ Германо-советский договор о дружбе и границе, 28 сентября 1939 г.

Правительство СССР и Германское Правительство после распада бывшего Польского государства рассматривают исключительно как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существование, соответствую щее их национальным особенностям. С этой целью они пришли к соглашению в следующем:

Статья I Правительство СССР и Германское Правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государственными интересами на территории Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту* и более подробно будет описана в дополнительном протоколе.

Статья II Обе стороны признают установленную в статье I границу обоюдных интересов оконча тельной и устраняют всякое вмешательство третьих держав в это решение.

Статья III Необходимое государственное переустройство на территории западнее указанной в статье линии производит Германское Правительство, на территории восточнее этой линии — Правительство СССР.

Статья IV Правительство СССР и Германское Правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отно шений между своими народами.

Статья V Этот договор подлежит ратификации. Обмен ратификационными грамотами должен произойти возможно скорее в Берлине.

Договор вступает в силу с момента его подписания. Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках.

Москва, 28 сентября 1939 г.

В. Молотов По уполномочию Правительства СССР И. Риббентроп За Правительство Германии * Карты не публикуются.

ПРИЛОЖЕНИЯ К ГЕРМАНО-СОВЕТСКОМУ ДОГОВОРУ О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ Правительство СССР не будет создавать никаких препятствий на пути имперских граждан и других лиц германского происхождения, проживающих на территориях, находящихся в сфере его интересов, если они пожелают переселиться в Германию или на территории, на ходящиеся в германской сфере интересов. Оно согласно с тем, что подобные перемещения будут производиться уполномоченными Правительства империи в сотрудничестве с ком петентными местными властями и что права собственности эмигрантов будут защищены.

Аналогичные обязательства принимаются Правительством Германии в отношении лиц украинского или белорусского происхождения, проживающих на территориях, находящихся под его юрисдикцией.

Москва, 28 сентября 1939 г.

И. Риббентроп За Правительство Германии В. Молотов По уполномочию Правительства СССР СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ Нижеподписавшиеся полномочные представители заявляют о соглашении Правитель ства Германии и Правительства СССР в следующем:

Секретный дополнительный протокол, подписанный 23 августа 1939 г., должен быть исправлен в пункте 1, отражая тот факт, что территория Литовского государства отошла в сферу интересов СССР, в то время, когда, с другой стороны, Люблинское воеводство и часть Варшавского воеводства отошли в сферу интересов Германии (см. карту, приложенную к договору о дружбе и границе, подписанному сегодня). Как только Правительство СССР примет специальные меры на литовской территории для защиты своих интересов, настоящая германо-литовская граница в целях установления естественного и простого пограничного описания должна быть исправлена таким образом, чтобы литовская территория, располо женная к юго-западу от линии, обозначенной на приложенной карте, отошла к Германии.

Далее заявляется, что ныне действующее экономическое соглашение между Германией и Литвой не будет затронуто указанными выше мероприятиями Советского Союза.

Москва, 28 сентября 1939 г.

В. Молотов По уполномочию Правительства СССР И. Риббентроп За Правительство Германии СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ Нижеподписавшиеся полномочные представители по заключении германо-русского договора о дружбе и границе заявляют о своем согласии в следующем:

Обе стороны не будут допускать на своих территориях никакой польской агитации, затрагивающей территорию другой стороны. Они будут подавлять на своих территориях все источники подобной агитации и информировать друг друга о мерах, предпринимаемых с этой целью.

Москва, 28 сентября 1939 г.

В. Молотов По уполномочию Правительства СССР И. Риббентроп За Правительство Германии СЕКРЕТНЫЙ ПРОТОКОЛ По уполномочию Правительства Союза ССР Председатель СНК СССР В. М. Молотов, с одной стороны, и по уполномочию Правительства Германии Германский Посол граф фон Шуленбург, с другой стороны, согласились о нижеследующем:

1. Правительство Германии отказывается от своих притязаний на часть территории Литвы, указанную в Секретном Дополнительном Протоколе от 28 сентября 1939 г. и обозначенную на приложенной к этому Протоколу карте.

2. Правительство Союза ССР соглашается компенсировать Правительству Германии за территорию, указанную в пункте 1 настоящего Протокола, уплатой Германии суммы 7 500 000 золотых долларов, равной 31 миллиону 500 тыс. германских марок.

