авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Юрий Плясовица Эссе о Виннице и винничанах Ироничный опус истории Винницы (книга в книге) г. Винница – 2010 УДК ...»

-- [ Страница 3 ] --

Насколько справедливо такое отношение к разработчикам проектов лучших соору жений города, а также о том, что главный архитектор города по сути не может быть творческой личностью, а только чиновником, бюрократом, размышляет ар хитектор Юрий Плясовица Решил обратиться к этой пробле- Рады. Тем более, что мэр твердо высту ме не с целью защиты Александра Его- пил в поддержку личности архитекто рова, главного архитектора города Вин- ра. Для меня более существенным есть ницы – он как самодостаточная лич- анализ места в системе властной иерар ность имеет все возможности самосто- хии и социуме городской общественно ятельно принять решение, ответить сти, должности и личности главного ар словом и действием на критику в прес- хитектора. Почему ему столько внима 76 се, после известной сессии городской ния уделено в прессе?

Главный архитектор лишен творчества Хочется самому себе ответить на ку перестраиваются, а лучшие проек вопрос – что принудило коллегу в одном ты остаются на бумаге. Но, к счастью из интервью заявить, что «в конце- архитектура отличается от других ис концов, он готов перейти на творческую кусств тем, что она формирует среду, в работу?» Сложилось впечатление, что которой живут люди. От рождения до он считает, что работа главного архи- самой смерти. А сооружение сохраняет тектора – это отрасль чиновничье- бю- память о своих творцах – о заказчике, об рократической деятельности, избавлен- архитекторе, чьи мысли, мастерство, ная от творческой составляющей. опыт воплощены в его формах. Поэтому Затертые, от частого употребле- с уверенность можно утверждать, что ния «Золотые» изречения – «Архитек- должность архитектора города – твор тура – застывшая музыка», «Жизнь ко- ческая. Не случайно в законе об архитек ротка – искусство вечно», своей сутью турной деятельности подчеркнуто, что утверждают: тысячи лет, поколения должность архитектора города, имеет архитекторов, ищут меру гармонии, право занимать только специалист – ди прочности и пользы. Неумело построен- пломированный архитектор, имеющий ные сооружения обваливаются, те что определенный опыт.

в конце-концов не понравились заказчи Но закон законом. Мог же занимать должность главного архитектора области в течении 15 лет инженер-строитель по водоснабжению и канализации. Бюрократия была на высоком профессиональном уровне, а архитектура, градостроительство – увы! Еще долго мы будем отходить от преступного безразличия почти десятка губер наторов, воспринимавших это в порядке вещей.

Архитектура, как искусство, встречается редко Действительно, чем отличается стью и серостью. За своим масштабом архитектор от инженера-строителя? и бездуховностью, оно было под стать Может ли инженер разработать про- сооруженному рядом в 70-е годы большо ект сооружения? Конечно, может. Но му безликому кубу АТС.

это всегда будет ассимиляция, повтор. Костел в 60-е годы был реконструи Жить в таком доме можно, но к ар- рован для потребностей общества «Зна хитектуре это будет иметь опосред- ние». Кому потребовалось выровнять ственное отношение, другими слова- пластику фасада, снести декор, завер ми архитектура, как искусство, встре- шение и разместить на фасаде ужас чается редко, она аристократична по ную скульптуру из бетона? Но сегод сути и требует больших затрат. Но, ня, после реконструкции это уникальное история доказала, что нет более вы- строение украшает центр города сво годного для увековечения и уважения по- ей человечностью, духовностью, даже томками участников капиталовложе- ореолом, концентрируя взгляды прохо ний, чем строительство действительно жих так, что в три раза большее зда архитектурного произведения. Архитек- ние АТС, почти не заметно. И сердце на тура обобщает и объединяет произведе- полняется гордостью, что здесь и твой ния других искусств и очень часто пере- небольшой вклад, частица тебя, твоих плетается с честолюбивыми интереса- коллег. Но в свое время, заидеилогизиро ми «сильных мира сего». ванная власть смогла набраться смело С другой стороны, низкий уровень сти, найти архитектора – исполнителя культуры, идеологические преграды, неу- и перестроить памятник архитектуры, мение и нежелание видеть в архитекту- чтобы превратить его в рядовой безду ре искусство и науку часто-густо приво- ховный ширпотреб.

дят к великим потерям и даже трагиче- Наконец, совсем «свежее» сооруже ским последствиям (как с центром раз- ние – здание банка «Украина». Без преу влечений «Трансвааль в Москве»). Мне величения можно сказать (напоминаю лично доводилось не раз встречаться с 2004 г), это единственное сооружение варварским отношением к архитектуре высокого архитектурного уровня, воз в разные годы. веденное в Виннице за годы независимо Например, невозможно сегодня сти. В нем, как единое целое, выполнены представить гордость нашего горо- не только фасады, но и планировка, де да улицу Соборную без костела Капуци- кор интерьеров. Но усилиями централь нов – сооружение, которое еще несколь- ной власти банк-банкрот ликвидировано.

ко лет назад, поражало своей безлико- На здание вначале позарилась налоговая инспекция. Чтобы защитить здание от проекта, который больше всех заинте переделок, изменений (в конце концов это ресован, предлагают самому лично и по единственное специализирован-ное бан- заботиться этим вопросом в верхах.

ковское сооружение в городе), обращаюсь Сегодня, как мне известно, туда в городской совет с предложениями при- уже въехало Казначейство, которое да знать здание памятником архитекту- леко не банк, это контора, и никто не ры местного значения. Это единствен- может быть уверен, что новый распо 78 ная возможность спасти сооружение от рядитель сооружения не начнет под варварского вандализма новых хозяев. гонять его под свои потребности, лик Получаю ответ, который перево- видировать операционный и кассовый дит «стрелку» на Киев, а мне, как «стре- залы. По крайней мере, у меня такой уве лочнику», то есть одному из авторов ренности нет.

Сразу же после выхода статьи управляющий казначейством Деревянко позво нил мне и предупредил, что подает в суд за оскорбление. Такое важное заведение обозвано «конторой». Сегодня здание находится в процессе постоянного переобору дования, перестроены кассовые залы, на верхних этажах разместили суд, переделы ваются фасады. Моя статья оказалась пророческой.

Напрашивается вывод, что систе- ками пока объединяет в себе советскую ма власти, которая сложилась в незави- бюрократию с криминально – мафиоз симой Украине, не озабочена архитектур- ными чертами нового времени и счита ным искусством и даже враждебна ему. ет архитектора не творцом, а слугой, При этом под властью я понимаю не ин- безгласным исполнителем их воли, вин дивидуума, а всю систему – как предста- тиком, которому можно тыкать, обзы вительскую, так и политическую. Очень вать беспричинно и прилюдно. Для вла хочется ошибаться, но никто из предста- сти не существует творца – возводят вителей этой системы мой вывод своими не архитекторы, а императоры или их решениями или действиями не пошатнул. современная подмена. Известно, что Ко Власть на всех уровнях, от сельсо- лизей в Риме построил император Тит, вета до Президента, с ее многотысяч- а майдан независимости в Киеве – градо ным депутатским корпусом и чиновни- начальник Сан Саныч.

Полная ликвидация азов профессии Что сегодня происходит в нашем рераспределение собственности. Эпо государстве? Средневековый мрак. Пе- ха первичного накопления капитала – к сожалению, не ума. В архитектуре пол- быть творец за духом и борец за призва ная ликвидация азов профессии и пота- нием, потому что противостоять мас кание неразвитым вкусам «инвесторов», сированному давлению очень тяжело.

которые плотными рядами сидят в Ра- Этот человек неудобен всем – и пред дах всех уровней. ставителям власти, и инвесторам. В Город, в лице главного архитекто- идеале, с точки зрения власти, архитек ра, часто не в состоянии противосто- тор города должен иметь имя «Чего из ять их массированному давлению. Ули- волите?». Но тогда это уже не архитек ца Соборная – это «Макданальс» и ша- тор, а просто один из множества чинов лаши, которые зажали с двух сторон ников, повязший в паутине правил, согла здание аптеки. Слабое сопротивление сований, периодических тонкостей вза исторического центра привело его уже имоотношений и бумажной волокиты.

в «нокдаун», но при большом желании Он уже слуга не города, не его будуще его можно отправить и в «нокаут», го, а просто податливый исполнитель.

чтобы в этом столетии полностью за- Для этого правильней его должность пе быть о прошлом. реименовать в «начальника управления Мы не оставляем своим детям, ни по делам….» и это уже сделано. Он из прошлого, ни будущего. творческой, независимой личности пре Главный архитектор города – это вращен в винтик Системы.

его «оберіг», человек который прогно- Так что и дальше мы будем изби зирует будущее, видит, чего ему не хва- вать «главного», простите «начальни тает, а что лишнее. Человек, который ка» за недостаточную борьбу с само может и должен абстрагироваться от вольным строительством, с земельным сегодняшних запросов власти и видеть беспределом, за несвоевременные отпи ее последствия в будущем. Это должен ски, за волокиту?

Архитектуру подставили под диктатуру Волокита порождена системой. И в землеотводе перекочевали из исполни такого хаоса и диктата над архитек- тельных органов в Рады. Только поэто турой, законодательно оформленного в му процесс прохождения согласований в годы независимости, не было даже во Виннице увеличился примерно до 3- ме времена «партийного руководства». И сяцев. Депутатам мало идеологических, выжить в ней может только чиновник кадровых и контрольных рычагов над «Чего изволите?». мэром и исполкомом, им еще надо пору За последние годы все рычаги в лить, потянуть на себя исполнительные строительстве, архитектуре и главное функции, решать все и вся.

«Чехарда» с «главным» (а за годы Величие и трагедия нашей профес сии в том, что архитектор наделен та независимости эти погоны уже носи лантом и интуицией, призван воплотить ли 6 человек (2004 г) и привела к тому, Божий замысел на земле, в то же вре что город мало что приобрел, но уже мя является исполнителем воли заказчи много потерял. Мой пессимистический ка – того кто платит, а архитектор го прогноз сводится к тому, что вместо рода – воли вышестоящих чиновников.

