авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Юрий Плясовица Эссе о Виннице и винничанах Ироничный опус истории Винницы (книга в книге) г. Винница – 2010 УДК ...»

-- [ Страница 4 ] --

Появляется Миша. Удивлению нет предела. Мы хорошо знакомы. Он – студент второго ускоренного (после десятилетки) курса. Известная личность – играет на кон трабасе в нашем эстрадном оркестре и все время находится на грани отчисления за плохую успеваемость.

Все стало на свои места. Все сомнения рассеялись. Родители, чтобы дать об разование своему позднему, но непутевому (определение отца) сыну, при всей сво ей бедности, тесноте идут на содержание еще одного мальчика. Отличник, активист собственным примером, помощью может подтянуть нерадивого студента. Откровен но говоря, возгордился своим авторитетом и возложенной на меня миссией.

Ну, живем. Живем дружно, с любовью – и с родителями, и с Михаилом. Да, кстати, Герценбергом, двоюродным братом Игоря и Полины.

Жизнь в этой семье была для меня хорошим университетом. Каждый вечер ро дители, навесив на нос очки и достав толстую тетрадь и счеты, усаживались за ку хонным столом. Иногда, из любопытства, рядом садился и я. Подводился финансо вый результат прожитого дня – это то, чего не хватает подавляющему большинству наших семей, да и государству в целом. Ну, мо жет быть не в такой гротескной форме, но я пы- Колбасный принцип Бисмарка таюсь повторять это всю жизнь. Тем, кто любит колбасу и уважает закон, ни – Итак, как мы прожили сегодняшний когда не следует видеть, как делается то и день? Записала дату? другое. (7) – Да, давай доходы.

– Пиши, пенсия моя – 3 рубля 12 копеек и – 2 рубля 54 копейки – твоя.

Кроме того, я сегодня еще на рынке сторожил – 2,70. Плюс, мы сегодня закатали четыре банки варенья с клубникой, они в магазине по 1,80. Я ничего не пропустил?

– Как будто, нет.

– Сколько у тебя там получилось?

– Сейчас сосчитаю. 15 рублей 54 копейки.

– Хорошо, теперь давай расходы.

114 – Подожди, я сначала запишу усредненные.

Квартплата и коммунальные услуги – 1,72 руб. Далее, амортизация белья, одеж ды, мебели – 1,10 руб., деньги на ремонт – 78 коп.

– А теперь добавь – варенье 4 банки по 10 коп., 4 крышки по 2 копейки, полто ра килограмма клубники – всего рубль двадцать и сахара на 80 коп.

После этого долго продолжался подсчет стоимости продуктов питания, израс ходованных за день.

– Сколько у тебя всего вместе получилось расходов?

– Девять рублей 20 копеек.

– Ну, сегодня день прожит не зря. Записали прибыль – шесть рублей 34 копей ки. Так бы каждый день.

Это было очень интересно и больше всего, поражало мое воображение. Даже сегодня, спустя почти полвека, я уверен, что мы бедны потому, что расточительны.

Не умеем считать деньги. Многие, даже за месяц, неделю, не то что за день, не мо гут подсчитать свой финансовый итог. И только слышно: Денег не хватает! Кварт плату платить нечем! Ребенку в школу – где взять деньги на амуницию? Деньги те кут сквозь пальцы!

А теперь еще раз!

Мы бедны потому, что расточительны!

Мы бедны потому, что не умеем считать!

Мы бедны потому, что нас не учили быть богатыми!

Наши дети будут бедны потому, что мы не учим их быть богатыми!

Мы бедны потому, что горды – не хотим, брезгуем, не уважаем, не любим копе ечку, с которой складываются миллионы!

Где-то спустя месяц, услышал фразу при подсчете расходов – «в том числе Юра».

Скажу честно – царапнуло, задело. Но после недолгих размышлений понял, что я действительно прилично подкосил этот прибыльный, но уж слишком маленький бюджет.

По истечении некоторого времени я вернулся в свое любимое общежитие. Пару недель поднимался на второй этаж по водосточной трубе – Толя Заграй, не раздумывая, уступил половину своей кровати. А там и официально вселился на свое койко-место.

Будучи ребенком порядочным, еще год помогал Мише – и курсовые, и консуль тации. Несколько лет назад, после смерти отца, Михаил – мастер строительного цеха завода «Маяк» – переселился с семьей в Израиль.

Уже и не знаешь, где больше друзей – в Америке, Израиле, Германии, России, или на Украине. Мир так мал. Везде друзья, родственники. Господа, войны больше никогда не будет!

Нам не с кем воевать. Везде все свои!

А сколько друзей в Молдавии, Венгрии, Румынии, Грузии, Польше, Египте, Ту нисе?

Но будучи человеком достаточно ехидным, хочу закончить этот экскурс анек дотом в тему:

Господь Бог наделял народам Землю. Но при раздаче, забыл наделить украинцев. После напоминания, осмо трелся по сторонам, увидел, что ничего не осталось и заявил: – «Отрежу- ка я им кусочек Рая». Апосто лы запротестовали – так, мол, не справедливо: «Ев реи, египтяне, арабы не менее умные, чем украинцы, а ты их поселил в пустынях, горах, а этим дал Рай».

Задумался Бог – действительно, несправедливо: «Я все уравновешу – дам украинцам глупое руководство страной».

Земля – это то, что все время вертится у нас под ногами. (9) Александр Беренштейн Городецкий Илья. США Способность наша к выживанию давно тревожит всех на свете, толкая к тайному желанию 116 проверить лично слухи эти (5) Первые ночи в Виннице не мог спать из-за скрежета и визга трамвайных колес.

Деревянные допотопные трамвайчики, объезжая бульвар с будущим памятником Пи рогову, устремлялись под сень каштанов его сквера. Перед поворотом им приходи лось преодолевать большую трамвайную траекторию, покинув площадь Гагарина и входя в ул. Пирогова. Как раз в этом месте был возведен жилой дом, сегодня ничем не примечательный, а в те годы, когда словосочетание «район Вишенка» еще не ро дилось, один из самых лучших. Центр города, вход в парк (еще без арки), универ маг – любой винничанин мог только мечтать жить в доме по улице Гоголя, 1.

Счастливыми постояльцами этого богемного дома были сразу три абитуриен та строительного техникума – Люсик Пишкман, Миша Чарнис и автор этих строк. И хотя надо мной довлела некая ограниченность деревенского воспитания и восточно го суржика, двор принял меня достаточно благожелательно. Особенно мы сдружи лись с Люсиком, позже узнал его полное имя – Илья. Высокий, стройный парень, до брожелательный, вальяжный, любимец всех девчонок двора. Он посвящал меня в го родскую жизнь, знакомил с городом, водил на мальчишеские «тусовки» в сквер Ко зицкого. Хотя по-моему, такого слова как «тусовка» тогда еще не было, как и не было мемориала возле башни.

Это было сказочное лето. Каждый день проводили на великолепном пляже Кум бары – городские девчонки, новые друзья, чудный парк и полная свобода (тетя, у ко торой я жил, не в счет).

Два месяца, когда мы с Люсиком были неразлучны, сделали меня почти город ским парнем.

Первые поцелуи, первая форцовка, или, на сегодняшнем сленге, опыт коммер ческой деятельности. Дяде подарили блок индийских сигарет, нами никогда не ви данных, в черной бумаге, с золотым фильтром, но сладким табаком. Выкурив одну сигарету, он брезгливо отодвинул их ко мне – забирай, угощай пацанов. Мы, в то время еще не курящие, побаловались одной сигареткой и хватит. Люсик предло жил – айда в сквер Козицкого, загоним парням. За один вечер мы их продали по умо помрачительной цене – 40 копеек за сигарету. В то время еще не было «Аполлона», «Дойны», очень дорогих сигарет по 40 копеек за пачку. Ограниченный товарный ры нок, даже дешевый, не мог удовлетворить желание молодежи жить красиво (помните фильм «Стиляги»?). Каждый пустяк с яркой импортной наклейкой неизмеримо воз растал в цене, давая возможность ее обладателю хоть бы чем-то выделяться из се рой скуки социалистического ширпотреба. Форцовкой занимались все. Если не про дажей, то покупкой точно. Наш тренер по волейболу, 30-летний Шурик Пожарский всегда и везде ходил с громадной спортивной сумкой, заполненной яркими спортив ными костюмами, кедами, футболками и другой околоспортивной атрибутикой. Не давно встретил его на волейбольном матче команд высшей лиги, ему лет 75, навер ное, но та же знаменитая сумка была при нем.

Учеба началась хорошо. Уже третьего или четвертого сентября нас в полном со ставе отправили на уборку урожая в село Зеленянку, Барского района.

Мальчишек закрепили на уборку зеленой массы – кукурузного силоса. Расправ ляешь по дну грузовичка цепи, потом под комбайном укладываешь равномерно си лосную массу. Короткий переезд к силосным ямам, борт открыт, и допотопный трак тор «Универсал» за цепи стягивает всю эту массу с кузова автомобиля. Сегодня и сам бы по технике безопасности побоялся на эту работу поставить пятнадцатилетних мальчишек. А тогда это было нормально. Ничего не случилось. Бог миловал.

Кормили плохо. На этой почве произошел один инцидент, который заставил меня ускорить процесс избавления от восточного сленга.

Ужин. Темно. Длинный стол с лавками, по краям стоят две керосиновые лампы.

На столе нарезанный хлеб. Когда остался один кусочек, мы с Люсиком одновремен но потянулись за ним. Он оказался проворнее, кусок у него в руках. И тут я выдаю фразу, о которой сожалею по сегодняшний день, хотя ее, кроме меня, наверное ни кто не помнит. «Люсик, не будь жидом, поделись!» Кусок с яростью брошен на стол.

Люсик молча встал и вышел из-за стола. Сижу, соображаю, что я сморозил. Медлен но доходит, кровь бросается в голову от стыда, тоже встаю и иду извиняться.

Дело в том, что слово «жид» в Гуляйполе, где я постигал премудрости язы ка, отнюдь не имеет национальной окраски. Это синоним слов «жадный» и «воро бей». По-моему, тогда я произнес это слово последний раз, но этот случай заставил меня внимательней поковыряться в национальных вопросах окружающих и своей собственной семьи.