Выплата суммы в 31,5 миллиона германских марок будет произведена нижеследующим образом: одна восьмая, а именно 3 937 500 германских марок, поставками цветных металлов в течение трех месяцев со дня подписания настоящего Протокола, а остальные семь вось мых, а именно 27 562 500 германских марок, золотом, путем вычета из германских платежей золота, которые германская сторона имеет произвести до 11 февраля 1941 г. на основании обмена писем, состоявшегося между Народным Комиссаром Внешней Торговли Союза ССР А. И. Микояном и Председателем Германской экономической делегации Г. Шнурре в связи с подписанием «Соглашения от 10 января 1941 г. о взаимных товарных поставках на второй договорной период по Хозяйственному Соглашению от 11 февраля 1940 г. между Союзом ССР и Германией».

3. Настоящий Протокол составлен в двух оригиналах на русском и в двух оригиналах на немецком языках и вступает в силу немедленно по его подписании.

Москва, 10 января 1941 г.

В. Молотов По уполномочию Правительства СССР Ф. Шуленбург За Правительство Германии Великая Отечественная война. Военно-исторические очерки. М., 1998. Кн. 1. С. 489–491.

№ Пакт трех держав, 27 сентября 1940 г.

(извлечение)* … С т а т ь я 1. Япония признает и уважает руководство Германии и Италии в деле создания нового порядка в Европе.

С т а т ь я 2. Германия и Италия признают и уважают руководство Японии в деле создания нового порядка в великом восточно-азиатском пространстве.

С т а т ь я 3. Германия, Италия и Япония согласны сотрудничать на указанной выше основе. Они далее берут на себя обязательство поддерживать друг друга всеми политически ми, хозяйственными и военными средствами, в случае если одна из трех Договаривающихся Сторон подвергнется нападению со стороны какой-либо державы, которая в настоящее время не участвует в европейской войне и в китайско-японском конфликте.

* Подписанный в Берлине представителями Германии, Италии и Японии пакт окончательно офор мил блок фашистских агрессоров. Впоследствии к пакту присоединились Венгрия, Румыния, Болгария, Финляндия, Испания, Таи (Сиам), марионеточные правительства Хорватии, Маньчжоу-Го и китайское правительство Ван Цзин-вэя.

С т а т ь я 4. Для осуществления данного пакта немедленно будут созваны общие тех нические комиссии, члены которых будут назначены правительствами Германии, Италии и Японии.

С т а т ь я 5. Германия, Италия и Япония заявляют, что данное соглашение никоим образом не затрагивает политического статуса, существующего в настоящее время между каждым из трех участников соглашения и Советским Союзом.


С т а т ь я 6. Настоящий пакт вступает в силу немедленно после его подписания и будет действовать в течение 10 лет считая со дня его вступления в силу.

Мировые войны ХХ века. 2-е изд. В 4 кн. М., 2005. Кн. 4. С. 103.

№ Пакт о нейтралитете между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией, 13 апреля 1941 г.

Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик и Его Величество Император Японии, руководимые желанием укрепить мирные и дружественные отношения между обеими странами, решили заключить Пакт о нейтралитете, и для этой цели назначили своими уполномоченными:

Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик: Вя чеслава Михайловича Молотова, Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел Союза Советских Социалистических Республик;

Его Величество Император Японии: Иосуке Мацуока, министра иностранных дел, Жюсанми, Кавалера ордена Священного сокровища первой степени, и Иосицугу Татекава, Чрезвычайного и Полномочного Посла в Союзе Советских Социалистических Республик, генерал-лейтенанта, Жюсанми, Кавалера ордена Восходящего Солнца первой степени и ордена Золотого Коршуна четвертой степени, которые, по предъявлении друг другу своих соответственных полномочий, призванных составленными в надлежащей и законной форме, договорились о нижеследующем:

Статья первая Обе Договаривающиеся Стороны обязуются поддерживать мирные и дружественные отношения между собой и уважать территориальную целостность и неприкосновенность другой Договаривающейся Стороны.

Статья вторая В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая Договаривающаяся Сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжении всего конфликта.

Статья третья Настоящий Пакт вступает в силу со дня его ратификации обеими Договаривающимися Сторонами и сохраняет силу в течение пяти лет. Если ни одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует Пакт за год до истечения срока, он будет считаться автоматически продлен ным на следующие пять лет.