«главного» будет назначен «началь В этом уже есть громадный над 80 ник», потому что ни один профессио рыв, сиюминутный выбор, балансирова нал, который уважает себя, не примет ние между божественным откровением такие «правила игры». и адским замыслом.

Наступить на горло собственному искусству Свою короткую, творческую жизнь с чиновниками только письменно, не ле мы живем для кого-то и чего-то, насту- нитесь собственноручно изготавливать пая на «горло собственной песни» и от- необходимые градостроительные доку кладывая исполнение своих желаний и менты. И главное, всегда помните, что мечтаний в угоду кому-то. Профессио- ни один заказчик или чиновник лучше вас налы, которые занимаются проектиро- не знает, что и как, должно быть запро ванием, 90% своего времени проводят в ектировано.

приемных, в согласованиях, выслушива- Боритесь и поборите»»

ют неприличности, которые в их адрес Пока роль «главного» не будет пе высказывают, чаще всего в хамском ресмотрена в структуре власти, пока тоне. Для того, чтобы сегодня получить не будут задействованы районные архи разрешение на строительство, квалифи- текторы, архитектурно-строительный цированной мастерской нужно потра- контроль – поток рутинной, чиновни тить на проектирование три месяца и чьей работы поглотит личность, ко угробить год на его согласования, конеч- торая возглавляет архитектуру города.

но, если заказчик « не вхож». Жалобы, запросы, ответы, планы, бес Для того, чтобы победить чинов- конечные заседания не дадут возмож ничью рутину, хочу дать совет коллегам: ности полноценно работать главным «Строго придерживайтесь буквы архитектором города, в лучшем случае всех действующих законов, общайтесь «начальником по делам…».

Структура требует изменений.

Перестройка деятельности управ- самого управления, это и добрая воля ис лений – это не только внутренняя боль полкома и, в первую очередь, городской Рады, это новые правила игры, большая тают с такой сложной и пока что не свобода для его деятельности, поднятия благодарной системой власти, можно авторитета, это тяжелая и последова- только пожелать терпения и возможно тельная работа всех властных струк- сти сопротивляться.

тур города. А коллегам, которые рабо Кстати, задолго до этой статьи мэр города Дмитрий Дворкис понял важность этой должности, но решить ее проблему он взялся как и многое с артобстрела. В пер вый же день работы уволил Егорова А.К. с должности, даже не обратив внимание, что он в отпуске. В тот же день пригласил меня, предложив занять кабинет напротив кабинета мэра и возглавить архитектуру, УКС и земельный отдел одновременно. Мо жет только так и можно поднять авторитет главного архитектора города – дать ему власть? Но, так как по целому ряду причин, я не смог принять его предложение все осталось по-прежнему.

Мы все уже избраны. Наш талант, чтобы продолжить его дело на земле, наша архитектурная профессия – боль- поддерживать общую гармонию.

шой дар, которым каждый из нас щедро Нам, архитекторам, нужно учить награжден Богом по благодати. В пра- ся умело работать с заказчиками, не вославной традиции архитектурный та- утрачивая собственного «Я», мастер лант всегда рассматривался, как дар Бо- ски владеть пространством, графикой, жий – не личная заслуга человека, а ско- материалом, цветом.

рее клад, переданный ему на хранение. И всем коллегам, а также людям Архитектор – всего лишь провидец. Он власти, пожелать терпимости, толе должен понимать, что нужно городу, рантности, уважения и смирения. Не ле участку, зданию и воплотить это в что- нитесь изучать неведомое, не жалейте то современное за формой. После Бога, затраченного времени, не забудьте по сотворившего небо и землю и увидевше- благодарить и попросить прощения за го, что это хорошо, мы с вами остались, свои и даже чужие грехи.

Юрий Плясовица (40) Дочитал до конца эту пятилетней давности статью и удивился. Не проблемам места архитекторов в обществе, не желанию увидеть архитектуру как искусство.

Этого я добивался всю жизнь.

Удивился своему отношению к Богу. Я то ведь считал себя всю жизнь атеистом, не воинствующим, но все таки атеистом. Это я сегодня должен был бы написать та кие строки, когда Божественный свет и любовь заполнили мое сердце и привели к признанию Божественного начала.

Но я думаю, что архитектура – это божественное искусство и всегда, когда я с любовью обращался к этой теме, моей рукой водила Божья рука.

У меня точно мания величия.

Надо бороться. А зачем? Скром ность – путь в неизвестность!

82 Господи, куда меня понесло?

Об архитектурных конкурсах Идеи наши, мысли и сужденья, которым нет начала и конца, рознятся только видом заблужденья по поводу способностей Творца (5).

Конкурс – это всегда борьба. То ли это шоу «Україна має талант», то ли кон курс претендентов на премию Нобеля – горечь разочарования, радость победы, неу довлетворенность работой жюри, судей присутствует всегда.

Архитектурные конкурсы во всем мире решают две главные задачи – поиск наи более классного, свежего, яркого, концептуального решения и выбор автора или ав торского коллектива, которому следует поручить разработку проекта. В большинстве случаев, идея и ее авторский коллектив совпадают. Иногда бывают случаи, что луч шее решение принадлежит одному автору, а разработка поручается другому.

В таком случае возникает нездоровое напряжение, вызванное нарушением ав торских прав. Все зависит от условий конкурса. Там должны быть оговорены возмож ности передачи авторской идеи. Например, заказчик заранее решил поручить одному коллективу работу над проектом, но для поиска новых, неожиданных решений объ являет конкурс концепций. И это нормально, каждый участник заранее знает, что он должен удовлетвориться только конкурсным гонораром и авторскими правами.

В мировой практике, где заказчик хорошо понимает имиджевое значение архитек туры, объявляются международные конкурсы с очень солидным премиальным фондом.

Очень часто, одна идея стоит больше, чем все многочисленные тома документации.

Иногда практикуется объявление закрытых конкурсов. Заказчик приглашает несколько авторов или коллективов, чаще всего мастистых, известных, которым он доверяет и хочет с ними работать. В результате он получает очень сильные, профес сиональные решения, которые сразу могут стать основой для будущего проекта. Но более демократичны открытые конкурсы. Во-первых, они могут привлекать очень много участников. Во-вторых, в них могут участвовать все – и студенты, и опытные мастера, и даже дилетанты. Автору в своей долгой жизни пришлось много раз быть конкурсантом, узнать и радость побед, и горечь поражений. В последние годы ино гда приходится быть и членом жюри. С одной стороны приятно – признание твоего опыта, но Пока шучу – надеюсь. (9) с другой стороны – настороженность – неужели Александр Беренштейн тебя уже списали.

В Виннице еще в 1965 году был проведен первый на моей памяти конкурс на вход в парк. Ранее здесь была банальная лестница, завершавшаяся бюстом Горько го. Мне, 16-летнему учащемуся строительного техникума впервые в жизни повезло стать участником архитектурного конкурса.

Великолепный преподаватель «частей зданий» – Чернолуцкий Тимофей Демья нович принес условия, вдохновил на работу, консультировал. Планшет добросовестно вычерченный, прорисованный, обмытый акварелью еще неопытной рукой, экспони 84 ровался на выставке рядом с другими проектами. Рассматривая их, понимал, что мой значительно слабее профессиональных проектов, но самый любимый. К сожалению, он не сохранился, хотя я добросовестно стараюсь сохранять все авторские работы.

Конечно, решение было очень наивное. Сегодня без улыбки его бы не рассма тривал. Расширенная лестница, огражденная по сторонам скамейками и много, мно го бюстов лучших писателей, медленно поднимающихся вверх к «буревестнику ре волюции». Портал, подобный триумфальным аркам, отделял площадь от парка. А, что еще мог предложить мальчишка, ничего не видевший, не обученный мыслить.

Безусловно, победил проект, реализацию которого вы все привыкли видеть на площади. Арка двоякой кривизны и шпиль. Форте и пиано. Простая и четкая ком позиция, ставшая брендом города. Авторами победившего проекта были два моло дых винницких архитектора – Владислав Горбатый и Роман Мерхель. Следует отме тить, что в конкурсе участвовали архитекторы из Киева, Ленинграда, Москвы – тем более приятно, что победили винничане. Вначале арка была не овальная, а складча тая. Но конструктивные и технологические возможности того времени, не дали воз можности ее реализовать. Конструированием сложного сооружения занимался Марк Шумах. Возведением комплекса занимался трест «Ремжилстрой» под руководством Блащука Виктора Трофимовича – известного патриарха всех винницких строителей.

К сожалению, не все было реализовано – нет благоустройства, изменены навесы грибочки, нет озера. Пруд, построенный тридцать лет спустя не в счет, он компози ционно не связан с объемом входа. И тем более, никогда не предлагалось возведение брезентово – пластмассовых павильонов, облепивших в последние годы территорию вокруг входной композиции.

Нельзя не сказать несколько хороших слов об одном из авторов – Романе Мер хеле. Он рано ушел из жизни и, к сожалению, даже многие молодые архитекторы не знают эту фамилию. Он принимал активное участие в разработке генплана города, проекта детальной планировки центра, планировкой первых микрорайонов «Вишен ки». Я не знал лично этого архитектора, но хочу чтобы память о нем, благодаря этим строкам, отметилась в головах моих коллег.

Свет да любовь твоей, Роман, душе. Мы тебя помним.

Через год новый конкурс – нужна идея для строительства Дворца культуры на острове Фестивальный. И опять участие. Но уже более осмысленное, почти опере жающее время – «хрустальный дворец». Форма, напоминающая небоскребы (МГУ), но в металле и стекле.