С Ильей мы дружили все четыре года. Правда, не так плотно, как в первое лето. Я перешел в студенческое общежитие на Старом городе, Илья остался с ма мой в квартире.

Изменились интересы, приоритеты, центры тяжести.

Окончили институты, отслужили армию и встретились через 10 лет. Радости не было предела. Я только вернулся в город, уже работал старшим преподавателем в по литехе, но квартиры еще не имел. Илья рассказал, что он уже женат, получил кварти ру возле музучилища и пригласил меня в гости.

Прихожу вечером. Изучаю список жильцов у подъезда. Вот незадача – нет в списке Люсика, а под нужным номером записан какой-то Городецкий. Благо, первый этаж, захожу в подъезд, звоню. Дверь открывает молодая, симпатичная женщина.

118 – Извините, подскажите в какой квартире проживает Илья Пишкман?

Удивленно приподнимаются брови, глаза внимательно меня изучают. Потом женщина медленно поворачивается и уходит вглубь квартиры.

Слышу: – К тебе пришли.

Появляется Илья, приглашает в гостиную, знакомит меня с Эммой.

Конечно, первый вопрос:

– Что за информация на подъезде? Почему нет твоей фамилии? Может, ты с Го родецким разменялся квартирами?

– Нет. Городецкий – это моя фамилия. – Теперь у меня глаза лезут на лоб.

И следует объяснение, от которого мне стает стыдно за Илью. Ведь я взрослый человек, все понимаю и не совсем чужой.

– Видишь ли, я узнал, что мой покойный отец очень плохо относился к маме, был подонком, и я решил отказаться от его фамилии, а взять мамину девичью – с тру дом, выдавливая слова, краснел, заикался, мне стало жаль его.

Легенда, которая уже наверное сотни раз рассказывалась знакомым и друзьям, не делает чести взрослому мужчине. За эти годы можно было воспитать в себе гор дость за свою национальность, а о мертвых – либо хорошо, либо ничего.

Кто не поймет? Яркая национальная фамилия в обществе не только бытово го, но и государственного антисемитизма, особенно усилившегося в брежневские времена, может стать помехой в карьере, женитьбе, воспитании детей. И тем не ме нее, каждый из вас может назвать десятки подобных фамилий людей, добившихся в жизни потрясающих результатов. Живут, с высоко поднятой головой, завершающей ся крючковатым носом, картавым голосом, добиваются любви прекрасных женщин, всем своим видом заявляя: «Я еврей и этим горжусь!»

Но не судите и не судимы будете.

Судьба очень близко свела нас опять почти в 40-летнем возрасте. Не просто вер нулась юношеская дружба, а перешла в абсолютно новый уровень – мужская, деловая, с общими целями. Вскоре наше общение усилилось еще и семейными отношениями.

В 1986 году, вынужденно попрощавшись с Молдавией, я в очередной раз вер нулся в свою, ставшую уже родной, Винницу. Кто-то из умных людей в молодо сти дал мне совет, который я запомнил на всю жизнь.

«Хочешь быть успешным в жизни – не бойся пере мен». Каждый человек, хотя бы один раз в пять лет, должен что-то карди нально менять: или работу, причем не просто фирму, а принципиально форму де ятельности;

или место жи тельства, или жену с лю бовницей. Третий фактор из мужского юмористиче ского фольклора, но и он тоже срабатывает. Такие кардинальные изменения дают возможность и моз гам, и телу каждый раз на чинать почти с нуля – за каляют волю, расширяют кругозор.

Винница, Харь ков, Винница, Ухта Коми АССР, Молдавия, Вин ница – вот мой жизнен ный экскурс. Архитектор проектировщик, старший преподаватель института, главный архитектор про ектного института, чинов ник – главный архитектор города, зампред исполкома, руководитель персональ ной творческой архитек турной мастерской – мои рабочие университеты! О женах как-то в другой раз.

Илюше (ну не называть же 40-летнего мужчину Люсиком) была уготовлена иная судьба.

Все жизненные годы в Виннице (служба в СА не в счет) одна работа заказчиком в УКСах (управлениях капитального строительства) горисполкома и облисполкома.

Одна жена Эмма и любимый сын Дима.

И вот мы, практически одновременно, приходим в ПО «Терминал»: один – глав ным архитектором объединения, второй – начальником ОКСа. Юрий Федорович Па 120 нов – генеральный директор ПО ( о нем отдельная глава) стал тем человеком, кото рый что-то в нас увидел и возложил на нас общую задачу: сделать завод «Терминал»

маленьким чудом промышленности, превратив его в оазис красоты, культуры, благо устройства. В общем заводом – социальной значимости. Встречались еще такие меч татели в период застоя, плавно переходящего в перестройку.

Только краткий перечень выполненного коллективом завода (при нашем непо средственном участии) за три года впечатляет: благоустройство передзаводской пло щади по ул. 600-летия, строительство центральной проходной с прекрасным актовым залом, благоустройство центральной аллеи завода, которая получила почти офици альное название «Арбат», возведение спортивного комплекса, цеха совместного про изводства СССР-Югославия, реабилитация промзастройки по ул.600-летия с возве дением 9-ти этажного инженерного центра и многое другое. Следует учесть, что про ектирование, строительство, оснащение и все сопутствующие вещи велись только силами заводчан. Да, чуть не забыл, строительство 2-х 144 квартирных жилых домов.

Веселые были деньки. Почти 12-ти часовой рабочий день, часто без выходных, но это было счастье. Мы видели результат нашей работы и ею восхищался весь го род. Мы были вхожи во все кабинеты городских и областных руководителей. Заво дом восхищались, завод любили, нас, руководителей, уважали.

Это были прекрасные три года.

Кстати, интенсивная работа не мешала нам очень часто собираться семьями, выезжать на природу, орать песни (я думаю, это было трудно назвать пением). Один раз, даже, вдвоем, выехали в санаторий в Сатанов. У обоих пошаливали почки и за вод нас бесплатно отправил в санаторий на 24-хдневное лечение. Правда, через дней мы оттуда сбежали, дав себе зарок: пока носят ноги – будем ездить в молодеж ные лагеря, нечего таскать с утра до вечера анализы в баночках.

А сбежали из санатория по банальной причине – загордились. И как не загор диться. По приезду сестра ввела нас в обеденный зал, когда там завтракали уже в полном составе более 100 отдыхающих, чтобы показать нам наши места. В помеще нии наступила гробовая тишина, не было слышно звона посуды, чавканья, разгово ров – нас рассматривали. Усевшись на свои стулья и посмотрев по сторонам, мы по няли причину такой встречи. На нас было устремлено почти сто пар женских глаз, желающих не только подлечиться, но и «отдохнуть», развлечься. А как бы ты, чита тель, поступил, когда в ярком женском (правда великовозрастном) однообразии, по являются два молодых, высоких, и, по-моему, привлекательных мужчины?

Господи, о чем я пишу? Оказывается, я и тогда любил себя не меньше, чем сегодня. Но я Неожиданная простота:

тогда еще не знал, что любовь к себе необходи- Женщинам нравятся в жизни простые вещи. К ма. Не любишь себя – не можешь любить других примеру, мужчины. (7) и не можешь вызвать любовь к себе. Меня так и тянет в эзотерику.

Но мы были заняты. Никаких интрижек. Нам необходимо подготовить, проду мать, просчитать все для открытия архитектурно-проектного кооператива, идея соз дания которого уже несколько месяцев будоражила наши беспокойные головы.

Поэтому только процедуры, работа, иногда прогулки по прекрасной террито рии. Позволяли себе только вечером карты и танцы.

Читатель, ты хорошо понимаешь, почему закончив составление документов, мы уже через десять дней, забыв о проблемах со здоровьем, устремились в Винницу.

Прекрасное чувство созидания, которое в 89 году позволила нам судьба. Мы с Ильей создали кооператив «Терминал-проект», решили кадровые и материальные вопросы. И самое главное – это заказы. Уже через полгода кооператив стал извест ным и уважаемым в городе предприятием.

Хотя, честно говоря, у меня не было даже грамма сомнения в своей правоте, когда через год открыл персональную архитектурную мастерскую «Ю.Плясовица», предав забвению раскрученный бренд «Терминал-проекта».

Нам было вначале страшновато оторваться от заводской трубы, с ее высокой оплатой, социальной защищенностью и окунуться в кооперативную неизвестность.

Но через месяц страхи ушли – доходы выросли в несколько раз, заказов было даже больше, чем мы могли выполнить.

Но у Ильи сидела в душе тяга к перемене мест, ранее нереализованная, в от личие от меня. Уже через несколько месяцев, он начал готовиться к эмиграции, не скрываясь от меня и предлагая сделать это совместно. Скажу откровенно, мы даже выполнили целый ряд совместных шагов в этом направлении. Но у меня сработал тормоз, наверное, интуиция подсказала, что на родине будет больше возможностей, будет интересней, и я провел Илью с семьей в Соединенные Штаты. Еще одним ко ренным винничанином стало меньше.

Почти полгода семья из четырех человек (включая маму Ильи) болталась по каким-то лагерям в Италии, Испании. Месячный пароходный переход через Атлан тику. И вот он – Нью-Йорк, статуя Свободы, Манхеттен и, конечно, Бруклин.

Знаю, что было очень тяжело, невзирая на поддержку друга молодости Арона, эмигрировавшего на 10 лет раньше и уже крепко стоящего на ногах. Мамино пен сионное пособие в 150 $, продпайок из 2 куриц в неделю, временное эмигрантское жилье давали возможность существовать семье, но не жить. В Америке УКСов нет, пришлось Радиограмма: следую курсом американского вспомнить навыки нашего кооператива и пару доллара (9) лет поработать техником-чертежником в про Сергей Осташко 122 ектной фирме.

Но Америка есть Америка. Через несколь ко лет Илья смог выкупить небольшой бизнес: офис в 10 м2 с рацией и два десятка наемных ремонтных пикапов – типа, такси по телефону.