Статья четвертая Настоящий Пакт подлежит ратификации в возможно короткий срок. Обмен ратифика ционными грамотами должен произойти в Токио также в возможно короткий срок.

В удостоверение чего поименованные выше уполномоченные подписали настоящий Пакт в двух экземплярах, составленных на русском и японском языках, и приложили к нему свои печати.

Составлен в Москве 13 апреля 1941 года, что соответствует 13-му дню четвертого месяца 16-го года Сиова.

В. Молотов Иосуке Мацуока Иосицугу Татекава ПРИЛОЖЕНИЕ ДЕКЛАРАЦИЯ [13 апреля 1941 г.] В соответствии с духом Пакта о нейтралитете, заключенного 13 апреля 1941 года между СССР и Японией, Правительство СССР и Правительство Японии в интересах обеспечения мирных и дружественных отношений между обеими странами торжественно заявляют, что СССР обязуется уважать территориальную целостность и неприкосновенность Маньчжоу Го, а Япония обязуется уважать территориальную целостность и неприкосновенность Мон гольской Народной Республики.

Москва, 13 апреля 1941 года В. Молотов Иосуке Мацуока Иосицугу Татекава ДВП. Т. 23. Кн. 2(1). М., 1998. С. 555–556.

№ Соображения об основах стратегического развертывания Вооруженных сил СССР на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 годы, 18 сентября 1940 г.

(извлечения) № 103202/ов 18 сентября 1940 г.

Особо важно Совершенно секретно Только лично Написано в одном экземпляре Докладываю на Ваше рассмотрение соображения об основах стратегического развер тывания вооруженных сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 годы.

I. НАШИ ВЕРОЯТНЫЕ ПРОТИВНИКИ Сложившаяся политическая обстановка в Европе создает вероятность вооруженного столкновения на наших западных границах.

Это вооруженное столкновение может ограничиться только нашими западными граница ми, но не исключена вероятность и атаки со стороны Японии наших дальневосточных границ.

На наших западных границах наиболее вероятным противником будет Германия, что же касается Италии, то возможно ее участие в войне, а вернее, ее выступление на Балканах, создавая нам косвенную угрозу.

Вооруженное столкновение СССР с Германией может вовлечь в военный конфликт с нами Венгрию, а также в целях реванша — Финляндию и Румынию.

При вероятном вооруженном нейтралитете со стороны Ирана и Афганистана возможно открытое выступление против СССР Турции, инспирированное немцами.

Таким образом, Советскому Союзу необходимо быть готовым к борьбе на два фронта: на западе — против Германии, поддержанной Италией, Венгрией, Румынией и Финляндией, и на востоке — против Японии, как открытого противника или противника, занимающего позицию вооруженного нейтралитета, всегда могущего перейти в открытое столкновение.

II. ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ВЕРОЯТНЫХ ПРОТИВНИКОВ Основным, наиболее сильным противником является Германия....

Всего с учетом указанных выше вероятных противников против Советского Союза на Западе может быть развернуто: Германией — 173 пех[отные] див[изии], 10 000 танков, 13 000 самолетов;

Финляндией — 15 пех[отных] див[изий], 400 самолетов;

Румынией — 30 [пехотных дивизий], 250 [танков], 1100 [самолетов];

Венгрией — 15 [пехотных дивизий], 300 [танков], 600 [самолетов]. Всего — 253 пех[отные] див[изии], 10 550 танков, 15 100 са молетов.

П р и м е ч а н и е. Как указано выше, Италия и Турция не считаются прямыми против никами и в таблицу не включены....

Для действий против СССР японское командование может выставить до 50 пех[отных] дивизий, из коих до 30 пех[отных] дивизий, 1200 танков и танкеток, 850 тяжелых орудий и 3000 самолетов (1500 сухопутных и 1500 морских) может быть сосредоточено к границам СССР в течение 25–30 дней.

Армия Маньчжоу-Го в расчет не принимается, как имеющая второстепенное значение.

...