Результаты конкурса, так и не были использованы. Прошло более 40 лет, а остров по-прежнему будоражит умы руководителей города и архитекторов. Я ду маю, что очень скоро родится идея его использования, и он заживет новой жизнью.

Конечно, никаких премий на этих конкурсах не получил. Но это и не было це лью. У Чернолуцкого, как учителя, была другая задача – дать мне архитектурную практику, заставить поверить в свои силы и сделать путь в архитектуру необратимым.

И действительно, задолго до окончания строительного техникума, я знал, что буду в этой жизни только архитектором. Такое раннее профессиональное определе ние у юноши возможно только в том случае, если рядом с ним УЧИТЕЛЬ.

Дальше было много конкурсов. В Харь кове, во время учебы – всесоюзный конкурс на Первый закон Хартли.

типовой проект сельских библиотек. Первый Можно привести лошадь на водопой, но вот по успех – поощрительная премия. Уже в аспиран- пробуйте ее научить плавать на спине!

туре – конкурс на Дворец торжественных об рядов созданный совместно с Володей Ландко фом – первая и вторая премия, но проект так и не был реализован.

В городе Ухта, Коми АССР, совместно с Олегом Ни получили первую премию в конкурсе на монумент первооткрывателям Ух тинской нефти. Проект тоже не реализован.

Хочу всего и сразу, а получаю ничего и постепенно!

Настоящий успех в конкурсных делах при Радио «Шансон»

шел уже в годы независимости. Профессио нальная и психологическая закалка, полученная в многочисленных конкурсах должна была выстрелить. И она выстрелила.

В 1993 году, в начале витка гиперинфляции, был объявлен закрытий конкурс на проект здания банка «Украина» на углу улиц Малиновского и Пирогова.

Читатель, ты устал от скуки узкопрофессиональных разглагольствований. Обе щаю – сейчас будет интересно.

Первое – состав исполнителей. Два государственных проектных института – «Гипрогражданпромстрой» и «Ремжилпроект» были дополнены УГА – управлением главного архитектора города и мощно заявившей о себе к тому времени персональ ной мастерской «Ю.Плясовица».

Совместно с Андреем Ждановым и Володей Ломачевским отработали идеоло гию здания. Должен быть яркий, запоминающийся объем углового здания, с инте ресными многоплановыми интерьерами. Сегодня это все можно было бы решить значительно интересней. Пришли с Запада новые технологические и конструктив ные возможности, новые материалы. Но для своего времени наше решение получи лось очень удачным.

Центром композиции стал куб, поднятый над землей на колонах с двумя боль шими окружностями на гранях, заполненных окнами. Фоном для этого куба являет ся 7-ми этажный Г-образный корпус банка.

86 Два института представили простые традиционные решения – подобные Пром стройбанку по Хмельницкому шоссе. Сразу стало понятно, что всерьез будут рассма триваться два проекта – наш и УГА.

Профессиональное жюри совместно с банкирами присудило первую премию нашему варианту с предложением его реализации.

И тут началось самое интересное. Вы обратили внимание, что это был год? Управляющий банка Дубенков заволновался, а справится ли какая-то частная мастерская с проектом. Да, эскиз хорош. Но документация?

Было принято беспрецедентное решение, по крайней мере я других подобных случаев не знаю. Реализовать решение, получившее 1-е место, в институте, заняв шем в конкурсе 3-е место. «Гипрогражданпроект» – звучит как-то уверенно, надеж но, не то что «мастерская», да еще и частная. Государственный институт был и будет, а вот частное предприятие может и разбежаться. Время поставило все на свои места.

Сегодня институт уже арендный, т.е. частный, а мастерская отметила свое 20-летие.

Мне не оставалось выбора. Проект начали Эстет: готовить в институте с моим участием, правда, Вместо «укол в задницу», следует говорить «укол на общественных началах.

в изголовье ноги» (9) Авторский коллектив, который после реа Вячеслав Верховский лизации объекта, выдвигался на получение го сударственной премии в области архитектуры, был определен следующим образом:

– авторы эскизного проекта: арх. Юрий Плясовица, Андрей Жданов, Владимир Ломачевский.

– авторы рабочего проекта: Нина Кулагина, Владислав Горбатый.

Такое разделение коллег на две группы искусственно вызвано непродуманным решением заказчика, но оно нас не разделило. Считаю, что все пятеро внесли доста точно много своего интеллекта в создание проекта. (фотостр. № 5) В дальнейшем участие в конкурсах мы вели только с условием конкретной за писи – победитель получает право на разработку проекта.

В стране появились первые крупные капиталы, чаще всего заработанные очень легко. В лучшем случае посредническая торговля, процветающая при массовом де фиците, в худшем – просто перераспределение собственности украинского народа с использованием служебного положения.

В 1995 году фирмой «Титан» был объявлен конкурс на проект торгово-развлека тельно-жилищного комплекса по проспекту Коцюбинского. Площадка очень инте ресная – от общежитий пединститута до бывшего кинотеатра «Жовтень» с его сно сом. Объект включает в себя: кинотеатр, казино, ресторан, трехэтажный торговый комплекс и над ним десятиэтажная жилая надстройка.

Получив приглашение участвовать в закрытом конкурсе, с удовольствием, тем же коллективом принялись за работу.

Все было хорошо, но хотелось расшифровать термин задания – «элитное жилье».

Прихожу к заказчику, шикарный офис которого занимает бывший детский сад.

В кабинете (до этого танцзал) всю стену занимал громадный аквариум с экзотиче скими рыбами. Таких аквариумов не видел ни до того, ни после. Пока любовался рыбками, появился хозяин кабинета с громадным псом. Молодой, лет 25 парень, с громадной серьгой в ухе поинтересовался.

– Что привело?

– Хочу уточнить кое-что по программе конкурса. Что вы понимаете под элит ным жильем?

– Два верхних этажа – пентхауз – квартира для меня, где-то метров под две ты сячи, а остальное, сколько получиться, по пятьсот метров для клерков.

Не удержался:

– А вам клерки не нужны? Шучу. Но я не понимаю назначение квартиры пло щадью две тысячи метров квадратных.

– Ну, что же тут непонятного? Прихожая – триста, гостиная – четыреста, с деся ток спален метров по сорок, кухни, столовые.

– Извините, каким транспортом будем передвигаться?

– Где?

– По квартире.

– Это идея. Я не подумал. Как вы считаете, что лучше – электроавтомобиль или электромотицикл?

Правило Брауна.

– Вообще-то, я пошутил.

Никогда не оскорбляйте людей формой своих – Ничего, зато мне идея понравилась.

высказываний, если в состоянии оскорбить их Проект мы сделали, кстати, как и наши кол содержанием (7) леги. Но при подведении итогов хозяина фирмы в жюри уже не было. Временная изоляция. Мы по лучили вторую премию. Но премиальный гонорар платить было некому. Весь штат раз бежался, как всегда крайним оказался отец директора. Об этом мы уже узнали в суде.

Это был первый и я надеюсь, последний раз в жизни, когда мне приходилось от стаивать свои интересы в суде.

Учитывая, гиперинфляцию, мы все-таки получили свои премиальные, да еще и возросшие раз в десять при пересчете.

Конечно, материалы этого конкурса остались на бумаге, их уже не было кому реализовывать.

А жаль. Территория бездарно разбазарилась и там появился потешный городок 88 из небольших торговых объектов, правда, завершившийся мощным «крещендо» тор гового комплекса (арх. А.Кравец) на месте снесенного кинотеатра.

В 1997 году был объявлен конкурс на про ектирование костела у кинотеатра «Мир» по ул.

Максима Мэтце Келецкой. Сакральный объект, на оживленной Вывод – это то место в размышлении, где вы транспортной магистрали не особенно вдохнов уже устали думать. (7).

лял. Сказывались еще и этические проблемы – «Вишенка» – новый район, где живут преиму щественно не коренные винничане, а приехавшие в город из области, в период бур ного строительства заводов.

Массовое заселение района людьми, имеющих сельские корни, соответствен но православной ориентации, вступало в моральный дискомфорт с необходимо стью проектирования католического храма. К завершению конкурса этот диском форт был ликвидирован естественным образом. Община, которая в последствии по лучит название Крестовоздвиженской, самовольно захватила площадку, где в тече нии нескольких дней была возведена временная деревянная церковь. Совершенно не приветствую самовольное строительство. Пытался даже это объяснить священни ку – Давыдовскому Николаю – но вскоре понял, что это все-таки была воля небес по восстановлению градостроительной справедливости. Ни власти, ни представители римо-католической церкви особенно не сопротивлялись православному самозахвату.

Сегодня в этом месте все еще ведется строительство духовного центра в соста ве Крестовоздвиженского храма, православного детсада и школы-интерната (авторы проекта: В. Ломачевский, Ю. Плясовица, П.Костив).

А итоги конкурса были как-то незаметно подведены. Наш проект получил вто рую премию.

Начало нового тысячелетия для нашего маленького коллектива ознаменовалось тем, что Бумажные цветы хорошо сохраняются, если их свободная площадка за горисполкомом, которая не ставить в воду. (9) испокон времен держалась для развития гости Александр Кулич ницы «Подолье», была отведена коммерческой фирме «Свой дом» для строительства жилого дома. Учитывая градостроительную важность участка, был объявлен конкурс на концепцию застройки участка. Участво вало 6 авторских коллектива. Жюри присудило первую премию за проект арх. Юрию Плясовице, Владимиру Ломачевскому и Петру Костиву. Амплуа конкурсников, се рьезный подход к ситуации, прекрасная подача материала нашим коллективом уже никого не удивляли.

Сразу же после завершения кон курса был заказан рабочий проект на строительство. До сих пор не могу про стить себе, что уступил одному из за казчиков – Юрию Иванову – при со ставлении задания. Дело в том, что в эскизном проекте присутствовал полу подземный паркинг на 80 автомобилей.