Бизнес небольшой, но стабильный, приносил ежедневные небольшие деньги, которые позволили приобрести даже свой дом.

Но мы бы не были советскими людьми или, как нас всех за границей называют «русскими», если бы останавливались на достигнутом. Ежедневные 40-50$, вноси мые каждым водителем как плата за рацию, беспокоили воображение. Ну, не было у нас раньше налоговых инстанций. Это сегодня мы уже знаем, что это за всевидящий монстр, с которым надо регулярно делиться без шуток. Поэтому я хорошо понимаю Люсика, который как-то вечером решил – а если я сегодня не внесу в амбарную кни гу 200$, 100 из них я сэкономлю на налогах. Будучи очень осторожным человеком, начал с мелочевки, но очень скоро интуиция самосохранения подвела, и расплата на грянула мгновенно. Проверка, суд и один год тюрьмы с депортацией.

Это ужас. Катастрофа. Не знаю, как перебивалась семья в это время. После тюрьмы еще год в лагере для перемещенных лиц – и депортация отменена.

Не знаю все подробности нового становления, по телефону много информации не получишь.

Но вот наступило новое тысячелетие. Начался, и именно в Америке, спекуля тивный бум с недвижимостью, рост цен на землю, которые и спровоцировали сегод няшний мировой экономический кризис, уже докатившийся до Украины. И к этому кризису, уверен, где-то приложил руку и мой друг Илья.

Наверное, нужно гордиться.

Раздается телефонный звонок.

– Юра, привет. Есть дело.

– Говори, Люсик, рад тебя слышать.

Закон Марри: Если у вас не получилось с первого – Срочно перекинь на меня миллион дол раза, то затяжные прыжки с парашютом – не ларов.

для вас (7).

Секундный шок, проглочен комок слюны.

– Люсик, а зачем?

– У меня есть возможность купить землю. Она растет в цене. Через год мы по лучим полмиллиона навара, через два мы сумму удвоим – это выгодно и надежно.

Ну, не буду же я объяснять американцу, что такая сумма мне даже в сказочных снах не приходила в голову. Если продам всю недвижимость, бизнес – и то ее не со беру.

И тем не менее:

– Илья! Нет проблем! Но ты понимаешь, такой суммы свободной нет, нужно время, чтобы ее подготовить, собрать. Я тебя прошу, ты скинь мне пока бизнес-план, расчеты, гарантии.

– Какие еще гарантии, разве тебе моего слова недостаточно?

– Достаточно. Но мы люди дела, должны оперировать документами.

Трубка брошена. Через день повторный звонок:

– Юра, ты решился зарабатывать деньги?

– Да я их и зарабатываю, а в вопросе денег ты меня должен убедить, что это не авантюра.

Это был последний звонок.

Мы теряем в жизни друзей. Нас разъединяют пространства, мировоззрение, бизнес.

Но, Илья, ты должен знать, что я тебя люблю. Ты по-прежнему для меня – Лю сик. И я уверен, что мы скоро встретимся на американской или украинской земле.

И главное, я уверен, что огонек радости зажжется в обеих парах глаз и мы будем часами говорить об этом тяжелом и великолепном двадцатилетии, прожитом в раз ных мирах, но в одном измерении.

P.S Совсем запамятовал. Десяток лет назад, Илья по делам на пару дней приле тел в Винницу. Везу в Якушенцы, чтобы показать строительство своего дома- дачи.

Машина со скрежетом передвигается по ухабам сельской дороги в облаке пыли.

– А у нас (сразу резануло слух определение причастности) асфальтовая дорога к каждому селу, ферме, хаузу. (Речь уже перебивалась американизмами).

Промолчал, хотя на языке вертелось – мы ли пахали. Пройдет несколько лет, и к моему дому будет тоже дорога. Правда, полтора десятка лет мы только избира ем, практически не работаем – дороги как не было, так и нет. Но в селе газовые тру бы проложили, на год прекратив все движение. Улицы были превращены в траншеи.

Пообещали – если будете себя хорошо вести, как надо голосовать, то еще и газ пода дим. Ну, поживем – увидим.

Подъехали к дому: недостроенный, кирпичный 2-х этажный дом вынудил Илью сказать комплимент.

– У нас, в Нью-Йорке, такой дом стоил бы миллиона полтора. У меня, правда, дом щитовой, фанерный, но цоколь тоже каменный.

Поднялись на второй этаж. Стоим у пустого оконного проема.

– А это чей забор там вдалеке?

– Мой (вспомнил сказку о Коте в 124 Сапогах).

– А с другой стороны?

– Тоже мой.

– Сколько же у тебя земли?

– Двадцать соток – стандарт в сельской местности.

– Да, богато вы живете. Но у меня возле дома тоже есть газон, прав да, 14 м2, но по нашим понятиям – это очень неплохо.

Не знаю, кто больше гордился – Илюша своей Америкой или я нашей общей Родиной. В Винницу возвра щались молча. Думали.

Штейман Р.Л. и Дзюбов А.М. Германия Напрасно я Маркса держал в недоверии, теперь отношусь с пониманием;

Вот нынче повсюду избыток материи, но всюду хреново с сознанием. (5) Первые месяцы создания архитектурной мастерской «Ю.Плясовица», чувство вал дискомфорт, как будто фамилия оторвалась от меня. Это было впервые в Винни це, да, по-моему по сегодняшний день и осталось, когда организация получила на звание по фамилии ее владельца и творческого лидера. Ну, не в советских традици ях были всякие «Джонсон & Джонсон», «Форд», «Макдональдс» и другие мировые бренды, носящие фамилии их создателей.

Главный инженер мастерской Роман Штейман после встречи с заказчиком об ратился ко мне:

– Юрий Алексеевич, заказ интересный, клиент серьезный, но хочет встретить ся с первым лицом.

Приезжаем, входим в офис:

– О, прекрасно, «Плясовица» появился. А вы кто? – это уже ко мне.

– Я и есть Плясовица.

– Да нет, вот Роман – это главный инженер мастерской «Ю.Плясовица». Удив лению не было предела, что название предприятия и фамилия человека звучат абсо лютно одинаково.

Вот прошло двадцать лет. Никакого дис комфорта уже не испытываю, что моя фамилия Наблюдение Бернарда Шоу:

светиться на рекламе. Да и коллеги, по-моему, Разумный человек приспосабливается к окружа уже привыкли.

ющему миру, неразумный же упорствует в сво Только никак не привыкну к тому, что Ро их попытках приспособить окружающий мир к ман уже десять лет живет в Берлине.

себе. Поэтому весь прогресс зависит от неразу Скажу сразу – у меня никогда не было, да мных людей. (7) и, наверное, не будет такого главного, как Ро ман. Любимец коллектива, трудоголик, потря сающе надежный человек.

Роману, который к первой волне эмиграции 70-х и закручивания гаек окончил школу, пришлось ехать из Винницы в Томск, чтобы поступить в институт.

Через год перевелся в Макеевку. Винница, Киев, Одесса были закрыты для сту дента с такой вызывающей фамилией – «камень-человек».

После окончания института вернулся домой и почти все годы занимался строи тельством завода газовых анализаторов, работая инженером УКСа.

Мы познакомились после моего прихода на «Терминал». Но Роман никакого интереса для меня не представлял – нет опыта проектирования. Но не был бы Роман Романом, если бы не добился своего – удовлет 126 ворил желание работать в нашем коллективе.

Степень трудности. Проектировали вторую очередь рынка по Имитировать оргазм легко. Имитировать эрек- проспекту Коцюбинского (проект не реализо цию намного труднее. (7) ван). Роман попросил главного конструктора поручить ему чертежи по планам перекрытий.

Через неделю принес десяток ватманских листов. В то время компьютеров у нас еще не было. Необходимо было все выполнять вручную. После проверки и замечаний, за брал чертежи и принес их перечерченными по-новому. Конечно, я его за это выругал.

Чертежи надо исправлять, а не переделывать. Но был поражен его скоростью и тру доспособностью. Предложил перейти в наш коллектив конструктором, а уже через три месяца предложил ему должность главного инженера.

Несколько лет Роман успевал работать за кульманом и быть классным органи затором производства.

При его непосредственном участии и под его руководством были выполнены проекты более десяти станций АЗС, в том числе «ОККО», первый квартал микрорай она «Подолье», реконструкция санатория железнодорожников, синагога в Виннице, жилые дома в Жмеринке, Баре и еще многие другие.

Но зов крови, давление семьи вынудило Штеймана около десяти лет назад пе реехать в Берлин. Где-то, чем-то занимался, были идеи, появился какой-то опыт, но приехав в Винницу и сидя со мной за рюмкой коньяка, неожиданно заявил:

- Ты знаешь, Юра. Такой работы и такого подъема душевных и творческих сил, какой был у меня за это десятилетие работы с тобой, не было и, наверное, уже не бу дет. Я благодарен Богу, который дал мне это десятилетие в мастерской.

Запомни, Роман, мы живем недалеко, часто встречаемся, но твое рабочее место тебя ждет все эти годы. И главное, что твое широкое сердце ждут сердца двух десят ков человек, которые тебя помнят и любят.

А частица твоего «я» осталась в несколь Зарубежье бывает дальним, ближним и вну ких десятках зданий, построенных в том городе, тренним. (9) который до самой смерти останется твоей РО Александр Редькин ДИНОЙ.

Главным конструктором, который устроил Роману испытательный полигон, был Александр Меерович Дзюбов.

Сразу после прихода на «Терминал», я был озабочен созданием проектной груп пы. Нужен был, в первую очередь, конструктор – опытный, грамотный для реализа ции достаточно сложных архитектурный идей.

Через неделю у меня появился невысокий мужчина лет за пятьдесят.

Просмотрев документы, удивился. Окончил институт в 40-летнем возрасте. Ра ботал в филиале института «Гипрогражданпроект» рядовым инженером. Да еще и в возрасте. У меня видение было немного другое: хотелось и помоложе, и опытнее, да и презентабельнее. Но что-то остановило, давайте попробуем.

Думаю, моя интуиция, если хотите, подсознание, часто давала ценные советы от моей души, то есть от Всевышнего. Одним из таких, достаточно частных сим птомов являлась ни на чем обоснованная вера в этого человека.