V. ОСНОВЫ НАШЕГО СТРАТЕГИЧЕСКОГО РАЗВЕРТЫВАНИЯ НА ЗАПАДЕ Главные силы Красной армии на Западе, в зависимости от обстановки, могут быть раз вернуты или к югу от Брест-Литовска, с тем чтобы мощным ударом в направлениях Люблин и Краков и далее на Бреслау (Братислав) в первый же этап войны отрезать Германию от Балканских стран, лишить ее важнейших экономических баз и решительно воздействовать на Балканские страны в вопросах участия их в войне;

или к северу от Брест-Литовска с за дачей нанести поражение главным силам германской армии в пределах Восточной Пруссии и овладеть последней.

Окончательное решение на развертывание будет зависеть от той политической обстанов ки, которая сложится к началу войны;

в условиях же мирного времени считаю необходимым иметь разработанными оба варианта… Народный комиссар обороны СССР С. Тимошенко Маршал Советского Союза Начальник Генерального штаба К. А.

К. Мерецков генерал армии 18 сентября 1940 г. Написано в одном экземпляре.

Исполнитель зам[еститель] начальника оперативного управления генерал-майор Василевский 1941 год. В 2 кн. М., 1998. Кн. 1. С. 236–238, 241, 253.

№ План «Барбаросса»

(директива верховного командования вермахта № 21), 18 декабря 1940 г.

Директива № Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии. (Вариант «Барбаросса».) Сухопутные силы должны использовать для этой цели все находящиеся в их распоряже нии соединения, за исключением тех, которые необходимы для защиты оккупированных территорий от всяких неожиданностей.

Задача военно-воздушных сил — высвободить такие силы для поддержки сухопутных войск при проведении Восточной кампании, чтобы можно было рассчитывать на быстрое завершение наземных операций и вместе с тем ограничить до минимума разрушения вос точных областей Германии вражеской авиацией. Однако эта концентрация усилий ВВС на Востоке должна быть ограничена требованием, чтобы все театры военных действий и районы размещения нашей военной промышленности были надежно прикрыты от налетов авиации противника и наступательные действия против Англии, особенно против ее морских ком муникаций, отнюдь не ослабевали.

Основные усилия военно-морского флота должны и во время Восточной кампании, без условно, сосредоточиваться против Англии.

Приказ о стратегическом развертывании вооруженных сил против Советского Союза я отдам в случае необходимости за восемь недель до намеченного срока начала операций.

Приготовления, требующие более продолжительного времени, если они еще не начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15.5.1941 г.

Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны.

Подготовительные мероприятия высших командных инстанций должны проводиться, исходя из следующих основных положений.

I. ОБЩИЙ ЗАМЫСЕЛ Основные силы русских сухопутных войск, находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танко вых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено.

Путем быстрого преследования должна быть достигнута линия, с которой русские военно воздушные силы будут не в состоянии совершать налеты на имперскую территорию Германии.

Конечной целью операции является создание заградительного барьера против Азиатской России по общей линии Волга — Архангельск. Таким образом, в случае необходимости по следний индустриальный район, остающийся у русских на Урале, можно будет парализовать с помощью авиации.

В ходе этих операций русский Балтийский флот быстро потеряет свои базы и окажется таким образом не способным продолжать борьбу.

Эффективные действия русских военно-воздушных сил должны быть предотвращены нашими мощными ударами уже в самом начале операции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ СОЮЗНИКИ И ИХ ЗАДАЧИ 1. В войне против Советской России на флангах нашего фронта мы можем рассчитывать на активное участие Румынии и Финляндии.

Верховное главнокомандование вооруженных сил в соответствующее время согласует и установит, в какой форме вооруженные силы обеих стран при их вступлении в войну будут подчинены германскому командованию.

2. Задача Румынии будет заключаться в том, чтобы отборными войсками поддержать наступление южного фланга германских войск хотя бы в начале операции, сковать против ника там, где не будут действовать германские силы, и в остальном нести вспомогательную службу в тыловых районах.

3. Финляндия должна прикрывать сосредоточение и развертывание отдельной немецкой северной группы войск (части 21-й армии), следующей из Норвегии. Финская армия будет вести боевые действия совместно с этими войсками.

Кроме того, Финляндия будет ответственна за захват полуострова Ханко.

4. Следует считать возможным, что к началу операции шведские железные и шоссейные дороги будут предоставлены для использования немецкой группе войск, предназначаемой для действий на Севере.

III. ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ А) Сухопутные силы. (В соответствии с оперативными замыслами, доложенными мне.) Театр военных действий разделяется Припятскими болотами на северную и южную части. Направление главного удара должно быть подготовлено севернее Припятских болот.