Центр города, стесненная площадка, высокая цена квадратного метра опре деляла клиента на уровне среднего и даже выше среднего достатка. А такого клиента сегодня без автомобиля пред ставить невозможно. И тем не менее, здание уже возведено без паркинга, что существенно снизило его качество.

Последний конкурс, в котором мы принимали участие все тем же коллекти вом – это проект «Кафедрального Собо ру Святого рівноапостольського Князя Володимира Української православної церкви Київського патріархату» на Зам ковой горе. Известный бизнесмен Вла димир Скомаровский, в то время на родный депутат, решился профинанси ровать строительство храма для УПЦ Киевского патриархата.

Опять же, удивил выбор площад ки. Дело в том, что на Замковой горе начинался город Винница. Когда-то там была возведена первая деревянная крепость. Земля содержит следы деятельности человека по крайней мере под тыся чу лет. Правда, было получено заключение, что археологические поиски в этом ме сте уже прекращены, во что верилось с трудом.

При проектировании стремились создать образ истинно украинской православ ной церкви с элементами крепостного характера. Для этого разнесли объемы в не сколько мест, соединив их галереями, видовыми площадками для обзора города. Хо тели соединить старину и современность. В архитектонике искали духовность, до 90 биваясь достаточной сакральной выразительности, но только с применением новых современных форм. Короче, ушли полностью от православных канонов, закреплен ных тысячу лет назад. Откровенно говоря, сделали правильно. Мы заранее знали, что епископ – член жюри – категорически не воспримет наше решение. Но мы пыта лись показать и себе, и коллегам, и священникам, что церкви можно строить в ХХІ веке, не перерисовывая их у средневековых мастеров. По-моему, нам это удалось.

В результате – вторая премия.

Церковь не построена до сих пор. Даже не начато ее строительство. Что-то не сошлось у Как часто свет в конце туннеля – это озарение, инвестора и епархии.

что нам туда не надо. (9) А о Замковой горе нужно думать, если уж Вячеслав Верховный ее и застраивать, то всерьез, навсегда.

Костел капуцинов и другие Напрасен хор людских прошений, не надо слишком уповать, ведь Бог настолько совершенен, что может не существовать. (5) Одной из этапных вех жизни, считаю работу по реконструкции костела капуци нов в Виннице. И это касается меня не столько, как архитектора- профессионала, а как человека, открывшего душу Богу, ощутившего, понявшего и поверившего в гро мадную глубину мироздания.

Не случайно это здание, в котором находилось общество «Знание», так притя гивало к себе и, в то же время, отталкивало. Нависший над центральной улицей горо да глухой объем, нарочито грубо смотрящийся в каменной штукатурке, без проемов, с непропорционально мелким входом. А бетонные монстры, рассекающие плоскость фасада, которые по замыслу, должны были символизировать стремление к знанию, в конечном итоге заставляли вздрогнуть всех, кто поднимал голову вверх (автор про екта реконструкции здания общества «Знание» – Муза Новакова). И все таки, в зда нии оставалось какое-то притяжение. Необычность формы – почти крепостной ха рактер, подчеркнутый возведенным рядом кубом АТС, беспокоила неравнодушного пешехода. Но я думал, а сегодня знаю точно, что это все-таки энергетика здания, как говорят священники – намоленность места. (фотостр. № 6) Столетиями, тысячи людей обращались к Богу, заполняя пустоту энергетиче ской и информационной матрицы. В физически проявленном плане коммунисты смогли ликвидировать даже намек на церковь, но информационно-энергетическое поле ликвидировать были не в состоянии.

Причем не только в здании, но и в умах своих граждан – «строителей комму низма».

Из книги «Как жить, чтобы жить»

Ю.Плясовица, В.Юрченко (6) Пионерия, комсомол. Техникум, институт, аспирантура. Я где-то здесь, Бог где то там. Атеизм, воспитанный коммунистическим мировоззрением, не был воинству ющим. Церкви, храмы, костелы оставались для меня только как величественные про изведения рук человеческих. Их внутренние росписи, иконостасы, иконы представ ляли для меня огромный интерес. Но интерес как для художника, ценителя прекрас ного, но отнюдь не духовную ценность.

Еще раз подчеркиваю – моя непричастность к церкви, мой юношеский атеизм – совершенно не отвернули Бога от меня.

Сегодня, уже будучи просветленным, оглядываясь назад, вижу – Бог всегда со провождал, оберегал и направлял меня. Значит, любовь Божья не зависит от того, в какую церковь ты ходишь и ходишь ли туда вообще.

1971 год. Город Мукачево. Длительная командировка по обследованию и рекон струкции пассажа быта. Был удивлен тем, что в воскресный день все жители города направляются в костел. Затесавшись в толпу, с удивлением обнаруживаю людей с ин ститутскими ромбиками. Для меня, в то время жителя востока страны, стало откры тием совершенно другое отношение к религии и Богу, воспитанное другими культур ными и политическими традициями.

Нахожусь в храме во время службы. Крещение, поклоны, с под полузакрытых век наблюдаю за сменой эмоций, настроений на лицах. Кстати сам почему-то вну три никакого ощущения Бога, умиротворенности, устремленности к духу не испы тывал – только любопытство. Все это пришло значительно позже. И по другому. И в других условиях. И с другой целью.

Так и жили мы отдельно целые десятилетия – Бог и я. Наши пути не пересека лись, да и с моей стороны особых попыток сблизиться не было.

Я, как архитектор страны развитого социализма, понимал, что возводить церк вей мне не придется – это был счастливый удел наших коллег столетие назад.

Мы же проектировали жилье, спорткомплексы, дворцы пионеров, дворцы тру да, дома быта – тоже неплохо и интересно. Но, где-то в глубине души, был не поту шен маленький фитилек надежды – построить храм.

В то время не задумывался и не разделял Бога и церковь – Богу угодно проя виться через разные конфессии, в разных религиях, в разных национальных услови ях – все это на руку нам, зодчим, – шире плацдарм для творчества.

Костел, православная церковь, молитвенный дом, синагога, мечеть – столь раз ные и, в то же время, прекрасные проявления Божественной сущности на земле.

1988 год. Винница. Мой бывший студент, ныне декан в строительном инсти туте технического университета Владимир Очеретный приводит ко мне 80- летнего ксендза. Объясняет что в селе Ярышевка (по соседству со знаменитой Липовкой) се ляне решили строить костел. Одна женщина передала свой участок, заложили фун дамент, а дальше не знаем, что делать – власть наезжает за самовольное строитель ство, документации нет. В общем, совсем не божеские проблемы.

С удовольствием беремся за проектирование храма – три молодых, но самоуве ренных архитектора – Андрей Жданов, Александр Танасийчук и я.

Ни опыта проектирования – откуда он мог взяться в советские годы, ни знания азов храмового строительства, Только поверхностные понятия о функциональном назначении помещений, и то, не подтвержденные даже знаниями терминов. Очень быстро выполнили два варианта сельского костела – один в суперсовре менных формах, отвечающий восприятию храма в наших продвинутых мозгах. Вто рой – тоже современное здание, но с использованием ретро, канонических, традици онных форм.

Безусловно, общиной без обсуждения был принят второй вариант. И это понят но – не могли, у людей проживших несколько поколений за железным занавесом, даже не мечтавших о строительстве собственного храма, возникнуть новые эстети ческие взгляды, созвучные открытому европейскому обществу. Хочу сказать, что я очень быстро понял, насколько были правы эти малограмотные, но высокодуховные люди, отвергая суперсовременность и выбирая традиционализм. В те годы, на сло ме системы, для них всех – и священника, и секретаря райкома – сама идея строи тельства церкви была вызовом, исходом за пределы понятного – не просто супер современностью, а фантастикой, материализующейся у них на глазах. Сегодня, спу стя 20 лет, таких эстетических проблем уже не существует даже в самых отдален ных и глухих селах.

Два слова о священнике. Ксендз, отсидев десять лет в лагерях на Колыме, в конце 50-х вернулся и все годы работал в селе Городковке, Крыжопольского района, имея прекрасно сохранившийся костел, построенный в традициях барокко. Обслу живая верующих из нескольких районов, организовал, ввел в законное русло строи тельство костела в другом районе. Не для себя – для людей.

Позже, приехав в село, проверить заключительные работы по устройству фун даментов, я был приятно поражен двумя вещами. Первое – ранее выполненные фун даменты были разобраны и возведены новые по нашим чертежам, соответствующие всем техническим требованиям.

Второе – в шалаше под пленкой, который выполнял функции временного ко стела, на центральном месте рядом с распятием находилась новая икона, выполнен ная моими руками акварельная перспектива будущего храма, украшенная окладом из цветов и просто человеческой любовью.

В тот момент я прослезился от счастья, связанного с профессиональной дея тельностью, второй раз в жизни. Первый, был на десяток лет раньше, когда я впер вые увидел реализацию своего проекта, своих мыслей, своего эго в натуре.

Но не буду об архитектуре, хочу о вере. Обучение в Польском католическом цен тре азам строительства костелов. Перечитанные много раз святые писания – Библия, Евангелие, Тора, Коран. Построенны новые и реконструированные почти три десят ка костелов, более десяти православных церквей, несколько молитвенных домов, си нагога. Знакомство с десятками священников, общение с ними, споры, дискуссии, и даже признание Бога так и не привели меня в церковь, не сделали законопослушным и последовательным прихожанином, которым меня хотели видеть многие священни ки. Крещение в 50 летнем возрасте, две православные награды, первые службы в но вых храмах, с обязательным упоминанием имени автора проекта, льстили моему са молюбию, поддерживали гордыню;

готовя место для истинного познания Бога, сво бодного от узкоконфессиональной привязки как человеческой надстройки.

Хотя не совсем. Нужно отдать должное церкви – в те моменты, когда она ис кренна – она тоже может раскрыть душу Богу, озарить человека Божественным све том и любовью.