Постулат Эллина:

Сложное, в конструктивном плане, здание Вероятность выиграть в лотерею чуть-чуть уве проходной завода стало звездным испытанием личивается, если купить лотерейный билет. (7) Александра. Монолитный каркас с 2-х ярусным подземельем и актовым залом, перекрытым метровыми «каркалитами» убедило и меня, и весь строительный бомонд города – ро дился новый главный конструктор, который может решить любую задачу.

Проектирование и строительство спорткомплекса по ул.600-летия было уже просто игрушкой. 24-метровый пролет зала, зрительские балконы с трех сторон аре ны, возможность пристройки будущего бассейна и торгово-офисного здания реали зовались легко, играючи.

Главное для архитектора – это конструктор, который сможет в материале реали зовать ваши самые смелые идеи. Когда нет уверенности в конструкторе, невозмож но рисовать свободно, раскрепощено. Ты думаешь постоянно, как это сделать, смо гут ли это рассчитать.

Наверное, благодаря Александру Дзюбову и Владимиру Костенюку (второй главный конструктор мастерской) мы уверенно побеждали в конкурсах, брались за самые сложные, неожиданные задачи.

Александр непрерывно учился. Еще до компьютерной эры приобрел малень кий, игровой компьютер «ПК», с магнитофонной лентой вместо жесткого диска. И на этой примитивной технике считал сложные конструкции. Учтите, что считать мож но по программах. Но программ-то не было. И вот, на языке «Бейсик» Александр на писал около трех десятков прикладных программ, начиная от фундаментов и кончая балками, фермами.

Откровенно говоря, это был подвиг. Это было на 10 лет раньше, чем у нас поя вились возможности «Лиры», «Мономаха», – программ, составленных целыми ин ститутами.

Будучи довольно амбициозным человеком, Саша хотел видеть хотя бы одну книгу, написанную им. И я благодарен судьбе, которая позволила мне помочь ему ре ализовать «розовую» мечту. Мы издали сборник его программ «Расчеты строитель ных конструкций на ПЭВМ» (Винница, «Тезис» – 2000 г.) 128 Видели бы вы счастливые глаза этого человека, не задавали бы вопрос, а кому они сегодня нужны, эти программы? Десять лет работы мастерской только на этом ма териале. Даже еще сегодня, нет-нет да и включат молодые конструкторы эти неслож ные программы, где достаточно ввести несколько данных и получить окончательный результат. И самое главное: если в результате издания книги один человек стал счаст лив, а другой ее прочитал, значит книга состоялась, она передала информацию.

Сегодня Александр Меерович Дзюбов – ГЛАВНЫЙ КОНСТРУКТОР – на сво ем восьмом десятке лет живет и работает тоже в Только начинаешь привыкать к старости, как Берлине, имеет компьютер и пишет программы.

она проходит. (9) Нужно срочно в Берлин – там есть чему и Борис Крутиер у кого поучиться.

Ваховский Владимир – вся жизнь на острие Вчера я вдруг подумал на досуге – нечаянно, украдкой, воровато, – что если мы и вправду Божьи слуги, то счастье – не подарок, а зарплата (5) Каждый город имеет свою историю. Более того, каждое здание имеет историю.

Большое счастье любить свой город, то пространство, в котором живешь. Если ты наполнен любовью, то в твоей жизни будет много радости! И город в свою очередь нуждается в людях, осознавших, познавших себе. Они, как светильники, освещают большое пространство вокруг себя, наполняя его жизнью, светом, любовью, друж бой. (фотостр. № 3) Мне приятно писать о человеке, с которым у нас общие учителя. Читатель по верь, что в те далекие годы хрущевской оттепели, Винницкий строительный техни кум – это было что-то. Уровень образования, полученный там, не уступал институт скому. Конкурсы – 4-5 человек на место. Что ни преподаватель, то величина город ского масштаба, имя которого было на слуху хотя – бы в профессиональных кругах.

По крайней мере, мы, выпускники техникума, практически не вспоминаем ин ститутские годы. Они пролетали незаметно, образовательная база, полученная ра нее, позволяла не напрягаясь, как должное, получить высшее образование.

Думаю, никого не удивит, что сознательная биография руководителя в 60-70- е годы прошлого столетия начиналась в инструкторских кабинетах партийных коми тетов. Руководить хозяйственным процессом в стране значительно сложнее, чем иде ологическим. Все маломальски, значимые во просы, а тем более в строительстве, решались в Постулат:

горкомовских и обкомовских кабинетах. Кадро Никогда не вступайте ни во что мягкое. (7) вые вопросы решались очень серьезно. Практи чески институт инструкторов являлся резервом директоров предприятий.

Не минула чаша сия и Владимира Константиновича.

Должности инструктора, потом завотделам по строительству горкома партии, предопределили его дальнейшую директорскую судьбу. Партийная власть была жесткой и беспрекословной. Иногда даже доходило до абсурда. Из воспоминаний бывшего завотделом:

– Ты, помнишь, мы ликвидировали сквер и трамвай по проспекту Коцюбин ского? Правильно или нет, мы сейчас обсуждать не будем. Что сделано, то сделано.

Многие решения принимались мгновенно, со слов, тут же исполнялись и в натуре и на бумаге.

Трассировка линии трамвая у начала бывшего сквера – это где-то против ули цы Нансена, где сегодня колея резко уходит вправо к предприятию. Транспорт пере секает трамвайную колею. Против универсама пешеходный переход к остановке. У дома офицеров, резкий поворот влево – еще раз трамвай пересекает проспект. Глу пость? Конечно.

Место трамвая с левой стороны. Вдоль универсама, вдоль пешеходных путей, без пересечений транспортных и пешеходных маршрутов. Кем же было принято иное решение? Проектировщиком? Нет. Волевым решением, кого-то из руководите лей? Нет. Сработало бездумное, беспрекословное подчинение партийным указани ям. Кстати то, что постепенно привело к развалу всей страны.

Проводим планерку на месте строительства. Первый секретарь горкома Кри воручко Леонтий стоит лицом к дому офицеров и изрекает: «Отсюда трамвай нужно повернуть влево и прокладывать путь так, до улицы Ворошилова.

Стоящий напротив, зампредисполкома (исполнительная власть) Алим Рыбачук добросовестно конспектирует указания – налево, так налево – и рисует схему ровно наоборот, по своей ориентации. И легли рельсы по маршруту, который сегодня, спу стя почти сорок лет, трудно объяснить.

– Ты знаешь – ни разу в жизни не писал заявления об уходе с работы по соб ственному желанию – только переводом. С горкома кидают управляющим «Рем стройтреста». Знал куда иду – убытки, развал, в каждом райцентре полуживое управ ление. Попытался заикнуться. «А может, нет?» сурово сдвинул брови Блащук В.П.

завотделом строительства обкома – «Если не пойдешь, мы тебя в «Стройматериалы»

сошлем». А в те годы это объединение действительно являлось ссылкой.

Тяжело было, сейчас скажешь, что хвастаюсь, но через 2 года трест лучший в министерстве. Что – только не приходилось строить. От стадиона «Локомотив», до реконструкции мемориала в сквере Козицкого.

Впервые в истории города сдали в эксплуатацию с оценкой «отлично» – два объекта.

Здание Замостянского райкома партии и школу на 1360 учащихся на Винниц ких хуторах. Второй объект характерен тем, что начали копать котлован 1-го марта, а 1 сентября дети сели за парты. Представь – это и отделка, и оборудование, да еще ав тономная инфраструктура – котельные, насосные, трансформаторные.

Но, особо, запомнилось строительство «Радуги» в парке. Помнишь, там был зеленый театрик когда-то, с садовыми скамейками и небольшой арочной сценой?

Побывал Таратута Василий Николаевич (І секретарь обкома) в Юрмале, увидел зал «Дзинтари» и заболел – хочу в Виннице такой же. Нет, лучше. И переплюнули. Зал «Радуга» в категории «зеленых театров» был лучшим в Союзе.

Но одного желания мало. Нужны деньги. А попасть в строку союзного бюдже та, да еще с объектом культуры невозможно. Принимается смелое решение: строим за счет капремонта, а время покажет. Назначаются ответственные исполнители – Ни колай Тарасович Туник – от облисполкома – будешь выбивать фондовые материа лы – метал, гранит, алюминий;

Одноколов Владимир Семенович (председатель го рисполкома) – ты отвечаешь за привлечение всех предприятий города, для решения тех или иных задач. Ну, а строить будет конечно «Ремстройтрест» – Ваховский, ты отвечаешь за все.

Проектирование и строительство велись практически одновременно. И автор проекта – Владимир Гаврыш и весь филиал института «Ремжилпроект» делали ги гантские усилия, чтобы обеспечивать стройку документацией.

Ближе к завершению строительства, приехала комиссия из ЦК посмотреть: «А, что это там у них, в Виннице, строится такое, что люди сигнализируют?». Отставной полковник Смирнов, как истинный коммунист, писал в ЦК КПСС – « В Виннице возводиться Мерзавец. Но способен на большее. (9) никому не нужный киноконцертный зал, разру Александр Беренштейн шен парк, ликвидирован зеленый театр, финан совые средства воруются у города».

Комиссия поработала. По человечески понятно – городу нужен зал, может быть не такой шикарный. Все, что делается – хорошо, красиво, по взрослому. Но, кого-то наказать нужно? И наказывают – мэр города Одноколов получает выговор по партий ной линии, Ваховский, как хозяйственник от министра. Главные исполнители полу чили выговоры, а город получил прекрасный концертный зал, который в свое время был признан лучшим в стране. Почти два десятка лет лучшие концертные коллекти вы, отчетные концерты, областные и городские мероприятия собирают до 2000 зри телей в зал, с прекрасной акустикой и видимостью.

Вы могли бы сегодня представить город без такого зала? Нет!

Сколько бы мы потеряли гастролеров?

Насколько скудным был –бы культурный паек винницкого зрителя?