Здесь следует сосредоточить две группы армий.

Южная из этих групп, являющаяся центром общего фронта, имеет задачу наступать особо сильными танковыми и моторизованными соединениями из района Варшавы и севернее нее и раздробить силы противника в Белоруссии. Таким образом будут созданы предпосылки для поворота мощных частей подвижных войск на север, с тем чтобы во взаимодействии с северной группой армий, наступающей из Восточной Пруссии в общем направлении на Ле нинград, уничтожить силы противника, действующие в Прибалтике. Лишь после выполнения этой неотложной задачи, за которой должен последовать захват Ленинграда и Кронштадта, следует приступить к операциям по взятию Москвы — важного центра коммуникаций и военной промышленности.

Только неожиданно быстрый развал русского сопротивления мог бы оправдать поста новку и выполнение этих обеих задач одновременно.

Важнейшей задачей 21-й армии и в течение Восточной кампании остается оборона Норвегии.

Имеющиеся сверх этого силы (горный корпус) следует использовать на Севере прежде всего для обороны области Петсамо и ее рудных шахт, а также трассы Северного Ледовитого океана. Затем эти силы должны совместно с финскими войсками продвинуться к Мурман ской железной дороге, чтобы нарушить снабжение Мурманской области по сухопутным коммуникациям.

Будет ли такая операция осуществлена силами немецких войск (две-три дивизии) из района Рованиеми и южнее его, зависит от готовности Швеции предоставить свои железные дороги в наше распоряжение для переброски войск.

Основным силам финской армии будет поставлена задача в соответствии с продвижени ем немецкого северного фланга наступлением западнее или по обеим сторонам Ладожского озера сковать как можно больше русских войск, а также овладеть полуостровом Ханко.

Группе армий, действующей южнее Припятских болот, надлежит посредством концен трических ударов, имея основные силы на флангах, уничтожить русские войска, находящиеся на Украине, еще до выхода последних к Днепру.

С этой целью главный удар наносится из района Люблина в общем направлении на Киев.

Одновременно находящиеся в Румынии войска форсируют р. Прут в нижнем течении и осу ществляют глубокий охват противника. На долю румынской армии выпадет задача сковать русские силы, находящиеся внутри образуемых клещей.

По окончании сражений южнее и севернее Припятских болот в ходе преследования следует обеспечить выполнение следующих задач:

на юге — своевременно занять важный в военном и экономическом отношении Донец кий бассейн;

на севере — быстро выйти к Москве. Захват этого города означает как в политическом, так и в экономическом отношениях решающий успех, не говоря уже о том, что русские лишатся важнейшего железнодорожного узла.

Б) Военно-воздушные силы. Их задача будет заключаться в том, чтобы, насколько это будет возможно, затруднить и снизить эффективность противодействия русских военно-воздушных сил и поддержать сухопутные войска в их операциях на решающих направлениях.

Это будет прежде всего необходимо на фронте центральной группы армий и на главном направлении южной группы армий.

Русские железные дороги и пути сообщения в зависимости от их значения для опера ции должны перерезаться или выводиться из строя посредством захвата наиболее близко расположенных к району боевых действий важных объектов (речные переправы) смелыми действиями воздушно-десантных войск.

В целях сосредоточения всех сил для борьбы против вражеской авиации и для непосред ственной поддержки сухопутных войск не следует во время операции совершать налеты на объекты военной промышленности. Подобные налеты, и прежде всего против Урала, встанут на порядок дня только по окончании маневренных операций.

В) Военно-морской флот. В войне против Советской России ему предстоит задача, обес печивая оборону своего побережья, воспрепятствовать прорыву военно-морского флота противника из Балтийского моря. Учитывая, что после выхода к Ленинграду русский Балтий ский флот потеряет свой последний опорный пункт и окажется в безнадежном положении, следует избегать до этого момента крупных операций на море.

После нейтрализации русского флота задача будет состоять в том, чтобы обеспечить полную свободу морских сообщений в Балтийском море, в частности, снабжение по морю северного фланга сухопутных войск (траление мин).

IV. Все распоряжения, которые будут отданы главнокомандующими на основании этой директивы, должны совершенно определенно исходить из того, что речь идет о мерах предо сторожности на тот случай, если Россия изменит свою нынешнюю позицию по отношению к нам.