Десяток лет назад пришлось ночевать в Бердичеве, в Костеле Босых Кармели тов. Прекрасный, удивительный храм, подобных которому я не знаю. Занимаясь вос становлением прихрамовой библиотеки и типографии, мне пришлось заночевать в одной из келий храма.

В двенадцать ночи присутствовал при ночном богослужении – отходе ко сну.

Четыре молоденьких ксендза-монаха священнодействовали у алтаря, в нефе – толь ко два человека – я и сторож храма.

Вот тогда, впервые ощутил щемящее чувство сопричастности, раскрытие души – физическое ощущение Бога в себе, вокруг, везде. Это состояние единения с всевышним сохранялось еще некоторое время – пока я не покинул костел.

Но при этом, не возникло желание бить поклоны, креститься, кланяться. Я чув ствовал себя гордо, не потому, что Бог снизошел ко мне, а потому, что он прикоснул ся ко мне как к равному, почувствовав мою готовность воспринять его.

Я уверен, что никто не управляет моей судьбой, кроме меня. Мы не только кон тролируем свой ум, эмоции, но и имеем силу изменить свое окружение, простран ство, в котором мы живем.

Бог создал меня неповторимым, единственным. И эти слова может сказать каж дый человек. Этим нужно гордиться. Он не сделал двух одинаковых людей. Он создал и меня и вас, а так как Бог не делает мусор, то мы лучшие. Каждый из нас – лучший. Нет повода стремиться быть на кого-то похожим, пе- Анекдот в тему:

ренимать у кого-то привычки, поведение, внеш- Одна, среднего возраста женщина, с тя ний облик. Каждый из нас – неповторим. желым сердечным приступом попала в больницу.

Будьте собой ! (6) Будучи при смерти, когда ее тело лежа *** ло на операционном столе, душа пересекла заве Читатель, не удивляйся – отвлечения от су и увидела Бога. Конечно, у нее был единствен главной темы рассказа преследует меня всю ный вопрос: «Боже, неужели это конец?». Он ее жизнь. Ведь я начинал свое повествование с ко- успокоил: «Нет, у тебя есть 43 года, 6 месяцев стела капуцинов. Как это здание, отстоявшее и 18 дней». Счастливая женщина, после выздо более трехсот лет и, надеюсь, имеющее будущее ровления, сразу же перешла в клинику пластиче еще более долгое, вошло в мою жизнь? ской хирургии, где сделала подтяжку кожи лица, В один прекрасный день в мастерской по- откачку жира – липосакцию, убрала лишний жи явился польский архитектор – Болеслав Стель- вот, подтянула грудь.

мах. Прекрасно владеющий русским языком Она поменяла цвет волос, сделала шикар специалист, несколько лет работавший в луч- ный макияж. У нее было много времени впереди ших мастерских Франции, он принес свежую и отказать себе в желании сделать себя лучше, струю свободы открытого общества в затхлость измениться, она не могла. Но, выходя из больни нашего пространства за железным занавесом. цы, после очередной процедуры, ее сбила маши Объяснил, что приглашен в Винницу как кон- на. Когда она предстала перед Богом, возмути сультант по реконструкции костела капуцинов. лась: «Ты меня так обнадежил, пообещав мне Община, только получив из рук властей право еще более 40 лет жизни в запасе, и так со мной на остатки костела в виде общества «Знание», поступил».

пригласила трех монахов – капуцинов, которые Бог, посмотрев на нее, воскликнул: «Ой, а я и готовятся к великому строительству. тебя не узнал».

Пусть вас это не удивляет. В те годы като лическая церковь направила на Украину, осо бенно на Подолье, целый ряд монахов – священников. Главная цель – не католиза ция Украины. Необходимо было вывести из религиозного подполья 5-7% потенци альных католиков, преимущественно польского происхождения. Для этого направля лись из Польши молоденькие ксендзы, шло финансирование их содержания и стро ительство костелов. И хотя определенное напряжение, возникшее в православных епархиях, сопровождалось некоторыми трениями, тем не менее, до противостояния не дошло. Да и задача такая не ставилась. Католицизм сегодня – это не крестоносцы, насаждающие мечем и огнем свою религию. Подтверждением этому стало хотя бы то, что спустя пятнадцать лет после удовлетворения потребностей существующих католических общин, финансирование строительства костелов из-за рубежа практи чески прекратилась.

Воинствующая экспансия на православное пространство отсутствовала.

Болеслав сделал нам очень лестное предложение – мы вас обучим в Польше азам церковных премудростей, а вы станете базовым предприятием на Украине по проектированию строительства и реконструкции костелов.

Выбор пал на нас не случайно. В зачет пошел наш положительный опыт обще ния с католиками в Яришевке. И главное – это статус свободной, творческой, част ной мастерской, по-моему, единственной в городе в то время.

96 Начались готовиться к поездке.

Кроме пяти архитекторов мастерской – Андрея Жданова, Александра Танасий чука, Владимира Ломачевского, Юрия Бакланова и автора этих строк были пригла шены: – Людмила Денисова как опытный практик в истории архитектуры и Петр Щелевой – молодой архитектор из института «Гипрогражданпромстрой». Для всех, кроме меня, это была первая поездка за рубеж.

А время какое было? В Польше заканчивалась девятимесячная «шоковая» тера пия Бальцеровича, а мы еще визы через Москву получали.

Но прокатившаяся через нас челночная волна поляков, уже кое – чему нас научи ла. Каждый из нас ехал с каким-то товаром – копеечная колбаса, консервы, игрушки, сувениры и, конечно, водка. Денег, кроме советских рублей, никто в глаза не видел.

Поезд в Краков прибыл около девяти вечера, а пересадка на Люблин была в два часа ночи. Выгрузились. В вокзальном буфете заказали по стакану чая. Выпили. До шло до расчета – продавщицы на наши полноценные червонцы даже смотреть не хо тят – это фантики, давайте злотые или доллары. Вот тут пригодилась и водка – про дали таксистам пару бутылок и за чай рассчитались, да и с собой еще осталось.

Поезд на Люблин пригородный, компостировать билеты не надо. Выходим на перрон – на каждом вагоне цифры или 1, или 2. В вагонах под цифрой 2 людей было много. Садимся в первый. Сидячие купе с возможностью прилечь. Через час – кон троль. Ребята, это первый класс, за него доплачивать надо. Хорошо, обещаю, что пе рейдем во второй. Прошел по вагону – не то что прилечь, даже посидеть толком не где. Возвращаюсь, в купе все так сладко спят. Бог с ними – ревизоры уже ушли, остался час езды, доедем.

Но через полчаса все вернулось на круги своя. Остатков злотых не хватило, что бы рассчитаться, пришлось водки добавить.

Я все это рассказываю, чтобы показать, какие мы были «совки», невзирая на выс шее, да еще особо продвинутое образование. Представляете, какая «совковая» толпа челноков прокатилась по благополучной Европе, позже Азии, еще позже Китае?

Это были незабываемые дни. Разместили нас в Доме творчества Союза писате лей Польши. Для чтения лекций приехало человек пятнадцать профессуры со всей страны: и архитекторы, и теологи, и просто священники. За нами была закреплена переводчица.

Лекции часто превращались в вечера вопросов и ответов. Мы были молоды, любопытны.

Теория перемежалась с поездками по Польше. Практически каждый день мы осматривали два-три новых костела. Конечно, они поражали наше сознание и свои ми громадными размерами, и вычурностью и разнообразием форм.

К удивлению, практически ни один костел не был достроен. Дело в том, что лет за десять до этого, коммунистическое правительство Польши дало небольшое посла бление – разрешило строить костелы.

Епархии и католические ордена, получив участки и не рассчитывая, что ком мунизм когда-то кончиться, начали строить громадные костелы, которые могли бы вместить всех прихожан населенного пункта. И эти монстры, с залами на несколь ко тысяч верующих, оказались не под силу даже в финансовом плане. И это в Поль ше – стране с верующим, народом и единой католической церковью.

Не могу без улыбки вспомнить еще один момент из этой поездки.

В завершении учебы у нас в Люблине перед отъездом был свободный день. Нам вручили по 25 $ на сувениры. Мы долго их рассматривали, изучали, любовались. Но тем не менее, утром, вооружившись сумками, пошли на базар. Сегодня вспоминаю – дико, но тогда это было в порядке вещей страна и люди выживали.

Наблюдение Кеми.

Посерьезневшие, озабоченные важным де Когда живете в прошлом, у вас есть одно лом, архитекторы стояли в ряду, обвешанные ко преимущество – так выходит дешевле. (7) робками, у ног – раскрытые сумки. Бизнес есть бизнес. Господи, неужели мы все это пережили?

Но вы знаете, мне и сегодня не стыдно за наших челноков. Они в тяжелейших условиях вытягивали не только себя и свои семьи, но и всю страну.

Правда, пока некоторые учились бизнесу Выдавливая из себя раба, не раздави в себе чело за рубежом, у них за спиной разворовывалась века! (9) страна – эшелонами, фабриками, заводами.

Борис Крутиер Реконструкция костела началась после приезда в город трех монахов – капуцинов. Сле дует объяснить, что епархии, в основном бедные и не имеют средств для строитель ства. А вот ордена имеют централизованное финансирование от своих генералов.

Обратите внимание, сколько лет стоит недостроенным храм в конце улицы Келец кой – нет средств, бедная община, епархиальная принадлежность, соответственно – нет и финансирования из-за рубежа.


Реконструкция костела начиналась из надстройки еще одного этажа захрестья – нужно где-то жить и работать. Вопрос передачи монастыря в те годы не решался, для его освобождения нужно было выделить полтора десятка квартир.

Одновременно велось проектирование по восстановлению молитвенного зала и хоров. Об размещении органа еще речи не было. В то время, он еще спокойно сто ял в органном зале, дожидаясь рук фанатичных вандалов, которые через год его вы бросят на улицу.