А создание органного зала в Виннице? То ли Преображенский, то ли Домини канский собор, не знаю как правильно и называть, ведь столетие принадлежал като ликам, потом столетие православным, вполне соответствовал этому назначению. Ко нечно, город не мог найти валюту на приобретение такого дорогостоящего инстру мента. Но помог счастливый случай. Секретарь обкома по идеологии Буртяк Григо рий Яковлевич имел дружеские отношения с Демичевым – членом Политбюро. А тот, в процессе налаживания отношений между СССР и Германией, выпросил у фир мы «Зауэр» орган и передал заказ на него в Винницу.

Необходимо было в течении года реконструировать собор, чтобы он был готов к моменту изготовления органа.

134 Трест «Реставрация» запросил 5 лет на выполнения работ, немецкая строитель ная компания, возводящая в г.Бар компрессорную станцию попросила 4 года. А край ним оказался трест «Ремстрой» и его управляющий Ваховский.

С помощью многих городских предприятий, военных строителей, объект был сдан в срок. (фотостр. № 7) Представляю, как обливалось сердце кровью у Владимира и многих других строителей, когда в 90-х годах фанатичные верующие забирали собор у государства, а органный зал у нас и наших детей. Органные трубы безбожно выламывались и вы брасывались на улицу. Благо хоть монахи костела капуцинов, что могли спасли и приютили остатки органа у себя.

Через несколько лет орган был реставрирован той же немецкой компанией и се годня уже, как собственность костела, зазвучал снова.

Возобновлены концерты. Горожанам вернули ценное и очень дорогое удоволь ствие – органную музыку.

Опять отвлекся от личности строителя.

В Виннице был создан проектный и научно – исследовательский институт обо ронной промышленности. Их было только четыре в СССР – Москва, Новосибирск, Витебск и Винница.

В институте сложилась резко конфликтная ситуация между директором и главным инженером, почти как между Мельником и Дворкисом, только город об этом не знал.

Обком принимает решение укрепить руководство института и направляет туда Владимира Константиновича. Мощнейший институт – обслуживает оборонные предприятия всей Украины, Кавказа, части Белоруссии и части России.

Обком предложил. А министерство? Москва предложила четырех кандидатов, но после собеседования, все таки был утверж ден наш винницкий выдвиженец.

Теперь на должности выдвигают не по заслугам, Восемь лет в институте. Из самого слабо а по отдаче – смотря сколько потом отдашь. (9) го в СССР, через два года ВГПИ стает первым, Михаил Пойзнер развивается материальная база, строится более 600 квартир, укрепляется кадровый потенциал.

В 1991 году гигантская страна, под названием СССР развалилась. Нет центра лизованного руководства институтом, нет военных заказов.

В Винницу приезжает Масол Виталий Андреевич – председатель Кабмина не зависимой страны, для рассмотрения проблем оборонной промышленности.

На вопрос: «Что будет с этой страной?», ответил: – «Будет….! Делай, что мо жешь, спасай людей?».

В обход всех запретов институт перешел на аренду, через год приватизация. Ра боты нет – но вот оно, все наше – зал продали «Газбанку», столовую под ресторан и коллектив продержался целых два года. Правда, следует сознаться, что коллектив при этом таял на глазах. Многие специалисты уезжали, некоторые уволились, пре вращаясь в челноков, уходили на базары.

Во время губернаторствования Николая Мельника очередной поворот в судьбе Ваховского.

Логика была простая – если человек смог провести приватизацию оборонно го института при государственном запрете, то лучше его с хозяйственными фонда ми области никто не управится. После двух лет руководства объединенными фонда ми государственного и коммунального имущества, Владимир приглашается замести телем губернатора.

Работа сложная, ответственная. Особенно, если учитывать губернаторскую че харду – Матвиенко, Чумак, Иванов, Концемир. Уходил только на несколько месяцев, когда был назначен Дворкис. Слишком хорошо, практически с детства знали друг друга, свои сильные и слабые стороны. Причиной ухода была уверенность, что Дми трий мог существовать и комфортно себя чувствовать только в конфликтной ситуа ции. Системная работа была не для него, им искусственно создавались конфликты.

Решение было принято, даже не взирая на звонок с администрации президента от Рябоконя Василия Петровича: «Володя необходимо остаться. Диму никто долго дер жать не будет. Это ход президента, чтобы убрать его с города и прекратить конфликты».

При очередных мэрских выборах Ваховский баллотировался и победил в тяже лейшей гонке. Главным конкурентом был его друг по жизни, Владимир Бондарчук, который занял второе место.

Главная политическая задача у нового мэра – восстановить мир и взаимодей ствие между городскими и областными командами.

В социальном плане – выплатить многолетние долги бюджетникам – врачам, учи телям. При бюджете 10 млн. гривен – получено в наследство еще столько же долгов.

В хозяйственных вопросах – хотя бы смягчить разруху коммунального хозяй ства, разобраться с базарами, осветить город, вернуть в коммунальную собствен ность часть аптек.

Начата реконструкция центрального моста. Для этого надо было рисковать и блефовать. Блеф – часто стает двигателем прогресса. Если все делать строго по зако ну – жизнь может остановиться вообще.

Очередной приезд Кучмы в город. После встречи президента в аэропорту, дви гались в бусике через центральный мост. Мэр: «Обратно этим мостом можем уже и не поехать». Кучма: «Это, почему же?» – «Он аварийный».

Президент пообещал помочь и принципиально решил финансирование. Но про 136 ектной документации ведь не было. А на ее создание необходим почти год.

Три инженера – Ваховский, Войцеховский и Гладкий – осматривают, придумы вают, эскизируют и в один день принимают решение и оценивают стоимость его ре ализации. Составляется сводный финансовый расчет – это несколько страничек обо снования средств – вместо многих томов проектной документации.

Рассказывает Владимир Константинович:

– Рано утром приезжаю в Госстрой Украины, захожу к его председателю – Гу сакову Владимиру Николаевичу. Объясняю – для внесения поправок в бюджет стра ны, нужна ваша виза. –А где проект? Ну не буду же я сюда тащить – весь багажник машины забит. Сам мило улыбаюсь, рассказываю как городу это надо – вот титул – только ваша виза и все винничане по век будут вам благодарны. Дальнейшее получе ние виз в Минфине и Минэкономики получил легко без осложнений. Еще восемь раз пришлось в Раде побывать, чтобы министра Митюкова выловить. В общем, вырвали деньги у Минфина – получили в декабре первых триста тысяч гривен.

При мэре Ваховском была закончена стройка века – подземный переход, при чем без единой копейки бюджетных средств. Одному известному бизнесмену было предложено вложить свои средства в строительство, а взамен на льготных условиях эксплуатировать магазинчики в переходе. Сделка состоялась и дала результат.

Вспоминая годы проведенные в областной администрации, Владимир Констан тинович особое внимание уделяет УПУЩЕННЫМ ВОЗМОЖНОСТЯМ.

– Узнаю, что завод Лихачева начал выпускать маленькие автомобили – «быч ки». А мы уже долго носились с идеей вывозки мусора с города через «матку». Стоит громадный сорокатонный прицеп, где-то на окраине города, а маленькие мусорово зы свозят к нему мусор. Потом матку тягач буксирует к свалке. По нашим расчетам, только экономия на транспорте должна была дать значительную экономию.

Поехали в Москву, к директору завода для решения транспортных задач. А вре мя, какое? Ни денег, ни валюты, только бартер!

Предлагаем заводу – вы нам шасси автомобильчиков поставляете, мы в Винни це оборудуем их в мусоровозы и готовой техникой, предназначенной Москве, рас считываемся с заводом. И завод, и правительство Москвы очень заинтересовались нашим предложением. А мы им еще идеи подбрасываем. Москва одевается в гранит, а мы живем на граните. Вам нужен сахар – отдаем в аренду сахзаводы, да еще по тысяч гектаров полей возле них. Выращивайте, производите, имейте! И нам хорошо!

Люди при работе, инвестиции придут.

До утра родили три программы – мусоровозы, гранит, сахар.

В правительстве нас принимали, как государственную делегацию Украины, а ведь это 97 год – первая украинская делегация в Московском правительстве.

Выступаю, рассказываю, что такое Винницкая область, ее возможности, потен циал, рассказываю о трех совместных программах.

Проходит пару недель, все договора подготовлены, назначено время встречи с Лужковым. Ехать надо губернатору Матвиенко. А он вдруг заявляет, что мне не с руки, занят, перенесите сроки. А ведь это даже не Ельцин, с тем было проще, это Лужков. Перезвонили, там удивились, и больше звонка с Москвы не было.

Автору этих строк хорошо понятно, поче му осталась безжизненной триада программ с Это был первый руководитель, который высту Москвой. Для этого не нужно очень напрягать пая, говорил глупости, а не читал их. (9) мозги. «Вечный комсомолец» – имя данное гу- Александр Беренштейн бернатору Николаем Мельником в романе «В диких зарослях малины» – проявил полную без ответственность. Больше чем уверен, ему в это время надо было посетить какой-то футбольный Аксиома Андерсена матч за рубежом, что всегда интересней, чем тя Молодым можно быть лишь однажды, зато не желые переговоры.

зрелым вечно. (7) Один из Киевских заводов договаривается с Минским тракторным заводом о сборке трак торов в Украине. А мы чем хуже? У нас только подшипниковый завод комплектует минчан продукцией в ценовом эквиваленте на 150 тракторов в год. После длитель ных переговоров начинаем сборку в Виннице – причем это не просто «отверточное»

производство, до 40% комплектации украинская и Винницкая поставки.

Цена этих малых тракторов получалось около 10.000 $. Руководители сельского хозяйства области (губернатор Чумак и начальник управления сельского хозяйства Кучер) ужаснулись, кто же их купит?

И принимается решение – будем отдавать фермерам трактора по бартеру за зер но. Как там Кравчук говорит? «Хотели как лучше, получилось как всегда». Цену – то за зерно назначили в 2 раза ниже рыночной. Соответственно для фермера трактор становился вдвое дороже. Так, после сборки шести машин, Винница потеряла статус «крутого» тракторостроителя.