Число офицеров, привлекаемых для первоначальных приготовлений, должно быть максимально ограниченным. Остальных сотрудников, участие которых необходимо, следует привлекать к работе как можно позже и знакомить только с частными сторонами подготовки, необходимыми для исполнения служебных обязанностей каждого из них в отдельности.

Иначе имеется опасность возникновения серьезнейших политических и военных ослож нений в результате раскрытия наших приготовлений, сроки которых еще не назначены.

V. Я ожидаю от господ главнокомандующих устных докладов об их дальнейших наме рениях, основанных на настоящей директиве.

О намеченных подготовительных мероприятиях всех видов вооруженных сил и о ходе их выполнения докладывать мне через верховное главнокомандование вооруженных сил.

Адольф Гитлер Дашичев В. Банкротство стратегии германского фашизма. М., 1973. Т. 2. С. 86–89.

№ Докладная записка наркома обороны СССР о строительстве взлетно-посадочных полос на территории приграничных округов Совершенно секретно НАРОДНЫЙ КОМИССАР Экз. № ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР «» февраля 1941 г.

№ ЦК ВКП (б) — ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ В. И.* СНК СОЮЗА ССР — ТОВАРИЩУ МОЛОТОВУ В. М.

КОМИТЕТ ОБОРОНЫ ПРИ СНК СОЮЗА ССР — ТОВАРИЩУ ВОРОШИЛОВУ К. Е.

По Вашему указанию, подработав вопрос о строительстве взлетно-посадочных полос, докладываю:

1. На территории всех приграничных округов в 300 км зоне имеется всего 767 аэродро мов, из них:

— выходят из строя в период осенней и весенней распутицы до 2 месяцев — 607;

— выходят из строя в период осенней и весенней распутицы на 10–15 дней — 149;

— имеют взлетно-посадочные полосы — 11.

Из 160 аэродромов (годных почти круглый год) на Западе расположен только 61 аэро дром, остальные — на Востоке и в Средней Азии.

Следовательно, на Западе в период весенней и осенней распутицы можно производить полеты не более чем на 61 аэродроме;

в Киевском и Западном особых военных округах — только на 16 аэродромах, что совершенно недостаточно.

2. Чтобы обеспечить круглогодовую работу авиации, хотя бы из расчета одного полка на авиадивизию, требуется построить на 70 аэродромах бетонные и грунто-асфальтовые взлетно-посадочные полосы.

По оперативным соображениям эти полосы необходимо построить:

— на Северном и Западном театрах (АРХВО, ЛВО, ПРИБОВО, ЗАПОВО, КОВО, ОДВО) — на 64 аэродромах;

— на Дальневосточном театре (ДВФ) — на 5 аэродромах;

— для ПВО города МОСКВЫ — на 1 аэродроме.

3. Для обеспечения полетов при разных стартах нужно иметь на каждом аэродроме две взлетно-посадочные полосы размером каждая 1001200 мт, с рулежными дорожками и сто янками для самолетов.

Стоимость строительства взлетно-посадочных полос на всех 70 аэродромах составляет 967.880 тысяч рублей.

Осуществить это строительство в один год не представляется возможным, поэтому счи таю целесообразным взлетно-посадочные полосы построить в два года:

— в 1941 году на 18 аэродромах;

— в 1942 году на 52 аэродромах.

4. Кроме постройки бетонных и грунто-асфальтовых взлетно-посадочных полос, необ ходимо провести дополнительно следующие мероприятия:

а) построить в опытном порядке в 1941 году на 13 аэродромах грунто-щебеночные полосы для обеспечения работы истребительной авиации в передовой зоне;

стоимость их составляет 77.865 тысяч рублей;

* Так в документе.

б) произвести реконструкцию существующих 11 взлетно-посадочных полос в 300 км зоне (на одном аэродроме в 1941 году и на 10 аэродромах в 1942 году);

стоимость реконструкции составляет 169.840 тысяч рублей.

5. Для обеспечения в военное время действий истребительной авиации с передовых аэродромов необходимо заготовить 30 комплектов сборных взлетно-посадочных полос из металлической сетки размером каждая 1001000 мт;

стоимость их составляет 19.350 тыс. ру блей.



Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 41 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.