Восстановление фасада велось по нескольким старым фотографиям. Но мы осознано не стремились полностью сохранить старый облик. Орден капуцинов за последнее столетие резко изменил свой имидж. Вместо мрачных воинствующих мо нахов ХVII века, они превратились в открытое, почти светское объединение. Так же изменился характер архитектуры их храма. Из нескольких вариантов фасадов, мы, вместе с заказчиками, остановились на варианте, сохранившем старые формы и пропорции, но смягченном кривизной ограждений, круглыми окнами, скульптура ми. (Авторы проекта: Ю.Плясовица, А.Жданов).

Еще большую мягкость получил фасад в последующие годы, когда был достро ен портал входа и часовня с купольным накрытием. (Архитектор – Е.Устинов).

Эти достройки еще более увели нас от исторической правды, но это и хорошо.

Поверьте, если бы было восстановлено все – и стены, и фасады, и проемы – мы бы с вами удивленно сдвигали плечами – а зачем это на центральной улице современно го города?

Общую композицию фасада великолепно дополнили скульптуры, выполненные Владимиром Смаровозом – винницким скульптором, так рано ушедшим от нас.

Итак, после реконструкции – захрестье – плебания выросло на целый этаж, из менив в лучшую сторону пропорции здания, крышу украсила новая сигнатурка, не восстановлена ( и слава Богу) крепостная стена, граница которой проходила где-то в районе трамвайной колеи.

Изменены фасады – они стали более мягкими, пластичными, насыщенными де талями и скульптурами. Появились новые объемы – портал входа и привратная ча совня. Позже в зале на хорах разместился орган.

На мой взгляд, все эти изменения только улучшили восприятие памятника ар хитектуры.

Если бы каждый разрушающийся сегодня памятник смог получить своего хозя ина, хозяина умного, ценящего не только свою деятельность, но и историю здания, в котором он находится, проблема памятников была бы решена. За опытом далеко хо дить не надо.

Вена, Будапешт, Краков – вы не увиди- Замечание Мэг Уэй:

те там ни одного брошенного полуразрушенно- Человеку свойственно ошибаться, и это боже го здания. Если мы решили признать его исто- ственно. (7) рической и архитектур ной ценностью, так давай те же сохранять, давая ему новую жизнь. А мы сидим, как «собака на сене», и сам не гам, и другому не дам.

Охраняем памятники, но от кого? От инвесторов и за казчиков?

Предлагаю еще допла чивать им за великое дело восстановления, за жизнь, которая вдыхается в эти старые здания.

Архитектурная мастерская – взгляд из периферии Чтоб не вредить известным лицам, на Страшный суд я не явлюсь:

Я был такого очевидцем, 100 что быть свидетелем боюсь. (5) Архитектор, где бы он не работал, должен заниматься архитектурой. Как ху дожник – своим полотном, писатель своей книгой, он разговаривает со своим по колением посредством своих построек. Очень трудно рассказывать, как рождаются идеи, как они препарируются в проекты. Значительно легче комментировать какие то ситуации, влияние заказчиков и чиновников на изменение концепции, отвечать на вопросы. Вот написал строку – и сообщил миру какую-то ненужную информацию. А когда рисуешь архитектуру, никогда не знаешь, чем это окончится, как повлияют на нее материалы, экономика, возможности строительной техники, технология и эсте тический уровень заказчика. Поэтому неблагодарно и банально писать о своих рабо тах. Они есть – и все. Со своими достоинствами, недостатками, красивые, удачные и не очень. Они все твои дети, архитектор. А пишут пусть о них другие, им легче.

Школа и влияние. Архитектурное обра зование получил в Харькове. Там же окончил Истина Марка Твена:

аспирантуру. В этом городе очень хорошая, но Люди обычно верят вашим словам, кроме тех специфическая школа. Строгость и стройность случаев, когда вы говорите правду.

объекта, преимущественно сложно-серая гамма.

Это все навеяно гордостью Харькова, конструк тивизмом, расцвет которого пришелся на столичный этап истории. Госпром, главпоч тамп, университет и другие уникальные сооружения на долгие годы оказали влияние на молодых архитекторов. Да и профессора в те 70-е годы очень нелестно отзывались о киевской архитектуре, подчеркивая ее «когутский» (петушиный) характер.

Поэтому и из западных архитекторов восхищали, в первую очередь такие как Мисс Ван дер Роэ, Луис Канн, Франк Ллойд Райт, а только потом Ле Корбюзье и другие.

Конечно, мое становление проходило в первую очередь под влиянием Воло ди Ландкофа – художника- архитектора, с которым мне повезло работать несколько лет. (Более подробно о нем в главе «Ученики и учителя»). Конечно, с возрастом мно гое поменялось. Например, я сегодня очень люблю архитектуру Яноша Вига, Вади ма Жежерина – известных и очень плодовитых киевских архитекторов. Сегодня с ин тересом наблюдаю за творчеством молодых винницких архитекторов – Жданов Ан дрей, Саша Коротких. От них всегда ожидаешь свежего взгляда, неожиданного решения.

Трудно быть умным: Все время чувствуешь себя Структура мастерской. Обычно в Украи дураком. (9) не, да и за рубежом, архитектурная мастерская – Борис Крутиер сугубо специализированная фирма по произ водству архитектуры. Я же, более двадцати лет назад, замахнулся на нечто большее – небольшой мобильный проектный институт.

Комплексную мастерскую для производства конечного продукта. Тут сработало вре мя – 89 год, мне бы просто не удалось выжить в те годы, когда чистое архитектурное решение никого не интересовало. Другое дело сегодня – любой проектный институт возьмет в рабочее проектирование архитектурную идею. Недаром мой друг и пар тнер Воробьев Александр – директор Военпроекта, несколько лет уговаривает – ре организуй предприятие в чистую архитектурную мастерскую, зачем тебе эти проект ные хлопоты. Сам бы хотел, но куда денешь все эти годы, проработанные в одном коллективе с конструкторами, электриками, сантехниками, сметчиками?

Так и работаю, как анахронизм – без узкой специализации. А может быть и прав – это мое истинное лицо, как человека, которого больше интересует конечный результат – постройка, чем его бумажный прототип.

Я – рисующий архитектор. Карандаш, фломастер, авторучка участвуют в твор ческом процессе. Стараюсь контролировать весь процесс. В мастерской есть, конеч но, самостоятельно мыслящие архитекторы, и я стараюсь в их творческий процесс не вмешиваться.

Коллеги. Создание мастерской происходи- Ему пришла в голову мысль, но не застав нико ло не на пустом месте. На заводе «Терминал» со- го, ушла. (9) вместно со мной работали архитекторы Андрей Эмиль Кроткий Жданов (см. о нем отдельную статью) и Алек сандр Танасийчук. Саша не имел квартиры. Решить такой сложный вопрос в 90-е годы без исполкома было практически невозможно. Использовав статус председателя област ного Союза Архитекторов я договорился с мэром Ивановым Ю.И. о целевой кварти ре для архитектора. Когда появилась возможность ее получения, он поставил условие:

пусть Саша перейдет в «Гипрогражданпромстрой», в то время – государственный инсти тут. После длительного сопротивления, мне удалось Александра уговорить на такой пе реход. Саша получил квартиру – я потерял архитектора. Сегодня Александр признанный мастер церковной архитектуры, руководит проектной фирмой ТАМ «Преслава-проект».

На год позже, из Военпроекта перешли два архитектора – Владимир Ломачев ский (см. отдельную главу) и Юрий Бакланов.

Последний, в день начала путча 20 августа 1991 года, невзирая на то, что был однофамильцем одного из лидеров путча, покинул страну на велосипеде под видом туриста для посещения Питерборо. Несколько лет жил подпольно в Англии, рабо тал в кафе, в проектных фирмах, учился. Через два года прислал от имени коренного англичанина вызов своей жене. Но в посольстве, только взглянув в компьютер, сра зу же шлепнули штамп в паспорт «не въездная в Великобританию». Посоветовал ей выбросить паспорт и через два года, уже через посольство в Украине, она уехала к 102 мужу. Прожив семь лет в Англии, Юра так и не смог удовлетворить иммиграцион ные органы и был вынужден уехать в Канаду, где и проживает.

Далее. Петр Костив. Проработали с ним душа в душу десять лет. Очень трудо способный, надежный специалист. В один прекрасный день попросился на самосто ятельную работу. С сожалением в душе, но доброжелательно и с понимаем, отпу стил. Петр сегодня руководит небольшим проектным коллективом «Архитектоника».

Из молодежи до 30 лет. (фотостр. № 5). Сын Виталий уже более десятка лет, включая студенческие годы, да нет, пожалуй, со школы, работает в мастерской. Уже есть с десяток реализаций, что очень неплохо для его возраста. Но самое главное – смог подпереть меня как менеджер. По крайней мере, у меня не болит голова, на кого оставить мастерскую.

Игорь Бодунов – соученик и друг Виталия. Качественная, грамотная архитекту ра позволила ему стать соавтором нескольких крупных объектов, последний из кото рых 16-ти этажный дом по ул. Льва Толстого. Сегодня готов ему поручить любую са мостоятельную работу.

И, наконец, Назар Жовнич – фейерверк идей и предложений. Готов в любой мо мент заниматься всем и вся, лишь бы оно называлось архитектурой. Относится к ка тегории восхищенных по жизни – от счастья состояться архитектором. И это восхи щение – юношеское, задорное – выливается в необычные формы. Скажу, чтобы он не слышал, – гриновские «Алые паруса» ждут своего воплощения в архитектуре Назара.


Думал, буду сдержан. Но когда пишешь о людях, с которыми уже более двух де сятков лет совместно проводишь творческие дни, остановиться невозможно.

Владимир Костенюк – талантливый конструктор. Кредо – воплотить в кон струкцию можно любую форму, лишь бы она меня заинтересовала. Главный кон структор – фигура ключевая, ответственная. Он контролирует и несет ответствен ность за деятельность почти двух десятков специалистов. Путешественник, рыбак, увлекающийся человек, продолжает оставаться таким же на заслуженном отдыхе.