Ваховский грустно улыбается. Нет, пожа Дураков каких мало, у нас много. (9) луй, он улыбается всегда. Только утраченные Борис Крутиер возможности вызывают грусть и сожаление. Но жизнерадостный импульсивный характер зовет дальше. Он часами может рассказывать об объектах, которые проектируются и стро ятся в городе.


Должность начальника госэкспертизы проектов не дает возможности отстать от 138 жизни. СТРОИТЕЛЬ остается строителем везде и всегда – и в активный период жиз ни и на пенсии, и наверное в других реиркарнациях.

Тьфу, тьфу, не дай бог.

Долгих лет тебе жизни, Владимир Кон Комментарии Черчилля о человеке. стантинович!

Иногда человек спотыкается об истину, но в О таких людях с завистью, или со вздохом большинстве случаев поднимается, отряхивает- говорят: «он счастливчик!» А он просто выбрал ся и идет дальше. (7) себе судьбу – быть счастливым. Это его выбор!

Олег Гринчук – оборванная песня Я здесь уже когда-то умирал и помню, как я с близкими прощался, сюда я много раз, как бумеранг, из разных прошлых жизней возвращался. (5) Телефонный звонок разорвал пространство тихого спокойного утра. Умер Олег Гринчук. Информация заставила вздрогнуть. Только вчера мы общались у него в офисе. Обсуждали неподъемные задачи достройки жилого комплекса на месте пив завода на углу Киевской – Красноармейской. На период кризиса замороженное стро ительство только месяц назад зажило интенсивной полноценной жизнью. Зарабо тали краны. За пустыми глазницами окон мелькали рабочие. На фасадах появились люльки с отделочниками.

Большая удача. С весны шли переговоры о продаже 180 квартир силовым струк турам. И только в сентябре появился первый транш, чуть более 50 млн. гривен. Ра достное событие, но не для Олега. Эти деньги необходимо реализовать до 25 дека бря со здачей домов заказчику. Это практически невозможно. Не в людях дело. В технологических процессах. Как не уговаривай девять беременных женщин за один месяц родить ребенка, ничего не получиться. Нужно девять. Так и в строительстве.

Но деваться некуда – бюджетные деньги имеют странную способность испаряться в конце года. Потратил их до 25 декабря – полноценные живые деньги, а после этой даты – это уже не деньги.

За день до часа «Х» прозвучал колокол. Заказчик предупредил, что срок пере резания ленточки переносится на 15 декабря. Бюджетный владелец средств захотел подстраховаться – вдруг строители не управятся, будет десятидневный запас време ни, хоть как-то потрать эти деньги.

Олег все переживал в себе. Будучи директором строительной компании, ему жаловаться некому. Сдавило сердце. Закурил сигарету. Приехал домой, поужинал, пообщался с женой и дочерьми.

Лег спать. В шесть утра жена услышала его привычный храп. В семь Олег уже был мертв. Остановилось сердце.

Смерть тихая, спокойная, мгновенная, без болезней. Об этом можно только меч тать, если бы не 54 года. Расцвет сил. Накопленный опыт, созревшее сознание, ма ленькие внуки, а человека нет. И только душа, которая незримо мечется возле своего тела в непонимании, что же произошло, постепенно успокаивается, наблюдая уже со стороны и за своим бывшим телом, и за суетой родственников, друзей.

Судьба свела меня с Олегом в Винницком политехническом институте. После службы в армии он поступил на строительный факультет, где я уже работал старшим преподавателем курса «Архитектура». Все эти годы, а прошло более 30 лет, постоян но следил за его деятельностью, а последние пять лет даже дружили.

Тяжело доставалась судьба линейного работника на стройплощадке. Планы, 140 большая ответственность за людей. Два несчастных случая со смертельным исхо дом. Только мастер и прораб поймут, что это значит. Чья-то расхлябанность, голово тяпство часто приводят к плачевным результатам, а за все отвечает хозяин стройки.

И, тем не менее, в 35 с лишним лет он занимает пост начальника ДСК. Помните, у нас был завод, который производил крупнопанельные дома, многие из вас еще жи вут в них. Большое достоинство – скорость сборки, большая часть процессов пере несена на завод. Недостатки – значительно дороже, чем кирпичное строительство и определенный дискомфорт. Однозначно, эти дома можно назвать нездоровыми. Во первых, вы живете полностью в бетонных стенах и перекрытиях, во-вторых, со всех сторон экран арматурной сетки, который создает энергетическую ловушку для чело века, в третьих – это карточный домик, собранный на сварке.

Мне странно, когда слышу о реабилитации первых 5-ти этажных домов, со бранных на Вишенке в 60-е годы. Дело в том, что и Европа, и США, после непро должительного опыта крупнопанельного домостроения, отказались от него и толь ко мы реализовывали хрущовскую жилищную программу в КПД. В социальном пла не – выиграли, острота вопроса была снята. В техническом – проиграли. Срок жиз ни у таких зданий – 40 лет. Это возраст наших первых домов по ул. 600-летия. После этого срока никто не может гарантировать устойчивость дома. За 40 лет закладные детали, даже защищенные снаружи, проржавеют со стороны бетона до такой степе ни, что могут потерять свою прочность.

Более сотни 9-ти этажных домов КПД со Правило Робертсона о бюрократии: браны в городе под руководством Гринчука.

Чем больше директив выдается с целью решить К его чести должен отнести, что он, хорошо какую-то проблему, тем хуже становится ситу- понимая недостатки сборных домов, не сопро ация. (7) тивлялся в годы независимости ликвидации ДСК.

Перешел на работу в СМУ- 3 (позже – кон церн «Подолье») на должность заместителя директора. С ним связаны первые годы становления и утверждения СМУ-3 и закладки микрорайона «Подолье». Тимофей Гиренко – идеолог, организатор взял на себя решение всех вопросов, связанных с властью, инвестирование. Строительство легло на плечи Олега. Более двадцати суб подрядных организаций, внешние коммуникации, проектирование – работа без вы ходных, на износ. (фотостр. № 2) Но душа стремилась к большему, хотелось самостоятельной работы.

Владимир Продиус предложил должность директора Винницкого строитель ного управления. Запроектирован и наполовину возведен комплекс квартала 16-ти этажных домов по ул. Киевской на месте бывшего пивзавода. Комплекс громадный – за его возведением с восторгом наблюдали многие винничане.

Грянул кризис – строительство остановлено на целый год. Этот болезненный процесс Олег пережил очень тяжело. Удалось сохранить основные кадры, которые были переведены на строительство универмага.

Это отдельная история. Долго продолжалась тяжба универмага с муниципали тетом за принадлежность земли на площади под фонтанами. Два года искался ком промисс. Универмагу была надана земля в аренду при условии подземного строи тельства и сохранении площади с фонтанами и зеленью на поверхности земли.

Целый год градсовету пришлось заниматься рассмотрением проектов. Заказ чик обратился к турецким специалистам. Такое решение сразу же вызвало аллергию.

Чтобы не говорили, у меня твердое мнение, что в Турции отсутствует такое понятие, как ансамбль в градостроительстве. Есть отдельные интересные здания, даже уни кальные, но цельной композиции подхода не видел нигде за время многократных по сещений страны.

Примерно то же продемонстрировали архитекторы на площади. Каждый про ект представлялся, как на пустом месте. Будто бы нет арки входа в парк, гостиницы «Октябрьской», жилого дома у универмага.

Время шло. Один за другим отклонялись проекты. В результате – по сырым предварительным эскизам наш Винницкий «Гипрогражданпроект» завершил проек тирование.

Олег Иванович возглавил это уникальное строительство. Три подземных этажа, громадный паркинг со своей системой въездов и выездов. Второй уровень – торго вый связанный с существующим универмагом. И верхний уровень с зенитными фо нарями – ресторанный комплекс, а над ним – благоустройство и фонтаны.

Чтобы сравнить, представьте – площадь подземного сооружения равна площа ди всех четырех этажей существующего здания универмага.

Многие любопытные заглядывали в щели строительной ограды и видели то глубокий котлован, то сотни метров опалубки, то бетонирование конструкций.

Эти два громадных комплекса, остались без хозяина. Кто-то другой доведет их до сдачи, перережет ленточку, разольет шампанское. Но уже не Олег. Такова жизнь.

Судьба не спрашивает, успел, ты или не успел. Но мы всегда будем помнить большо го зодчего, заслуженного строителя Украины и просто прекрасного человека.

ГРИНЧУКА ОЛЕГА ИВАНОВИЧА Сегодня же гулкие удары комьев земли о домовину стучали в ушах более тысячи чело век, проводивших в последний путь строителя.

18.10.2009 г.

Жизнь – это забег, в котором проигрывает тот, кто приходит к финишу первым. (9) Александр Кулич Жданов Андрей. Архитектор Совсем не к лицу мне корона, Бог царского нрава не дал, и зад не годится для трона, но мантию я бы продал. (5) Молодой человек с роскошной бородой и жгучим желанием получить интерес ную работу, мне понравился. Оставался маленький пустячок. Необходимо уговорить директора завода решить жизненный вопрос еще одному архитектору.

Андрей с женой Любовью (кстати, тоже архитектором) и двумя дочками пере бивался в 14 –метровой малосемейке.

Многие могут сказать – тоже мне мученик. У некоторых в те годы и такого жи лья не было. Но человек творческой профессии знает, что иногда необходимо рабо тать и ночами, наличие приличной библиотеки, а главное, пространства для двух маленьких плутовок, ставит перед мужчиной задачу расширения жизненного про странства. Ради этого, можно даже оставить громко звучащую должность «главного художника города» (об этом позже) и пойти работать на завод архитектором.

Шел 1988 год. До обвала всего и вся оставалось неполных два года. Сразу ска жу, Панов Ю.Ф. не успел и не смог реализовать свое обещание. Только через деся ток лет Андрей, уже будучи опытным архитектором и бизнесменом, решил все свои жизненные, транспортные и финансовые задачи.

И самое главное: две маленькие шалуньи превратились в красивых рослых де вушек и обе пошли по пути своих родителей – стали студентками архитектурного факультета Львовской политехники.

Львов у Андрея, потомственного «русака», остался пожизненной любовью.


«Кава» в «филижанке» в его личном приготовлении – это что-то!

Архитектурные факультеты – элитные, и их студенты пользуются полной все дозволенностью как проявлением свободы творчества.

А свобода для Андрея – это жизненное кредо. «Жизнь продолжает двигаться в тысяче и одной неопределенности. Это ее свобода». (Ошо). Философия свободы бук вально впитывается с молоком матери. Ребенок – это свободная душа, пришедшая в этот мир решить свои, а не родительские задачи. В семьях, где родители только обе спечивают условия рождения и развития, создают пространство любви, вырастают творческие свободолюбивые личности. И мерилом свободы в молодости является радость. Эту юношескую свободу, проявленную в радости, иногда не воспринимает окружающий мир.

К сожалению, в обществе юношеский максимализм часто сдерживается милицией.

Так в первый раз, был «повязан» во Львове на вокзальном перроне. Приезжал украинский хор из Канады, гостил у известного Львовского хора «Дударик». Не мне вам рассказывать, что в юности все виды творчества причастны к архитектуре. Груп па из четырех будущих зодчих, конечно, с участием Андрея, провожала канадцев 144 на вокзал. Вдохновленные любовью к Украине и изрядным количеством портвейна, спели сообща «Ще не вмерла Україна». Только поезд с канадским хором отошел от перрона, ребята были окружены людьми в масках, погружены в автомобили и в на ручниках доставлены в СИЗО.

В течении нескольких дней студентов упрашивали записать слова гимна само стийников. Ведь будет возможность обвинить в национализме и еще раз отрапорто вать о бдительности.

На четвертый день появилась декан факультета. После ее слов: «Та відпустіть цього москаля, він же за три роки ще не навчився говорити українською мовою», ин цидент был исчерпан.

На художественной практике (есть и такая у архитекторов) была поставлена за дача – написать ночной этюд города. И, конечно, парни, в головах которых бурлила кровь, расположились с этюдниками среди проспекта. Опять воронок, задержание до утра с обвинениями в мелком хулиганстве.

И это еще не все. В один прекрасный день, будущие зодчие сидели в киноте атре на потрясающем фильме Феллини «Репетиция оркестра». Завершающая фра за дирижера после развала оркестра: «Начнем все сначала» была прервана сообще нием из радиоузла о трагедии, настигшей все прогрессивное человечество – смерти Брежнева. И тут же, после выхода из зала, очередное задержание – уже во всю рабо тали андроповские реформы по борьбе с прогулами. Помните, в кинотеатрах, парик махерских, магазинах белым днем задерживали людей, до выяснения, а не покинули ли они свое рабочее место.

Так долго остановился на студенческих делах, чтобы ты, читатель, понял, не студенческий разводняк, а протест против тоталитаризма объясняет, откуда у моло дого еще архитектора жесткий творческий подход, отсутствие компромиссов.

Дело в том, что в работе есть много условностей, заблуждений, а, значит, и не свободы. Само слово «работа» противоречит принципам свободы, так как его кор нем является слово «раб». Этим все сказано! Каждый работающий есть не что иное, как раб работы. Он должен работать, чтобы обеспечить себя, семью, детей, наконец, просто выжить! Для творцов, к которым я отношу себя и архитектора Жданова, это опасность потерять божественность и превратиться в раба жизни. Не только архи тектурный, а по большому счету, любой труд должен быть не обязанностью, а твор чеством, которое принесет в жизнь удовольствие и радость.

Много лет работаем совместно в градостроительном совете города. Андрей не терпим к халтуре, к уговорам заказчиков, руководителей города. Критерий один – хо рошо или плохо. И тут уж никто не уговорит, вплоть до хлопанью дверью и ухода с градсовета. (фотостр. № 4) До начала нашей совместной работы, Жданов недолго работал главным худож ником города Винницы. Хотел бы я посмотреть на Андрея в этой творческой, но в це лом чиновничьей должности, да еще в период руководства компартии. Стычки и раз носы были обеспечены. Кроме того, учтите, что в те годы городом руководил первый секретарь горкома Василий Петрович Рябоконь – человек жесткий, властолюбивый, не терпящий возражений.

Вспомните город в те годы: практически никакой рекламы, яркости, только до ски почета, соцобязательства и лозунги «Слава КПСС!». И вот на этом скудном фоне, молодой главный художник города вместе с коллегами выполняет проект оформле ния центра города. Один из фрагментов проекта был реализован. В окне магазина «Молоко» – напротив исполкома была выполнена новая экспериментальная компо зиция. Натуральная корова из папье-маше с рогами, дойками, пошатывала головой с колокольчиками на фоне стенда с успехами молочного производства Винничины грустно приглашая прохожих воспользоваться ее продукцией. (Авторы: А.Жданов, А.Попенко, В.Ломачевский).

Каждое утро Рябоконь по пути на работу останавливался и давал команду убрать из окна корову – слишком антисоциалистично, вот если бы доярка с бидона ми – это да!

В течении недели директор утром убирал корову, после этого приходили худож ники и водружали ее на место. Конечно, партийная установка, особенно после напо минания директору, что партийный билет у него не вечный, победила.

В горком приходилось бегать часто – художественное оформление города было под полным контролем идеологии. С усмешкой рассказывает, что даже «любил» туда ходить, невзирая на постоянные требования наличия галстука и костюма вместо де мократических курточек, беретиков, маечек. Горком был единственным местом в го роде, где в отхожем месте имелась туалетная бумага, да еще и отменного качества, без стружки и сучков. Ради этого можно было вытерпеть даже «галстучные» придир ки. У Андрея стремление к свободе, часто выливалось в поиск свободы во внешних проявлениях: в оригинальности поведения, в одежде (гаслстучно-маечниые пробле мы), во внешнем виде – борода, усы, шарфы, кепочки. Конечно, с годами понял, что реализовать свободу необходимо в первую очередь в себе. Свобода начинается в моз гах! Свобода – суть природы человека, это главное проявление Бога в душе человека.

На свободу постоянно кто-то посягает и, в первую очередь, сам человек.

После очередного вливания в горкоме за покраску домов в центре города, вкрат це вылившегося в фразу: «Приехал тут, видите ли, архитектор со Львова и в желто голубые цвета нам город красит», не удержался и написал первому письмо. Пред ставляете, это в те годы, через голову главного архитектора, председателя исполкома, 146 с нарушением всех норм субординации, да еще и с просьбой, чтобы партийные руко водители не вмешивались в художественные процессы в городе. Мол, если уж секре тарь горкома будет указывать в какой цвет фасады красить, то зачем главный худож ник и, вообще, грош цена этому городу.

Конечно, такая наглость не могла остаться безнаказанной. Дни в номенкла туре были сочтены. Вопрос рассматривался на заседании бюро. Второй секретарь В.Юрьев даже предложил исключить из партии. Дружно проголосовали. Но тут ка зус – невозможно исключить, сначала не приняв. Решили не экспериментировать с принятием в партию, тем более, особенно никто и не просился, но уволить уволили.

Вот так Андрюша оказался в моих объятиях на «Терминале».

Интересной работы было много, поэтому Человек разумное существо, а вот люди! (9) удовлетворение творческих амбиций молодого Алексей Кулич архитектора состоялось, да и со свободой было посвободнее. Простите за тавтологию.

Спортивный комплекс «Терминал», дискотека по проспекту «Юности», предза водская и внутризаводская площади по ул. 600-летия. После создания кооператива, позже мастерской – реконструкция костела Капуцинов, костел в селе Ярышевка, вто рая очередь рынка по просп. Коцюбинского.

Мне нравилось работать с Андреем. Во-первых, полный товарищеский контакт, во-вторых, целью его являлся поиск одной главной композиционной идеи, в третьих, прекрасная работоспособность и скорость. Правда, замечал и недостатки – жест кость и угловатость архитектурных форм, которая так и сохранилась даже в послед них разработках. Кроме того, иногда страдал невниманием к деталям, пропорциям.

Сразу же хотел бы ответить на возможные вопросы коллег об авторстве. В ма стерской превалировал метод внутреннего конкурса. Два-три архитектора выполня ют клаузуру* на одну и ту же тему. В том числе и я. После рассмотрения и обсужде ния, за основу принимается лучшее решение, и фамилия его создателя стоит первой в списке авторов. Дальнейшая работа зачастую проводится силами нескольких ар * клаузура – быстрый эскиз- идея, экспромт, зачастую мало похожий на конечный вариант хитекторов, при этом много изменяется, развивается, поэтому пусть вас не удивля ют две-три фамилии в списке авторов. Скажу честно, такой подход подстегивал меня быть не просто директором, а творческим лидером, идеи которого зачастую ложи лись в дальнейшие разработки.

Для примера: первый сакральный* объект в Закон Фелеота:

нашей практике – костел в селе Ярышевке, Тро- Кража идей у одного человека – ПЛАГИАТ, стянецкого района. Мы выполняем два вариан- Кража у многих – научное исследование. та: первый – европейского вида в современных формах, которые были навеяны нам польским опытом (авторы – Жданов и Танасийчук) и второй – более традиционный, понятный для крестьянской общины (автор – Плясовица).

Так как за основу был принят второй вариант, то, соответственно и авторский коллектив звучит по-другому, с моей фамилией на первом месте, тем более, что ра ботать в дальнейшем над объектом пришлось всем троим.

Очень интересные несколько лет совместного творчества характеризовались полной гармонией взаимоотношений, дружбы. И это при более, чем десятилетней разнице в возрасте. Это сегодня я уже знаю, что такие отношения называются «лю бовью» – той божественной энергией, силой, которая творит чудеса.

В те же времена, я мог такое слово отнести только к взаимоотношениям с жен щиной. Закрытое сознание не давало возможности верно сформулировать взаимоот ношения между людьми.

Неожиданный уход Андрея из мастерской удивлял меня несколько лет. И только недавно я узнал настоящую причину, но по просьбе Андрея не могу ее обнародовать.

Жизненным этапом была подготовка совместно с Сергеем Васяновичем вы ставки «Символ, свет, пространство», которая долго обсуждалась в профессиональ ных кругах.

Недолгий период практиковался в фирме «Малеф» и после ее развала создал собственную мастерскую «Евробилд».