Елена Зубкова – с уверенностью заявляю везде – лучший в городе главспец – энергетик. Обаятельная женщина, во всем знающая себе цену, готовит себе помощ ников, но уверен, еще долгие годы будет с нами.

Наталия Николаевна Бык – вы почувствовали – у нее первой имя звучит с от чеством. Уважительное отношение коллектива, к «чести и совести» мастерской вы лилось в отеческую приставку даже у старших. Трудно представить свою деятель ность, если бы она не сопровождалась такими женщинами.

Зачинская Ванда Рафаиловна – бессменный главный бухгалтер-экономист. Ма ленькая женщина, на плечи которой свалился неподъемный груз налогового законо дательства нашей страны. И тем не менее, пока она со мной, сплю спокойно.

Можно долго перечислять и говорить о людях. Простите меня, мои любимые коллеги, попутчики по жизни, что не упомянул вас всех в книге. Не могу ее формат превратить в длинный перечень фамилий, каждая из которых заслуживает отдельно го тома.

Что такое «хорошо» и что такое «плохо». Оскар Уайльд Успех мастерской, а о нем я могу уже говорить Бог, создавая человека, немного переоценил свои без излишней скромности, пришел через посто- способности. (9) янство и надежность. Более двух десятков лет, бренд «АПМ «Ю.Плясовица» раскручивается многими людьми ради результата. А результат – это очередное построенное здание, которое замечают в городе, о котором говорят, спорят, чаще хвалят, иногда ругают.

Нет смысла в архитектурной деятельности, если она не завершается строитель ством. Главная цель проектирования – увидеть результат своей деятельности в кир пиче, бетоне. И хотя здание после этого живет своей жизнью, принадлежит другим хозяевам, оно всегда остается твоим дитем. Ведь его история начиналась в твоей го лове. Ты сопереживаешь за него, как за живого человека. Помните, по ул. Келецкой, возле завода «Кристалл», была мойка автомобилей – утилитарное сооружение, но красивое, запоминающееся. Запроектированное совместно с Таней Хилиоти, здание постигла судьба преждевременной кончины. Впервые в своей жизни столкнулся со «смертью» своего детища. Реконструкция цехов завода в супермаркет «Грош» потре бовала его сноса. Умом понимаю, но сердце бо лит. Дети должны переживать своих родителей. Нездоровое любопытство.

Мне часто говорят: «Ты сделал блестя- Если после смерти никакого секса нет, то кого щую карьеру!» Нет. Карьера, в моем понятии, волнует, есть ли жизнь после смерти.

закончилась в 38-летнем возрасте на должно стях главного архитектора города, зампреда исполкома.

Далее была не карьера – это призвание.

Когда человек занимается любимым делом, свободен от подчинения, от внеш них обстоятельств, работает на вечность – это не карьера – это счастье.

Общение с десятками коллег, сотнями заказчиков, особенно, когда они возвра щаются к тебе через годы, созерцание изменений в твоем городе, порождаемых тво им разумом, душой – вот истинная карьера архитектора.

Киев, Харьков, Днепропетровск – города-миллионники дают больше возмож ностей для проявления твоего «ЭГО». Но там легко и затеряться. Маленький пе риферийный город дает возможность каждому работать по- столичному и стать за метным, востребованным, тешить свое самолюбие. Для архитектора нет перифе 104 рии – в век информационных технологий каждый твой объект будет увиден, заме чен – только твори. С удовольствием, кроме Вииницы, работаю в райцентре, горо де Бар. Совместно с фирмой «Виктория» воз водим уже третий объект. Практически это все, Наблюдение Эртца: что построено в этом городе за годы независи Миллионы людей страстно желают бессмертия, мости. Так можно ли этот город назвать твоим?

однако не знают, чем им заняться в дождливый Да! Тебя смущает его статус периферийного го воскресный день. (7) родка? Нет! При необходимости, ты вернешься туда снова? Конечно, да!

Куда ведет архитекторов административный вектор?

По-моему, последнее поколение заказчиков, с которыми приходится работать, больше ориентировано на прибыль, чем на результат. Даже еще десять лет назад, люди, накопившие первые капиталы, хотели построить что-то необычное, хотя они были менее подготовленные, менее образованные. И, конечно, они приходили к ар хитектору как к гуру, который помогал им сделать имя, славу. Они нас слушали. Да зачем далеко ходить. Взять даже нашего молодого мэра Владимира Гройсмана и его поколение бизнесменов. Они молоды, амбициозны, лучше нас знают, как им зара ботать денег. Они ставят нас в жесткую ситуацию по ценам, срокам, материалам. И, этого следовало ожидать. По-моему, это нормально. Скоротечное время, во главу ко торого поставлена прибыль, требует и от заказчика, и от архитектора быстрой отда чи, экономии и, главное, как не удивительно со Закон относительности: кращение срока эксплуатации здания. Сегодня Длительность минуты зависит от того, по ка- заказчику нет смысла строить на века. Техноло кую сторону двери в туалет вы сейчас находи- гии производства, торговли, даже жизни так бы тесь. (7) стро меняются, что через 10-20 лет объект мо жет морально устареть.

Время, кроме нового заказчика, усложнило жизнь зодчему еще и административ ным диктатом. В стране свободного предпринимательства, чиновничья паутина связала по рукам и ногам творческого человека. Чиновник порождает такое количество норма тивных уловок, чтобы остаться на поверхности, руководить всем, быть востребованным.

Надоело уже писать на эти темы. Лицензирование сейчас сложнее, чем добы ча золота. Диплом не дает права работать, нужно получить лицензию, квалификаци онное свидетельство. Да еще и каждые 3-5 лет получи новую – как будто, прорабо тав несколько лет, ты потеряешь квалификацию? Вместо борьбы за подъем страны, монополисты получили от государства возможность практически грабить строитель ный комплекс, перекладывая на инвестора задачи развития своей материальной базы.

Помню, еще десяток лет назад представитель совместной украинско израильской компании Арон Бендор не мог понять, какие я сети собираюсь проекти ровать к жилому дому. Зачем я предусматриваю электрические и водяные счетчики:

– Юра, мы построим дом, придет несколько энергетических компаний, мы вы берем одну из них, она заведет кабель и будет нам продавать свой товар.

Так и уехал, не поняв наше перевернутое с ног на голову, а проще говоря, «со вдеповское» мышление.

Каждый объект, даже проекты коттеджей должны проходить экспертизу. Де сятки контролирующих организаций – проверяют проект на соответствие нормам.

Все равно строим то, что считаем нужным, но теряем громадное время и деньги на преодоле Правительство на народ уже не надеется, по ние всех инстанций.

этому о своем благосостоянии заботится лич Да и сами мы не лучше. Взять, например, но. (9) градостроительный совет – совещательный ор Вячеслав Верховский ган при главном архитекторе города. Он при зван помочь принять решение в случае сомне ния. Причем, городской архитектор имеет право даже не согласиться с обществен ной организацией. Но власть, занимающаяся самоедством, поставила городского ар хитектора в такие условия, что он вынужден прикрываться бумажкой, коллективным мнением коллег. А что такое архитекторы в совете? У каждого свое мнение. Каждый видит решение по-другому. Мы бесцеремонно «влазим» в художественную часть ра боты, навязываем и требуем решение, которое должно удовлетворить нас, хотя кол лега хотел, в первую очередь, удовлетворить заказчика и собственное эго.

Поверьте, архитектору живется сегодня не сладко. Мне приходится до 90% сво его времени использовать на преодоление чиновничьих рогаток. Да, опыт дал воз можность, хоть и с трудом, но их преодолевать. А что делать молодежи? Как протол кнуть новые, необычные решения, которые часто трудно объяснить?

Зодчество, по своей сути, многовариантно и альтернативно. В ХХІ веке нет сти лей и ордеров – все это ушло с прошлыми веками, когда технологии сохранялись сто летиями. Что такое альтернативность? По крайней мере, Советский Союз продемон стрировал, что отказ от нее, переход к типажу и усредненности привел к уничтоже нию Творчества в Зодчестве. Поэтому в альма Глупости, которые мы совершаем, гораздо мень нахе «Архитектура ХХ века» нет ни одного объ ше тех, на которые мы способны. (9) екта с периода СССР, потому что ничего ценно Александр Беренштейн го, оригинального, с точки зрения Цивилизации Гомо Сапиенс, не было создано тоталитаризмом.

Мы же, отказавшись от им 106 перской партийной ограниченно сти, ведем себя по отношению к зодчему еще жестче.

Часто возникает несуразная идея – бросить все и уйти в живо пись. Купил себе холст, краски – и пиши, что хочешь. Другое дело, продашь ли? А продавать, ой, как нужно! Тем более, что тебя еще и за интеллигента могут не при знать.

Долго удивлялся, слушая вчера (10.12.09), выступление президента на форуме интелли генции Западной Украины: «В зале, кроме интеллигенции, при сутствуют еще и многие научные, технические и творческие работ ники». А может он и прав?

Ведь архитектор сегод ня – это ОДИНОКИЙ БОЕЦ НА ПОЛЕ БОЯ, окруженный, ну если и не врагами, то уж точно и не друзьями.

Герценберг Игорь. Израиль.

Отрадно мне, что я прижился здесь, мне нравится, что нас ничтожно мало, нас тут собралась дьявольская смесь, а сплава здесь вовеки не бывало. (5) 1963 год. Июль. Двор строительного техникума по проспекту Коцюбинского.

После сдачи документов стою, широко раскрыв рот, рассматриваю громадный ба шенный кран, установленный для возведения нового корпуса.

За спиной: «Эй, пацан, как дела?»

Оглядываюсь – стоит, широко улыбаясь, такой же недомерок, как и я, только с иссиня-черными волосами и уже почти с усами.

– На строительный поступаешь?

– Да.

– Хорошо, значит будем вместе учиться. Тебя как зовут?

– Юрий.