Андрей смеется: «Я стал мастером бумажной архитектуры. Это, наверное, судь ба, что большинство моих работ остается на бумаге без реализации».

Андрей, не переживай, Великий архитектор Мельников Константин Степано вич, по-моему, кроме павильона СССР на какой-то международной выставке (про существовал несколько месяцев) построил только виллу в Москве, и ту для себя. И тем не менее, вошел в мировую элиту архитекторов. Так что у тебя есть все шансы.

* сакральный – духовный, религиозный объект Ты знаешь, что человек по настоящему свободен настолько, насколько он ответ ственен и сколько он проявит любви. Свобода, любовь и ответственность взаимосвя заны друг с другом и тобой. Они ежедневно проявляются в твоих работах.

Приведу небольшой перечень ответственных объектов, выполненных с любо вью за последнее пятилетие:

гостинично – развлекательный центр по ул. Привокзальной;

жилой дом – квартал по пр. Юности за «Дастором»;

148 комплекс для военных по ул. Л.Толстого;

реконструкция корпусов «Терминал» в торговый центр «Мегамолл»;

реконструкция зданий фирмы «Альпари» по ул.Келецкой.

Обратите внимание, что только два последних объекта находятся в стадии реа лизации, да и то строительство почти законсервировано.

Андрей, не шути! У тебя еще впереди долгие годы творчества. Сегодня ты мо жешь своим творчеством принести этому пространству свет и любовь, и простран ство отблагодарит тебя реализацией многочисленных идей.

Р.S. Многогранный, уверенный в себе, талантливый человек – талантлив во всем. Так, на мой юбилей, который мы тесным коллективом отмечали на берегу Красного моря, ты удивил своим текстом, посвященным мне. Не знаю, понравится тебе или нет, но я привожу его в этой главе.

Сон Вот оно! Еще не успел оглянуться, а уже 60. Вроде бы казалось, ну совсем не 60, а уже 60. И не вписывает ся это ни в какие рамки. Потому что 50 вроде меньше.

Но нам говорят «могло би бути і гірше», хорошо что не 80-90, но до этого еще далеко. А 60 это статистика.

Вечер перед днем рождения. 18 ноября этого года.

Измученные ноги, как колодки, уже не передвигаются по египетскому песку. Лишь бы доползти до кровати. А тут еще со всеми поперся в магазинчики против отеля. Люба мучительно долго перебирает платки. В глазах от этих сувенирных лавок полный кошмар. Им хорошо, им еще завтра не будет 60, а мне? Вот приду в номер, как зава люсь спать, хорошо что еще сегодня и завтра я не буду дома. Наконец-то, долгое прощание перед номерами.

Наконец-то, кровать. Веки долго слипаются, пы таюсь заснуть. 1,2,3,4 и на счет 10 вы спите – все это чушь. И когда баранов считаешь, и овец, и когда слуша ешь голос Бога. Пробую другой вариант. Перед глазами проплывает дремная пелена, мысли путаются, какие то образы…. Сколько у меня было женщин…1,2,3,4… черт, все пальцы уже позагибал на руках и ногах не хва тает, и Алла уже спит, не попросишь ее помочь. А ее бы пальцы тоже пригодились бы…. Видны какие-то образы… Веки совсем тяжелеют. По телу пробегает тепло (это конечно Алла прикоснулась). Сколько тебе лет? Слышу какой-то леденящий голос. Ну много, а если отниму? Черт, это же можно сделать, если мне 60, да пару годиков можно скинуть, да еще послезавтра в Израиле у Стены Плача записочку засунуть, да попро сить? А сколько попросить? Как бы не ошибиться, ведь душой мне 30, нет 34, ведь Христу было 33, как-то не удобно быть моложе…. А сколько Жданову? Вроде 47?

Значит, мне должно быть 48, ведь я должен быть пер вый…. Сон все глубже… Веки совсем сомкнулись, тело погрузилось в глубокий сон. 1,2,3,4,5…. Всплывают об разы. О, что это? Винница! 19 ноября. Телефон разры вается, в офисе сидеть невозможно, сплошные поздрав ления, подарки уже негде складывать. Вечер. Кафе «Спорт-Тайм»…..

Пища, пища. Сколько же человек у меня на дне рождения? Боже, и сколько же это бабок я на это вы кину?.... Проплывают одни и те же лица. Господи, ну такое впечатление, что это правительственный от чет в Верховной Раде …..музыка, тушем встречают тех, кто пришел поздравить…первый господин губер натор….. Мы от лица и по поручению всего облсовета и какой-то администрации. Да мы, да если вы, Юрий Алексеевич, то мы….

Мысли губернатора! (вот так, поздравляй не по здравляй, а все равно на коллегиях и прочих заседаниях говорит, что хочет, и главное, скидку на проектные ра боты по моим объектам все равно не даст. Посмотри, как эти проектанты зажрались)….

……Чем-то прерывается картинка. Плывет на встречу громадный букет цветов. А за ним – пан город ской голова. Юрий Алексеевич!….. Мы от лица и по пору чению всего градсовета. Да мы, да если вы Юрий Алек сеевич, далее идет набор стандартных фраз….

Мысли мэра: «Не, ну че я тут делаю…Ладно, если бы хоть одним из нас юбиляр был, а то…. Все равно за 150 «Юность» по полной взял. Не, надо завязывать с этими Винницкими зодчими. То ли дело Асадов! Во мужик, да и человек вроде наш…. Веки совсем отяжелели.

Лица, лица. Цветы, подарки…..

Ба, ты мой, Тимофей Николаевич…. Мы от лица и по поручению всего концерна. Да мы, да если вы Юрий Алексеевич, то мы…….

Мысли про себя: «мужик неплохой и работать мо жет, вот если бы деньги за проекты брать перестал.

Надо бы его к себе перетянуть. Дешевле будет….»

……..Впереди лицо Бузикова, в спортивных штанах и почему-то с ведром воды (наверное, прямо здесь будет обливаться)…. Лезет обниматься, братается…Мы от лица и по поручению бизнеса города. Да мы, да если вы Юрий Алексеевич, то мы…… Мысли вслух Бузикова: «Платить не буду…. Пу скай ждет…..»

Видны еще какие-то движущиеся фигуры…. Цветы….

Горячие речи… Я чувствую усталость и притор ный вкус во рту от всего сказанного… Сон.

Дальше двугорбые фигуры, мы идем по пляжу. Впе реди верблюд. Он пристально смотрит в глаза. Хотя он ничего не говорит, да и за горбами ему нечего дер жать…. Хрип. Я проснулся в поту. Темно в комнате. Где я? Неужели это было и есть? Открываю шторы. Еги пет. Тепло. Это сон. Сон. Пятеро сидящих возле меня за столом с поднятыми фужерами. Да и руки у них спере ди…. Наверное, это хорошо, наверное, это искренне. Ну вот и 60! Как хорошо! Впереди еще 70, 80, 90, 100!

Гиренко Тимофей – прорыв в будущее Я не войду в гордость нации и в кумиры на стене, но напишут диссертации сто болванов обо мне. (5) Это был обычный мартовский день конца второго тысячелетия. Тимофей шел по улице, радуясь первым лучам солнца, пробившимся через серую туманность, все еще не уходящей зимы, любуясь первыми признаками приближающейся весны. Во обще ранняя весна в сознании строителя всегда увязывалась с каким-то волшеб ством – она всегда была началом пробуждения, вслед за которым земля освобожда лась от белого савана, постепенно раскрашиваясь в зеленые цвета жизни.

Это символизировало НАЧАЛО какого-то нового этапа жизни, и в душе Тимофея в эти дни поселилось ПРЕДЧУВСТВИЕ, что фортуна не оставит его своими заботами.

И действительно – цепь последовавших событий и неожиданных знакомств, кру то развернула спираль судьбы Тимофея и открыла ему невиданные ранее горизонты.

Дело в том, что к своим неполным сорока, он добился уже немало, но полно го удовлетворения не было. Начальник строительного управления в период развала страны, гиперинфляции – не такое уж большое счастье. За спиной две сотни рабочих и инженеров, которые умеют работать, хотят работать, а работы то толком нет. Взгля ды всех с немым укором обращены к руководителю – делай же, что-нибудь, дети хо тят кушать. А что – ты можешь сделать? Толкаться целые дни в кабинетах руководи телей города и области, выпрашивая хоть какие-то крохи умершего государственно го подряда? Бегать по офисам молодых «нуворошей», сколотивших неизвестно – как и какие капиталы? И то, и другое делал постоянно. Получал заказы, но они, только давали возможность существовать, держаться на плаву, сохранить коллектив.

Была одна неплохая идейка, взять на себя финансирование строительства жи лья, вырваться из-под диктата властей и заказчиков. Да и получалось уже непло хо. Вот, в прошлом году, достраивали жилой кооперативный дом по ул. Пирогова, и испытали ее. Некоторые члены кооператива, попав в водоворот экономической не стабильности не смогли оплатить квартиры переезжали в деревни, отказывались от расширения. Строители-же, передавая право на эти квартиры другим людям, смог ли вернуть затраченные средства членам кооператива, а на разницу достроить дом и ввести его в эксплуатацию.

Но это единичный случай, он не прописан в законодательстве, а так хочется рабо тать с высоко поднятой головой, не вздрагивая при каждом упоминании прокуратуры.

В голове крутились мысли:

– Ведь я молод. Умен, черт побери! Я могу значительно больше и главное ХОЧУ!

Вот тут-то судьба и начала оказывать ему свои знаки внимания.

Он поскользнулся на обледеневшем тротуаре, и едва удержался на ногах, судо рожно вцепившись обеими руками в прилавок какого-то киоска.

152 Отдышавшись, осмотрелся – надо же, газетный киоск с еще чудом сохранив шейся подписью «Союзпечать». Еще подумал, почти пять лет не видел газетных ки осков, а как падать, так именно он тебя спасает!

В витрине бросилась в глаза полуразвернутая газета «Факты». Сознание засве тило анонс на 1-й странице – «Президент дал добро «Киевгорстрою».

И тут пришло ОЗАРЕНИЕ.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.