– А меня Изя?

– Как, как?

– Изя. Ну, Израиль полностью.

– Ты думаешь, если я из деревни, так не знаю, что Израиль – это государство?

Два нахохлившихся петуха, сцепившись руками, топчутся по асфальту. Удив ленные непонимающие глаза остудили мой пыл, и мы расходимся, явно не удовлет воренные новым знакомством.

С Изей мы учились в одной группе все четыре года. Не стали закадычными дру зьями, но дружеские, искренние отношения нас всегда сопровождали. Смешливый, шустрый, шумный парень был душой любой компании. Ну и, конечно, самым луч шим футболистом техникума. Хорошая техническая подготовка детской футбольной школы при клубе мастеров «Локомотив», маленький рост, подвижность, скорость де лали его очень заметным в сборной техникума.

После окончания учебы я уехал в Харьков, а Изе нужно было идти в армию, по ступать в институт, а в те 60-е годы это была большая проблема для человека с таким сочетанием пятой графы, внешности и ФИО.

Рассказывает Володя Гигиениишвили:

– Призвали нас с Цыбулей (дружеское прозвище Изи) вместе. В одну часть по пали. Обмундировали нас, как обычно, в ХБ размера на три больше. Стоит малень кий Изя – гимнастерка торчит, сапоги больше, чем он. Без хохота смотреть нельзя было. А тут – построение, знакомство с командирами. Команда – каждому по оче реди шаг из строя и членораздельно – имя, фамилия, национальность. Доходит оче редь. Нарядный Изя шаг вперед:

– Игорь! …Герценберг !... Белорус.

Весь взвод корчился в судорогах от смеха минут десять, пока пришедшие в себя сержанты не восстановили порядок.

110 С первой волной перестроечной эмиграции уехал с семьей в Израиль. Более лет уже служит в муниципалитете одного из городков начальником отдела капиталь ного строительства.

Я никогда не осуждал людей за смену страны жительства. Причины могут быть разные – и поиск лучшей жизни, и не реализованные таланты, и просто стремление к изменениям, путешествиям. Но в случае с Игорем, я думаю, все-таки накопилась усталость от повседневного бытового антисемитизма – бича нашего общества.

В прошлом году мы встречались. Те два часа, что мы провели вместе, незабы ваемы. Седоволосый, плотный, невысокий мужчина, оставшийся ребенком. Смех, шутки, воспоминания вернули нас в прекрасные юношеские годы.

Игорь приезжает в гости к своей сестре Полине – любимой жене известного винницкого писателя Петра Скорука. Петр почти в каждой книге, многих стихах, благодарит Бога, который послал ему такую чудную еврейскую жену.

Поля долгие годы работает экономистом в концерне «Подолье». Любимица кол лектива, теперь еще и председатель профкома. Не могу удержаться, чтобы не поде литься одним забавным случаем.

Вернувшись в 60-летнем возрасте в спортзал получил из ее рук форму: гетры, трусы, футболку.

Но через некоторое время, накладка – финал первенства города по футболу, а я, как всегда, уезжаю. Возвращаю форму с заветным номером «2» для замены. Спустя месяц захожу в отдел. Полина со своими девчатами что-то обсуждают. Я не мог удер жаться от двусмысленного вопроса:

– Поля, когда ты вернешь мои трусы?

Опешив, но сразу же рассмеявшись, тут же подыграла:

– Юра, это твои? А я то думаю, откуда у меня в хозяйстве такие красивые зеле ные трусы, да еще и пронумерованные.

Игорь, рассказывая мне историю смены имени, ухохатывается:

– Представляешь, уже больше двадцати лет живу в Израиле, а на комиссии объ яснял отказ от имени «Израиль» следующей причиной: не могу, мол, носить имя, ас социирующееся с враждебным нам государством.

После техникума и армии два года подряд поступал в наш политех – бесполез но, больше и не пробовал. Игорь уверен, что причиной неудач был национальный во прос. Не могу, не хочу, не имею права разубеждать. Проявление государственного ан тисемитизма в таком виде – это наша история. Это было!

Начинал строительную карьеру мастером в ПМК-3 «Сельстроя», где работал начальником участка его отец – Борис Семенович – известный в Виннице строитель.

Отец учил жестко. Однажды рабочие положили плитку вкось и вкрывь. При шел, увидел. Дал по голове сыну за недосмотр. Ночью, когда все ушли, снимал Игорь плитку со свежего раствора, чистил, отмывал, укладывая в ящики – перерасхода то быть не должно.

Возводил: в Стрижавке – завод в колонии, школу, ферму, тепличный комбинат под Калиновкой, масложиркомбинат в Виннице. 1987 год провел в Славутиче (город спутник Чернобыля), где был ответственным за строительство узла связи.

Среди прочих нравственных калек С гордостью рассказывает о дружбе с Ти я имел зарплату и заботу мофеем Гиренко:

выполнить завет моих коллег:

– В те годы в «Сельстрое» были две дина «Изя, не убейся об работу!» (5) стии – Гиренков и Герценбергов. Мы с Тимофе ем, как самые молодые, долгие годы шли вме сте- то он у меня в подчинении, то я у него. Много лет живу за рубежом, а дружбой с ним горжусь по сегодняшний день (фотостр. № 2).

И тут же, со смехом, перескакивает на другую тему:

– Ты знаешь, Юра, было все, даже несуразица. Не мне тебе рассказывать, что такое акт госкомиссии, сколько нужно попотеть, чтобы собрать почти два десятка подписей. Сдаем тепличный комбинат, акты на мне. Последнюю подпись получил в проектном институте «Ворошиловградтеплица». Осталось только у министра утвер дить. Еду на поезде в Винницу. А на вокзале в Луганске купил невиданное чудо – «Пепси-Колу». Положил две бутылочки в дипломат. А они в духоте вскрылись – и плакали мои акты. Приехал. Руки трусятся. Гладил утюгом, сушил, что-то наводил.

Еду в Киев. Министр Череп, только взглянул на них и спросил : «Что, хорошо обмы вали акты? – «Да нет, вы что, под дождь попал»

Сегодня Игорь живет и работает в городе Петахтыкве:

– Ты знаешь, как на родине, – вокруг одни «алимы» – Литва, Белоруссия, Рос сия, Украина. В отделе только – русский язык.

Мы перенесли нашу жизнь туда. Дни рожде- Там хорошо, потому что нас нет. (9) ния отмечаем на работе. Даже День строителя Александр Кулич празднуем – бывший советский.

С семьей Герценбергов меня в юности свел Когда учишь иврит, главное научиться листать еще один случай.

книгу в другую сторону. (9) Не знаю, как у нынешней молодежи, а у Михаил Пойзнер нас в 16-17 лет крышу рвало от девочек. Обще житие техникума по ул. Глеба Успенского. Ста рое 4-х этажное здание. Первый этаж – столовая, второй и третий – мальчики, чет вертый – девочки.

112 При отбое, в 12 часов дежурная идет по этажам и выключает свет. Нас – десяток «активистов», как обычно, затаились на кухне третьего этажа. После ухода дежур ной все быстренько, на носочках поднимаются на четвертый и растекаются по завет ным, предупредительно открытым дверям. Маленькое студенческое счастье. Тем бо лее, молодость, гормоны.

Примерно раз в месяц, яркие представители педсовета – блюстители «кодекса строителя коммунизма» (помните знаменитое: «В СССР секса нет»), борцы за нрав ственную чистоту комсомола, в час ночи осуществляли рейд по девичьему этажу.

Включался свет, открывались все комнаты и с большой радостью составлялся спи сок юношей и девушек, которые утром отчислялись из общежития. Рейдов по маль чиковым этажам никогда не было. Слов «голубые», «геи» тогда еще даже мы не зна ли, не то что наши «застойные» преподаватели.

Вот в такой список попал и я. Здорово, не расстраиваюсь – в городе много родственников, Профилактическое средство друзей, месячишко перебьюсь, а там вернусь на Есть много методов для предотвращения свое любимое койко-место. Амплуа одного из преждевременной эякуляции. Единственный, лучших студентов, активистов, спортсменов да который гарантирует от любых случайно- вало мне право на оптимизм.

стей и ошибок, – это ампутация. (7) Утром спокойно иду на работу. Группа была на производственной практике – восста навливали после пожара здание кинопроката по ул. Гоголя, реконструируя его в 3-х этажный жилой дом.

Часов в десять меня зовут вниз – кто-то пришел. Выхожу во двор и вижу стоит супружеская пара невысоких пожилых людей.

– Здравствуйте, вы Юра?

– Да !

– Мы знаем, у вас такое горе, эти неблагодарные выселили вас из общежития.

Мы хотим, чтобы вы у нас жили.

– Спасибо, но нет никакого горя, и я квартиру не ищу, перебьюсь у родственни ков, а там вернусь в общежитие.

– Нет, вы не поняли, мы не на квартиру вас зовем, мы хотим, чтобы вы у нас жили, как сын.

– Да вы что? Тем более не могу. У меня оба родители живы.

– Ну и что? У хорошего ребенка может быть несколько родителей.

Соглашайтесь, мы вас и кормить будем.

При слове «кормить» все сомнения отпали. Была не была. Меня это ни к чему не обязывает. А почему бы и не попробовать?

Вечером прихожу по указанному адресу. Замостянские трущобы на месте се годняшнего универсама за Домом офицеров. Очень скромная, даже по тем временам, обстановка. Вход в кухоньку, из нее в спальню стариков. Мимо двух железных кро ватей и громадного шифоньера вхожу в третью комнату, чуть побольше. Посредине стол – уже хорошо – есть где заниматься. В углу, такая же как в общежитии, панцир ная кровать. В противоположном вижу еще одну такую же кровать:

– А здесь кто спит?

– Юра, у нас кроме тебя, есть еще один сын, его зовут Миша, он скоро придет.

Усаживаюсь за стол, достаю свои тетради, учебники – надо работать.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.